Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 8


Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 8
Название: Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
В третей части романа — «Искушению страстью», рассказывается продолжение истории главного хирурга, заведующего кардиологическим отделением диагностики. Новые события и интриги в деревне, еще более естественней закрутка сюжетной линии, по которой главный герой будет разгадывать искушение страстью к головоломках. Герой соберёт новую команду врачей, под своим руководством будет проводить сложнейшие операциях на сердце, его отделов и сосудов. По мере всего прочего будет развиваться и основная сюжетная линия романа и разные интригующие события в которые будет попадать главный герой.
От автора:
Роман содержит откровенное писание эротических сцен. Нецензурную лексику и описание грязных порнографических сцен. В общем кто не читал первые две части до конца, тому не понять сюжет третей части огромного романа.

Глава 8
Приятно тикали часа в комнате, их медленный ритм так расслаблял, словно заставлял поддаться объятиям сна. За окно тихо шелестел листьями могучий дуб, его тени огромных веток словно вырисовывали танец страсти. В комнате приятно пахло чаем, аромат бергамота словно сводил с ума, упоительная его сила пронзала тонкие ощущения вкуса. Белоснежные стены из обоев, двустворчатые двери, имели такой же белый окрас, шторы на большом окне, были бежевым цветом и имели шикарную нежную ткань. Воздух в самой комнате был свободным, даже при закрытом окне, не чувствовалось, удушающей жары.
Расположившись на большой кровати, Оксана, согнув под себя ноги, положив обе ладони, на тёплую приятную постель, ёрзала пальцем по сенсору экрана телефона. Материал теплой серой ткани сарафана, облегал формы тела Оксаны, на ногах были одеты черные колготки, поверх которых были одеты зелёные согревающие гетры. Красивые черные туфли прекрасно подходили к ногам Оксаны, а их высокий каблук придавал сексуальность её образу.
— Сегодня прекрасный день — стояла у окна Юлия Скворцова, шатенка в обаятельном черном мини платье — Смотри какое солнце, самое время выйти на улицу
— Хочешь, чтобы я совсем там от холода околела? — возразила Оксана, возмутившись предложению кашемировой девицы
— Но ведь на улицу нужно как-то выйти
— Вот ты и выходи
— Лидия Константиновна сказала, что попробует вывести тебя на улицу сегодня
— Еще рано — чувствуя дрожь от холода по всему телу, заявила Оксана, взявшись за кружку с чаем, поднесла её к алым губам, раскрывая плавно их, отпила небольшой глоток
— Оксана посмотри — уверяла шатенка, продолжая стоять у окна, девушка развела руками, указывая на ясный солнечный день за ним — Лето на улице, посмотри какой день, солнце светит
— То, что солнце светит — продолжая лежать в постели, Оксана пролистнула страницу в экране сенсора телефона — Это еще не значит что мне тепло
— Ладно, послушай
Вздохнула отчаянно Юлия Скворцова, отошла медленно от окна девушка в коротком черном платье, материал которого, отлично прорисовывал силуэт её бёдер.
— Давай просто попробуем, ты оденешь, шубу или плащ на выбор и выйдешь на улицу
— Нет! — возразила Оксана, отпивая еще глоток с кружки чая, что держала в руке
— Ну, хотя бы на крыльцо
Уговаривала Юлия, направляясь медленно стукая каблуками, надетых на её ногах черных туфель подошла к кровати, на которой лежала Оксана, держа кружку в руках, словно грелась об неё.
— Уверяю тебя — расположилась на коленях, положив руки на постель, внушительным тоном голоса говорила Юлия — Если вдруг тебе что-то не понравится или тебе покажется холодно, просто зайдёшь обратно в дом, в свою постель
— Это ведь пока еще моя постель? — поинтересовалась Оксана, посмотрев на девушку, сидевшую рядом с кроватью на коленях
— Тебя отсюда никто не выгонит — утверждала Скворцова, продолжая смотреть на Оксану — Пока Лидия Константиновна не удостоверится, что ты абсолютно здорова, она тебя не отпустит
— И всё-таки, чей это дом? — поинтересовалась Оксана — Волкова, прокурора московской области или тайный дом Васильевой?
— Это дом прокурора московской области Волкова
Ответила на вопрос шатенка, услышав звук звонящего телефона, который оставила на пластике подоконника и от громкости мелодии Оксана вздрогнула, чуть не расплескав на себя горячий чай.
— Ой извини пожалуйста — почувствовав себя виноватой, девушка встала с колен, мило улыбнувшись Оксане — Это наверно Лидия Константиновна звонит
«Выйти на улицу, да вы ебанулись меня так морозит, почему так долго, почему симптомы еще не прошли», размышляла Оксана, продолжая смотреть в глаза девушки, которая мило улыбаясь, стояла перед ней.
— Ладно, хорошо — ответила Оксана, когда шатенка, отходя от кровати, направилась к окну, на подоконнике которого звонил телефон — Я выйду с тобой на улицу, на крыльцо, но не больше
— Это уже какой-то прогресс Оксана
Обернулась девица, подходя к окну, посмотрела на Оксану, сохраняя при этом любезность улыбки, после чего взяла в руки телефон, провела пальцем другой руки по сенсору его дисплея.
— Да Лидия Константиновна
Отвечая на телефонный звонок, таким же милейшим, но лживым, как показалось Оксане на тот момент, девушка ответила на телефонный звонок, после чего внимательно начала слушать.
— Конечно, Лидия Константиновна я спрошу у неё
Уверяла Скворцова, продолжая быть всё такой же услужливой для своей истиной хозяйки, скрывая свою подлую натуру.
— Оксана дорогая
Обернулась она, прикрывая пальцами другой руки динамик сотового телефона, сохраняя подозрительную, скорее даже настораживающую, для Оксаны, улыбку на губах.
— Лидия Константиновна хочет представить тебя Волкову
Уверяла Скворцова, девушка в обаятельном черном платье отошла от окна, выразительно покачивая сочной формой фигуристых бёдер.
— Она спрашивает, можешь ли ты спуститься одна?
— Твоя поддержка мне не особо-то была нужна — медленно опуская ноги с кровати, Оксана каблуками черных туфель коснулась тёплого паркета в комнате
— Вот и славно — сохраняя красоту лживой улыбки, ответила шатенка — Я побуду здесь, если вдруг тебе понадобиться моя помощь, ты просто можешь позвать меня
«Как же заебала меня твоя лживая улыбка, проще говори уже, что есть у тебя на уме, а это фальшивка, которую Васильева тебе внушила, ни к чему не приведёт», подумала Оксана, прикусывая краешек губы, была раздражена неправдоподобной улыбкой этой девушки.
— Обойдусь без тебя
Вставая с постели, ответила Оксана, чувствуя легкую боль в ногах в месте пункции забора костного мозга, прошла по комнате, направляясь к закрытым двустворчатым дверям.
— Да и кстати — подошла Оксана к закрытой двери, обвивая пальцами дверную ручку, потянула дверь на себя — Убери нахуй свою блядскую улыбку с лица, она тебе не идёт
— Да-да хорошо она сейчас спуститься
Общалась девушка с кем-то по телефону, обернувшись от окна к дверям комнаты, у входа которых стояла Оксана.
— Лидия Константиновна тебя уже ждёт внизу
— Как будто-то бы я не догадалась
С хитрой ухмылкой Оксана вышла в коридор, второго этажа жома, прищурив глаза от ярких проникающих через стёкла окон лучей солнечного света. На окнах были красные занавески, дом был выполнен из красного кирпича, его изящность и красота работы, ровные грани, а так же аккуратно положенный цемент между кирпичной кладкой, просто завораживал мастерством проделанной работы строителей. В доме пахло изумительным вкусом дуба, этот приятный аромат, витал в атмосфере всего коридора, исходил от рамок картин, расписанных маслом на холсте, возможно, стоили целое состояние. Перила винтовой лестницы, ведущий вниз, были выполнены из кованого железа, покрытого щедрым слоем белой краски.
Пройдя по красной ковровой дорожке, Оксана слышала голоса, доносящиеся с гостиной загородного домика. Медленно наступая на ступеньки, выполненные из серого гладкого мрамора, касаясь пальцами, перила лестницы, Оксана начала спускаться вниз, рассматривая на лестничном пролете на стенах, картины эпохи золотого века. С гостиной, покрытых в белых тонах, стен и мраморного белого пола, при лучах дневного света, проникающих через большие окна, казалось всё ослепительно белым.
— А вот и наша дорогая Оксана
Ухмыльнулась Васильева змеиной улыбкой, представив мужчине в черном костюме, Оксану, когда она застыла на ступеньках лестницы, когда он стоял посреди гостиной с бокалом в руке.
— Юрий Леонидович — говорила темноволосая женщина, была одета в зелёное вечернее длинное платье, придающий силуэт её тела скрывавшегося под ним
— Госпожа Орлова
Ухмыльнулся мужчина, на вид которому был не больше сорока лет и выглядел он достаточно галантно и очень богато, если судить по его костюму и часах на его руке, то заработок его был достаточным.
— Наслышан, о ваших подвигах
Ухмыльнулся мужчина, держа в руке бокал с шампанским, легонько коснулся бокала Васильевой, издавая легкий звон стекла.
— Сначала хочу вас поздравить с выздоровлением — говорил он сохраняя улыбку на губах — Рад был слышать что вы с радостью согласились быть донором для Татьяны
«Что ему эта сука наплела мне не важно, хотя я-то знаю, что она против моей воли принудила меня это сделать, а вот кто тот Волков у которого в клубе я работала, кем он ему приходится, мне пожалуй будет интересно узнать», предположила Оксана, питая себя уже интригой предстоящего разговора.
— Скажите, пожалуйста, господин Волков — обратилась Оксана, продолжая стоять на ступеньках крупной винтовой лестницы в доме, держась крепкой рукой за перила — А Волков Виктор Леонидович кем вам приходится?
— А… Виктор — с недовольной ухмылкой говорила Васильева, не предоставив возможности Волкову высказаться — Это младший брат Юрия Леонидовича
— Прокурор и владелец частного ночного клуба
Выражая сомнение, рассуждала Оксана, медленно спускаясь в гостиную, продолжая наблюдать за парочкой мужчины и женщины, которые стояли в её центре, наблюдая за тем, как она спускалась.
— Вам не кажется это преступным синдикатом
— Именно поэтому я с братом не общаюсь
Уверял Волков, сохраняя улыбку, говорил он, отойдя к окну, почему-то, как предположила Оксана на тот момент, эта тема разговора была для него более проницательной и забавной.
— Пусть скажет спасибо — рассказывал Волков, отойдя к окну — Что до сих пор за свои тёмные делишки, которые он проворачивал в клубе и вне его стен, он до сих не за решеткой
— Вы закрывали глаза на то — утверждала Оксана, не доходя пару ступенек доя конца лестницы, остановилась стоять на них — Как нарушил закон ваш брат?
— Что вы — спокойным голосом, опроверг Волков такое заявление, посмотрев на Оксану, всё же нашёл в себе силы, благодаря взгляду Васильевой, когда темноволосая женщина так на него напряженно смотрела, мужчина улыбнулся в ответ — Конечно же, нет!
— Почему нет? — поинтересовалась Оксана, спустившись со ступенек, сошла на мраморный пол гостиной — Он ведь ваш брат
— Как вы понимаете Оксана Владимировна — весьма разумно держа бокал с шампанским ответил Волков, продолжая смотреть в её сторону — Закон и порядок, для меня, прежде всего
— И что вы совсем не покрывали своего брата?
— Он выбрал тёмный путь — рассказывал еще раз, повторяясь Волков отпивая глоток с бокала шампанским — Это его выбор и если что случится с ним, я ему помогать даже не хочу
— Что же
Прикусывая краешек губы, говорила Оксана, пройдя по гостиной, чувствовала как обратная сторона бёдер ныла в месте где была произведена пункция костного мозга.
— Вполне разумно
Согласилась Оксана с такими доводами, услышала, как кто-то постучал во входную дверь, немного напряглась, посмотрев в её сторону, после чего перевела взгляд на Волкова и Васильеву.
— Вы кого-то ждёте
— Да нет — ухмыльнулся Волков, оставив бокал на подоконнике, направился к двустворчатой двери кофейного цвета, в которую постучали — Интересно, кто бы это мог быть
— Так вы хотите, чтобы я вышла сегодня на улицу?
Не придавая никакого интереса к гостям, постучавшим в двери гостиной, Оксана обратилась к темноволосой женщине, что стояла с изумлением с бокал шампанским в руке.
— Но почему именно сегодня?
— Не знаю
Пожав плевами, ответила Васильева, по её внешнему виду, было видно, что женщина изрядно выпила и едва стояла на ногах, как с её губ, так приятно пахло сладким ароматом шампанского.
— Просто решила, что тебе уже пора
— В самом деле? — удивилась Оксана, всё же продолжала смотреть ей в глаза, пока Волков открывал дверь в гостиной, своим нежданно нахлынувшим гостям
— Ну да а почему нет? — ухмыльнувшись, ответила Васильева, взяв Оксану под руку, направилась с ней к окну, при этом сохраняя подлость свой улыбки
— Юлий Леонидович — услышала Оксана голос неизвестного мужчины, как только Волков открыл двери в своей гостиной — Прошу вас……
— Приходите в мои рабочие часа — ответил недовольно Волков — Я сейчас дома, занят своими делами, мне нет дела до того что там произошло
— Но она же моя дочь — говорил посторонний мужчина, вошёл в дом вместе со своим товарищем, который какое-то время пока молчал — Прошу ну будьте же человеком, разберитесь
— Ваша дочь господин Филатов — уточнил особо как-то Волков, делая на этом акцент — Уже мертва, ей ничем уже не помочь
— Вы можете найти убийцу
Услышала Оксана голос Гордеева, даже была в какой-то смысле, приятно удивлена заметить его в этом доме, продолжая строить ухмылку, стоя с Васильевой у окна, хотела создать интригу.
— Тех, кто это сделал — уточнил Юрий Валентинович, продолжая стоять рядом с Волковым, смотрел в глаза этому человеку, пытаясь казаться внушительным — Прошу задействуйте все свои ресурсы, неужели вы так всё оставите
— На теле не вашей господин Филатов — рассказывал Волков, оспаривая утверждения предъявленные ему Гордеевым — Не было обнаружено не ссадин, ни синяков, ни даже следов от асфиксии, она просто напилась таблеток и всё
«Это ведь не моё дело, не моё, какая мне блядь разница до чужой смерти, да мне вообще плевать, от того как она там умерла», размышляла Оксана, чувствуя уже мелкую тягу к этому делу, так как зная уже что девушка умерла без увечий на теле и без какого-либо физического воздействия.
— Она просто умерла — утверждал Волков, делая это так, показывая своим настойчивым гостям, что этот разговор ему не интересен — Её больше нет
— Но ведь можно же найти человека который найдёт того кто это сделал
— У меня нет сейчас свободных людей — говорил Волков — Извините, конечно, господа Филатов и Гордеев, как мне не была приятна ваша компания, но я попрошу вас удалиться из моего дома
— Найдите убийцу моей дочери
Прокричал, воспротивившись уходить, взмолился Филатов, мужчина не хотел выходить из дома, когда Волков его вместе со своим другом выпроваживал.
— Вы ведь тот о ком все говорят
— Поймите — уверял Волков, сдерживая себя в руках, было видно, как от переизбытка эмоций у мужчины перекорёжило лицо — Ваша дочь выпила каких-то таблеток, произошла передозировка и сердце встало
— Моя дочь никогда бы так не поступила — отчаянно говорил Филатов, отец пострадавшей — Она никогда бы не смогла напиться таблеток, она была успешным адвокатом, если вы помните
— Вы откуда знаете — вскипел Волков, расплескав на мраморный пол гостиной капли с бокала шампанского, понимая, что мог просто разбить или травмировать кому-нибудь голову, поставил бокал, на камин, выполненный из мраморной отделки — Вы её видели, да вас там вообще не было
— Юрий Леонидович! — возразил Гордеев, когда Волков, хотел уже буквально накинуться на мужчину, который просил разобраться в смерти его дочери — Прошу поймите господина Филатова, он потерял дочь
— Нет, всё я так больше не могу — возразила Оксана шепотом, продолжая стоять и слушать весь этот разговор рядом с Васильевой стоя у окна
— Оксана постой — была не согласна с таким решением темноволосая женщина, схватив Оксану за плечевой сустав правой руки, не давая ей от себя отойти — Ты не обязана
— Нет, обязана! — оспаривая такой довод, утверждала Оксана, продолжая говорить шепотом, не привлекая внимание мужчин к себе
— Оксана это чужая жизнь — пытаясь вразумить, говорила Васильева, продолжая держать Оксану возле себя — Чужие проблемы
— Это не вам решать
— Я пообещала своей дочери
Прошипела недовольно женщина, поставив бокал на подоконник большого окна, с выраженным возмущением, смотрела на Оксану.
— Что с тобой ничего не случится
— Надо было раньше об этом думать — ответила такой же злобной интонацией шепота Оксана, посмотрев в глаза Васильевой
— Ладно — испугалась внушительного взгляда Оксаны, Васильева отпустила её — Хорошо действуй
— Ну и буду — уверяла Оксана, направилась по гостиной к трём мужчинам, которые стояли выясняя отношения у камина когда Волков хотел уже выгнать надоедливых ему гостей
— Юрий Леонидович — обратился еще раз Гордеев, проявляя настойчивость — Назначьте кого-нибудь на это дело, я уверен дочка Филатовых, не просто так напилась таблеток
— Естественно — ухмыльнулся пафосно Волков — От неразделённой любви
— Моя дочь ни за что бы так не поступила! — утверждал настойчиво Филатов — Вы гражданин Волков просто не тратить своё время и людей, считая, что это без толку — говорил он так, словно чуть ли уже не выказывал слёзы скорби, чувства которые были сильны его воли
— Юрий Леонидович — уверял Гордеев — Вы, что не видите, отец этой девушки просит разыскать его убийцу и установить причину его смерти
— По-моему — ухмыльнулась Оксана, подходя к мужчинам, состроив забавную улыбку, рассуждала она — Господин Гордеев, за спасение вашей племянницы я просила вас лично никогда в жизни не показываться мне на глаза
— Не может быть Оксана Владимировна — был поражён Гордеев — Вы не говорили, что у вас в доме столь почётный гость
— А почему я должен извещать вас о своих гостях?
Оспаривая такое утверждением, говорил Волков, наблюдая как Гордеев, словно как кавалер, поцеловал руку Оксаны, когда она ему её подала.
— Оксана Владимировна, пожалуйста, не вмешивайтесь — возразил Волков
— А мне кажется, что господин Гордеев и его друг искали того, кто бы мог помочь разобраться им в убийстве — уточнила Оксана, состроив забавную ухмылку, стоя в лучах, проникающих в гостиную солнца, чувствовала его сказочное тепло ласкающую кожу рук
— Они искали следователя, который поможет разобраться им убийстве, дочери вот этого господина Филатова — уточнил Волков, рассказывая Оксане — Вы явно не следователь
— Но я врач! — возразила Оксана, гордо поднимая подбородок — И я тоже проводила вскрытие и могу его провести, после которого, даже любой полицейский, не обязательно детектив, да блядь кто угодно, сможет установить причину смерти и примерно хотя бы выйти на след убийцы
— Оксана Владимировна вы думаете, что вообще говорите?! — воскликнул Волков, понимая, что слова Оксаны, звучат для него полнейшим бредом — Лучшие эксперты будут работать с телом дочери Филатова
— Постойте!
Оспаривая такой довод, Оксана, чувствуя боль в месте пункции, где был произведён забор костного мозга, вышла в центр круга собравшихся трёх мужчин. Чувствуя их пронзительные оттенки одеколона и парфюма, душистый кедр, кориандр и даже смородина в гармонии с мускусом, казалась просто невообразимым сочетанием для мужчин.
— Так вскрытия еще не было? — поинтересовалась Оксана, удивившись словам прокурора Волкова
— Морг переполнен
Рассказывал Волков, продолжая наблюдать за Оксаной, как она выразительно стукая каблуками по белой мраморной плитке, отошла к камину, чтобы впитать тепло исходящего жара от него.
— Да еще этот случай с иностранными туристами — продолжил рассказывать прокурор — Автобус полный иностранных туристов, что были в Москве на футболе, протаранила грузовая фура на полном ходу
— Это не оправдания что морг завален телами людей
— Я могу провести вскрытие и установить причину смерти
— Вы ей доверяете? — сомнительно спросил Филатов, увидев, как восторженно Гордеев смотрел на Оксану, после уверенно сказанных ею слов
— Она помогла получить сердце для Анны — рассказывал Гордеев, обращаясь к своему другу Филатову — И сама провела операцию, перекрыв в больнице операционную и отключив камеры внутреннего видеонаблюдения
— Так вы врач? — выслушав, что ему говорят, переспросил Филатов, посмотрев на Оксану, когда она выразительно раскрыла лазурные голубые глаза — Скажите, вы можете провести вскрытие моей дочери и установить точную причину её смерти?
«Я лучше покопаюсь в кишках у трупа, чем буду гнить тут в этой золотой клетке», предположила Оксана, прикусывая от соблазна искушения страсти новой головоломки.
— Что же — ухмыльнулась Оксана, состроив милую форму алых губ — Я конечно не против, сама прости вскрытие вашей дочери, когда я могу её осмотреть?
— Да прямо сейчас — уверял, ответив улыбнувшись Филатов
— Так!
Возразила Васильева, суровым голосом, поставив бокал с шампанским на плитку камина, вошла в круг собравшихся мужчин, рядом с которыми стояла Оксана.
— Ты никуда не поедешь — заявила темноволосая женщина в зелёном вечернем платье — Ты едва на ногах то стоишь и на улицу еще не выходила
— Оксана Владимировна перенесла тяжелое заболевание — рассказывал Волков, отошёл от камина к большому окну в гостиной — Она еще не оправилась и вообще не была на улице
— Ну, вот это же отличный повод выйти на улицу
— Не так долго! — оспаривая такое утверждение, говорила Васильева
— Ну, мне, правда уже легче
— Ты едва сюда спустилась — утверждала Васильева, подошла к Оксане, схватив за руку — Юля говорит, что ты вообще едва сюда спустилась сама и с трудом покинула комнату
— Если Оксана Владимировна может мне помочь установить точную причину смерти моей дочери
Возразил Филатов, подойдя к Васильевой, продолжая смотреть на эту женщину в выразительном длинном зелёном платье, когда она стояла перед ним с гордым взглядом королевы.
— Я не вижу причины ей отказывать — говорил Филатов — Я хочу, чтобы она помогла мне, убийца моей дочери на свободе
— Я сказала, нет! — еще раз повторила свой отказ Васильева — Оксана никуда не поедет
— Можно узнать почему? — нахмурив губки, возмутилась Оксана, когда эта женщина решает за неё
— Потому что я обещала своей дочери — пояснила Лидия Константиновна — Что буду следить за тобой и оберегать от всего, что с тобой может произойти
— Со мной ничего не произойдёт — уверяла Оксана, пытаясь вырваться из крепкой хватки руки Васильевой, когда женщина держала её за запястье правой руки
— Откуда тебе знать? — возразила Лидия Константиновна — Ты даже еще на улице не была, тебя вот только на крыльцо погреться на солнце хочу попробовать отпустить
— Вот мне нужно попробовать — заверила Оксана, в тот момент, когда женщина отпустила её руку, отошла сразу от неё в сторону, неуверенной шатающей походкой
— Ты никуда не поедешь
— Но у господина Волкова нет свободных людей, чтобы провести вскрытие
Уточнила Оксана, игриво указывая на Филатова кончиком указательного пальца, скорчила мило лицо, чувствуя себя неуверенно перед Васильевой.
— Той несчастной и установить причину смерти
— Пускай эти джентльмены — была не согласна с таким утверждением Лидия Константиновна, посмотрев недовольно на Волкова — Сами разбираются
— Если кто-то и может установить причину смерти Катерины
Утверждал Гордеев, когда Волков, словно уже выпроваживал их из своего дома, аккуратно коснувшись их плеч, настойчиво вёл к выходу.
— То только Оксана Владимировна
— Ей нельзя — пояснил Волков — Оксана Владимировна еще не оправилась после болезни
— Пожалуйста — словно умолял Филатов — Оксана Владимировна только вы можете помочь
«Блядь это конечно не моё дело до того, кто там умер, но я не могу просто так на это смотреть, как будто сквозь пальцы», убеждала себя мысленно Оксана, желая помочь глядя в глаза Филатова, когда Волков его и Гордеева, выпроваживал из дома.
— Я одену даже плащ — посмотрела в глаза Васильевой с такой жалостью, поднимая взгляд от пола, убедительно говорила Оксана — Приму любые условия, которые вы только скажите
— Ну как ей откажешь?
Выражая сарказм, ответила Васильева, не могла смотреть в глаза Оксане, посмотрела в сторону Волкова, когда он почти уже выпроводил своих надоедливых гостей, через открытую дверь.
— Ты правда хочешь взяться за это дело? — поинтересовалась Лидия Константиновна, когда Волков остановился и Филатов с Гордеевым выглядывали из его плеча, находясь по разные стороны
— Я создам все условия — уверял Филатов, бодрым и уверенным голосом — Всё необходимое, обеспечу Оксане Владимировне тепло, даже обогреватели в морг принесу, если она согласится
— Я обо всём позабочусь — утверждал Гордеев — Если надо будет Оксана Владимировна полная поддержка с моей стороны вам гарантирована
— Приставь к ней своего охранника — распорядилась Васильева, обращаясь к Волкову — И если с ней хоть что-нибудь случится
Говорила Лидия Константиновна уже с мужчинами, которые стояли у открытых дверей гостиной, через которую врывалась в комнату легкая прохлада свежего воздуха.
— Я с вас обоих шкуру сдеру — заявила грубо женщина с тёмными волосами, подойдя к камину, взяла с него бокал шампанского
— Ну, это все же лучше — мило улыбнулась Оксана, пожав плечами развела руки — Чем ничего
— Вы на машине поинтересовался Волков? — обращаясь к мужчинам, что стояли у открытой двери, Филатов впервые за всё время наверно смог нормально улыбнуться
— Да-да — ответил улыбчиво Гордеев — Наша машина стоит за оградой
— Ты уверена, что тебе это надо? — недовольно спросила Васильева
— Мне уже надоело торчать в комнате с этой чокнутой дурой
— Как знаешь — показалось Оксане, будто холодно ответила Лидия Константиновна — Но если вдруг с тобой что-то случится, знай умереть я тебе не дам, если с тобой хоть что-нибудь случится, моя дочь мне этого не простит, теперь уже никогда….
— Я надеюсь — прерывая реплику женщины, ответила Оксана — Мы поняли друг друга
— Останешься на завтрак? — поинтересовалась Васильева, мило улыбнувшись Оксане
— Я думаю
Чувствуя необъяснимую дрожь по всему телу, говорила Оксана, отходя вновь по гостиной комнате к камину в котором летом, тихо щелкали угли, издавая приятное легкое розовое свечение.
— Что смогу перекусить в больнице
— Там не такая вкусная и сытная пища
— Зато калорийная — ухмыльнулась Оксана продолжая стоять спиной к камину, наблюдая как Волков снял с вешалки бежевый длинный плащ — Нет правда я не голодна
— Ты даже выходить отсюда не хотела
— Просто я подумал — ответила Оксана, мило улыбнувшись — Что копаться в кишках мертвого человека, гораздо интереснее, чем торчать в комнате с запертой там дурой
— В самом деле — повела губами Васильева
— Оксана Владимировна — подошёл со спины Волков, одевая на Оксану, бежевый плащ — Давайте я помогу вам выйти на улицу, побуду с вами какое-то время
— Это так мило с вашей стороны — обернувшись, прикусывая губу, Оксана посмотрела на мужчину, который одел на неё как джентльмен плащ
— Если вдруг почувствуешь себя плохо — уверяла Васильева, обращаясь к Оксане, говорила, встав рядом с ней лицом к лицу — Сразу же зайдёшь домой, я уверена, эти люди найдут себе кого-то еще
— Я была бы рада — рассуждала Оксана, чувствуя на себе одетый, бежевый плащ — Если бы вы просто принесли мой телефон и сумочку
— Ты даже еще на улице не была — ухмыльнулась недоверчиво Васильева, заметила, как дрожит Оксана, ощущая, как прохлада с открытой двери проникала в гостиную, когда она стояла у камина
— Лидия Константиновна — поправляя плащ на Оксане, возразил Волков на усмешки темноволосой женщины в зелёном платье — Вы не могли бы принести Оксане Владимировне её сумочку и телефон что она просит
— Попрошу об этом Юлию — повела недовольно Васильева губами, отходя к большому окну, на подоконнике которого лежал сотовый телефон
«Чокнутая фурия, как же ты меня бесишь и твоя шестёрка, что пытается мне в последнее время угодить», прикусывая краешек губы, размышляла Оксана, посмотрев в спину уходящей к окну женщины в черном элегантном платье.
— Спасибо господин Волков — поблагодарила Оксана, отошла от ласки пальцев Волкова, когда он надел на неё плащ, кончика пальцев поправила на нём длинный ворот — Вы очень любезны
— Всё же я настоял сегодня вам остаться дома
Просил Волков, когда Оксана осторожно направлялась к открытой двери в гостиной, через которую проникал в комнату легкий поток свежего воздуха лета.
— Вам нет смысла так рисковать собой
— Но я хочу помочь! — уверяла Оксана, когда проходила небольшой красной софы, коснулась материала нежного бархата холодными пальцами, хотела впитать в себя тепло от прикосновения
— Не в вашем теперь состоянии
Оспаривая такое утверждение, говорил Волков, направившись к Оксане, когда она чуть не упала, почувствовав боль в ногах, ощущения пункционной иглы до сих пор не могло пройти бесследно.
— Вы разве не видите вы едва стоите на ногах — держал Волков Оксану, за руку облокотив на себя, так чтобы она могла почувствовать силу исходящего одеколона от мужчины
Распознала Оксана, впав в объятия Волкова, как от него пахло коллекцией «Liz Claiborne Curve for Men», который демонстрирует идеальные пропорции между оттенками, отвечающими за мужественность и чувственность парфюма. В гармоничном составе: освежающие первые аккорды из фруктов и лаванды постепенно вытесняются яркими нотами пряностей, нежным цветочным букетом, за ними следует череда нот кедра, амбры и мускуса.
— Вы чуть не упали Оксана Владимировна!
Упрекнул Волков, держа Оксану за руку возле себя не давая ей упасть, позволил, чтобы она бёдрами опёрлась на край софы, после чего расположилась сидя на его подлокотнике.
— Да господи стойте же вы на ногах
— Я…. я….. — пытаясь отдышаться, говорила Оксана, когда гостиная комната плыла перед ней словно как на карусели, всё кружилось и в глазах потемнело — Всё нормально
— Нет не нормально — был не согласен вновь Волков с позицией Оксаны, придерживая её за руку не давая ей упасть на пол — Вы разве не видите
— Она точно сможет нам помочь? — недоверчиво поинтересовался Филатов у своего товарища Гордеева — Похоже, ваша Оксана Владимировна себя неважно чувствует
— Если кто и сможет распутать смерть вашей дочери гражданин Филатов — возразил Гордеев, пытаясь придать надежду своему другу и уверенность в своих силах Оксане — То только это Оксана Владимировна
— Вам может, следует остаться дома — настоятельно советовал Волков, придерживая Оксану, пока она села с подлокотника на софу
— Я уже месяц торчу в этой клетке — уверяла Оксана, приложив руку ко лбу, чувствовала, как на поверхности кожи лица выступил пот и сознание как будто начинало тошнить
— Эта женщина не сможет нам помочь — возразил Филатов, наблюдая за состояние Оксаны, когда она сидела в красной софе — Она сама едва стоит на ногах, может нам стоит поискать замену
«Ну, уж нет, я не допущу замены», уверяла себя мысленно Оксана, воспротивившись назначенному ей приговору.
— Так от чего говорите, умерла ваша дочь? — поинтересовалась Оксана, опираясь руками на сидущку софы, отпрянула от её мягкой спинки
— Простите — возразил Филатов, видя состояние Оксаны — Но думаю, вы не подходите нам, пойдёмте господин Гордеев, похоже смерть моей дочери так и останется не ясным моментом, как для меня, так и для гражданина прокурора Волкова
— Передозировка барбитуратами — не слушая своего товарища, Гордеев схватил его за руку, не давая ему просто уйти — Моя племянница, лежала при смерти, её сердце было похоже на 80 летней женщины, она бы не выжила, если бы не настойчивость Оксаны Владимировны нам помочь
— Барбитуратами говорите — размышляла Оксана — Похоже на самоубийство, так кем говорите, она работала?
— Адвокатам по вопросам делам недвижимости в Москве — рассказывал Гордеев за своего товарища, посмотрев при этом на него
— Весьма успешным адвокатом — уточнил Филатов, восхваляя свою дочь
— Не весьма если вы допустили, что такое произошло — придерживая Оксану, помогая ей встать, возразил Волков
— Дела недвижимости
Рассуждала Оксана, вставая, опираясь на руки Волкова, чувствовала слабость в ногах и всё, как будто кружилось, в глазах моментами становилось темно.
— Там где крутятся большие деньги
— Скорее больше у неё поехала крыша и она решила покончить жизнь самоубийством
— Юрий Леонидович — возразил Гордеев, заметив напряженное лицо своего приятеля с которым стоял рядом — Я думаю сейчас не лучшее время говорить ведь, Михаил Федорович потерял дочь, которую уже больше никогда не увидит
Рассказывал Юрий Валентинович, прошёлся по гостиной, сначала обратил внимание на солнечный летний день на улице, после чего на разожженный камин, от которого исходило тепло.
— Проявите, пожалуйста, хоть каплю уважения — упрекнул Гордеев в сторону Волкова, весьма суровым и недовольным взглядом
— Уважения? — возмутился Волков, с таким же недовольным взглядом, ответил Гордееву — Вы вломились в мой дом, стали требовать и чего вы ждёте от меня в этот момент, когда к смерти дочери господина Филатова я не имею никакого отношения
— Камин в доме летом? — поинтересовался Филатов Михаил Федорович — Хотя знаете это не моё дело, у каждого свои причуды
— У неё гипотермия — утверждала, обернувшись Васильева, темноволосая женщина в зеленом платье стояла у окна
— Лидия Константиновна — показалась на ступеньках девушка шатенка прерывая напряженную обстановку разговора, держа в руке сумочку и телефон для Оксаны — Вы просили принести Оксане её сумочку и телефон
— Спасибо Юлия — не посмотрев в сторону девушки, ответила Васильева, отходя от окна направляясь к софе, на которой сидела Оксана, выраженно покачивая сочной формой бёдер
— А что разве Оксана куда-то собирается? — выражая волнение, девушка медленно спускалась по ступенькам лестницы, шаг за шагом звучно стукала каблуками туфель о мраморную ступеньку
— Как бы мне не хотелось я не могу её отговорить
— Я просто уже хочу вырваться из этой клетки
С презренной ненавистью, смотрела Оксана на девушку, в черном платье, что так медленно спускалась по ступенькам лестницы, пока ни сошла со ступенек на мраморный пол в гостиной.
— Мне надоело себя чувствовать себя тут как птичка
— Да как у тебя вообще язык поворачивается такое говорить
— Закрой свой рот — прошипела Оксана, испугав девушку так, что она застыла как статуя, боясь к ней даже подойти
— Оксана Владимировна успокойтесь — уверял Волков, продолжая держать Оксану за плечи, помогая её встать с софы, на которой она сидела
— И не подумаю — возразила Оксана, обернувшись отчаянно с обидой прикусывая краешек губы, посмотрела на мужчину, что стоял сзади неё, от которого так приятно одеколоном
— Вам чтобы поправиться нужно не переживать по пустякам
— Спасибо Юлия — забрала из рук девушки Васильева сумочку и телефон, который она, с трудом оцепенев от страха, отдала в руки этой женщине — Можешь быть свободна
— Лидия Константиновна я вам больше не нужна?
Поинтересовалась шатенка, стараясь не смотреть на Оксану, спросила она, обращаясь к Васильевой, когда эта женщина направлялась по гостиной, не обернувшись в её сторону.
— Я бы хотела вас попросить
— Можешь идти Юлия — ответила так же холодно Лидия Константиновна, подойдя к Оксане, когда Волков держал её за руку, придерживал другой рукой, обвив талию, не давал ей вновь упасть
— Спасибо — состроив улыбку подобию королевской кобры, поблагодарила Оксана, позволив этой женщине повесить сумочку к себе на плечо — Это так любезно с вашей стороны
— Пойдёмте Оксана Владимировна — предложил Гордеев, отходя к открытым дверям выхода на улицу через гостиную у загородного дома — Моя машина ждёт за оградой
— Вы это уже говорили Юрий Валентинович — состроив забавную ухмылку, ответила Оксана, направляясь при поддержке Волкова по гостиной
— Оксана Владимировна
Уверял Волков, когда они с Оксаной подошли к открытым дверям выхода из дома, через которое проникали на проход яркие лучи дневного солнца.
— Если вы не уверены
Рассказывал Юрий Леонидович медленно и очень осторожно вывел Оксану на крыльцо дома, когда она прищурила глаза от яркого света, придерживая её за талию и за руку не давая упасть.
— Мы можем вернуться домой
— Нет!
Возразила Оксана, вдохнув свежий воздух, прищурив глаза, еще не была готова к яркости таких цветных оттенков солнца, зелёной красоте деревьев, шума и шелеста их листьев и веток.
— Всё нормально — ответила Оксана, выходя на крыльцо, посмотрела на шумевший лес, который окружал двухэтажный кирпичный дом — Я хочу немного постоять
Смотрела Оксана на сад деревьев яблони, персик и абрикосов, кустов вишни, ухоженных очень красочно, а так же сливы и грядок с клубникой. Вдыхая этот аромат лета, Оксана чувствовала свежей привкус зелени, напоминающей цветения запаха от деревьев, клумб цветов растущих рядом, а так же саму чистоту этого воздуха. Всё казалось словно как в сказке, лес тихо напевал мелодию аккорда, где-то слышался плеск текущей неподалеку речки, а где-то за лесом на поляне, паслись коровы, звон их колокола на шее отчетливо слышался на улице. Над головой, прямо над крышей дома пролетел большой ворон, голубое небо, словно как корабли в море бороздили самолёты, которые устремлялись куда-то за холм, оставляя за собой тучный белый след.
— Хм
Изнывая от усталости и чувствуя дрожь в ногах, облокотилась Оксана на стену, дома, покидая объятия Волкова, но мужчина не позволил ей упасть, поддержал за талию, обвив обеими руками.
— Как же долго мне этого не хватало
— Может, зайдём в дом? — предложил Волков волнуясь
— Нет-нет — возразила Оксана, запротестовав руками, покивала головой отрицательно — Всё нормально
— Вы уверены? — переживая, спросил Волков
— Всё хорошо — заверила Оксана медленно неуверенным шагом отошла от стены, лишившись нежной ласки рук Волкова, подошла к ограждению крыльца, опираясь на гладкую деревянную поверхность ладонями обеих рук — Мне просто нужно привыкнуть
— Как знаете — ухмыльнулся Волков, подойдя к Оксане, встал у деревянного ограждения крыльца рядом — Вас трудно отговорить, вы такая же, как и я в молодости
— Вы и сейчас не слишком старый
Ухмыльнулась Оксана, посмотрев на прокурора, когда мужчина стоял неподалёку от неё на крыльце, смотрел на садовые деревья, что росли неподалеку от его дома.
— В таком молодом возрасте — утверждала Оксана, отойдя от перил крыльца, держась за него как в качестве опоры кончиками пальцев — Уже прокурор московской области
— Вам кажется это странным? — поинтересовался Волков, спускаясь вместе с Оксаной по ступенькам лестницы
— Учитывая, каким клубом, заведует ваш брат и какие там дела творятся — сохраняя красоту лучезарной улыбки, рассуждала Оксана, подойдя к ступенькам крыльца
— Вы думаете, мой брат как-то способствовал моей карьере?
— Ну, я не думаю, что он стал равнодушным
— Я с ним уже давно не общаюсь — ответил Волков, спустившись с Оксаной вместе со ступенек, направляясь по каменной дорожке вдоль сада
— А что стало причиной вашего с ним разногласия?
— Он сам — уточнил Волков, проходя мимо клумбы с цветами, мужчина сорвало для Оксаны цветок фиалки, передавая ей его в руки — Его эгоизм, манера общаться с очень плохими людьми
— Наверно без этого бизнес не построишь — ухмыльнулась Оксана, взяв цветок, поднесла его лепестки к носу, вдыхая его аромат — Спасибо
— Бизнес? — возмутился Волков, остановившись, опровергая утверждения Оксаны, встав под качающимися листьями большой яблони — Вы считаете, что это бизнес
— А почему нет? — пожав плечами, нюхая цветок, поделилась впечатлением Оксана
— По-моему — рассуждал Волков, продолжив путь с Оксаной по саду вдоль дорожки, ведущей к ограде дома — Там собравшийся сбор головорезов, отчаянных извращенцев
— Вот как?! — ухмыльнулась Оксана, раскрыв губы в шикарной улыбке — По-вашему, я тоже такая же и для вас?
