ПЛЕНЭР



               Пленэр

Пленэр был ярок по всему ,
Картины с красками веков .
Лишь все повесе одному ,
Противны были до мазков .

Он морщился у моря в пене
И искривлял уста у льна .
И ненавидел спор на сцене ,
Крестьян у барского гумна .

Художник мило пригласил ,
К себе противника созданий
И водкой крепкой угостил ,
С закусочкой без назиданий .

Проснулся злыдень в темноте ,
В цепях , в неведомом подвале,
Зажегся свет и в пустоте ,
Услышал голос он в начале .

-- Ты скован жизнью непростой ,
Вокруг предатели и мерзость .
Пиши картины как святой ,
Рассветам сохраняя верность --

Увидел узник  чей - то  раж  ,
Палитру красок вдохновенья .
Но на холсте скупой пейзаж ,
Сплошная серость откровенья .

В цепях ни виделись поля ,
Ни волны моря у причала .
И даже смутная земля ,
Крылатой чайкой не кричала.

Свободу узник вновь обрел ,
Но с чувством пламенной печали.
Куда он окрыленный брел ,
Там стадные быки мычали .

          Драматург

Шекспир великий драматург ,
Подстать в трудах Гомеру .
Он не восславил Демиург ,
Верону славил в меру .

Ромео Джулию любил ,
Всем предрассудкам в пику .
Себя несчастного убил ,
Прильнув к любимой лику .

И Гамлет истину искал ,
Где был он тенью трона .
И о божественном взалкал,
У бездны дней урона .

Вот Гоголь яркий драматург ,
С палитрой Ревизора .
И ведал светский Петербург ,
О взятках без разбора .

У Достоевского страстей ,
Как тараканов в хламе .
Вот Родион обрел крестей ,
Вот Смердяков в пижаме .

Вот молиться Алешка вновь ,
Небесным и нетленным .
Вот Мармеладова любовь
Нашла лишь с оглашенным .

Толстой и Чехов велики ,
Для русской дольней сцены .
И у Максима вновь горьки
Дна жизни перемены .

Сегодня драматург иной ,
Знаток всех революций …
Строй пролетарский за спиной ,
Билборд в окне поллюций.

Он в школе Ленина читал ,
Теперь читает титры … ,
Как банк проценты рассчитал
И жизнь в сиянье митры .

Абсурдно все и нет конца
Делам торговли важной …
Но устремляется с крыльца
Мечта судьбы отважной .

Аuto de fe Tatiana Malikova . Elena Сrafty - Мagical fog love . Daughter Ahasuerus . "Anatoly Рipe" " judgment fallen

Аuto de fe Tatiana Malikova и light saving shore Voronezh

СТИХИ О МАЛИКОВОЙ ТАТЬЯНЕ

Она задержалась на работе . Стала медленно подниматься на третий этаж дворца фабриканта , ставшего городским музеем . Остановилась перед вековым зеркалом и стала своему отражению задавать вопросы . Мысленные вопросы исходили от души . Она не лгала себе .Вопросы были настолько откровенны и ответы , как у священника на исповеди , перед покаянием . Ей стало тяжело дышать . Она побледнела , на лбу выступили крупные капли пота . Становилось нестерпимо жарко . Самоисповедь перед зеркальным отражением оказалась жутко страшным действом . Ибо пришлось говорить со
своей совестью , в облике зеркального двойника . Совесть не лгала . Вскоре даме перед зеркалом показалось что она услышала глас : "Аз воздам " -- После этих слов ее охватил ужас . Она спустилась вниз по лестнице дворца , вышла на улицу и направилась в ближайшую церковь . Душа требовала молитвы в православном храме . В церкви ей стало легко и светло , как буд - то она сбросила камень с плеч . Она молилась искренне и каялась в своих прегрешениях . Часть 3 Музей Прадо – Риси, Франсиско -- Аутодафе в Мадриде 1683, 277 смx438 см, холст, масло. Франсиско Риси (Мадрид 1614-1685) Скачать полный размер: 2948×1868 px (3,0 Mb) Альбом: Часть 3 Музей Прадо Навигация по альбому: Ctrl Ctrl На картине: люди, многие, толпа, группа, человек, церемония, архитектура, женщина, носить, здание, город, аудитория, образование, лидер. Собрать пазл Комментарий Похожие Избранное Лучшие работы современных авторов

Часть 3 Музей Прадо – Риси, Франсиско -- Аутодафе в Мадриде 1683, 277 смx438 см, холст, масло. Франсиско Риси (Мадрид 1614-1685) Скачать полный размер: 2948×1868 px (3,0 Mb) Альбом: Часть 3 Музей Прадо Навигация по альбому: Ctrl Ctrl На картине: люди, многие, толпа, группа, человек, церемония, архитектура, женщина, носить, здание, город, аудитория, образование, лидер. Собрать пазл Комментарий Похожие Избранное Лучшие работы современных авторов




Схимница Татьяна
***
Взывает мысль до светлой рани :
-- Кто загубил карьеру Тани ?!
Кто крикнул фразу приговора :
-- Иди от всех в закут затвора --
Ушла Татьяна в туну были
И сразу все о ней забыли .
И мюзиклы былой игры ,
Спалили зависти костры .
Татьяны нет в сиянье слова
И нет ее в грехах Тамбова .
Нет в круговерти и речах ,
Она в молитвах при свечах .

***
Схимна мирянки не схимна ,
Всюду соблазны друзей .
И во дворце не противна
Служба и блещет музей .

Ты не монашка по духу ,
Значит судьбине не лги .
Выгони черную муху ,
Музе витать помоги .

Пусть вдохновенно витает ,
Рядом и возле тебя ...
Небо душа обретает ,
Бога и Слово любя .

Яркие рифмы - лучины ,
Благостным сердцем зажги .
Мигом исчезнут личины
И расточатся враги .

Схимна в миру не защита ,
Просто капризницы блажь .
Горечь обиды испита ,
Музу стихами уваж .

Вопросы себе
***
Скажи мне Татьяна ты веришь словам ,
Что Лена поэт высшей пробы ?
Она не пройдет по любым головам ,
Чтоб стать " примадонной " худобы ?
Она не лукавит душою нигде
И творчеством светит обильно ?
Скажи мне Татьяна на Божьем суде ,
За ложь побледнеешь не сильно ?
Молчишь ! Потому что грешна впопыхах ,
Ты блеф окрылить предложила .
Ты славу чужую стяжала в грехах
И путь своих скупой заслужила .
В пустыне вопишь обнаженной душой ,
О злобе метрессы с кагалом .
Но мир откровений твоих не большой ,
В огромном порыве и в малом .
Лукавые злыдни всегда предают ,
Любого из лагеря лести .
Безбожно тщеславью они воздают ,
Не помня о признаках чести .
Ты льстила Татьяна порочной мадам ,
Предав к корифею учтивость.
Услышишь под звездами -- Аз воздам --
Прими как расплату за лживость .
Они не помилуют , не воспоют ,
Твой путь за блаженные грезы .
В намоленном храме духовный приют ,
Где светом наполняться слезы .

Полнолуние поэтессы
***
В полнолуние в ткани белой ,
Стала Аликова ведьмой смелой
И взлетела в проглядную высь
С криком жутким : -- Созвездия брысь ! --
Полетала держась за слегУ
И увидела Валю - каргу .
В небе Валя была не одна ,
На Николе сидела она .
Хорошо им парилось голым :
Безобразным , нахальным , веселым .
Устремились на Лысую гору ,
Покружив по ночному простору .
Что б в греховном кругу шАбаша ,
Делать мерзости часто дыша .
И махая снопом камыша ,
Слушать автора " Алкаша " .
Совершали камланье фантомы ,
На горе от порочной истомы .
Зорька тени спалила круга ,
Плохо Тане спалось без друга .
Вновь проснулась красотка сердитой ,
Ждущей светлой любви Маргаритой !
Помолилась крестясь не легко :
Бог в душе а мечта высоко !

Неотразимые
или
ВарКрафт с талантами

Толи маятник это времени ,
Толи веет тусовка грехи ...
Словом бьют глашатаи по темени ,
Когда слабых читают стихи .

Невозможно внимать халтуре ,
Даже если ее творят ,
Две подруги в пиарном туре ,
Словно Геллы опять парят .

В зеркалах они не отражаются ,
Потому , что витают в дыму ...
За Карину , Татьяну сражаются ,
Крафт и Маликову по всему .

Вновь талантов отвергли лукавые ,
Ради праздника в дни шабаша .
Вот надышитесь дыма не правые ,
Будет грешной у каждой душа .

***
Вчера была ты "примой" и "мадонной" ,
В тусовках Притамбовских величин .
Сегодня ты с ужасным Абадонной
Гуляешь в представлении личин .
Все изменилось разом безвозвратно ,
Тебя отвергли скопом подлецы .
Нельзя вернутся в прошлое обратно ,
Чтоб ничего не сделали дельцы .
Они цветы срывают с веток древа ,
Чтоб украшать неправомерный путь .
Исходят от отчаянного гнева ,
Когда других не могут обмануть.
И дело не в поникшей Маргарите ,
Без мастера неласковой судьбы ,
А в ведовском старухином корыте ,
Где слюни ядовитые с губы .
Страдай легко в сиянии пространства,
Порочным цели мраком воздадут .
Нет в мире никакого постоянства :
Продажные предавших предадут .

Струны судьбы
***
Не грусти маэстро СавенкОв
Скрипка не затихнет устремлений .
Разорви надуманность оков
И сыграй на струнах вожделений .

И судьбы мелодия взлетит
Там , где ты любовью воспылаешь .
Ангел прегрешения простит
Когда сердцем доброе сыграешь .

Не терзай порывов контрабас,
Подыграй гитарой у камина .
Пусть ужасен быта Карабас ,
Но мечты блистательна Мальвина !

Схимница и гетера
***
Вышивала святого на плате
И услышала -- Не греши ! --
Заработав в больничной палате ,
Худобу да смешные гроши .

Не грешила она без разбора ,
Просто думала не о том ,
Что больные от судеб раздора ,
Как изгои во поле пустом .

Никого не судила другая ,
За стеной из былых кирпичей .
Дама легкая , не дорогая ,
Для утех и порочных ночей .

Ей бы денег побольше за ласки ,
Да покрепче в любви мужика .
А грехи - это детские сказки ,
Пока гром не оглушит слегка .

Поцелуй со слезами

Мальчик спит , он словом убаюкан ,
Город снится мальчику в цветах .
Маму обжигает правды мука
И вопрос печальный на устах .

На бумаге можно оправдаться ,
Срифмовать как чувствам воздала .
Но куда покинутой податься ,
Когда прежде друга предала .

Может ты сказала : " Равви " первой
И Иудин был твой поцелуй ?
Он ушел и ты осталась стервой ,
Показнись , но ложью не балуй .

Ты в стихах возвысится сумела ,
Нежностью к ребенку без отца .
Вновь себя блудницу пожалела ,
Обвинив собрата подлеца .

Финал заблуждений
"Просящему дай , стучащему отвори"
Татьяна Маликова
***
Стучащему ты отворила ,
Просящему ты дала .
Такое в судьбе натворила ,
Что плохи твои дела .

Кому ты представила фору ?
Нимфетке -- гулящей мадам .
Она устремляется в гору ,
С порывами не по годам .

Ее Евтушенко отринул ,
За слабые строфы стихов .
И месяц студеный не минул ,
Ты пламя глотнула грехов .

Другого вернула в лоно ,
Бездумно как на бегу .
И злоба из времени оно
Вернулась к талантов врагу.

Достойных не замечала ,
С пустой суетой в связи .
Поэта времен у причала ,
Не видела даже вблизи .

Чужих напечатала сдуру ,
Забыв про своих нищету .
И слушала лживого Гуру ,
Влюбенного только в тщету .

Расплата нахлынула валом ,
Девятым на узкой косе .
Накрыла твой путь финалом ,
Предали безбожно все .

