Жизнь-2


Жизнь-2
Димин день начинался с кружки ароматного чёрного кофе и только сваренного из зёрен, он просто не переносил растворимый или чёрный полуфабрикат заливаемый кипятком. Любителей такого кофе Дима считал лентяями. "Кофе должно играть красками и соблазнительно пахнуть на весь дом." Так он всегда говорил угощая друзей сказочно сваренным кофе. Но, как завсегдатай мегаполиса, он не мог заставить себя пить кофе из маленьких кофейных чашек, которые подают в ресторане. Кофе в них хватало ему ровно на три хлебка. Зёрна он молол в старинной кофемолке начала двадцатого века доставшейся ему по наследству от бабушки. Стоя напротив окна и любуясь утренним пейзажем, звуки размолотых зёрен завораживали Диму, лёгкий треск зёрен переносил его в далёкое прошлое. Он видел, как полные молодости женские руки крутят ручку и такой же ласкающий душу звук звучит из кофемолки. Молодая девушка в белом накрахмаленном переднике стоит тоже возле окна и смотрит на заснеженный двор. Она рукой поправляет симпатишный и слишком соблазнительный чепчик съехавший чуть-чуть на макушку, как всегда она где-то посеяла заколку. Если её в таком "разнузданном" виде увидит хозяйка, то от неё влетит молодой и очень красивой служанке по полной программе. Хозяйка её очень ревновала к своему мужу и рассчитать её никак не могла, муж не дозволял ей это сделать. Муж смотрел на служанку, как котяра на крынку свежей жирной сметаны и его взгляд всегда раздражал жену. И почему бы не раздражать её, если она была на десять лет старше него, а он выглядел намного моложе своей сорокасемилетней интеллигентнейшей жены-ангела.
Шесть наглых ворон никого и ничего не боясь по хозяйски вышагивали по чистому снегу. Молодая служанка любовалась играющими лучами солнца на чистом снегу, утренний мороз пронёсся через стекло и обдал пылающее жаром лицо зимним приятным холодком. Печка в кухне раскалилась добела. Крышки шумно подскакивали на кастрюлях, сковороды шипя, обменивались брызгами масла. Готовящаяся трапеза бурлила и источала божественные ароматы.
Дверь парадной распахнулась и на порог вышел дворник Матвей. Из рукава нового овчинного тулупа, он вытащил пару бубликов. Спустившись с порога, он прошагал по вычищенной дорожке, которую полчаса тому назад расчистил от парадной до чугунных ворот. Вороны увидел знакомого дворника, поприветствовали дружным и громким карканьем, тут же сгруппировались и также по хозяйски зашагали за ним. Дворник отошёл чуть в сторону ближе к воротам, но не у самого входа, а так чтоб не бросалось в глаза стал мелко крошить бублики. Вороны сперва проследили, чтоб дворник раскрошил всё до последнего бублика и только потом преступили к употреблению завтрака. В тот же миг неизвестно откуда налетела огромная серая орда воробьёв. Скопом накинулась на крошки бубликов и нагло отбирала у ворон их каждодневный законный и только им принадлежащий завтрак, словно из-за засады осторожно следящая орда за своими противниками, выждала подходящего момента, выскочила, и нагло налетела на добычу, орда оттеснила соперника на окраины двора. Вороны не ожидая такого наглого напора, в замешательстве ретировались. Серые ордынцы увидев отступление воронов, сразу забыли о своём противнике и ещё пуще накинулись на крошки, стали чирикающим галдежом злорадостно отмечать полную победу над врагом. Отступление воронов, напрочь разжидило игрушечные мозгишки серым ордынцам. Вороны тем временем отойдя в сторону, встали полукругом и стали о чём-то между собой тихо совещаться.
Дворник Матвей внимательно следил за ходом битвы, стоял словно генерал на возвышенности и руководил полем боя. Громко вслух сам с собой делился комментариями о разгроме над коварными серыми ордынцами напавшими на воронов и размашисто жестикулировал руками, размышлял и выдавал разнообразные тактические варианты, как удобнее завалить серых ордынцев, но никому не помогал и не вмешивался в исход битвы. Считал нечестным делом влезать Богам в исход битвы, судьба распорядится по-своему. Победит сильнейший!
