Тихие ужасы господина Запада



Пролог

Из душного дома я вышел в ночную прохладу улицы. Как дышалось легко!
Над лавкой моею низко нависли пахучие ветви черёмухи. Было тихо вокруг и темно. В сверкающем звёздами небе горела раскалённая луна, и до того изумительно круглая, словно её вначале, начертив циркулем, вырезали старательно по окружности, а затем уж раскалили до нестерпимости и пустили к звёздам.
Такого близкого, красочного неба, я никогда не видел! Заворожённый, я долго любовался его чудесной красотою и глазами бродил по таинственным звёздам, стараясь разглядеть, понять за блеском их, а что там ждёт нас?
Мой взгляд вдруг пронзил сверкающее небо, а за ним - чёрно-пёструю бездну прошлых времён, далее - взгляд скользнул по синеве с матовой дымкой и наткнулся на свинцовую мглу... Мгла рассеялась, и я увидел, что произойдёт в далёком будущем.
Потрясённый, мало чего понимая, я поднялся с лавки и пошёл. Уже дома, проходя мимо зеркала, заметил в нём искажённое, страшное лицо чужака. Вздрогнув, остановился, огляделся, сердце гулко колотилось. Вокруг меня - никого. Тяжело дыша, я медленно поднял ослабленную дрожащую руку - дрожащая рука чужака одновременно поднялась с моею. В зеркале был я. Белый, глаза ввалились и как не мои: кровью налитые, полубезумные; рот с лиловыми губами судорожно кривился. Голова у меня раскалывалась от боли, и мозг жгло роковое слово: Армагеддон. Сердце вторило ему, выстукивая: Армагеддон. Каждая клеточка моего существа безустанно вопила: Армагеддон, Армагеддон...
Из последних сил, точно в бреду, едва добравшись до дивана, я рухнул на него.
Когда сознание прояснилось и здравые мысли ожили во мне, проверил первым делом послушность рук и ног движениям - слава Богу, всё было в порядке.
Я поднялся с дивана. На часах почти два, время глухой ночи. Чувствуя слабость, в тягостном раздумии стал медленно ходить по комнате взад и вперёд.
Подошёл с тревогою к зеркалу: лицо, считай, обычное. А то что оно побледнело, осунулось и в нервном тике дёргалось щека - ерунда. Приободрённый, я вышел на балкон освежиться прохладой и ещё раз взглянуть на небо. Надо мною сверкали звёзды и горела раскалённая луна, но уже по-другому всё. Не было того чистого блеска, той красочности, торжественности и близости. Небо как бы отдалилось, стало непреступным, звёзды с луною глядели чуждо и холодно. Тьма сгущалась вокруг...
И вот, после ночи той, окончательно придя в себя - я готов. Готов предложить вам, уважаемые господа, побывать в таинственном будущем!
Вы узнаете то, что произойдёт в далёком и таком, казалось, долгожданном и многообещающем будущем. Много чего диковинного, ошеломительного узнаете: куда сам себя загонит Западный мир, в какой жуткой бездне окажется он, и в кого превратятся - ну и ну! - его народы, и что за Новый Папа заменит Папу Римского.
Узнаете, какие ужасные беды обрушатся на противоположный Восток.
Будете в курсе того, что покрыто в наше время страшной тайной и о чём, находясь под жёстким надзором, влиянием, так сказать, Могущественных Тёмных Сил и опасаясь их коварства и мести, сегодня утаивают многие видные деятели мировой культуры и политики, которым далее эти Могущественные Тёмные Силы, эти Мрачные Критики Вселенной, небрежно произнесут избитую фразу: "Мавр сделал своё дело, Мавр может убираться".
Что ж... Смотрите и помните!
Уважаемые, вы готовы? Тогда держитесь крепче, поехали!

Часть 1. Тихие ужасы господина Запада

...И вот настоящее далеко позади! И вот оно наконец - это сияющее, долгожданное и многообещающее будущее, казавшееся из начала 21-го века таким невозможно далёким, фантастическим!
Космические корабли со скоростью света устремляются к неизведанным звёздам, планетам.
Роботы, как мыслящие существа, необходимы, привычны в быту каждой семьи - как кофеварка, как миксер, как холодильник, без которых кажется не проживёшь, и жизнь без бытовой техники, как и жизнь без роботов, - если вдруг убрать и то и другое, - для подавляющего большинства людей станет бестолковой, пустой, скверной, а то и проклятой, собачьей, загубленной вконец.