Плаха и свобода Маликовой
***
Ты думала Татьяна ты любима
И дорога коллегам по всему ?
А ты была лгунам необходима
И не нужна подонкам никому .

Тебя вели улыбчивые каты ,
За нити из незримой конопли .
И привели на эшафот расплаты
И голову склонили до земли .

Казнить хотели как Антуанетту ,
Отточенной полоской клеветы .
Ты воспарила веруя в планету
И убежала в туну пустоты .

Отвратная для одержимых злобой ,
Ты никому не хочешь навредить.
Но ты в былом помечена худобой
И нехристей крестом не убедить .

Ты канифас для грешников кромешных ,
Им наплевать на божью благодать .
Но соловьи поют в просторах вешних
И можно жизни творчеством воздать .

Бег
***
На земле горит ботва ,
Дым витает речки шире ...
Будет Маликова - два ,
Будет Маликова - четыре .

Кинула Татьяна всех ,
Убежала в поле смуты .
Но былых времен успех ,
Позабыт за полминуты .

Где Татьяна как поэт ?
Нет ее нигде в округе .
Когда вновь шедевра нет ,
То нули витают в круге .

Вот и Леночка блажит ,
Как ольху себя сжигая . . .
Вскоре духом убежит ,
Телом вдаль не убегая .

И забудут про нее ,
Как забыли о Татьяне .
От друзей возьмет свое
И обрюзгнет на диване .

Маша станет не собой ,
Будет вся не фавориткой .
Поведет с врагами бой ,
Без метрессы с маргариткой .

Шурку вспомнит лишь Сашок ,
Друг сердечный из далека ,
Выпив спирт на посошок ,
Каркнув жалобно без клека .

Будет Маликова - два ,
Будет Маликова - четыре .
Без метрессы Пай едва ,
Дамы сохранятся в мире .

Где ты ?

Где ты Татьяна Маликова ?
Не повторяй Маргариту .
Вон как Елена Шкаликова ,
Педро ласкает Зуриту !

Взял псевдоним Николаша ,
Всюду за гуж хватается .
Валя в порывах Параша ,
Птицей витать пытается .

Вон как редактор Толик ,
Чесом наград промышляет .
Виски поставит на столик
И о дворцах размышляет .

Там ли твой яркий мастер ,
С женщиной в мире подвала ?
Светел духовный фломастер ,
Образы где создавала .

Не исчезай ты брошенной ,
Не пропадай ты преданной .
В туне грехами взъерошенной
Жить можно верой изведанной .

Тамбовская Духовная семинария
eparhia-tmb.ru›seminaria/?NewsView=617
Маликова Татьяна Олеговна, член Союза писателей России, кандидат филологических наук, доцент ТГТУ, отразила в своем выступлении «Исследование жизни репрессированной в 50-х года XX века юродивой Христа ради Анастасии Ильиничны Криковой (с. Вирятино Моршанского уезда)» материалы, которые удалось собрать о жизни юродивой Анастасии

Юродивая Анастасия Крикова

Кому нужна дурная тетка ,
Одна в деревне у лугов ?
Но часто властная пролетка ,
Мелькала возле берегов .
Жила в глуши Анастасия
И что - то светлое несла …
Жила идейная Россия
И ввысь порывами росла .
Несовпадали взгляды многих ,
С речами бабы роковой .
Она чудной среди убогих
Слыла с судьбою таковой .
Все к коммунизму устремлялись,
Ковали прочную броню .
Анастасии мысли шлялись ,
Грехи срывая на корню .
-- Юродивая ! Что ты хочешь ,
Узнать у храмовых руин ? --
-- Милок ты грязное волочишь ,
Толпы безбожной господин ! --
Анастасия не сломалась
И верила в Христа душой .
Она повсюду улыбалась ,
В России бедами большой .
Кого - то словом исцелила ,
Кому - то воду подала .
И за роженицу молила
Мать , что Мессию родила .
Арестовали бабу тихо
И упекли в тюрьму легко .
Взыграло в Притамбовье лихо
И размахнулось широко …
Татьяна Маликова вспомнит ,
О пропасти времен тщеты .
И о юродивой напомнит ,
Спасавшей край наш у черты .

Бизнесвумен Татьяна

Ее привлек неяркий бизнес ,
Ремонт приборов для людей .
Нагрянул вдруг культурный кризис ,
Нет керамических Медей .
И Ник из дивного фарфора ,
В Асеевский не привезли .
А кушать хочется без спора
Плоды , что к солнышку росли .
Музей хорош когда зарплата ,
Не угнетает день и ночь .
Но ждет больных своя палата
И Таня может им помочь .
Приборы сделать без огрехов ,
Чтоб измеряли стул и стол .
И скорлупу любых орехов ,
Чтоб лекарь хламом не колол .

Воронеж Татьяны Маликовой
***
В Воронеже теперь Татьяна ,
Другому берегу верна .
И сказы слушая Бояна ,
Она пьянеет без вина .
В Воронеже мечты крылаты ,
Поэзия всегда в чести .
Таланты верою богаты
И мир стремятся обрести .
Здесь гармонист живет Макаров ,
Вновь со звездою говорит .
И птица трепетных Стожаров
Летит и в образе горит .
Аркадий жаркую покормит ,
Зерном духовных колосков .
И стежку золотую вспомнит ,
В округе Бондарских веков .
Татьяна Маликова снова
Воспряла духом не стыдясь .
Но с небом светлого Тамбова,
Не потеряла сердцем связь .

Фотография журнала Подъем
***
Вот она беглянка Маликова ,
В золотом Воронеже !
Рядом Летнева и Саликова
И влюбленный Сонеже .

Вновь Татьяна в платье новом ,
Всей судьбой блистает ...
В сквере грез вседа пановом
Строфы всем читает .

Отогрелась сердцем страстным ,
Смыла с тела прошлое .
И в Воронеже прекрасном ,
Не стяжает пошлое .

Таня снова не беглянка ,
Поэтесса к радости !
И вражина ей поганка ,
Вслед не крикнет гадости .

За добро Татьяну злыдни ,
Скопом черным предали .
Обретут в Тамбове сидни ,
Что анчутки ведали .

Вольный Воронеж
***
Ты зарок не давала Татьяна ,
Ничего не писать о любви .
Вот Макаров с крылами баяна
И с икаровой искрой в крови .

Вечерами играет Аркадий ,
Как Дунай свои волны несет .
Без Тамбовских лукавых исчадий ,
Он поэзией душу спасет !

Пусть Труба поклоняется Вале
И Аршанскому служит рабом .
Ты изведала подлость в начале
И не билась отчаянно лбом .

Так подставили , так обманули ,
Буд - то душу пронзили ножом .
Только звезды надежду вернули ,
Когда боль оплетала ужом .

Ты Воронеж печалью не тронешь
И слезами от горечи днесь .
Лишь с поэзией вольный Воронеж ,
Даже в сумраке светиться весь !

Поэтесса - птица
***
Возродись Татьяна поэтессой - птицей ,
Пепел твоей боли канет за криницей .
В платье их холстины возродись красиво ,
Тень отринь крушины , ангелу на диво !
Над Тамбовом смрадно , светел твой Воронеж,
Ты лети отрадно , луч любви догонишь .

Светлый причал
***
Татьяна прозрела душой ,
Увидела катов и гадов
И блюдо с заушной лапшой ,
С коктейлем Валюхиных ядов .

Взглянула Олегу в глаза ,
В глубинах смеется Чезаре .
И Лена с грехом егоза ,
Лукреция типа кантаре .

Евстахий за папу миров ,
Развратников всех осеняет.
Рашанский с огнивом даров ,
Порочное воспламеняет .

Вокруг гопота и рабы :
Подносят , относят , доносят …
Душою продажной слабы ,
Талантов бесспорных поносят .

Татьяна увидела страх
И ужас в картине событий .
Судьбы неминуемый крах ,
Ослепшей от глупых наитий .

Семейство травило мурой ,
В округе людей одиноких .
Гнобило лукавой игрой
И низких душой , и высоких .

Поэт за открытым окном ,
По небу мечты без печали ,
Опять написал об одном :
-- В Воронеже свет на причале !

Аутодафе Татьяны Маликовой
***
Она прозрела у икон ,
Расстрелянных грехами .
И не поставила на кон ,
Судьбу свою с духами .

Она познала темноту
И пустоту забвенья .
И возродилась на свету ,
С молитвой без сомненья .

Она поэт с душой живой ,
Страдающей но верной .
И в дымке чистой зоревой ,
Мечту не видит скверной .

Татьяна яркая в строфе
И честная до боли .
К спасенью аутодафе ,
Вершит согласно воли .

Перекресток теней
***
Была предлитом но неволе ,
С духовной силой ножевой .
Теперь она по злобной воле ,
К усопшим вписана живой .

Быть может Маликова рада
Соседству в списке не живых :
И с представителями ада ,
И с душами из зоревых ?

Тогда Татьяна пусть ликует ,
Среди фамилий и теней .
И в жизни грешной не тоскует,
На перекрестке черных дней .

Сеанс спиритима
***
Татьяне снова не спалось ,
Пригрезилось -- она в Тамбове !
В душе грозой отозвалось ,
Что прозвучало прежде в слове .

И Антигона к ней пришла ,
И Мастер с верной Маргаритой .
Звезда полночная взошла ,
С незримой тайною забытой .

Вдруг стало около светло ,
Стол появился ниоткуда .
Блеснув оконное стекло ,
Отобразило днище блюда .

Витало блюдо над столом ,
Сидели люди и смотрели .
Мелькнула бабка с помелом ,
Все наблюдавшие взопрели .

Татьяна вызвала сама ,
Из прошлого дух корифея .
И вдруг в иллюзиях ума ,
Картины обрела Морфея .

Заговорил тревожно гость :
-- Я все изобличил личины ,
Хвалешин роковая кость ,
Предатель жалкий до кончины.

Он служит хищнице карге ,
Ужасной злыдне ненасытной .
Он видит светоча в враге ,
С гордыней ястреба зенитной .

Возвысили нежданно шваль ,
Восславили ничтожных в руне .
И мне усопшему не жаль ,
Что пропадут дурные в туне --

Татьяна взгляд свой отвела
И уши чуткие закрыла .
Она спала и не спала ,
Дремота птицей закружила.

Исчезло все вокруг нее ,
Шары хрустальные и призма .
Приснилось Тане лишь жнивье
И детство дней социализма .

ОБРЯД

Снег идет под Воронежским небом ,
У окошка Татьяна одна .
Ест картошку печеную с хлебом
И глотком запивает вина .

Думу думает снова Татьяна ,
Все вокруг изменилось за день .
Из - за рока сплошного буяна ,
Изломавшего прошлого тень .

Свет померк на Тамбовском просторе ,
Лицемеры лукавят зело :
Привнесли бездуховности горе
И умножили подлостей зло .

Сонмы злых а Татьяна ранима ,
Не прощает предателей пыл .
Убежала и людям незрима ,
Кто пустил откровенье в распыл .

Ложь немыслима в сердце поэта ,
Даже капля не истины яд .
В снегопаде мерцание света ,
Как любви и надежды обряд .

Elena Сrafty femme reine Guinée , lady Godiva , baigneuse -- Мagical fog love
КОЛДОВСКОЙ ТУМАН ЛЮБВИ



Колдовской туман

Дом в тумане , а в доме Елена ,
Сушит травы и живность болот .
Лечит боли и тремер колена ,
И рисует в мечтах Камелот .
Буд - то снова она Гвиневера ,
Королева , жена короля .
Золотая вокруг атмосфера :
-- Данке шон ! Гранд мерси ! Вуаля! --
По старинке вокруг говорили ,
По иному трындели вблизи .
Снова рыцари доблесть творили ,
В разговорах с боями в связи .
Круглый стол и Артур возглашает:
-- Каждый рыцарь стоит за себя ! --
Только МЕрлин волшебник мешает ,
Зелье времени небыль любя .
Вот и Фата Моргана мелькнула ,
Тенью жуткой как ворона цвет .
И Елену легко умыкнула ,
Продарив ей лихой первоцвет .
Вдруг Елена себя ощутила
На коне и в запарке скакун .
Ланселота она полюбила ,
Под сиянием призрачных лун .
Ох , красив Ланселот и отважен ,
Чувства с яркой мечтой возросли . .
Брак с Артуром нисколько не важен ,
Если ветры любовь унесли .
Изменила легко королева ,
Королю не во сне роковом .
Смотрит Лена -- она Гвиневера ,
Только в зеркале грез вековом .
Заболело колено нещадно ,
Задрожало опять навиду ...
Травы пахнут бедой беспощадно ,
И лягушки воняют к стыду .