Служанка поставила кофемолку на стол и продолжила уже не отвлекаясь на всякие пустяки типа того, что господам нужно приготовить утренний кофе и подать им в "залу", увлечённо смотреть на битву птиц за бубличный завтрак.
Вороны долго вели военный совет, совсем не беспокоились, можно сказать даже наплевательски отнеслись на то, что ордынцы могут съесть их завтрак. По команде вороны дружно развернулись свиным рылом к серой орде и выдвинулись на них угрожающе безмолвно. Нанесли молниеносный контрудар. Вороны вонзились в их самую сердцевину серой орды, разметали ордынцев в пыль. Воробьи испугавшись, обратились в бегство, беспорядочно разлетелись в стороны спасая свои серые душеньки от лютого возмездия. О серой орде уже и след простыл только на снегу остались их серые пёрьюшки.
Вот такие сказочно-мыльно оперные истории Дима видел каждое утро.
Но не в это утро, абсолютно всё было иначе. Первый глоток долгожданного горьковатого эликсира не принёс ему всегдашнего удовольствия. На вкус кофе показалось ватным, сделал ещё глоток, тот же самый вкус,-пластмасса.
Выплеснув утреннею бурду в раковину, кружка зависла в воздухе, будто кто-то на телевизионном пульте нажал на кнопку паузы.
"Странно, сварил как обычно тот же самый кофе, что делаю себе каждое утро, и пить его не возможно! Ополоски!"-размышлял Дима стоя возле открытого окна и вдыхая ворвавшийся с улицы горький не замечаемый им разницы воздух.
Тошнотворное состояние витало в воздухе,
Дима работал офисным планктоном. Жил один, подругу не имел. Как-то у него всё не ладилось с противоположным полом. Почему-то с девушками постоянно не складывались отношения. Не урод, остроумен, весел, никогда не робел завязать знакомство с красоткой, и вообще не чурался женщин. Даже наоборот искал любого повода завести беседу, побалагурить. Злосчастное "но" всегда ему мешало завести долговременный любовный роман.
Обитал в крохотной съёмной двухкомнатной квартире на окраине города, но какой лес соседствовал с ним. Сосновый бор заглядывал в его окна. Ему было абсолютно комфортно жить в такой квартире. В один из своих выходных бегал пять-шесть километров, сказать, что следил за своим здоровьем, нет... называл это "играючи любя". Выпивал с сослуживцами пару раз в месяц, чтобы не слыть отщепенцем. Обожал виски, но не злоупотреблял. Вспоминая бурную молодость, научился сдерживать себя, так два-три ну максимум четыре бокала пива позволял себе и на старте ракеты "рвись тусовка" тушил зажигание. По былым подвигам помнил, что шутить с собой не стоит!
На часах 6,47
"Надо покормить Васю",-подумал Дима.
Взял из хлебницы сдобную булочку с маком, купленную накануне вечером, стал мелко крошить. Уже третий год на его балкон прилетает воробей. Не было дня, чтоб он не прилетел. Как-то привлечённый гамом за окном, Дима заинтересованно высунул голову наружу. Его глазам предстала картина, шустрый воробей вёл неравный бой против четырех собратьев. Вертелся волчком, подпрыгивал, скача на месте, словно боксёр на ринге, наносил клювом апперкоты, хук справа и слева. Не давая одуматься нападал первый, бился до последнего. Разбил врагов на голову, обратив их в бегство. Весь взъерошенный, перо торчит на макушке, одним словом вылитый Чингачгук. Деловито чирикая уселся на старом холодильнике, оставшемся от прежних хозяев. Так он и начал его прикармливать Ваську. Имя ему присвоил своего друга детства, точь в точь как две капли похожего на него.
В это утро Васька запаздывал, уже почти семь, а его ещё нет. Диме не терпелось рассказать о прошедшем дне. Только с ним он мог поделиться. Жадно клюя крошки учтиво его слушал, иногда Диме казалось, что он ему что-то подcказывает. На работе его советы оказывались дельными.
-Наконец-то, летит сокол серокрылый.