Человечество пополнится клонами и гомункулами...
Обольстительный господин Запад, страшно устав от нескончаемой погони за наживой, за комфортом и от своего беспрестанного страха разориться и пойти с сумой по миру, страшно устав от выдуманных им же звёздных войн и космических чудовищ и от ужаса ожидания ядерной бойни с противоположным Востоком, а также страшно устав от пророчеств и ожидания Конца света, вконец заплутает в своих многоуровневых и часто меняющихся моральных и политических стандартах.
Наступят на Западе времена молодых бездушных интеллектуалов с учёными степенями. На историю человечества они смотрят с безразличием, считая её неудачным экспериментом и трактуя выгодно для себя. Для них вовсе не существует авторитетов что в прошлом, что в настоящем, а только - мало чего стоящие, мелкие авторитетики.
Сами о себе они великого мнения, о котором не распространяются, и, скрытно любуясь собою, мыслят упрямо в своём гордом сознании: "Вот мы какие! Мы спасители заплутавшего в потёмках человечества!"
Старательно играя роль спасителей, заткнут с холодной невозмутимостью своих благоразумных, выдающихся современников, и своими теоремами, формулами и толстыми трудами цинично опровергнут великих пророков религий и знаменитых мудрецов прошлых тысячелетий, обвинив их во всех несчастьях, случавшихся в истории человечества.
Появятся новомодные идеи, теории о равенстве всех живущих в природе, об излишестве душевных чувств и слов, мешающих жить и быть счастливым, об отрицании Добра и Зла.
В это время выйдет из тени странный господин с розовым гранитным лицом и тёмными блестящими глазами и активно поддержит молодых бездушных интеллектуалов. Себя он объявит правозащитником, прорицателем, космическим пилигримом и знатоком запредельных глубин Космоса, в которых, как он будет пояснять народам, практически невозможно оказаться смертному, однако... и, рассмеявшись, бравурно продолжит излагать, что ему чудесным образом повезло, там он бывал и видел справедливо устроенный мир: благословенные края, полные божественной симфонии, райского созвучия, где самые различные существа - одним миром мазаны, и никто никого не обижает, никто никому не завидует, все живут единым народом.
В рядах человечества он с древних времён - то неожиданно исчезает из виду, то внезапно проявляется этот странный господин с розовым гранитным лицом и тёмными блестящими глазами. Однако есть свидетельства, что наружность его - изменчива.
Он исколесит весь Западный мир, весьма искусно пропагандируя теорию о "справедливом мире". За ним тенью, ни на шаг не отставая, двое его спутников угрюмого вида. Только взглянешь на них - как в груди обдаст холодком и заноет душа: шутки шутить с ними, болтать лишнее языком, сразу отрубит желание. И не поймёшь, не угадаешь кто они, эти двое - то ли люди, то ли гомункулы, то ли пришельцы со звёзд какие. Одно ясно как день - на ангелов совершенно не похожи.
В это шаткое, недоброе время бездушные интеллектуалы с учёными степенями - волевые, целеустремлённые - быстро станут несомненными лидерами Запада и достигнут высшей власти. Они удивительно будут похожи друг на друга, и не поймёшь кто из них мужского пола, а кто женского.
Чаще всего они будут появляться публично, по шесть человек. И в народах прозовут их метко: правительство 666.
Энергично они возьмутся за переустройство мира. С первых дней своей власти немало каких показных, вычурных изменений они совершат в жизни народов, выдавая за свои великие достижения.
Пренебрегая основными религиями мира, между собою презрительно называя верующих "идиотиками", а их верования - "идиотическими", наткнутся однажды на христианство как на преграду, мешающую вести им народы дальше, к своей намеченной цели. Поразмыслив, поставят перед собою первоочередную задачу - выкорчевать христианство, изничтожить и заодно разобраться с другими религиями.
Заявятся Правители в папский дворец.
Пройдут гуськом по просторному кабинету, и каждый, приостановившись возле Папы Римского, облачённого в белую сутану, пожмёт ему холодно руку, пожилому, седоватому, но ещё крепкому.