Лансело́т Озёрный — в легендах о короле Артуре и основанных на них рыцарских романах — знаменитейший из рыцарей Круглого стола. Сюжет Ланселота составляют чудесное воспитание Ланселота Девой Озера (откуда его прозвище), многочисленные перипетии его любви к королеве Гвиневре — супруге короля Артура, тщетное его участие в поисках святого Грааля, добыть который ему препятствует тяготеющий над ним грех прелюбодеяния, магические чары ложной Гвиневры…



  • «Королева турнира» (Ланселот и Гвиневра), Г. Д. Драйпер
    Артур женился на Гвиневре вскоре после своего восшествия на престол либо с целью политического союза с её отцом Лодегрансом, королём Камелиарда, или же, согласно другому тексту, встретив её во время одного из своих походов и полюбив без памяти. Причём Мерлин решительно советовал ему на ней не жениться.
    Согласно второй версии, Артур взял у Мерлина волшебный колпак, надев который он выглядел простым непрезентабельным вилланом, и поступил садовником в замок отца Гвиневры. Но периодически он ходил без маскировки. Девушка сначала пыталась выяснить, кто этот загадочный неизвестный рыцарь, появляющийся в её владениях, потом выяснила, что это «садовник» и влюбилась. Через некоторое время этот неизвестный рыцарь спас замок от врагов, а потом открылось, что это король[1]. Была назначена свадьба.
    Королева Гвиневра принесла в приданое своему мужу, королю Артуру, Круглый стол из тёмного дуба, за который, по преданию, могло сесть до 150 рыцарей.

    Отношения c Ланселотом

    Целомудренный вариант легенды гласит, что Ланселот всего лишь избрал Гвиневру своей дамой сердца. Он совершал ради неё подвиги и не глядел на других женщин, хотя многие, в том числе фея Моргана, добивались его любви. Он оберегал её во время отсутствия короля Артура и всегда был готов с мечом в руках защитить честь её и добрую славу (в частности, спасение похищенной королевы от сэра Мелеаганта легло в основу «Рыцаря телеги» Кретьена де Труа).
    Вариант для взрослых не столь однозначен. Например, единственная связь Ланселота с женщиной, которая была оглашена на публику — это связь с Элейной, с которой он возлёг лишь потому, что она с помощью магии придала себе внешность Гвиневры. Тем не менее, оба варианта согласны в том, что король Артур не видел во взаимоотношениях своей супруги со своим вассалом ничего дурного, и не предпринимал никаких мер. А когда его сестра Моргана попыталась спровоцировать его на скандал, вручив Тристану щит, на котором был изображён этот любовный треугольник, Артур произвёл впечатление совершенно непонимающего человека.
    Видимо, связь продолжалась достаточно долго. В одном из своих рыцарских приключений Ланселот встречает Элейну и зачинает сына Галахада. Согласно некоторым вариантам мифа, он живёт с ней в замке, подаренном ему тестем, четырнадцать лет (подробнее см. Ланселот) и потом снова возвращается ко двору в Камелот, после чего их чувства с Гвиневрой вспыхивают снова. Сын Ланселота Галахад успевает повзрослеть и стать рыцарем Камелота.

    Смута в Камелоте и гибель Артура[править | править код]


    «Спасение Гвиневры», Уильям ХатэреллКоролева не пользовалась доверием при дворе, о чём свидетельствует история, случившаяся незадолго до основного кризиса. В очередной раз прогнав Ланселота, Гвиневра устроила пир для рыцарей. Один из них отравил другого, сэра Патриса, при помощи отравленного яблока. Подозрение пало на королеву. Невиновность королевы должен был доказать какой-нибудь рыцарь в поединке, но никто не желал за неё сражаться. Лишь Ланселот примчался и скрестил за неё копья. Согласно одному из вариантов, её даже собирались сжечь, но он успел её спасти.
    После того, как король Артур проигнорировал намёк феи Морганы с щитом Тристана, об их связи при дворе начал болтать сэр Агравейн. Через некоторое время желанием открыть королю глаза на ситуацию воспылал его племянник (незаконный сын) Мордред. Вместе с двенадцатью рыцарями он ворвался в покои Гвиневры, когда там находился Ланселот (согласно эвфемистичной версии легенды, Ланселот в этот момент извинялся перед своей Прекрасной Дамой, что скомпрометировал её ненароком, и спрашивал, что ему делать дальше). Тем не менее, Ланселот был очень расстроен, что его прервали, и в запале убил их почти всех.
    Король Артур должен вторично осудить королеву на сожжение, на этот раз — за нарушение супружеской верности. Ланселот снова спасает её и увозит, случайно сразив своего друга Гарета.
    Королеву он отвозит в монастырь (другой вариант — по требованию римского папы возвращает королю). Ланселот скрылся на родине, в Бретани. Артур, понуждаемый общественным мнением и Гавейном, потерявшим всех своих братьев, отправился за ним через Ла-Манш, оставив наместником Мордреда. В отсутствие короля Мордред попытался захватить власть, а также вынудить Гвиневру выйти за него замуж. Он призывает на помощь саксов. В одних версиях королева принимает предложение Мордреда, в других прячется от него (даже упоминают Лондонский Тауэр) и потом скрывается в монастыре.
    Когда Артур приплыл обратно в Англию, он попал на побережье в засаду. В битве погибли все. Мордред был сражён королём, но и сам Артур был смертельно ранен. Умирая, он попросил сэра Бедивера бросить Экскалибур в озеро. Умирающего Артура волшебницы забрали в магической ладье на Авалон.

    Дальнейшая жизнь[править | править код]


    «Последняя встреча Ланселота и Гвиневры над гробницей Артура», Данте Габриэль РоссеттиПосле смерти Артура Гвиневра удалилась в монастырь. Ланселот приехал за ней и звал её с собой, но она отказалась покинуть обитель и стала монахиней. И через три года она умирает, став перед смертью аббатисой.

    ВЕСТАЛКА И ГОДИВА

    Весталка и Годива

    Удивила весталка народ ,
    Стала прозу писать голевую .
    И порывов шальных нищеброд
    Вдруг увидел богиню живую .

    Стали многие деву хвалить
    И цветами задабривать леди .
    Стали лживые щедро юлить ,
    Ноутбуками высветив веди .

    Сон писавшую ночью сковал ,
    Прискакала к прозревшей Годива .
    -- Одаренный поэт создавал ,
    Ты же рушила праведность дива !

    Вот на мне нет одежды мирской ,
    Я нага перед Богом и людом .
    Ради жизни вокруг не с тоской
    И любовью , возвышенным чудом ! --

    Сон прошел и красотку звезда ,
    Откровенья лучом озарила .
    И поэзии доброй меда
    Создавала она и творила .

    "Леди Годива"

    Согласно легенде, Годива была прекрасной женой графа Леофрика графа Мерсии. Подданные графа страдали от непомерных налогов, и леди Годива попросила своего мужа снизить налоговый гнет. Леофрик обещал снизить налоги если его жена проедет обнажённой на лошади по улицам Ковентри. Он был уверен, что это условие будет совершенно неприемлемо для нее. Однако Годива всё-таки пошла на этот шаг, хотя и немного схитрила — она попросила жителей города в назначенный день закрыть ставни и не выглядывать на улицу. Так незамеченной она проехала через весь город.
    Граф был поражён самоотверженностью женщины и, сдержав своё слово, снизил налоги.

    ЕЛЕНУШКА В ЛУКОМОРЬЕ

    Еленушка в Лукоморье

    Хищной не будь Еленушка ,
    Ноздри не раздувай .
    Вновь рассиялась Селенушка ,
    Хоть к Лукоморью взывай !

    Начас котом побродит ,
    Лешим Никола споет .
    Саша русалкой походит ,
    Валя познает полет .

    Там на дорожках незримых ,
    Вьются следовья зверей ...
    В далях душе обозримых ,
    Нету с крестом егерей .

    Космы распустишь густые ,
    В лунном , игривом лесу .
    Речи деревьев пустые ,
    Будут листвой на весу .

    Станешь в избушке хозяйкой ,
    Будут желанья грубы .
    Курицы ноги с нагайкой ,
    Словно подпорки судьбы .

    КУПАЛЬЩИЦА ЕЛЕНА



    Влюбленный призрак

    Плыви Алена от тоски ,
    Изгиб реки Вороны розов .
    И все проблемы далеки ,
    И брошенный не мил Морозов .

    Ты гордая и нет причин ,
    Нести безрадостное бремя.
    Любовь не к похоти мужчин ,
    Она мечты крылатой время .

    Плыви Аленушка к себе ,
    Счастливой , волю обретая .
    И машут ивушки тебе ,
    Ветвями плача и блистая .

    На берегу у той горы ,
    Что называют люди Барской ,
    Твой суверенный трон игры
    И мантия с короной царской .

    Но есть препятствие одно ,
    Морозов бродит здесь незримо .
    Ему любить не все равно ,
    Тебя всегда необходимо .

    Видение

    Видение , а может сон души ,
    Ей снился , где шуршали камыши ?
    Плотина , как запруда бытия ,
    Она плывет надежду не тая .
    Плывет легко русалкой молодой
    И голуби витают над водой .
    Вот лилии неистово белы ,
    Блистают в отражении ветлы .
    Она лежит на глади с белизной
    И раной разгорается сквозной .
    Пылает рана жуткого греха ,
    Она влекла чужого жениха .
    Лыскала мужа женщины чужой ,
    У речки с камышовою межой .
    Она блудила всюду и везде :
    На ложе , на траве , на борозде ...
    Соблазнами порочными велась
    И страсти похотливой предалась .
    Ее сковало как в параличе ,
    Вновь лилия пылала на плече .

    Страдания местной Аленушки

    Ей , Аленушка вновь не балуй ,
    Не кидайся в разврата омут !
    Пусть Николушка -- ведьмы холуй
    И козлиным болотцем тронут .

    Не стремись ты пропАсть до конца ,
    Из - за вредного " дуремара " .
    Выпей лучше немного винца ,
    Марки люкс " Боратынского Мара "

    И забудь о животных вокруг ,
    Хоть была ты страстей повитухой .
    Бог простит заблуждений недуг ,
    Только в омут не прыгай шлюхой !

    Вещий сон

    Ей снилась лодка на реке
    И детства луг невдалеке .
    Она девчонка , вся легка ,
    Как воплощенье мотылька .

    Порхает босая в саду ,
    У всей вселенной на виду .
    Порхает вольная в полях
    И млеет в сказочных ролях .

    Вот поплыла она водой ,
    Уже девицей молодой .
    Цветы в руках ее белы ,
    Порывы дерзкие смелы .

    Вот берегом идет к избе ,
    Но зыбко все в ее судьбе .
    Супруг любил и разлюбил ,
    Мечты и счастье погубил .

    Ей снилась долго пустота ,
    Где чуть проглядна высота .
    Где тени в капищах низин
    Клубятся злобных образин .

    Кошмар явился как всегда ,
    Сковал и сгинул вникуда .
    Она бороться не годна :
    Седая , старая , одна .