— Вы тут не причём
— Я когда-то работала в клубе вашего брата танцовщицей
— Думаю — улыбнулся в ответ откровениям Оксаны — Что вы Оксана Владимировна не имели никакого отношения к делам, которые там происходили
— Еще бы — ответила с улыбкой на лице Оксана, вдыхая незабываемый, пленяющий тонкий аромат фиалки, цветка который держала в руке, поворачивая легонько его стебель пальцами, чтобы насладиться вкусом с каждого лепестка — Кто бы меня хотя бы посвятил в эти дела
— Это правда?
Не поверив сначала Волков, коснувшись плеча Оксаны, вынудил её обернуться, когда она направлялась к большой ограде из кованых металлических прутьев.
— Вы правда не были в курсе того
Интересовался Волков, следуя за Оксаной, когда она потешно улыбаясь, забавлялась аромату фиалки, чей тонкий вкусовой оттенок запаха пленил её разум.
— Что там происходило?
— Я ведь была простой танцовщицей
Ответила Оксана, мило улыбнувшись, когда перед ней Гордеев открыл дверь ограды, за которой стоял черный роскошный седан марки BMW.
— Спасибо Юрий Валентинович
Поблагодарила, мило улыбнувшись, Оксана, переступая через высокий порог ограды, встала на гравийную просёлочную дорогу, придорожного мелкого посёлка.
— Если честно — продолжая сохранять улыбку на губах, когда Гордеев взял её за руку, рассуждала Оксана — Они при мне мало говорили о работе
— Вот как — ухмыльнулся Волков, почесывая щетину подбородка — А я думал, мой брат делился там со всеми своими делами, что касается его танцовщиц в частности
— Со мной……. — обернулась Оксана, стараясь идти более уверенно, споткнулась о мелкие камешки гравийной проселочной дороги, падая прямо в руки Гордеева
— Ловлю — успел подхватить Оксану, мужчина в черном костюме, когда она упала прямо в его руки, испытывая при этом панику от падения — Всё нормально Оксана Владимировна?
«Ну всё пиздец, теперь он решит что я неуклюжая корова», подумала про себя Оксана, находясь на руках Гордеева, стыдилась даже посмотреть в сторону Волкова.
— Бывало и лучше — прикусывая губу, Оксана выразила застенчивость блеклым румянцем на щечках — А теперь позволите мне встать на ноги? — болтая ножками в воздухе, спросила она, мило улыбнувшись Гордееву
— Да-да конечно Оксана Владимировна — Гордеев медленно опустил Оксану на ноги, придерживая при этом, стараясь обеими руками за талию, не давая ей оступиться и снова упасть
— Вы едва ходите, Оксана Владимировна — подошёл Волков к Оксане, коснувшись кончиков пальцев её обеих рук, согнув их в локти, посмотрел ей в глаза — Может стоит отлежаться дома хотя бы пару денёчков?
— Я думаю
Ухмыльнулась Оксана, отказываясь от такого предложение, подошла к раскрытой перед ней задней двери машины, которую Гордеев держал перед ней.
— Что свежий воздух мне не повредит
Залезая в салон, на заднее кожаное кресло уже знакомого ей автомобиля, делилась впечатлением Оксана, оставляя ноги на гравийной дороге на которой стоял автомобиль.
— Да и к тому же Москву посмотрю
Стараясь сохранять прелесть улыбки, говорила Оксана, медленно убирая ноги в тёмный салон автомобиля, где пахло мускусом, запахом кожи, бергамота и кориандра в сочетание с кедром.
— Уж… так давно там не была — подмигнула Оксана прокурору, что так любознательно, переживая, так напряженно смотрел, на неё
— Как знаете — ответил Волков, закрывая дверь автомобиля, какое время стоял за нею, разговаривая о чём-то с Филатовым и Гордеевым
«Хм…. снова эта машина, в которой я была, это ладно, для меня уже главное вырваться отсюда убежать с этой клетки, в которую я уже никогда не вернусь», размышляла Оксана, облокотив голову на подлокотник, какое-то время была одна в салоне автомобиля.
— Надеюсь, мы не заставили вас долго ждать? — услышала Оксана Гордеева, когда она расположился в водительском кресле седана
— Простите, что заставили вас так долго ждать — уверял Филатов, располагаясь на переднем пассажирском кресле, закрывая сразу за собой дверь
— Скорее даже напугали — ответила на вопрос Гордеева, говорила, возмутившись, Оксана, легонько вздрогнула сначала, не поняла, что первым был голос Юрия Валентиновича
— Ну нас с гражданином Филатовым вам не стоит бояться
Уверял Гордеев, заводя с кнопки на пульте двигатель машины, что тихим звучанием, поразительной мощью, издал легкую вибрацию по салону.
— Оксана Владимировна вот так встреча
Всё еще не мог поварить Гордеев, улыбнулся в зеркало заднего вида, так что из-за тёмной атмосферы в салоне Оксана смогла разглядеть на стекле, лишь форму губ и белые зубы.
— Я даже честно представить не мог — высказывал впечатление, рассуждал Гордеев
— Оксана Владимировна мы можем ехать? — обернулся Филатов, посмотрев на Оксану, словно спрашивая у неё разрешения, начать движение
— Да-да конечно — кивнула головой, ответила Оксана, прикрывая глаза, вдохнула воздух в тёмном салоне седана
— Если вдруг почувствуете что-то неладное — уверял Филатов кивком головы, дал понять своему товарищу начать движение
— Да-да — изнурённо вздохнула Оксана, хватая воздух ртом — Я сразу же вам об этом сообщу
Уверяла Оксана, положив ногу на сидение, почувствовала как мягко, словно корабль по воде автомобиль начал движение, по гравийной ухабистой просёлочной дороге.
— Не нужно мне цитировать слова Волкова
— Как скажите Оксана Владимировна — ухмыльнулся Гордеев, показывая свою улыбку в зеркале заднего вида, когда Оксана случайно перевела на него взгляд — Только у меня к вам будет еще одна просьба, если позволите
— Вот как?! — возразила, состроив забавную улыбку, говорила Оксана — А вам не кажется что на сегодня, с вас двоих
Указала Оксана пальцев на мужчин, сидевших на передних сидениях автомобиля, когда он плавно двигался по проселочной гравийной дороге.
— Уже хватит просьб? — скривила Оксана губы в милом подобии выражении улыбки
— Нет-нет
Уверял Гордеев, стараясь не отпугнуть решимость Оксаны помочь их общему делу, опрометчиво вёл машину, вдоль небольшого леса, по проселочной дороге, выезжая на поляну. Здесь колыхалась высокая трава, дикие кусты, а так же ухабы, от которых автомобиль плавно переваливался в процессе движения с боку на бок. Из-за кустов выглядывал чей-то дворовой, пятнистый пес, похожий на лайку с черным кругом под глазом, похожим на пирата, облаивая рьяно проезжающий автомобиль.
— Если скажите, нет — рассказывал Юрий Валентинович, остановив машину на обочине — Я всё пойму и не стану впредь больше вас не о чем просить
— Вы кажется настолько милым господин Гордеев — рассмеялась Оксана, прикрывая губы кончиками пальцев — И так что за просьбу вы хотели попросить меня?
— Господин Волков очень предусмотрительный — похвалил Филатов, указывая на боковое зеркало на двери, как у обочины остановился черный Mercedes-Benz Gelandewagen
— Да я вижу — подтвердил Гордеев, обращая внимание, как у обочины встал черный джип в нескольких метрах от их черного седана — Волков выслал за вами кавалерию вслед
— Это Васильева — пояснила Оксана, уже заранее знала ответ на их рассуждения — Она ни за что не оставит меня просто так, это её псы едут за нами
— Ну раз им так будет угодно — переключая передачу автоматической коробки, ухмыльнувшись ответил Гордеев — Пускай едут сколько угодно
— Так какая у вас просьба господин Гордеев ко мне снова
— Я думаю в больнице
Утверждал, отвечая на вопрос, говорил Гордеев, медленно и плавно вёл машину вдоль поляны по просёлочной дороге.
— Вы сами всё увидите, узнаете и поймёте
— В таком случае
С ухмылкой на губах высказалась Оксана, облокотив голову на подголовник сиденья придалась нежности приятной поездке автомобиля
— Мне остается только расслабиться и придаться нежности поездки
— Ну, раз мне ничего другого не остается, дождусь приезда в больницу
— Это будет для вас наилучшим вариантом
— Посмотрим
— Я хочу вас очень сильно удивить
— Вы меня уже удивляете
— Пока еще не настолько хорошо
— Старайтесь лучше — гордо заявила Оксана
— Ну вы мне просто не оставляете другого выбора
Ответил всё с такой же улыбкой Гордеев, медленно вывел машину в полосу разгона, выезжая с просёлочной дороги. Начиная плавно набирать скорость, автомобиль пропустил колонну машину, прежде чем выйти на полу движения, после чего слился с ритмом потока машин, двигающихся в сторону мегаполиса. Какое-то время Оксана смотрела на дорогу, по которой быстро двигался автомобиль, проезжающих и обгоняющих мимо машин, а так же на высокие деревья небольшого леса, растущих сразу по склону за ограждением дорожной автострады. После чего Оксана медленно прикрыла глаза, придавая приятному блаженному момент мягкой поездки, состроив выразительную улыбку, алых безупречной формы губ.
***
В этот яркий солнечный день, всё было переполнено машинами и людей на улицах большого города. Лучи солнца пытались пробиться через тонированные стёкла, прямо в салон, часть из них даже падала через лобовое окно, прямо на край плаща, в котором сидела Оксана. Приоткрыв немного нижнее окно, нажатием на кнопку на двери, Оксана чувствовала душную атмосферу скопившегося воздуха в салоне автомобиля. В городе всё так же, как и раньше, что Оксана чувствовала до этого несло вонью с канализации, рядом с открытой крышки прямо на дороге, около которой стоял автомобиль. Запахом с пиццерии напротив слева, справа была расположена кофейня, в метрах двадцати прямо стоял рекламный щит с вывеской «Эльдорадо». Сзади на большой многоэтажки был вывешен большой плакат ВТБ банка с процентной ставкой на ипотеку.
— Как же я отвыкла от такой жизни — рассказывала Оксана, глубоко и отчаянно вздохнула, чувствуя душную обстановку в салоне машины, испытывая дрожь по всему телу
— Вам что холодно? — изнывая от жары, спросил Гордеев, обернувшись, заметив, как Оксана обвила себя руками, тряслась, смотрела на людей, проходящих по улице города
— Да наверно — не могла Оксана объяснить гипотермию для себя, чувствуя, как тело колотит от холода, постукивая зубами — Я не знаю, что со мной происходит
— Придётся растапливать морг
Предположил Филатов, наблюдая, как блондинка справа от машины, прошла в розовом легком коротком платье, разговаривая по телефону. Выраженной легкой пикантной походкой незнакомка, отражая сочные упругие формы тела, привлекла к себе внимание стоящих на автобусной остановке двух парней.
— По-другому просто в него не зайдёшь
— Думаю что сегодня — рассуждала Оксана, посмотрев на проезжающей по встречной полосе автобус, как он остановился у остановки напротив автомобиля, в котором она сидела — Я не смогу ничего сделать, но мне нужно осмотреть тело вашей дочери
— Что вам для этого потребуется? — поинтересовался Филатов, после того как загорелся на перекрестке зелёный цвет светофора и автомобиль начал движение
— Для начала
Говорила Оксана, наблюдая как автомобиль налево, направляясь по проспекту, посредине была разделительная полоса, на которой красиво ухоженные деревья, тополь, ясень, дуб.
— Было бы неплохо попасть в морг
— Мы уже скора приедем — ответил Гордеев, проезжая улицу на зелёный цвет светофора, после чего поворачивая налево, откуда Оксана узнала знакомое ей здание больницы
— Постойте
Возразила Оксана, заметила, куда свернул черный BMW, стала понимать, когда автомобиль двигался по парку деревьев у больницы, в каком здании ей придётся работать.
— Я знаю эту больницу
Возмутилась Оксана, замечая как автомобиль медленно проезжая по больничному дворику, обращая внимание на то, как крыльцу приёмного покоя подъехала машина скорой помощи.
— Вы мне не говорили, что труп вашей дочери находится тут?
— Анна проходит здесь реабилитацию после пересадки сердца, которую вы ей провели
— Чего мне еще следует знать? — недовольно спросила Оксана, когда автомобиль въехал на стоянку машину, неподалёку от крыльца главного входа
— Думаю что пока что всё — неясно как-то ответил Гордеев, направляя машину между рядов стоящих на стоянке автомобилей
— Пока что?! — была еще больше не удовлетворена непонятным для неё ответом, недовольно спросила Оксана, настойчиво требуя ответа
— Юрий Валентинович — не слушая недовольства Оксаны, обратился Филатов к водителю черной BMW — Вы уверены что гражданка Орлова нам действительно сможет помочь
— Конечно, вам ведь так не терпится узнать убийцу своей дочери
Рассказывала Оксана, возмутившись заявлению со стороны Филатова, указывая кончиком коготка на автомобиль, следующий по автомобильной стоянке за ними по пятам.
— Конечно, если вы чем-то недовольно
С ухмылкой на лице говорила Оксана, решая сыграть с этими мужчинами в карт-бланш, однако, для себя, желая всё же взглянуть на труп девушки лежавшей в морги больницы.
— Я могу выйти прямо сейчас и здесь — уверяла Оксана, положив ногу на ногу — Вы ведь понимаете, мне есть куда и на чём ехать
— Михаил Федорович — оспаривая такой довод, понимая, к чему клонит Оксана, возразил Гордеев — Оксана Владимировна спасла мою племянницу в тот момент, когда дни для неё уже были сочтены, а сердце с её-то наркозависимостью никто бы не дал
— Даже знать не хочу, как вы его получили
Ответил с презрением Филатов, но всё же соглашаясь со мнением своего товарища, после того как он остановил автомобиль на свободном парковочном месте на стоянке.
— Наверняка незаконно
— А законно
Грубо выразила Оксана свои мысли, открывая заднюю дверь, почувствовала прохладу нежного потока воздуха обдувающего ноги, потом тело, объятиями нежных тёплых рук.
— В этом случае — уточнила Оксана, выставляя ногу, коснулась каблуками чёрных босоножек, бетонного покрытия стоянки — Можно было только лечь в гроб
— Оксана Владимировна! — воскликнул Гордеев, в тот момент, когда Оксана, выгнув спину, поправила сумочку, висевшую на плече, покинула салон черного BMW, чувствуя как лицо обогревали легким касанием солнечные лучи — Ну нельзя же так
— Лучше уж говорить прям
Заявила Оксана, обернувшись, чувствуя как объятие легкой прохлады порывистого ветерка, охватывает её тело и тормошит волосы, заставляет чувствовать чуждый ей холод по всему телу.
— Чем вообще пиздеть попусту
— Справедливо — согласился неожиданно с мыслью Оксаны, ответил Филатов, покидая салон черного BMW когда за его спиной, словно как ворон кружа, проехал черный джип, за рулем которого был мужчина в черной кепке — Вы всегда так рассуждаете прямо
— Отчасти
Ответила Оксана, направляясь по стоянке между рядами машин, мило улыбнувшись, ощущая за собой охрану неизвестного человека, который пристально следил за ней.
— Только когда дело
Направляясь по стоянке между рядами машин, Оксана, покачивая бёдрами, чувствовала легкую колющую боль в области обратной стороны бёдер, где была пункция костного мозга.
— Не касается меня лично
Вдыхая порыв свежего воздуха, чувствуя запах расцветающей зелени, рассуждала Оксана, когда прошла мимо тополя, коснулась пальцами его ствола, выходя с автомобильной стоянки, перешла проезжую часть.
— А так вообще — уверяла Оксана, наблюдая, как две медсестры стояли на ступеньках крыльца больницы и то, как по ступенькам крыльца поднималась блондинка в розовом летнем платье, а так же как лаял дворовой пёс в округе — Я люблю сказать что-нибудь через чур лишнее
— И ранить этим человека? — поинтересовался Филатов, направляясь следом за Оксаной, покинул мужчина стоянку с автомобилями — Вы грубо выражаетесь о моей дочери
— Вы сами приехали ко мне!
Заявила, обернувшись, положила Оксана руку на талию, выставив бёдра, пропуская перед собой проезжающую машину, белая Toyota Corolla седан, медленно въехала на стоянку.
— Значит, я вам нужна — говорила Оксана, наблюдая за Филатовым, как он поправила воротник черного пиджака — А значит до смерти вашей дочери
Грубо выразилась Оксана, совершенно игнорируя родительские чувства мужчины, словно как наплевала ему в душу своим эгоизмом.
— Никому нет блядь никакого дела
Мило улыбнулась Оксана, продолжая смотреть стоящему перед ней человеку в черном костюме, пытаясь вызвать дрожь, хоть малейшее проявление эмоций на его лице.
— Всем просто похуй
Грязно выругалась Оксана, холодной интонацией голоса, поправляя воротник плаща, задирая его к верху, словно укуталась еще больше в плащ, ощущала дрожь по всему телу.
— Никому и дела нет как и где она умерла
— Оксана Владимировна! — возмутился Гордеев, услышав грубую речь Оксаны, когда она словно высказывалась матом на человека стоящего перед ней — Вы в своём уме
— Я-то в своём — заявила Оксана, переходя проезжую часть, наступила каблуками черных босоножек на тротуар, направилась по нему к главному крыльцу больницы, коснувшись кончиками пальцев лепестков сирени — А ваш товарищ, господин Гордеев, видно нет
— Мы пришли к вам
Утверждал Гордеев, следуя за Оксаной по тротуару, не давая даже возможности возразить своему товарищу, что-то возразить, начал рассуждать сам, наблюдая, как она подошла к кусту сирени.
— Потому что нам нужен лучший из лучших
— Но я не работаю трупами
Вдыхая поразительный запах сирени, говорила Оксана, вдыхая, наклонившись лепестков куста сирени, хотела почувствовать аромат лета. Этот тонкий пронзающий запах столь искусной нотами и красками куста, завораживал сознание Оксаны, помогая отвлечься от бесконечной дрожжи, гипотермии, терзающей её тело.
— Наняли бы частного сыщика
— Вы можете провести вскрытие — возразил Гордеев, вновь продолжил следовать за Оксаной, когда она под впечатлением прекрасного запаха, подошла к ступенькам главного крыльца
«Скука конечно рыться в кишках трупа, брать образца материала для анализа, ну раз ничего другого не остаётся», размышляла Оксана, направляясь по тротуару, встала у ступенек главного больничного крыльца, посмотрела на голубое небо над головой.
— Могу — вздохнула Оксана, наступая на первую ступеньку, почувствовала, как голова закружилась, отошла на шаг назад, снова на тротуар, начиная падать
— Осторожней Оксана Владимировна — успел вовремя подхватить Гордеев, очутившись сзади, не дал Оксане упасть, поднял её тело на руки — Вы стали гораздо легче с нашей последней встречи
— Да вы что
Смутилась Оксана, оказавшись на руках мужчины и то, как медсестры, стоявшие на ступеньках крыльца, так удивленно посмотрели на эту сцену, заставляя её покраснеть от чувства стыда.
«Блядь что теперь они все подумают, что я неуклюжая тощая корова, не умеющая даже по ступенькам нормально подняться», размышляла Оксана, посмотрев на лица удивлённых медсестёр, что сгорали от зависти, видя её на руках мужчины поднимающегося по ступенькам.
— А вы не думали, что я перенесла тяжелую болезнь?
— Васильева говорила о том, что вы болели
— А она говорила вам…..
«Пожалуй это ему знать не стоит, не могу я сказать, что эта сука насильно принудила меня стать донором костного мозга для свое дочери», передумала Оксана, обдумывая в мыслях слова, которые хотела сказать, посчитав это бредом.
— Нет, правда, мне было порой очень тяжело последнее время
— А как же господин Корнилов?
Поинтересовался Гордеев, поднимая Оксану на руках по ступенькам крыльца, когда она позволила себе наглость почувствовать себя беспомощной, запрокинула голову.
— Он ведь кажется ваш муж
— Он и есть мой муж — поднявшись на ступеньки, ответила Оксана, когда мужчина, который держал её на руках, поставил на ноги — Просто многое произошло за последнее время
— Это я уже понял — ухмыльнулся Гордеев, пытаясь отдышаться, отошёл от Оксаны, как только убедился, что она стоит сама нормально на ногах
— Так вы вместе? — интересовался Юрий Валентинович, нагнувшись, мужчина пытался отдышаться
— А разве сейчас — обернулась Оксана, укоризненно с критикой, посмотрела на Гордеева, положила руку на талию, выставив бёдра — Это имеет какое-то отношение к происходящему
— Простите — прикинувшись виноватым, ответил Гордеев, выпрямив спину, проследовав за Оксаной к главным дверям больницы — Это действительно не моё дело
— Вот именно — с ухмылкой на лице говорила Оксана, когда Гордеев поравнялся с ней на крыльце больничного комплекса — Это не ваше дело
— Вы закончили? — возмутившись происходящей интригой, встал между Оксаной и Гордеевым, Филатов, посмотрев на них обоих недовольно — У меня вообще-то дочь умерла, а вы тут развели
— Мы просто давно не виделись
— Оксана Владимировна помогла мне очень хорошо в своё время, ничего не прося взамен
— Цените лучше сейчас господин Гордеев
Подошла Оксана к закрытой пластикой двери, взявшись за её цилиндрическую ручку, обвив её стержень пальцами, потянула её на себя.
— То, что имеете сейчас
Утверждала Оксана, переступая порог, вошла в тамбур больничных дверей, чувствуя вновь на коже теперь ощущение прохлады и необъяснимой для неё формы гипотермии.
— Иначе потом будет поздно — встав в преддверье больничных дверей, говорила Оксана, наблюдая, как первым за ней вошёл Гордеев
— Я именно ценю то, что вы сделали для меня и для Анны
Рассказывал Гордеев, когда Оксана с гордым выраженным видом довольство повернулась к нему спиной подошла ко второй двери, ведущей в вестибюль больничного комплекса.
— Вы даже сами провели операцию
— Не люблю
Открывая дверь говорила Оксана, переступая порог, вошла в фойе, где светлые словно как радужные оттенки лучей солнца проникали, падали на белый мраморный пол.
— Бросать дело
Делилась впечатлением Оксана, когда не глядя на холл здания вошла в него, осматриваясь по сторонам теперь уже, когда стояла у входа открытой двери.
— Когда я его еще не закончила
— Где моя дочь?
Услышала Оксана совершенно неожиданно голос Рамазанова, после чего увидела на ресепшене, Романова, Марину Николаевну, Роксану.
«Ну блядь это же пиздец, надо было так влипнуть, притворюсь что я их не знаю и постараюсь пройти мимо, сейчас в таком состоянии, мне к Корнилову никак нельзя», убеждала себя Оксана, прикусывая краешек губы, подошла к окну, где темноволосая женщина положила длинную шляпу на подоконник.
— Послушайте мы уже обзвонили все больницы и морги
— Я понимаю — утверждал заведующей больницей, в белом халате, которого Оксана видела по приезду в эту больницу в первый раз с Гордеевым — Что вы ищите Оксану Владимировну
— Послушайте
Услышала Оксана голос Натальи Валерьевны, когда аккуратно стянула шляпу с подоконника у разговаривающей по телефону женщины, что во время важного разговора отошла от окна.
— Я даже не знала что Оксана потерялась — утверждала темноволосая женщина в белом халате, прерывая реплику Воронова — Мы и сами её не видели с того случая, как она спасла жизнь племяннице Гордеева и её увели с больницы в наручниках
— Господи что она опять натворила
Выражая горечь отчаяния, расплакалась Марина Николаевна, прикрывая губы шелковым белым платком, что держала в руке, прижав его нежную ткань к губам.
— Где моя девочка?
Рыдая сквозь слёзы, говорила Марина Николаевна, всю боль её голоса, наверно пациенты, которые были в этот момент на этом этаже и весь медицинский персонал понимал страдания, что она переносит.
— Вы её где-то прячете — утверждала Марина Николаевна, как будто зная это заранее — Где она скажите, где она, мне нужно просто её увидеть, ну же не тяните…….
Упала она на колени, рыдая, её красное платье, легкий материал которого скатертью ложился на белую мраморную только что помытую плитку пола, оставляя мокрые следы от капель.
— Где моя девочка
— Господи это ужас какой-то
Выразила Валентина своё мнение, прикрывая губы кончиками пальцев, рыжеволосая девушка в коротком белом халатике с выраженным уже животиком, подчеркивающим её беременность, не могла смотреть на страдания сидевшей перед ней на коленях женщины.
— Я не могу на это смотреть — отвернул рыжеволосая девушка, скрывая ту боль и страдания, что она приняла на себе от Марины Николаевны
— Уверяю, мы найдём вашу дочь
Подошла Наталья Валерьевна к женщине, сидевшей на полу на коленях, приложив кончики пальцев к её плечу, словно чувствовала сама, что она переживает.
— Оксана мне сама как дочь — рассказывала Наталья Валерьевна — Я понимаю, что вы теперь чувствуете
— Нет, не понимаете — отдернула руку Натальи Валерьевны, возразила белокурая женщина в красное платье, сидевшая на полу — Оксана моя дочь, единственная моя дочь, понимаете?!
— Марина Николаевна
Впервые проронил слова Романов, насмотревшись на страдания этой женщины, совершенно не замечая как Оксана, прикрывая голову шляпой, скрывая волосы, прошла в другом конце зала.
— Мы все очень обеспокоены происшествием — уверял он, помогая женщине подняться с пола на ноги, придерживая её за руку
— Давайте обсудим всё в нашем кабинете
Предложил молодой заведующей больницей, указывая на большую лестницу в центре холла, после чего обернулся к Наталье Валерьевне.
— Наталья Валерьевна займитесь с Валентиной списком поступивших к нам больных и умерших людей, всех за эту неделю
— Я займусь списками терапевтического отделения — ответила Наталья Валерьевна — Валентина ты проверь морг, изучи весь журнал и дай всю информацию о всех поступивших пациентах
— Да-да конечно — закивала головой рыжеволосая девица — Я сейчас непременно это сделаю
— Сходи сначала поешь — уверяла отчаянным голосом Наталья Валерьевна — Не для себя, а для ребёнка, а после проверишь морг, уверена трупам там, бежать некуда
— Наталья Валерьевна?!
Упрекнул Воронов, почувствовав себя неловко перед людьми, которые окружили его, смотрели на него шокированным взглядом, словно выражая недовольство за поведение его сотрудницы.
— Здесь же родители и родственники Оксаны Владимировны — уверял он, пытаясь как-то смягчить напряжение сложившейся ситуации — Будьте хоть как-то снисходительней
— Вы их знаете?
Обратился Гордеев шепотом к Оксане, когда она стояла у лестницы, ведущей в подвал морга, наблюдая за сценой плачущей матери и разбирательств, всех остальных людей.
— Это ведь ваша семья?
Поинтересовался он, когда Оксана с холодным взглядом, совершенно не имея никаких эмоций, радости или чувств сопереживания, подошла к ступенькам лестницы, ведущей в подвал морга.
— Почему вы не подошли к ним? — интересовался Гордеев, спускаясь следом за Оксаной по ступенькам лестницы
— Юрий Валентинович — обратился Филатов к своему товарищу — Не задавайте глупых вопросов
— Вы тоже на стороне Оксаны Владимировны? — остановился, обернувшись на ступеньках, Гордеев, недовольно посмотрел на Филатова
— Я просто хочу узнать, кто причастен будет к смерти моей дочери
Утверждал Михаил Федорович, прошёл с холодным лицом, мимо по ступенькам рядом с Гордеевым, следуя за Оксаной, когда она спускалась в подвал, где находился морг.
— Если Оксана Владимировна считает что пока еще рано говорить со своей семьёй — рассуждал Филатов, спустившись следом за Оксаной в подвал на бетонный пол
— Эта рыжая сука
Начала рассказывать Оксана, направляясь по коридору, слева по коридору вдоль стены проходили трубы водяного топления и водоснабжения больничного комплекса. Справа, чуть дальше, стояли каталки с телами умерших, морг больницы был словно переполнен, так что персонал больницы, не успевал проводить анализ и причину смерти, как подвозили новых. Вонь бальзамирующей жидкости, да и просто горевшие тела и тела бездомных, всё пропиталось тут таким смрадом, что уже даже не чувствовался противного запаха с канализации.
— Пошла сейчас на обед
Пояснила Оксана, направляясь дальше по коридору стукая каблуками черных босоножек, чувствовала, как влияние будоражащего холода охватывает её тело, боль в ногах не давала покоя.
— Значит, у нас есть полчаса, как минимум
Обернулась Оксана, встав у первого кабинета, дверь которого была открыта, прикусывая краешек губы, ощущала, как холод охватывает её тело будоражащими пронзающими объятиями.
— Ну, хотя
Задумчиво Оксана прислонила коготок пальца к губам, рассуждала Оксана, посмотрев на побеленный потолок, вдоль которого простирались светильники с люминесцентными лампами.
— Учитывая, какая она безмозглая курица — ухмыльнулась Оксана злосчастной улыбкой — То наверно у нас в запасе минут сорок
— Юрий Валентинович
Вышел из кабинета молодой врач, парень лет за тридцать, был одет в белый длинный халат, под которыми были джинсы и футболка, на лице был щиток из пластикового стекла. Повязка на его нижней части лица скрывала контур лица, поэтому Оксана не могла распознать, кто этот человек.
— Михаил Федорович — вышел парень, голос которого Оксана уже где-то слышала — И где же ваш врач, которого вы обещали найти у Волкова или которого он вам предоставит для осмотра тела вашей дочери, чтобы произвести вскрытие?
— Вот познакомьтесь — представил Гордеев сам того не зная указал на Оксану — Это Оксана Владимировна, ведущей специалист кардиохирургии
— Оксана Владимировна?! — был весьма удивлён парень, увидев перед собой Оксану — Не думал, что снова вас здесь увижу, особенно после того, как наше отделение развалилось благодаря вам
— Простите, вы уже знакомы? — встав Филатов между Оксаной и неизвестным ей патологоанатомом
— Не могу вспомнить лицо — ответила Оксана, тогда когда парень поднял щиток, и снял повязку с нижней части лица
«Блядь, а какого хуя он тут вообще делает, Роман Грачёв», узнала сразу же Оксана этого человека, который когда-то оспаривал почти все её мнения и решения.
— Роман? — произнесла неуверенно Оксана, отошла на шаг назад, пока не упёрлась ногами о трубы водяного отопления — Я не думала тебя здесь увидеть
— После того как всё рухнула — рассказывал Роман, состроив улыбку, как будто что-то задумал, смотрел изучающе на Оксану — Я попросился сюда, нет более интересного для меня, чем устанавливать причину смерти
— Вы знаете этого человека? — поинтересовался Гордеев, задавая такой же вопрос Оксане, был немного смятении от неловкой встречи
— Роман Михайлович Грачёв — пояснила Оксана представив его Гордееву и Филатову — Я когда-то была у него начальником и заведовала их отделом
— Вот так поворот — призадумался Гордеев, почесывая подбородок
— Давайте не будем терять времени — утверждала Оксана, покусывая краешек губы — Эта рыжая сука может вернуться в любую минуту, а у меня не так уж и много времени, Роман ты меня ведь прикроешь?
— А та рыжая это — указал патологоанатом в сторону лестницы, по которой спустилась Оксана в подвал — Валентина Владимировна Львова?
— Просто отвлеки её чем-нибудь — прошипела Оксана, заметив коварную ухмылку на лице этого парня — Она ни в коем случае не должна меня тут видеть
— Предоставьте это нам — заявил Гордеев, кинув своему товарищу Филатову — Вы можете произвести осмотр тела, мы не пустим Львову сюда
— Покажи мне тело дочери Филатова — распорядилась Оксана, обращаясь к парню в белом халате, посмотрев на его окровавленные синие перчатки
— Филатова Катерина Михайловна 1992 года рождения — рассказывал Роман, направляясь по коридору — Поступила к нам в прошлую пятницу с остановкой сердце, следственный криминалист диагностировал несчастный случай как передозировкой барбитуратами
— Она принимала снотворное или какое-то седативное средство? — поинтересовалась Оксана, направляясь рядом с парнем по коридору морга
— Анализ крови показал — рассказывал дальше Роман — Что это было отравление фенобарбиталом
Фенобарбита́л — «противоэпилептическое» лекарственное средство из группы «барбитуратов». Является производным «барбитуровой кислоты», оказывает неизбирательное угнетающее действие на центральную нервную систему путём повышения чувствительности ГАМК-рецепторов к «гамма-аминомасляной кислоте» и увеличения тока ионов Cl− через каналы рецепторов.

Показания:

Эпилепсия (лечение генерализованных тонико-клонических и простых фокальных припадков); неотложная терапия острых приступов судорог (в т.ч. связанных с эпилептическим статусом, эклампсией, менингитом, токсическими реакциями на стрихнин); при столбняке (в качестве вспомогательной терапии). В качестве седативного средства (в т.ч. в составе комбинированной терапии и комбинированных препаратов) для уменьшения тревоги, напряжения, страха. Гипербилирубинемия (профилактика и лечение).
— Она страдала эпилептическим заболеванием? — поинтересовалась Оксана, удивившись тому какое лекарство принимала умершая
— Нет — возразил Роман, подходя к закрытой двери, комната, где хранились в холодильниках трупы умерших людей — По показаниям его оцта, она производила опасные сделки с недвижимостью, была на нервах, сами понимаете, какие крупные суммы денег через неё проходили
— Ты тоже думаешь, что её убили? — поинтересовалась Оксана, когда Роман открыл перед ней дверь, позволяя ей первой войти в холодное помещение, где был кафельный белый пол и стены
— Я ведь не следователь чтобы думать
Оставляя дверь открытой, прошёлся Роман по комнате вслед за Оксаной, когда она встала у холодильника с выдвижными столами и ячейками, в которых хранились трупы умерших людей.
— Думать у нас знаете, будет следственный отдел
— Уже завели уголовное дело
— Еще неизвестно
Возразил Роман, подойдя к столу, потянул за ручку одной из ячеек, медленно выкатил стол с телом, лежавшей на ней белокурой девушки накрытой белой простыней.
— Сама ли она сделала это или её кто-то намеренно отравил — утверждал, рассказывая Роман, отойдя от стола с трупом девушки, позволяя Оксане к нему подойти
— Что вот так вот просто? — удивилась Оксана, посмотрев выразительно, раскрыла голубые лазурные глаза на парня, которые уже направлялся к выходу из помещения
— Вы ведь уже раньше работали с телами умерших — пожав плечами, ответил Роман, встав в проходе открытой двери — Я думаю инструктировать, как и что нужно делать, не имеет смысла
— Я же была твоим начальником
Ухмыльнулась Оксана, направляясь по холодной комнате к столешнице с приготовленными препаратами для бальзамирования и всем необходимым для вскрытия грудной полости.
— Наверно я смогу разобраться, что тут к чему
— Я бы рекомендовал снять вам плащ — утверждал Роман — Но если вы хотите……..
— Если я хочу — возразила Оксана, подойдя к столешнице, снимая шляпу, положив её рядом, доставала из коробки синие хирургические перчатки — Я как-нибудь сама разберусь
— Просто не хотел, чтобы вы тут запачкались
— Я просто хочу осмотреть труп
— Да-да — уверял Роман, продолжая стоять в открытых дверях комнаты — Или если вам Оксана Владимировна холодно, я могу перевезти труп девушки для осмотра в более тёплое и удобное для вас помещение
— Здесь нормально — взяла Оксана карманные фонарик в руки, после того, как надела на руки резиновые синие хирургические перчатки
«Кого я обманываю, меня морозит даже на солнце в его лучах, а тут просто пиздец холодильник, но думаю пять минут для осмотра я смогу потерпеть», предположила Оксана, направляясь к телу девушки, которая лежала на выдвинутом столе ячейки холодильника.
— Можно тебя кое о чем спросить? — обратилась Оксана, когда парень уже хотел выйти из комнаты
— Да конечно — ответил весьма податливо он — Что вы хотели узнать Оксана Владимировна?
— Ты всё еще так живёшь один? — открывая белую простыню, Оксана обнажила тело лежавшей белокурой девушки на выдвижном столе ячейки, скидывая накидку на пол
— Ну у меня были долгие отношения с девушкой — рассказывал Роман, словно как-то мешкал с ответом и неохотно открывал чувства перед Оксаной
— И что же произошло? — поинтересовалась Оксана, случайно прикоснувшись к груди девушки с правой стороны, почувствовала легкий, слабо уловимый толчок в груди
«Не поняла, да ну бред какой-то может у меня рука дрогнула», смотрела внимательно на девушку, резко убрав руку от её груди, отошла, наблюдая, как её зрачки двигались продольно, малозаметно конечно, то вверх, то вниз и то, как подёргивались, так же едва шевелились веки глаз.
— Мы расстались с ней примерно чуть меньше месяца назад
— Можно узнать почему?
Поинтересовалась Оксана, продолжая внимательно смотреть на девушку, лежавшую на столе, как будто подергивания глазами, что было катастрофически едва заметно, что она была всё еще там.
— Ну в смысле — повторила Оксана свои слова в другой формулировки — Что послужило причиной этому, что она от тебя ушла?
— Всё нормально Оксана Владимировна? — как-то странно Роман посмотрел на Оксану, когда она боялась подойти к телу лежавшей на столе девушке
— Что здесь происходит? — послышался голос Валентины, доносящийся со стороны коридора
— Валентина Владимировна успокойтесь — уверял Гордеев, в этот момент Роман вышел из комнаты, оставив Оксану наедине с телом, лежавшим перед ней на столе
— Не может быть
Тихо прошептала Оксана в пустоту, когда Роман вышел из комнаты, направляясь на звук голоса Валентины, которая уже была готова устроить там скандал.
— Она как будто пытается мне что-то сказать
Синдром запертого человека — это редкое неврологическое нарушение, представляющее собой полный паралич всех произвольно сокращающихся мышц. Незатронутыми остаются только мускулы, отвечающие за движения глаз. Пациенты с такой патологией остаются в сознании, однако теряют способность двигаться (не считая глаз) и говорить (афония). Когнитивная функция обычно не страдает. Пациент способен общаться с помощью глаз, включая моргание веками. Нарушение возникает вследствие повреждения варолиева моста — части ствола головного мозга, состоящей из нервных волокон, ответственных за передачу информации другим фрагментам мозга. Так как пациент оказывается как будто в плену у собственного тела, патология получила название "синдром запертого человека".
— Это редкий случай — предположила Оксана, оставаясь стоять и смотреть в ужасе на тело, которое едва заметно, но заметно, пыталось дергать глазами
Как правило, глаза человека, у которого диагностирован апаллический синдром, открыты. Он легко вращает ими, но взгляд не фиксирует. Какие-либо эмоциональные реакции и речь отсутствуют. Контакт с таким человеком невозможен, так как словесные команды им не воспринимаются.
— Один на миллион
Утверждала шепотом Оксана, продолжая наблюдать, как зрачок девушки едва колыхнулся в сторону верха, после чего медленно, едва заметно в процессе наблюдения ушёл вниз.
— Бодрствующая кома
Говорила всё таким же тихим голосом Оксана, была поражена уникальным встретившимся ей случаем, стояла у столешницы, боясь подойти к столу, на котором лежала девушка.
— Апаллический синдром
С ухмылкой произнесла Оксана, понимая, что девушка перестала двигать глазами и не проявляла никаких признаков жизни, дыхания, движения конечностей, подергивания губ и чего-то еще.
— Или синдром запертого человека
— Что вы здесь делаете? — слышала Оксана, как Валентина настоятельно потребовала ответа от Гордеева и Филатова объяснить ей своё присутствие
— Валентина Владимировна успокойтесь — вновь уверял Гордеев — Просто мы хотим провести вскрытие дочери господина Филатова
— Вы в своём вообще уме?
Прокричала Валентина, её голос особенно был слышен в дальнем конце коридора, когда Оксана стояла у столешницы, рядом с открытой дверью, упираясь в неё бёдрами.
— Вы хоть на секунду задумайтесь о том — утверждала рыжеволосая девушка — Кто вам позволит, кому-то постороннему лицу это сделать в нашей больнице, я вызову службу безопасности…..