Не дожидаясь, когда Папа дойдёт до своего места и сядет, они, вполголоса переговариваясь, уверенно расположатся на стульях, стоящих в ряд против письменного стола. Медленно обогнув его, Папа медленно опустится на стул и сложит на столе руки, на правой поблескивая золотой печаткой. Тяжёлым взглядом, чуть задерживаясь на каждом, пройдёт по самоуверенным лицам неожиданных визитёров.
-Чем могу быть полезен, господа Правители? - спросит он глухо.
Переглянутся они между собою, переморгнутся и начнут хладнокровно:
-Мы коротко и прямо изложим суть. Для того лично пожаловали к вам, святой отец. Настало время прекратить этот разыгравшийся на тысячелетия спектакль с Иисусом Христом.
-Как вы сказали?
-Пора закончить глобальную ересь, святой отец, этот спектакль с Иисусом Христом, растянувшийся на тысячелетия!
-Ересь? О как! Так и предполагал... - Папа, сцепив широкие ладони, сильно сожмёт их. Помолчит немного. - Но всё дело в том, господа Правители, что этот спектакль длится не тысячелетия, а уже миллиарды лет, и сцена его - Вселенная, действие - жизнь, а мы - актёры, только роли у нас настоящие, каждый играет самого себя. И, когда наступит финал, никому неизвестно, кроме, разве, самого режиссёра, Бога. Ни чем не могу вам помочь в этом случае. Это не ко мне.
Они переглянутся и нехорошо улыбнутся.
-Так мы бы с удовольствием, минуя вас, святой отец, сразу прямиком бы к самому Господу Богу с просьбой. Да ни адреса у нас его, ни даже приблизительных координат места проживания, - съязвят они. - Вы нам, пожалуйста, подскажите его адресок. Или он вам тоже забыл оставить?
-Я бы дал вам адрес с пребольшим удовольствием. Но вы, господа, идёте в противоположную сторону и, конечно, Господа Бога на своём пути не встретите, а вот дьявол тогда не заставляет себя долго ждать.
При слове "дьявол" они рассмеются принуждённо и похлопают в ладоши.
-Вы, святой отец, очевидно, хотите нас вовлечь в дискуссию о сверхъестественных силах и переубедить. Но не советуем.
-Да, вижу, что с такими просвещёнными господами вступать в дискуссии, а тем более в чём-то переубеждать - пустая трата времени!
Папа ещё раз тяжёлым взглядом пройдёт по лицам Правителей, стараясь понять, кто мужского пола из них, а кто женского, - и не сможет. Как под копирку все: одинаковые короткие стрижка, одинаковые синие костюмы, а лица будто из снега белого вылеплены.
Качая головой, Папа посетует:
-Смотрю на вас, и не угадаешь, кто принадлежит к роду Адама, а кто - к роду Евы. Замечу только: даже зверей в стае, присмотревшись, можно отличить друг от друга.
-Вот и хорошо, что не угадаешь, - удовлетворённо улыбнутся они. - Мы же не звери какие-то. Мы исправляем ошибку природы. Не должны люди различаться. Не справедливо это.
-Исправить природу... Замахиваетесь вы круто. Вы очень молоды, господа. В такие молодые годы следует участвовать в захватывающих путешествиях, покорять неприступные горы или лететь на звёзды и открывать новые миры, а не вершить судьбами народов и государств. Вы сумели забраться на самую вершину власти, а результат? Вы настолько далеко зашли... переступили грань, за которой - бездна. Сами, свалившись, тащите за собою целые народы.
-Бездна, тащите... приплетите ещё бесов, смущающих нас, - раздражённо заворочаются Правители на стульях. - Вы, святой отец, верите в Христа с гораздо меньшей силою, чем мы его презираем и отвергаем. Никто и ничто не сможет пошатнуть, а тем более разрушить наши фундаментальные знания и ценности.
-Вы очень самонадеянны и горды. Вы настолько презираете Господа...
-Послушайте, отставим условности, будем откровенны. Ваш Христос - распространитель страшной инфекции. Такую заразу успешно распространил, так всех оболванил на тысячелетия, что только диву даёшься! Куда это годится, безумие: "Если правый глаз твой тебя соблазняет вырви и брось от себя. И если правая рука соблазняет тебя, отсеки её и брось от себя" - и это только маленький пример. Чёрт те что! К счастью, слабоумных нет, и никто не следует заветам дураков. А то человечество скатилось бы давно: одни вымирающие одноглазые и однорукие уроды населяли бы планету. Вот за что он нам противен. Но ничего нового. Благоразумие всегда, с древних времён, умывало руки и побеждало заразу.