    Фрики миражей

    Одна закрыла страницу ,
    Другая поймала жар - птицу
    И держит огонь в руках .
    Никола нашел станицу
    И звездной воды криницу ,
    Судьбины мираж в веках .
    Закинул ведро он в воду ,
    Ногами отринув подводу
    И стаю увидел птах .
    Но небо грозе в угоду
    Дождем захлестнуло природу
    И Коля промок в кустах.
    Погасли в руках девицы ,
    Закрылки волшебной птицы ,
    Как угли в затухшем костре .
    Криница с водой пропала ,
    В ладони звезда не упала ,
    Но плавала муть в ведре .
    Увидел свой мир Никола
    На грани времен раскола ,
    Поникнув в тени задрожал ...
    А гордая скромною стала ,
    Полымя стяжать перестала
    И дух ее не возражал .

    Лисовьи житеи

    Когда ты выйдешь из парной ,
    Как утро в раннюю прохладу ,
    Ты назови любви порой ,
    Свое движение к обряду .
    Пусть чайный тянется дымок ,
    По мрети призрачной юдоли .
    И ты иду наискосок ,
    Вся голая как призрак доли .
    Елена ты ищи себя ,
    В лисовьих сказочных житеях .
    И дух не выйдет из тебя ,
    Как выходил в пустых затеях .
    Он станет светлым у берез ,
    И вспыхнет весь у краснотала.
    Судьбу ищи в тумане грез ,
    Как в детстве куколку искала .
    И на ромашковой меже ,
    Ты вся очистишься от скверны ,
    В любви рассветном неглиже ,
    Росы лучины беспримерны .


    ***

    Путь ее с зоревой поволокой ,
    Светлый рядом и с тенью вблизи .
    Пусть слыла она лживою докой ,
    С роковыми друзьями в связи .
    Отдавалась кому - то и где - то ,
    Совершала грехи суетясь .
    Наложила красавица вето ,
    На былое Христу помолясь .
    Душу в теле сгубить не стремится ,
    Тело ныне не вещь для нее .
    И теперь ей голубушка снится ,
    И не снится беды воронье .

    ЕЛЕНА В ЛОДКЕ НА РЕКЕ ВОРОНЕ










    Влюбленный призрак

    Плыви Алена от тоски ,
    Изгиб реки Вороны розов .
    И все проблемы далеки ,
    И брошенный не мил Морозов .

    Ты гордая и нет причин ,
    Нести безрадостное бремя.
    Любовь не к похоти мужчин ,
    Она мечты крылатой время .

    Плыви Аленушка к себе ,
    Счастливой , волю обретая .
    И машут ивушки тебе ,
    Ветвями плача и блистая .

    На берегу у той горы ,
    Что называют люди Барской ,
    Твой суверенный трон игры
    И мантия с короной царской .

    Но есть препятствие одно ,
    Морозов бродит здесь незримо .
    Ему любить не все равно ,
    Тебя всегда необходимо .

    Дым

    Она сбежала от любви
    И он сбежал .
    Валялся в пламенной крови ,
    Мечты кинжал .
    Убили оба красоту ,
    Своей судьбы .
    И убегали в пустоту ,
    Огня рабы .
    И эхо криков унеслось
    В чужую даль ...
    Ничто родное не спаслось
    И дым не жаль .

    Стигматы строф

    Разве мало Елен
    Разлюбивших Морозовых ?
    Разве мало Селен ,
    Бродит в рощах березовых?

    И еще Афродит ,
    У морей по песку .
    И прекрасных Эдит ,
    Вновь отвергнув тоску .

    Схожесть всяких имен ,
    В строфах часто бывает .
    Но война без знамен ,
    Мир в душе убивает .

    Пусть беда не права ,
    Если тысячи мнений .
    Для поэта слова ,
    Это дети творений .

    Это смыслы в лучах ,
    Озарений и страсти .
    Это крест на плечах
    И стигматы отчасти .

    Вот несется в строке ,
    Эхо гулкое где - то ...
    Там идет налегке ,
    К счастью женщина Лето .

    Упавшая звезда

    Он ушел не зная брода ,
    От судьбы своей дурной ,
    В тень забытого народа ,
    Где сосновый дух лесной .
    Он ушел в удел мороза ,
    В Берендеевку тоски .
    Он Морозов и угроза ,
    Серебрит его виски .
    Разлюбила баба стерва ,
    Загордилась в суете .
    Золотая нитка нерва ,
    Вся замерзла на кресте .
    Оборвалась нить тугая ,
    Из - за слова не : " Не люблю ".
    Глушь холодная , нагая ,
    Приравняет жизнь к нулю .
    Он вопит душой озябшей ,
    О потерях и беде .
    А она идет к упавшей ,
    Сном освеченной звезде .

    Марево

    Осень гулкая вдали
    И вблизи такая .
    Пролетают журавли ,
    Крикам потакая .
    Листья тлеют на горе ,
    Дым окутал розы ...
    Словно ведьмы на костре ,
    Стонут вновь березы .
    У подножия стою
    И смотрю на морок .
    В зимнем ветреном краю ,
    Будет много горок .
    А вокруг белым бело
    И березы в белом .
    Пусть сгорает помело ,
    В круге ошалелом .
    На вершине у берез
    Тайна не сурова --
    В мареве весенних гроз ,
    Воскресают снова .

    День поэта

    День поэта как день изгоя ,
    Потому что поэт никто .
    Вот художник испанский Гойя ,
    Мачо кисти процентов на сто .

    Микеланджело создал Давида ,
    Лучезарного каждой звезде .
    А поэт затрапезного вида ,
    Ходит ныне никчемным везде .

    Архитектор построил в грезах
    Величайший дворец вельмож .
    Сочинитель в житейских грозах ,
    На промокшего дурня похож .

    Но когда мы о Трое читаем ,
    О Елене Прекрасной в веках ,
    Мы Гомера поэта мечтаем ,
    Как героя носить на руках .

    Августейший сиятельный Август ,
    Был в Горация в Риме влюблен.
    И Вергилия слушая казус ,
    Был полетом души умилен .

    Даже Троцкий Есенина слушал ,
    Как глава РВС комиссар .
    И горячее Коба не скушал ,
    Осознав Маяковского дар .

    Но сегодня в России базарной ,
    Все поэты чужие стране .
    Умиляются песней бездарной ,
    Продавец и товарка в цене .

    Крик мечты

    Был Наседкин , был Морозов ,
    Все ушли как чудаки .
    И теперь рассвет не розов ,
    Даже летом у реки .

    Все теперь бледнее поля ,
    Что полынью заросло .
    И времен пустая доля ,
    С грустью истины пришло .

    Одинока , но свободна ,
    Как пушинка на ветру .
    Никому ты не угодна ,
    Вечерами и к утру .

    Влюблена в себя повсюду ,
    Больше жизни и стези ,
    Когда бьешь сдурма посуду
    И купаешь мир в грязи .

    Но когда душа трепещет ,
    Под божественным лучом ,
    Вся земля весною блещет
    И кричит мечта грачом .

    ***
    Очерствела душой , огрубела
    По вине переменной своей .
    Развлекаться вовсю не робела ,
    Когда в мае свистел соловей .

    Развлекалась легко и крылато ,
    Словно птицей парила страстей ...
    И желала червонное злато ,
    И любовников всяких мастей .

    На чужбину рвалась очумело ,
    Что бы всем развлекаться назло .
    И сгубила судьбу не умело ,
    Потому что грешить не везло .

    Пересытилась , перебесилась ,
    Оглянулась , кричат журавли ...
    И на круги юдоли вернулась ,
    Где любили ее как могли .

    Королева одиночества

    Ты прогнала его из дома
    И оскорбила очень зло .
    Душе пустыня не знакома
    И не болит твое чело .

    Гордыня выросла до неба :
    Ты бесподобна и мудра .
    Твоей мечте не надо хлеба ,
    Под шелком лунного шатра .

    Ты королева личной воле ,
    Владычица своей судьбы .
    Но одиноко снова доле
    И сны кошмарами грубы .

    А он любил тебя такую ,
    Необъяснимо и светло .
    Ушел в сторонку не пустую ,
    Где в радости ему везло .

    Ты прогнала его напрасно ,
    Другой не будет так любить .
    Когда спала вблизи прекрасно ,
    Кошмар не рвался нагрубить .

    Святилище любви

    Когда ты стервой не была
    Морозов не был ледяным .
    И город в образе стекла ,
    Казался миром слюдяным .

    И белый плед предтеча снов ,
    Исполнился дыханьем дрем .
    Вы не шептали лишних слов ,
    Объятые любви огнем .

    Фиалки нежные цвели ,
    В горшках у берега мечты .
    Вы обитание нашли ,
    В краю духовной высоты .

    Но задрожал фонарь вдали
    И тень влетела острием .
    Вы разлюбили как смогли ,
    Свое святилище вдвоем .


Daughter   Ahasuerus

ДОЧЬ АГАСФЕРА
или
Ляпы и ложь " метрессы " В Т Д в книге " Город - стихотворение "

Неправды у " метрессы " столько , что у любого уши завянут ...
Читайте , сравнивайте и удивляйтесь противоречиям и несоответствию .

"Мой город родной ,
сколько зим , сколько лет
Я сердцем с тобой не прощаюсь"

Какой же он ей родной ? Из ее автобиографии : В Д родилась в Мичуринске
в семье железнодорожника 1939 году . В Тамбов переехала в 1960 г. То есть когда ей было 21 год . А речь в стихах идет о Тамбове . Далее ..

" У дома , где снова сирень зацвела ,
Я вспомню далекое детство .
А сколько здесь было
прощаний и встреч !
С друзьями делились невзгоды ...
Спасибо , что ты помогаешь сберечь
Все это на долгие годы .
Мой город любимый ,
Я твой патриот
И славить тебя не устану "

Естественно не устанет славить , имея самый большой куш за " квасной патриотизм " , деля невзгоды с фантомными друзьями до 20 летнего
возраста в Тамбове -- аля Мичуринске .

" Как я счастлив ,
Что здесь я Родился !
Старый город Тамбов ,
Новый город Тамбов .
Где б я ни был ,
Тобой я гордился "

Следующий раз В Т Д изберет для себя склонение среднего рода .
Например : " Как я счастливо , что здесь я родилось "

" Проеду много - много километров ,
Увижу много - много городов .
Но в каждом переулке незаметно
Я признаюсь тебе в любви , Тамбов "

Вот это пассаж ! Признание в любви незаметно многим километрам , каждому
переулку везде и всюду днем , и ночью . Видимо по типу : " А Карфаген
должен быть разрушен ! " , главное чтоб незаметно .

"Плывут над городом рассветы ...
Иду по улицам знакомым ,
Над головою тополя .
Рассветный час все ближе ,
ближе "

Не ветви тополиные , а сами тополя сразу и одновременно рассвет за
рассветом -- во как ! В следующей строке она почти провидица .

"Он с каждым днем нам дороже , дороже --"

Действительно , все в нем дороже и дороже . Скоро бесценным станет всем
для всех .

" Ты мудрых мне послал учителей .
Им вечно быть в истории твоей .
Что было бы со мной без их советов ?"

Человеком была бы чести и совести . А то наслушалась советов и в 66
своих лет переметнулась от коммунистов к либералам . Как же так ? Всю
жизнь воспевала идеи Ленина и строителей коммунизма , а теперь воспеваешь строй его заклятых врагов буржуев -- бандитский капитализм . Нехорошее дело делаешь , но с пафосом и бесчисленными наградами , типа
игрушечных орденов во славу тринадцатого ученика первого путника Делла Розы . И в завершении мизерной толики разоблачений графоманки в почете , следующие ее строфы .

"Тамбов весной становишься ты краше .
Вот очевидцы молодости нашей ,
Березы белоствольные стоят .
Здесь есть одна из детства моего .
Ах , сколько ей доверено всего !
И на коре ее -- стихотворенье :
Сама природа создала его :
Тамбов , в день основанья твоего --
Апрелький день -- природы пробужденье "

Вот как , в честь детства Вали и Тамбов основали ! И стихи береза запечатлела , и стоит - растет белоствольная уже 380 лет . Интересно ,
сколько же самой Дорожкиной лет ? Может она дочь Агасфера ?

