Певец во стане русских воинов


Певец во стане русских воинов.

В деле воссоздания Русской Армии немаловажное значение будет иметь и то, как она представлена в поэтическом, художественном ракурсе. Безусловно, что Денис Васильевич Давыдов, Александр Сергеевич Пушкин, Михаил Юрьевич Лермонтов, как люди служивые прославили воинство, в котором имели честь состоять. Но такие примеры имеются и в нашем совсем недавнем прошлом. К сожалению, они малоизвестны. Хотелось бы восполнить это умолчание.
Мне видятся такие колоритные мазки на будущем грандиозном литературном полотне:

Танковая атака

Красная ракета –
и до пола газ!
мы не видим света,
свет не видит нас.
В триплексах летает
небо и стерня
ну, давай, родная,
вывози меня!
А в прицеле скачет
прямо за стволом
ближняя задача -
роща за селом.
Нам проехать шутка -
полторы версты,
только в промежутке
на броне кресты…
Кто второй, кто первый?
Всё не для меня!
Ты снаряд «Пантеры»
выдержи, броня!
Пусть поможет либо
дьявол, либо Бог,
чтоб под их калибры
не подставить борт…
Несет нам в лица
ветер встречный
калибры вражеских стволов.
Мы будем жить
светло и вечно,
нам только б это
взять село!
Мы будем жить
светло и вечно,
нам только б это
взять село!

Из-за ближней хаты
Чей-то длинный ствол…
Ну, давай, ребята,
загаси его!
Все равно какой мне,
там, в прицеле зверь…
Выстрел бронебойный
разберет теперь!

Хруст немецкой пушки,
треснувших костей,
сломанные СУ-шки,
Метры на версте…
Ты, давай, зараза,
в рычаги играй!
Только ногу с газа,
брат, не убирай!

Мы удаленья
порасставим,
А скорость ноты
подберет,
и тридцать тонн
уральской стали
летит вперед, летит вперед!
И тридцать тонн
уральской стали
летит вперед, летит вперед!

Трассеры снарядов,
огненный клубок…
Вот кому-то рядом
залепило в борт…
Полыхнула разом
в небеса свеча…
Мы за вас, ребята,
им дадим сейчас!

Тишина запела
звонами в ушах,
но еще летела
на броне душа…
На небе гуаши -
Господа купель.
Вся бригада наша -
пять машин теперь…
А, когда затихли
взрывы и стрельба,
и горела тихо
ближняя изба,
а над черной сушью
выжженной травы
тихо плыли души
мертвых и живых.

А в небесах
цветут гуаши,
а у реки
полоска ржи.
И это поле -
снова наше,
и мы с тобой
смогли дожить!
И это поле -
снова наше,
и мы с тобой
смогли дожить!


Озеро Балатон 1945 г. Бой с 6-й танковой армией немцев.

Мы держим ущелье,
Нас мало - их много,
Подмоги не будет, зови не зови.
Надеяться стоит, пожалуй, на Бога
Да правильный угол наклона брони.
На карте штабной нацарапаны стрелы,
Кому где стоять, и за что умереть.
Но в этой безумной шальной перестрелке
Мы верим - не сможет нас враг одолеть
Из штаба посыльный-
Мол, всем по медали,
Но только держитесь, ни шагу назад,
-Не надо лечить, не такое видали,
Работа такая, не надо наград!

В прицел не влезает вся серая масса,
О Боже! Да сколько ж вас, сволочи, тут!
Но сто пятьдесят миллиметров фугаса
Возводят железный, чадящий редут.

В открытом эфире орут нам - "Вот психи,
Немедля отдайте нам эту гряду!"
Но здесь мы застынем железной стеною,
Стеною на самом последнем краю!
Лишь дерзким сопутствует тетка - удача,
Я знаю, капризная баба она,
Но тем, на заклание кто предназначен,
Сейчас во весь рот улыбнулась судьба!

Я знаю, что это всего лишь отсрочка.
Я помню, что вечно ни кто не живет.
Мы здесь в обороне - опорная точка,
И значит, что враг через нас не пройдет.
Завоет моторами адский зверинец,
Но нет, господа, не закончился бой,
Покуда, в живых остается последний,
Хотя бы один, но живой ЗВЕРОБОЙ!

Мы психи, безумцы! Да кто б сомневался.
Мы все помешались на этой войне.
Осталось всего пять минут продержатся,
И слезы бегут по небритой щеке.
На фланге далеком, сметая заслоны,
Покатят стальною лавиной вперед
Те самые свежие три батальона.
Мы им обеспечим маневр и обход!