Легко спикировав на аэродром имени Днепр, приступил к своему делу. Но в его поведении, что-то изменилось, навскидку тот же самый, но внутри Димы что-то заскребло. Равнодушно поглощая, когда-то любимые им крошки с маком, Василий не обращал никакого внимания на него, быстро поклевал даже не всё съел и вспорхнул со взлётно-посадочной полосы побитой ржавчиной, и улетел. Даже не попрощался с Димой. Стоя ошеломлённый не поняв что случилось, Дима вернулся в квартиру, где пахло призраком ароматного кофе, ему это совсем не понравилось, странное Васино поведение его немного насторожило. В это утро Вася так больше и не прилетел, эта была их последняя встреча!
Только проснувшись Дима не услышал, что его сегодня не разбудил, как обычно в районе пяти утра птичий хор, но это его совсем не насторожило. Утренний птичий хор был огромнейший минус квартиры. Как по будильнику не взирая на погоду каждый день просыпался вместе с птичьим хором всех мастей и тональностей. Со временем к этому привык, но такое произошло с ним впервые.
-Дааааа, утро у меня сегодня не заладилось!

Была середина июня и с того дня как улетел и не вернулся Василий уже прошло два с половиной месяца. Лето постепенно набиралось сил, но Диме так не казалось. Везде цвело и пахло, а его окружала плесень. Вокруг него всё было как обычно, но он видел совсем другое. В воздухе витал запах тлена, цветы в горшках стоявшие на его балконе завяли, не из-за того что их забыли полить, а сами собой. Прошло каких-то пару дней и любимый годами питомец сам по себе забылся. Засохшие крошки с холодильника разметало ветром.
Раньше Дима не замечал за собой привычки обедать один, а теперь он ел в полном одиночестве. Первое время сослуживцы очень удивлялись почему Дима стал избегать их дружбы, они постоянно лезли к нему с расспросами "Димон, что случилось? Все ли у тебя в порядке?" Но он холодно, не отвечая на их вопросы молчал. Его мысли витали где-то далеко от сослуживцев и от них пахло трупным разложением, но работал он также исправно как и раньше. Начальству было по барабану на отношения между работниками в фирме, главное, чтоб исправно, как роботы исполняли свои обязанности, а что творится там у них в личной жизни их не касалось.
Офис его фирмы находился на девятом этаже и на обеденный перерыв он стал спускаться по лестнице. Шум лифта и людская давка бесили его, и каждый день он спускался и поднимался только по лестнице, чтоб реже сталкиваться с людьми. Постоянно спускаясь по лестнице он слышал зов, он звал его в неизведанную даль. Уже привычно спускаясь по лестнице между четвёртым и вторым этажами протяжный глухой голос поманил его к себе. Дима на секунду остановился и прислушался к зову, лампы тускло освещающие лестницу стали поочерёдно медленно гаснуть, шаг за шагом лампы тухли. Выйдя на улицу Дима увидел, что уличные фонари горели, конусообразные лучи электрического света тонули в серости, хотя часы показывали час дня. Улица была погружена в сумрак. Дима перейдя дорогу прошагал в своё постоянное кафе напротив офиса. Сел за столик в самом тёмном углу кафе, это место не пользовалось любовью у посетителей. Даже в самое солнечное время суток там царил полумрак, туда никогда не заглядывал солнечный свет. Отрешённый взгляд впёрся в официантку Александру, Дима смотрел на неё, будто она не существует. Прозрачная. Александра почувствовала на себе его странный взгляд, посмотрев на него и очень удивилась Диминым видом. Рукой сделала ему знак, что скоро примет у него заказ как только расплюхается с посетителем.
-Здравствуйте, Дима. Что с вами? Вы выглядите не очень... хорошо. Мне кажется вы подхватили какой-то вирус!-интересуется официантка.
-Нет, со мной всё в порядке, Саша,-равнодушно отвечает Дима.
Дима немного приоткрыв рот, словно в анабиозе рассматривает официантку. Александра выглядит ещё хуже чем он, болезненно-худой. Её болезненная худоба была одета в рваную когда-то белую футболку, а сейчас она вся серая и с жёлтыми застарелыми пятнами, справой стороны нанесён, как кистью размашистый след брызг засохшей крови, от неё разит приторный запах мочи и пота. Черная юбка с фартуком болтались, цепляясь за тонкие косточки на талии. Сделав резкое движение, они грозили тут же соскользнуть на пол и показать всем клиентам её костыли обтянутые кожей. По её лицу шныряла жирная зелёная навозная муха, так и норовила залезть ей в рот. И всё-таки муха добивается своего. Александра приняв у него заказ-сэндвич с ветчиной и сыром и большую кружку какао, произносит только одно слово,-хорошо,-и муха в этот момент не упуская своего шанса не мешкая прошмыгивает ей в рот и больше не вылезает наружу.