Марафон вникуда и маятник блефа в Тамбове

Вот так и вершится несправедливость . Выбираются свои " таланты " для видеоклипов с совершенно проходными , банальными стихами . Клипы крутят и перекручивают в киномаксах города Тамбова . Однажды , в порыве откровения даже Алешин Олег сказал : "Дорожкинская серость плодит серость ! ". Как в воду смотрел . На втором проэкте " Маятник времени " от серости спасу нет ! Серость заполонила все щели и дырки. А настоящие высокохудожественные оригинальные произведения о Тамбове проигнорированны , как и достойные авторы . Страшнее другое , некоторые рукой - водительницы позабыли о взаимопомощи добрым благодетелям и на глазах превращаются в мерзостных , отвратительных пиардорожкиных . Сие превращение не приведет к бесчисленным " высоким " наградам . Но к провалу и презрению многими ликующих пиариток вскорости приведет .В данном проэкте слишком много Валентины Д. , чересчур много катастрофически ! Нахальство ведуний не знает границ и нравственной меры . Впрочем немного предыстории -- в сентябре месяце 2014 г. на Тамбовщине проходил фестиваль " Читаем вместе !".Делегацию писателей из Москвы возглавляла , тогда заместитель главреда " Литературной газеты " Марина Кудимова . Прекрасный поэт , классик тамбовской литературы ! В делегацию входили поэты и писатели : Евгений Попов и Андрей Балдин . На одном из множества мероприятий присутствовал и я . Мы жарко говорили о современной литературе , дискутировали . Говорили о том , что везде власти литераторов и творческих работников не любят и гонят взашей . Татьяна Маликова , предлит местного С П возразила . Рассказала любопытную историю . Некая молодая , стройная - очаровательная тамбовчанка , запеленала - повязала себя флагом России и сразу же этим понравилась гаранту страны на Селигере . Он выразил приятное удивление пиариткой . Мгновенно объявился благодетель из табакерки Олег Рой -- друг проэкта . Дело пошло ... Вскоре местные тамбовские власти нашли для нее много денег и был поставлен гипер - спектакль " Маргарита и Мастер " - Белая версия . Маликова , подруга красотки , выступила как либретистка версии .Так , что Татьяна опровергла наши опасения . Правда многие не захотели стать коконами - флагоносцами . Поэты все таки . Кудимова улыбнулась , но промолчала . В настоящее время она не зам . редактора Литературки и соответственно ее не приглашают тамбовские культуртрегеры .Хотя Кудимова -- талант невероятной силы ! Но не желает перебинтовываться флагом Родины . Теперь флагоноска - прелестница отбирает стихи поэтов , для видиоклипов к очередному юбилею Тамбова , к 380 летию . Здорово выросла , если хоругви видиопоэтики ей доверили . Но к сведению главных культуртрегеров метресса В . Д . обрыдла многим Тамбовчанам . Однако безудержно " серость плодит серость ..."Параллельно проводился литературный марафон на местном радио . Ладно пусть мне не предложили выступить , прочитать стихотворение о родном Тамбове или отрывок из моей поэмы " Тамбовская вольница ". Стерплю . Хотя уже три года , тамбовчане проживающие по всей России , в рейтингах на многих сайтах , считают меня лучшим поэтом современной Тамбовщины . То есть наилучшим поэтом , корифеем . Стерплю . Но ничего не сказали о Марине Кудимовой , Анатолии Остроухове , Марине Струковой и Сергее Бирюкове ,Нине Стручковой , Светлане Кековой и других достойных поэтах . Например Льве Ошанине и его известном стихотворении " У зеленого Тамбова много неба голубого ..." . Ни слова не произнесли об их творчестве ведущие литмарафон . Стыдно за организаторов . Вспомнили о Терпигореве , это хорошо , но почему ничего не сказали например о Николае Наседкине . Он же написал почти все романы на тамбовском материале . Потрясающие порнороманы "Люпофь" , " Алкаш " , " Меня любит ДжуРоб " и наконец " Гуд бай , май " , это же все о приключениях Насонкина в Тамбове - Баранове ! Почему ничего не сказали о номинантке на этот 2016 год , на премию им. Боратынского Елене Луканкиной ? Она откровенная , свободная поэтесса и автор романа " Когда мы стали животными "." Марафонщики " ни словом не обмолвились , к радости Дорожкиной о великолепном писателе , импровизаторе Петре Алешкине . Он - то восхвалял Валю , когда ей это надо было , что же о нем забыла почетница ? Его эпопею о тамбовском семействе Анохиных , историю семьи , можно смело поставить в золотой ряд шедевров о крестьянском восстании " Антоновщине ". Это книги : " Одиночество " автор Н. Вирта ; " Расплата " А. Стрыгин ; " Откровение Егора Анохина " П. Алешкин ; Поэмы " Гуляй поле Тамбовское " , " Последняя любовь атамана " и " Тамбовская вольница " автор Валерий Хворов , то есть я . Эх,Павел Рыжевский, соведущий данного радиомарафона ! Я думал , что ты поручик истинной культуры , а ты изображаешь ефрейтора " мыльных пузырей ".Если б ты сказал несколько добрых слов о моем творчестве и иже со мной , ты бы обессмертил свое имя .Стал бы в ряд защитников гонимых и угнетенных сверхталантов Родины . Светочем нашим был бы на века ! А хвалить перехваленных властью , большого ума не надо , тем более храбрости .Это привычное дело приспособленцев и лизоблюдов . Поступай так дальше , дослужишься до шута Вали . Неужели среди либералов нет людей чести и совести ? На марафоне всякая шелупонь глаголила до исступления , а признанные шедевры по прихоти Вали Дорожкиной замалчивались . Жестокая себялюбка . Закостенелая интриганка . Ненасытная злобная гарпия . И стихи наши не допустила в электронный вариант книги " Маятник времени 2 ". Такая вот правда жизни . Дорожкина сама не скрывает своих пристрастий и своего кредо : " Я жгла мосты , не думая о том , Что я на этом берегу , а ты -- на том . Я мост зажгла -- тебе не перейти . Я пламя настоящее ждала: А вдруг погаснет? Чтоб опять зажечь ". И " Фортуна , где глаза твои ? Мне кажется , что ты ослепла ... Открывши мне источник пепла , Огня источник не таи . Мне предстоят еще бои , Но чтоб душа моя окрепла ". Ей огня подавай Амаргеддона , как Геростратке ! Все доброе , душевное , человеческое спалит . Еще ее непреодалимое желание и признание : " Мы все , конечно , атеисты . Но как прожить без божества ? Но кажется умолкнет Лира , Когда кумир не сотворен ".Вот она , будучи долго атеисткой , сотворила себе кумира из себя самой .Теперь молится , но кумир остался в ней .Она ему неистово поклоняется везде и всегда . Иногда он мельтешит и мелькает в ее увеличенных очками глазах . То покажет в правом глазу рожки , а в левом хвост . То сделает все наоборот . Присмотрелись многие , прислушались : кумир - то какой - то жалкий , графоманистый , но с гонором . Некоторые чиновники хвалят его и ее , восхищаются посредственными банальными стихотекстами . Помогают ей в продвижении к славе . Валя безудержно продвигается . Продвинутая ! Награждают и премируют ее . Но абсолютно все сознают , что Валя не поэт , а стиходелка - галделка - подделка !Однажды она сама призналась в своей несостоятельности даже средней поэтессы : " Мои сомненья и тревоги Опять покоя не дают . Начну в каком - нибудь вагоне Вторую полку обживать ".Вот пусть и обживает вторую полку . Поэт -- чувственный художник Слова и душевных образов .А стихоплет -- ремесленник языка .Но иногда звукам свистулек плебс внимает трепетно . Дорожкина старается свистеть погромче .В суе она призналась , кто ее может лишить темных сил разрушения : " Пока мне труба не сыграет отбой , Стою на позиции , как часовой ...". Недавно был принят в С П подающий большие творческие надежды Труба Анатолий . Труба , так сыграй Вале - разрушительнице отбой ! НОВОЕ ДОПОЛНЕНИЕ - Не стал Анатоль Труба играть отбой Валюхе , зачислил ее в штат редсовета журнала Александръ и служит ей как раб " ЛАМПЫ МАМОНЫ ". Местные культуртрегеры не умеют фильтровать базар лицемеров . Не умеют отличать плевелы от зерен .Превозносят кого угодно , только не перечисленных мной . Корифеи поэзии презирайте дилетантов от тамбовской культуры ! Немного правды о возносимой и неподражаемой . Несколько лет назад , в приватных беседах Евстахий Начас при мне , выражал недовольство восхвалением Дорожкиной . Считал ее никудышней поэтессой . Не достойной и самой низшей награды . Акулинин Александр вообще считал ее неряшливой кухаркой , прислугой литературы . Многие говорили -- при виде Вали Майю Румянцеву коробило . Майя видеть ее не могла , такую назойливую графоманку . Недавно , наконец - то в одной тамбовской газете в презрении к Вале , опосредственно признался Виталий Гармаш , поэт , критик , прозаик . Кстати почему о его творчестве ничего не сказали " марафонцы " ? Аркадию Макарову корифею , классику угодили , разместили всего одно стихотворение , ... и молчек о творчестве . Как буд - то бы нет его в " святцах " талантов . Эх , Аркадий когда ж ты вновь скажешь правду о никчемных ? Тебя же гнобили , зажимали они в Тамбове . Это ты , Начас и я должны позволить " метрессе " одно стихотворения озвучить . Или ни одного . Если уж все власти без ума от Вали и шестерки властей , тогда объявите декаду воспевания дворовых туалетов и выгребных ям . Никто возражать не станет против ее монополии с " тропиканками " на стихотворный марафон о великолепном местном дерьме . Пусть скопом воспевают и задворки тамбовской жизни . Здесь они преуспеют непременно . А то им постоянно клубничку в сливках , а нам фигу . Им все , а нам отверженным талантам ничего . Как после всего этого можно уважать и ценит власть ? Если сама власть постоянно гнобит и отвергает самых одаренных , признанных народом талантов , что же тогда говорить о деловых богатых людях . Вот и нет среди них спонсоров истинной культуры .Все только для пиара , все для выборов - перевыборов . Несправедливость в культуре приводит к эпидемии лжи , обманов и бездуховной лаже . Монополия в искусстве -- разрушитель искусства! Сама планета Земля имеет три полюса : Северный , Южный и Магнитный . Все важны и значимы . Созвездия небесные состоят из нескольких звезд . А в Тамбове литературу олицетворяют с одной Валей Дорожкиной ! Слава ей , экраннные проэкты для нее , аудиомарафоны , издание книг , вручение денег и почет только ей . Прославляют , как двуединую богиню Агни - Кали . Власть принесла в жертву всю тамбовскую культуру ,все искусство ей . Валя же постоянно не довольна .Вот эта метаморфоза , кумиру ее нравится : " Была я бабою , живой , А стала каменной . И комната была жилой , А стала камерой ". Если эти проэкты -- разновидность бизнеса ? Тогда другое дело ! Каждый зарабатывает деньги , как может . Если вы отвергаете живых классиков , столпов поэзии , то с люмпен - пролетариатом виршей и " каменными Валюхами " вы достигнете дна туны торговли . И на дне ощутите всю " прелесть " бескультурья и гнили делитантизма. Сами вскоре вкусите горького хлеба продажности и узрите шАбаш бездуховных порочных зрелищ . Дышите смрадом блефа , сатрапы Тамбовской лжекультуры !

Кукиш метрессы
***
Она в немыслимом почете ,
За пермаментный литкружок .
И в думах пламенных в зачете
Ее пылающий божок .

Ей славой власти воздавали ,
Настолько ярко просто жуть !
Деньгами щедро посыпали ,
Ее судьбы счастливый путь .

И все награды очередно ,
Вручали с радостью любя .
И пели оды ей повзводно ,
Штандарты слезно теребя .

Чины метрессой умилялись ,
Она же гордостью взошла
И на поэтов что являлись ,
На вы с чернавками пошла .

Хитрила , каверзы творила ,
Играла судьбами вблизи .
Одним бесславье сотворила ,
Других оставила в грязи .