В открытом эфире орут нам - "Вот психи,
Немедля отдайте нам эту гряду!"
Но здесь мы застынем железной стеною,
Стеною на самом последнем краю!
Лишь дерзким сопутствует тетка-удача,
Я знаю, капризная баба она,
Но тем, на заклание кто предназначен,
Сейчас во весь рот улыбнулась судьба!

ЗВЕРОБОЙ – Самоходная артиллерийская установка ИСУ-152.


Братислава 1968 г.

В тумане звезд уходит самолет
Обратно на предписанную базу,
А нас сюда солдатский долг зовет -
Десант на запад брошен по приказу.

А где-то там, меж парашютных строп,
Горит внизу огнями Братислава,
И медленно садятся на песок
Ребята из Москвы и Ленинграда.

Когда рассвет убрал с порога ночь,
По улицам шагали наши парни.
И только крики:"Убирайтесь прочь!"-
Неслись из окон буржуазной псарни.

Как хорошо, что можно не смотреть
На то, что на заборах пишут эти гады.
Наверно, нужно было бы стереть
Колонной танков всю вот эту свору.

А из окна по спинам автомат…
И кровь течет по синему берету.
По улицам несёт свинцовый град,
И одного парнишки больше нету.

Так что же нам еще, ребята, ждать?
Нож, автомат, гранаты - и в атаку!
Но есть приказ. Приказ: "Не убивать".
Мы не фашисты, и пока не надо…

В тумане звезд уходит самолет
Обратно на предписанную базу,
А нас сюда солдатский долг зовет -
Десант на запад брошен по приказу.


9 рота 1979 г.

Еще на границе и дальше границы
стоят в ожидании наши полки,
а там, на подходе к афганской столице,
девятая рота примкнула штыки.

Девятая рота сдала партбилеты,
из памяти вычеркнула имена.
Ведь если затянется бой до рассвета,
то не было роты, приснилась она…

Войну мы тогда называли работа,
а все же она оставалась войной.
Идет по Кабулу девятая рота,
и нет никого у нее за спиной.

Пускай коротка ее бронеколонна,
последней ходившая в мирном строю, -
девятая рота сбивает заслоны
в безвестном декабрьском первом бою.

Прости же, девятая рота, отставших:
такая уж служба, таков был приказ.
Но завтра зачислят на должности павших
в девятую роту кого-то из нас.

Войну мы опять называем работа,
а все же она остается войной.
Идет по столице девятая рота,
и нет никого у нее за спиной…


Шли сегодня танки без привала
С грохотом осколков по броне.
Здесь учений нет и радуг мало
В этой необъявленной войне.
Жаркая, нерусская погода
Оседает пылью на броне.
Оседает вот уже два года
На афганской этой стороне.
Дороги секунды здесь, ребята,
Не учебный в поле танкодром.
За ошибки платим не караты –
Кровью и любовью отдаем.
Пронесётся пыль в Афганистане
Вихрем чьи-то жизни прихватив –
Пусть им вечным памятником станет
Этой песни о войне мотив.
Ждут своих ребят девчонки где-то,
Фотоснимки бережно храня.
Впору нам встречать любви рассветы,
А не пули в полосе огня.
Жизнь такая наша безвозвратно
Прожитых когда-то мирных дней.
Умирать нам, вроде, рановато,
Но приказ не выполнить страшней.



Разорван погон под ремнем автомата,
Истерлась тельняшка на левой груди,
Где сердце колотится. Не виновато,
Во всем, что за нами и что впереди.

Прошли по ущелью, спустились в долину,
Поднялись оттуда на горный хребет,
В бою разделившись на две половины –
Оставшихся здесь и оставивших свет.

Прошли по хребту, по горящему склону,
Фронтальной атакою взяв перевал.
И снова Господь перестроил колонну :
Из двух одного в небеса отозвал.

Прошли с перевала по тропам овечьим,
По минным ловушкам, под скрестным огнем,
Внезапно сверкавшим сиянием вечным
Ребятам, с которыми рядом идем.

И вот мы вернулись на горное плато,
Легко нам загадывать – нечет, иль чет:
Один из нас в небо взметнется крылато,
Другого навеки земля привлечет.

Разорван погон под ремнем автомата,
Истерлась тельняшка на левой груди,
Где сердце колотится. Не виновато,
Во всем, что за нами и что впереди.


