2. Был ли Александр II освободителем


Манифест об отмене крепостного права был подписан 19 февраля 1861 года императором Александром II, названным за это Освободителем. Вот только реформа полностью была осуществлена в интересах дворянства и ещё на пол-века продлило позорное иго в несколько изменённой форме, став одним из факторов развала Российской империи. Поэтому я считаю, что Александр II не заслужил данного ему официальной историей эпитета. Но давайте начнём с самого начала — с возникновения и этапов развития крепостного права.

В Древнерусском государстве помимо холопов, смердов и закупов существовал ещё слой свободных крестьян, которым государство давало работать на своей земле, получая за такое разрешение определённую долю урожая натурой либо в денежном эквиваленте. В том случае, если государство передавало эту землю во владение служилому человеку, крестьяне платили налог уже ему, но всё равно оставались лично свободными и по окончанию срока договора могли найти новое, более выгодное, место работы, если их что-то не устраивало на старом. Обычно переход происходил начинаясь за неделю до 26 ноября и заканчиваясь через неделю этого же дня и назывался Юрьев день. На законодательном уровне его закрепил Судебник Ивана III от 1497 года.

К концу века ситуация для свободных земледельцев резко изменилась. В 1581 году правительство Ивана Грозного вводит так называемые заповедные лета — меру, по сути отменяющую Юрьев день. Их объявили временным явлением и объяснили тем, что после Ливонской войны страна находится в разрухе, хозяйство видите ли нужно поднимать. Как только всё наладится заповедные лета предполагалось отменить.

Однако нет ничего более постоянного, чем временное. Уже через 11-12 лет отменили вовсе не заповедные лета, а... Юрьев день. А вскоре ввели ещё и урочные лета — право на розыск беглых крестьян в течении 5 лет. В 1607 году этот срок увеличили до 15. Соборное уложение 1649 года официально прикрепило крестьян к той земле, на которой они находились во время переписи, и сделало их фактически собственностью помещиков. Срок розыска беглецов становился бессрочным. Изначально крестьян нельзя было отрывать от надела и продавать без земли, однако к концу века помещики полностью игнорировали это ограничение и крепостные окончательно превратились в бесправных рабов, которых покупали-продавали как скот, часто разлучая родителей с детьми, а мужей с жёнами. Впоследствии Пётр I рядом мер ухудшил положение в том числе и государственных крестьян.

Ухудшение положения крепостных продолжалось до конца 18 века. Постепенно их разрешено было продавать в рекруты, ссылать в Сибирь и на каторгу. Если Пётр I раздал помещикам более 200 тысяч душ (и это только мужчин), то Екатерина II превзошла его в 4 раза. Да, не зря матушку-государыню называли дворянской императрицей. А как славно она начинала правление, признавая крепостное право злом и выражая желание дать крестьянам свободу. Правда дальше слов дело не пошло. Позже Екатерина уже признавалась в том, что если решит подписать вольную, то не продержится на троне и дня. Её бы свергло собственное окружение, состоящее из дворян-помещиков. Намучившись с одной Салтычихой, императрица поняла, что эдак нужно пересажать почти всех представителей правящего класса, а потому запретила крестьянам даже жаловаться на произвол хозяев.

Лишь после Екатерины началось некоторое ослабление гнёта. Павел I ограничил работу в пользу помещика — барщину — с 6-7 дней до трёх, а Александр I выпустил указ о вольных хлебопашцах, согласно которому помещик по своему желанию мог освободить своего крепостного с наделом за определённый выкуп. Но всё это нельзя было назвать даже полумерами. Многие эксплуататоры просто игнорировали павлов указ, пользуясь тем, что император находится где-то далеко и не может проследить за исполнением оного, а по александровой инициативе освободили лишь ничтожный процент от крепостного населения. Повезло единственно крестьянам прибалтийских губерний, где Александр I таки отменил крепостное право (также его изначально никогда не было в Сибири, Дальнем Востоке, Донском и Кубанском краях и правобережной Украине).

При Николае I Палкине шаги по облегчению положения крепостных продолжилось (если не считать «Свода законов о состоянии людей в государстве» от 1833 года, где крестьяне документально подтверждались собственностью помещиков, который имел право наказывать их по собственному усмотрению, владеть их имуществом и вмешиваться в личную жизнь вплоть до разрешения или запрещения браков). Государство перестало раздавать казённые земли с крестьянами, чем за 50 лет сократило численность крепостных в процентном отношении. В результате раздачи земельных наделов государственным крестьянам и ряда других мер положение последних улучшилось, что вызвало недовольство дворян. Также помещичьих крепостных запретили продавать без земли и ссылать на каторгу. Кроме того, им разрешили владеть недвижимостью и заниматься торговыми операциями.

И всё же полумеры оставались полумерами. К 1850-м годам запрос на отмену позорного рабства привёл к резкому увеличению крестьянских бунтов и однозначному осуждению его практически во всех слоях общества. Ситуация для власти ухудшила проигранная Крымская кампания. Окончательно стало понятно: крепостное право это не только зло в чистом виде, но и явление, которое тормозит промышленно-экономическое развитие страны. Не раз и не два Николай I создавал специальные комиссии, где обсуждалась и планировалась возможная отмена крепостничества. Но по причине сильного противодействия помещиков император так и не решился на ответственный шаг. Он, подобно своим предшественникам, предпочёл переложить опасную проблему на плечи кого-то из преемников.