Жестока вся и ядовита ,
Как многоглавая змея .
Грехами мерзкими повита
И бездне гибельной своя .

Противница святых свершений ,
Вершит порочное везде .
Мосты сжигает отношений
И кукишем грозит звезде .

Патриотка властей

При власти рьяных коммунистов ,
Она их славила везде .
При либералах - гедонистах ,
Нашла идею в их звезде .
И те , и эти опахалом
Над Валей гнали мошкару ,
Справляясь с истины нахалом ,
Несущем правду на юру .
Захватят город анархисты ,
Валюха блудным присягнет .
Захватят вольницу фашисты ,
В рог либеральников согнет .
На плахах головы отрубил ,
Во храмах образы пронзит .
Так предводителей возлюбит ,
Что прежних пикой поразит .
Раскроет мутные клоаки
И подорвет музейный мир .
Вожди все канувшие -- враки ,
А светоч -- нынешний кумир !
Найдет прекрасное в прорухе ,
Когда заплатят ей деньгу .
Но музы неба о Валюхе ,
Как о таланте ни гу - гу .

Иллюзия величия
***
Зачем творить когда есть Валентина ,
Она свои шедевры создала .
Судьбы ее прекрасная картина ,
Как птицы поднебесной два крыла .

Ей бабушка о многом говорила ,
Ее тропинка дальняя влекла .
И власть ей атрибуты подарила ,
Владычицы из злата и стекла .

Она сегодня Слова королева
И скипетром блистает наяву .
Мария справа , Александра слева ,
Труба целует тронную траву .

Никола бьет в ладоши супостата,
Олег в мечтах Россию продает.
У Стаха пламенеет вновь простата
И он любовью Вале воздает .

А Марков оборвал цветы у дома ,
Несет букет великой во плоти .
Еленушку объяла страсть - истома ,
Как звездочки созвездий донести .

Владимир руки чистые целует ,
У милой не душа а красота !
И только муза Валю не милует
Ничем и туна дней не высота .

Небесных муз не тронули порывы ,
Людей объятых призрачной мурой .
Вокруг метрессы смутные обрывы
И волки бездны воют под горой .

Греховодница
***
Для бомонда старуха метресса ,
Для меня же исчадие стресса .
Для кого - то она Алевтина ,
Для меня -- гужевая скотина .
Тянет воз наградной от меня ,
Прямо в чрево исчадий огня .
Видно напрочь поветрий "кобыла" ,
О морали и чести забыла .
Полыхают судьбины продажных
И вальяжных и , не отважных .
Полыхают в среде роковой ,
Из - за прихоти таковой .
Нехорошая бабушка Аля
Ухмыляется грешников саля .
Черным дегтем блистает грехов ,
Круг невестушек и женихов .
Всех оженит с наградами сваха ,
Где расплаты безбожная плаха .

Еретичка
***
Слыла метресса еретичкой ,
Когда безбожницей была .
Слыла партийной фанатичкой ,
От пяток грубых до чела .

Служила партии до срока ,
Устав блюла до запятой ,
Но вести принесла сорока ,
О новой власти золотой .

Пришла с улыбкой еретичка ,
К другим блистательным богам .
И засвистела словно птичка ,
Прильнув к богатым берегам .

Зерно посыпалось нежданно
И манна с праздничных небес .
Все чуждое теперь желанно
И светоч менеджер чудес .

Забыта ересь пролетарских ,
Базарных воспаряет бум .
Теперь особа среди барских ,
Молельница метресса дум .

Но все замашки прежней доли
Остались принципом судьбы :
Интриговать в кругу юдоли
И ересь воспевать борьбы .

Портрет метрессы
***
Потомок Дориана Грея
Приехал "дервишем" в Тамбов
И говорить ни с кем не смея ,
Страдал от прикуса зубов .
С собой мольберт и красок кипа ,
А денег на смех петухам .
Нет драгоценностей и Джипа ,
Но рвется к красочным стихам .
Прознал , что дама есть в Тамбове ,
Стихи творит десятки лет .
Сказал он воронам : -- Панове ,
Я напишу ее портрет ! --
Узнал ее координаты ,
Пришел и душу ей открыл .
-- Вас нарисую и пенаты ,
А рядом ангел белокрыл ! -
Она свои вручила книги
И стал он трепетно читать .
Стихи не феи , а барыги ,
На сердце лягут , будешь тать .
Все лживо , все не от таланта ,
По случаю к очам властей .
И Дориан играя франта ,
Сказа : -- Прекрасному О,Кей! --
К музею ближе на " Арбате " ,
Тамбовских малых величин ,
Портрет писал он на закате ,
С оттенком множества личин .
Метресса важная балдела
И воспаряла всей судьбой .
Но вдруг до точки похудела
И стала дымкой голубой .
А Дориан портрет замазал ,
Какой - то жуткой чернотой .
Сказал по русски , не промазал ,
И плюнул в пропасть под пятой .
-- Стихи писать ты не умела ,
Творила вирши о пустом .
Но получать награды смела ,
В краю для жизни золотом .
Останься кляксой на портрете ,
Не пребывай , не мельтеши .
А я найду на бренном свете ,
Свет - поэтессу для души ! --
Сhapter novel "Anatoly Рipe" -- " judgment of the fallen "


КЛЕВЕТА -- БОТТИЧЕЛЛИ САНДРО

СУДИЛИЩЕ ПАДШИХ

Они собрались скопом и по заготовленной договоренности стали обвинять поэта в несуществующих событиях и поступках . Обвиняли в сквернословии , унижении человеческого достоинства , в грубости и оскорблениях ? Некоторые из обвинителей не общались с поэтом уже лет 10 - 12 однако неистово обвиняли . Поэт никого из них прежде никогда не оскорблял . Наоборот , был со всеми доброжелателен , добродушен и помогал многим чем мог . Всегда поэт откликался на помощь и участие в судьбе каждого просящего . Обвинения были изначально построены на придуманной ужасной клевете . Это действо было программной местью почетной процентщицы , повитухи интриг , некой изощренной Валентины . Всем хотелось доказать свою приверженность к дисциплине , скромности и тактичности в поведении и межличностных отношениях . Многие лихо доказывали свое кредо " Всегда " в обвинительных постулатах . Несли ахинею , ложь , наветы , подметные фразы , клевету , наговор и чернуху как тамады на фуршете " нечистой силы " . Многих объяли туман заблуждений и пелена кривды . Изгалялись над фантомом , воображаемым поэтом как хотели и желали . Поэт реальный отсутствовал на этой " черной мессе падших нищих духом " . Хором долго вопили с повторами -- Виновен ! -- Где -- то недалеко петухи в ответ прокукарекали и на окнах появились морды : нетей , бесов , анчуток , кикимор , ведьм , упырей и вурдалаков . Чудовища улыбались клыкастыми пащеками , взирая пылающими зенками на хохотавшим в круге судилища чудовищ. . Нечисть висела в смутном воздухе и исходила мелкой дрожью ...В помещении запахло серой и тухлыми яйцами . Многие падшие обвинители почувствовали как грех нечестивого , лживого , безбожного , порочного приговора входит в их внутренности полынным пламенем , но продолжали неистово хохотать ... К некоторым на грудь прикрепился сам собой голографический " Орден Иуды " . У некоторых этот орден предателей заполыхал на лбу . Вдруг один из судилища не обвинявший поэта , но проголосовавший за приговор увидел надпись на стене : " Всех лукавых , подлых , мерзких прислужников злыдни Вали ждет неизбежная , скорая расплата "

Неизбежность

Когда в судьбе случится горе
И грянет жуткая беда ,
Вы вспомните -- кипело море ,
Судилища , но не суда .

Вас захлестнут волной напасти ,
Страшней несчастий остальных ...
И вы познаете отчасти ,
Страдания существ шальных .

Судили вы и вас осудят ,
За ерунду и мутотень .
Вас ангелы небес принуят,
Влачить пылающую тень .

Осудят звезды вас лучами ,
Осудят грозы на лету . .
И бури смутными ночами ,
Осудят хищников тщету .

Вы хищники в своем порыве ,
Судили личность ни за что .
И ваши судьбы на обрыве ,
Заплатят душами за то .

Капкан самообмана

Вздохнут теперь свободной грудью ,
Избавившись от лишних ртов .
И выплеснув ребенка с мутью ,
Пойдут вперед между кустов .

Ох как прекрасен лес волшебный ,
С тропинкой чудной золотой ...
И мир суетный непотребный ,
Заменит погремок простой .

Идут и видят превращенья
Зверей в иные существа ,
В округе смутного вращенья ,
Иллюзии всяких торжества .

Вдруг видят бабку у тумана ,
У края заповедных грез .
И вдруг капкан самообмана ,
Захлопнулся вокруг всерьез .

Они в капкане все незримом ,
Пошевелится нету сил .
И бабка облекает дымок ,
Всех кто вовсю заголосил .

Тщеславные

Когда сидели за столом
И пили водку дружно ,
Не рассуждали мы о том ,
Что палачом быть нужно .

Душа болела и звала ,
У Николая счастья ...
Я бросил личные дела
Из - за причин участья .

Блажил Олег на этаже
Шестом в пространстве кухни .
И я с мечтами неглиже
Кричал : --- Преграда рухни ! --

Мещеряков спросил совет :
-- Как быть в журнальном деле --
Легко послушал мой ответ :
-- Аршанский дока в теле --

И Кочуков пришел с добром ,
Просил о светлой воле :
-- Ты одари не серебром ,
Проголосуй в юдоле ---

Звонила Леночка Шматко ,
О жабах толковала ...
Просила голос высоко ,
Поднять крылом вокала .

И прежде я помог другим ,
Стать членами Союза .
С пустой душой и дорогим ,
Хоть пропадала муза .

Пришли иные времена ,
Тревожные и злые .
Тускнеют веры письмена ,
Блистают роковые .

Процентщица купила тех ,
Кто сам продаться рвался .
И в день немыслимых потех ,
Тщеславных круг зарвался .

Меня поэта светлых грез ,
Хулили все от пуза .
И обвиняли вновь без слез ,
Как палачи Союза .

Грозная старуха

Старухе не стыдно быть "Грозной",
Как царь незабвенный Иван .
И девке по сути обозной ,
Путевку вручить на диван .

Она кувыркалась с Николой ,
С Василием сняли табу .
И с голым попутчиком голой ,
Влетела в иллюзий трубу .

По небу мечты полетала ,
Морозно витать под луной
И к "Грозной" старухе пристала ,
Чтоб злобною быть не одной.

Появится месяц завоют ,
С волчицами грез в унисон .
И ноги друг другу помоют ,
Держа свой "клыкастый" фасон .

Подышат туманом незримым ,
Всей грудью , неясно какой
И скалятся с другом галимым ,
"Нулем" потерявшим покой .

Прислужница

Не ум ее блистал в делах ,
Блистала хитрость роковая .
В любых закутах и углах ,
Она лгала не унывая .

Служила в тон КПСС ,
Стихи писала про партийцев .
Служила чертящим процесс ,
Восславив бизнес кровопийцев .

Всегда в фаворе у чинов ,
Как кукла радостно пищала .
И вновь талантов не лгунов ,
Стереть забвеньем обещала .

В наградах вся за мутату :
Кружок , статейки и стишата .
И славит рьяно пустоту ,
Где кошек скушали мышата .

Прислужница своей тщеты ,
Вреднее горя диверсанта .
Не верит в нечисть маяты ,
Не верит в светлого гаранта .

А кто не в круге -- дураки !
И кто не чествует --- дебилы !
Друзья все кормятся с руки
И службой восполняют силы .

Еретичка

Слыла метресса еретичкой ,
Когда безбожницей была .
Слыла партийной фанатичкой ,
От пяток грубых до чела .

Служила партии до срока ,
Устав блюла до запятой ,
Но вести принесла сорока ,
О новой власти золотой .

Пришла с улыбкой еретичка ,
К другим блистательным богам .
И засвистела словно птичка ,
Прильнув к богатым берегам .