Беснуются лопасти над головой,
Дрожит рукоять управленья.
Заходишь от солнца и то, что живой,
Сверяешь с наземною тенью.
Берёшь на себя, всё берёшь на себя,
За все отвечаешь исходы.
Железная птица, покорно трубя,
Соскальзывает с небосвода.
Пробита обшивка, разбито стекло,
Передняя стойка погнута.
Но ты приземлился - тебе повезло.
Тебе и в пехоте кому-то.
Он ранен - тебя посылали к нему.
Ты сел под обстрелом на скалы.
Железная птица в сигнальном дыму
С гранитным слилась пьедесталом.
Погрузка закончена, сдвинут "шаг-газ".
С трудом отрываешь машину.
Ты в небе, ты выжил, и ты его спас -
Бойца с безымянной вершины.
Набрал высоту, оглянулся в отсек.
Борттехник кивнул: "Всё в порядке"
Лети, вертолётчик, живи, человек,
Счастливой, ребята, посадки!
Берём на себя, всё берём на себя,
За все отвечаем исходы.
Железная птица, покорно трубя,
Летит посреди небосвода.


Мы были гордостью страны,
Мы были силой и надеждой,
Рождения и смерти между,
Мы были Родине нужны.
В секунды лучшие судьбы
Любой тоски сносило шлюзы
Сигналом боевой трубы:
Служу Советскому Союзу!

Афганская медаль отца ,
И Сталинградский орден деда,
Сквозь беды все и все победы,
Вели по жизни до конца,
Пусть пел порою замполит,
Гораздо слаще, чем Каррузо,
Хотели мы - и мы могли
Служить Советскому Союзу!

В любой стране, в любой войне,
Повсюду в нашем славном мире,
Любого "Тополя" точней,
И круче Т-34,
Вы извините, я не вру,
Но были лучшею из музык,
Привыкли мы - что быть добру!
Служить Советскому Союзу!

Мы могли и Китай, и Америку,
Утром, вечером днем, или ночью,
Мы гордимся, надеемся, верим,
Мы себя этой фразою точим!

Пусть все, что было - позади,
И были Собчаки у власти.
Но взглядом мы своим глядим,
На наши счастья и несчастья,
Мы принимаем этот бой!
И открывать не станем шлюзы,
Эй, ты, ковбой, или плейбой…
А я - Служу Советскому Союзу!

Пусть по душе струится грусть,
Что все порой так безтолково,
Но помню, брат, я наизусть,
Слова Сергея Михалкова!
Что б начиналась наша жизнь
От головы, а не от пуза,
Служил товарищ, так служи!
Служи Советскому Союзу!
Ты этой службой дорожи,
Служи Советскому Союзу!

Мы могли и Китай, и Америку,
Утром, вечером днем, или ночью,
Мы гордимся, надеемся, верим,
Мы себя этой фразою точим!


Побеждайте! Так побед не хватает,
не хватает героев и крепостей.
Наша русская гордость
как будто тает
после каждой порции новостей.

Мы устали жить легендарным прежним,
разучились славить борьбу и сталь.
Завоюйте будущее надеждам,
чтоб страна спокойно смотрела вдаль.

Побеждайте! Хуже врага не сыщешь,
чем неверье в силу своих полков.
Где ты время славы? -
Как пуля свищешь
среди гор и пасмурных облаков.

Побеждайте! Так побед не хватает,
как воды в пустыне, как тени в зной,
как тропы в чащобе, и каждый знает -
будет правда вновь рождена войной.

Грозный взят, все будет в норме,
пусть стрельба из-за реки.
Девушка в военной форме
вдаль глядит из-под руки.

День весны, восьмое марта...
Блеск медали на груди...
Но военных действий карта
говорит: "Всё впереди".

Виден путь среди долины -
Хищный путь в чужом краю.
Слева - мины, справа - мины.
Мать - в России, друг - в бою.



Кончилось время и мир исчислен,
если ты - пепел, то я - алмаз.
Цели бесцельны и смысл бессмыслен.
Апокалипсис - здесь и сейчас.

Делай, что должен и будь что будет.
Солнцу и сердцу известен рок.
Нас только избранный враг разбудит -
слишком высок болевой порог.

Демон идет по мечтам народов.
Крошево камня и схватка рас.
Кровь поднялась до небесных сводов,
Апокалипсис - здесь и сейчас.

Танец огня над большой дорогой.
Пламя скручивается в блик.
Перед рожденьем Руси сверхновой
в точку уходит простор на миг.

Сгинут все, кто нас ненавидел.
Пламя - в зрачках восхищенных глаз:
Я это понял! Я это видел!
Апокалипсис - здесь и сейчас!




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 07.12.2018 в 15:57
© Copyright: АлексейНиколаевич Крылов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1