И тут мы вплотную подходим к герою данного эссе. Советские учебники истории справедливо называли его таким же махровым реакционером, как и остальных царей. Будь его воля, Александр II тоже оставил бы всё как есть. Просто уже было очевидно, что дальше жить по старому невозможно. Правитель и дворяне сидели на пороховой бочке, которая вот-вот была готова взорваться. Своё отношение к предстоящей реформе Александр выразил такими словами: «Лучше начать уничтожение крепостного права сверху, нежели ждать того времени, когда оно начнёт само собой уничтожаться снизу». Своё настроение он подкрепил делом. Крестьяне получили совсем не то, на что надеялись. Крепостное право так до конца и не исчезло, оно лишь видоизменилось. И вот почему!

В результате реформы крестьяне из крепостных перешли в разряд временнообязанных. Земля оставалась в собственности помещиков, хотя им вменялось предоставить своим бывшим рабам наделы. Но крестьяне за пользование ими должны были продолжать отбывать барщину или платить оброк. А чтобы стать полноценным владельцем земли, её предстояло выкупать отдельно. Суммы были таковы, что выплату решили растянуть до... 49 лет, то есть до 1910 года. Кстати, государство хорошенько наварилось на выкупных платежах. Оно давало крестьянам кредит под 6% годовых для единовременного погашения помещикам 80%. В итоге одураченные земледельцы переплатили по разным данным в 3-4 раза больше, чем задумывалось изначально, продолжая оставаться в кабале до 1906 года, когда правительство «милостиво простило» им остаток долга, испугавшись вспыхнувшей в 1905-1907 годах революции.

Забыл сказать, что выкупали у помещика землю как правило не каждый сам, а «миром», поэтому она поступала не в единоличную собственность, а сельскому обществу. И только потом, на общем сходе, крестьянину предоставлялся надел, который в обществе же и оставался. Причём надел представлял собой не единый участок, а множество отдельных лоскутков в разных местах.

Конечно, имелись и те, у кого находились ресурсы выделиться из сельской общины. Владелец такого хозяйства имел больше самостоятельности. Он уже мог передавать свою землю по наследству, но — внимание! - не мог её продать. Получается, перестав считаться собственностью помещика, крестьяне так или иначе оставались прикреплёнными к земле. Хороша свобода, правда? Столыпин своей аграрной реформой пытался постепенно вывести крестьян из-под ярма сельской общины и других ограничений, чтобы сделать из них фермеров-единоличников, только после его убийства данный проект положили под сукно. А потом началась Первая Мировая...

Да, в пореформенной России в результате выделились две полярные группы крестьянства: кулаки и батраки. Кулаки были зажиточными крестьянами, арендовавшими земельные участки и нанимавшие для работы на них дешёвую рабочую силу (батраков). А сами занимались в основном торговлей, скупкой и ростовщичеством. Батраки были не имеющие по каким-то причинам своей земли крестьяне, вынужденные работать на земле чужой за нищенскую зарплату или вовсе за еду. Первых середняцкая масса, мягко говоря, недолюбливала, считая кулаков такими же паразитами, как и помещиков, а вторых, скорее всего, просто презирала.

В связи с вышеописанным, думаю, ничего удивительного в том, что вместо процветания и общественного единства получилось прямо противоположное, нет. Ведь Крестьянская реформа почти ничего не решила и, более того, закабалила бывших крепостных в финансовом плане.

Нет ничего удивительного, что сразу после «отмены» крепостного права крестьянские бунты вспыхнули с такой яростью, что их пришлось жестоко подавлять с помощью армии. Нет ничего удивительного в том, что тайные террористические организации стали появляться словно грибы после дождя. Нет ничего удивительного в том, что состоящие в них люди устроили настоящую охоту за царём-«освободителем» пока, в конце концов, не добились своего. Нет ничего удивительного в том, что несмотря на без шуток масштабные реформы Александра II во многих сферах претензии к власти со стороны общества только возрастали. Нет ничего удивительного в том, что царская Россия, несмотря на успехи в отдельных экономических отраслях (строительство-эксплуатация ж/д) так и не ликвидирует, а где-то даже и усугубит своё отставание от других великих держав. До конца своих дней Российская империя будет аграрной страной с городским населением в 14,2% (1913 год). А доля отечественной промышленности (за тот же год) составит лишь 5,3% от общемировой.

Столыпин как-то обмолвился, что стране необходимо 20 лет спокойствия для того, чтобы стать по настоящему развитой державой. Однако с окончания Наполеоновских войн и до Первой Мировой войны у царизма было сотня относительно мирных лет. Вот только правители предпочли затягивать модернизацию отечества и освобождение людей до последнего. Сколько ж можно было ждать? Не кажется ли вам, что 17-й год случился неспроста? Лично я больше склонен верить советским учебникам и в их объяснение падения царизма, нежели постсоветским, где рассказывается, как хорошо жилось в империи и какими быстрыми темпами она развивалась, пока внешние силы с помощью пятой колонны всё не похерили.

И напоследок хотелось поразмыслить над тем, как бы повернулось дело, вздумай Александр II отменить крепостное право с позиций крестьян. Здесь мы можем быть уверенны только в том, что он не дожил бы до подписания такого законопроекта. А дальше всё не так очевидно. Возможно, крах монархии, «Февральская революция» и гражданская война случились бы на 60 с лишним лет раньше, а возможно монархию (уже конституционную) удалось бы сохранить. Отмена крепостного права, естественно, произошла бы в любом случае. Только при первом сценарии крестьяне могли выиграть гораздо больше, а при втором положения были бы близки к тем, которые свершились в реальности. Так что Александр II лично для себя всё сделал правильно, удлинив собственную жизнь на двадцать с лишним лет. Но называть его освободителем как-то не хочется.

Март 2016 года



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Ключевые слова: Александр II, Иван III, Иван Грозный, Пётр I, Екатерина II, Павел I, Александр I, Николай I, Пётр Столыпин, крепостное право, отмена крепостного пра,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 04.01.2019 в 21:47
© Copyright: Вадим Кириленко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1