Но перейдём к делу. Наши великие реформы застопорились, возникли серьёзные препятствия. Мы встали и топчемся на месте. Разобрались. Ладно с этим Христосиком... убери Библию, закрой храмы, и он из легендарного Спасителя превратится в пример большого неудачника с дурною судьбою, который скверно закончил свою жизнь на кресте, быв распят, и скоро выветрится из памяти народов. Но вот с этой самой Библией, Евангелием.... другой вопрос.
Мы обращаемся к вам как к благоразумному деятелю. Библию, пережившую себя, изжившую... мягче выразиться... Нет-нет, не запретить, что вы! - с притворным испугом запротестуют они. - Мы понимаем - не всё так однозначно, сразу так не делается. Зачем излишние волнения нужны. Официально устроим древней Библии торжественные празднования, с фейерверками. Чествованиями её пенсионный возраст отметим: она как никто заслужила вечный покой! Нет, нет, - возмутятся они и отмахнутся руками от Папы, словно своим молчанием он укоряет их, - что вы, не в утиль её, мы всё прекрасно понимаем. Мы её, обветшалую, обновим, омолодим, вдохнём могучую и благородную струю жизни. И чтобы вы собственной персоной, святой отец, освятили её и официально назначили ей "преемника", вот с таким названием шикарным: Сборник Новых Законов, Правил, Инструкций. Да, да, текст готов, не беспокойтесь, - бегающими глазами взглянут на Папу. - Лучшие умы человечества, вооружившись только самыми передовыми научными достижениями, работали над ним день и ночь, не покладая рук. Более того, можем порадовать вас. Сборник Законов уже напечатан массовыми тиражами, даже запылиться успел на складах и в нетерпении ожидает выхода в свет. Вот что мы вам предлагаем!
Послушайте, святой отец, вы ничего не теряете. Наоборот, оставаясь всё тем же духовным пастырем, не то что ничего не теряете, а напротив, только приобретаете.
Ну, опять, что вы... мы же видим! Не думайте так о нас! Мы не гонители веры. Мы прекрасно осознаём, что - значит вера для многих. Мы сочувственно относимся к ним, понимаем их чаяния. И конечно, у нас даже в мыслях нет попирать чьи-то права и покушаться на свободу. Как верить и во что верить - дело вкуса каждого.
Но не прилично, думаем, кому-то выделяться, быть белой вороной. И мы решили пойти навстречу всем. Нечего разобщаться! Выделив, взяв из всех религий самое лучшее, сокровенное и обобщив этот материал, изобрели новую, универсальную религию, которая объединит все нации, все народы. Не будет ни атеистов, ни материалистов, ни идеалистов, ни различных вероучений, но будет единая верующая масса людей слившееся в одно целое. Новая религия с новым, не эфемерным, а реальным богом, супермыслящим существом, колоссальная конструкция которого уже находится в стадии завершения и наносится на него позолота. После чего он будет водворён на небо и засияет над миром для всех без исключения. Вас, Папа, мы бы хотели видеть в должности первого зама Нового Бога.
-О как! - воскликнет Папа, вставая. - Паршивцы, что выдумали!- И ударит кулаками по столу.
-Что? - встанут они.
-Вы тащите мир в ад, безумцы! Какие же вы безумцы! Сами сгините и людей всех погубите!
-От безумца слышим.
С презрительным видом они молча выйдут.
Окружённый папский дворец будет захвачен, гвардия разоружена.
Папу Римского и священников, отвергающих требования власти отречься от веры, учитывая их чрезвычайную опасность для "нового общества", отправят на принудительное лечение в спецбольницы.
Все храмы разрушат, сравняют с землёю, чтобы не осталось от них и намёка.
Сборник Новых Законов, Правил, Инструкций, объявив - священным, всучат каждому гражданину для обязательного изучения.
Спасаясь, хлынут потоки беженцев на Восток
Границы свои господин Запад спешно закроет наглухо, и начнётся повальная Чистка народов.
Закрутится жизнь, замелькает по "новым законам" - и начнётся...

