Тамара Паршина "Снегуркой я, друзья зовусь..."


«Снегуркой я, друзья, зовусь…»
Как все дети я ходила в Детски Сад, который располагался прямо в нашем доме, на первом этаже. Наступал Новый год, и все воспитатели были заняты подготовкой к празднованию. Мне было 5 лет, и мама с любовью растила мне косы белокурые. Спора у организаторов праздника кому быть Снегурочкой, не было – выбрали меня. Я легко воспринимала танцевальные движения и хорошо читала стихи. Танец наш снегурочки и снежинок мы отрепетировали без проблем. Но мне, Снегурочке, долго не могли сочинить приветствие, которое надо было произносить после танца. Сценарий был интересный, но мама переживала, что задерживает поэт приветственный стих и предупреждала воспитателя, что мне необходимо смысл слов понимать, тогда я легко выучу. Воспитательница успокаивая убеждала маму: «Ну, какой смысл понимать может ребенок, все успеете, мы проверяли, у неё память отличная». Мама, понимала меня как никто не мог понимать, и предупредила воспитательницу: «Если, что-то пойдет не так, я сниму с себя ответственность» Воспитательница настаивала: «Всё пройдет нормально, музыку она понимает и ведет уверенно всех снежинок. Да и фотограф же будет ваш муж». Мама понимая, что спорить бесполезно, уводя меня, напоследок сказала: «этого-то я и боюсь, что он будет фотографировать» С этим, мы с мамой и ушли домой. До праздника еще оставалось три дня. Мама мне стала внушать: «Будь внимательной, главное, в танце. В голове крути музыку, если вдруг она отключится» с мамой я не спорила, потому что она никогда не говорила не по делу. Дома она еще мне подсказала, что, если не будет стиха приветственного, просто своими словами я должна была бы сказать. И для примера их произнесла по сказке про колобка, я её знала наизусть. Опасения мамины были не напрасны. Стих нам принесли на дом, вечером, за ночь перед праздником. Сели мы с мамой на кровать и стали учить стих. Я быстро выучила весь стих, но фраза первая, никак не давалась мне. Получилось то, от чего мама предостерегала воспитательницу, я не понимала одного слова «зовусь», фраза была такая: «Снегуркой я, друзья, зовусь». Мама уже не знала, что со мной делать. Весь стих произношу с любой строки, а первую никак, ну не понимаю, что такое означает «зовусь». Мама на меня никогда не кричала и не ругалась, подосадует на себя, что не знает, как мне объяснить. И поняла: «Ты понимаешь, когда тебя спрашивают, как тебя зовут?» Отвечаю, что понимаю и надо ответить: «меня Тома зовут» И мама продолжала мне объяснять, что «зовусь то тоже самое» и спрашивает, «ты все поняла?» Я бестолковая, отвечаю: «меня зовут, я понимаю, Тома, а вот понять не могу, как я могу сама себя звать» Мама была в шоке, но ничего лучше не могла придумать, как произнести мне несколько имен, не получалось. Потом еще спрашивает: «А тебе понятно слово отзываюсь?» «Да, говорю, когда ты меня позовешь, я отзываюсь» Мама поняла, что самой мучиться со мной бесполезно и меня больше мучить не стоит. И просто повторила, о чем раньше предупреждала: «Если забудешь, произнеси своими словами, как запомнила» А сама себе сказала: «какой идиот мог ребенку такое приветствие написать» Тут уже и муж мамин пришел и спрашивает: «ну успели выучить», мама с досадой ответила, что выучили и решила не посвящать его в наши мучения. Утром мы с мамой пошли в мой садик, по дороге, недолгой, мама попросила меня рассказать, чтоб проверить как я запомнила. Ну я, конечно старалась усвоить мамин урок и все сказала, как было написано. Мама с облегчением вздохнула, и мы уже пришли. Утренник у на был. Ждать пришлось не долго. В группу зашли, я удивилась тому, какая красивая большая елка. Кто-то зажег огни, чтобы проверить, не испугаюсь ли я. Но красоты я никогда не боялась. Все успокоились, нас накормили завтраком и