-Мне как обычно,-произносит Дима.
-Хорошо,-Александра прихрамывая, удаляется принести заказ.
Дима впадает в ступор. Открыв рот, закрывает глаза и так сидит пока его не пробуждает хриплый голос Александры.
-Ваш сэндвич и какао. Приятного аппетита.
Дима открывая глаза, смотрит на тарелку с сэндвичем и не понимая что передним стоит, и что он здесь делает.
-Спасибо.
-Сегодня повар в сэндвич немного зелени положил, чтоб витаминчиков вам добавить.
Поднимает взгляд на Александру и ждёт когда она уйдёт. Саша как всегда расплывается в своей очаровательной улыбке и уходит к другому клиенту, но Диме воспроизводится совсем другая картина. Александра сипло рявкает ему и как краб уползает к себе в конуру.
Ледяные пальцы яростно вонзаются в чёрствые ломтики хлеба, Дима долго смотрит на свой обед. Из сэндвича выскакивает огромный рыжий таракан и падает спиной на стол. Проворно вскакивает на лапки и бежит к краю стола, Дима провожает его, как он скрывается из виду. Увидев таракана, у Димы текут слюни, он жадно откусывает кусок. Разрывает хлеб, будто плоть слабой жертвы. Но ничего не чувствует кроме вкуса мертвечины. Дима снова смотрит на сэндвич и видит второго такого же торчащего таракана только этот в упор смотрит на него и живенько шевелит длинными усищами. Языком тщательно облизывает губы и хищно откусывает огромный кусок. Чувствует как у него во рту громко хрустит половина откушенного тела таракана и старательно прожёвывает сухой харч. Глотает и снова откусывает сухой кусок шифера вперемешку с ёрзающими тельцами тараканов. Долго жуёт сухой песок с острыми кусками шифера. Тяжело проглатывает не до конца прожёванных тараканов, острые куски шифера трудно проваливаясь вниз, больно режут язык, горло и пищевод, но Дима равнодушен к боли. Продолжая уже жевать пустым ртом, Дима в тарелку бросает треть недоеденного сэндвича. Остатки сэндвич распадается на мелкие кусочки, из него выскакивают чёрные пауки с красными крестами на спинах, лезут прозрачные слепые червячки и полуживые тараканы. Дима так и не притронулся к какао, кружка одиноко остывала на столе. Дима не заметил, как в руке оказался его бумажник, вытащив купюру с изображением Ярославля, положил её под кружку какао. Встал медленно вырастая из-за стола и двинулся по проходу на выход из холодного полумрака склепа. Шагнув на тротуар, Дима больше так и не вернётся к себе в офис. По улице разносился поганый запах плесени, на перекрёстке стоял обгоревший Mercedes. Ни с того ни с сего Mercedes не дождавшись зелёного, рванул с места и в левый его задний бок врезается Ford побитый ржавчиной. Немца от удара круто развернуло и этим же, но передним боком сильно шибануло американца. Существо женского пола неопределённого возраста катило продуктовую тележку набитой тюками и кульками полных всякой разноцветной одежды, оно проворно обогнало Диму и заинтересованное аварией, остановилось посмотреть на неё. Диме это существо вообще казалось мужчиной бомжеватого вида с шаркающей походкой и причём молодым, толкающим впереди себя тележку носильщика с огромным мешком картошки.
-Ты посмотри а... свои зенки зальют уже с утра, людей посреди бела дня давят,-прокричало на всю улицу существо женского пола.