Решительно отметут как мусор христианские заповеди. Отринут понятия о Добре и Зле, подменят их на свои взгляды - о Выгодном и Убыточном, о Полезном и Вредном, о Положительном и Отрицательном, о Целесообразном и Неприемлемом. Взвесят на сверхточных весах, просчитают на суперкомпьютерах: что - Положительно для человека, а что - Отрицательно. Что - народам Полезно и Выгодно, а что - Вредно и Убыточно.
Комфорт, сладкую жизнь, чувственное наслаждение, оздоровление пилюлями - узаконят смыслом жизни.
Любовь к ближнему объявят - разрухой, чумой цивилизации; верующих назовут - заразой и паразитами; добрых, бескорыстных, открытых - идиотами и шизофрениками, которым место, как и верующим, только в психиатрических больницах; сострадание, жалость и милосердие - проклятыми знаками выродков.
И если ещё до недавнего времени не было препятствий желающим творить добрые дела и спасать попавших в беду, то сегодня, наоборот: по собственной инициативе помогать кому-то бескорыстно, по зову сердца - неправомерно, преступно.
Подчиняйся только законам и инструкциям!
Чистить зубы по утрам и вечерам и выпивать натощак стакан воды - это полезно для здоровья, это положительный поступок, значит ты идёшь по верному жизненному пути. Чревоугодствуя же на ночь перед сном, ты совершаешь неблаговидный проступок, - и обязан исправиться. Но протягивая руку помощи, подвергая себя опасности и спасая погибающего в неурочное время, без предписания, без разрешения, ты за этот безумный проступок - заслуживаешь самого сурового осуждения и наказания, и не будет к тебе снисхождения!
Умоляющий о спасении ни в коей мере тебя не должен волновать, не твоё дело, от его напрасных слёз и стонов тебе должно быть ни холодно ни жарко. Береги своё золотое время, трать его с пользой - на свою работу, на удовольствия, на забавы, на своё бесценное здоровье. И поэтому с высоко поднятой головой шагай гордо своей дорогой. Специальные службы, если сочтут нужным и если успеют, кому надо помогут. Так что будь спокоен!
Для разоблачения отрицательных, вредных и убыточных граждан, нарушающих законы и инструкции, повсюду и везде установят тотальный контроль над самым малейшим, микроскопическим. Установят, запустят подглядывающие, подслушивающие устройства. Под ногами и в воздухе зашуршат, запищат махонькие, как клопы, как комары, роботы-шпионы. И в постелях притаятся, фиксируя нарушения, и в туалетах.
В сердца, в мозги, в нервы проникнут начинённые шпионскими штучками микробы.
А чтобы искоренить в делах и поступках разнобой, разномыслие, объявят о Великой Чистке.
Каждого гражданин обяжут, а не согласных заставят силой пройти обследование на пригодность к "счастливой жизни". И если обнаружится отклонение от "нормы" в образе мыслей, а также всяким нарушителям законов, правил и инструкций, то в "больных" головах специалисты быстро наведут порядок, подравняют до установленного стандарта: мозги кому надо убавят, кому подскоблят, кому продуют, кому перекроят, кому заменят.
Ограничат словарный запас, сузят взгляды на жизнь; соорудят непреступные стены, преграды, закодируют, заблокируют все входы и выходы душевным чувствам, и чтобы всему просторному, высокому никогда не войти.
Все граждане без исключения зашагают только в ногу со временем, станут мыслить только в одном направлении, и никого не затошнит ни от самого себя, ни от других, и душа не встревожится, не заноет, не заболит.
Уже не будет ни любви, ни жалости, ни сочувствия, ни гнева, ни стыда, ни мук совести; ни светлой печали, ни тихой грусти, ни открытых душевных улыбок, ни искреннего смеха, ни большой человеческой радости; как и не будет вдохновения, а значит ни прекрасных художников, поэтов, музыкантов мыслителей - ничего близко такого не будет!
Зарядившись, напитавшись на отдыхе положительными эмоциями, как батарейка энергией от зарядного устройства, граждане будут, согласно законам и инструкциям, безошибочно знать, в какой момент говорить строго по делу, без лишнего слова, звука и вздоха и замереть с белозубой улыбкой. А когда точно, к месту, показывая как смешно очень, оскалиться и выговаривать загробным голосом, будто с того света: клёво, умора, лопнешь от смеха, ха-ха-ха, хе-хе-хе, хо-хо-хо. Или, для разрядки, оказавшись в театре на представлении - оглушительно ржать как табун лошадей, исступлённо блеять как стадо баранов, злобно лаять как стая собак, или, вдруг, загнанными, ранеными зверями так откровенно в дикой ярости реветь, визжать, рычать, выть - что даже стены содрогнутся.