— Она живая!!! — не выдержала Оксана, прокричала от ужаса, который пугал её, что девушка, которая лежала перед ней на столе, была в сознании, но не подавала никаких признаков жизни
— Что простите — сознание Филатова как щелкнуло от мысли, от того что прокричала Оксана на тот момент, после чего послышались шаги мужчин по коридору
— Кто там у вас? — требовала ответа рыжеволосая девушка, в белом халате направляясь с ними по коридору
— Валентина Владимировна — перекрывая дорогу где-то в коридоре, возразил Роман — Простите но вам туда нельзя
— Я должна туда попасть
— Я сказал нет! — оспаривая такое рвение, говорил Роман
— Я вызову охрану — воскликнула Валентина, возмутившись тому, что её не пускают пройти
— В чем дело? — поинтересовался Филатов, входя быстро первым в комнату
— Она жива! — повторила еще раз это Оксана, оставаясь стоять у столешницы, боясь подойти к бездыханному телу
— Не пойму — вошёл в комнату, ответил Гордеев, посмотрев сначала на Оксану то на бездыханное тело, которое лежало на столе
— Там кто-то есть — утверждала Оксана дрожащим от страха голосом
— Я знаю этот голос — прокричала Валентина, пытаясь пройти дальше по коридору, пока Роман её удерживал — Пусти же…….
— Оксана Владимировна это не шутки! — упрекнул сурово Гордеев, понимая, что смотрит на труп, подумал, что Оксана уже рехнулась, когда подумала, что там кто-то есть
— Да пусти же — прорываясь через протесты парня, Валентина всё же смогла вырваться и чудом, задыхаясь от недостатка сил, вбежала в комнату — Оксана Владимировна!
Рыжеволосая девушка в коротком белом халатике, через которое показывалось отражение формы её животика, говорило уже о том, что она беременна.
— Ваша семья ищет вас — утверждала Валентина, едва сдерживая в себе порыв нарастающей в ней ненависти, было видно, как девушка с трудом сдерживала себя в руках
— Мы видели их там наверху
Ответил Гордеев, рассказывая рыжеволосой девушке в белом коротком обворожительном халате врача, что красивым очертанием подчеркивал её бёдра и выраженную грудь. Искушенной аромат коллекции «Azzaro Club Women», завораживающей оттенок вкуса кашемирового дерева был таким тонким и изящным. Роскошные, огненного цвета волосы, ровным слоем, словно струя водопада посыпали её хрупкие плечи, лишь едва завивались в полукольца на груди.
— Оксана Владимировна почти до конца наблюдала за той сценой плачущей матери
«Ну всё пиздец, теперь она весь мозг мне будет трахать, зачем ты ей это сказал?», предположила Оксана, замечая строгий суровый взгляд в глазах рыжеволосой девушки, отошла испуганно, пока не упёрлась бёдрами в столешницу.
— Это правда?!
Возмутилась Валентина, схватив Оксану за кисть руки, притянула её к себе, пытаясь посмотреть в лазурные голубые лживые глаза
— Вы всё видели?
— Видела что? — пытаясь отвертеться уже от невозможного, ответила Оксана, выдернула свою руку из хватки беременной девушки, упёрлась бёдрами в столешницу
— Вы видели, как плакала ваша мать?! — прошипела, повторяя вопрос Валентина, её освирепевшее лицо, скорее было похожее на дикую песчаную гадюку — Вы видели, как она стояла там на коленях, рыдая, прося найти вас, вас именно вас
— Мне нет до этого дела
Ответила Оксана, покачивая отразимой прелестью бёдер, прошла мимо рыжеволосой девушки, не придавая никакого значения для себя её словам и чувствам, что она пыталась в ней пробудить.
— Если ты не заметила, я осматриваю пациентку
— Это труп — возразила Валентина, подбежав к Оксане схватив её за руку, подвела она к столу, на котором лежало тело — Вот посмотрите, нет ничего, там нет никого, кого вы так пытаетесь спасти
— Дура ты тупая….. — прокричала Оксана, за что получила пощечину по лицу от рыжеволосой девицы, ударом которой её сбило с ног, принуждая упасть на колени
— Оксана Владимировна!
Почти в раз прокричала Филатов и Гордеев, ринулись к упавшей Оксане, когда она сидела на полу, склонив голову, смотрела вниз, потирая рану по которой пришёлся удар ладони.
— Господи что вы наделали? — присев на одно колено, возмутился Гордеев, дотрагиваясь до плеча Оксаны, когда она сидела на коленях
— Вы в своём вообще уме Валентина Владимировна? — выражая недовольство, сев слева от Оксаны на колено, спросил Филатов — Что вы черт возьми делаете
— Я-то в своём — утверждала Валентина, продолжая разговаривать повышенным и почти разъярённым тоном голоса — Но вот она явно не в своём
Прокричала рыжеволосая девушка, встав перед Оксаной, замахиваясь ладонью руки, будто хотела ударить вновь по лицу, но чего-то испугалась, сжав пальцы в кулак.
— Вы видели Оксана, Владимировна оказывается, как ваша мать там рыдала
Указала Валентина пальцем в сторону открытой двери, при этом говорила рассерженным тоном голоса, оставаясь стоять у Оксаны, когда она сидела на полу, поджав под себя ноги.
— Вы видели как она звала на помощь, как хотела чтобы вас нашли
— Да мне похуй! — скрепя зубами, грязно выругалась Оксана, подняв взгляд лазурных голубых глаз, покрытых влагой терзающих душевной болью слёз
— Конечно — ухмыльнулась злорадной ухмылкой Валентина, посмотрев в угол комнаты так, будто не могла смотреть на взгляд Оксаны — За время работы с вами Оксана Владимировна!
Указала рыжеволосая девушка прошла по комнате, стукая каблуками черных туфель по белом кафелю комнаты, обернулась, положила руку на талию, стоя у выдвинутого стола.
— Я заметила, что где бы вы, не были
Продолжала рассуждать Валентина при этом с таким пронзающим душу недовольством смотрела на Оксану, обращаясь ко всем присутствующим в комнате одновременно.
— Вы всегда отравляете жизнь другим
Прошипела рыжеволосая девушка, сердитым тоном голоса, разговаривая с Оксаной, стоя рядом с ней, наклонилась, будто снова пытаясь взглянуть в её голубые лазурные глаза.
— Даже сейчас посмотрите — утверждала Валентина, посмотрев на Филатова — Вы утверждаете, давая ложную надежду господину Филатову, что его дочь жива
— Это правда Оксана Владимировна? — возмутившись спросил Филатов
«Тупая рыжая сука, вот надо было тебе прийти в этот момент и всё испортить», размышляла Оксана, покусывая краешек губы, испытывая ненависть к Валентине.
— Вы что действительно думаете что……
— Ваша дочь жива — поднимая взгляд вновь на Филатова, утверждала Оксана, вставая с колен
— Она внушает вам лживую надежду — оспаривая такой довод говорила Валентина — Вот посмотрите на вашу дочь, ну же смотрите
Требовала рыжеволосая девушка, обращаясь к отцу девушки, чье тело лежало на выдвинутом столе, будто хотела вразумить его и склонить к своему мнению.
— Разве глядя на это
Указывая пальцем на тело рассуждала Валентина, стоя спиной к столу, не заметила, как девушка моргнула, пытаясь подать, сигнал людям, что она всё еще там, который Оксана успела заметить.
— Можно ли утверждать, что человек находящийся там — продолжая говорить как разъярённая львица, Валентина приводила убедительные доводы перед мужчинами — Может быть сейчас жив?
— Вы не понимаете — подошла к столу, на котором лежало тело девушки — Она там и она жива
— Она мертва — повторила еще раз свои суждения Валентина, стоя у выдвинутого стола к которому подошла Оксана — Вы даёте сейчас человеку, отцу этой умершей, ложную надежду
— Она жива — утверждала Оксана, говоря это снова — Я почувствовала, прислонившись к её груди, как бьётся сердце
— Сердце говорите — ухмыльнулась не поверив Валентина, отражая сарказм — Судмедэксперт осматривал её когда всё случилось, сделав заключение передозировка барбитуратами
Рассказывала Валентина наблюдая за глазами этой девушки прислонив руку в резиновых перчатках, к груди тела которое лежало перед ней на столе.
— Там нет ничего
Подождав какое-то время, Валентина хотела определить на ощупь, после чего одела стетоскоп, прислонив ушко к груди девушки, хотела выслушать её сердцебиение.
— Она мертва — сделала заключение, не разбираясь Валентина — Её больше нет
«Дура блядь конченная, нет, я так просто не дам ей закопать живого человека», размышляла Оксана, повернувшись спиной к публике находящейся в комнате, чувствовала подавляющую её разум сильную обиду.
— Вы даёте этим людям — пояснила Валентина — Отравляете их своим ядом, говоря то, что она жива
— Простите
Возразил единственный Гордеев, зная то, как на грани, Оксана спасла жизнь его племяннице, достав сердце, сама произвела операцию, отключив камеры наблюдения за больницей.
— Но мне тогда никто не верил — утверждал Юрий Валентинович — Честно сказать я и сам не верил, что моя племянница, находясь с таким тяжелым диагнозом, вообще выживет
— Ваша племянница — огрызнулась Валентина, тем самым почему-то дала толчок, надежду Филатову — Законченная наркоманка, только такой больной человек как Оксана Владимировна будет тратить на неё свои ресурсы и время
— Реанимируйте её — первое, что сказал за долгое время молчание Филатов
— Простите что?! — не поняла сначала Валентина
— Я сказал, реанимируйте её — заявил Филатов, повторяя еще раз своё требование
— Вы что серьёзно? — возмутилась Валентина, оглядывая всех присутствующих в комнате с холодильниками ячейками в которых хранились трупы, ожидая их бальзамирования
— Да если моя дочь жива — утверждал Филатов, разговаривая серьёзным тоном голоса — Если это правда, если она там, вы должны её реанимировать
— Нет никаких признаков того — возразила Валентина, оспаривая такое решение — Что ваша дочь, еще всё в этом теле, посмотрите, оно пролежало тут с пятницы, не думаю, что там так долго мог быть кто-то
— Это не вам решать — был не согласен Гордеев, с мнением рыжеволосой упертой девушки
— У больницы нет ресурсов, чтобы попусту тратить на тех — заняла твёрдую позицию Валентина, не решая кому-то её уступать — Кого уже там вовсе нет
— Тебе-то откуда знать?
Оспаривая такое утверждение, говорила Оксана, продолжая стоять рядом со столом, на котором лежало тело девушки, в безжизненном состоянии, оно не подавало уже никаких реакций.
— Ты хочешь похоронить заживо живого человека — подошла Оксана к беременной рыжеволосой девушке, белый халат на которой прорисовывал сексуально, формы её положения
— Нет, Оксана Владимировна
Со всей ненавистью в голосе, произнесла Валентина, высказывая прямо в лицо Оксане, поднимая взгляд на неё, девушка, словно всем своим показывала, как она ей противна.
— Вы змея — утверждала рыжеволосая девушка — И сейчас всем своим видом, вы отправляете их, но знаете что
Направилась рыжеволосая девушка к выходу из комнаты, понимая, что уже никак не способна повлиять на ситуацию, не доходя метр, обернулась, положив руку на талию.
— Вы внушаете им надежду на то — указала она девушку, что лежала на столе, как на бездушное умершее тело — Что это тело может быть способно жить
— Господин Гордеев
Обратилась Оксана к Юрию Валентиновичу, после того как выслушала рыжеволосую девушку, которая своей жалостью и не умением доказать правду, стояла у выхода из комнаты морга.
— Распорядитесь
Отдавая указания, говорила Оксана, повернувшись спиной к рыжеволосой девушки, на глазах у которой, в виде алмазов на свету, что излучали радужный блеклый оттенок, выступили слёзы.
— Найдите медсестру, которая доставит эту девушку в реанимационную палату
— У вас нет прав — возразила Валентина — Вы здесь больше не работаете, езжайте в свою глушь, вы развалили тут отдел Серова
— Отдел Серова?!
Закипела Оксана, подошла, направляясь с угрожающим видом к девушке, но Роман, преградил её путь, встав между ними, не давая ей подойти к беременной.
— Это был мой отдел — пояснила Оксана и видя то, что девушка с которой она разговаривала ей ни капли не поверила — Роман подтверди, как я была твоей королевой, как я восседала на том троне и ведь ты знал, что именно я была достойна занимать там место
— Как ни странно это признавать
Немного помешкал Серов, ответил Роман, как будто чувствовал себя в неудобном положении, когда Валентина, так на него напряженно смотрела.
— Но Оксана Владимировна уникальный человек, с её правлением у нас, наш отдел покрылся очень богатой славой
— Мне вот всё интересно — помотала головой Валентина, посмотрев на Оксану, будто изучая её облик — А что с вами случилось, вы же белая как снег, круги под глазами, что произошло?
— Кхм-кхм…. — откашлявшись в руку Гордеев сделал шаг к рыжеволосой девушке — Оксана Владимировна перенесла очень тяжелое заболевание и чудом осталась жива
— Не удивляет — ухмыльнулась Валентина — Её пырнули ножом, пытались душить, били, а её так и ничто не берёт
— Похоже я очень много не знаю — скрывая усмешку за кулаком правой руки, говорил тихим голосом Роман
«Чокнутая рыжая потаскуха, будь проклят тот день, когда я пригрела у себя эту змею, что теперь меня травит своим ядом», размышляла Оксана, с трудом сдерживая свой порыв накопленной ярости, сжала пальцы обеих рук в кулаки.
— Может, хватит! — прошипела Оксана, чувствуя как присутствие рыжеволосой девицы в этой комнате подвала морга — Ты уже наговорилась, а сейчас расступись, если не хочешь нам помогать
— Вы не имеете здесь власти! — заявила, гордо поднимая подбородок Валентина, стараясь не поддаваться власти угнетающего взгляда со стороны Оксаны
— Роман
Обратилась Оксана, продолжая стоять и смотреть на рыжеволосую не послушную для неё девушку, которая не желала покоряться никак её власти, создавая при этом интригу напряженной обстановки.
— Организуй, пожалуйста, реанимационную палату — отдавая указания, высказывалась Оксана, продолжая смотреть в глаза Валентины — И скажи медсёстрам, чтобы быстрей везли сюда каталку
— И ты собираешься ей помогать?
Удивилась Валентина, как парень, одетый в белый халат, поверх которого был одет синий фартук и щиток на лице, покорно направился к открытой двери в комнате.
— После того что она сделала
— А что такого сделала Оксана Владимировна? — сделав вид, будто не понимая сути вопроса с которым к нему обратилась Валентина, спросил Роман, пожав плечами
— Она развалила твой отдел — утверждала настойчиво Валентина — Бросила вас, бросила тебя, только посмотри на себя, ты патологоанатом
— Так хватит слушать эту дуру — возразила Оксана, обернувшись посмотрела на Филатова и Гордеева — На вас господа реанимационная палата, да это не бесплатно, придётся раскошелиться на работу оборудования, но я думаю, оно того будет стоить
— Оксана Владимировна даёт вам шанс — рассказывал Гордеев своему товарищу, тихим тоном, словно уже почти шептал на ухо — Вам не следует от него отказываться, если ваша дочь еще там, вы должны сделать всё, чтобы её вернуть в прежнее нормальное для жизни состояние
— Да дело не в деньгах
Был всё еще под глубоким впечатлением Филатов, по мнению Оксаны, он словно как превратился в камень, мужчина, словно не мог думать, рассуждать или даже говорить сейчас что-то внятное.
— Да-да конечно я всё сделаю — уверял Филатов, помотал головой, прислонив ладонь ко лбу, делая вид, что всё это его ужасно изморило
— И поскольку я буду лечащим врачом вашей дочери
Обернулась Оксана, положив руку на талию, наблюдая, как Филатов и Гордеев направлялись к выходу из комнаты. В проходе наблюдая за картиной захвата власти, Валентина не смогла вынести этого переворота, выбежала в подвал морга, звонко стукая каблуками туфель.
— Дура ненормальная — ухмыльнулась Оксана злостной ухмылкой — Беременная, а всё продолжает носить туфли на каблуке, убила бы суку
— Оксана Владимировна — обратился Гордеев, стоя в проходе открыто двери, когда перед ним только что вышел, в коридор морга, Роман — Вы что-то хотели сообщить?
— Ах… ну да конечно — чувствительно нежно вздохнула Оксана, прикусывая краешек губы, раскрыла неотразимые лазурные голубые глаза — Так я говорила что я буду лечащим врачом для дочери Филатова и буду проводить в её палате максимально огромное количество времени
— Я вас понял — ответил с тёплой улыбкой Гордеев, дотронулся кончиками пальцев до своих усов, мужчина почесал их — Ваша палата, будет выглядеть, словно как покои королевы
— Только надеюсь — состроив коварную улыбку, настраивая интригу разговора, уверяла Оксана, понимая, что этот мужчина пойдёт на все выдвинутые ей условия — Королевой буду я
— Вы нам нужны Оксана Владимировна — заверил Гордеев, соглашаясь с условиями Оксаны — И поэтому мы пойдём на любые ваши условия
— И…..?! — с натяжкой протянула Оксана
— И конечно вы будите королевой — ответил он, когда Оксана силой власти, словно выдавила из него эти слова
— Вот этого я и ожидала услышать — ответила с улыбкой Оксана, сомкнув губы вместе, состроив выразительные ямочки на щечках
— Я побуду с ней — заявил Филатов никак не решаясь покинуть комнату
— Нет — возразила Оксана — Я побуду с ней
— Оксане Владимировне лучше не показываться лишней раз в больнице просто так
— Да-да конечно — покорно кивнул головой Филатов, после чего первым вышел из комнаты, после чего Гордеев следом за ним покинул помещение, их удаляющиеся шаги были слышны по коридору подвала
— И так — обернулась Оксана, посмотрев на неподвижно лежащее обнаженное тело на столе выдвинутой ячейки — Что же мне с тобой делать
Утверждала Оксана, пройдясь по комнате, с выдвижными ячейками, расположенными в стене в которых хранились тела умерших.
— Ведь всё что я сделаю или скажу
Подошла Оксана к столу, на котором лежало бездвижное тело, с открытыми глазами, абсолютно не показывая никакой реакции, что в нём кто-то есть.
— Ты всё это запомнишь
Произнесла Оксана, наклонившись над лицом девушки, так чтобы она, будучи в неподвижном состоянии и совершенно была не способна что-то сделать.
— И не пытайся меня убедить, что тебя там нет — прошипела Оксана, пригрозив телу, лежавшему перед ней на столе указательным пальцем — Я знаю, ты там, ты еще там, карабкаешься блядь за последнюю ниточку или соломинку, которой я не дам сломаться
«Что я блядь делаю, я уже разговариваю с трупами, а может, там никого нет, откуда мне это знать, я не могу знать наверняка, может я рехнулась», отошла Оксана от стола, прикусывая коготок указательного пальца, смотрела в пустую кафельную стену с задумчивым взглядом.


Палата была отделана по высшему сорту роскоши, серые дорогие обои с золотистой росписью, большое пластиковое окно, дающее огромную освещенность пространству. Молочно-кофейный деревянный пол, был выложен паркетом, прекрасно вписывающийся в серую обстановку медицинской палаты. В палате на тумбе, на подоконнике, стояли в белоснежных керамических вазах дорогие алые розы, в углу слева от входной двери стояли сложенные чемоданы с одеждой, даже стоял комод с зеркалом и черный пуфик, заказанный из мебельного магазина. Воздух в палате, был пропитан изысканным оттенком тона алой розы и губной помады, чья щедрость которой покрывала тонким слоем губы Оксаны. Помимо всего этого работал аппарат жизненного обеспечения пациентки, контролирующий частоту дыхания и гоняющий кровь пациентки, которая так же оставалась лежать, не подавая никаких самостоятельных признаков жизни. В горле пациентки стояла трубка обеспечивающая дыхание через аппарат, так же аппарат контролировал давление крови и сердцебиение, многочисленными подцепленными датчиками к телу пациентки.
Оксана стояла у большого окна, на котором простирались от потолка, до низа белые шелковые шторы, вид с которого выходил на огромные многоэтажки мегаполиса. Сад рядом с больницей, был окутан зеленью, пышные деревья покрытые листьями зелёных оттенков лета. Голубое небо бороздили десятки самолётов, разрисовывая на нём полосы следа, так где они пролетали. Внизу по автобану двигались тысячи машин, в парке рядом гуляла молодая пара. Рядом пробегал черный дворовой пёс, облаивая стаю собравшихся голубей на площадке рядом с посаженными елями.
— Оксана Владимировна, куда стоит поставить это большое зеркало? — поинтересовался Гордеев, занося огромное зеркало в палату пациентки
— Поставьте его слева от входа в углу — распорядилась Оксана, обернувшись, поправляя рукава белого надетого на ней халата
— Что здесь происходит? — услышала Оксана голос Воронова, заведующего этим больничным комплексом — Господин Филатов, ваша дочь умерла, следственный криминалист, что осматривал её тело, констатировал её смерть
— У моего доктора! — возразил Филатов оставаясь где-то в коридоре за открытой дверью — На этот счёт совсем другое мнение
— У них есть доктор — распознала Оксана голос Валентины — И боюсь вы его не совсем будите рады тут видеть, как и Наталья Валерьевна
— Я?! — послышался в коридоре удивлённый голос Натальи Валерьевны — Да мне какое дело, кого там привёл этот мужчина в нашу больницу, пока его доктор не будет переходить мне дорогу, мы будем равнодушны
— Боюсь — возразила Валентина, будто скрывая что-то, не хотела сразу подводить людей к отрытой двери палаты пациентки — Что того кого вы там увидите вас разозлит
— Не хочешь, не пускай — не поверила Наталья Валерьевна — У меня других хлопот хватает, знаете что, делайте что хотите, только не пускайте никого в моё отделение
— Вы не имеете права — спорил заведующий, обращаясь к Гордееву — После того что вы устроили со своей племянницей, так теперь история повторяется
— Каждый должен иметь второй шанс
— Я пойду, поговорю с родителями Оксаны — утверждала Наталья Валерьевна — Кого бы вы там гражданин Филатов не привели воскрешать свою умершую дочь, мне до этого дела нет
— Вы устроили балаган у меня в больнице! — упрекнул Воронов, выражая недовольство, прокричал, словно на всё отделение — И хотите думать то, что ваши грязные деньги всё здесь покроют
— Для меня важно найти Оксану — заявила Наталья Валерьевна — Мне плевать живую или мертвую, я должна показать её родителям
«Наивные, конечно Наталье Валерьевны, после того, что я видела там внизу, на первом этаже, лучше бы не попадаться на глаза», предположила Оксана, взволнованно прикусывая краешек губы, обернулась стоя у окна, опираясь на пластиковый подоконник бёдрами.
— Просто посмотрите — Валентина, словно за руку ввела Наталью Валерьевну в палату пациентки, в тот момент, когда Оксана стояла у окна, прикусывая нервно краешек губы.
— Оксана?! — была шокирована Наталья Валерьевна тем, что увидела Оксану в палате пациентки в белом халате, когда стетоскоп висел у неё на шее
— Я тоже вас рада видеть Наталья Валерьевна — выражая застенчивость в улыбке, ответила Оксана, замечая суровые черты лица в темноволосой женщине, когда она стояла у открытой двери входа
— Но твои родители, они здесь…… — растерялась Наталья Валерьевна, не зная, как продолжить или как завязать разговор
— Я знаю — ответила Оксана, боялась больше того, что Валентина начнёт рассказывать и переворачивать не в лучшем свете для неё — Я видела их внизу
— Девочка моя — растрогалась Наталья Валерьевна, словно слёзы счастья и радости, показались на её лице у этой женщины, когда она направлялась по палате к Оксане — Девочка моя, ты жива, это самое главное, я уже думала, что….
— Она видела, как плакала её мать там внизу — утверждала, возмутившись Валентина — Видела и ничего не сделала, чтобы просто подойти
— А что я могла сделать? — возразила Оксана, оспаривая мнение рыжеволосой девушки, отошла от окна, покачивая выразительной формой бёдер
— Господи ты вся белая — заметила Наталья Валерьевна оттенок кожи на Оксане — И круги под глазами, что с тобой случилось, девочка моя Оксана?
— Перенесла тяжёлую форму заболевания — пояснила Оксана, отойдя на шаг назад, не давая женщине, подошедшей к ней, себя обнять
Благоуханную коллекцию парфюма «Yves Saint Laurent OPIUM», впитавшая в себя изобилие фруктов, завораживала тонкостью уточенного запаха жасмина, использовала Наталья Валерьевна.
— Не волнуйтесь — вдохнула Оксана прекрасный запах, который исходил от Натальи Валерьевны, тонкие аккорды его нот манил к себе всё внимание — Сейчас всё нормально
— Что с твоей кожей? — поинтересовалась Наталья Валерьевна, подошла к Оксане, схватила её за кисть руки, закатав рукава белого надетого на ней халата — Ты солнца, что ли боишься?
— Я так и знал?
Возмутился Юрий Владимирович Воронов, встав на входе открытой двери палаты, с недовольным видом, в тот момент, когда Гордеев его туда не хотел пускать.
— У кого бы еще хватило ума воскрешать людей
Ухмыльнулся саркастичной улыбкой, выражая недоверие Воронов, перешагнул порог открытой двери, вошёл в палату.
— А ведь ваши родители Оксана Владимировна, ищут вас, ваша мать, вы бы хоть знали, что она устроила там, в больнице, что переживает каждый из членов вашей семьи, пока ищут вас
— Она знает — прошипела недовольно сквозь зубы, выражая злобу, пояснила Валентина — Оксана Владимировна была на тот момент внизу, когда всё это произошло
«Тупая рыжая сука, вот надо было тебе снова раскрыть свой вонючий рот», смутилась Оксана, испугавшись взгляда заведующего больничным комплексом и той недоброй мимике, что пробежала по лицу Натальи Валерьевны.
— Это правда?! — ужаснулся Воронов, был шокирован такими подробностями — Вы видели всё в деталях, как плакала ваша мать там на полу внизу?
— Оксана скажи, что это не правда? — не поверила таким подробностям Наталья Валерьевна
— У меня не было выбора — ответила Оксана, беспокоясь больше за реакцию Натальи Валерьевны, так как хорошо знала эту женщину
— На что у тебя не было выбора Оксана? — сдерживая себя, осторожно сделав шаг в сторону Оксаны, поинтересовалась Наталья Валерьевна
— Хватит! — возразил Филатов, войдя в палату, прерывая этот спор — Оксана Владимировна дала мне надежду на то, что моя дочь еще всё может быть жива и сейчас находится там
Указал мужчина в белой рубашке, с расстегнутыми верхними пуговицами на тело девушки, подключенной к аппарату жизнеобеспечения.
— Вы тут собрались все критикуете то — сделав тон голоса более сердитым, рассказывал Филатов, встав в центре палаты — Чего сами не понимаете
— Ваша дочь умерла! — утверждал Воронов — Её там нет, Оксана Владимировна отравляет вас своим ядом, потому что хочет верить в то, чего сама не знает……
— Хватит! — прошипела Наталья Валерьевна, вступившись за Оксану — Я работала с этой девочкой, когда она только закончила, свой институт, я знаю её тут как никто другой
— Какой вы её знаете — ухмыльнулся недоверчиво главврач — Оживляющей трупов, дающий людям лживую надежду, что их родственники еще не умерли
— Она не умерла! — утверждала Оксана, оспаривая довод приведённый заведующим — Не вам это решать
— Оксана Владимировна — помешкав немного, покрутив головой, вмешалась Валентина, встав между Оксаной и Вороновым — Послушайте, но ведь следственный криминалист, констатировал её смерть, это сейчас лишняя трата ресурсов
— А с чего это вдруг тебя стало это заботить? — продолжая смотреть на рыжеволосую девушку возмущенно, выражая скептицизм, поинтересовалась Оксана
— Оксана — обратилась Наталья Валерьевна, коснувшись плеча Оксаны, женщина посмотрела ей в глаза, долго изучая этот взгляд — Дай на тебя посмотреть, ты жива и это самое главное
— Я хочу знать, с кем контактировала ваша дочь господин Филатов — отходя от Натальи Валерьевны, говорила Оксана, прошла по палате, покачивая бёдрами
— Если вам это поможет
— Тот кто это устроил — рассуждала Оксана, после того как Филатов что-то промямлил — Хотел всё обставить будто она наглоталась таблеток
— И оно выглядит так — утверждала Валентина, оспаривая доводы Оксаны — Эта девушка действительно наглоталась таблеток, дозировка которых явно была превышена
— Это тебе так хочется верить — была не согласна с таким мнение Оксана — Эта девушка, что там сейчас лежит, не могла покончить жизнь самоубийством
— Но ведь всё так и было — пояснил Воронов, когда подошёл к Оксане — Послушайте, я читал отчёт криминальных экспертов, осматривающих дочку гражданина Филатова, там указано было, что она превысила, дозу барбитуров
— Зачем? — возмутился Филатов, так как ответ, который излагал главврач, находясь в палате, его не устраивал — Поясните, зачем ей это делать?
— Ну не знаю — пожав плечами, ответил молодой мужчина главврач — Может стрессы на работе или еще что-то, может, были проблемы со сном или бог знает что, да всё что угодно
— Это не так
Возразила Оксана, не принимая для себя такие утверждения, вышла вперед, встав в центре окруживших собравшихся людей в палате.
— Я видела там в морге
Рассказывала Оксана, покачивая выразительной формой бёдер, стала ходить кругами по палате, прислонив пальцы согнутой руки в локоть к подбородку.
— В подвале! — уточнила Оксана — Как её глаза, буквально следили за мной какое-то время, она пыталась моргать
— Это не чего не объясняет — был не согласен главврач с такой теорией — Вы тратите оборудование детского отделения, а вдруг кому-то из пациентов понадобится срочная реанимация
— Перебьётся! — рявкнула Оксана, обернувшись прямо перед лицом главврача напугав его своей ненавистью и яростью решительных намерений
— Вы здесь не работаете! — оспорил такой довод Воронов
— Я о том же Юрий Владимирович
Будто стала подхалимничать Валентина, рыжеволосая девушка подошла к Воронову, но по выражению лица заведующего, Оксана понимала, что вот такие люди, его больше всего раздражают.
— Говорила это Оксане Владимировне — утверждала Валентина, встав рядом с главврачом — Но разве станет она меня слушать
— Вы пользуетесь оборудованием моей больницы — рассказывал Воронов, посмотрев сначала на Валентину, как на пустое место — Просто доказать чтобы что девушка лежавшая сейчас здесь жива
— Она жива
Возразила Оксана, наклонившись к главврачу, так что смогла почувствовать его коллекцию парфюма «Dior Sauvage», который завораживал оттенками перца и калабрийского бергамота, сливаясь с головокружительной силой аромата герани.
«Поразительный тонкий вкус господин Воронов, уверена, если бы при других обстоятельствах, я бы не устояла перед силой вашего запаха», размышляла Оксана, вдыхая этот вкусный гормональный тон парфюма исходящий от мужчины, чувствовала, как внутри разгорался огонь.
— Хотела бы я увидеть ваше лицо — скрывая истинную злобу, мило улыбнулась Оксана улыбкой королевской кобры — Когда она действительно придёт в себя и будет стоять так же как и я перед вами
— Вы говорите чепуху Оксана Владимировна
Был не согласен с такими доводами Воронов, начиная ходить по палате кругами, когда все так на него как на последнюю надежду смотрели.
— Валерий Иванович
Рассказывал главврач, остановившись посреди палаты, посмотрел в отражение большого зеркала стоящего в углу, почесал подбородок покрытой щетиной.
— Предупреждал меня, не при каких обстоятельствах не пускать Орлову в больницу, не давать ей никаких полномочий
Ухмыльнулся Воронов, пот отражению в зеркале, которое мужчина выказывал, Оксана поняла, как он злился на себя, будто хотел пойти наперекор всем выдвинутым ему правилам.
— Но, черт возьми, для той наркоманки, вы достали сердце, вы сами провели пересадку, не смотря на мой запрет, отключив камеры видеонаблюдения, спасли девушке жизнь, когда все были против
— Но что?! — не понимая, к чему клонит этот человек, поинтересовалась Оксана, продолжая на него удивлённо раскрыв лазурные голубые глаза смотреть
— Прежде чем что-то принять или ответить вам теперь — обернулся Воронов — Я прочитал тонны информации о вас Оксана Владимировна и могу с уверенностью заявить
Сделав шаг в сторону Оксаны, заведующий больницей словно создавал интригу нарастающего разговора, его намерения так же оставались для всех непонятными и неясными.
— Изучив ваше дело Орлова — немного помедлил главврач, понимая, что люди, собравшиеся в палате, на него напряженно смотрит — Что нет более безумного хирурга и гениального врача, чем вы Оксана Владимировна
— Это значит да? — испытывая надежду, Оксана, состроив улыбку и в тоже время волнение, как будто затаив дыхание подошла к Воронову
— Проводите своё расследование — махнул рукой, направляясь к выходу из палаты — Берите кого хотите в помощь, но знайте, ваша заслуга, это заслуга всей этой больницы
— Ну, всё же лучше чем ничего — пожав плечами, развела руки Оксана, обернувшись к Филатову и Гордееву, когда оба этих мужчины стояли за её спиной
— Я всё равно считаю это глупой затеей
Высказала своё мнение Валентина, обращаясь к Оксане, состроив недовольную гримасу на лице, поджала от обиды нижнюю губу, понимая, что главврач сыграл не в её пользу.
— Вы тратите время персонала этой больницы
Утверждала рыжеволосая девушка в белом халатике, подойдя к Оксане, посмотрев суровым взглядом в её лазурные голубые, как камень топаза глаза.
— А так же её ресурсы попусту — говорила она, продолжая смотреть на Оксану, в то время как Гордеев отошёл к окну, а Филатов подошёл к телу лежавшей на постели пациентки
— Но ты всё равно мне поможешь — ухмыльнулась Оксана, повернувшись к рыжеволосой настырной девушке спиной, покачивая изящными бёдрами, направилась к окну
— Это абсурд! — возразила Валентина, продолжая оспаривать решение Оксаны, взмахнула руками, а потом вновь их опустила, почувствовав изнурение, отошла к стулу стоящему у зеркала в углу
— Но, кажется, главврач ясно дал понять
Уверяла Оксана, обернувшись, положив руку на талию, выставив бёдра, согнув ногу в колено, блеснула в сторону сидевшей рыжеволосой девушки отблеском отраженного света в глазах.
— Что я могу задействовать ресурсы и персонал — рассказывала Оксана, направляясь осторожным шагом, чувствуя всё еще боль в бёдрах, в месте, где была проделана пункция костного мозга, ощущая легкую дрожь по телу и то, как кожу, посыпало мурашками — Этой всей больницы
— Но не меня! — была не согласна, медленно вставая со стула, заявила Валентина, продолжая смотреть в глаза Оксане — Вы можете водить за нос их сколько хотите, но с меня хватит, я натерпелась вдоволь вашего яда, вы даже с матерью не хотите поговорить
— А что толку с ней разговаривать
Ухмыльнулась Оксана, однако заметив недовольное выражение лица Натальи Валерьевны, Гордеева и шокированное лицо Филатова, тут же передумала.
— Ладно, я с ней поговорю
— Нет! — возразила Валентина — Я сама с ней поговорю
— Ты не посмеешь! — испугалась Оксана, успев схватить за кисть рыжеволосую девушку, когда она уже хотела выбежать из палаты, развернула лицом к себе — Это мне решать
— Вы уже ничего не решаете — продолжая спорить, говорила Валентина — Я прямо сейчас, пойду, расскажу вашей матери и отцу где вы, пускай придут и влепят вам по вашей наглой физиономии, которой вы так эффектно размахиваете, крутясь на шесте
— Да как ты смеешь
Стараясь крепко держать рыжеволосую девушку, прошипела Оксана, подобием королевской кобры, не давая ей покинуть медицинскую палату пациентки.
— Я соскребла тебя как грязь с пола — говорила Оксана, отражая в глазах ненависть, в интонации голоса ненасытную злобу — Подобрала тебя, да ты почти уже туалеты ты мыла, ты же ничего не умела и не хотела до какого времени уметь
Утверждала Оксана, ставя к себе в заслугу то, каким Валентина стала специалистом, продолжая при этом смотреть, не давая ей вырваться, когда она тянула свою руку на себя.
— Я показала тебе куда смотреть и что делать — рассказывала Оксана — Да если бы не я, как ты думаешь, взяли бы тебя в этот отдел работать наравне с нами, ты же тупая шкура!
— Оксана!
Воскликнула Наталья Валерьевна так, что Оксана тут же отпустила руку Валентины, когда та тянула на себя, от чего Валентина чуть не упала, оступившись, ударившись о стенку в коридоре.
— О…. господи Валентина — ринулась к выходу из палаты Наталья Валерьевна, проходя мимо Оксаны так, как будто её там и вовсе не стояло на входе — Как ты девочка моя
Наклонившись словно присев на одно колено, женщина помогала рыжеволосой девушки, когда она, ударившись о стену спиной в коридоре, упала на колени.
— Господи Оксана, что ты творишь — упрекнула Наталья Валерьевна, помогая Валентине подняться на ноги — Она же беременна, ты в своём уме вообще?
«Эта женщина предала меня, это меня чуть не убила та сука Васильева, это я блядь жертва, меня похитили, пытали и без моего согласия изъяли костный мозг», поджимая от обиды нижнюю губу, смотрела на жалкую для неё сцену, размышляла Оксана, видя это как предательство для неё.
— А знаете что!
Говорила, ощущая себя отринутой, отражая влагу в глазах, видя в этой женщине больше мать, чем в Марине Николаевне, шипела Оксана скрепя зубами, переживая момент отчаяния.
— Катитесь вы обе
Прокричала Оксана, чувствуя, как жгучая душевная рана слёз, прокатилась по щеке, обжигая скользким касанием нежную щеку, на белом фоне которой появился блеклый румянец.
— Пошли нахуй! — стоя в проходе, Оксана с грохотом захлопнула за собой дверь, оставаясь в палате, облокотилась на её поверхность, протирая слёзы с глаз, смотрела в потолок
— Господи Оксана Владимировна — был шокирован Гордеев увиденным — Что это сейчас было?
— Оксана Владимировна — продолжая сидеть на стуле, держась за руку дочери, ответил Филатов, посмотрел на Оксану — Ну вы и умеете пугать
«Надо отвлечься, надо переключиться, надо сменить пластинку», раздумывала Оксана, понимая, что необходимо переключить мысли на что-то другое.
— Так чем же конкретно занималась ваша дочь?
Поинтересовалась Оксана, сделав шаг, отошла от двери, протирая слёзы кончиками пальцев, продолжая смотреть в зеркало стоящее в углу, скрывая рану нанесённой ей душевной обиды.
— Ну, в смысле, в какой сфере недвижимости в основном происходили её сделки
— В торговой — ответил Филатов, продолжая смотреть в лицо лежавшей перед ним тело девушки, аппарат искусственного дыхания которого делал все функции за неё — У неё должна была состояться очень крупная сделка, по торговому центру здесь в Москве
— Ну, видимо и состоялась
— Господи девочка моя — отражая всю боль и скорбь, вытирая слёзы, говорил Филатов, прислонив руку тела своей дочери к губам, начиная целовать её холодную кожу, как в последний раз
— У Катерины Михайловны была подруга — ответил за своего товарища Гордеев, направляясь к Оксане — Я могу показать, где она живёт
— Не нужно — возразила Оксана — Просто напишите мне её адрес, я сама к ней съезжу
— Боюсь — оспаривая такое решение, говорил Гордеев — Я не могу вас отпустить никуда без сопровождения
— Оно меня только замедлит — уверяла Оксана, пытаясь спорить с этим мужчиной — Да и станет ли она откровенничать перед вами или перед тем мордоворотом, что приставила ко мне Васильева
— А чего вы хотите? — поинтересовался Филатов, обернувшись, будто в каждом решении Оксаны, видя шанс, вернуть к нормальной жизни дочь — Чем я могу помочь?
— Вы с ума сошли? — воскликнул Гордеев, упрекнув своего товарища — Да Васильева убьёт нас за Оксану Владимировну, я не позволю ей никуда поехать одной
— Подожди Юра! — был не согласен Филатов с таким утверждением, продолжая сидеть боком на стуле, положил локоть на его спинку — Чем я могу вам помочь Оксана Владимировна?
— Напишите адрес вашей подруги — уверяла Оксана, направляясь к стулу на котором сидел Филатов — Если она знает вашу дочь лучше чем вы, то я думаю, она нам поможет
— Оксана Владимировна — вновь оспорил такое решение Гордеев — Одну я вас никуда не отпущу
— В самом деле? — возмутилась Оксана, положив руку на талию, посмотрела недовольно в сторону Гордеева — И что же мне прикажите делать
— Поедем вместе
— Куда? — не поняла такого предложения Оксана — Мне просто нужно поговорить с этой девушкой, а вдруг она что-то знает
— Это Наталья Дмитриевна Пруткова — возразил Гордеев, был не согласен с решением Оксаны, медленно подошёл к ней — Одинокая женщина, нашла себе какого-то хахаля и живёт на отшибе, она вам ничем не поможет
— Она работала вместе с вашей дочерью? — поинтересовалась Оксана, обращаясь к Филатову, не обращая внимания на подошедшего к ней мужчину
— Пруткова работала с Катей — отчаянно говорил Филатов — Уж кто как не она вам расскажет о состоянии тех сделок, которые они проводили вместе в офисе
— Значит, она может рассказать мне про ту сделку — предположила Оксана, прикусывая коготок указательного пальца
— Оксана Владимировна! — оспаривая такое решение, подошёл снова Гордеев — Вы не детектив, вы врач, пускай этим займутся люди опытные
— Мне нужно узнать, как это случилось
— Этим займутся криминалисты
— Оксана Владимировна
Оказавшись в полном отчаянии, обратился Филатов, коснувшись руки Оксаны, говорил мужчина, отражая на своём лице, посмотрев на неё глубокую скорбящую печаль.
