Вот так, просто...из-за угла



        Ночь близилась к завершению. Плотно задвинутые, темные занавески стали светлее. А он всё лежал устремив взгляд в потолок, ни на минуту не сомкнув глаза.
- Изменился ли мир? - вновь и вновь задавал он себе вопрос, ставший главным не только в его жизни. - На сколько он изменился здесь, на этой планете? Ведь, все что было в нём раньше таким же и осталось. Все предметы, цвета, звуки, математика, законы физики, - всё все остались на своих местах, в своем, а значит и его мире. Но конечно мир стал другим. Стало больше вещей, родилась новая музыка, родились новые люди, а многие умерли. Но это было постоянным, привычным изменением мира. А теперь ему нужно принять и осознать новое...

- Скажите, капитан, как вы смогли понять, что вам не угрожает опасность? - голос Председателя комиссии, усиленный мощными динамиками, заполнял каждый потайной уголок, всякую микроскопическую щелочку зала,в котором он, капитан Черных, представитель Космической научно-изыскательной корпорации имени К.Э. Циалковского, второй пилот космического корабля сверхдальних экспедиций, докладывал о происшедшем.
       Голос Председателя был слышен не только в огромном Конференц зале корпорации, он звучал за закрытыми окнами, он был в каждом доме и люди, всё человечество жадно приникало к экранам и динамикам.
   

       Эту планету, похожую цветом на пережжённый кирпич и принявшей форму слабо накаченного футбольного мяча, по которому крепко поддали, корабль встретил по курсу. Как требовала инструкция, а значит и всё полётное задание, нужно было не просто нанести её на карту, но и провести вполне объёмные изыскания - пробы атмосферы, грунта, начиная с поверхности и заканчивая её центром, установка радиомаяка, закладка небольшого запаса продуктов, медикаментов и инструментов, для будущих экспедиций, и выбор наиболее подходящей площадки для посадки-взлёта.
        Не сделав не одного полного витка вокруг нового объекта, командир, в целях экономии времени, посадил корабль на первую приглянувшуюся равнину, по которой плыли редкие перья тумана, переливающегося от света далекой звезды - её Солнца.
-Командир, разрешите мне принять участие в экспедиции, - подала голос Ким Ли, главный по геологическим изыскания в их команде.
- Нет, Ким, - ответил через минуту, как и всегда сперва поразмыслив, командир корабля. - Первым пойдут роботы. После обработки собранного материала и при положительных результатах пойдут....О,Харра и ...Черных.... А у тебя и так хватает работы. Не надо её накапливать. Мне кажется, Ким, уже пора закончить полный отчет о Ратоме.
      Ким, прикусив губу, что говорило о её, разом, легком смущении и неудовольствии, только и смогла ответить: - Слушаюсь, кэп! Разрешите идти?
      Ратома - необыкновенно красивая планета, которую они открыли перед этим, встретила их фейерверком извергающихся вулканов, без устали сливающих огненную лаву в набегавшие изумрудные волны океана, который , на этой крохотной, размерами чуть больше их Луны планете, был единственным, как и материк, с которым они поровну делили Ратому и абсолютно безжизненным. Концентрация солей и металлов была убийственна для любой формы  жизни.
         Их экспедиция была не первой в этих дальних полётах, и по давно заведенной традиции "Корпорации", название планете давали в честь какого-нибудь из родственников одного из членов экипажа, кинув перед этим жребий. В тот раз повезло Ким. Она заявила, что планету хочет назвать Ратомой. На вопрос кем приходится ей эта Ратома, Ким только фыркнула. А так как знали, что Ким, в свои двадцать шесть, не была ни разу замужем и не имела внебрачных детей, то решили. что это имя какой-нибудь бабушки-тетушки, которых у неё было не счесть. Поэтому поспешили принести ей свои извинения за глупый вопрос.
       Это потом уже, когда отчет ушел на Землю и стал достоянием общественности, какой-то дотошный журналист выяснил, что Ратомой в семье Ким зовут одну из черепашек. К ним астронавт-геолог Ким Ли питала с раннего детства нежнейшие материнские чувства, и её дом кишел ими.
        И в самой Корпорации и астронавты, совершившие почти век назад "первый-сверхдальний" и те, что находились сейчас в просторах Вселенной, мечтали найти форму живой жизни. Какую-нибудь. Пусть самую маленькую. Пусть даже микробную, но дающей надежду, что через миллионы лет она начнет развиваться в разумную.
       Через двое суток после обработки данных, собранных роботами, на поверхность планеты, которой еще не было дано имя, сошли второй пилот Черных и астронавт-биохимик О,Харра.
       Усевшись в седла, все тех же роботов-разведчиков, представляющих собой многофункциональные не летательные аппараты, для создания которых послужил прототипом изобретенный когда-то русскими инженерами "Луноход -1", Черных и О, Харра покатили вперед по каменистому грунту.

- Скажите, капитан, как вы смогли понять, что вам не угрожает опасность? - продолжал звучать в ушах Второго пилота Черных вопрос Председателя комиссии.
         Председатель не мигая смотрел в глаза Второго пилота. Весь мир, всё человечество, затаив дыхание, даже те кто находился на других континентах, не отрываясь смотрели в его глаза.
       