Странный господин с розовым гранитным лицом и тёмными блестящими глазами, избегающий громкой славы, удовлетворённо кивнёт правителям Запада, пожмёт им руки и скажет:
-До создания справедливого общества, до счастливой жизни, господа, вам остался один шаг.
Правители Запада с элитой общества легко сделают этот последний шаг: назовут братьями и сёстрами не только зверей, но и насекомых.

Случится то, что и должно было случится, как и предсказывали, предупреждали великие мыслители и художники, жившие ещё в прошлые века, в прошлые тысячелетия. И не только великие и знаменитые, но и просто способные, талантливые мыслители и художники предсказывали и предупреждали, и даже неспособные, бесталанные, и даже разного рода всякие (как окружающим казалось) идиоты, псих-одиночки старались и предупреждали как могли. И даже дошедшие до крайней степени сумасшествия мыслители и художники, с поехавшей напрочь крышей, с сорванной башней, как говорится, с пулей в башке, вскрыв себе вены, животы, лица, распятые на койках, выплёвывая свои откусанные языки и губы, сломанные зубы, рёвом, визгом, стоном, мычанием, мимикой, кровавыми слезами и плевками предупреждали о надвигающихся ужасных катастрофах. Вообще все они, пророки, от чистых гениев до гениев сумасшедших, набили оскомину, плешь переели человечеству, предупреждая, предрекая.
Но, позвольте, когда человечество прислушивалось к голосам своих великих пророков и подчинялось здравомыслию? В своей общей массе человечество одно из самых легкомысленных и эгоистичных существ на свете, слушает только позывы, приказы от внутренних своих органов к неге, к сладкой и комфортной жизни, и с большим удовольствием, наслаждением подчиняется им, отдаётся.
И чтобы скрыться от всего остального мира, и чтобы из посторонних уж никто никогда не мешал жить ему, обольстительному господину Западу, своей строго обособленной и идеальной жизнью, он найдёт по рекомендации своих экспертных групп, состоящих из назначенных в знаменитости политиков, юристов, философов, художников и учёных точных наук, найдёт, по их мнению, самый выгодный и совершенный путь к безопасности, процветанию и бессмертию своих народов, и войдёт по нему широкими вратами: заключит себя в искусственный мир созданный им вселенной, в неприступную как бастион, которая снаружи выглядит относительно других вселенных в Космосе ничтожно маленькой, размером с букашку, а зато изнутри так ловко и хитро устроена, что обманчиво воспринимается существующими в ней народами как беспредельная, безграничная, с мириадами звёзд на небе.
Сообразно своим понятиям, воззрениям, представлениям граждане Запада посчитают мир Вселенной-букашки: идеальным и счастливым.
В этом своём идеальном мире - на небесах с сияющим Новым Богом и с его первым замом на земле, Новым Папой, - все люди одних прав и свобод, никто никому не завидует, никто не обижен: все однополые, и каждый человек точная копия один другого, штамповка, с лицом - секс-символа, красавца, и с телом - куклы Барби. Все они вечны, молоды и безупречно вежливы, улыбчивы. На работе - образцово трудолюбивы, в сексе - стабильно активны.
Потомство же своё штампуют в одной великой общей пробирке: получают в ней куколки, личинки, икринки, а из них, точно по расписанию, вылупляется мелюзга, которую затем выращивают и воспитывают в инкубаторах, прививают мелюзге "полезные, выгодные" и строго вымеренные ультрасовременной техникой инстинкты, привычки.
В этом мире Вселенной-букашки не только все люди одинаковой внешности, но и звери, птицы, рыбы, насекомые - в общем, все животные на своих природных телах имеют в точности такое же, как и у человека, лицо - секс-символа, красавца.
Ну а потом, в будущем, когда мода на лицо секс-символа пройдёт, или, точнее, просто надоест оно человеку, появится желание поменять его на другое, а в памяти вдруг промелькнёт что-то из смутного прошлого... И непонятно почему так вдруг заноет в груди и защиплет глаза и захочется чего-то такого необычайного, высокого... да где уж там! Поменяют на что? - ах, лучше б не знать и не видеть!