— Если вы можете помочь моей дочери — словно скрепя зубами, говорил Михаил Федорович — То сделайте всё возможное, обещаю, я вам отплачу, в долгу не останусь
— Я даже честно сказать — была ошеломлена Оксана, на какое-то мгновение, смотря, в глаза этому мужчине потеряла дар речи и не могла проронить ни слова — Не знаю, что вам ответить
— Нет! — возразил Гордеев, сразу на отрез, прекращая все варианта этого разговора — Васильева меня убьёт, если я вас хотя бы отпущу с поля зрения, я на это не готов
— А если бы твоя тут лежала дочь Юра? — отчаянно с такой же грустной гримасой посмотрел Филатов на своего товарища
— На это ты намекаешь Михаил Федорович? — возмутился Гордеев, посчитав это как за упрёк со стороны своего товарища — Не важно, что та м у тебя в голове, Оксана Владимировна никуда не пойдёт и останется здесь в больнице
— Хорошо — ухмыльнулась Оксана злорадной улыбкой, прикусывая краешек губы — Могу я хотя бы кофе пойти выпить с вами и дать указания тем, работникам, что у меня остались
— Мне кажется, у вас их нет — предложил свой локоть Гордеев
— Можно мне плащ, пожалуйста
Потребовала Оксана, расстёгивая пуговицы белого халата, одетого на ней, обращаясь к Гордееву, когда мужчина стоял рядом с нею, поправляя краешек черных усов.
— Не пойду же я так по отделению да и по всей больнице
— Зачем вам снимать халат? — удивился не понимая, спросил Гордеев
— Потому что в нём меня могут узнать
Ответила Оксана, мило улыбнувшись, расстегнув последние пуговицы белого халата, скинула его с себя, передавая в руки Филатова, когда он плавно упал с её тела, на его руки.
— Вы же ведь не думали — пожав плечами мило улыбнувшись, ответила Оксана, оставаясь в сарафане — Что мои родные так просто уйдут отсюда, особенно теперь, когда рыжая сука меня тут перед всеми разоблачила
— А вы не пробовали поговорить с ними? — посоветовал Гордеев, передавая в руки Оксане бежевый плащ, спросил он, любезно при этом, улыбнувшись — Может они выслушают вас и поймут
— Поймут
Прикусывая краешек губы, ответила тихим голосом, Оксана, встав спиной к Гордееву, позволяя его приятным рукам одеть на себя, плащ, ощущая поразительный утонченный вкус одеколона.
— Но, только выслушав меня дома — утверждала Оксана, чувствуя с какой поразительной лаской Гордеев надел на неё плащ — А дочь господина Филатова останется здесь
Застёгивая пуговицы надетого на себя плаща, обернула Оксана взгляд на мужчину, который стоял за её спиной, скрестив руки спереди.
— И никто ей не поможет
— Делайте всё здесь……
— Я не знаю, чем её отравили — уверяла Оксана, застёгивая пуговицы, отошла от мужчины, стукая каблуками надетых на ногах босоножек — И отравили ли вообще
— Что вы имеете в виду? — поинтересовался Гордеев, проследовав следом за Оксаной к выходу из палаты, когда она, проходя мимо стойки с одеждой, сняла с неё черную большую женскую шляпу
— Такое состояние можно вызвать травмой варолиева моста
— То есть её могли намеренно ударить?
— А что можно сделать это
Поправляя надетую на голове черную шляпу, удивившись такому вопросу, спросила, когда подошла к закрытой двери в палаты, положив пальцы на пластиковую ручку.
— Не намеренно?
— Простите — не понял, к чему клонит Оксана, интересовался Гордеев, когда она, потянув дверь на себя, открыла её, переступая через порог, вышла в коридор, обернувшись, посмотрела в сторону выходящего следом за ней мужчины — Но я вас не понимаю
— Тут нечего понимать
Уверяла Оксана, направляясь по коридору больницы, коснулась пальцами синей, окрашенной поверхности стены, посмотрев на подвесной потолок, на котором располагались светильники.
— Кто-то хотел убить
Рассказывала Оксана, посмотрев в окно в коридоре, наблюдая, как разыгрался солнечный день и лишь легкий приятный ветер покачивал макушки деревьев, растущих в саду рядом.
— Намеренно дочь Михаила Федоровича
— Это я уже и так понял — направляясь следом за Оксаной, выразил впечатление Гордеев, улыбнувшись, наблюдая за тем, как она засмотрелась в окно, посмотрев туда увидел, что на улице, какая-то кашемировая девица, закатила парню скандал — Вам весело?
— Да я не испытывала такого
Повела губами Оксана, наблюдая, продолжая смотреть в окно, заметила как девушка со всего размаху влепила парню пощечину, после чего повернулась и направилась в сторону сада.
— Мне срочно нужно разрядить себя
— Вам нужен покой
Утверждал Гордеев, следуя за Оксаной, как она направляясь по коридору, прошла через створку открытой двери, вошла на крыльцо лестничной площадки.
— Вы позволите вас отвезти домой?
— Мне сначала нужно сделать тут кое-какие дела
— Да-да конечно
Любезно согласился Гордеев, вышел следом за Оксаной, прошёл через створку открытой двустворчатой двери, наступил на плитку лестничной площадке, по ступенькам лестницы которой поднимались две медсестры.
— Назначьте пару процедур и анализов и езжайте домой
— Что вы пытаетесь меня всё выпроводить?
Ухмыльнулась Оксана, подошла спиной к перилам лестницы, облокотилась на них, продолжая любознательно изучать взгляд мужчины, который к ней подошёл.
— Вы ведь сами меня сюда привели
— Осторожней Оксана Владимировна! — успел Гордеев схватиться за кисть руки Оксаны, когда она чуть пошатнулась, мужчина подумал, что она хотела упасть через перила лестницы
— Да всё нормально — отошла от перил Оксана, посмотрев недовольно на Гордеева, принуждая его взглядом отпустить ей руку
— Просто вы себя неважно чувствуете — отражая в голосе беспокойство, спускался Гордеев, следом за Оксаной по ступенькам лестницы
— Я чувствую себя
Отошла Оксана, встав на ступеньках, у стенки, пропуская пройти мимо себя двух медсестёр, от которых так приятно пахло сочетанием жасмина, лаванды и нежностью запаха фиалки.
— Вполне нормально
— И я всё же вынужден настоять отвезти вас домой
— К Васильевой? — поинтересовалась Оксана, расставив ноги порознь, смотрела на мужчину в костюме, когда он медленно спускался по ступенькам лестницы
— А у меня просто выбора другого нет
— А что если не захочу?
— У вас просто нет другого выбор Оксана Владимировна
— Я должна поговорить с её подругой — заявила Оксана, спустившись на первый этаж, вышла с лестничной площадки через открытую створку двустворчатой двери
— Вот просто интересно зачем? — поинтересовался Гордеев, когда вышел следом из лестничной площадки в коридор на первом этаже — Что вы хотите узнать у Прутковой?
— Хотя бы в чём заключалась их сделка?
— Продажа нежилых зданий, заключения договоров на торговых площадях
— Хорошо
Ухмыльнулась Оксана, подойдя к окну, продолжая смотреть на сад качающихся деревьев рядом с больницей, широко раскрыв лазурные голубые, словно камень топаза глаза.
— А теперь я хочу кофе — опираясь руками на пластиковый подоконник, завила Оксана, продолжая смотреть через стекло стеклопакета, на растущие деревья
— Пойдёмте в столовую — предложил Гордеев, встав за спиной у Оксаны, когда она продолжала наблюдать за стоящими на крыльце у приёмного покоя двух медсестёр
— Ну да точно
Согласилась Оксана, обернувшись, облокотившись бёдрами на подоконник, мило улыбнувшись мужчине, после чего последовала за ним следом по коридору за Гордеевым.
— Сейчас бы чего-нибудь перекусить
— Ну а чего тебе терять?
Услышала Оксана женский шепотный голос, который не могла разобрать, когда проходила мимо приоткрытой двери кабинета терапевта на первом этаже поликлиники.
— Просто помоги Оксане — распознала Оксана, когда из-за любопытства, подошла к открытой двери, встав рядом — Если эта девушка жива, представь, как ты себя покроешь славой, а если окажется, что нет, ну ничего ведь не случится
— Оксана Владимировна ведёт опасную игру
Утверждала шепотом Валентина, продолжая стоять посреди кабинета спиной к входу, разговаривала рыжеволосая девушка, пройдя по кабинету в сторону окна.
— Она думает оспаривать мнение криминалиста, который засвидетельствовал смерть этой девушки
— Я же говорила, что знаю эту девочку уже очень давно
Уверяла Наталья Валерьевна, продолжая разговаривать едва слышным тоном голоса, темноволосая женщина стояла у окна, скрестив руки за спиной.
— Если Оксана что-то заметила — рассказывала она — То я бы на это обратила внимание, в противном случае, мы просто можем похоронить живого человека
— Она и так мертва — оспаривая слова своей собеседницы, говорила Валентина, прошипела как песчаная гадюка, будто пытаясь что-то доказать — Просто Оксана Владимировна настолько ослеплена своей гордыней, возомнив, что может поднимать мертвых людей
— То есть я, по-твоему
Открывая дверь, не выдержала Оксана, когда стояла рядом с ней, тут же влетела, как королевская кобра набрасывается на свою добычу, быстро перешагнула порог.
— Тупая курица?!
— Оксана Владимировна!
Испугавшись девушку, усевшись на подоконник окна, рядом с которым стояла, залетая на нём своими роскошными бёдрами, вцепившись коготками обеих рук в его пластик.
— Я не то……
Начиная задыхаться от шока, раскрывая рот как рыба, хотела ответить Валентина, раскрыв голубые глаза, смотрела на Оксану, когда она уже стояла посреди кабинета.
— Я не то хотела сказать
— Конечно, сейчас уже ты не то хотела сказать
— Оксана девочка моя — отошла от окна Наталья Валерьевна — Валентина не всегда говорит что думает, прошу, прости её за резкость и настоятельно тебя прошу, дай ей шанс
— Шанс?!
Удивилась Оксана, раскрыв лазурные голубые глаза, в которые падал проникающий свет лучей солнца с окна, отражая в себе миллионы мелких искорок.
— О каком шансе? — возразила Оксана, продолжая смотреть на рыжеволосую девушку с глазами полными ненавистью — Вы говорите Наталья Валерьевна
— Я не буду с ней работать — уверяла Валентина, продолжая сидеть на подоконнике, боясь даже с него слезть — Да если честно и желания нету
— Потому что ты тупая курица — оскорбила Оксана рыжеволосую девушку в грубой и непростительной форме
— Так хватит! — встав рядом с Оксаной, Наталья Валерьевна, преградила ей путь к рыжеволосой испуганной беременной девушке, сидевшей на подоконнике — Успокойтесь обе!
— Оксана Владимировна! — стоял в проходе открытой двери Гордеев — Я думал, куда вы подевались, вы же шли прямо за мной
— Да вот зашла
Обвивая локти противоположных рук, рассказывала Оксана, обернувшись, посмотрела на усатого мужчину, стоящего в проходе открытой двери.
— Хочу посмотреть и узнать, что же про меня тут говорят
— Я не думала, что вы будите где-то рядом проходить
— Конечно, ты не думала — хотела пройти за женщину, но Наталья Валерьевна не давала Оксане приблизиться к беременной девушке — Ты вообще мало когда думаешь
Огрызнулась Оксана, выкрикивая из-за плеча темноволосой женщины, Оксана с ненавистью посмотрела на рыжеволосую девушку, которая обидела её своим самолюбием.
— А точнее — задумчиво и с выражение взгляда сарказма, скорее даже издевки просмотрела, скривив губы, в потолок — Никогда!
— Оксана!
Возразила Наталья Валерьевна, выставив указательный палец левой руки, затыкая Валентину, когда рыжеволосая девица хотела уже раскрыть свой рот, чтобы выкрикнуть глупость.
— Нельзя же так
— Вот я ей о том же говорю — мило улыбнувшись, ответила Оксана, пожав плечами — Вы поддерживаете её больше чем меня
— Она же беременная
— А со мной вы помните, сколько всего прошли?
— То другое — утверждала Наталья Валерьевна, женщина нервно поёрзала губами, делая, так что эта тема разговора ей не приятна
— Нет не другое — была не согласна Оксана, отдергивая руку Гордеева, когда мужчина прикоснулся к кисти её руки, принуждая пойти за собой к выходу из кабинета — Отстаньте от меня!
Прокричала Оксана, чем смутила Гордеева, своим яростным голосом, принуждая мужчину, что стоял рядом с ней, испуганно отойти медленно на шаг назад.
— Я сама знаю, когда мне остановиться
— Оксана успокойся — уверяла Наталья Валерьевна — Я понимаю, мы все тут напряжены, каждый по своему, но давай сохранять ясность рассудка и попытаемся договориться
— Договариваться не о чём — возразила Оксана, не желая пойти на предложенный компромисс
— Ты, в самом деле, так считаешь? — серьёзным внушительным взглядом Наталья Валерьевна, стоя перед Оксаной, посмотрела ей в глаза, изучая её взгляд
— Хорошо, что вы можете предложить? — обвив руками свою талию, гордо поднимая подбородок, Оксана набралась смелости взглянуть в глаза стоящей перед ней темноволосой женщины
— Она пойдёт с тобой, чтобы ты не задумала
Предложила Наталья Валерьевна, указывая на рыжеволосую девушку, кивнула взглядом, когда Валентина продолжала сидеть на подоконнике.
— Все лавры, слава, почести и похвала исключительно тебе
«А другого я и ждать не могла», ухмыльнулась Оксана, расплываясь в довольстве улыбке, понимая как её восхваляет эта женщина.
— А вам то, что с этого Наталья Валерьевна?
Состроив изящной формы улыбку, щедро накрашенных помадой алых губ, повернулась спиной Оксана, посмотрев на неё в пол оборота, держа руку на талии.
— Какова ваша роль в этом деле?
— Чтобы вы не задумали Оксана Владимировна — предупредил Гордеев, крепко схватил Оксану за кисть руки — Мы едем к Васильевой
— Езжай с ними
Кивнула в сторону открытой двери, обратилась Наталья Валерьевна к Валентине, когда рыжеволосая девушка, продолжала сидеть с испуганным взглядом на подоконнике окна.
— Не сомневаюсь, ты знаешь что делать
— Зачем она мне там?
Не поняла Оксана, оспаривая такое решение, продолжая смотреть сомнительным взглядом стоящей перед собой женщины.
— Она будет ценней здесь в больнице, проведёт пару анализов, может, удастся предположить, что послужило причиной повреждение варолиева моста
— Здесь я сама справлюсь — утверждала Наталья Валерьевна, позволяя Валентине пройти мимо себя к Оксане — А вы езжайте девочки, может вам удастся что-нибудь узнать
— Я вообще-то собралась попить кофе
Ответила Оксана направляясь за руку с Гордеевым к открытой двери в кабинете, после чего перешагнула порог вышла послушно в коридор.
— Да какое вы вообще имеете право — возмутилась, выражая недовольство, говорила Оксана, переступая порог открытой двери, вошла в коридор — Так со мной вести себя
— Потому что Васильева мне за вас шкуру живьем сдерёт
Заявил Гордеев, направляясь вместе с Оксаной, держа её за кисть руки по больничному коридору поликлиники, проходя мимо лавочек, на которых сидели, в ожидании своей очереди, пациенты.
— Я должен вас доставить к ней
— А что если не хочу
— Вам придётся — возразил Гордеев — Но сначала как договаривались, я вас отведу в столовую куплю вам всё то, что вы сами закажите
— Это будет самым гуманным вашим поступком за сегодня
Утверждала Оксана, смутившись тому, как в их сторону недовольно посмотрела кашемировая женщина, цвета волос с оттенком шоколада.
— Вы позволите мне пойти самой
Поинтересовалась Оксана, смутившись взглядов пациентов, мимо которых они проходили по коридору, обратилась она к мужчине, который настойчиво вёл её за руку.
— Ну, я ведь никуда ведь не убегу
— Ладно — уныло вздохнул Гордеев, отпуская руку Оксаны — Но теперь вы пойдёте впереди
— А то я куда-то денусь
— Если вы просто пропадёте — рассуждал Гордеев, следуя за Оксаной, когда она вошла в открытое большое помещение холла больничного здания — Васильева с меня шкуру сдерёт
— Да вы, что правда?
Ухмыльнулась Оксана, подошла к колонне здания, касаясь пальцами холодного мрамора, обернулась, прислонясь спиной к плитке, мило улыбнулась, который казался ей несчастным.
— Я бы с удовольствием на это посмотрела — уверяла Оксана, состроив милую и выразительно подлую форму улыбки
— Это будет мало приятного для меня
— Конечно — согласилась Оксана, поддерживая мнение мужчины, отошла от мраморной колонны здания, направляясь по вестибюлю — Кому понравится, когда с вас сдерут шкуру заживо
— Оксана Владимировна! — упрекнул Гордеев, после того как заметил, как Оксана расплылась в улыбке довольства, после того как мужчина показал ей какой он несчастный
— Да я так ничего
Состроив ямочки на щечках, обернулась Оксана, после чего направилась по холлу к большой массивной лестнице, поверхность ступенек, которых была выложена из мраморных плит.
— Просто, что мне унывать — рассказывала Оксана, подходя к ступенькам лестницы — Ведь вы хотите отвезти меня в мою золотую клетку, которую для меня сделала Васильева
— Она заботится о вас — уверял Гордеев, не зная всей правды, наблюдая, как лицо Оксаны преобразилось в душевной грусти и печали
— Ага после того что она сделала — прошипела Оксана, сжимая пальцы обеих рук в кулаки, наступая каблуком черных босоножек на первую ступеньку — Ей только заботиться и остаётся
— А что она такого сделала? — поинтересовался Гордеев, поднимаясь следом за Оксаной по массивной лестнице в холе больничного комплекса
«Ну не могу же я ему при этой рыжей суке сказать, что из меня насильно извлекли костный мозг», предположила Оксана, прикусывая краешек губы, остановившись посреди лестницы, встав на ступеньках расставив ноги порознь, обернулась, посмотрела на большие окна в вестибюле.
— Да ничего особенного — повела губами Оксана, не решаясь так и признаться в тех чувствах, что она испытывала — Давайте пообщаемся в столовой
— По-моему мы туда и направляемся
— А ну да
Прикусывая краешек губы, чувствуя напряженность из-за внимательно изучающего взгляда Валентины, когда рыжеволосая девушка поднималась по массивной лестнице сразу за Гордеевым.
— Точно
Улыбнулась Оксана, чтобы скрасить свою оплошность, случайно столкнулась с белокурой медсестрой, спускающейся по ступенькам, держа в руках стопку медицинских карт.
— Ай….. — взвизгнула Оксана, начиная падать, в тот момент Гордеев, успел вовремя подскочить к ней, подхватив на руки и стоя на ступеньках, остановил её падение
— Осторожней Оксана Владимировна — держа Оксану на руках, упрекнул с улыбкой Гордеев
— Простите — опустив голову, присев на одно колено, собирая рассыпавшиеся по всей лестнице карты пациентов
— Смотри куда прёшь дура — прошипела недовольно Оксана, находясь на руках мужчины
— Это вы шли, не видя куда
Обиженно не поднимая взгляда, прошептала медсестра, медленно собирая карты, которые были разбросаны на ступеньках лестницы и до сих пор плавно скатывались вниз.
— Разве не видели, что я несла большую стопку медицинских карт
— Глаза разуй курица — огрызнулась Оксана, когда мужчина, у которого она была на руках, аккуратно поставил её на ноги, придерживая стоя у неё за спиной за талию, не давая упасть
— Оксана Владимировна ну ведь нельзя же так
— Пускай глаза свои разует — ответила грубо Оксана отошла от рук мужчины, предпочитая дальше подниматься по лестнице самостоятельно
— Когда я с ней в деревне работала — рассказывала Валентина, обращаясь к мужчине который был шокирован за поведение Оксаны — Она вела себя примерно так же нагло с персоналом
— Чего ты там жалуешься — поднявшись на один пролёт, обернулась Оксана, посмотрев, стоя на лестничной площадке между пролётами лестниц, посмотрела на Валентину, которая медленно вместе с Гордеевым поднималась — Жила как сыр в масле каталась
— Ну да уж конечно
— А что не так? — удивилась Оксана, серьёзно посмотрев на рыжеволосую девушку — Еще скажи что я тебе мало платила?
— Платили вы достойно — согласилась с этим утверждением Валентина, стесняясь того, как Гордеев, посмотрел на неё — Только вот времени не было, чтобы их хоть потратить
— Ну, ты уж выбирай — пожав плечами, ответила Оксана, подойдя к ступенькам лестницы ведущей наверх — С твоими куриными мозгами либо деньги, либо время, чтобы их тратить
— Оксана Владимировна ну нельзя же так — поднявшись вместе с Оксаной на второй этаж больничного комплекса, другого крыла — Вы же всё-таки врач, а позволяете везти себя
«Блядь как же заебал меня он со своими нравоучениями», уныло вздохнула Оксана, позволяя двум врач, мужчинам, уступая дорогу к ступенькам лестницы, когда они находились на лестничной площадке второго этажа.
— Валентина мне нужно в туалет — заявила Оксана, обернувшись, пропустив двух мужчин врачей к лестнице, отошла к открытой створки двустворчатой двери — Ты мне в этом не поможешь?
— Давайте я вам помогу — изъявил первым желание, выразить свою помощь, Гордеев
— Где? — удивилась Оксана, раскрыв на него голубые лазурные глаза — В женском туалете?
— Ну, я могу подождать за дверью
— Так всё хватит! — возразила Оксана отошла к окну в коридоре, встав у подоконника опираясь на него обеими руками — Просто сходите в кафетерий, возьмите мне стаканчик
— Я вас одну не оставлю
— Блядь…. — прошипела Оксана, оскалив зубы, была в ярости подобающей королевской кобре, старясь сдерживать эмоции при себе
— Всё нормально — ответила Валентина, кажется, начиная понимать, к чему клонит Оксана — Я помогу Оксане Владимировне в туалете
— Это будет просто пиздец как замечательно — нецензурно выразилась Оксана, направилась дальше по коридору, под светом проникающих через стёкла окон, солнечных ярких лучей
— Я постою за дверью — заявил Гордеев, когда Оксана повернула налево по коридору, направляясь к туалету — Если вдруг…..
— Я поняла вас господин Гордеев — подойдя к двери туалета, мило улыбнулась Оксана — Если что я буду знать в какую сторону кричать
— Вы прям, так говорите
Ухмыльнулся Гордеев, когда Оксана открыла дверь женского туалета, переступая медленно её высокий порог, наступила каблуками на белый кафельный пол
— Будто вас там будут убивать
— Всё может быть
Ухмыльнулась Оксана, оставляя дверь открытой прошла по помещению, где стены и пол были выложены из белоснежной кафельной плитки, ощущая запах санитарных средств для уборки.
— Закрой дверь — обернулась Оксана, выставив бёдра, посмотрела укоризненно на рыжеволосую девушку, что вошла в туалет с умывальниками — На защелку! — прошипела, добавила она
— Я ведь не дура — уверяла Валентина, прикрывая дверь, аккуратно стараясь не создавать шума, задвинула шпингалет — Как вы собираетесь уйти отсюда?
— Ты мне в этом поможешь
Заявила Оксана, снимая черную большую шляпу с головы, положила её на край раковины, расправив белокурые золотистые волосы, начиная медленно расстёгивать пуговицы.
— Фактически ты станешь мной
— Вы не собираетесь так легко сдаваться?
— Я не позволю похоронить эту девушку заживо
— Хорошо — посмотрев в отражение зеркала висевшего по всей стене над умывальниками, Валентина, словно не могла смотреть на Оксану — Что будет, если вам помогу?
— Я не в том положении
Снимая сумочку с плеча, Оксана поставила её на раковину умывальника рядом с которым стояла, пока левой рукой расстегнув последние нижние пуговицы плаща.
— Чтобы сейчас торговаться — уверяла Оксана, снимая с себя плащ, передала его в руки рыжеволосой девушки — Просто скажи, чего ты хочешь?
— Вы так смешны Оксана Владимировна — ухмыльнулась рыжеволосая девушка, всё же взял из рук Оксаны, предложенный для неё плащ — И я могу попросить всё что захочу?
— В меру разумного конечно — ответила Оксана, развеивая сразу заоблачные мечты рыжеволосой стоящей перед собой бестии
— Хочу чтобы, когда всё закончится — подошла рыжеволосая девушка к Оксане, надевая на себя плащ — Чтобы вы убрались отсюда раз и навсегда
— Да мне тут и самой не особо нравится — согласилась Оксана, принимая условия, мило улыбнулась в ответ, пожав плечами
— Значит договорились
— Постой! — остановила Оксана, подойдя к девушке, коснувшись пальцами её подбородка, поднимая обеспокоенный взгляд голубых глаз на себя — А что будет, если я вернусь?
— Я заставлю вас об этом пожалеть
— Звучит убедительно — признала Оксана, взявшись за лямку кожаной черной сумочки, стоявшей на раковине умывальника — Что же я согласна
— Я пойду первой — взяв шляпу с умывальника, Валентина скрыла под ней свои волосы, направляясь к закрытой входной двери — Отвлеку его на себя и побегу
— Вообще-то это был мой план
Тихо прошептала Оксана, в тот момент, когда рыжеволосая девушка подошла медленно к закрытой на шпингалет двери, коснулась кончиками пальцев его ручки.
— Ну, раз уж ты желаешь
Открывая закрытую дверь, Валентина молча ничего, не ответила, перешагнула её порог, сразу же пошла в левую сторону по коридору.
— То я просто постою и посмотрю — изъявила желание Оксана, предварительно повесив сумочку на плечо, взяв её с умывальника раковины в туалете
— Оксана Владимировна — окликнул Гордеев рыжеволосую девушку, одетую в бежевый плащ и черную шляпу — Оксана Владимировна постойте
— Вот и отлично
Ухмыльнулась Оксана, направляясь осторожно к приоткрытой двери, как только услышала учащенный звук стукающих каблуков, что говорило ей о том, как Валентина ускорила шаг, побежала.
— Надеюсь, у меня получится проскочить
Убеждала себя Оксана, приоткрыла дверь, выглянула, посмотрела как по коридору, Гордеев погнался за рыжеволосой девушкой, волосы которой были скрыты надетой черной шляпой.
— Представляю его лицо — застенчиво улыбнулась Оксана, направляясь в противоположную сторону коридору, ускорив шаг, через боль в бёдрах, насколько это было для неё возможно
***
Учащенный стук колёс, раздавался по железной дороге, когда электричка ускоренным ритмом издавала этот монотонный звук. Местность казалось что всё было окутано зеленью, берёзы, тополь дуб, ясень, все эти деревья словно создали непроходимую стену леса, по обе стороны движения электропоезда по путям следования. Ароматы зелени, полевых цветов, запах леса с его листьями, сухой дресвой и другими вкусовыми природными оттенками, благоухал в воздухе, когда поток будоражащей легкой стихии прохлады проникал в вагон. Здесь всё казалось каким-то спокойным и даже через стук колёс, было слышно свирель птиц и то, как где-то текла речка.
Расположившись на сиденье в электричке, Оксана, опираясь на его спинку, обвивая своё тело, словно тряслась от холода, всё тело будто морозило. Постукивая слегка зубами, Оксана осмотрела вагон, там было несколько всего человек мужчина, читающий книгу, сидел в дальнем конце вагона. Белокурая девушка в откровенном легком летнем платье, ёрзала коготком пальца по сенсору дисплея сотового телефона. Парень лет двадцати с русым цветом волос, по мнению Оксаны, был похож на подростка и длинной волос примерно до плеч в черной футболке, просматривал интернет страничку новостей, в социальной сети контакт, расположившись на противоположном сиденье. Чуть дальше через два сидения сидела женщина, лет пятидесяти, с пустыми пластиковыми вёдрами, была одета по дачному в джинсовые бриджи и бежевую куртку, имея белую косынку на голове.
«Кажется я уже скора приеду», заметила Оксана, как поезд сбавил ход и медленно начал въезжать в зону ж/д вокзала, на фасадной части здания которого было написано Дорохово.
Всё казалось для Оксаны на тот момент каким-то промышленным, бело-зеленое одноэтажное здание, несколько железнодорожных путей с опорами по которым были протянуты кабельные линии высокого напряжения для электровозов. Поезд начал медленно сбавлять ход, постепенно приближаясь к зоне вокзала, рядом с которым был железный мост, для перехода на нужный участок платформы, под посадку на поезд. Ощущение полного спокойствия, по сравнению с бурной жизнью мегаполиса, доставляло Оксане удовольствие. Небо начинало постепенно хмуриться по мере приближения поезда, оттенки серых тонов наиболее естественно преобладали и насыщали картину деревенской местности. Постепенно легкий ветерок начал усиливаться порывами, тормоша макушки деревьев. Постепенно пыль рядом с железнодорожным вокзалом начала подниматься в воздух, пакеты, бумажные обёртки, даже лужи в грязи словно прокатывались волнами от его естественного порыва.
— Недавно в наших краях?
Поинтересовалась девушка с каштановым цветом волос, в легком белом платье в красный горошек, обращаясь к Оксане, замечая, как она с удивление рассматривает здание железнодорожного вокзала. Подсев на сиденье напротив Оксаны, девушка приветливо улыбнулась ей, поправив роскошные пряди кашемировых волос, изысканный оттенок шоколада вдохновлял красотой. Манящий шлейф композиции парфюма «CAROLINA HERRERA», тонкость этого вкуса поражала изощрённым ароматом розы, искушенным запахом персикового дерева, дополнением которого служил аромат изобилия фруктов. Ярко красные туфли на высоком каблуке, и выраженные бёдра, сочный рельеф которых отражал в ней деревенскую женщину, с особым объёмом груди, на которую Оксана, прикусывая краешек губы, обратила внимание.
— Приехали к кому-то в гости
— Можно и так сказать — ответила Оксана, мило улыбнувшись девушке в ответ, после чего встала с сидения мягкой лавочки, расправляя свой сарафан — Скорее по делу
— Вы из Москвы? — поинтересовалась девушка, вставая следом за Оксаной, после того как поезд остановился у перрона вокзала
— Нет, я не из Москвы — пояснила Оксана, направляясь по вагону электрички к раздвигающимся дверям — Но пока какое-то время обитаю там
— Если не секрет к кому вы тут приехали? — поинтересовалась девушка, следуя за Оксаной, к выходу из вагона — Простите что я такая дотошная, просто в этом селе так редко встретишь девушку типа вас
— Типа меня? — встав у дверей, возмутилась Оксана — В каком это смысле?
— Достаточно красивой внешности — прошептала она лаской шепота Оксане под ухо
«Блядь ну зачем ты это сделала, теперь я вся потеку», подумала про себя Оксана, стараясь сдержать в себе пыл непомерного для неё возбуждения, причина которого послужила столь сладкая упоительная нота шепота девушки над ухом.
— Спасибо конечно — улыбнулась Оксана, отразив очертание прекрасных ямочек на скулах — Но мне правда нужно здесь по делам
— Вы хорошо знаете этот посёлок? — поинтересовалась девушка, в тот момент, когда Оксана открыла дверь вагона и вошла в тамбур — Это я могла бы вас проводить
— А почему бы и нет
Ответила Оксана, подошла к ступенькам вагона, медленно держась за поручень, наступила на одну из них, чувствуя не уверенность в ногах, когда всё тело словно испытывало дрожь.
— Меня интересует Минская улица дом 16
— Я знаю, где это
Сохраняя прелесть улыбки, ответила девушка, наблюдая, как Оксана неуверенно спускается по ступенькам, крепко стараясь держаться за поручень, испытывая при этом боль в ногах.
— Хотите я вас провожу?
— Было бы очень кстати
Встав на ступеньках вагона, Оксана ощутила, как выступили капли пота на лбу и скулах, как тело от такой тренировки изнывало от усталости, медленно с дрожью ногах сошла с вагона на перрон.
— От помощи я не откажусь — чувствовала Оксана, как легкая прохлада потока свежего воздуха тормошила её роскошные золотистые волосы, как особо пахло сеном травой и запахом леса
— Тот дом, куда вы направляетесь……
Продолжая интересоваться, рассуждала незнакомка, медленно спустившись на перрон следом за Оксаной, когда она стояла рядом, чувствуя головокружительную усталость.
— Господи вам плохо? — поинтересовалась девушка, заметив, как Оксана облокотилась, спиной на вагон, запрокинув голову, посмотрела на небо — С вами всё нормально?
— Да — отринув помощь девушки, когда незнакомка хотела её поддержать за руку, Оксана отошла от вагона, доставая телефон из сумочки — Тот дом Прутковой Натальи, мне нужно с ней поговорить
— Может, вызовем такси? — предложила девушка, направляясь по перрону поезду, следом за Оксаной — Идти придётся далеко, в ваше-то состоянии это будет нелегко
— Такси? — обернулась Оксана, прикусывая коготок указательного пальца — Хм… а почему бы и нет, вы мне покажите где тут стоят таксисты?
— Может, зайдём до меня?
— Это необходимо? — спросила Оксана, удивившись столь неожиданному предложению
— Я тут просто недалеко живу — уверяла девушка, поравнявшись с Оксаной, когда она направлялась вдоль перрона, напротив зала железнодорожного вокзала
— Раз вы считаете — ухмыльнулась Оксана, доставая телефон из сумочки, посмотрела на время, когда электронный циферблат на сенсоре дисплея показывал 17:25 — То почему бы и нет
— А вы знаете Пруткову? — проявляя интерес, спросила девушка, посмотрев на Оксану, когда она прошла по перрону, подошла к ступенькам
— Я знаю её подругу Филатова Екатерина Михайловна 1992 года рождения
Утверждала Оксана, спустившись со ступенек перрона поезда, на бетонный тротуар, обращая на экране сенсора сотового телефон, как без конца и края ей названивал Гордеев. Телефон словно разрывался на части от вибрации, когда Оксана держала его в руках, а её собеседница, которая спустилась по ступенькам следом за ней, внимательно, ничего не понимая, смотрела на неё.
— Работает риэлтором — рассказывала Оксана, проходя мимо урны, спокойно выкинула в него свой сотовый телефон — Как я поняла компания их общая с подругой
— Что вы делаете? — удивилась девушка, возмутившись тому, как Оксана легкомысленно выбросила трезвонящий вибрацией телефон в урну
— В смысле? — не поняла вопроса Оксана, остановившись на тротуаре с торца здания железнодорожного вокзала, удивлённо смотрела на свою собеседницу
— Вы выкинули сотовый телефон в урну — утверждала шатенка, продолжая удивлённо смотреть на Оксану, совершенно не понимая, что происходит — А ведь вам на него кто-то звонил
— Да какая разница — возразила Оксана, прикусывая краешек губы, была уже готова сорваться на незнакомку — Тот, кто мне звонил, пока может и подождать
— Могли бы просто мне телефон отдать
— А тебе надо? — продолжая смотреть на девушку пустым взглядом, спросила Оксана, стоя под ветками берёзы — Забирай
— Так вы знаете Катю?
Поинтересовалась девушка, доставая телефон Оксаны, который, не переставая трезвонил вибрацией, на экране высвечивался входящий вызов от Гордеева.
— Меня кстати Маша зовут — протянула она правую руку, держа телефон Оксаны в левой руке
— Оксана Владимировна — представилась Оксана, гордо поднимая подбородок, посмотрела на влюбленную парочку, целующуюся на мосту для перехода над железнодорожными путями
— Прям даже так официально
— Я врач — ответила Оксана, прикусывая краешек губы, испытывала легкое возбуждение, не придавая значению терзающему телу холоду — Кардиохирург
— Кардиохирург? — переспросила незнакомка, обтирая салфеткой сенсор дисплея телефона, который достала из урны — И что же вы Оксана Владимировна забыли в этой глуши
— Откуда вы знаете Филатову?
Игнорируя вопрос девушки, спросила Оксана, направляясь по тротуару, посмотрела как женщина в легком цветочном платье вела за руку ребёнка на вокзал, поднимаясь по ступенькам крыльца.
— И насколько хорошо
— Господи — пытаясь казаться напуганной, ответила шатенка, вытирая тщательно салфеткой, сенсор дисплея телефона, который достала из урны — Вы можете сказать, что случилось?
— Ваша Катя
Утверждала Оксана, обернувшись, посмотрела выразительно, раскрыла широко голубые лазурные глаза на девушку, обвив пальцами одной руки талию, выставила бёдра.
— Если вы её конечно знаете — рассказывала Оксана, прошла мимо берёзы, направляясь по дорожке тротуара удаляя всё дальше от вокзала — Возможно уже скора будет мертва
— Постойте вы ведь кардиохирург…….
— Теперь я криминалист — заявила Оксана, понимая, что без предоставления особых документов, незнакомка уже не будет с ней так откровенна — И мне нужно знать кое-что о потерпевшей
— Ну, спрашивайте — мило улыбнулась девушка
— Вы хорошо знали Филатову?
— Ну не то чтобы хорошо — обвернув телефон в салфетку, говорила девушка, которая представилась ей Марией — Так не особо — пожав плечами, ответила она
— Этого мало — расстроилась Оксана, переходя проезжую часть, вышла на улицу, вдоль которой простирались жилые частные дома — Мне нужно всё, её сферу деятельности
— Вы же сами сказали, что она была риэлтором
— Хорошо — обернулась Оксана, пошатываясь, чуть не споткнулась о камень, начиная уже будто падать, как девушка что шла за ней сзади, успела подбежать и подхватить её одной рукой за руку, другой обвив талию — Спасибо
— Господи вы белая как снег
Испугалась она, посмотрев удивлённо на Оксану, после чего отпустила её руку, убедившись, что она может стоять на ногах самостоятельно.
— И у вас круги под газами — утверждала она, продолжая разглядывать лицо — Сейчас лето, так вы в колготках и тёплых гетрах
«Блядь ну тебе то какое-то дело, если бы ты знала как я жила это последнее время, заткнулась бы нахуй», посмотрела Оксана, возмутившись, на девушку, прикусывая краешек губы, пытаясь стоять самостоятельно дрожащими ногами, когда по щеке, стекала обильная капля пота.
— Нет ничего такого — пожав плечами, ответила Оксана, скрасила недовольство улыбкой, стоя у высокой травы за спиной — Что меня морозит?
— Вам холодно? — всё понимая, ответила шатенка, подойдя вновь к Оксане, коснулась кисти её руки — Давайте я отведу вас к себе домой, растоплю печку
— Вы здесь недалеко живёте? — поинтересовалась Оксана, продолжая любознательно смотреть на свою собеседницу, изучая её взгляд
— Было бы конечно навестить Пруткову
— А вы дойдёте
— А далеко её дом? — поинтересовалась Оксана, продолжая стоять и чувствуя, как прохлада летнего потока деревенского воздуха охватывает её тело, тормошит золотистые русые волосы
— В вашем-то состоянии? — поинтересовалась девушка, удивлённо посмотрела на Оксану, когда она стояла на гравийной дороге, сойдя с тротуара, направляясь по деревенской улице
— Мне нужно поговорить с человеком — утверждала Оксана, направляясь по гравийной дороге в сторону, где виднелись уже жилые частные дома — Который очень хорошо знал Филатову
— Давайте поговорим у меня дома — предложила шатенка, взяв Оксану за руку, придерживая, чтобы она не упала — Попьёте чаю, отдохнёте с дороги, а там я вас провожу
— Да почему я должна идти к вам домой?
Возразила Оксана, отдёрнув от себя руку девушки, заметила что телефон, который был у неё в руке, не переставал жужжать вибрацией, ударила по кисти руки девушки. От удара ладошкой по руке шатенки, девушка выпустила из рук телефон, от чего Оксана, пользуясь моментом, быстро ударила по нему каблуком черных босоножек, разбив дисплей.
