Русский Тибет


Глава первая

По речке Акалахе майским утром
на озеро Гусиное в Алтае
приехал я, быть может, на недельку,
решив, что мне давно пора настала
увидеть прелесть Русского Тибета.

На катере доставили туристов
к горе Куйтен-Уул. Походный лагерь.
Навесы, лавки. Каша и тушёнка.
Буханки хлеба из села Белеши.
И чай, конечно, крепкий, ароматный.

Костры, палатки, спальники, гитара.
Знакомство с группой. Шутки. Разговоры.
Дотошно проверяем снаряженье.
Назавтра мы по каменному морю
должны тропой дойти до перевала.
Плато Укок за ним. Цель турпохода.

Подъём в пять тридцать. Завтрак и в дорогу.
Туристы – шесть мужчин и трое женщин –
построились в цепочку за алтайцем,
худым, немногословным провожатым
в кроссовках и фуфайке. За плечами
рюкзак и карабин. Прикладом кверху.

Ещё раз уточняем план маршрута.
Осматриваем обувь, куртки, кепки.
Мужчины взяли груз потяжелее.
А женщины – посуду и консервы.
И в путь, перекрестившись на дорожку,
отправились мы в бодром настроенье.

Иду последним за спортивной тёткой.
Курумники насилу одолели.
Вошли в тайгу. Часок до перевала.
Решили отдохнуть. Попить-покушать.
А я один пошёл бродить по лесу.

Глава вторая

Приходит лето поздно в эту местность.
Июнь в дверях, а здесь всё мартом пахнет.
Зверюшек не видать. Не слышно птичек.
Безмолвье. Тишь. Лишь в кронах ветер веет
да дятлы стуком пищу добывают
из праха погибающих деревьев.

Вдруг страшный треск ломающихся веток.
Лосиха и лосёнок. Мимо. В чащу.
За ними шумно, мощными скачками
медведь. Огромный. Он меня увидел.
Не помню как скатился я с обрыва.
Но взгляд его во мне. Кроваво-дикий.

Бежал. Устал. Съел грушу из кармана.
С ручья попил воды. Остыл от стресса
и огляделся: боже, как красиво!
Повсюду пихты, сосны и берёзы.
В сибирских кедрах балки и низины.
В зелёных елях каменные склоны.

Кустарники раскинулись в подлеске:
смородина, малина и черника,
багульник, рододЕндроны, маральник...
Сплошным ковром поляны с голубикой.
А сколько здесь цветов великолепных:
манжетки, горечавки, камнеломки…

И воздух то, какой! Прозрачный, свежий.
А небо в вышине! Аквамарином.
А листья под ногами! Мох, как мякоть.
Вот так ходил, наверное, по раю
Адам, пока Господь ему, для смеха,
не впарил обольстительницу Еву.

Спасибо зажигалке. Так бы помер.
Костёр на камни. Ложе с веток пихты.
На ужин съев зажаренных личинок
ложился я под куртку до рассвета.
А утром в речках мыл лицо со льдинкой.
Носки и стельки мышки утащили.

Глава третья

Блуждал с неделю. Сопки, перевалы,
ущелья, пади, светлые озёра.
В мозгах смешенье кайфа и бессилья.
И сам я вскоре стал похож на зверя:
нечёсаный, небритый, отощавший.
Свой взгляд увидел в озере. Он дикий.

Однажды, поднимаясь вверх по речке,
я вышел на широкую равнину.
В долине неземным кольцом стояла
огромная стена из мегалитов.
Проход в ней вдруг лучами осветился
Вхожу. Дома. А в центре – пирамида.

Навстречу мне народ бежит-шагает.
Высокие, как сосны, исполины.
В рубахах домотканых. По колено.
Приблизились. Толкуют не по-русски.
В глазах тепло, душевность, любопытство.
Добром искрятся яркие улыбки.

Дедок притопал. Древний. Чуть сутулый.
Приблизился. Потрогал за штурмовку.
«О, гой еси, преблагий человече! -
промолвил мне и в пояс поклонился, -
войди в наш дом, прими и мир, и пищу.
Друзья вокруг добра тебе желают».

«Но кто вы, как зовутся ваши люди?
Совсем ведь на землян вы не похожи!»
Старик ответил: «мы – гипербореи.
Китайцы нас демлинами прозвали.
Считают нас прапредками уйгуры.
Плато Укок – наш дом и остров света.

Но мы – не люди. Мы не хомо сапьенс.
В нас корень аннуакского генома.
С иной культурой, психикой, сознаньем,
с другим строеньем органов и мозга.
Тринадцать чувств имеем и два сердца.
И родина другая – «Сиги-толо».

Глава четвёртая

Покушав плотно: зелень, фрукты, злаки
(суровый рацион, как у монахов),
поведал им историю с медведем
и кое-что из пёстрой личной жизни.
Старик переводил для великанов.
Те, молча и задумчиво, кивали.