Дима к аварии был абсолютно равнодушен и только на мгновение остановился на перекрёстке, не то, что существо женского пола. Она без умолку, чтобы все её хорошо слышали, что-то громко трындела не выпуская из рук свою тележку. Дима её не слушал. Народ быстро стал собираться вокруг аварии в томительном ожидании, что произойдёт. Все дружно повытаскивали свои телефоны готовясь снять прикольный ролик под названием "Кровавая разборка на перекрёстке проспекта Ленина и улицы Свободы". Но Дима уже ясно видел развязку событий между американцем и немцем. До приезда наряда ГИБДД немец понесёт сокрушительное поражение в счёте семь три. Немец по натуре наглый драчун, но когда он увидит в руках американца бейсбольную биту, то его спесь тут же куда-то подевается и первым делом-решит не выходить из машины и заблокировать двери, а вторым-позвонить своему адвокату, но это всё равно его не спасёт от сильных ушибов и переломов костей. Битой разбитое стекло с его стороны почти вобьёт его в асфальт, вовремя прибывший наряд ДПС, как ангел-хранитель спасёт его жизнь. А американец потом будет хвастаться в баре перед друзьями, как по-пацански разобрался с немцем.
Дима не задерживаясь быстро пересёк перекрёсток, спешил поскорее покинуть людскую толчею, подгоняемый зовом он шёл за ним. Впервые он его услышал на пробежке неделю спустя, как покинул его Василий. Бежал в привычном для себя темпе, не торопясь, но и не плёлся черепахой, и вдруг услышал у себя за спиной, что кто-то его позвал по имени. "Дмитрий". Обернувшись, он никого не увидел. Дима был один в радиусе нескольких сотен метров. В этот день погода была ветренная и немного пасмурная и кроме него в этот ранний час не было никого. Дорожка затянутая густыми тенями от деревьев была абсолютна пуста, но голос никуда не делся, он был везде, невидим, но слышен разумом. С этого момента Димина жизнь изменилась, зов теперь никуда не девался, параллельно существовал с ним.
Придя с работы не разуваясь проходит на балкон. Дверь почему-то была распахнута настежь, не обратив на это никакого внимания, да и думать о чём-то он уже не мог. Сухой жгучий ветер пришедший с пустыни обдал жаром лицо.
-Откуда он взялся здесь?-вяло произнёс Дима.
Ближайшая пустыня от его региона это Туркмения, до неё 4000 км. Ветер дул на северо-запад в сторону откуда был слышен зов. С каждым разом зов был слышен всё чётче и внятнее. Диму манило туда, не объяснимое желание влекло, толкало пойти за ветром.
Странные фигуры вырисовывал ветер. С неба спускалась дуга-образная воронка в виде гигантского рога. Весь стелящийся по земле мусор, листва, плавно поднимались ввысь. Завихрении ровно следовали по заданной траектории.
Резко развернувшись, твёрдым шагом Дима проследовал с балкона в гостиную. Остановился, медленно осмотрел комнату, недолго постоял и ровными тихими шагами подошёл к двери. Невидимая рука вела его к заветной встрече с неизвестным. Выходя из квартиры оставил не захлопнутой дверь, оббитою дермантином. Спустившись на три ступени вниз наткнулся на соседку Марью Ивану, пыхтя она поднималась к себе на третий этаж.
-Дим, ты совсем стал рассеянный, эндакий шустрик обнесёт твою халупу, совсем бахатый стал, не бережёшь добро своё,-подметила всёведающая Ивана.
Не проронив ни слова на её замечание, жёстким движением руки отодвинул и прижал её к стенке. Обескураженная его поведением старушка только крякнула в ответ.
Через щели парадной двери пробивалась переливающаяся гамма цветов. Сделав первый шаг из подъезда, он окунулся в ауру разноцветия, в один миг всё переменилось только ветер остался таким же горячим.
Влекомый голосом оказался в зазеркалье, как Алиса, но не было её странных друзей, а так всё было как в сказке. Окружающий мир потерял форму, гиперреальность всосала его в себя. Рамки реальности размылись, перед глазами всё плыло, но он был уверен, что так должно быть!
Мир начал тускнеть и пропадать, а вместе с ним и Дима. Силуэт начал переходить в радужную оболочку. Прозрачная сущность похожая на человеческое тело, начала закручиваться в водовороте воздуха, всё смешалось, как в миксере.
Голос пропал бесследно, волна искр окатила воронку, беззвучная волна поглотила её.
Мир жил своей размеренной жизнью: прохожие бежали по тротуару по своим делам, машины остановились на перекрёстке ждали зелёного, чтоб ворваться штампованным табуном в асфальтовую долину.
А кто-то сейчас в своей постели тихо умер во сне.

не закончено......




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 59
Опубликовано: 08.12.2018 в 18:18
© Copyright: Григорий Мелехов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1