— Телефон могут отследить! — заявила Оксана, с недовольным взглядом продолжая смотреть на свою собеседницу — Я же сказала что мне нужно к Прутковой
— Давайте так — сдерживая себя в руках от наглости Оксаны, девица в очаровательном летнем платье говорила так, будто что-то задумала — Я отведу вас к вашей Прутковой, но сначала зайдём ко мне, выпьем чаю на дорожку, вы отдохнёте
«Да действительно если дом Прутковой далеко, мне будет необходим отдых», согласилась Оксана, состроив застенчивую улыбочку, выражая всем своим видом стыд за своё поведение.
— Ладно, хорошо
Согласилась Оксана, уныло при этом вдохнула, почувствовала запах зелени и оттенок вкуса сена и травы, вместе с помётом крупнорогатого скота, что паслось буквально в паре метрах у кювета.
— Но если вдруг мне что-то не понравится……
— Мы сразу же оттуда уйдём — заверила девушка, мило улыбнувшись, протянула Оксане руку, предлагая свою поддержку
— Так вы сами знаете этих девушек?
Поинтересовалась Оксана, приняв помощь от девицы, обвила её согнутую руку в локоть своей, словно прижалась к её телу, вдыхая аромат исходящего от её тела запаха.
— Они ведь вместе управляли риэлтерской компанией?
— Я сама лично с ними не была знакома
— Значит, вы мало чем мне можете помочь
— А смотря, что вас конкретно интересует — говорила девушка, держа Оксану за руку, вместе с ней вышли на Советскую улицу
Ухоженная заасфальтированная улица, вдоль которой простирались двухэтажные и одноэтажные дома, за высокими заборами которых возвышался сад из деревьев. Всё казалось таким красивым и ухоженным, трава на обочине рядом с дорогой, излучала душистый запах зелени. На улице стояла пара мужчины и женщины, о чем-то разговаривая тихим голосом рядом с забором. Мимо пробегал дворовой пёс, облаивая соседского черного кота, что сидел на заборе, вольно смотрела на бедолагу, даже не шелохнулся с места. У обочины рядом с домом слева по направлению, стояли весьма внушительные по стоимости паркетные внедорожники. Из ограды напротив, где были посажены клумбы цветов, так приятно пахло фиалками в безупречном сочетании с ароматом роз.
Рядом с одним из домов, казавшимся совсем обычным, было расположено довольно много дорогих машин, словно как особая стоянка была расположена у его ограды. Дом был кирпичным двухэтажным, во дворе был расположен сад из цветущих яблонь и груш. Возле дома и его кирпичного забора никого не было, всё казалось таким спокойным, если бы только не специальная автомобильная площадка, выделенная специально для этого частного особняка.
— Ну, ты даешь Пруткова — смеясь громко, говорил мужчина, когда выходил с темноволосой женщиной из ограды — Я даже не знал, что у тебя так получится
— Ну, Федя ты же знаешь — уверяла брюнетка, любезно продолжая смотреть на мужчину, когда перешагнула порог ограды дома и вышла на каменную плитку у дома — Со мной такие шутки не прокатят
— Не знай, я тебя Пруткова — поправляя белый ворот рубахи, ответил мужчина, по его внешнему состоянию Оксана поняла, что он изрядно выпил — В жизни бы не поверил, что существует настолько целеустремлённая женщина, умеющая добиваться своего
— Ой, Федя скажешь тоже
Заигрывая с мужчиной, продолжая сохранять любезную улыбку на лице, ответила женщина в черном легком платье, материл которого, словно при каждом движении порхал на её теле.
— Просто так сложились обстоятельства
Рассказывала дальше эта брюнетка, покачивая роскошной формой бёдер, направилась к оранжевому Nissan Qashqai, который стоял у обочины рядом с домом.
— А я ему представляешь, говорю такая…….
— Извините — не сдержала себя Оксана, подошла к брюнетке, коснулась её плеча кончиками пальцев, заставляя обернуться и посмотреть на себя — Вы Пруткова Наталья?
— Всё зависит от того кто спрашивает — обернулась она, продолжая сохранять улыбку на губах, посмотрела на Оксану словно изучая её — Кто вы такая вообще? — продолжая смотреть на неё как на пустое место, спросила она
— Я врач кардиохирург — ответила Оксана, смотрела на эту женщину, словно тоже пронизывала её любопытным взглядом, ощущая, как тело изнывало усталостью — Я могу с вами поговорить
— Извините, но с сердцем у меня пока что всё в порядке
Возразила Пруткова будто не хотела продолжать беседу с Оксаной, когда она к ней подошла, почувствовала запах «Armand Basi in Red». Столь яркие ноты завораживали сочетанием в себе запаха имбиря, мандарина и бергамота. Внушающими оттенками этого вкуса служила гармоничное слияние аромата жасмина, розы и лилии. На женщине было легкое черное платье, материал которого служил шифон, что так легко колебался и принимал форму её тела, выражая сочную фигуру. Черные туфли на высоком каблуке, подчеркивали сексуальной неотразимостью ноги этой брюнетки. Чашечки её платья, так соблазнительно облегали грудь, позволяющие носить это платье без оков бюстгальтера. Пояс с блестящей бляшкой подчеркивал осиную талию и выказывал роскошную форму бёдер. Роскошные черные волосы этой женщины были собраны в пучок и скреплены блестящей заколкой, стразы которой светились на солнце.
— Пока что не жалуюсь — нажала она на кнопку брелка сигнализации, который держала в руке, открывая электронные замки автомобиля — Так что уж что-то, а вот кардиолог мне точно не нужен
— Вы не поняли — оспаривая такое утверждение Оксана, схватила за кисть руку женщину, когда она хотела открыть дверь с водительской стороны — Я занимаюсь…….
— Нет, это вы не поняли — была не согласна Пруткова, высвободила с легкостью свою руки из-под хватки руки Оксаны — Больше никогда не приближайтесь ко мне
— Даже если это касается вашей подруги Филатовой?! — поинтересовалась Оксана, наблюдая за реакцией женщины, пытаясь вызвать чувство жалости или сострадания
— Катя умерла — дрожащей губой, пояснила женщина, в чем была уверена в своих словах и её улыбка вновь сменилась на горечь разочарования — Что вам еще нужно, ваши криминалисты уже обо всё меня допросили, меня с ней не было это может подтвердить почти вся деревня……
— Дело в том — вновь оспаривая такой довод, говорила Оксана, продолжая стоять рядом с этой женщиной напрягать взглядом — Что Катя сейчас жива и она в палате интенсивной терапии
— То есть как жива? — на лице этой женщины пробежал ужас, в тот момент, когда должен был появиться проблеск улыбки радости, она выказывала страх
— Да вот так жива — пожав плечами, ответила Оксана, разводя руками — А вы что этому не рады?
— Да нет конечно я рада — утверждала Пруткова, на тот момент Оксане показалось, что женщина словно лишилась дара речи — Но ведь как это произошло, я могу её увидеть?
— Думаю, это будет не так просто — возразила Оксана, отказывая в просьбе этой женщины, подойдя к открытой двери автомобиля — Если вы не против, я бы хотела бы с вами поговорить
— Я здесь недалеко живу — ответила Пруткова, кивая на переднее пассажирское кресло — Давайте, если вы не возражаете, мы поговорим у меня дома
— Значит, моя помощь вам будет уже больше не нужна так ведь Оксана? — обратилась шатенка, продолжая стоять за спиной у Оксаны
— Можете идти Мария — заявила Оксана, махнув рукой, будто не желая с ней разговаривать, после чего девушка удалилась под стук каблуков по бетонной дороге, оставив её наедине с брюнеткой
— Не понимаю, как это может быть — утверждала брюнетка, в тот момент Оксана заметила, как глаз этой женщины начал нервно подёргиваться — Ведь я сама лично видела её труп в ванной
— Не знаю, что вас больше пугает
Рассказывала Оксана, встав под светом солнечных лучей, обвив своё тело руками, наблюдала за женщиной, которая, как и мужчина, который стоял за её спиной, был словно как окаменевший.
— То, что ваша подруга жива
Ухмыльнувшись, отразила ямочки на щечках, говорила Оксана, продолжая смотреть на мужчину, стоявшего за спиной у брюнетки, который с признаком полного ступора, наблюдал за всей этой ситуацией с полным удивлением.
— Или то, как она
Переметнув взгляд на Пруткову, продолжая высказывать своё мнение, Оксана напряженно смотрела на женщину, словно изучая её взгляд и манеры в момент этого разговора.
— Неожиданно воскресла из мертвых, когда вы лично видели, якобы, её труп
— Криминалисты констатировали её смерть — утверждала брюнетка — Катя не может быть жива, вы что-то путаете, она умерла, это какая-то ошибка
— Ошибка?! — возразила Оксана, состроив взгляд как у королевской кобры, возмутилась словом, которым высказалась Пруткова — Ошибкой может быть то
Утверждала Оксана, сделав шаг в сторону брюнетки, серьёзным угрожающим взглядом посмотрела на неё, стараясь сдерживать себя в руках, уже не чувствуя боль в бёдрах.
— Что чуть не закопали заживо живого человека
— Я всё равно не понимаю
— Мы можем с вами поговорить?
Поинтересовалась Оксана, почувствовав как мужчина, с которым Пруткова вышла из ограды дом, стоит у неё за спиной так внимательно смотрит в её сторону.
— Где-нибудь в уединённом месте
— Пруткова скажи кто это?
Первое что после встречи брюнетки и Оксаны, проронил из себя мужчина, который был одет в белую рубаху с расстегнутым воротом и черные брюки с мужскими туфлями.
— Простите дамочка, что вам нужна от моей знакомой?
— Извините? — обернулась Оксана, возмутившись тому, как мужчина нагло положил руку к ней на плечо, принуждая её обернуться и посмотреть на него в пол оборота, отойдя от незнакомца на шаг, держа руку на талии — Кто вы блядь вообще такой?
— Ладно, хорошо — вздохнула изнурённо Пруткова — Володя слушай, я могу поговорить у тебя дома с этой дамой?
— Да-да конечно
Заметив, как на него смотрит Пруткова, мужчина любезно согласился и проследовал к закрытой двери больших ворот, в которых была врезана дверь поменьше
— Можете поговорить даже в подвале, где у меня бар для моих клиентов
— Бар в подвале? — удивилась Оксана — Это же частный двухэтажный особняк, какой там может быть бар в подвале?
— Стриптиз бар моя дорогая — подтвердила Пруткова, направляясь следом за мужчиной — Так господин Шолохов Владимир Иванович уходит от налогов, ведь никакого бара у него якобы нет и заведение закрыто и скрыто от посторонних глаз
— Мне всё больше и больше — делилась впечатлениями Оксана, подходя к отрытой двери, которую для неё держал хозяин дома — Ваш тихий райский уголок
— Вы еще много не видели — произнёс с ухмылкой хозяин дома, когда Оксана, переступая порог, вошла в цветущий сад садовых деревьев, где так приятно пахло ароматами цветения
— У вас и стриптизёрши там есть?
Поинтересовалась Оксана, направляясь по выложенной каменной дорожке к деревянному крыльцу дома, коснулась кончиками пальцев свисающего зеленого яблока.
— Ладно послушайте — начала говорить Оксана после того как мужчина кивнул, на её ответ, обратилась она к Прутковой — Я бы хотела с вами поговорить о вашей подруге
— Давайте там внизу и поговорим — заявила Пруткова, поднимаясь по ступенькам деревянного крыльца — Вижу, конечно, что кое-какие из моих дел накроются из-за вас, я бы хотела бы узнать более вескую причину вашего визит
— Если вы не будите против
Предложила Оксана, подошла к крыльцу кирпичного дома, когда роскошная дама в летнем чреном платье уже была на нём, стояла на ступеньках в пол оборота.
— Я бы хотела поговорить с вами в доме
— Скажите, а Катя правда жива? — поинтересовалась она, продолжая любознательно рассматривать Оксану, когда она поднималась по ступенькам
— Я бы даже сказала — пройдя мимо женщины, Оксана, покачивая выраженной формой бёдер, подошла к закрытой двери дома — Что пока еще там
— Там? — не понимая, к чему клонит Оксана, спросила Пруткова
— В смысле в своём теле
Уточнила Оксана войдя в дом, когда Пруткова держала перед ней дверь открытой, переступая порог, наступила на паркет кофейного цвета. Роскошная прихожая, объединённая с гостиной, белые шторы на которых были частично задвинуты. Вся мебель в доме была выполнена ручной работы, из дерева, покрытая щедрым слоем лака, начиная от комода, гардеробного шкафа, даже софа у камина, была сделана из качественного дуба. Дорогие панельные стены закрывали кладку кирпича дома, создавая уютную окруженную древесной атмосферой дома обстановку, В гостевой комнате стола парочка мужчины и женщины с бокалом шампанского в руках, мужчина, прижавшись к спине, своей спутницы в черном элегантном платье, смотрели на яблоню, качающуюся за окном в саду. На кожаном черном диване, когда Оксана вошла в дом, заметила другую пару, сидевшую у камина, кавалер в белой рубашке и брюках, объяснялся в любви перед своей дамой. Где-то доносился с подвала, словно казалось, как будто пол слегка вибрировал, легкими едва ощутимыми толчками, как будто было похоже на динамичный ритм dubstep.
«Господи как же здесь жарко, то меня морозило, то теперь жарко, что со мной блядь такое происходит», подумала про себя Оксана, ощущая невыносимую для себя духоту в доме и жар, в ногах требующий, скинуть с себя колготки и гетры.
— Скажите — обратилась Оксана, обернувшись, встав у входа в гостевую комнату, обращаясь к хозяину дома и Прутковой одновременно — А мы можем поговорить с вами где-нибудь в более уединённом месте
— Это исключено — сразу наотрез возразила Пруткова — Я из-за тебя, не зная, кто ты вообще такая, пропускаю важную встречу, в надежде, чтобы узнать, что Катя жива
— Тогда вы не проводите меня в дамскую комнату
Заявила Оксана, не желая больше никуда идти, заметила как Пруткова подошла к закрытой двери в гостиной, ведущей, по всей видимости, в подвал дома.
— Уверена, что у вас тут она есть
— Ну, вот, пожалуйста — взмахнула руками недовольно брюнетка, открывая дверь, откуда более четко доносилось звучание клубной музыки для Pole-dance — Сорвала мне встречу, ладно всё равно было не так важно, Володя у тебя еще скотча выпью?
— Да-да конечно Наталья — с любезной улыбкой на губах ответил Шолохов — Я только отведу нашу гостью в комнате и дождусь её там
— Это будет так любезно с вашей стороны
Покачивая бёдрами, Оксана прошла по гостиной, наблюдая за целующейся парой на диване и посмотрела, как мужчина со страстью обвил бедро девушки и закинул к себе на колени.
— Скажите — поинтересовалась Оксана, направляясь следом за Шолоховым, с интересом рассматривала дорогую обстановку в гостиной — А как вам удалось незаметно открыть у себя в подвале дома, такое заведение?
— Не без помощи очень влиятельных людей — ответил хозяин дома, с изумлением наблюдая за Оксаной, встал у ступенек лестницы ведущей на второй этаж — Конечно, приходится делиться с администрацией, но иначе никак, они меня не трогают и развлекаются тоже тут у меня
— Весело тут у вас всё устроено — похвалила Оксана, первой начала подниматься по ступенькам на второй этаж дома
— Скажите, а кто такая Катя
— Подруга вашей Прутковой
Ответила на вопрос Оксана, не оборачиваясь тоже поднялась на второй этаж, тут, так же как и внизу, были все стены обшиты деревянными панелями, скрывая за собой кирпичную кладку стен.
— Находится сейчас в критическом состоянии — рассказывала Оксана, вдыхая с удивлением этот приятный запах древесины, который странным образом словно опутал её разум омутом
— Так как я понял из вашего разговора
Поднявшись следом за Оксаной на второй этаж дома, мужчина проследовал к комнате, дверь которой была закрыта, а она в тот момент отошла к деревянному окну, любуясь видом сада.
— Она вроде как умерла
— Не совсем
Подошла к открытой перед ней двери у входа, в которую стоял мужчина, Оксана распознала коллекцию «Molinard Lavande Eau de Parfum». Манящие оттенки мускуса, сливались с головокружительными древесными запахи, где искушающей силой всего этого аромата служил лаванда.
— Бодрствующая кома — переступая порог комнаты, Оксана вошла наступая на паркет каблуками черных босоножек
— Это как? — оставаясь за открытой дверью, удивился Шолохов
— Это когда человек пока еще в сознании
Рассказывала Оксана, рассматривая светлую комнату, где все тоже было обшито деревянными панелями, а вид из окна выходил на сад из деревьев, вдохнула, ощущая неожиданно запах розы.
— Но ничего не может сделать
— Наверно страшно — выразил своё мнение Шолохов
— Страшно — ответила Оксана, подошла к парфюмерному комоду с большим зеркалом, у которого стоял мягкий красный пуфик — А сейчас если позволите, я немного припудрю носик и выйду
— Я подожду вас здесь
— Уверяю, что не заставлю вас долго ждать
Посмотрела Оксана недовольно на мужчину, вынуждая его взглядом, чтобы он закрыл за собой дверь и остался в коридоре. После чего дверь закрылась и Оксана быстро закатала сарафан, стоя у комода, скидывая с ног босоножки, начала медленно снимать колготки с гетрами, которые словно жарили ей ноги. Оставаясь одной комнате, Оксана скинула колготки и гетры на пол, вздохнула с облегчением, чувствуя, как прохлада сохранившегося воздуха в комнате нежностью прикосновения обволакивает её ноги, предаваясь при этом в улыбке обольщения, что отразилась в зеркале комода, перед которым она сидела.


Тёмное большое помещение, стены которого были обшиты зеркальными панелями, пол был выложен из точно подобранной кафельной плитки, имеющие такие же отражающие свойства. Купол этой подземной комнаты, был искусно выполнен, большой зеркальный свод которого держали колонны по периметру и две по центрам у каждой стены. Освещением служили синие прожекторы, в основном бросающие весь свой свет на танцовщиц у пилона, когда девушки так соблазнительно вырисовывали красоту обнаженного тела в эротическом танце, крутясь на пилоне. Танцевальная сцена была расположена слева у стены, по той же стороне была винтовая лестница, плавно спускающаяся в подвал. По залу скрытого клуба были расположены круглые столики и кожаные черные диванчики, была так же и барная стойка, за которой была приветливая милой внешности девушка с искусными розовыми волосами, в две косы. Гости этого заведения служили весьма солидными людьми и занимали административные посты в этом посёлке, что могли себе позволить напитки и отдохнуть от тягот повседневной их жизни.
— И так о чем же вы хотели со мной поговорить
Перемешивая трубочкой оранжевый коктейль, спросила Пруткова, темноволосая женщина сидела на кожаном диване, положив ногу на ногу, продолжая смотреть на Оксану.
— Если Катя жива — заметила она как лицо Оксаны, стало вдруг серьёзным и пропиталось напряжением от всей этой обстановки, голых официанток и танцовщиц на пилоне — Я бы хотела её увидеть, если вы не возражаете
«Она со мной недостаточно откровенна, я пока не могу утверждать, причастна ли она к возможной гибели моей пациентки или нет», размышляла Оксана, взяв предложенный для неё с разноса апельсиновый сок.
— Пока нет — возразила Оксана, поднесла к носу бокал с апельсиновым соком, тщательно его обнюхала — У входа в палату выставлена охрана, туда никого не пропустят
— Но вас то пропускают
— Я её лечащий врач
Пояснила Оксана, отпив из бокала глоток апельсинового сока, посмотрела на официантку в синем ажурном нижнем белье, которая разносила спиртные напитки по залу.
— Послушайте
Обратилась Оксана, осматривая клубный стриптиз зал, была удивлена тем, как хозяин дома, скрыл это, устроив в подвале такое заведение.
— Правда — ухмыльнулась Оксана, будто не могла поверить, как мужчина мог в подвале собственного дома разместить, подпольный скрытый закрытый клуб — Как вам это удалось?
— Я же вам говорил
Ухмыльнулся мужчина, по его мимике лица, Оксана поняла, как достала его своим навязчивым вопросом, что он едва уже сдерживал свои эмоции, отпивая с бокала глоток коньячного напитка.
— Помогли влиятельные люди
— Хорошие у вас люди
Наблюдая как одна танцовщица, брюнетка сходит с танцевальной площадки, уступая место для шатенки, когда девица в красном кружевном белье, поднялась на танцевальный подиум.
— Раз помогли всё это организовать
— Здесь отдыхают политические гости
Указал Шолохов на мужчину в черном костюме, пиджак на котором был, расстегнут, а верхние пуговицы его белой рубашки под ним были не застёгнуты.
— Депутат Варламов — рассказывал хозяин этого подпольного заведения — А там вон сидит Кольская Анна Борисовна, начальник следственного отдела московской области
— Так можно подумать у вас тут собрались все значимые люди
— Они отдыхают здесь — пояснил хозяин заведения — И за это они закрывают на это глаза и все довольны
— Я это уже поняла — отпивая глоток апельсинового сока с бокала, Оксана заметила, как Шолохов буквально приковал свой взгляд к танцовщице на пилоне, что так шикарно вращала бёдрами
— Милочка моя — отвлекла Пруткова Оксану от разговора с хозяином заведения — Вы пришли сюда поговорить со мной и я хочу знать, что там с Катей?
— Катя в тяжелом состоянии
Начала рассказывать Оксана, но заметила, как через секунду, как только стала говорить, Пруткова заинтересовалась танцем девушки на пилоне, с таким взглядом как будто и разговора и не было.
— Вы понимаете, она возможно и не выживет
Говорила Оксана как будто сама с собой, брюнетка, что сидела рядом с ней на кожаном диване, так увлеклась танцем, который танцовщица с яркими кашемировыми волосами, исполняла на пилоне.
— Мне нужно чтобы вы рассказали мне о своей подруге
— Да-да конечно — любезно согласилась Пруткова, даже не посмотрев в сторону Оксаны, продолжая наблюдать за танцем, когда девушка, что красиво крутилась на шесте, вращая бёдрами, как кобра приковала внимание всех зрителей в этом заведении — Я могу вам кое-что рассказать
— Так — ухмыльнулась, обрадовавшись тому, что это был её шанс — Расскажите мне о вашей подруге, как часто она сидела на седативных
Задавала Оксана вопросы, обращаясь к женщине, которая её даже и не слушала, вместе с владельцем этого заведения наблюдали за возбуждающим танцем девушки на пилоне.
Или может её что-то доводило до крайностей?
Поинтересовалась Оксана, подождав пару секунд, но женщина, к которой она обращалась, не хотела, словно с ней разговаривать, как будто судьба её подруги, больше уже не беспокоит.
— Какой она была, может ей кто-то угрожал?
Ударила Оксана, разозлившись ладонью по столику, пролив с бокала частички апельсинового сока на его плоскость и обожгла руку от резкого соприкосновения с поверхностью.
— Пруткова?!
Вскрикнула Оксана, обратив на себя внимание брюнетки, так что женщина вздрогнула чуть, не выронив бокал с коктейлем из рук и не разлив его содержимое на себя.
— Вы меня хоть слушаете?
— А….. — обернулась она с испуганным видом, успев удержать бокал с коктейлем в руках, не пролив не капли на платье — Вы что-то говорили?
— Вы меня, что вообще не слушаете? — возмутилась Оксана, стараясь сдерживать свой пыл при себе — Вы хоть что-нибудь услышали из того что я вам тут говорила?
— Простите — сделав виноватый взгляд, ответила Пруткова — Так о чем вы там говорили?
— Для вас, что этот танец важнее, чем здоровье вашей подруги? — была раздражена Оксана тем, что брюнетка и Шолохов так любознательно наблюдали за танцем, совершенно не слушая её
— Да жаль что вы — ухмыльнулась Пруткова, создавая ложное впечатление того, что всё, что тут высказало Оксана, на неё якобы повлияло хоть как-то — Так не умеете танцевать
«Хм… а почему бы и нет, если я так станцую, возможно, она уделит мне немного времени и мы сможем обговорить дочку Филатова», размышляла Оксана, продолжая смотреть, изучая взгляд брюнетки сидевшей рядом с ней на кожаном диване.
— Хорошо — произнесла Оксана, достаточно громко, привлекая на себя внимание Прутковой, так чтобы она посмотрела в её сторону — Один танец, после чего вы уделите мне время и ответите на мои вопросы, договорились?
— Танец?!
Не понимая, что вообще говорила Оксана, спросила удивленно Пруткова, так выразительно раскрыла карие глаза, посмотрела на неё, ничего совсем не соображая.
— Какой такой еще танец?
— Раз он так для вас важен — утверждала Оксана, поставив полупустой стакан с апельсиновым соком на столик рядом с диваном — Я для вас станцую
— Простите, что вы говорили там? — отвлекся Шолохов, посмотрев на Оксану, после чего вновь стал любоваться девицей, которая исполняла танец на пилоне
— Просто давайте так
Предложила Оксана, держа пальцы на бокале с остатками в нём апельсиновым соком, продолжая смотреть на свет прожекторов, который падал прямо на танцовщицу на пилоне Pole-dance.
— Один танец
Заметила Оксана как девушка, на танцевальном подиуме, стоя на коленях, словно вращала бёдрами, опираясь руками о пол, завлекая внимание мужчин, а в частности и хозяина заведения.
— И я обещаю вам его исполнить
Говорила Оксана, продолжая смотреть на брюнетку, рядом с которой сидела на диване, раскрывая лазурные сияющие отраженным блеском синего цвета, лазурные голубые глаза.
— В обмен на всю информацию о вашей подруге
— А вы, правда, умеете танцевать на пилоне? — поинтересовалась Пруткова, столь удивленно состроила накрашенные губы женщина, посмотрела на Оксану
— Так мы договорились? — поинтересовалась Оксана, протянула руку брюнетки
— Владимир Иванович
Обратилась Пруткова, положив свою ладонь на руку Шолохову, привлекая его внимание к себе, словно ведьма с карим оттенком глаз, посмотрела в глаза мужчине.
— Моя дорогая незнакомка — обращалась она к хозяину закрытого подпольного клуба — Хочет для нас исполнить танец на пилоне, вы позволите?
— Ну, раз такое дело
Отпивая с бокала глоток коньячного напитка, мужчина поставил бокал с остатками в нём алкогольного напитка обратно на столик, взяв с него футляр с сигарами.
— Анжела дорогая — крикнул мужчина, обращаясь к девушке на пилоне — Ты не могла бы освободить танцевальную сцену ненадолго
Девушка медленно выполнила поворот на шесте, держась за него пальцами обеих рук и прижимаясь к нему спиной, медленно, словно хищница отошла от него.
— Ну что же Оксана Владимировна — разговаривал Шолохов с Оксаной, продолжая на неё так любознательно, как самец чувством желания, смотреть — Покажите нам, что вы умеете
— Так мы договорились?
Продолжая держать руку протянутой, обратилась Оксана к Прутковой, после чего брюнетка, спустя несколько натяжных секунд, приняла это предложение, пожав ей руку.
— Расскажите мне всё — заявила Оксана, поправляя сарафан на себе, медленно встала с дивана, когда и мужчина что сидел рядом за Прутковой и брюнетка, так на неё смотрели в ожидании
В зале заиграла композиция «Lana Del Rey — Swan Song», все внимание зрителей, собравшихся в подпольной комнате, вдруг переключилось на Оксану, когда она, покачивая бёдрами, направлялась к подиуму. Расстегивая пуговицы сарафана, Оксана прошла мимо столиков, который словно полумесяцем окружали танцевальный подиум. Некоторые из мужчин, которые были в окружение своих спутниц, завистливым взглядом смотрели на Оксану, когда она подошла к ступенькам танцевальной сцены. Распахну неожиданно сарафан на себе, Оксана скинула его с себя, словно как змея шкуру, начала медленно в такт звучания мелодичной музыки подниматься по ступенькам. Оставаясь в одном черном ажурном белье, Оксана поднялась на танцевальную площадку с пилоном, обвивая пальцами обеих рук, прижалась к нему, выставив бёдра, обернулась, посмотрела страждущим страстным до ужаса взглядом на зрителей.
Играя бёдрами, прижавшись к пилону, Оксана, медленно начиная приседать, круговым вращением таза, словно змея играя вокруг шеста. Занося бёдра за пилон, как будто завораживая красотой изгиба собственного тела. После чего прижавшись спиной к шесту, Оксана, ощущая приятный запах жасмина и лаванду исходящего от него, запах гармоничного содержания, которого словно туманил рассудок. Держась за пилон обеими руками, Оксана выполнила вокруг него полный разворот, ставя ноги крест-накрест. Взявшись крепко за жест пилон, Оксана, пробуя свои силы, стала вращаться на нём, оттолкнувшись ногами, согнув одну ногу в колено, а другую полностью выпрямив, выражая сексуальную форму бёдер. Обвив ногами шест и находясь почти под потолком, Оксана, стараясь не чувствовать боль в ногах, медленно отклонилась от него, опускаясь головой вниз. Прикусывая краешек губы, выражая в глазах искушение и сексуальный взгляд, медленно завела руки за спиной, искусно вращаясь в круговом движении, расстегнула застежку бюстгальтера, опуская руки вниз с головой. Оковы бюстгальтера заметно ослабили давление и начал медленно сползать по сочной груди вниз, оголяя её внушительный размер, после чего в свободном падении упал на пол, представив грудь в обнажённом виде. Опираясь руками на пол, всё еще обвив шест ногами, Оксана, прижавшись к нему спиной, развела медленно ноги в сторону, после чего оттолкнувшись, встала на ноги.
Вновь обвивая шест руками, Оксана обошла его, прижавшись к нему, выставив бёдра, прижалась к пилон, прикусывая краешек губы, посмотрела на публику обернув искушенный выраженный лазурный взгляд безупречно голубых глаз. Крепко держась за шест, Оксана, подтянувшись на нём, выполнила разворот, оказавшись вниз головой, развела ноги в стороны. Силы были уже на исходе, но Оксана через боль и усталость, скрепя зубами, сомкнутых алых губ. Наблюдая на себе вспышки фотоаппаратов и довольные взгляды, аплодисменты и оживлённые голоса публики, Оксана хотела еще больше удивить своих зрителей, отражая в себе всё умение обольщения. Столь же медленно Оксана свела ноги вместе, опрокинувшись, встала на каблуки черных босоножек. Прижавшись спиной к пилону, Оксана, вращая бёдрами, положив руки на талию, коснувшись коготками резинки черных трусиков. Восторженные голоса мужчины, стали еще громче, в зале даже послышался свист, вспышки фотоаппаратов буквально осветили Оксану, почти с каждого столика, представители разных эротических журналов и компаний порно индустрии, все начали снимать её как модель. Продолжая радовать зрителей круговыми движениями таза, Оксана, прижавшись бёдрами к пилону, наклонившись чуть вперёд, прикусывая краешек губы, начала медленно снимать с себя черные ажурные трусики. Вспышки фотоаппаратов участились, такое чувство, словно фотографы в этом закрытом клубе, хотели запечатлеть каждый момент, каждое микродвижение, которое делала Оксана, стоя в согнутом состоянии искушая взглядом развращенных лазурных голубых глаз, своих зрителей. Нежный металлический, пропитанный теплом тел девушек, материал пилона, который Оксана пропускала промеж ягодиц, слегка задевая им половыми губами, возбуждал сказочной силой трения. Перешагивая через лежащие на полу трусики, Оксана завершила свой танец, продолжая мило улыбаться оживлённой толпе, в тот момент, когда звуки играющей композиции стихли.
— Девушка простите можно вас — крикнул какой-то мужчина из-за столика напротив
— Нет — возразил другой мужчина, со столика слева — Девушка подойдите к нам, давайте обговорим условия вашего контракта
— Идите лучше к нам — кричал другой мужчина со столика справа — У нас условия лучше, оплата моментальная сразу после фотосессии и гонорар достойный
— Девушка можно вас — кричал мужчина со столика справа — Я хочу вам предложить работу в агентстве эскорт услуг
— Пойдёмте Оксана Владимировна — стоя у ступенек подиума, Шолохов протяну свою руку, продолжая любоваться обнаженным телом Оксаны — Сегодня у вас со мной будет контракт
— Я выполнила свою часть сделки? — мило улыбнувшись хозяину этого заведения, Оксана сделала шаг вперёд, подойдя к ступенькам лестницы
— Безусловно
Ответил с такой же прелестной улыбкой Шолохов, когда Оксана коснулась его пальцев кончиками пальцев своей руки, медленно сохраняя улыбку алых губ на лице, медленно стала спускаться.
— Наталья вам всё расскажет всё, что вы хотели бы знать
Рассказывал мужчина, в тот время, как Оксана направлялась с ним по залу, под вспышки фотоаппаратов и восторженные голоса зрителей и свист.
— Похоже, вы произвели на моих гостей большое впечатление
— Я старалась всех удивить
— Останетесь, сегодня у меня?
Предложил неожиданно Шолохов, когда Оксана подошла к их столику, за которым на черном кожаном диване сидела Пруткова. По взгляду этого мужчины, Оксана поняла, как сильно он её желал, как не мог устоять перед её телом, как хотел с ней сойтись в единой гармонии любви. Всё в нём выражало искушение, его одеколон, взгляд и трепетное дыхание, а так же приятное касание его ладони к бедру Оксаны, позволяя ей пройти первой к столику, возбуждало силой неконтролируемого порочного города разум.
— А что я получу взамен?
Поинтересовалась Оксана, ухмыльнувшись мужчине, замечая, как он трогал её бёдра, позволяя ей пройти за столик, мило улыбнувшись ему, обернувшись с искушенным взглядом.
— Оказавшись в вашей постели
Делая специально, оступилась Оксана, наступая коленом на поверхность столика, словно упала, пропав тут же в руки мужчины, что не давал ей пострадать от оплошности.
— Ах….
Чувствительно вздохнула Оксана, улыбнувшись знойной брюнетки, которая ревности смотрела, на то, как мужчина одной рукой крепко обвил нежностью пальцами её сочную грудь и талию.
— Господин Шолохов
Обернулась Оксана, почти запрокинула голову на плечо к мужчине, кокетливо упрекнула кавалера, стоя перед ним на четвереньках на столике возле дивана.
— А вам не кажется
Лаской упоительного нежным голосом говорила Оксана, продолжая смотреть в глаза самца, который придерживал её тело в оковах, не давая ей упасть.
— Что вы еще слишком рано начали давать своим рукам волю
— Простите Оксана Владимировна — убирая руки от тела Оксаны, извинился мужчина, словно почувствовав себя виноватым, не заметил искорки в её глазах, когда они говорили обратное
— Одни простите тут не отделайтесь — возразила Оксана, решив позабавиться и показать себя нужной королю этого вечера в закрытом клубе
— Вы, кажется, хотели милочка поговорить о Кате? — отвлекла Пруткова, коснувшись кончиками пальцев колена Оксаны
«О…. как мне знаком этот взгляд, всё-таки этого мужчину и Пруткову что-то связывает, она не просто так выходит из себя», ухмыльнулась застенчивой улыбкой, скрывая порочный возбуждённый взгляд, размышляла Оксана, продолжая смотреть на брюнетку.
— О… теперь вы, хотите поговорить о Филатовой
Изумилась в улыбке Оксана, состроив выразительные ямочки на щечках, отражая застенчивость румянцем, была польщена вспышками фотоаппаратов направленных в её сторону.
— Интересно — повела губками Оксана, забавляясь тому, как брюнетка словно выходила из себя, стараясь это не показывать — Где же вы раньше были, почему не хотели говорить, когда я так просила?
— Милочка моя — возразила серьёзным голосом Пруткова — Если мы не уйдём отсюда прямо сейчас, вас пустят здесь по кругу
— И вы беситесь из-за того
Свесила ножки Оксана, прикрывая грудь руками, изображая невинность, расположилась спиной к вспышкам фотоаппаратов.
— Что центр всего внимания здесь
Сползла Оксана игривой кошкой, улыбаясь развращенной улыбкой, имея наглость, расположилась на коленях Шолохова, заползая на диван, села к нему на ноги, прижавшись к его телу.
— Сегодня я, а не вы
Утверждала Оксана, завоевав мужчину, к которому прижалась грудью своим обольщением, смотрела в глаза самца, обвив руками его голову. Всё в этом мужчине, его стиль одежды, рубаха, расстегнутые верхние пуговицы, запаха коньячного напитка из-за рта, а так же обворожительный стойкий одеколон, который словно кружил голову с каждым вздохом. Щетина мужчины, Оксана чувствовала её колкость, когда прислонялась кожей нежной груди к лицу кавалера, у которого находилась на коленях, чаруя его своим обольщением. Нежные руки самца легли плавно на бёдра Оксаны, их пальцы так приятно и столь поразительно ласково сживали кожу, чуть надавливая, возбуждая с каждым нажатием. Трепетное дыхание кавалера говорило о том, как он хотел Оксану, его вздох и столь поразительный тяжелый выдох, словно напоминал льва, могучего хищника, в чьей ласке оков, крепких рук, которыми он придавал ласки её тело.
— Вы выполнили свою часть сделки — говорила Пруткова, не подавая вида того, как легко Оксана красотой своего тела, вскружила голову, мужчине которого брюнетка считала своим
— Да ну
Возразила Оксана, мило улыбаясь мужчине, продолжая сидеть у него на коленях, завораживая его взглядом на себе красивым движением, так приятно и нежно прикусила краешек своей губы.
— Вы правда стали с этим согласны после того что мне пришлось сделать танцуя там?
— Вы сами предложили
— Давайте не будем ёрничать
Возразила Оксана, словно специально прошлась нежной кожей груди по лицу мужчины, давая ему почувствовать запах и нежность касания исходящей от её кожи.
— Просто расскажите мне всё, что знаете о своей подруге — требовала Оксана, держа руки на лице мужчины, пристально, словно взглядом королевы, смотрела в его серые глаза
— Прошу извините
Подошёл мужчина в сером, словно пепел от сигареты, костюме к столику, отвлекая на себя внимание Оксаны, когда она, прижавшись к телу своего кавалера, обернувшись, посмотрела на знатного человека. Незнакомец выглядел весьма солидно в костюме пепельного цвета, под его пиджаком была лиловая рубашка с красным галстуком. Черные волосы, были челкой задроты вверх, прическа казалось стильной и дорогой, поскольку Оксана обратила внимание на отблеск от лака, когда свет прожектора едва касался головы мужчины. Представительный яркий выраженный человек, с карими глазами, смотрел завистливо на Оксану и на мужчину, у которого она сидела на коленях, протягивая для неё бокал вина.
— Надеюсь, вы не будите возражать
Обратился он к Шолохову, судя потому, как хозяин этого заведения его слушал, Оксана догадалась, что он не мог просто взять и отказаться этому человеку.
— Если ваша дорогая гостья — говорил он, поставив бокал с вином перед Оксаной на столик, продолжая смотреть на Шолохова, делая, так что как будто её этот разговор не касается — Еще раз станцует для нас на столе?
— Вынуждена буду отказать — заявила Оксана, возмутившись тому, что мужчина обратился по поводу неё к Шолохову, игнорируя её мнение — Так как подобное предложение меня не интересует
— Оксана Владимировна
Смутился Шолохов, по его лицу пробежала мимика, как будто он явно был не в своей тарелке и отказ Оксаны на него рьяно отразился, так как он понимал, что за человек к ним подошёл.
— Я бы настоятельно вам советовал бы передумать
— И думать не буду — возразила Оксана, не став даже обсуждать подобное предложение — Так что вы говорите, хотели рассказать мне про свою подругу
Сползая с колен мужчины, Оксана, будто специально стоя на четвереньках на диване, пленила взгляды мужчин, которые, уже почти облизываясь на неё смотрели. Облокотившись на подлокотник дивана руками, Оксана выгнула спину, продолжая стоять на нём на коленях, отразила изящные сочные бёдра и выраженную форму груди. Роскошные золотистые волосы легли на плечи Оксаны по обеим сторонам, её дыхание было трепетным и учащенным, с каждым вздохом она словно уже издавала легкий стон.
— И на этот раз вам не отвертеться
— Хорошо — вздохнула Пруткова, считая из-за взглядом и сложившегося напряжения между мужчин, вызванное недопонимание Оксаны — Что вы хотите лично знать?
— Поймите — уверял Шолохов, разговаривая с мужчиной, который настойчиво продолжая стоять у столика — Это не одна из моих девушек, это совершенно независимый человек, пришёл сюда по делу, я не могу взять и заставить её танцевать только потому, что вас это угодно
— И вы поймите меня господин Шолохов — возразил мужчина в сером костюме — Я не смогу вечно закрывать глаза на ваш клуб, который вы так умело, скрыли от всех глаз в деревне
— Вы ставите меня в весьма невыгодное положение Сергей Леонидович
— Я просто сейчас заберу вашу гостью и всё
— Я ведь вам не товар!
Возразила, вскрикнула Оксана, была раздражена тем, как мужчины делили её словно собственность, села на диване, прикрывая рукой груди, положив ногу на ногу.
— Прекратите оспаривать меня!
— Я могу закрыть ваш клуб — заявил мужчина в пепельном костюме — Так что решайте
— Оксана Владимировна
Лицо, с которым обратился Шолохов к Оксане, было действительно жалким, по его виду, она поняла, что перед ним человек которому, как бы ему не хотелось, он не мог отказать.