Нет различия: люди, звери, рыбы, насекомые - все на одно лицо, все одной великой нации, все одних прав и свобод граждане Вселенной-букашки, происходящие из одной великой общей пробирке, и все - безымённые. Ну а чтобы не путаться, на каждом гражданине, независимо к какому виду или подвиду он принадлежит, светится личный порядковый номер.
Вот такие - мать честная! - времена наступят. Эй, слышь, человек, брат? Ты, если стоишь на ногах, или сидишь на стуле, или хоть даже в кресле, держись крепче, а то ненароком грохнешься, как пулей сражённый, и не дай Бог повредишься: Президент Вселенной-букашки - с телом ящерицы, а Новый Папа - с телом гориллы и грозится клюкою в мохнатой лапе.
А через несколько лет вместо них, толерантно, изберут с телами насекомых.
Парламентарии с человеческими лицами на телах акул, осьминогов, волков, быков, баранов, жуков, тараканов... представят во всевозможных организациях, союзах, федерациях многочисленные свои отряды зверей и насекомых.
Некуда будет деться, спрятаться, исчезнуть из этого идеального мира: и на дне морском, и под землёю, и в далёком космосе - всюду мгновенно вычислят и настигнут.
А если у какого-то человека напрочь сдадут нервы, лопнут они, взорвутся со страшной силой, разметают в клочья все эти стены, преграды, коды, блокады душевным чувствам, и человек, разъярённый, издав бешеный вопль, совершит преступление: проломит череп какому-нибудь парламентарию-таракану c бегающими глазами, восхваляющему тараканью проворность, предприимчивость и принципы, идеалы тараканьей жизни, или человек просто свихнётся с ума, или додумается покончить с собой и, сбросившись с подоблачного небоскрёба, расшибётся в лепёшку, то в любом случае к нему моментально примчатся спасатели и быстро восстановят его из лепёшки и вернут к жизни. После чего одним уколом и одной пилюлей устранят все его психоэмоциональные причины и следствия стресса: то есть его устранят от самого себя, устранят от всего человеческого. И он, вернувшийся к жизни, всё тот же - с лицом секс-символа, красавца, и с телом куклы Барби, - ничего не зная, не помня из прошлого, с уродливым обрубком памяти, вновь засияет штампованной белозубой улыбкой.
Снаружи - размером с букашку, внутри - необъятная, безграничная.
Неприкаянная Вселенная-букашка, покрытая сверхпрочной оболочкой, неприступная как бастион, в которую никто и ничто не в силах проникнуть или захватить и разрушить.
Так и потеряется Вселенная-букашка зазря, как испарится. Оторвавшись от Земли и покинув Солнечную систему, притянется она, возможно, к хвосту бродячей звезды или прибьётся к обломкам разрушенных быстротечным временем космических цивилизаций. А то и, пожалуй, заблудится в звёздной пыли межгалактической пустыни, да и застрянет там навечно. Или, не дай Бог - что не исключено и очень трагично - окажется в ледяных объятиях звёзд-мёртвецов, белых карликов.
Может, так и у нас, обыкновенных людей, валяется под ногами на асфальте - а мы и не догадываемся, не замечаем в суете! - или, застряв в рифлёной подошве, таскается с нашим ботинком целая Вселенная! Снаружи она для нас - мелкий камешек, но зато изнутри, для населяющих её народов, - необъятная, с бездонными небесами и с неисчислимыми звёздами в космосе.
Похоже, в этой жизни может происходить самое невозможное и фантастическое. Но это только на первый взгляд - невозможное и фантастическое. А в действительности, если вдуматься глубже, элементарное и обыденное.
Ну а может, и наша Вселенная со всеми своими бессчётными сверкающими галактиками, разбросанными в пространстве на миллиарды световых лет, зародилась в ржавой консервной банке из-под рыбы, да так до сих пор и находится в ней вместе с нами. И может, валяется эта ржавая консервная банка, полная нашей бесконечной Вселенной, на пустоши, около обочины дороги, а мимо, звуча музыкой, мчатся в загадочные дали скоростные машины?



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 07.12.2018 в 20:31
© Copyright: Иван Рахлецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1