начали наряжаться к празднику. Мне стали надевать шубку Снегурочки, шапку, рукавицы. Мама не сдержалась и сказала: «Вы на себя, что ли шубу шили» потому что меня две можно было поставить в высоту. Мама забеспокоилась, как же я в такой длинной шубе буду танцевать. Ну тут уж мне не привыкать, мамину шубу я примеряла и умела в ней пританцовывать и успокоила маму, что умею поднимать как надо подол, когда танцую. Но, как на деле оказалось, это все были цветочки. А дальше! Подвезли сани для Снегурочки меня и предложили мне влезть в них. Но в этих моментах я оказалась ловкой, уселась, мне поправили шубу, чтоб она не волочилась по полу и не запутался подол в колесах. Сани были настоящие, нарядные. Казалось все хорошо и все успокоились. Стали «коней» наряжать, зайчиков. Мальчики были наши, я их знала, но когда их запрягли в сани, и попробовали дернуть, я как мячик выскочила из саней и скорей к маме бежать, придерживая подол. Опять у всех шок. Воспитательница спрашивает:» Ты чего испугалась, сказала же, что знаешь их. Отвечаю: «Да, знаю, но они хулиганы, увезут еще куда» Воспитательница уже возмущенно спрашивает: «Куда они тебя уведут, ты помнишь сколько ты дверей проходила, когда в группу шла, все они закрыты» Я побежала проверить, а все за мной: «Куда ты». Ну я две двери проверила и спокойно пошла и села сама в сани. Немного еще проблем было с Дедом Морозом, но воспитательнице пришлось передо мной открыть лицо и снять бороду, это была любимая воспитательница, которую я не боялась. Все вывезли меня в зал, где елка наряжена, поставили стул, а маму спросили: «Влезет она сама на стул?» Мама ответила: «Если уж в сани влезла, то на стул ей не привыкать». Дали мне осмотреться, чтоб я знала ка в танце ходить хороводом со снежинками. Ничто уже не предвещало какого-то подвоха с моей стороны. Начался утренник. Я станцевала танец снегурочки, влезла на стул, встала на стул, чтобы произнести заветные слова, которые как оказалось надо было разделить на две части, когда одна Снегурочка приветствует местность, куда она приехала и позвать снежинок. Первую часть я произнесла, правда, как сказали воспитатели очень тихо, но все же выразительно и было слышно. Вот слова, я их, наверное, никогда не забуду, так мне мама вдолбила их в меня: «Снегурка я друзья зовут, зовусь, мне стужа не страшна, я зимней вьюги не боюсь, я даже с ней дружна. Мороз мой дедушка родной, снежинки мне друзья. А где мои снежинки? Звать, позвать их я должна» Прокричала тихим голосом, но уже громче, снежинок. Все пошло как надо. Я опять слезла, справляясь с великой шубой, мы станцевали, снежинки разбежались по местам своим, а я опять влезла на стул, встала и надо было произносить слова, да напугало опять меня что-то, или кто-то, когда я стала осматривать зал в поисках глазами своих снежинок. Забыла от испуга, на чем я остановилась, и начала с самого начала. И дернуло же меня забыть, как надо произносить первую фразу, но вспомнила как учила мама и начала: «Снегурка я друзья, зовусь, меня зовут Диана…» Мужской голос грозно крикнул: «Какая еще Диана?» И сразу что-то как бабахнет, и свет везде погас. Я забыла про все, соскочила со стула и к маме. Мама сбросила с меня шубу, и подхватила меня на руки, и мы с ней убежали, только забрав одежду, так как к нам домой из садика можно было идти по коридору. Какие уж потом были разборки не могу сказать. При мне мама с мужем не ругалась. Только я слышала одну фразу мамину: «Да я же тебе рассказывала, как мне пришлось её учить этому дурацкому слову «Зовусь».




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: снегурочка, смысл, хулиганы, один человек, испуг,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 45
Опубликовано: 28.12.2018 в 09:26
© Copyright: Тамара Паршина
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1