— Я просто вынужден вас попросить
«Блядь ну почему все считают, что я им чего-то должна», прикусывая краешек губы, переживала Оксана, не зная, что и ответить на просьбу хозяина этого заведения. 0
— И я соглашусь — ухмыльнулась Оксана, состроив выразительные ямочки на щечках — Я подойду к вашему столику, как только решу здесь свой вопрос
— Я бы настоял — оспаривая такое утверждением, мужчина подошёл к Оксане и протянул ей руку, принуждая встать с дивана и удалиться с ним — Вам сейчас пойти со мной!
— Я ведь не обязана этого делать — возразила Оксана, не желая принимать такое предложение, даже не посмотрела в сторону мужчины в сером костюме — Я пришла сюда за ответами и вы госпожа Пруткова мне теперь обязаны их предоставить
Заявила Оксана, опираясь на подлокотник дивана, с требующим взглядом, разговаривала с брюнеткой, не желая обращать на сложившуюся сложную ситуацию между мужчинами.
— Ай…..
Взвизгнула Оксана, испугавшись того, как мужчина наглым образом неожиданно взял её на руки и забросил к себе на плечо.
— Что вы делаете! — возмутилась Оксана подобной наглости, начиная стучать кулаками по спине мужчины, когда он нёс, закинув её тело плечо назад головой
— Да успокойся ты — треснул он до ужаса болевым ощущением ладонью по бёдрам Оксану, оставив яркий выраженный розовый след пятерни на бархатистой коже
— А….. — взвизгнула Оксана, не могла стерпеть такую жгучую непомерную для её разума боль
— Да умеешь ты Серёга добиваться своего — похвалил приятель мужчины в сером костюме, когда он принёс Оксану на плече к их столику
— Хорошо девка — поддержал другой его товарищ, в тот момент, когда мужчина аккуратно поставил Оксану на их уже свободный столик
— Чего вы хотите? — не понимая всей ситуации, дрожащим от страха голосом, озираясь на троих мужчин и девушку шатенку, сидевшую с ними рядом
— На, вот пей! — предложила девица, в красном коротком платье, протянула Оксане бокал с вином
— Не хочу
Упёрто отказала Оксана, поджив от обиды нижнюю губу, сидела на столике, поджав под себя ноги, склонив голову, когда с глаз, на лазурной голубой красоте которых упала слеза, на стол.
— Что вам от меня нужно
— Просто станцуй для нас на столе — заявил мужчина, который сидел без пиджака, с краю у стола, наливая в бокал коньячный напиток
— Один танец? — поинтересовалась Оксана, боясь даже посмотреть на мужчин, взгляд которых казался для неё, сравним с голодными волками
— Ты давай не тяни — достал из кармана пиджака мужчина пачку денег и швырнул их на стол к ногам Оксаны — Денег хочешь, так нужно их отрабатывать
— Боюсь, вы не так меня поняли — сидела Оксана, ощущая, как по ногам скатываются крупные купюры рублёвой валюты — Я не танцовщица
— Да ну — не поверил, возразил мужчина в рубашке, указал кивком головы в сторону пилона — А то, что мы видели там ни пилоне говорит об обратном
— Стой Толян подожди — возразил мужчина в сером костюме, который принёс Оксану на стол, упрекнул своего товарища — Не гоношись, лишний раз на девушку
— Да нет Серёга что ты — уверял он, прикидываясь виноватым — Я ведь ничего такого ей не сказал
— Девушка вы кажется хотели — обратился мужчина в сером пиджаке к Оксане, скидывая деньги на пол, расчищая для неё стол — Что-то выпытать с той брюнетки
— Нам на неё всё равно — утверждал товарищ этого незнакомца, поправляя рукав черного пиджака, так выразительно смотрел на Оксану — Если станцуете нам для нас на столе, любые сведения и даже саму Пруткову мы бросим к вашим ногам
— Прям так любые? — неожиданно прибодрилась Оксана, прикусывая краешек губы
«Не придётся самой пытать и задавать наводящие вопросы, будто давить из неё, она сама мне всё расскажет», размышляла Оксана, предполагая для себя наилучшим вариантом принять предложение мужчин.
— Скажите вы из неё выдавите всё то
Поинтересовалась Оксана, мило улыбнувшись, состроив застенчивую выразительную улыбку, продолжая сидеть на столе, прикрывая одной рукой свою грудь.
— Что я захочу узнать
— Ну, мы же тебе сказали — уверял мужчина в сером костюме, взяв из рук своего друга в черном костюме бокал коньячного напитка
— Дорогая — наклонилась шатенка к Оксане, в обворожительном вечернем коротком платье, демонстрируя грудь — Тебе же сказали, порадуй нас своим танцем
— Хорошо
Вздохнула уныло Оксана, понимая, что эти люди просто так от неё не отстанут, покусывая нервно губу, сидела на столе, поджав под себя ноги, прикрывая рукой грудь.
— А вы не будите ревновать — интересовалась Оксана, чувствуя себя ужасно, эмоционально была сильно напряжена — За то, что я тут буду перед вашими мужчинами, играть своим телом
— Аха-ха…… — рассмеялась шатенка озорным смехом, прикрывая губы — Дорогая моя, мы с ними просто коллеги, нас связывает только этот клуб и бутылка коньяка
— Да лишь бы вы меня потом не убили — пояснила Оксана, продолжая оглядывать свою новую компанию — Музыку мне подберёте
— На твой вкус — предложил мужчина в рубашке, дотронулся ладонью руки до своей лысины на голове — Выбирай любую
— А что разве хозяин возражать не будет?
— Милая моя — вновь вмешалась в разговор девушка — Делай, давай то зачем тебя сюда принесли и не болтай попусту
— Ну что же — отражая ямочки на щечках, мило улыбнулась Оксана, вставая на столе на колени после того как в зале заиграла композиция «The XX — Intro»
— Хорошо девочка
Похвалила выражая злорадную ухмылку шатенка, после того как Оксана в такт звучания музыки играть телом, держа руку на груди, а другой рукой опираясь на стол, закрывая паховую зону.
— Делай что тебе велено
Медленно закрывая глаза, пока играла тихий аккорд мелодичной музыки dubstep, вращая бёдрами, продолжая сидеть на столе, и играя телом, подобно танцу королевской кобры. Держа руку на груди, а другой рукой согнув в локоть, собрала в пучок волосы, продолжая извиваться на столе, поджав под себя ноги. Не спеша, начиная вставать, вращая бёдрами, соблюдая такт звучания музыки, Оксана, держа руку на груди, улавливая ритм играющей музыки, выстраивала пластику изгиба своего тела. Скидывая босоножки с ног, предварительно нагнувшись, играя бёдрами, расстегнув их ремешок, сбросила их со столика. Подойдя к мужчине в черном костюме, покачивая бёдрами в каждом шаге, в тот момент, когда он держал в руке коньячный напиток, Оксана села перед ним, обвивая его шею руками, развела ноги в стороны, прикусывая соблазнительно губы, чарую самца взглядом, провела грудью по его лицу. После чего отпрянула от него, скрывая ладонью половые губы, когда мужчина хотел потрогать лобок, Оксана сомкнула ноги вместе, поджала их под себя, после чего начала плавно вставать, вращая бёдрами в такт звучащей музыки в зале. Затем медленно, словно богиня с олимпа, взглядом полной гордости сошла со стола, направляясь к мужчине в сером костюме, Оксана, подойдя к нему, согнув одну ногу, наступила ступней к нему на колено. Обвив шею кавалера, Оксана пристально смотрела в глаза мужчине, понимая как легко окутала его разум своим обольщением, стояла перед ними играла бёдрами, наслаждаясь тому как нежно колкая щетина его подбородка трётся о бархатистую кожу груди.
— Поймите — прошептала Оксана над ухом мужчины, нежным приятным шепотным голосом, пробуждая в нём ярый сексуальный инстинкт — Мне очень нужно выбить сведения из той брюнетки Прутковой
Повернувшись к мужчине спиной, Оксана играла перед ним бёдрами, приседая наполовину, потом снов вставая, давая возможность самцу, полностью лицезреть, её обнаженное тело.
— И готова, пойти на всё
Обернулась Оксана, положив руку на талию, другую руку занесла за голову, собирая пряди распущенных волос в пучок, играла бёдрами перед кавалером в сером костюме
— Что вы только скажите
Уверяла Оксана, присаживаясь на колени к мужчине, прижавшись к его торсу, ощутила исходящую элегантную композицию одеколона «Givenchy pour homme». Завораживающая стихия слияния впитала в себе запах мандарина, кориандра и грейпфрута. Завершающей феноменальной стихией этого дорого одеколона служила сила запаха кедра и лаванды, сливаясь воедино в таком водовороте чувств, когда не одна женщина не смогла бы устоять перед обладателем, такого сильного притягивающего к себе аромата. С его губ так пахло коньячным напитком, крепость и вкус которых словно манил слиться с ним воедино. От дивана, на котором сидела компания, в которой находилась Оксана, так прекрасно пахло кожей, стойкость такого сильного запаха пробуждала самые грязные порочные инстинкты искушения страстью. В воздухе витал вкус табачных изделий, изысканный сорт которых в придачу ко всей это обстановке возбуждал ярой стихией отражая в мыслях самые яркие предвкушения секса.
— Только заставьте её говорить — потребовала Оксана, разговаривая шепотом рядом с губами мужчины, держа ладонь у него на щетине, пристально смотрела в его глаза
— Станцуешь для меня в комнате приватный танец? — предложил в обмен на услугу кавалер, у которого Оксана сидела на коленях
— Только после того как она мне всё расскажет — выдвигая условия, Оксана игриво коснулась кончиком пальца носа мужчины — Я сделаю всё то, о чем вы только меня попросите
— Тогда пойдём отсюда — предложил мужчина, в сером костюме обращаясь к Оксане — Шолохов предоставит нам комнату на время в своём доме
— Я бы хотела поговорить с Прутковой
Показала Оксана коготком указательного пальца на брюнетку, что продолжала распивать коньячные напитки, продолжая при этом смотреть на мужчину, у которого сидела на коленях.
— Поймите мне это важно сейчас!
— Она никуда не денется — возразил мужчина, подхватив вновь с визгом Оксану на плечо, как будто она его собственность — Мои люди никуда не дадут ей выйти
Шлёпнул самец для убедительности Оксану по бёдрам, вставая с дивана, когда она продолжала кричать, возмутившись такому обращению.
— Да тише ты! — ударил он ладонью руки по бёдрам Оксаны, принуждая её своим таким болевым ощущением её замолчать, стиснув зубы, стерпев боль
— Вы уже уходите? — взволнованно поинтересовался Шолохов, когда мужчина нёс Оксану на плече, а её ноги были скрещены за его спиной
— Её я забираю с собой — заявил незнакомец, в сером костюме, разговаривая с Шолоховым так, что он не мог ничего возразить — А Пруткова останется здесь до утра
— На каком основании господин Звонарев? — возмутилась недовольно брюнетка
— На таком! — подняв голос, мужчина, словно уже крикнул на неё — Что я так сказал
— Вы не имеете права меня здесь удерживать
— Мои люди — заявил Звонарев, опровергая споры Прутковой — Вам не дадут всё равно отсюда выйти, а утром вам предстоит разговор под давлением
«Конечно, не то, что довольна таким обращением, он словно дикарь, но по-другому мне не удаётся поговорить с ней», размышляла Оксана, покорно оставаясь лежать на плече у мужчины мёртвым грузом, стараясь не разозлить его.
— Вы забываетесь Звонарев
Прокричала вслед Пруткова уходящему мужчине, на плече у которого висела на плече, скрывая подлость улыбки за роскошными волосами, свисающими вниз, улыбалась Оксана.
— То, что вы депутат государственной думы не даёт вам такие полномочия
— Ей наверно теперь нелегко будет
— Я же обещал — говорил восторженно мужчина, держа Оксану на плече, прошел по клубному залу, подошёл к ступенькам винтовой лестницы — А ты теперь помолчи
— Это почему еще? — возмутившись, нахмурила губки Оксана, в тот момент, когда кавалер поднимал её по ступенькам лестницы, не позволяя ей идти самостоятельно
— Потому что ты моя!
— Это, на каком еще основании? — была не согласна с таким решением Оксана — Я не ваша собственность
— Тише ты! — шлепнул он вновь Оксану по бёдрам, с такой силой, что она взвизгнула и тот розовый след, что был раньше, стал теперь еще ярче
— А…. — вскрикнула Оксана, ударила кулаком мужчину по спине за подобную наглость — Вы не имеете право так со мной обращаться
— Я еще и не то могу
Заявил он, медленно поднимаясь по ступенькам, держась одной рукой за поручень перила лестницы, другой рукой обвив тело Оксаны за талию, держал её на своём плече.
— Так что закрой свой рот
Грубо ответил он, своей интонацией голоса больше напугал Оксану, принуждая её замолчать, от чего она боялась даже издать какой-то звук или просто пошевелиться, так и продолжала лежать у него на плече мертвым грузом. Поднявшись на первый этаж дома, мужчина прошел по лестничной площадке, направляясь к двери, через которую входили пара мужчины и женщины.
— О…. Серёга — произнёс приветливо мужчина, по голосу которого Оксана поняла, что он был выпившим — А ты что тут делаешь?
— Тоже что и ты Иван Яров — приветливо пожал он руку мужчине в белой рубашке и брюках, что обнимал свою даму в ярком красном коротком платье с блестками
— А это что у тебя — указал он на Оксану, когда она лежала на плече у мужчины, боясь даже издать хоть какой-то голос — Нашёл себе добычу на сегодня
— Ну, вы и дикарь — выразила впечатление спутница, пьяного своего кавалера, посмотрела, как Звонарев по варварски держал Оксану у себя на плече
— Именно и такие нужны вам мужчины Вера — обвив талию своей девицы, Яров притянул её к себе, сжимая пальцами бёдра шатенки — Вам нужны дикари, понимаешь, в них и есть страсть
— Ну ладно — ответил Звонарев, проходя мимо своего товарища, что обнимал на лестничной площадке клуба свою спутницу — Мне пора идти
— А…. жаркая будет ночка — ухмыльнулся он, подмигнул Звонареву, сжав нагло бёдра Оксаны пальцами — Давай покажи ей какой ты дикарь
— Сначала приватный танец
Заявил он, после чего держа Оксану на плече, мужчина вышел из подвального помещения в открытую дверь, переступая её высокий порог, вошёл вполне обычную гостиную. Здесь все казалось обычным, как бы на то казалось семейные две пары, мужчины и женщины находились в гостиной. Мужчина и женщина одной из пара сидели у камина, женщина в черном платье, заметила Оксана, когда Звонарев нес ей на плече, словно как дикарь завоевал свою добычу, как крутила бокал, зажатый в пальцах одной руки. Спутник этой брюнетки жаркими поцелуями целовал нежную бархатистую кожу шеи женщины, оголяя лямку её платья на плече. Другая пара стояла у окна, любуясь звездным небом и тихим шелестом листьев за окном, мужчина, обнимая свою даму, в красном платье, словно были очарованы золотистым светом луны. В гостевой комнате не было света, лишь горевшие свечи в настенных подсвечниках, служили единственным освещением в доме, украшали, придавали античность этому дому, излучая в атмосферу запаха плавящегося воска. Воздух пропитался изобилием алкоголя, от шампанского, винных напитков, до эксклюзивных коньячных коллекций, которыми изрядно злоупотребляли гости дома. Чувствовался привкус помады, оставленный след от губ на зеркале у гардеробного шкафа в прихожей, говорил о естественных пылких и страстных отношениях, что переживали посетители частного закрытого клуба утех.
— Вон смотри, уже оттуда выносят кого-то
Указала женщина, сидевшая у камина на Оксану, когда она была на плече мужчины, который выходя из подвальной комнаты клуба, закрыл за собой дверь.
— Вот дикарь понёс девочку насиловать
— Ой, Наталья — возразил мужчина, упрекнув свою даму — Не насиловать, у господина Шолохова тут такие ролевые игры
— Ну, ты скажешь тоже игры — ухмыльнулась стервозной улыбкой брюнетка, не поверив словам своего кавалера — Он же её как мешок тащит, дикарь!
— И, по-вашему — прошипела Оксана недовольно, когда мужчина подошел к ступенькам лестницы ведущей на второй этаж — Я должна всё это терпеть?
— Я, по-моему, не разрешал тебе говорить
— Так послушайте!
Возразила Оксана, возмутившись тому, как мужчина нагло с ней разговаривал, когда он держа её на плече поднимался по ступенькам лестницы на второй этаж дома.
— Я вам не разрешала так со мной разговаривать в таком тоне
— Тише будь! — шлепнул он Оксану по бёдрам, убедительно так, что она еще раз взвизгнула, стиснув зубы, стерпев вновь этот болевой порог ощущений
«Ёбаный дикарь, я себя как дешевой девкой чувствую, как я блядь буду завтра в глаза людям смотреть, весь этот конченный дом видел как он выносил меня как мешок на плече», размышляла Оксана скрепя зубами, в тот момент когда мужчина направлялся с ней по коридору.
— Вот наша с тобой комната дорогая
— Наша с тобой? — была не согласна с таким утверждением Оксана, когда мужчина, держа её на плече, внёс в открытую тёмную комнату, где свет от фонарного столба, уличного освещения дома, простирал золотистую дорожку от окна к входу — Это в каком еще таком смысле?
Расписные стены, словно как художник красками нарисовал на ней картину лета, завораживающей красоты чудесную природу зелёных листьев и деревья. Огромное зеркало в позолоченной рамке висело на стене, по бокам которого висели позолоченные подсвечники. Камин что был под зеркалом, объединённый в общую систему, что и на первом этаже, был выложен из малахита. Кирпичный подоконник дома, был довольно большим, как и огромное окно почти на всю в стену в комнате. Рядом с камином были расположены два красных стула, повернутых спинкой к нему. Посреди комнаты стоял лакированный стол, сделанный из прочного дуба, слева была расположена кровать, каркас которой был выполнен из дуба, его сложная работа и резка на нём узоров могла вызвать восхищение даже у ценителей искусства. В комнате пахло так чудесно розами, этот запах словно как окутал атмосферу воздуха своим дурманом, алые лепестки которого Оксана заметила разбросанными по всему полу.
— Не спорь — войдя в комнату, упрекнул мужчина, проводя рукой по выключателю на стене, включая свет хрустальной люстры висевшей в центре на потолке
— Хорошо
Недовольно прошипела Оксана, понимая, что других вариантов у неё нет, продолжая смотреть на своего дикаря, когда она снял её с плеча, положив на стол в центре комнаты.
— И что мне прикажите делать? — поинтересовалась Оксана, продолжая послушно лежать, смотрела на то, как мужчина разминал своё плечо, отошёл к открытой двери
— Я хочу приватный танец — заявил он, закрывая дверь в комнате, обернулся к Оксане
— Я устала — возразила Оксана, отказывая ему в этой просьбе
— Хорошо — согласился неожиданно Звонарев, потянув немного с ответом — И как нам тогда быть?
— В каком смысле?
Не поняла вопроса Оксана, расположилась сидя на столе, поджав под себя ноги, продолжая пристально, чувствуя себя испуганной кошкой, смотреть на мужчину.
— Я ведь исполнила там танец для ваших друзей
Пытаясь казаться жалкой для этого самца, Оксана склонила голову, скрывая взгляд обиженных лазурных глаз, за прядью свисающих русых волос, опираясь обеими руками на стол.
— Сделала всё, как вы просили
В тоже время, Оксана старалась говорить, осторожно понимая, что мужчина, с которым она находилась в комнате, изрядно пьян и мог пойти на жестокость.
— Я устала
Слёзно молила Оксана, поднимая взгляд влажных лазурных, словно как топаз, глаз на кавалера, который медленно подошёл к столу коснулся кончиками пальцев её подбородка.
— Просто поймите это
— Тише — говорил он, стоя рядом со столом, на котором сидела Оксана, мужчина присел на одно колено — Тише — схватил он неожиданно её за волосы, отгибая голову назад
— А….. — прокричала Оксана от боли, выказывая перед мужчиной своё тело, почувствовала, как его другая рука легла на плоскость её живота
— Ты будешь делать всё то
Утверждал он, ведя рукой по животу Оксане, разговаривал рядом с её губами, когда она специально перед ним их раскрыла, в надежде одарить их жажду страждущей властью поцелуя.
— Что я тебе скажу — угрожающе самец смотрел в глаза Оксане — А теперь просто станцуй мне
— Я же говорю — ответила Оксана, когда мужчина отпустил её волосы, продолжая стоять у стола, на котором она сидела — Я устала, у меня ноги болят
— Очень жаль — неожиданно для Оксаны мужчина показал отчаяние, состроив такое пьяное выражение лица, что она не могла ему отказать
— Ну…. — прикусывая соблазнительно краешек губы, ответила Оксана, вставая на колени, как только мужчина поднялся на ноги, она обвила его шею, прижавшись к его телу, ощущая этот стойкий запах парфюма — Ты же не думал, что я только танцем могу тебя порадовать?
— Прошу один танец
Повторил он, продолжая смотреть в глаза Оксане, не решаясь никак сделать первый шаг к назревающей и создавшейся между ними близости.
— Я ведь не так много прошу…….
Не давая ему договорить, Оксана не устояла перед его обольщением, невзирая на его дикую грубость, этот мужчина скрыто возбуждал её как самец. Впившись в губу кавалера, Оксана хотела утолить тот жаркий пыл, который он вызывал, издавая порочное огненное дыхание покрывающую алую поверхность её пылких губ. Обвивая шею мужчины, Оксана прижалась к нему, стараясь насладиться прекрасным моментом поцелуя, жадно облизывая губы самца, не думая о том, как отреагирует на этот жест её ночной избранник. Его губы словно были как огонь, обжигая пламенем острой чувств, в тоже время возбуждали с ярой сексуальной силой. Обвив бёдра Оксаны крепостью рук, в которых она чувствовала себя уверенно, словно за каменной стеной находясь в надежных мужских объятиях, ощущая теплоту его ладоней, нежность пальцев, сжимающих лаской бархатистую кожу. Чувство этого страстного момента были так высоки, Оксана ощущала себя словно королевой в объятиях, достойного ей дикаря, каждое прикосновение к её бёдрам, нежность его языка и пылкая жажда его губ, не давала покоя искушенному разуму.
— Зачем ты это сделала? — поинтересовался он, продолжая обвивать ладонями бёдра Оксаны, словно не хотел разрушать сложившуюся между ними связь
— А тебе разве не понравилось?
Вела Оксана кончиком коготка указательного пальца по щетине самца, прижавшись к его телу, смотрела в его глаза, царапая возбуждающе большим пальцем этой же руки его нижнюю губу.
— Я просто хотела сделать тебе приятное
— Если ты сама этого хочешь…..
— Хочу
Не обдумывая свои решения, Оксана приткнула губы мужчины подушечкой указательного пальца, беспокоясь разорвать то, что ей с таким трудом удалось сложить с этим дикарём. Раскрывая полностью лазурные голубые глаза, Оксана понимала, что незабываемая ночь находится в её руках, видела в глазах этого кавалера, что он готов пойти на все её искушенные страстью таинства. Беспокоясь, что эта тонкая грань чувств, их отношений может разрушиться, Оксана не хотела давать ему возможность высказать собственное мнение.
— Я сделаю нашу ночь с тобой приятной
Шептала Оксана над ухом мужчины, прижавшись к его телу, впитывала в себе его запах одеколона, перегар коньячного напитка, вкус смол табака, которым пропитался его костюм.
— Буду такой — уверяла Оксана, продолжая пристально смотреть в глаза своего кавалера — Какой ты только захочешь
— Что же
Ухмыльнулся мужчина, когда Оксана, стоя перед ним на коленях на столе, расстегивала пуговицы его пиджака, состроив губы трубочкой, отразив ямочки на щечках.
— Я люблю послушных — выразил он впечатление, после того как Оксана настойчиво, сняла с его тела пиджак, скинув в порыве жажды страсти на пол
— А чего ты еще любишь? — прижавшись к его телу, Оксана была возбуждена ароматом одеколона исходящего от тела самца, чувствовала грудью тепло, которое излучал его крепкий торс
— Иди ко мне — предложил Звонарев, обвив Оксану за бёдра, поднял на руки, по его лицу был видно, как он сильно желал этой порочной близости, его трепет и пылкость дыхания, которое он выражал, возбуждало необычной силой с каждым вздохом — И я тебе всё покажу
— Да?!
Изумилась Оксана в извращенной улыбке, раскрыв алые губы в искушенной форме, чувствовала, что сидит на крепких ладонях самца, скрестив ноги у него за спиной.
— Я уже жажду
Говорила Оксана, когда мужчина поднёс к большой кровати, аккуратно положив её горячее страждущее тело по любви на постель, будоражащий холодок, который она почувствовала спиной.
— Вкусить в себе эти ощущения
— По моим правилам
Заявил мужчина, расстегивая полностью пуговицы лиловой рубашки на нём, оголил торс, стоя рядом с кроватью, его мускулатура и легкий волосяной покров на теле возбудил Оксану.
— Ты ведь будешь делать всё, что я скажу
— Какой ты у меня дикарь
Покусывая, сгорая от предвкушения любви, извивалась Оксана на кровати, чувствовала, как тело сгорало в пламенной жажде порочного соблазна.
— Прямо диктуешь мне условия — вставая на четвереньки, говорила Оксана, почти чуть ли не через каждое слово издавала сексуальный жаждущий стон
— Тебе ведь этот нравится
Развязывая красный галстук на шее, говорил мужчина, когда Оксана стояла перед ним в постели на четвереньках и любознательно улыбаясь, ждала от него дикой решимости.
— А как ты относишься к неизвестности? — протянул он Оксане красный галстук
— Смотря, что ты подразумеваешь под неизвестностью? — спросила Оксана, расположившись сидя на кровати, взяла из рук мужчины красный галстук
— Завяжи глаза
Предложил он, улыбнувшись Оксане, расстегивая рукой ширинку на брюках, другой рукой ловко скинул с себя рубашку, когда она в свободном падении с его могучего торса, упала на пол.
— Обещаю, тебе понравится
— Ну, раз ты обещаешь — ухмыльнулась Оксана, нагнувшись, встала на четвереньки, опираясь локтями на кровать — Как я могу тебе не поверить — говорила она, завязывая галстук предложенной этим самцом у себя на глазах
— Хорошая девочка — успела заметить Оксана в извращенной улыбке, как мужчина достал свой член из брюк, пока она завязывала галстук на глазах
— М…. я хочу уже его попробовать — заявила Оксана, стоя на четвереньках с завязанными глазами в постели, смачно облизнула кончиком языка алые пылкие губы
— Попробуешь — приятно прошептал мужчина над ухом Оксаны, обвив её бёдра, нежностью горячих ладоней, повернул спиной к себе — В себе
— Ты такой настойчивый — обернулась Оксана, была вне себя от дикости мужчины, как он крепко и настойчиво взял её за бёдра развернул к себе задом
Руки самца обвили бёдра Оксаны с обратной стороны, легли его пылкие лаской ладони, прижимаясь горячей стороной к нежной коже. Большие пальцы этого мужчины развели в сторону возбуждённые половые губы Оксаны, так что она смогла почувствовать нежной кожей влагалища, пыл его жаркого дыхания. Издавая порочной лаской стон, выгнув спину и выставив грудь вперёд, Оксана почувствовала огонь его языка, он прошёлся по поверхности её половых губ, собирая сок возбуждения, стекающим по ним щедрым изобилием. Он жадно стал вылизывать влагалище Оксаны, в то время как он изнывала в стонах от переизбытка сильных сексуальных ощущений, выгибая спину, выставляя грудь вперед. Большими пальцами он выделил клитор, после чего смачно стал впиваться в него губами, как будто обсасывая, от чего у Оксаны словно перехватило дух, чувство полной скованности в движениях, миллион сексуальных эмоций ощущала она, продолжая стонать громко, учащенно хватая воздух ртом. Мужчине словно нравилось, как извивалась стоя на четвереньках Оксана, сжимая под собой накидку постели на которой стояла.
Словно штурм всех чувств поразил Оксаны, когда она, выгнув спину, ощутила прилив крови к мозгу, груди и половым губам. Разум как будто уже хотел взорваться, когда Оксана выпрямила спину, откинувшись на тело мужчины который стоял, сзади наступив коленом на постель. Столько сильных чувств переживала Оксана, чувствуя спиной, как прижималась к горячему телу мужчины, когда он схватил её обе руки согнутые в локоть, извивалась в его оковах, переживая сильный момент оргазма. Запрокинув голову к мужчине на плечо Оксана, раскрыла алые губы, изнывая в стонах. В тот момент мужчина впился в них дикой страстью, начал целовать их смачно облизывая страждущие голосом любви губы Оксаны.
— Тише-тише — уверял самец, положив жаркую ладонь на спину Оксану, вынуждая встать перед ним на четвереньках, когда она словно вся текла соком пережитого сильного оргазма
— Ммм…. — выразила впечатление Оксана, изнывая кошкой, продолжая учащенно дышать, переживая момент длящего до сих пор оргазма при котором не могла даже внятно говорить
— Вижу тебе хорошо — говорил мужчина, находясь сзади, когда Оксана, сжимая простыню, накидку кровати, на кровати стояла в постели на четвереньках
— Еще бы — ответила Оксана, голосом безумной страсти, играя телом выгибая и вгибая спину кошкой, играла бёдрами
— Конечно еще — ответил он, положив обе ладони на выставленные упругие бёдра Оксаны, жар которых она ощутила, улыбаясь распущенной искушенной формой алых губ, большими пальцами поразительно нежно развел половые губы — Твоё желание для меня закон
«Оу…. нет-нет только не в презервативе», почувствовала ходок смазки Оксана как в неё начал входить напряженный член самца, облаченный в тонкую материю презерватива.
— А….. — выгнув спину, Оксана ощущала каждой стеночкой своего влагалища, как поразительная мужская мощь медленно входит в неё, продвигаясь со сказочной для неё лаской
Взявшись за роскошные золотистые волосы, мужчина вынудил Оксану запрокинуть голову в искушенной форме улыбке. Грубое отношение, в такой сладкий момент было то, что нужно телу Оксаны, чем грубее казался для неё этот дикарь, тем больше удовольствия она получала в каждом моменте. Прикосновение рук этого дикаря, словно было как пламя на моросящей коже Оксаны, его рука так приятно обвила талию, пока другой рукой, пропуская сквозь пальцы её русые пряди, он держался за волосы, вынуждая голову быть запрокинутой. Сливаясь в жарком поцелуе с губами мужчины, Оксана изнывала искушенным стоном ему в рот, чувствуя тонкость проникновения мужского члена в себя, как его смазка втиралась в каждую её стеночку влагалища. Губы самца были как пламя, жгучими и неповторимыми их вкус их нежность, обаяние его языка, которым он так искусно владел в момент сладострастия поцелуя. Оксана почувствовала, как сознание завелось непомерной дикостью, словно стала, возбуждена парадоксально сильно, не могла сопротивляться такому искушению страстью. Рука этого льва медленно сползла по талии, такта его движения входа члена во влагалище был поразительно нежным, Оксана словно млела воспевая в стонах слияния губ с ним, от того как нежно и плавно входит член в стеночки её влагалища втирая смазку презерватива. Столь же поразительной лаской, он прошёлся по рёбрам Оксаны, завораживая каждым моментом касания пальцев к коже. Раскрывая неожиданно в момент страсти поцелуя алые губы, Оксана поразилась, с какой поразительной нежностью его пальцы и ладонь, прислонившаяся к розовому соску, обвили её грудь.
Располагаясь боком на кровати, Оксана, прижавшись спиной к кавалеру, в объятиях которого он, держа её бедро согнутую ногу в колено, занес за своё тело. Другой рукой он обхватил сочную грудь Оксаны, после чего медленно и очень осторожно с поразительной тонкостью ощущения он ввел член в её влагалище. Запрокинув голову на плечо к мужчине, Оксана, расплываясь в довольстве ощущения, слилась с ним воедино в горячем пламенно поцелуе, который каждым касанием его губ, ласки языка, словно пламя обжигал, доставляя головокружительное сильное сексуальное ощущение. Обвивая рукой грудь Оксаны, мужчина словно был поражен её внушающим размером, будто не хотел с ней никогда расставаться, пока другой рукой до изнывающих стонов терзал пальцами клитор. Чувство как будто в голове разрывался фейерверк, как будто каждый импульс мозга сиял как новогодняя ёлка, всё в голове Оксаны играло ритмом безумной порочной страсти, ощущение которого она не желала уже прекращать и разрывать с ней хоть на мгновение связь. Отдавая себя в объятиях нежных оков, казавшегося ей дикарём мужчине, Оксана расплывалась в довольстве улыбки, словно чувствуя как эмоционально в момент порыва такой любви, прижимаясь к нему спиной, он признавал её своей королевой.
— Я тебя обожаю — прошептала Оксана, оказавшись над телом мужчины, продолжая на нём сидеть, прижала обе ладони к его пылкому торсу — Ты такой мужчина
Проурчала Оксана кошкой рядом с ухом самца, медленно обхватив его член, ввела в себя, раскрывая губы в порочной форме улыбки.
— А….. — простонала Оксана, ощущая, как мужчина обвил её бёдра руками, в тот момент, когда она, выгнув спину перед ним, выставив губы, изнывала порочными стонами
Прижавшись вновь к телу самца, Оксана не выдержала долго расставания губ, словно одичалой кошкой слилась с ним воедино поцелуем неутолимой страсти. Кружась в водовороте сильных порочных чувств, Оксана, изнывая в стонах, играя бёдрами находясь на теле дикаря. Оксана чувствовала, как его напряженный член проникает в неё, растягивая трением необузданной порочной силы нежные их стеночки. Чувство того что глаза галстуком были закрыты, не видя всей картины, а лишь представляя её по ощущениям, как его руки трогали тело Оксаны, бёдра, талию грудь, доставляло сказочное сокрушающее разум удовольствие. Испытывая каждое касание его пальцев к телу, обжигающих теплом трения ладоней всё это погружало сознание Оксаны в омут порочных сексуальных чувств.
— А-а-а….. — простонала Оксана, сорвавшись с члена мужчины, упала рядом с ним на постели, извиваясь в конвульсивном припадке, раскрывала алые губы молча, как рыба, смотрела через повязку галстука на глазах — М…. — прикусывая краешек губы
— С тобой всё нормально? — прошептав над ухом Оксаны, спросил мужчина, будто беспокоясь за тот сильный оргазм, что она переживала в долях глубинах разума, своих порочных чувств
— Да — ответила Оксана, повернувшись к нему лицо, впала в объятия его крепких и нежных тёплых рук — Мне нужно отдохнуть
— Мне уйти? — нежно одарил он её страждущие губы приятным касанием поцелуя
— Нет — возразила Оксана, коснувшись пальцами щетины его подбородка, смотрела на него через повязку галстука надетого на глазах — Я хочу, чтобы ты оберегал мой сон
— Как скажешь — прижал он тело Оксаны, когда она так нежно издала стон, оказавшись в его оковах, нежным сапом, дышала ему в плечо, ласкаясь, как кошка в оковах могучего для неё льва
***
Жужжание мухи прямо над ухом, разбудило Оксану, когда она открыла глаза, находясь в большой расправленной постели. За окном уже играли лучи восходящего солнца, шумели листьями садовых деревьев, где-то на улице было отчетливо слышно, как проголосил петух. Лай деревенских собак, словно как будильник был для этой деревенской местности. На улице слышались чьи-то голоса, как будто кто-то разговаривал стоя на крыльце дома. В самой комнате, пахло перегаром, вкус сигар, табак которых относился к высокому качеству, а так же чувствовался привкус кожи, как предположила Оксана, этот запах был принесен вместе с одеждой из подпольного клуба, внизу в подвале дома.
Снимая с глаз повязку, галстук, Оксана заметила, что на столе в центре комнаты лежал пепельный пиджак мужчины, с которым она провела ночь. Приподнявшись с постели, скинув с себя пышное толстое одеяло, Оксана заметила мужчину стоящего спиной у окна. Головокружительная слабость терзало тело Оксаны, а ноги изнывали болью, так что словно уже хотелось кричать. Прикусывая краешек губы, Оксана сдержала в себе порыв испытываемой боли в ногах, приподнялась с постели, опираясь на подушку локтями, убрала с головы этот красный галстук, что служил повязкой на глазах, прошлой ночью.
— А я всё ждал, когда же ты проснёшься — ответил мужчина услышал, как Оксана приподнялась на постели — Прости, за то что вчера неловко получилось
— За что простить? — не поняла намёка Оксана, посмотрев удивлённо на Звонарева, прикрывая ладонью глаза от ярких проникающих лучей солнца в комнату
— Ну, я вроде как вчера грубо с тобой обращался
— А….. за это — смутилась Оксана, отражая ямочками на щечках блеклый румянец — Ты по-моему исправил всё вчера это сексом
— И за это тоже прости
— Да сейчас-то за что? — удивлённо продолжала смотреть Оксана на этого мужчину
— Я не должен был тебя к этому принуждать
— Ты и не принуждал — пожав плечами, Оксана прикрыла грудь одной рукой, потянула на себя пышное большое одеяло — Я сама этого хотела, это я тебя совратила и склонила к этому
— Ах… вот значит как — ухмыльнулся он, но всё же поверил словам Оксаны — Что же, ты хотела поговорить с Прутковой
— Да если еще это возможно
Продолжая прикрываться одеялом, ответила Оксана, смотрела удивлённо на мужчину, что задвинул штору, создал в комнате приятный для глаз полумрак.
— Я бы хотела поговорить с ней прямо сейчас
— Но ты же вроде как…..
— Вроде как — улыбнулась Оксана, состроив шикарную форму потускневших от помады губ — Она ведь тоже женщина
— Хорошо
Направился к выходу из комнаты, мужчина, проходя мимо стола, остановился, обернувшись, посмотрел на Оксану, когда она наблюдала за ним лежала в постели, прикрывая одеялом грудь.
— А вот скажи, я даже не буду спрашивать, зачем тебе Пруткова, но мне просто символически интересно, та информация, которую ты из неё хочешь узнать, стоит вчерашней ночи?
— О… безусловно — ответила Оксана мило улыбнувшись мужчине, пытаясь ему понравиться обаянием своей улыбки
— Я скажу своим друзьям — поднимая пиджак со стола, рядом с которым стоял — Чтобы к тебе привели Пруткову
«Нет, я не могу его отпустить, особенно после того, что между нами произошло, но как же Корнилов, блядь какой же сукой я себя чувствую», размышляла Оксана, устроив внутри себя борьбу между разумом и чувствами.
— Ты уезжаешь? — поинтересовалась Оксана, состроив горечь разочарования на лице, всем своим видом пыталась показать какую боль, принесёт ей разлука с этим мужчиной
— Ты хочешь, чтобы я остался? — удивился он, заметив печаль на лице у Оксаны
— Подвезешь меня на работу? — не обдумав своё решение, спросила Оксана, желая всеми своими чувствами, еще хоть немного побыть с этим самцом
— Смотря, где ты работаешь — ухмыльнулся он, надевая на себя пиджак, продолжая смотреть на Оксану, будто любовался ею
— А знаешь — сохраняя иронию улыбки, ответила Оксана — Просто позови Пруткову, не надо ничего выяснять
— Может быть, хочешь что-то сказать?
— Скажу — заверила Оксана, успокоив мужчину, заметила, как серьёзно он посмотрел на неё — Но после, мне нужно сначала поговорить с этой дурой, она что-то знает и я хочу её допытать
— Я могу пригодиться?
— Да в качестве палача — разговаривая вполне серьёзно, пояснила Оксана, прикрывая одеялом грудь, натянула его на себя — Отрубишь ей что-нибудь, если она начнёт меня злить
— Чего? — сделал вид Звонарев, словно испугался, когда посмотрел на серьёзное выражение лица, с которым это говорила Оксана
— Да ладно я шучу — успокоила Оксана, улыбнувшись, отразила ямочки на щечках
— Я уже подумал, что придётся разбираться с этой Прутковой
— Если придётся — ответила Оксана — А сейчас, если ты не против, я бы одела что-нибудь на себя
— Твоя одежда вон там на стуле — указал мужчина на стул у каменной кирпичной кладки, которая служила подоконником для окна
— Это не моя одежда — возразила Оксана, заметила черное короткое платье, лежавшее там и черные туфли, что стояли рядом с ножкой стула
— Правда? — не поверил сначала, спросил мужчина, подойдя к двери, застёгивал пуговицы серного надетого на нём пиджака
— А где мой сарафан? — спросила Оксана, но почему-то сразу передумала — Хотя знаешь, возможно, и мне эти вещи пригодятся больше
— Нет, если есть проблемы — уверял Звонарев, оказывая заботу и волнения, продолжал стоять у закрытой двери в комнате — Я могу попросить своих друзей, тебе могут принести именно твои вещи
— Нет, проблемы нет — отвечая на вопрос, взволнованно говорила Оксана, держа одеяло на груди, скинула ноги с кровати, касаясь голыми ступнями прохладного пола в комнате — Мне нужны именно эти вещи
— Тогда я пойду, приведу Пруткову
— О… сейчас это будет очень кстати
Набираясь смелости, чувствуя всё еще боль в ногах после танцев на пилоне и на столе, Оксана никак не могла решиться с мыслью встать самостоятельно с постели.