Зерно посыпалось нежданно
И манна с праздничных небес .
Все чуждое теперь желанно
И светоч менеджер чудес .

Забыта ересь пролетарских ,
Базарных воспаряет бум .
Теперь особа среди барских ,
Молельница метресса дум .

Но все замашки прежней доли
Остались принципом судьбы :
Интриговать в кругу юдоли
И ересь воспевать борьбы .

Гнусная мистерия

Валентина судьбой не святая ,
Коммунистам служила до срока ,
Когда злых волкодлаков стая ,
Вожака возлюбила пророка .

Валентина прибилась к стае ,
Стала хищной почетной злыдней .
И зимой , и в цветущем мае ,
Стала кривду вершить постыдней .

Искривляла пространство и время ,
Развращала продажных духом
И порочное , грешное семя ,
Всюду сеяла с черным пухом .

Многих членов Союза слова ,
Извратила до мерзкой сути .
На развалинах храма Тамбова
Вытворяют мистерию жути .

Обвинили по ложным наветам ,
Невиновного с честью поэта .
Впали в грех по Святым Заветам
И расплаты на каждом мета .

Пусть случится по воле Бога ,
С обвинителем всяким расплата .
Валя - злыдня низка и убога ,
Как юродивой сзади заплата .

Расправа

Они свою гордыню возлюбили
И жгучее тщеславие свое .
Голубок белокрылых истребили
И черное витает воронье .

Для них непогрешима Валентина ,
Любому слову верят чудаки .
И видится им яркая картина ,
Они все на Парнасе высоки .

Укажет на невинного -- воспрянут ,
Всей стаей налетают на него .
На крестное распятие не глянут ,
Когда нет кроме жертвы ничего .

Насытятся куском чужой судьбины ,
Оближут губы длинным языком ...
И повторят фуршетные смотрины ,
Нисколько не жалея ни о ком .

А Валентина хитростью исходит
И лжет как обреченная на зло .
Над ними месяц гибели восходит ,
Они кричат : "Нам страшно повезло ! "

Голгофа поэта

В них сила грешная взыграла ,
Как брага мутная в бадьях .
И бестия на них взирала ,
Найдя порочное в друзьях .

Они поэта все ругали
И обвиняли в темных днях .
И кривде ложью помогали ,
Гадюке в призрачных огнях .

Змея незримая шипела
И поднимала хвост трубой .
Вдруг брага мести закипела
И бес оправился рябой .

Они вдыхали смрад нечистый ,
Впадали в гибельную страсть .
Нес ахинею так речистый ,
Что мог от небыли пропасть .

И исходила девка бредом ,
Секла поэта клеветой …
За ними бесновался следом ,
Писатель сроду не святой .

Злом распинали "супостата" ,
На месте скорбного креста .
Голгофы здесь была утрата ,
Когда взорвали храм Христа .

Злоба кликуш

Пылала злоба в их глазах ,
Воспрянул в душах ад .
Увидели судьбу в слезах ,
Двенадцать лет назад .

Такие страсти пережить
Пришлось из - за меня .,
Что захотелось удружить ,
Всем языкам огня .

Огонь отмщенья полыхал ,
В порывах и в устах ...
И ворон крыльями махал ,
За окнами в кустах .

Кричала птица тяжело ,
Неистово к беде .
И окрыляли люди зло ,
На роковом суде .

А дело сшито се ля ви ,
Рукой дрожащей в тон ,
И виделяся поэт в крови ,
На плахе как Дантон .

-- Казнить заблудшего творца ! --
Кричали злыдни в масть .
Но дома кушал я тунца
И плюнул страху в пасть .

Припомнил жизни времена ,
Двенадцать лет назад ,
Как сеял дружбы семена
И всем помочь был рад .

Угодники метрессы

Судилища острый финал ,
Создали по духу секрета .
И деньги нашлись на журнал ,
Когда осудили поэта .

Гурьбой угодили одной ,
Почетной и злобной метрессе .
И каждый продажный родной ,
В убогой безнравственной пьесе .

Клубитесь в сплетеньях теней ,
Играйте творящих шедевры .
Но кривда надавит сильней
И станете жертвою стервы .

Вы вновь заработали куш ,
Глумясь над поэтом невинным .
И в круге отпетых кликуш ,
Вопите с исчадьем глубинным .

Юрьев день

Кружится курицей фурия ,
Искры ссыпает с хвоста …
Дух оглашенного Юрия
Злобен везде не с проста .

Вроде служил офицером ,
Видел афганскую мреть .
Слыл золотым кавалером ,
Что бы любовью гореть .

Стал непроглядным циником ,
Гордость объяла его .
Ходит с попутчиком мимиком ,
Ценит ханыгу всего .

Юность друган загубил ,
Учит как жить без души .
Юрий заблудший забыл ,
Кредо свое " не греши "

В день переходного поля ,
Юрий пойдет вникуда ...
Жизни беспутной недоля ,
Станет брести без следа .

Тщеславные обвинители

Ненавидеть они умеют ,
Это кредо у них не отнять .
То и дело вовсю сатанеют
И стремятся врагов обвинять .

Обвиняют и судят обычных ,
Одиноких творцов во плоти .
А своих друганов закадычных
Видят в вечности и чести .

Для противных поганые слухи ,
Распускают как шерсти кудель …
И рабами отвратной старухи
С ядом славы сосут карамель .

Ядовитая слава с крушиной ,
Волчьих грез взбеленяет туман .
И живут они жизненной тиной ,
Принимая за благость дурман .

Без добра не приходит прощенье ,
Без молитвы темны небеса .
Обрекая творцов на забвенье ,
Вы "калифы" на полчаса .

Тамбовские волкодлаки

Повернул я на пальце кольцо,
Стал читать письмена бумазей:
Ты увидишь событий лицо --
Облик зверя из бывших друзей.
Ты узришь небывалый размах,
Рокового безумия всех.
Будут страсти являться в умах,
С чередою порочных потех.
Будет всякая тварь мельтешить,
И глумиться над честью взахлеб.
Проклинать всех не надо спешить,
Кто – то свой исповедует стеб.
Ты услышишь пронзительный шум,
Исходящий от вздыбленных стай …
Не сгущай маяту своих дум,
О спасеньи души помечтай!
Зверь исчадий прыжок совершит,
Злом поступков без крестных оков.
Но молитва святая лишит,
Силу воли волчиц и волков.
Оскудеет звериный порыв,
Источиться греховная суть,
Прыгнут стаи под жизни обрыв,
И не добрый закончиться путь --
Повернул я на пальце кольцо
И, отринул стопу бумазей …,
Что б мое не бледнело лицо,
Стал молиться за бывших друзей .

Страда расплаты

Радуйся Валя , радуйся
И Алешин ликуй , и Коля !
Хоть пригублена чаша сладостей ,
Дегтем мазана ваша доля .
Вы помечены жуткой метой ,
Лицемеры с ухмылкой праздной .
И отплатит вам рок монетой ,
С мордой кривдушки безобразной .
Вы получите все сторицей ,
Что за каверзы заслужили .
Вам мамона блистает столицей ,
Из костей и зверей сухожилий .
Вы продвинутые продвинули
Шелупонь до вершины эстрадной .
Вы талантов шутя отодвинули ,
В туну бытности не отрадной .
За меня , за Марину , за Толю
Привлекут вас созвездья к ответу.
Бог простит нашу горькую долю ,
Мы поэты и служим свету .

Стезя Истины

Рашанский лысиной блистал
И весь лоснился рожей ,
И книгу пальцами листал ,
С еврейской бледной кожей .

Проект Рашанского хваля
Двурожкина блажила …
И оттолкнувшись от нуля
Тщеславью послужила .

Библиотека детских грез
Была важна крылатым .
Но слушать лживую всерьез
Нельзя с Христом распятым .

Коснулась крестика одна
И вдруг узрела тени :
Метресса жуткая страшна ,
Рашанский друг мигрени .

Двурожкина несла свое
Совсем в ином порыве .
И гомонило воронье
Всей стаей на обрыве .

Картина жизни роковой
Предстала с черной сутью ,
Коллеги злобу с синевой ,
Смешали с кривды мутью.

Они гнобили честных всех ,
Талантов гнали всюду …
И возлюбили без потех
Предателя Иуду .

Судилища вели вдвоем
Невинных обвиняя …
И голосили о своем ,
Судьбины ниц роняя .

О Боже ! Ближних вразуми ,
Не слушать злыдней падших .
И пелену скорбей сними
С гонимых и увядших .

Девчонка страхом не зашлась,
Молилась снова Богу ...
И истина времен нашлась,
И позвала в дорогу .

Постою на берегу

Постою на берегу -- жизнь - река течет …
Душу вновь уберегу , месть мне не в зачет .
Я оставлю всех врагов Богу для суда ,
Много злобных берегов , всем от них беда .
Пусть Всевышний разрешит споры и вражду ,
Ангел света не спешит к грешникам в ряду .
За рядами по реке , тьма плывет личин ,
Постою не вдалеке , в следствии причин .

ПОСЛЕДСТВИЯ СУДИЛИЩА ПАДШИХ

Отчубучил

Через год он пробьет альманах
И порадует свой "курултай" .
Как Отрепьев отпетый монах ,
Обналичит роман " Гюльчатай".

Воевал , был в Афгане боец ,
За отчизну стоял до конца .
А теперь он бесстыжий подлец ,
Судит в храме поэта - творца .

Где бесчисленных книг стеллажи ,
Был намоленный Господа храм .
Рок глупца совершив виражи ,
Отчубучил Судилища срам .

Он не воин теперь а палач
От гордыни исходит своей .
Только тертый сухарь и калач ,
Не приметит времен суховей .

Пронесутся стихии вокруг,
Поблистают парады вблизи ,
Но порочный Судилища круг ,
Будет видится вечно в грязи .

Гонители

Ради Маши , Елены и Саши ,
Валя судьбы испачкала наши :
Неизбывной как смоль клеветой ,
Непроглядной как хмарь маятой .
Вбрызг порочила благообразных
Валя - злыдня среди безобразных .
Среди всяких знакомых и разных ,
Ради дел интриганки бессвязных .
Всех талантов от Бога чернила ,
Извращенки нечистая сила …
С ней Наследкин и рядом Рашанский ,
И Трубашкин ханыга шушпанский .
Их фантомы кружатся на Лысой ,
На горе с омерзительной крысой .
Их исчадий опутала мреть ,
Раз стремятся в полыме сгореть .
Пострадают творцы от нечистых
И воспрянут от истин лучистых .
Над талантами зори без пятен ,
Путь духовный Мессии приятен .

Действительность

Я плюю в ваши подлые рыла ,
Есть в поэте небесная сила .
Вы на каверзы злыдни годны ,
А по сути крещеным вредны .
Вы творите лукавое дело ,
Что бы время добра оскудело .
Что бы всюду фальшивая мреть ,
В бренной славе смогла забуреть.
На Судилище падших вы доки ,
Без лукавых личин лжепророки .
Без журналов и ложных наград ,
Ваши судьбы -- пустоты оград .
Без тусовки вы мелкие сошки
И очистки от вялой картошки .
Вы исходите злом как поносом ,
У сортиров останетесь с носом .

Фильки блефа

Не знал бы Замшев Сошина ,
Дорожкину , Алешина …,
Еще Елену томную ,
Любил бы Русь огромную .

Теперь он ценит знающих ,
К тщете душой взывающих ,
Ведущих жизнь лукавую ,
Зигзагами не правую .

Максим Елену сватает ,
В газете вновь печатает,
Дорожкину и Сошина ,
А муза в туне брошена .

Грущу я с музой лиственной ,
Поэт от Бога истинный .
Стихи мои высокие
И думы все широкие .

В газетах не засвеченный ,
В журналах не примеченный ,
Но лунной павой встреченный
И зорькой грез отмеченный .

Повсуду правят Замшевы
И правды Русь Предамшевы .
Творцы изгоям равные ,
А Фильки блефа славные .