       Перекресток казался самым обыкновенным перекрестком. Просто углы домов очень близко подходили к проезжей части. И от этого обзор для водителя был несколько сужен. Но и это не должно было быть помехой. Один, но большой светофор висел в центре. И подаваемые им сигналы были хорошо видны и в дождь, и в туман.
       А тот день был последним теплым днем уходящего лета. На небе редкие облака. Уже не жаркое солнце устало катилось к горизонту.
Если бы отец не надавил на педаль газа как только загорелся зеленый, а опоздал бы на пару секунд, то он успел бы совсем затормозить а не разгонятся перед несущимся грузовиком, водитель которого торопился проскочить перекресток.
- Вот так просто, из-за угла раз!..и нет человека, - услышал он на похоронах из толпы.
- Двоих нет, - добавил другой голос.
Два могильных холмика, отца и матери, как большие куличики, которые он лепил в дворовой песочнице.
- А мальчишка, что же? - спросил первый голос.
- В детском саду был. Они за ним и ехали, - ответил уже третий голос.
- Вот так, просто, из-за угла...вот так, просто, из-за угла....вот так, просто, из-за угла..., - стало крутится в его голове с того дня когда он вспоминал родителей.
        Успевшие дождаться школьного выпускного бабушка с дедом, родители отца, у которых он воспитывался, были не против, что он мечтает поступить в военное лётное училище. Но до второго выпускного не дожили. Еще тогда, ребёнком, заметил как гибель сына и невестки отразились на их здоровье.
        А потом опять - "вот, так, просто, из-за угла".
        С легким чемоданчиком он шел в зданию подготовки космонавтов, получив вызов. И нужно было пересечь куценькую, из молодых берёзок, аллейку и свернуть за угол...
- Простите, - через минуту просил он прощение у девушки, на которую налетел как только повернул за угол и крепко ударил её своим, хоть и легким, но чемоданчиком, по ноге.
- Простите, - еще раз попросил он, - позвольте я вам помогу, - предложил он руку, второй указывая на стоявшую в нескольких метрах скамейку.
- Спасибо, - ответила девушка. - Мне некогда, я тороплюсь... вы из нового набора? - спросила она переводя взгляд с его лица на чемоданчик.
- Так точно! - полусерьёзно приложил он руку к козырьку. - Разрешите представиться, старший лейтенант Черных!
- Вот так, просто, из-за угла, - подумал он касаясь рукой разметавшуюся по подушке копну волос.


        И опять, опять, опять, продолжая смотреть в потолок спальни, он услышал вопрос Председателя:
- Скажите, капитан, как вы поняли, что вам не угрожает опасность?
       

      Робот трудился "в поте лица" - исправно. У же несколько километров накрутил на свои колесики. Останавливался там, где ему приказывали. Вбуривался в грунт, а выбранный материал заботливо ссыпал в многочисленные контейнеры, помечая в своем компьютере каждый по-времени и расстоянию от корабля, не забывая проводить фотографирование, усыпанного разноцветьем, неба, фиксируя ориентиры. Он бы и дальше катил, бурил и фотографировал, но педант О, Харра потребовал остановки и осмотра робота на предмет обнаружения и устранения поломок.
- Такова инструкция! - подняв указательный палец , завершил он свой краткий спич.
    Черных не стал возражать.
- Пройду вперед, - сказал он напарнику, с заботливостью наседки кружившему вокруг аппарата.
     Он пошел  и увидел, что дорога ссужается, с двух сторон начинаются подниматься холмы. И она сворачивает почти под прямым углов в сторону. Не сбавляя шаг Второй пилот повернул за угол...
    То, что он увидел, видело все человечество населяющее планету Земля из Солнечной системы. Камера прикрепленная к голове и передающая изображение на мини-телецентр корабля работала исправно. Но она только и передала какие-то размытые серебристые пятна, находившиеся в слабом, едва уловимом, движении. Но Черных отчетливо видел. И не пятна. А скафандры. Их было пятеро. И еще, вдали, громадину, сверкающую серебром. Он сразу назвал её ракетой.
- Это что?...Кто?...Это люди?... Наши?... Смежники?... Какие еще смежники? - завертелось в доли секунд в голове Второго пилота, - В этой стороне только мы одни работаем...да и какие же это "наши" высотой с автокран, - сверкнуло сравнение.
      Их узкие тела слегка изгибались из стороны в сторону. Длинные руки трудились над каким-то металлическим сооружением, состоявшим из  толстых, тонких и разноцветных труб. А короткие ноги...Черных это отчетливо заметил, что их ноги были короче его ног, были широко расставлены, видно для придания большего упора раскачивающимся телам. Немного вытянутые вверх головы были защищены, и как казалось непроницаемыми, Черных не увидел ни окошка, ни смотровой щели, шлемами.
      Казалось, прошло мгновение с момента появления Черных, как один резко выпрямился и выбросил свою руку в сторону Второго пилота.
      Уже несколько секунд, как годы, протекли, они, все, стояли замерев. В расстоянии полусотни метров Черных чувствовал как эти извивающиеся, а сейчас замершие скафандры словно нависают над ним. И тут он увидел, и он понял. Никакая опасность ему не угрожает...

- Скажите, капитан, как вы смогли понять, что вам не угрожает опасность?
- Я увидел, господин Председатель, как один из них перекрестился...
      В зале и на всей планете Земля, среди представителей самой её разумной формой жизни, воцарилось оглушающая долгая тишина.
- То есть, вы хотите сказать, что один из них... осенил себя крестным знаменем?
- Да, сэр. Именно так.... я тоже перекрестился. После этого они подняли руки в приветствии и ...
      Перебив Второго пилота один из членов комиссии выкрикнул в микрофон:
- Скажите, капитан, как он перекрестился?...Покажите нам это!
     Оконные занавески стали ещё светлее.
- Он....
       За окном послышался шум приближающегося автомобиля и прозвучал короткий гудок, прервавший воспоминания вчерашнего заседания Комиссии.
      Черных, утопив на прощание лицо в разметавшейся по подушке копне волос поспешил из комнаты.



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 22.12.2018 в 01:15
© Copyright: Александр Власенко
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1