— А сейчас просто иди
— Всё нормально? — спросил он, вновь выказывая заботу на лице — Ты себя неважно чувствуешь
— Я же сказала
Сжимая ткань одеяла, которое лежало на груди, прошипела сквозь зубы Оксана, чувствуя как кости в ногах после напряженной работы на пилоне ломило болью.
— Всё нормально
Говорила Оксана, скрывая взгляд боли за прядью русых золотистых волос, не хотела показывать мужчину свою слабость и ранимое состояние, которое угнетает её.
— Просто иди, позови сюда эту дуру
— Как скажешь — ничего больше не добавив, мужчина открыл дверь и вышел, сразу же закрыл её за собой, оставив Оксану одну в этой комнате
— Фу… блядь наконец-то
Изнурённо вздохнула Оксана, вставая с постели, прикрывая одеялом, которое не смогла удержать в руках, что под тяжестью собственного веса упала на пол, прямо в ноги.
— Ну и ладно — стоя на полу, дрожащими ногами, чувствовала, что скора упадёт, слабость была такой невыносимой, что Оксана с трудом нашла в себе силы, маленькими и неуверенными шажками, стала направляться к стулу с одеждой — Обойдусь без него
«Я смогу я выдержу, я не могу упасть, я же танцевала, блядь ну зачем я это делала, зачем, ведь я столько времени не пробовала, а тут еще эта чертова пункция», передвигаясь постепенно неуверенно к стулу, думала про себя Оксана, корила себя за танец, прошедшей ночью.
— Ай…..
Взвизгнула Оксана, после того как ноги подвели её и она рухнула на колени, цепляясь за стул повалив лежавшую на нём одежду на пол.
— Ну блядь пиздец — сгорая от недовольства, Оксана больше не могла стоять на четвереньках, рухнула в кучу развалившейся одежды на полу рядом с опрокинутым стулом
— Звонарев я буду жаловаться — услышала Оксана сразу как открылась дверь в комнату, возмущенный голос Прутковой — Что вы и ваши люди себе позволяете
— О… господи….. — заметил мужчина, который вошёл следом за темноволосой женщиной в чреном коротком платье, как лежала Оксана на полу в куче, развалившейся одежде — Что здесь произошло
— Ничего
Прошипела Оксана, продолжая ненавистно смотреть на Пруткову и на мужчину, но больше на брюнетку, что встала у входа, разинув рот, не могла проронить ни слова от увиденной картины.
— Просто я тупая курица — грязно выругалась Оксана про себя, сгорая от стыда за своё поведение, в тот момент, когда мужчина в сером костюме быстро подбежал к ней, присел на одно колено
— Ну надо же — ухмыльнулась Пруткова, отражая сарказм в своей улыбке — Бедняжка подвернула ножку, а господин Звонарев уже встал перед ней на колени, пытаясь помочь
— Пруткова вас это не касается — со злостью в голосе ответил Звонарев, помогая Оксане придерживая за руку, подняться с пола — Закройте свой рот, пока вас не спросят
— Стоило ей повертеть перед вами задом, так вы всё уже её принц
— Заткнитесь
«Тупая курица, как мне хочется тебя чем-нибудь треснуть», поднимаясь очень аккуратно, при поддержке мужчины, размышляла Оксана, с ненавистью продолжая смотреть на женщину, стоящую в углу комнаты у входа.
— Я с ней сама поговорю
Уверяла Оксана, присев на стул, когда мужчина, держа её за сустав предплечья, другой рукой поставил на ножки, лежавший на полу стул.
— Можешь идти дорогой — заявила Оксана, располагаясь на стуле, взяла из его рук черные ажурные трусики, посмотрела на мужчину теплым взаимным взглядом чувств, ощущая от него поддержку
— Я могу постоять в комнате
— Это без надобности — ответила Оксана, сидя на стуле, начала надевать на себя черные трусики, продолжая недовольно смотреть на Пруткову
— Как знаешь
Коснулся он лица Оксаны, прошелся большим пальцем по её губам, продолжая смотреть в её пленительные лазурные голубые глаза, легким поцелуем одарил страждущие алые губы.
— Я побуду за дверь — уверял он, отойдя от Оксаны, продолжая на неё смотреть так, как будто был очарован её красотой — Если вдруг что-то случится
— Как же так быстро — удивилась Пруткова, присаживаясь на красный стул у входа открывшейся двери, через которые выходил мужчина в сером костюме — Удалось захомутать господина Звонарева?
— Это не ваше дело! — возразила Оксана, аккуратно вставая со стула, посадила резинку черных трусиков на талию, после чего вновь села вернувшись на стул
— Обычно такого мужчину не так легко завоевать — выражала впечатление, темноволосая женщина, продолжая сидеть на стуле у входа — А тебе удалось всего за одну ночь
— Давайте вернёмся к теме Филатовой — возразила Оксана, давая понять этой самодовольной натуре, что данная тема разговора ей больше не интересна — Какие лекарства она принимала?
— А что так — решила Пруткова позлить, хотела вывести из себя Оксану — Тема про депутата Звонарева тебе больше не интересна?
— Как часто она принимала фенобарбитал? — поинтересовалась Оксана, играя с брюнеткой в игру, словно кто кого переспорит — Да и зачем такое сильно лекарство?
— Это так важно?!
— Да блядь это важно — рявкнула Оксана, вставая со стула нашла в себе силы, свирепым оскалом глаз посмотрела на брюнетку что доставала её, сжав пальцы обеих рук в кулаки — Твоя подруга там умирает, а я не знаю как ей помочь
— Но задницей на пилоне вертеть ты можешь — сдерживая смех, Пруткова прижала руку к губам, почесав нос фалангой указательного пальца — И трахаться с депутатами у тебя это отлично получается
— Мне позвать Звонарева? — поинтересовалась Оксана, весьма спокойно, прислонив подушечки бюстгальтера к розовым соскам, не придавая значения словам этой женщины
— Хорошо — повела губами недовольно Пруткова, представляя иной исход дальнейшей своей злобы, решила согласиться с мнением Оксаны — Катя принимала его каждую ночь, чтобы уснуть
— Почему в этот раз так много? — спросила Оксана, медленно отходя к окну, чувствуя дрожь и слабость в ногах
— Да она была зависима на них
Ответила Пруткова так, Оксана в этот момент, когда она говорила это, обратила внимание, что в мимике на лице этой женщины говорило о том, словно она лжёт, будто что-то не договаривает.
— Принимала их каждую ночь — уверяла брюнетка, пытаясь казаться Оксане искренней в момент этого диалога — Видимо в ту ночь, когда всё это случилось, она приняла большую дозу
— Зачем ей было это делать? — поинтересовалась Оксана, подойдя медленно к кровати, на которую мужчина, уходя из комнаты, положил приготовленное для неё черное короткое летнее платье
— Не знаю
Отвечая на вопрос Оксаны, женщина смотрела внимательно, как она надевала на себя платье, чувствуя слабость в ногах села на кровать, положив его на колени, дотронулась руками до голени.
— У нас были некоторого рода крупные сделки — пояснила она, когда заметила что Оксана, растирая ногу пальцами, на неё злостно посмотрела
— Она казалась вам взволнованной? — спросила Оксана, чувствуя, как голени сводит судорожной болью, растирала кожу пальцами, пытаясь прервать эти болевые ощущения
— В нашей работе
Ответила с ухмылкой Пруткова, женщину словно забавляло страдания Оксаны, то, как она переживала эту боль в ногах, доставляло ей словно сексуальное удовольствие.
— Когда наши клиенты заключают через нас многомиллионные сделки с недвижимостью
Утверждала она, положив ногу на ногу, в тот момент, когда Оксана, медленно встала с кровати, чувствуя, что боль уже утихла, взяла платье что лежала у неё на коленях в руки.
— Будет разумно предположить, что нервы у всех буду на пределе
— Ваша подруга была юристом в сфере недвижимостью?
— Как вы уже наверно это поняли
— А где вы были на тот момент, когда всё это произошло?
— Простите! — возразила Пруткова, посчитав этот вопрос для неё непристойным к ответу — Я что-то не запомнила вашего удостоверения, вы ведь из полиции?
— Нет, я не из полиции
Одевая на себя, платье, стоя напротив зеркала и возле кровати, Оксана извивалась королевской коброй, наслаждаясь, как его нежная ткань атласа скользила по бархатистой коже.
— Но поверьте — уверяла Оксана, расправляя платье на бёдрах, обернулась к своей собеседнице, состроив — Если есть хоть какая-то причастность вас к этому делу
Говорила Оксана, сев снова на постель, ощущая как голени начало сводить судорожной знакомой ей под это утро болью, от которой она сводила зубы и начинала ими скрипеть.
— Вам лучше будет признаться мне сейчас
— С какой это стати — рассмеялась Пруткова — Вам я ничего говорить не буду и не обязана
— Тогда я просто могу сообщить областному прокурору Волкову — прикусывая краешек губы, нашла Оксана аргумент достойный усмешки этой темноволосой женщины — Он вызовет вас через повестку к себе и там допросит
— С чего бы Волкову это делать? — недоверчиво спросила Пруткова, не поверив угрозам Оксаны
— Не знаю — пожала плечами Оксана, когда сидела на кровати одной рукой поправляла платье на бёдрах, другой рукой растирала ладонью голень — Наверно потому что я могу попросить его об этом, вы знаете мы с ним в хороших отношениях
— Так же как со Звонаревым?
— Мне попросить зайти господина Звонарева? — переспросила Оксана, обращая внимание, что женщина опять начинает насмехаться над нею
— Думаю, не стоит — возразила Пруткова, понимая, чем это может для неё закончиться
— Тогда может обратиться к Волкову — предложила Оксана другой вариант, состроив коварную ухмылку на губах — Чтобы вас вызвали в прокуратуру для дачи показаний
— Вы блефуете! — утверждала Пруткова, как будто заранее знает, что Оксана её проверяет
— А вы хотите это проверить? — интересовалась Оксана, направляясь медленно к окну, ступая осторожно по паркету голыми ногами
— Да, пожалуйста — продолжая улыбаться улыбкой стервы, ответила Пруткова — Я лучше буду говорить с прокурором чем с дешевой шлюхой танцующей на пилоне
«Наглая самодовольная дрянь, оу… кажется, эти машины приехали за мной, да уж быстро они нашли меня, ну теперь разговор пойдет по-другому», заметила Оксана когда стояла у окна, как к ограде подъехали две черные машины одна из которых, черный седан, была ей знакома.
— Вон там, кажется, гражданин Волков приехал за мной
— Опять дешевой развод — не поверила Пруткова ни единому слову Оксаны
— Хотите проверить? — обернулась Оксана, положив руку на талию, заметила, как женщина занервничала, вставая со стула, направилась к окну, у которого она стояла
— Вы не можете знать Волкова — по лицу женщины словно пробежала паника, она отошла на шаг от Оксаны, когда стремительно направлялась к ней — Не-нет только не вы
— Почему же
Уверяла Оксана, мило улыбаясь, отразила ямочки на щечках, повернувшись к своей собеседнице, опираясь бёдрами на кирпичную кладку.
— Сейчас они войдут сюда с Васильевой в комнату
Нахмурила Оксана губки трубочкой, отражая пафос, наблюдая как по лицу Прутковой, пробежал ужас, её лицо словно преобразилось, женщина, словно испытывала дикий страх.
— Правда сцена воспитания меня той темноволосой женщины, вас может и касаться не будет, но если я укажу пальцем на вас, подумайте, какие вопросы они захотят задать вам
— Это всё Шувалов — утверждала она, испугавшись тому, что ей говорила Оксана, вдруг неожиданно поверила её словам — Это всё его затея……
— Так…. — потянула Оксана, присаживаясь на подоконник выложенный стеной из кирпичной кладки — Что-то мне намекает, что это не был несчастный случай
— Это не я — утверждала Пруткова, беспокоясь за себя, с оглядкой посматривала на закрытую двустворчатую дверь за спиной — Это всё Шувалов это его была идея заключить эту проклятую сделку
— Кто такой Шувалов? — поинтересовалась Оксана, положив ногу на ногу, отразила прелесть упругих бёдер, красота которых вырисовывалась за счёт разреза платья спереди
— Шувалов Михаил Юрьевич — рассказывала Пруткова — Местный воротила владелец крупной сети супермаркетов, кстати вот та сделка из-за которой всё началось, это была его идея……
— Да-да — говорил Шолохов, когда дверь комнаты открылась и первой на пороге стояла Васильева в обворожительном чреном вечернем длинном платье, женщина с гордым выраженным видом, перешагнула порог — Вот ваша Оксана Владимировна
— Ну и как это называется? — поинтересовалась суровым голосом Васильева, переступив порог открытой двери, не слушая хозяина этого дома
— Простите, а вы кто? — возмутилась Пруткова, вставая со стула на котором сидела
— Исчезни! — взмахов руки Васильева указала этой брюнетки, куда стоит ей пойти
— Как вы со мной разговариваете?! — возмутилась Пруткова, на то, как вульгарно распорядилась Васильева, обращаясь к ней словно даже за человека её не считая
— Ты что оглохла? — обернулась Васильева, злостным взглядом посмотрела на брюнетку, которая стояла у открытой двери
— Лидия Константиновна — возразила Оксана, вмешиваясь в напряженный разговор — Вообще-то она мне еще нужна
— Вообще-то ты едешь домой! — заявила Васильева, когда подошла к Оксане, схватила её за кисть руки — Хватит уже, натерпелась я от тебя
— Я не могу — была не согласна, запротестовала головой в разные стороны Оксана, упираясь, пытаясь за что-то схватиться, лишь бы не идти с Васильевой — Только не сейчас
— Хватит Оксана!
Не сдержала себя Васильева и со всего размаху влепила Оксане жгучую пощечину по лицу, принуждающую с диким визгом упасть на колени перед этой женщиной.
— Я устала от всего этого уже
Уверяла Васильева, стоя над телом Оксаны, когда она сидела перед ней полу комнаты рядом с кроватью, поджав под себя ноги, опустив голову, потирала щеку, по которой пришёлся удар.
— Я устала от твоей лжи
Рассказывала, продолжая кричать, говорила Васильева, по её эмоциональному состоянию было понятно, что эту ночь она пережила в тревоге, безудержно переживая за Оксану.
— От того как ты отравляешь жизнь другим людям
— Я не просила вас меня искать — продолжая смотреть в пол, склонив голову, потирала Оксана щеку, которая словно полыхала жаром от удара пощечины
— Но ты нуждалась в этом
— Нет, не нуждалась — подняла Оксана заплаканный слёзный взгляд на женщину что стояла рядом с нею — Я даже телефон выкинула, чтобы только тебя не видеть, да за то, что ты со мной сделала…..
— Хватит! — рявкнула Васильева и тоном своего свирепого голоса, словно вынудила Оксану замолчать
— Что здесь происходит? — услышала Оксана голос Звонарева в коридоре, мужчина направлялся к открытой двери комнаты — Что вы здесь делаете и кто вы вообще такая
— Кто вы вообще такой? — возмутилась Васильева, как Звонарев гордо вошёл в комнату
— Депутат государственной думы Звонарев Сергей……
— Это твой? — не став дальше слушать представления этого мужчины, спросила Васильева, обращаясь к Оксане
— Да даже, если мой то, что? — поинтересовалась Оксана, огрызнувшись с Васильевой
— Моя дочь хочет тебя видеть — схватив за руку Оксану, она принудила её подняться и встать с колен — И я хочу показать ей, что с тобой всё в порядке и ты ни в чем не нуждаешься
— Простите дамочка, а вы кто? — поинтересовался Звонарев, поправляя воротник пепельного надетого на себе пиджака
— Я та — заявила Васильев, обернувшись, посмотрела недовольно на мужчину — Кого тебе лучше никогда не знать и не видеть
— Да ну? — не поверил мужчина но, всё же ожидая опаски, что Васильева что-то выкинет, остался стоять у входа в комнату
— Не веришь? — сурово посмотрела Васильева, на стоящего у входа мужчину — Ты хочешь проверить, вру ли я тебе или нет?
— Юрий Леонидович Волков — представился мужчина в черном деловом костюме, встав у входа рядом со Звонаревым — В чем дело господа
Предложил он пожать руку мужчине в сером пепельном костюме, любезно при этом состроив хитрую ухмылку.
— И дамы — любезно поклонился он перед Васильевой, удивлённо посмотрела на Оксану и её взъерошенные волосы
— Волков? — удивилась Пруткова, зная прекрасно не по слухам эту фамилию — Значит, она не врала, вы действительно знаете эту блондинку? — указала она на Оксану, когда Васильева продолжая держать её за руку, не отпуская от себя ни на шаг
— Оксана Владимировна Орлова — представил Оксану, Волков вошел в комнату, оглядывая дорогу атмосферу — Ведущий кардиохирург в областной московской больнице, сейчас как криминалист, расследует дело умершей дочки Филатова, считая её почему-то не умершей
— Она жива! — утверждала Оксана — Хотела бы я видеть ваши рожи, когда я вам докажу обратное
— Позитивный настрой — почесывая щетину на лице, ухмыльнулся Волков — Криминалисты зафиксировали её смерть, на месте не было найдено ни следов драк ничего подобного, чтобы послужило нападением на потерпевшую
— Вы не видели то, что я видела там, в морге! — прокричала Оксана на всю комнату, понимая, как глупо её Волков выставил не в лучшем свете
— Оксана Владимировна считает, что Екатерина Михайловна Филатова — рассуждал Волков, проходя по комнате, рассматривая расписанную красками, пейзаж на стене — Еще жива
— Так и есть утверждала Оксана
— Где твой плащ девочка? — поинтересовалась Васильева, серьёзно посмотрев на Оксану
— Она оставила его у Львовой — пояснил Гордеев, встав у входа в комнату, посмотрел возмущенно на Оксану — Оксана Владимировна переодела Львову там, в туалете, сделав её собой, когда я погнался не за тем человеком
Рассказывал Гордеев, молча пожав руку Шолохову и Звонареву, после чего перешагнул порог открытой двери, вошел в комнату, оценивая беглым взглядом, богатую обстановку.
— Оксана Владимировна в тот момент спокойно вышла из туалета и скрылась на такси
— Поймите — уверяла Оксана, посмотрев то на Гордеева, то на Волкова, потом виноватым взглядом на Васильеву — Мне было нужно поговорить с подругой Кати Филатовой, она здесь это Пруткова
— У нас пока нет веских оснований и повода для задержания Прутковой — возразил Волков, в ответ на то, как недовольно Гордеев посмотрел в его сторону — Но я думаю, если отец Филатовой будет настаивать на возбуждение уголовного дела, мне придётся вызвать гражданку Пруткову к себе на разговор
— Я-я-я….. — растерялась Пруткова не зная, что и сказать, как будто рыба просто раскрывала рот, казалось будто от шока, она хватала ртом воздух — Я-я-я этого не делала…..
— Успокойтесь Пруткова вас никто пока не допрашивать и допрашивать не будут
— Но в прокуратуру для дачи показаний вызовут — съязвила Оксана, не обдумав свою речь — Так что лучше сейчас, чтобы смягчить себе срок хотя бы на общий режим, а то может быть вообще условный, лучше признаться сейчас
— Вам есть что сказать? — вопросительно посмотрел Волков в сторону Прутковой, когда брюнетка, словно как зашуганная кошка забилась в угол в коридоре за открытой дверью комнаты
— Давай говори — прошипела Оксана, хотела уже ринуться на Пруткову, но Васильева задержала её схватив за руку, не давая ей дойти пару метров до открытой двери — Пока тебе браслеты на руки не надели, потом будет поздно
— Я же вам сказала это всё Шувалов
— Поехали домой — заявила Васильева, потянув Оксану за руку
— Лидия Константиновна — возразил Волков, коснувшись руки навязчивой женщины брюнетки, что держала Оксану за руку — Она же не обута, куда вы её тащите
— Да конечно — состроив любезную ядовитую улыбку, ответила Васильева — Где твоя обувь милочка?
— Вот туфли для Оксаны Владимировны
Поднял с пола Волков черные туфли и поднёс их к ногам Оксаны, мужчина сел перед ней на одно колено, любезно протянул туфель. Сгибая ногу в колено, Оксана обула её в черные туфли, когда мужчина, сидя на одном колене, держал как джентльмен перед ней обувь. После чего имея такую наглость, Оксана согнула вторую ногу, предварительно правую выпрямив, обула левую ногу, любезно улыбнулась Волкову, за предоставленные им такого рода услугу.
— Постойте Оксана Владимировна — обратился Волков, расстегивая пуговицы черного пиджака, снимая его тут же с себя — Вот возьмите
— Ну что вы — смутилась Оксана, не зная, какое принять решение, продолжая смотреть на протянутые в руке черный пиджак мужчины — Это без надобности
— Одень! — прошипела недовольно Васильева
Повернувшись спиной, Оксана позволила Волкову, одеть на себя его черный пиджак, который пропитался «Liz Claiborne Curve for Men», оттенки лаванды, кедра и мускуса почувствовала она в насыщенной единой композиции парфюма.
— Хорошая девочка — провела Васильева по спине у Оксаны
— Пойдёмте — предложил Волков свой локоть, позволяя Оксане овить его руку своей, прижавшись к его телу, ощутила исходящий запах парфюма, которым была пропитана его белая рубашка
— Мне нужно в больницу
Заявила Оксана, чувствуя себя виноватой перед Звонаревым, когда выходила из комнаты, переступая через порог, заметила как мужчина в пепельном костюме, ревностно на неё посмотрел.
— Я еще могу помочь Филатовой!
— Не нужно тебе никуда — проворчала Васильева, направляясь следом за Оксаной
— Пожалуйста
Обратилась Оксана, когда подошла к ступенькам лестницы, коснулась ладонью торса Волкова, посмотрела мужчине, стоящему перед ней ранимым взглядом в глаза.
— Она может быть еще жива
— Откуда вам знать
— Потому что если нет! — заявила Оксана — То мы позволим закопать в землю живого человека
Утверждала Оксана, спускаясь по ступенькам лестницы, в гостиную дома, коснулась рукой рамки дорогой висевшей на стене картины с нарисованным пейзажем местности. В гостевой комнате был легкий полумрак, шторы были, слега прикрыты. Тенистые оттенки качающихся за окном садовых деревьев, извиваясь под властью ветра, вырисовывали по стенам, полу и потолку дома, страстные танец природы. Камин что был расположен у стены гостевой комнаты неподалеку у лестницы на второй этаж, уже притушен, но от него всё еще чувствовалось тепло исходящего жара. Воздух пропах терпкими коньячными напитками, нежным ароматом лаванды и жасмина, так же искушенным вкусом помады. На, столике рядом с диваном и на полу около камина стояли бокалы из-под шампанского, вина и коньячных напитков, на некоторых стеклах которых сохранились страстные алые отпечатки губ. Лепестки алых роз, были рассыпаны на софе, напротив камина создавая романтическую обстановку прошедшей ночи. На подлокотнике кресла, стоящего спинкой к окну лежали чьи-то розовые ажурные трусики, когда на полу расположен такой же цветом бюстгальтер
— Да с чего вам знать? — утверждал Волков, проходя по гостевой комнате, заметил как в пепельнице стоящей на столе, всё еще дымилась сигара
— Она жива! — повторила снова это Оксана, направляясь по гостевой комнате, не слышала доносящуюся музыку с подвала где был расположен закрытый клуб
— Вы не знаете наверняка
— Просто отвезите меня в больнице
— Юрий Леонидович — возразил Гордеев, коснувшись рукава белой рубахи Волкова, обращая на себя его внимание — Если Оксана Владимировна хоть на чуть-0чуть права, то мы рискуем закопать живого человека
— Она не права — опроверг такое заявление Волков, когда они с Оксаной подошли к открытой двери дома, откуда чувствовался душистый запах цветущей зелени
— Вам не откуда это знать!
— Скажите это потом гражданину Филатову — привел весомый аргумент Гордеев — Когда мы с вами позволим ему закопать еще живую дочь
— Хм…. — повел недовольно губами Волков, стоя в проходе открытой двери, держал рядом с собой за руку Оксану — Что же ладно
— Что ладно? — подбежала тут же взволнованно Васильева к Волкову, отражая в глазах недовольство, посмотрела на этого мужчину
— Но помните Юрий Валентинович — уверял Волков, состроив довольно внушительное серьёзное выражение лица — В этот раз я шутить не буду — вышел мужчина, держа Оксану теперь уже за руку на крыльцо дома, осматривая качающиеся от ветра садовые деревья
— Мне достаточно лишь один раз повторить — возмутился Гордеев, вышел следом за Оксаной на крыльцо дома, когда Волков услышав его обернулся, закрывая собой яркие солнечные лучи
— Что же
Почесывая подбородок, ответил Волков, отошёл от Оксаны и правым ударом руки зарядил хук прямо в челюсть Гордееву. От полученного удара, мужчину выбросило со ступенек, он упал на каменную плитку в саду, пытаясь удержаться сначала на ступеньках, но потерял равновесие.
— С первого раза
Говорил Волков, потирая кулак которым зарядил в челюсть Гордееву, подошёл он к ступенькам крыльца, по которым кубарём скатился мужчина от полученного удара.
— Господин Гордеев вы явно не поняли — рассуждал Волков присев на корточки — Надеюсь, с этого раза я вам достаточно объяснил, что с Оксаны Владимировны глаз не спускаться
— Мне нужно показать её своей дочери
Прокричала, возмутившись, выбежала Васильева на крыльцо, посмотрев самокритично на картину развалившегося Гордеева на каменной плитке в саду.
— Она поедет домой
— На этот раз
Обернулся Волков, суровым недовольным взглядом посмотрел на Оксану, когда она с ужасом в глазах не ожидая такой реакции, стояла на ступеньках крыльца, раскрыв алые губы.
— Оксана Владимировна подумайте очень опрометчиво — предупредил Волков, указывая на Оксану пальцем — Прежде чем убегать от того, кто за вас в ответе головой
— Я всё понял Юрий Леонидович — выставив руку, словно это защита от возможного удара, поднимала Гордеев с земли, отряхивая другой рукой свой пиджак
— Надеюсь, господин Гордеев — положив Волков руку на плечо к Гордееву, убедительным взглядом посмотрел в его глаза — Потому что я очень не люблю повторять дважды того, что я вам уже до этого говорил
— Я всё понял — утверждал Гордеев, беспокоясь снова испытать на лице правый хук от Волкова
— Да и пускай эта Львова
Ухмыльнулся Волков, направляясь, держу Оксану за руку, говорил, словно как будто насмехался над мужчиной, кому врезал по челюсти.
— Раз она такое учудила
Говорил он, наблюдая за проходящей яблоней как на её покрытых зеленью листьев ветками садового дерева, цвели зелёные плоды.
— Хочу, чтобы проблема Оксаны Владимировны
Отдавая указания, держа Оксану за кисть руки Волков, словно не хотел слушать её возражения и те визги, когда она издавала, когда чуть не наступила на камень, расположенный на дорожке, пролегающей по саду.
— Теперь стала её головной болью
— Я сам могу присмотреть за Оксаной Владимировной
Уверял Гордеев, поправляя пиджак и стряхивая с него лепестки и траву, направлялся следом за Волковым и Оксаной.
— Тем более, когда Львова в положении
Объяснил Гордеев, заставив Волкова обернуться, от удивлённо мысли лицо мужчины, который держал за руку Оксану, приобрело, скрытый в мимике на лице, интерес.
— Значит, та рыжая врач всё-таки беременна, а я-то, думаю, что у неё так живот как будто выпирает
— А что вы на меня так смотрите?
Удивилась Оксана, нагнувшись потирая голень, после того как наступила на камень взвизгнула и ногу от ужаса того, что она могла упасть вновь свело судорогой.
— Я сама была удивлена, узнав, что эта рыжая сука беременна
— Оксана?! — воскликнула Васильева, следуя за Гордеев по каменной дорожке, пролегающей вдоль сада к воротам, ограде дома — Но ведь нельзя же так же выражаться
— Приберегите лучше свои эмоции Лидия Константиновна — утверждала Оксана, когда Волков, отпустил её руки, подходя к ограде дома, мужчина открыл перед ней дверь — Я всё-таки, если вы не забыли, дважды спасла жизнь вашей дочери, хотя нет трижды
— Именно поэтому ты до сих пор еще жива
— Лидия Константиновна
Возразил Волков, когда Оксана, сгибая ногу в колено, переступала через проход открытой перед ней дверью, вышла из ограды дома, на улицу встав сразу на бетонную плитку тротуара.
— Давайте без прямых угроз
Утверждал Волков, выходя следом за Оксаной из ограды дома, в тот момент, когда она стояла у кармана рядом с дорогими роскошными машинами, припаркованными у скрытого клуба.
— Я ведь всё-таки районный прокурор
— А где же ваш таинственный человек на черном мерседесе? — поинтересовалась Оксана, оставаясь стоять на тротуарной дороже рядом с домом Шолохова — Который следовал за нами от вашего дома до больницы
— Это охранник гражданки Васильевой
Пояснил Волков, предложив Оксане локоть, в тот момент, когда двигатель черного седана стоящего в тени под ветками тополя тихо заурчал.
— Я бандитизмом не занимаюсь
— Ах… — чувствительно нежно вздохнула Оксана, обернувшись, посмотрела на женщину, что вышла из ограды дома, встав на дорожку — Это человек ваш Лидия Константиновна?
— Не делай из себя дуру — прошла с гордым самовлюблённым видом Васильева не придавая значению тому пафосу, что Оксана перед ней демонстративно показывала стервозной улыбкой
— Дайте мне ключи Гордеев — предложил Волков, когда мужчина, отряхивая одной рукой пиджак, вышел на тротуар рядом с домом, держал ладонь, прислонив её к челюсти — Я поведу
— Я сама могу вести — заявил гордо Гордеев — Свой автомобиль
— Только давайте не как трактор
Ухмыльнулся Волков, медленно подошёл с Оксаной к автомобилю, что тихо урчал под шуршащими листьями тополем, скрываясь в его тени. Пахло откуда-то сеном и навозом, было видно, как из дома напротив соседи копошились в огороде, а рядом с их домом паслось стадо коров. Серый дворовой пес, лежал в тени у ограды деревянного покосившегося забора, высунув язык, скрывался от жары пылких лучей разыгравшегося утреннего солнца. Мимо проезжал джип пикап, в его кузове было много мешком семенной картошке, как будто хозяева собирались засадить её огромное поле. На противоположной улице, медленно плелись парень с девушкой, изрядно выпившие, девица в короткой джинсовой ебке и белом топике уже словно наваливалась на своего кавалера, когда он и так чуть не валился с ног.
— Ужас какой-то — презренно высказала Васильева собственное мнение, сморщив губы от недовольства, глядя на эту картину пьяных влюблённых
— Это деревня
Улыбнулась Оксана, в тот момент, когда Волков держал перед ней заднюю дверь открытой, заползла в салон, выгнув спину кошкой, расположилась на его сиденье, положив ногу на ногу.
— Ужас это вы Лидия Константиновна
— Вот нахалка
Обиженно заявила Васильева, садясь рядом с Оксаной, когда она, скрываясь в черном тонированном салоне роскошного седана, смотрела через его тёмное стекло.
— Я значит, её ищу — высказывала недовольства, отчаянно говорила Васильева — Переживаю, бегаю, сломя голову по всей деревне, а она мне такое высказывает
— Вам бы жаловаться Лидия Константиновна — прошипела королевской коброй сквозь зубы, чувствуя до сих пор сильную обиду на эту женщину
— Я переживала за тебя
— Как будто я поверю
— Так слушай….
— Ай…. — взвизгнула Оксана, когда женщина, что сидела с ней рядом на заднем сиденье больно схватилась пальцами за её колено
— Что там у вас происходит? — возмутился Волков, открывая дверь спереди, расположился на пассажирском кресле
— Она сделала мне больно
Нахмурила обидчиво губки Оксана, почувствовав только сейчас композицию парфюма «Euphoria Deep от Calvin Klein», которым так вкусно пахло тело Васильевой. Аромат мускуса в безграничном слиянии запаха пачули и волшебным вкусовым особым древесным шлейфом.
— Что вы даже не заступитесь за меня? — возмутилась Оксана, настойчиво ударив Волкова в плечо кулаком, так что пальцы её правой руки хрустнули — М….. — схватилась она за руку, прижав тут же её к губам
— Нет ну дура дурой
Ухмыльнулась Васильева, отвернув свой гордый выраженный самолюбием взгляд в окно задней двери у которой сидела, положив ногу на ногу, откинулась на мягкую спинку сиденья.
— Что тут еще скажешь
— Женщины — ухмыльнулся Гордеев, вставляя ключ в замок зажигания, когда двигатель его машины продолжал тихо урчать, звучание будоражащей по салону детонацией такта
— Ведите лучше машину господин Гордеев — упрекнул Волков, закрывая за собой дверь, мужчина откинулся на спинку кресла, в котором сидел
— А что я? — ухмыльнулся Гордеев, положив обе руки на руль
— Теперь проблема Оксаны Владимировны будет решать Львова
— Вы считаете это справедливо?
— Она ведь её прикрыла
Ответил легкомысленно Волков, говорил, так как будто Оксаны не было в салоне автомобиля, который плавно тронулся с места, отъезжая от кармана, где стоял.
— Значит ей решать теперь эту головную боль
— Вообще-то я еще здесь — возмутилась Оксана, нахмурив губки, смотрела на природу, деревья, заборы и дома по деревенской улице, которой проезжал автомобиль
— Нет, скажите просто интересно — обернулся назад Волков, внимательно, словно изучая взгляд Оксаны, посмотрел на неё — Вы что-нибудь узнали из того, что вам рассказала подруга нашей пострадавшей, Пруткова
— А с чего это вас стала интересовать судьба Филатовой?
— Если она окажется мертвой — утверждал Волков, как будто пытаясь высмеять Оксану, был недоволен её поведением и выходками, которые, она себе позволяла — Представьте в каком весьма неприличном свете вы будите выглядеть для всех, в частности для персонала больницы с которым вам придётся работать
— А если я докажу что она жива
Огрызнулась Оксана, прошипела коброй продолжая смотреть на деревья, колыхающиеся листья, проезжающие рядом машины, когда седан медленно двигался по улице.
— Я затолкаю ваши словами вам обратно — говорила сквозь зубы Оксаны, чувствуя обиду от того как грубо Волков старался высмеять её — Так глубоко в глотку, откуда вы их никогда уже не вытащите господин Волков
— Аха-ха….. — прикрывая губы, рассмеялась Васильева, заметив выражение открытых глаз Волкова, мужчина просто был поражен наглостью Оксаны и то, как она ему это сказала
— Смею согласиться — признал Волков — Если вдруг Филатова, предположим просто, еще жива и находится всё еще в том теле, я лично извинюсь перед вами и перед всем вашим персоналом
— Сделаете так, чтобы мой муж принял меня домой — добавила Оксана, откинувшись на спинку сиденья покачивала ногой, чувствуя тепло от исходящего черного пиджака который был на ней
— А кто ваш муж Оксана Владимировна?
— Корнилов — ответила недовольно Васильева — Та еще парочка, один другого стоит
— Хорошо — уныло вздохнул Волков — Я сам лично устрою встречу с вашим мужем и всё доходчиво ему объясню
— О… это будет просто замечательно
Состроив довольную подлую улыбку, Оксана смотрела, как автомобиль вышел на просёлочную дорогу, медленно покачивая как по волнам, направлялся к федеральной трассе.


Шурша колесами, автомобиль медленно въехал на больничную стоянку, в то время как тучное огромное облако загородило собой просвет лучей солнца, создавая легкий полумрак. Прохлада ветра усилилась, шелест листьев у больничного здания, словно песнь природы усилил своё влияние, но всё это казалось лишь каплей в море, на фоне звуков мегаполиса. На стоянке, рядом где, остановился автомобиль, на свободном месте, Оксана заметила мужчину около черного джипа марки мерседес, в черном драповом плаще и кепке он разговаривал с какой-то женщиной, зажав в пальцах окурок сигареты. Женщина в красном платье, которую Оксана с трудом разглядела через тонированное стекло, была похоже на Марину Николаевну, от чего она страха едва проглотила слюну во рту. Белокурая блондинка в большой шляпе, разговаривала с этим человеком на повышенных тонах, словно била кулаками его в торс о чем-то бурно крича и в конце концов она ударила мужчину пощечиной.
«О…. нет опять эта сука, что она тут делает, к встрече с ней я категорически не готова, мне нужно её избегать», размышляла Оксана, оставаясь сидеть на заднем сиденье, движущегося по стоянке черного седана, наблюдала за драматичной сценой пощечины по лицу мужчины.
— Кажется, я поняла — ухмыльнулась Оксана, заметив эту драматичную сцену — Но не сейчас, не сейчас, я не готова с ней поговорить
— Естественно
Улыбнулась злорадной улыбкой Васильева, посмотрела на Оксану таким выразительным взглядом, будто хотела вызвать в ней чувство жалости.
— Это ведь твоя настоящая мать и она сейчас разговаривает с моим человеком, который прикрыл тебя, помог уйти и за это сейчас, как видишь, получил
— Что она здесь делает? — поинтересовалась Оксана
— Это ведь твоя мать, тебя нужно и спросить — ответила Васильева, при этом продолжая смотреть в зеркало заднего вида, в котором ясно отражался взгляд Волкова — Не волнуйся, мы встанем чуть дальше, в пиджаке она тебя явно заметит
— Жалко чисто по-человечески эту женщину
— Она будет мешать мне, делать мою работу
— Всё-таки интересно — обернулся Волков, пока Гордеев встав в другой ряд, припарковал машину у белой иномарки — Вы же видели мать свою там внизу на первом этаже, почему не подошли к ней?
— Какой бы пизданутой дурой она не была
Ответила грубо Оксана, открывая заднюю дверь, поправляя ворот надетого на ней пиджака Волкова, старалась быть незаметной для Марины Николаевны и чтобы она не могла её узнать.
— Я ей быть не собираюсь — выставила Оксана ногу, наступая каблукам черных туфель на бетон автомобильной стоянки, ощущая, как холодок скользким касанием обволакивает её ногу
— Грубо — ответил Волков, покидая салон машины, после того как Гордеев заглушил мотор — Но возможно справедливо
— Хотел спросить — поинтересовался именно сейчас Гордеев, открывая дверь с водительской стороны — А что случилось с вашим телефоном, почему до вас не возможно было дозвониться
— Господин Гордеев этот вопрос наверно будет лишним
Взял Волков Оксану под руку, как только она вышла из машины, чувствуя, что прохлада воздуха, окутывает объятиями воздушных рук её тело, тормоша кончики русых золотистых волос.
— Оксана Владимировна просто его разбила
— Идите я с ней разберусь
Заявила Васильева, заметив как обернулась Марина Николаевна, по всей видимости услышала шум закрывающихся автомобильных дверей и голос диалога речи у машины.
— Но взамен я кое-что от тебя за это попрошу
Ответила Лидия Константиновна, мило улыбнувшись злорадной улыбкой, направилась к Марине Николаевне, стараясь успокоить пыл назревающей ярости в этой женщине.
— Это снова вы — ухмыльнулась Васильева
— Где моя дочь?
Первое что услышала Оксана, направляясь по стоянке, предполагая что Марина Николаевна её не заметила скрывалась, за рядами расположенных на ней машин, проходя мимо держась под руку с Волковым.
— Я устала от вашей лжи и хочу её видеть
— У вас сердце не колит, слыша хотя бы это?
Поинтересовался Волков, тихим голосом обращаясь к Оксане отчетливо слыша слёзную реплику Марины Николаевны, за несколько рядов стоящих на стоянке машин.
— Черт возьми, она ведь ваша мать!
— Не сейчас Юрий Леонидович — возразила Оксана, состроив пустой взгляд безупречно голубых лазурных глаз, обращаясь к Волкову — Мне нужно осмотреть свою пациентку
— И что же вы хотите увидеть? — поинтересовался Волков, когда они с Оксаной подошли к выходу из стоянки, пропуская въезжающую на неё черный Lexus
— Возможно травму головы, опухоль, да что угодно
— Есть версии?
— Странно — встав боков у входа на стоянку около опустившегося шлагбаума, спросила Оксана, посмотрев на мужчину, с которым держалась под руку — Вы же не питали никакого интереса к этому делу
— Просто интересно узнать то — продолжая рассуждать Волков, в тот момент, когда шлагбаум стоянки медленно поднялся — Что вам удалось узнать у Прутковой
— Должна быть какая-то связь
Предположила Оксана, направляясь по пешеходной дорожке к тротуару у больницы, с задумчивым взглядом смотрела на мокрый асфальт, чувствуя легкий привкус сырости в воздухе.