Ловцы теней

Может Ляпис Трубецкой
Может тень Глазкова ,
Пролетает день деньской
По кругам Тамбова .

По большому кругу тень ,
С ликом Николая ,
Пролетает и сажень
Кружится витая …

В малом круге суета ,
Череда с кролями ,
Ищет щедрые места ,
С длинными рублями .

И Хвалешин тамада ,
Воскуряет душу ,
И без всякого стыда
Ест чужую грушу .

Ведуном теней Олег ,
Порешил быть ныне .
Но засыпал белый снег
След мечты в пустыне .

Сошин был уже в кругу ,
Ради грез кузена .
Но Олег сыграл слугу
Хитрого Журдена .

Фаворитом хочет быть
С медом - кренделями ,
Что бы мету позабыть
На челе с нулями .

Тени вьются в пустоте ,
По лихому зову ...
Только муза в суете
Равнодушна к слову .

Избалованные

Они чинами избалованы :
Мария , Валя , Анатоль …
Они Фортуной зацелованы
Играя фаворитов роль .

И преподносят им на золоте ,
Любой блескучий сувенир :
То пламя в обнаженном Молохе ,
То на орле летит кумир .

Наградами лаская избранных,
Дождем червонным без конца ,
Поэтов откровений истинных ,
Стирает власть с земли лица .

Всегда своим проекты новые ,
С деньгами рыночной казны .
Таланты сроду не пановые ,
Дельцам культуры не нужны .

Сидит Труба на сивом мерине ,
Весь коронованный барон !
Авантюристу дело вверено ,
А он фальшивый как Бирон .

Вот Валю пасшую лелеяли ,
В наградах вся и в серебре ,
А овцы выгона заблеяли ,
Голодные в сквозной дыре .

Шедевров ярких не предвидется ,
От фаворитов , не творцов .
И в зеркалах поветрий видится
Тупик - Зеро в конце концов .

Морды и хари

После Судилища падших
В храме где Пушкинский дом ,
Старших людей и младших
Дух уличил в худом .

В библиотеке нет истины ,
Истина в вере в Христа .
Храм подорвали выхристы ,
Злобно скривив уста .

Храм над строением высится ,
Прежний в астральном миру .
И на него не окрыситься ,
Злыдень на стылом ветру .

Входят в притвор обвинители
Вместе с подобием жен .
Видят насквозь небожители
Кто чернотой поражен .

Лысиной блещут лукавые
Или густой сединой ,
Все палачи не правые ,
За роковой стеной .

Души у лживых не светлые ,
Когти видны и клыки ,
Нечисти грешной приметные
Словно в огне кизяки .

Шерсть вырастает звериная ,
Каждый подонок с душком .
Бякает морда козлиная ,
В перьях кричит петушком .

Видно поверхность зеркальная ,
Каверзных , смутных времен ,
Блещет как правда астральная ,
С харями падших имен .

СЛУГИ МАМОНЫ

У ТРУБЫ ВОРОВАТОЕ БРЕМЯ ,
ПОТОМУ ОН ДОРОЖКИНОЙ ДРУГ .
ВАЛЕНТИНА ВОРУЕТ ВРЕМЯ
У ТАЛАНТОВ БЕЗБОЖНО ВОКРУГ.
В ВОРОВСТВЕ ОН ПРИЕМАМИ РАЗНЫЙ ,
КАК ДОРОЖКИНА ВЕСЬ БЕЗОБРАЗНЫЙ .
ГРЯНУТ СРОКИ И ОБА У КРАЯ
ВДРУГ УВИДЯТ ПОЛЫМЯ НЕ РАЯ .

ИЗВЕРГИ

ВЫ " СОЖРАЛИ" МЕНЯ НА СУДИЛИЩЕ
И ПОТЕШИЛИ БЕСОВ СВОИХ ...
ВИДНО ГЛАВНЫЙ ЗАБРОСИЛ УДИЛИЩЕ ,
ЧТО БЫ КАЖДЫЙ ДУШОЮ БЫЛ ЛИХ .
НА КРЮЧКЕ ВАШИ ДУШИ БЕЗБОЖНЫЕ ,
КАК В ХОЗЯЙСКОМ ПРУДУ ПЕСКАРИ .
ВСЕ ВЕРДИКТЫ СУДИЛИЩА ЛОЖНЫЕ ,
КАК КВАРТАЛА ГРЕХОВ ФОНАРИ .
ОТДАВАЙТЕСЬ ПОРЫВАМ НАДУМАННЫМ ,
ОБВИНЯЙТЕ НЕВИННЫХ В БРЕДУ .
ТОЛЬКО АД НЕ БЫВАЕТ ПРИДУМАННЫМ ,
ПАДШИМ ИЗВЕГРАМ НА БЕДУ ,

ИСТЕРИЯ ПАДШИХ

ЗАЧЕМ МНЕ ГЛОТКУ ДРАТЬ ЗА ВАС ,
ЧТОБ ОСУДИЛИ СНОВА ?
ЧТОБ ВЫПИВАЯ СЛАДКИЙ КВАС
КРИЧАЛИ : -- ЖИЗНЬ ХРЕНОВА ! --
ОДНА В НАГРАДАХ ЗА РАЗГРОМ
ЕЕ СТИХОВ КАК ФЕЯ ,
ДРУГАЯ МЕЧЕТ ЧЕРНЫЙ ГРОМ
ВОНЯЯ И ПОТЕЯ ...
ТРУБА ТРУБИТ О ТРУБАЧАХ ,
ОСУЖДЕННЫЙ ЗА ТРУБЫ .
МЕЩЕРЯКОВ О БАСМАЧАХ
КРИЧИТ : --- ВРАЖИНЫ ГРУБЫ ! --
АРШАНСКИЙ ЧЕШЕТСЯ КУМИР
ВСЕХ ЛИЦЕМЕРОВ РЯДОМ ,,,
И ИЗМЕРЯЕТ РУССКИЙ МИР
СВОИМ ЕВРЕЙСКИМ ВЗГЛЯДОМ .
И ВСЕ С ВАЛЮХОЙ ЗА ОДНО ,
В ПОРЫВЕ ОСУЖДЕНЬЯ .,,
НО ПАДШИМ СНОВА СУЖДЕНО
ДУРЕТЬ ОТ НАВАЖДЕНЬЯ .

АВТОЗАК ИГРЫ

И АФГАНЕЦ ПОЗЕР , И КАЗАК ,
И ЧАИ ОН ПИВАЛ С АРХИРЕЕМ ,
ТОЛЬКО ЕДЕТ ЗА НИМ АВТОЗАК
СО СТРОФОЙ СОЧИНЕННОЙ ХОРЕЕМ .

АВТОЗАК ИЗ ТЕНЕЙ И МУРЫ ,
ИЗ СПЛЕТЕНИЙ ИНТРИГ БЕЗОБРАЗНЫХ.
НА КРАЮ БЕЗДУХОВНОЙ ИГРЫ ,
ПОДБИРАЕТ БАНКРОТОВ РАЗВЯЗНЫХ .

А ПОКА КИТЕЛЯ И ПЛАЩИ ,
ВДОЛЬ ДОРОГИ ВИСЯТ РОДОВЫЕ .
И ГУСТЕЮТ С БАРАНИНОЙ ЩИ ,
ГДЕ ВИТАЮТ МЕЧТЫ РОКОВЫЕ .

ЛИДЕР ПИАРА

О СВЯТЫХ НАПИСАЛ И АФГАНЦАХ ,
КНИГУ ВЫПУСТИЛ О КАЗАКАХ ,
И УЗРЕЛ НА БЕЗДАРНЫХ ПОГАНЦАХ ,
КАК ЗАСОХШУЮ ГРЯЗЬ НА РУКАХ .

ОН ВЕЗДЕ БЕСПОДОБНЫЙ И ВСЮДУ ,
НА ЛАДЬЯХ И ВБЛИЗИ БЕРЕГОВ .
ЗАДАЕТ ПРИТАМБОВСКОМУ ЛЮДУ ,
ТОН ПРИЧАСТИЯ К МИРУ БОГОВ .

ЗА ОБЛОЖКУ ЖУРНАЛА ЖУРНАЛОВ ,
ПОЛУЧИЛ МИРИАДЫ НАГРАД ...
ОН ФЕЛЬДМАРШАЛ СРЕДИ ГЕНЕРАЛОВ
И ПИАРУ БЛЕСТЯЩЕМУ РАД ,

НО В ГЛАЗА БУТАФОРНОМУ ЗВЕРЮ
ПОСМОТРЕВ И ВЗЫВАЯ К СУДЬБЕ ,
ПОВТОРЯЕТ АЛЕШИН -- НЕ ВЕРЮ !
ГРАФОМАНУ , ПОЗЕРУ ТРУБЕ --

ЖАЖДЕТ СТАСТЕЙ

НЕ ПРИЕМЛЕТ ВЕСНУ РОДЕНА ,
ОТРИЦАЕТ КУПАНУ В РОСЕ
И В ОБЪЯТИЯХ НОВОГО ДЕНА
ВОСКЛИЦАЕТ -- ПОНАД УСЕ !

ЧТО МОГУ Я ПОЭТ ОДИНОКИЙ ,
ИСКУПАТЬ ЕЕ СНОВА В РЕКЕ ?
И РАЗЛИВ ВОПЛОЩЕНИЙ ШИРОКИЙ
СЛЕД ОСТАВИТ НА ЧИСТОЙ РУКЕ .

В ЛУКОМОРЬЕ МОЕМ НЕ ОТРАДНО ,
ВНОВЬ ВОРОНЫ ОДНИ ГОЛОСЯТ .
ЛЕНА ЖАЖДЕТ ЗАПРЕТНОЕ ЖАДНО
И СГОНЯЕТ С ТРОПЫ ПОРОСЯТ.
                 ***
Литература не трамвай ,
Не конка с мерином .
Писатель к образу взывай
Звездою ввереном .

Твори высокое свое ,
С талантом пламенным .
Пусть созревает мумие
Под Сфинксом каменным .

Пусть перелетные ветра
Вращают мельницы ...
И будут ярче свитера ,
У рукодельницы .

Твори как роком суждено ,
Покаместь дышится .
Тебе небесное дано ,
Покуда пишется .

Пусть оккупируют трамвай
Пройдохи зайцами
И славят -- ты не унывай ,
Коня с данайцами .

Им прицепится к именам ,
Всегда так хочется ,
Где чудно лживым временам ,
И жизнь волочится .

ВОЛШЕБНЫЙ     КАРНАВАЛ

Венеция на Студенецкой
И    карнавал   ТГТУ ...
Карета с Леной Каменецкой
И с графом Эдуардом У .

Она богиня карнавала ,
Творит в перчатках чудеса .
Она в чертогах почивала ,
Где воссияли небеса .

Ей снились маски зоревые ,
С червонным отблеском лучей .
Ей снились страсти роковые
И звон соперников мечей .

Сияли в звездной колыбели ,
Все грезы жизни молодой .
Амуры счастья не робели ,
Где зиждились дворцы грядой .

Необъяснимое прекрасно ,
В небесном образе текло .
Все тело легкое атласно
И карнавал вести влекло .

Он проходил по Студенецкой ,
Волшебных красок карнавал .
Прильнув к богине Каменецкой ,
Граф ее страстно поцеловал .

                Березовка

Ты теперь никого не ревнуешь ,
Ни Наследкина , ни Морозова ...
Над разводами кофе колдуешь ,
Березовка желаний березова .

И рисунок по чашке раскинулся ,
Все березы подернуты сливками .
Горизонт вожделений раздвинулся ,
Привлекает крылатыми Сивками .

Головешки сгоревшей яблони ,
Обрамляют одежды венчальные .
И щиты с опаленными саблями ,
Расставаний лежат печальные .

Устремишься ты к роще волнующей ,
Будешь сказы читать увлекательно .
И в природу душой не ревнующей
Снова влюбишься основательно .




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 115
Опубликовано: 01.01.2019 в 10:15
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1