Потом настал черёд гипербореев.
«Наш град не виден вашими глазами.
Нельзя заснять его и с самолёта, -
промолвил предводитель великанов
включив компактный датчик с переводом, -
над нами купол из зеркальной магмы.

Но над тобой три раза крикнул сокол,
давая с неба знак, что ты – особый.
И мы впустить в свой дом тебя решили.
Портал лучом открыли. Для знакомства,
для дружбы и полезного общенья,
хотя, конечно, всё что надо знаем.

Сквозь тучи птица зорко разглядела
в тебе геном от древних кроманьонцев –
немного на Земле таких осталось –
тогда и было принято решенье
тебя впустить и сделать посвящённым,
а также обозначить предложенье.

Сейчас твой организм почти разрушен.
Напичкан ты десятками болезней,
В мозгах сумбур, лжеистины и хаос,
Но в наших силах всё это исправить,
вернуть тебе здоровье, светлый разум,
очистив кровь особым дезраствором.

С ответом не спеши. Здесь всё не просто.
Обдумай. Поживи тут вместе с нами.
Ведь если примешь наше предложенье -
ты станешь частью солнечного братства.
Пройдя сквозь саркофаг метаморфоза
назад, к своим, ты больше не вернёшься».

Глава пятая

Хожу со стариком по городищу.
Любуюсь. Удивляюсь. Восторгаюсь.
К моим вопросам стелются ответы:
«Да, эти стены выстроены нами.
Все мегалиты взяты из гранита.
А жилы кварца в нём – антенны в Космос.

Конечно, левитации законы
используются нами в полной мере.
Материю умеем разжижать мы
и превращать в пластическую массу.
Затем её, как сливочное масло,
наш лазер-нож по нужной форме режет.

Вон видишь те, что снизу, мегалиты
приплющились слегка под весом верхних.
Потом всё застывает, каменеет.
Энергию для техники и жизни
берём из многослойной пирамиды.
Давай войдём в неё и разберёмся.

Но истину одну усвой навеки:
Земля есть организм, живая сущность.
И сердцем в ней – ядро. Кристалл из магмы.
По сути, пирамида – трансформатор,
магнитный накопитель от Кристалла.
Она и есть – энергопередатчик».

У входа в пирамиду много кнопок.
Старик нажал одну и, словно окна,
Раздвинулись вбок каменные глыбы.
«Смотри – сказал он – уровней здесь много.
На нижних этажах – вода, продукты.
Над ними – ванны, центры управленья.

Вот зал зарядки лазерных орудий.
Тут склад заправки нанотелескопов.
А ванны предназначены для клонов.
Ведь мы не размножаемся, как люди,
Но, срок приходит, клетки стволовые
мы делим здесь. И вскоре нянчим клонов.

Глава шестая

Совет Старейшин. Круглый зал. Я – в центре.
Немного мандражирую, смущаюсь.
Настал час икс. Пора ответ держать мне.
Ударил гонг. Поднялся предводитель
и шесть гипербореев также встали.
А старика средь них не оказалось.

«Скажи нам прямо, честно, без увёрток
к какому ты решению склонился.
Ответ твой ждём на наше предложенье».
И сел. И тишина вокруг повисла.
Смотрели мне в глаза гипербореи.
Не пряча их, я низко поклонился.

«Ответ таков: не видел лучшей доли
чем та, что Космос дал гипербореям.
Понятие души хоть вам абсурдно,
но чувства, те которыми живёте,
воистину прекрасны, благородны.
Как лучезарны оба ваших сердца.

Просторность мыслей, мудрости глубины
мой разум в высшей мере поразили.
Успехи ваши просто потрясают
как в жизни, так в науках и искусствах.
И знаю скорбным эхом отзовётся
ответ мой в вашем солнечном сознанье.

Неблагодарность чёрную отбросьте.
В моих словах услышьте ноту правды.
Вы мне, как братья. Но остаться с вами,
стать частью, не могу и не хочу я.
Пусть впереди и старость, и болезни -
мне любо одиночество земное».

Ударил гонг. Поднялся предводитель
и шесть гипербореев тоже встали.
«Да будет так, - сказал он еле слышно, -
хотя другой ответ мы ожидали.
Прощай, Сашок, ступай своей дорогой.
А мы пойдём своей», И удалился.

Эпилог

Проснулся на привале. Группа в сборе.
Алтаец разбудил меня с ворчаньем:
«Пора идти. Уж солнышко в зените».
По «Тёплому ключу», по перевалу
спускаемся на сказочное плато.
Укок в цветах. Но без гипербореев.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 47
Опубликовано: 31.12.2018 в 09:44
© Copyright: Александр Орешник
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1