— Возможно, что-то произошло
— Что вы имеете в виду?
Поинтересовался Волков, наблюдая, как Оксана шикарно покачивая выразительной формой бёдер, взошла на тротуар, переступая высокий бордюр
— Вы ведь не криминалист, вы врач!
— Я не хочу чтобы попытка убийства этой девушки — утверждала Оксана, стоя на тротуаре обернувшись к своему собеседнику, открыла перед ним красоту лазурных голубых глаз — Сошла этим людям с рук
— Хорошо — согласился Волков, встав рядом с Оксаной, взял её руку, начал рассматривать обратную сторону ладони — Вы такая холодная, вам не холодно?
— Сейчас имеет значение жизнь Филатовой!
Возразила Оксана, отвергая ласку и заботу Волкова, отошла от него, покусывая краешек губы, чувствуя как запаха аромата одеколона, которым был пропитан его пиджак, возбуждал её.
— Она еще жива понимаете
Утверждала Оксана, отойдя от мужчины, ощущая, как её непреодолимо тянула от его ласки, запаха парфюма, на близость с ним, его мужские гормоны, словно тянули за собой.
— И я хочу ей помочь оставаться полноценной живой — заявила Оксана, отошла от Волкова отдернула руку, желая не поддаваться соблазну интимной близости
— Хорошо
Согласился вновь Волков потакать желаниям Оксаны, направился за ней следом, когда она, покачивая бёдрами, подошла к ступенькам каменного крыльца, на которых стояли две медсестры.
— Допустим она еще там
Рассуждал Волков, звучанием своего голоса, принудил стоящих обеих девушек в белых халатиках обратить на себя внимание, когда Оксана с холодным чувством взгляда прошла мимо них.
— В своём теле
Уточнил Юрий Леонидович, встав у подножья ступенек, когда Оксана проходила между двух девушек, ощущая слияние запаха малины и жасмина, исходящих от их прекрасных сочных тел.
— Что тогда?
— Мне нужно установить точную причину — рассказывала Оксана, поднявшись на крыльцо в то время, как Волков остался стоять у начала его ступенек — Повреждения варолиева мости, возможно, для этой девушки, еще не всё потеряно
Продолжала говорить Оксана, стоя на вершине крыльца, смотрела как Волков, словно восхищался её решимостью, любовался красотой её тела, был словно очарован ею.
— Возможно, я могу подарить ей полноценное право жить как человек
Рассказывала Оксана, отражая отблеск света лучей дневного солнца, что проникал из-за тучи вновь озаряя больничный дворик и его крыльцо.
— Ведь как овощ она больше жить не может
— В нашей стране я уверен — ухмыльнулся Волков — Нужны такие решительные люди
— И что тогда? — поинтересовалась Оксана, намекая мужчине решить вопрос с Мариной Николаевной, сделать так чтобы она ей больше не докучала
— Не волнуйтесь — заявил Волков — Я позабочусь о вашей матери, пока вы будите решать вопрос своей головоломки
— Это было бы очень кстати — застенчивой улыбкой, выражая румянец на щечках, улыбнулась Оксана, после чего повернувшись, направилась к двустворчатым дверям главного входа
— Оксана Владимировна — обратился Волков, продолжая наблюдать за походкой Оксаны — Вы случайно ничего не забыли мне отдать?
— Ах… да конечно — мило улыбнулась Оксана в ответ, снимая с себя черный пиджак кинула его находясь на крыльце Волкову в руки — Простите, конечно, чуть не забыла
После чего Оксана обернулась, ощущая дрожь на теле, словно всё тело морозило, каждая клеточка на её коже была готова покрыться мурашками. Чуть не столкнувшись с выходящей брюнеткой в открытых дверях входа в тамбур больничного комплекса, Оксана, ударив её случайно плечом, пошатнулась, едва устояв на ногах. Девушка была в очаровательном розовом летнем платье, удивлённо поднимая кончиками пальцев, держась за дужку очки, выразительно раскрыла лазурные голубые глаза, посмотрела на Оксану. Увидев в этой девушке Роксану и не желая с ней общаться, продолжать хоть какой-то диалог, мухой влетела в двери, не давая возможности девушки выговорить, посчитав её видение за мираж. Оставив за собой лишь сочетание «Violette Ange», напоминающих странное сочетание фиалки, гиацинта, завораживая непревзойдёнными древесными оттенками дубовый мох и пачули.
Оксана, едва чуть не спотыкаясь, как будто не сбив с ног выходящую на улицу медсестру, влетела в последнюю дверь, чуть не ударив шатенку в коротком белом халатике плечом. Почти не запнувшись каблуком о высокий порог двери, Оксана вошла в вестибюль, звонко при этом стукая каблуками черных туфель, направляясь по белой мраморной плитке пола. Скрывая взгляд от постороннего внимания, Оксана, опустив голову, успела отойти только лишь на пару метров, чувствуя, ка толи от паники толи от быстрого шага, голень свело судорожной болью. Встав на одном месте, Оксана наклонилась скрепя зубами, ощущала как мышцы на ногах свело нестерпимой болью, от которой хотелось кричать, но она едва сдерживала этот болевой порог в себе, делая, так как будто поправляя ремешок её черных туфель.
— Оксана? — услышала Оксана голос Роксаны, когда темноволосая девушка вошла в фойе, увидев её стоя согнувшись, якобы поправляющей ремешок черных туфель — Оксана стой, подожди!
«Блядь ну чего тебе еще от меня надо, что вы блядь все ко мне пристали», размышляла Оксана, выгибая спину, ощущая внутри себя терзающее чувство волнения, прикусила краешек губы.
— Извините, вы обознались
Ответила Оксана, стараясь не оборачиваться, направилась к ступенькам массивной лестнице, проходя мимо железных скамеек сидений.
— Девушка я же сказала, что вы меня с кем-то перепутали
Говорила Оксана, ощущая, как женские нежные пальчики легли к ней на плечо, стараясь обратить на себя её внимание, брюнетка проявляла настойчивость.
— Хм….. ладно — уныло вздохнула Оксана, отошла к ступенькам массивной лестницы, чья поверхность была красиво покрыта мраморными белыми плитами — Чего тебе?
— Оксана сестричка — кинулась в объятия Роксана, прижав Оксану бёдрами к перилам лестницы, девушка словно была уже готова повиснуть на её теле — Господи мы все не знали, что и думать так переживали
— Ну вот ты видишь — развела руками Оксана, мило улыбнувшись своей собеседнице — Я жива и со мной всё в порядке
Рассказывала Оксана ощущая, как без того хрупкая девушка давит на неё, такое чувство, что она как будто её хотела уже раздавить о перила лестницы.
— Ты меня сейчас раздавишь — с трудом выговорила из себя уже Оксана, когда девушка в роскошном и в то же время открытом платье так на неё налегала
— Оу… прости, пожалуйста
Отошла Роксана назад на шаг, от Оксаны заметив её белоснежный вид кожи и круги под глазами, а так же испугала и худощавое телосложение, которое она увидела в ней.
— Господи — говорила она, касаясь кончиками пальцев лица Оксаны — Что с тобой произошло ты, что солнца боишься, ты вся белая, как снег и круги под глазами, что стряслось сестричка?
— Стоп! — возразила Оксана, стараясь не подпускать к себе эту назойливую брюнетку — Ты меня ведь раздавишь
— Но что с тобой стало — интересовалась Роксана, начиная медленно подниматься за Оксаной по ступенькам лестницы, ведущей на верхние этажи больничного комплекса
— Я перенесла тяжелое заболевание
Рассказывала Оксана так, как будто ничего не произошло, проходя мимо темноволосой женщины в белом халате, врача педиатрии в детском отделении, приветливо улыбнулась в ответ.
— И чудом осталась жива
— Господи — вновь раскрыла розовые накрашенные щедрым слоем помады губки, Роксана встала на ступеньках лестницы, не доходя лишь пару ступенек до конца её пролёта, когда Оксана уже стояла на лестничной площадке — Надеюсь сейчас у тебя всё нормально
— Ну, по крайней мере — состроив улыбку, пытаясь как-то казаться перед темноволосой девушкой радушной, ответила Оксана — Я жива
— Это самое главное сестричка — уверяла Роксана, поднявшись на лестничную площадку между пролётами лестниц, девушка подошла к Оксане — Но что с тобой произошло?
— Послушай!
Начиная нервничать, Оксана понимала, что ей срочно нужно увидеть пациентку, чтобы еще раз досконально осмотреть её тело и свериться с отчетом криминалистов.
— Что ты тут делаешь? — коснувшись руки брюнетки, поинтересовалась Оксана, желая скорее от неё в тоже время отвязаться — Ты одна
— Я хотела подождать папу на улице
— Рамазанов здесь? — поинтересовалась Оксана, выражая перед девушкой еще больший испуг, заметила, как она положительно кивнула в ответ
— Да он ищет тебя Оксана — уверяла Роксана, взявшись за обе руки Оксаны — Представь, какое он испытает счастье, найдя тебя тут, мы вместе поедем домой
— А он сейчас где?
Спросила дрожащим голосом Оксана, понимая, что сейчас уже она никуда не может уйти из больницы, приняла для себя не обдуманное решение, не попадаться на глаза Рамазанову.
— Послушай а пойдём со мной — не размыслив ни на секунду того что предложила, Оксана схватила девушку за кисть руки — Я тебе кое-что покажу, может быть тебе будет это интересно
— Ладно
Пожав плечами мило улыбнувшись, взявшись с Оксаной за руку, согласилась Роксана, продолжая подниматься по второму лестничному пролёту выше на этаж больничного комплекса.
— Пошли, конечно — любезным взглядом продолжала она смотреть на Оксану, словно изучая её, хотела запомнить такой, какая она сейчас есть — А как же папа?
— А папа? — призадумалась Оксана, приложив коготок указательного пальца к губкам
«Блядь что же ответить этой наивной дуре, я еще не готова ей сказать, что у меня есть дело, да и времени у меня нет с ней тут шарады водить, поймёт всё на месте», размышляла Оксана, мило улыбнулась девушке, медленно сделав первый шаг на ступеньку лестничного пролёта.
— Папа к нам потом присоединится — уверяла Оксана, начиная с девушкой медленно подниматься, стараясь казаться для неё забавной и милой — Я сначала тебе кое-что хочу показать
— Что ты хочешь показать мне сестрёнка?
Роксана казалась такой милой девушкой, словно как весна своими лучами, нежным голосом растапливала словами покрытое толстым слоем льда сердце Оксаны.
— А что за болезнь? — поинтересовалась темноволосая девушка, поднявшись с Оксаной на второй этаж — Господи я так рада тебя видеть, рада тому, что ты жива, а это сейчас самое главное, я столько тебе хочу рассказать
— Я буду дома
Уверяла Оксана, переводя дух, прошипела сквозь зубы, не могла признаться Роксане, то над чем она тут работает, но и оставить теперь, когда она её увидела, тоже тут не могла.
— А сейчас просто пойдём со мной
— Нет всё-таки
Ухмыльнулась Роксана, встав у окна, через которые пробивались солнечные лучи, дневного солнца, игриво кончиками пальцев теребила кружевную висевшую на нём занавеску.
— Что ты хочешь мне показать?
Поинтересовалась девушка словно не хотела больше, следовать за Оксаной не получив нужных ей ответов, но в тоже время видно было как любопытство сюрприза терзало её разум задумками.
— И это разве может быть важнее, чем встреча с папой?
— О… поверь — заявила Оксана, раскрыла губы в шикарной форме — Это важнее и подождать не может, ни на секунду
— Хорошо
Согласилась Роксана, мило улыбнувшись в ответ, протянула руку Оксане, желая продолжить с ней вместе этот путь по больничному коридору.
— Но потом мы сразу пойдём к папе и твоей маме — твердо заявила брюнетка с таким акцентом, что Оксана не могла ей просто взять и отказать — Господи только представить можно….
— Их тусклые томные ебальники
Заявила Оксана, грязно нецензурно выругавшись, направляясь с девушкой держась за руку, их пальцы были сплетены теплом и узами нежности между собой.
— Когда они меня увидят
— Оксана?! — воскликнула Роксана после того, как Оксана выразила своё мнение грязной нецензурной бранью — Разве можно так говорить, они ведь твои родители
— И что с того?
Ухмыльнулась Оксана, продолжив путь по коридору, чувствовала на себя проникающие тёплые лучи дневного солнца в коридоре их касание, словно согревало каждую клеточку её кожи, на то место, куда падал их свет.
— Я не могу им показаться в таком виде
— Оу… Оксана — возразила темноволосая девушка легким и нежным прикосновением дотронулась до кончиков пальцев Оксаны — Они всё поймут
— Нет!
Возразила Оксана, подойдя к двустворчатой пластиковой двери, касаясь пальцами стержня её пропитанной теплом ручки, потянула дверь на себя.
— Мне нужно здесь кое-что решить
— Терапевтическое отделение
Прочитала надпись на входе Роксана, внимательно изучая взгляд, мимику ни лице у Оксаны, стараясь уловить мелочь в её поведении, не понимая совсем, что происходит и куда она идёт.
— Ты что здесь проходишь обследование?
— Не совсем
Ухмыльнулась Оксана, когда открыла дверь, встав в её проходе, мило улыбнулась своей собеседнице, перешагнула порог, заметила сразу же открытую дверь палаты своей пациентки.
— Так?! — состроив вопросительное выражение лица, заметила, как какие-то люди в белых халатах вывозят тело пациентки из открытой двери медицинской палаты — Я не поняла, а что собственно здесь происходит
— А вы собственно кто такая? — возмутилась недовольно темноволосая женщина лет двадцати пяти с хвостиком в белом длинном врачебном халате
— Я лечащий врач этой девушки!
Заявила Оксана, посмотрев недовольно на Валентину, рыжеволосая девушка стояла у входа, словно как воды в рот набрала, молчала, не могла проронить ни слова тому, что происходит.
— И куда вы её везёте? — поинтересовалась Оксана, наблюдая недовольно за карим взглядом брюнетки, что стояла перед ней, держа бумажный планшет в руках — Её нельзя было отключать от аппарата, вы блядь в своём уме?
— Успокойтесь!
Возразила брюнетка, давая понять своему охраннику мужчине в белом халате, что вывозил тело пациентки, что ситуация полностью под её контролем.
— Я всё улажу — заявила она, обращаясь ко второму мужчине в черной форме полицейского, сопровождающего эту брюнетку — Кто вы такая, можно ваше удостоверение или пропуск или может быть табличку с номером на халате разглядеть
— Стойте!
Возразила Оксана, коснувшись руки мужчину, который хотел выкатить каталку в коридор больничного отделения, в котором уже собралось несколько зевак пациентов и двух медсестёр.
— Я не давала им согласия на вывоз этой девушки! — заявила Оксана, вцепившись мертвой хваткой в каталку не давая вывезти девушку из медицинской палаты
— Мозг этой девушки умер — утверждала брюнетка с хвостиком, поправляя кончиками пальцев дужки надетых на глазах очков — А нам нужно её сердце, к счастью оно еще бьётся, хоть и слабо, но может спасти чью-то жизнь
— Нет! — твердо и уверенно сказала Оксана, вцепившись с такой яростной силой в каталку, с лежащей на ней пациенткой, не давая мужчине полностью выкатить её в коридор — Я сказала, нет!
— Они сказали, что мозг Кати умер — утверждал Филатов, по внешнему виду, когда Оксана на него так смотрела — Её больше нет!
— Вы врач?! — поинтересовалась Оксана, обращаясь к Филатову
— Я из комиссии по трансплантации донорских органов — представилась брюнетка, подумав, что Оксана задала этот вопрос ей
— Нет — возразила Оксана, давая понять этой девушке замолчать — Я спросила господин Филатов, вы блядь врач? — рявкнула она так, что силой голоса мужчина будто взбодрился
— Нет — опустив голову, ответил Филатов
— Тогда какого, блядь хуя — грязно выругалась Оксана, продолжая держаться за каталку не давая мужчине выкатить её в коридор — Вы пытаетесь самолично убить свою дочь
Заметила Оксана как веки глаз лежавшей на каталке девушки медленно, но панически пытались подавать сигнал жизни ей.
— Когда она еще там! — утверждала Оксана, обращаясь к Филатову
— Её мозг умер — утверждала брюнетка из комиссии по трансплантации органов, обращаясь к Оксане пытаясь убедить её в своей правоте — Её больше нет, посмотрите
Указала она на тело, лежавшей на каталке пациентки, в которую Оксана так крепко вцепилась, не давая её выкатить в коридор, но тело девушки теперь не могло подать никаких сигналов жизни.
— Там нет никого! — уверяла женщина врач из комиссии по пересадки органов — А нам нужно её сердце, оно может спасти жизнь матери у которой двое детей
— Я сказала, нет!
Прокричала Оксана, пытаясь отстаивать всей оставшейся силой и буйным характером, жизнь пациентки, которая не могла за себя постоять, ни ответить, ни подать сигнал того, что она там.
— Тебе нужно сердце — ухмыльнулась Оксана, посмотрев злым взглядом на девушки — Прекрасно вырежи его блядь нахуй у себя
— Послушайте! — возразила брюнетка, давая понять полицейскому, не вмешиваться, коснувшись дружески плеча Оксаны — Я понимаю вы……
— Завали ебало!
Прокричала Оксана, не давая девушке договорить, со всей силой влепила ей крепкую жгучую пощёчину, так чтобы от сильного удара, брюнетку с хвостиком свалило на колени.
— Я блядь здесь её лечащий врач! — грязно ругаясь матом, прокричала Оксана — И я говорю, что та девушка, еще всё там
— Что вы себе позволяете — вмешался полицейский, схватив Оксану за руки, развернул спиной к себе, прижав к стене, одел на руки браслеты
— Что вы себе позволяете?! — возразила Оксана, ощущая давление мужчины и то, как он ловко застегивал на её запястье браслеты
— Вы задержаны — заявил полицейский прямо на глазах у Роксаны, застегнул браслеты на кистях рук у Оксаны — За нанесение телесных повреждений гражданке Симоновой
— Постойте — оспаривая такой довод, подошла Роксана — Она моя сестра, что же вы делаете
— Отпустите её — вставая с колен, распорядилась брюнетка, потирая щеку, обращаясь к полицейскому, что застегнул браслеты на руки Оксане — Я хочу с ней поговорить
— Вы слышали её — обернулась Оксана, стоя спиной к офицеру, чувствовала, как он нежно вставил ключ в браслеты и расстегнул их замок — А теперь может, поговорим
— Вы уверены Наталья Дмитриевна — обратился офицер полиции к представителю комиссии по трансплантации донорских органов — Может, стоит всё-так задержать эту ненормальную
— Это ненормальная как вы выразились офицер Лоскутов — рассказывала брюнетка, мило улыбнувшись Оксане почему-то не испытывала никакой обиды — Возможно сегодня сохранила жизнь девушке на этой каталке
— Значит, всё-таки вы мне поверили? — поинтересовалась Оксана, посмотрев на девушку которую ударила и заметила на её щеке яркий розовый след от пятерни
— Просто я сама лично не сталкивалась еще с теми
Продолжила рассуждать брюнетка, подойдя к Оксане, словно сама чувствовала за собой вину, поднимая взгляд карих глаз, посмотрела на неё искренне.
— Кто вот так яростно ценой своей свободой, репутации, будет отстаивать жизнь других, не будь он уверен, что девушка лежавшая там жива
— Вы бы её не вывезли бы отсюда — заявила Оксана, оспаривая все предположения — У меня внизу есть важные люди, увидев меня в наручниках, они бы тут же потребовали их снять, а сам лично проткнула бы шины вашей машине, не дав увезти эту девушку отсюда
— Вы ударили меня — нашла в себе силы улыбнуться брюнетка, хоть и было видно Оксане, как ей было трудно это сделать — Мне нужно было это сердце, я хочу спасти мать двоих детей
— Я знаю — ухмыльнулась Оксана — Но эту девушку я вам не дам
— Спасибо Оксана Владимировна — подошёл Филатов, чувствуя, что виноват, не мог посмотреть Оксане в глаза — Я знаю…..
— Нихуя вы не знаете — возразила Оксана, посмотрев на этого мужчину недовольным взглядом, подошла к нему — Вы уже были готовы отдать тело дочери….
— Да пусть уж так
Отчаянно говорил Филатов, по его глаза, Оксана поняла, какую душевную боль он успел перенести, пока его дочь была в вегетативном состоянии и сравнима, в грубой форме, с овощем.
— Я уже больше так не могу — продолжал рассуждать мужчина — Пусть лучше Катя умрёт
Филатов уже был готов почти зарыдать, в глазах уже почти не осталось никаких чувств, ничего живого, как будто та жизнь, что была с ним когда-то за ночь, проведённую тут со своей дочерью, разом превратилась в небытие.
— Пусть отдаст уже это сердце……
— Нет! — возразила Оксана, была не согласна с таким решением — Это мой пациент и я не разрешала никуда её перевозить и тем более отключать от аппарата, подключайте немедленно
— Она моя дочь! — возразил Филатов, желая оспорить мнение Оксаны
— Больше нет! — была не согласна Оксана — Я сказала, подключайте обратно к аппарату
Направилась Оксана к Валентине, когда рыжеволосая девушка уже хотела направиться по коридору, чтобы покинуть столь драматичную сцену, ан которую ей было очень больно просто смотреть.
— Стой, подожди! — окликнула Оксана её — Да подожди же ты
Ускорив шаг, через боль в ногах, она догнала рыжеволосую девушку, встав напротив окна в коридоре, рядом с закрытой дверью палаты пациентов.
— Ты куда смотрела
Настойчиво Оксана развернула девушку к себе, пытаясь посмотреть в её голубые глаза, взгляд который не предвещал ничего.
— Ты ведь знала прекрасно, что это моя пациентка
— Знаете, какой была самая большая ошибка в моей жизни?
— Да мне похуй!
Оспаривая ненужную лирику, ответила Оксана, состроив улыбку холодных бесчувственных лазурных глаз, просто посмотрела на девушку рядом с которой стояла, когда она была шокирована её ответом.
— Всё что тебе нужно было делать
Рассказывала Оксана, схватившись за волосы беременной девушки с такой силой и ненавистью, что она взвизгнула и посмотрела ей прямо в глаза.
— Это следить за моей пациенткой — заявила Оксана, продолжая держать девушку за волосы
— Оксана! — возразила Роксана, коснувшись руки Оксаны, брюнетка встала между ними — Что ты делаешь ты, что не видишь, что она беременна?
— Ничего
Уверяла Валентина, когда Оксана, посмотрев на Роксану, всё-таки отпустила крепкую хватку, в которой сжала огненного цвета волос девушки, пытаясь выместить на ней всю свою злость.
— Я уже привыкла к такому обращению со стороны Оксаны Владимировны
Отчаянно говорила Валентина, выражая, будто специально перед Роксаной обиду за тот поступок, который в отношении неё позволила себе Оксана.
— Она вечно позволяет вытирать об меня ноги
— Если ты больше ни на что — возразила Оксана, не давая Роксане, когда брюнетка хотела что-то сказать и буквально приоткрыла губы — Другое не способна
— Оксана нельзя же так — ответила Роксана, на то, как грубо Оксана позволяла себе разговаривать
— У неё была всего одна обязанность — утверждала Оксана, оспаривая такое утверждение — С которой она не справилась
— Ну, ведь не убивать же её
— Она чуть не поставила жизнь моей пациентки под удар
— Да нет там никого — уверяла Валентина, вмешиваясь в предстоящий спор Оксаны и Роксаны, рыжеволосая девушка вдруг неожиданно набралась смелости возразить — Разве вы не видите, что её мозг умер
— Но им ведь нужно сердце? — указала Оксана на девушку, которую медленно на каталке ввозили обратно в палату
— Иногда такое бывает — говорила Валентина, но Оксана повернулась к ней спиной, подошла к окну, стоя напротив закрытой двери медицинской палаты
— Просто бывает что я работаю с дурой — заявила Оксана, отошла от окна, после того как посмотрела на людей внизу, стоящих у крыльца
— И что ты будешь теперь делать? — поинтересовалась Роксана, последовав за Оксаной, брюнетка подошла к ней и коснулась её руки, вынуждая обернуться — Мы думали всё это время, что тебя нет
— Ну как видишь, я жива — утверждала Оксана, выхватив свою руку из пальцев брюнетки, направилась в сторону открытой двери палаты, в которую на каталке ввезли девушку обратно
— Вы не имели права так поступать
Разрыдался Филатов, мужчина уже не мог скрывать своих чувств, то какая боль и переживания его терзались, казалось, была уже нестерпима для него.
— Вы должны дать ей выбор
— А я даю ей право жить
Заявила Оксана, стукая каблуками по линолеуму в отделении, вошла в открытую дверь палаты, продолжая наблюдать, как мужчина в белом халате вновь подкатил тело к кровати пациентки.
— В то время как вы — стоя у открытой двери в палате, в проходе, заявила Оксана — В то время, как вы даёте ей безвольно умереть
— Кто бы говорил
Возразил Филатов, было похоже, что уже мужчину подменили, то каким Оксана знала его прошлым днём, перед ней стоял уже другой человек.
— У вас нет прав, она моя дочь — заявил Филатов, недовольно обращаясь к Оксане
«Мне нужно заручиться чьей-то поддержкой, одной я просто не справлюсь, не спасу ей жизнь, но и позволить ей просто умереть я не могу», размышляла Оксана, прикусывая нервно краешек губы,
— Что вы ему сказали? — посмотрела Оксана недовольно в сторону брюнетки с хвостиком в белом халате — Это вы переубедили его
— Если даже вы считаете что жизнь для девушки — указала девушка из комиссии по донорским органам — Вот в таком вот состоянии жизнь, даже если она жива, то вы очень сильно ошибаетесь
— Это не вам решать — возразила Оксана, направляясь к кровати на которую девушку, взяв в руки, мужчина в халате, положил на койку
— Ну, допустим, она жива — утверждала брюнетка, с хвостиком проследовав за Оксаной — Но это не жизнь, она заперта в этом теле, пускай даже предположим……
— Хватит! — возразила Оксана, обернувшись, прошипела на дотошную собеседницу королевской коброй — Какой бы она там не была, я верну её к жизни
— Посмотрит внимательней — уверяла женщина врач, встав у Оксаны, когда она стояла у больничной койки — Разве это жизнь для неё
— Уходите отсюда! — говорила Оксана, шепотом ярости, сжимая пальцы обеих рук в кулаки, едва сдерживала весь накопленный в себе пыл — Все ушли отсюда немедленно
— Вы не имеете права! — возразил Филатов — Она моя дочь и сейчас я её опекун
— Вы сейчас вообще никто!
Оспаривая этот факт, говорила Оксана, обернувшись, положа руку на выставленное бедро, посмотрела на мужчину, который к ней обращался.
— И уж поверьте, я добьюсь того — заявила Оксана — Чтобы вам не только не впускали в палату, но и к больнице близко не подпускали
— Если Оксана Владимировна что-то решила — пояснила Валентина, встав с Роксаной у открытой двери палаты пациентки — То уж поверьте
Обращалась рыжеволосая девушка к отцу пациентки, продолжая смотреть на него, но словно боялась даже взглянуть в сторону Оксаны, когда она стояла посреди палаты .
— Она примет все силы — уверяла Валентина — Чтобы этого добиться
— И что вы предлагаете? — поинтересовался мужчина, понимая, по всей видимости, как сильно его задело мнение Валентины
«Это ведь рыжая сука сама всё устроила, она хотела вытереть об меня ноги, но теперь у неё нихуя не вышло и она хочет занять мою сторону, ну уж нет, не такой ценой», ухмыльнулась Оксана, решая мысленно унизить рыжеволосую девушку, за столь подлый оборот событий.
— Ах… да-да-да — ухмыльнулась Оксана, скрестив руки за спиной — И поскольку в этом есть и твоя вина, ты беспечная рыжая сука
Обратилась Оксана к Валентине, шокировав своим диалектом всех присутствующих в палате, а так же и Роксану, поразив своей наглой самонадеянной грубостью.
— Ты подключишь аппарат к моей пациентки
Указала Оксана, состроив коварную ухмылку на Валентину коготком указательного пальца, после чего повела его в строну, аппарата жизнеобеспечения, стоящего рядом с койкой пациентки.
— Давай живо — Оксана словно радовалась тому, как нагло и самовольно вытирала ноги о девушку, унижая её при людях
— Оксана?! — возмутилась Роксана, заметив коварную ухмылку на губах у Оксаны — Ты, что такое говоришь
— Нет, ты просто смотри — возразила Оксана, опираясь бёдрами на подоконник пластикового окна, словно расплывалась в улыбке от того — А всё остальное предоставь мне, я наведу здесь порядок
— О чем ты говоришь? — Роксана была шокирована тем, что заставляла беременную работать на неё таким вот образом
— Засунь её трубку в горло
Повторила своё требование Оксана, обращаясь к рыжеволосой девушке, показывающей свой несчастный, шокированный душевными переживаниями вид, стояла у аппарат рядом с койкой.
— Ну что ты встала — говорила Оксана, продолжая шипеть подобием королевской кобры — Забыла, как вставляется трубка в горло?
— Наталья Валерьевна ошибалась, когда говорила что вы хороший человек
Отразила в сказанном всю ненависть, поделилась впечатлением Валентина, взяв в руки трубку для вентиляции легких, раскрывая губы девушки, начала медленно вводить её в горло.
— Она не переставала верить в вас
— Ты позвала их сюда? — поинтересовалась Оксана, когда мужчина в белом халате удалился из палаты вместе со своей темноволосой сотрудницей — Только честно, ведь Филатов этого сделать не смог, остаёшься лишь ты
— Да с чего мне это? — уверяла девушка в своей искренности
— Не знаю
Развела руками Оксана, продолжая смотреть то на Роксану, когда брюнетка, раскрыв рот стояла посреди комнаты, нервно кончиками пальцев, теребила подол розового платья.
— Может ты решила высмеять тут перед всеми
Перевела Оксана взгляд на Филатова, когда мужчина, встав у закрытой двери, посмотрел в потолок, его внешний вид и душевное состояние говорило о сильном измотанном самочувствии.
— Доказать что ты якобы во всём права
— Да не делала я этого
— Это я сделал — признался Филатов, переводя взгляд с потолка на Оксану
— Вы?! — удивилась Оксана, не могла сначала принять тот факт настолько для неё правдивого признания — Но вы ведь сами пришли к Волкову, чтобы я помогла найти убийц Кати, зачем же сейчас, когда можно еще всё исправить вы хотите отдать сердце дочери кому-то
— Посмотрите сами — утверждал Михаил Федорович Филатов, отойдя от двери — Катя уже никогда не будет живой
— Она и сейчас жива! — утверждала Оксана, отстаивая жизнь пациентки — И я вам теперь это докажу — сделав шаг навстречу к мужчине, утверждала она
— Нет! — замотал головой мужчина, не соглашаясь с мнение Оксаны
— Что значит, нет? — была возмущена Оксана тем, как мужчина, словно уже был готов опустить руки и проститься со своей дочерью
— Это значит вытащите трубку из её рта — заявил мужчина — И оставьте в покое тело моей дочери
— Не смей!
Прошипела Оксана на рыжеволосую девушку в тот момент, когда она была готова послушаться отца пациентки и извлечь трубку для интубации из трахеи девушки.
— А вы — обратилась Оксана к Филатову — Если эта девушка умрёт
— Да вы сами не видите!
Закричал отчаянно мужчина, так что Роксана тихо взвизгнула и вздрогнула, молодая брюнетка явно не была готова к такому острому повороту назревающих в палате событий.
— Даже если она там — продолжал говорить Филатов повышенным тоном голоса, стоя рядом с закрытой дверью в палате — Это не жизнь, уж лучше умереть, чем прожить всю жизнь вот таким вот овощем
— Как раз наоборот — заявила Оксана, встав между койкой пациентки и Филатовым — В эти самые минуты или даже мгновения, начинаешь просто пиздец, как её ценить
— Уберите трубку для интубации — повторил еще раз своё требование Филатов — И дайте моей дочери спокойно умереть
— Не вздумай!
предупредила Оксана нерешительную девушку, когда Валентина терялась в замешательстве, не зная кого слушать, продолжала стоять у кровати пациентки, держа в руке кучу датчиков.
— А вы Михаил Федорович! — подошла Оксана к мужчине, посмотрев выраженным гордым взглядом лазурных голубых глаз ему в глаза — Выйдите, пожалуйста, из палаты и дайте мне, наконец, установить точную причину этого случая с вашей дочерью
— Что вы себе позволяете? — воскликнул Филатов, однако не решался применять грубую физическую силу, покорно отошёл от Оксаны на шаг назад — Она моя дочь
Утверждал мужчина, медленно начиная отходить назад, в то время, как Оксана с серьёзным выражение лица, направлялась на него, осторожно делая шаг за шагом, смотря ему в глаза.
— Я буду жаловаться — по всей видимости, испугался Филатов, успев выбежать их палаты, только громко хлопнул дверью
— Вот это да! — выразила восторг Роксана, подойдя к Оксане, была удивлена то с каким рвением и убеждением она выставила мужчину из палаты дочери — Как же так у тебя получается?
«Как же теперь ей сказать, что за место того, чтобы увидеться со своими так называемыми родителями, я занимаюсь причиной своей пациентки», размышляла Оксана, нервно покусывая губ, скрывая взгляд лазурных голубых глаз от девушки в брюнетки в розовом летнем платье.
— Ладно, послушай
Повела губами Оксана начиная нервничать, взглянула на шикарную обстановку в палате пациентки, что скорее напоминала не лечебное заведение, больше похожую на комнату отдыха.
— Давай сделаем так
Утверждала Оксана, подойдя к темноволосой девушке в элегантном легком как паруса на мачте корабля платье девушке, набравшись смелости, взглянула в её глаза.
— Ты просто скажешь им — говорила Оксана, касаясь легким прикосновением пальцев Роксаны, обеих рук, посмотрела ей в глаза — Что искала столовую, ты меня не видела
— Но почему я не могу сказать им правду
«Блядь ты совсем тупая, хотя нет, что я за бред несу, она же моя сестра, ну я и сука после этого, как же сделать так чтобы…..», поддалась раздумью Оксана, пытаясь придумать хоть что-то, чтобы девушка, стоящая перед ней приняла это за достойный ответ.
— Потому что Оксана Владимировна единственный человек
Вмешалась в это полный интриги разговор Валентина, рыжеволосая девушка была одета в белый халат, под которым можно было разглядеть яркое красное ажурное белье. Не смотря, на её положение, она старалась выглядеть сексуально, макияж, накрашенные ногти, укладка рыжих волос, была просто сексуальной. Парфюм этой бестии «Azzaro Club Women», был схож с изысканной силой аромата кашемирового дерева, притягивающая к себе композиция, манила стойкостью изощрённого вкуса.
— Для этой девушки — рассказывала Валентина, в то время как Оксана, обернувшись, отражая свет дневного солнца проникающего в палату через окно — Которая хочет, чтобы она жила нормальной полноценной жизнью
— Я…. я…. — растерялась взволнованно Роксана, видимо была не готова к тому, что увидела на больничной койке совершенно, бездыханное тело с открытыми глазами, веки которых иногда судорожно подёргивались — Я даже не знаю, что и сказать
— Просто скажи
Уверяла Оксана, мило улыбнувшись темноволосой девушке в розовом платье, что перед ней растерянно стояла и была явно не готова к такой моральной для неё напряженности.
— Что была в столовой — говорила Оксана, поднимая руки девушки, сгибая их в локти, держась за кончики её нежных пальцев — Что ты меня не видела
— Это я уже поняла, но…..
Взявшись за локоть Оксаны, Роксана вынудила отойти с ней в сторону закрытой двери в палате, по всей видимости, засмущавшись присутствия Валентины слишком рядом с собой.
— Что ты скажешь своей маме? — поинтересовалась Роксана, заметив, как стояла просто посреди палаты Валентина в замешательстве, пока она шептала это рядом с ухом Оксаны
— Я что-нибудь придумаю — ухмыльнувшись, ответила Оксана — Как там дома, как Аришка и как Корнилов, вы с ним не виделись?
— Аришку забрала Радионова — шокировала такой новостью Роксана — Сразу после того как ты пропала без вести, Радионова с адвокатами заявила на неё свои права, прости мы не могли ничего сделать
— Что?! — вскрикнула Оксана, едва сдерживая себя — И вы не могли ей помешать, не могли ничего сделать, чтобы предотвратить как-то это безумие
— Безумие Оксана это — возразила Роксана, оспаривая резкие доводы со стороны Оксаны — Это то когда ты пропадаешь неизвестно насколько и не даёшь о себе ничего знать
Повысив тон голоса, брюнетка была больше похожа на разъярённую львицу, сошедшую с ума, в которой играли сразу и гормоны и чувства, переживания и уныние, беспечный круговорот эмоций.
— А теперь объявляешься и сразу берешься за лечение кого? — поинтересовалась Роксана, не видя совсем разницы — Это же бред
— Послушай, я понимаю — уныло вздохнула, ответила Оксана — Всё кажется не совсем нормальным, но эта девушка должна жить
— Зачем? — еще громче вскрикнула Роксана — Зачем её жить
Говорила весьма эмоционально Роксана, отошла медленно от Оксаны, когда она хотела её обнять, чтобы успокоить, лаской своих рук.
— Не волнуйся — со слезами на глазах Роксана подошла к закрытой двери в палате, касаясь кончиками пальцев её ручки — Я сохраню твой секрет
Встав в проходе открытой двери, Роксана демонстрировала всю эмоциональную тяготу ей душевной боли, было видно, как с её лазурных голубых глаз вытекала обильная влаги слеза.
— Секрет того — всё таким же голосом отчаяния повышенным тоном кричала Роксана — Что тебя и вовсе нету, надеюсь так и случится……
— Роксана стой, подожди! — хотела подойти к открытой двери, но брюнетка тут же грохотом полных чувств переживания захлопнула её перед носом Оксаны — Блядь
— Давайте рассмотри варианты — предложила Валентина, стараясь не придавать значения той сцены, что увидела в этой палате
Чаще всего бодрствующая кома возникает после серьезной черепно-мозговой травмы. Нередко подобное патологическое расстройство развивается вследствие гипоксических, токсических, метаболических, сосудистых, инфекционных и прочих поражений головного мозга. Подмечено, что данное заболевание диагностируется у 14 % больных, находящихся в длительной травматической коме. Апаллический синдром у ребенка чаще всего возникает после менингоэнцефалитов, реанимационных мероприятий, черепно-мозговых травм. При этом недуг может развиваться достаточно медленно, в течение 2-3 месяцев или даже лет. У больных, находящихся в коме нетравматического происхождения, подобное состояние связано со структурным повреждением базальных ядер и коры при относительной сохранности мозгового ствола.
— Вот и мне хотелось бы узнать — утверждала Оксана, переключившись сразу с темы ссоры с Роксаной, отошла в сторону кровати, на которой лежала пациентка — Что характерно травме или может быть другого токсического вмешательства, которое способно вызвать такое состояние
— Смею предположить
Заметила Валентина, как девушка лежавшая на койке с трубкой во рту и подключенной к её телу системой датчиков вновь непроизвольно моргнула веками, словно пытаясь общаться.
— Когнитивная функция работы мозга не пострадала — утверждала рыжеволосая девушка, обвивая руками бёдра белого халата, подошла к кровати, на которой лежала пациентка — Как ни странно она пытается сказать нам, что она еще здесь
Когнитивная функция — называют высшие мозговые функции, позволяющие человеку воспринимать, обрабатывать и хранить получаемую информацию. Благодаря этому люди способны взаимодействовать с окружающей средой и обществом.
— Даже если она и придёт в себя — рассказывала Валентина, делилась собственным мнением, рыжеволосая девушка отошла к окну скрестила руки за спиной — Нормальной её жизнь после такого не назовёшь
— Придётся пройти полную диагностику — заявила Оксана, подойдя к окну, рядом с которым стояла рыжеволосая девушка — В этой больницы ведь есть специалисты, которые смогут восстановить эту девушку после такого?
— Нет — возразила Валентина, обернувшись, посмотрела на Оксану, когда она встала рядом с ней у окна, любуясь видом на больничный сад рядом с комплексом — Ей понадобиться помощь невролога и специалисты такого уровня только в областной московской больнице
— Давай сначала установим — заявила Оксана, касаясь кончиками пальцев руки Валентины, когда встала рядом с ней у окна — Точную причину того, что способствовало вызвать такое состояние
Развитие апаллического синдрома (или второе его название — бодрствующая кома) у взрослых происходит из-за:
  • травм головного мозга, проведения сложных операций — травматический вид;
  • вирусный менингит — инфекционный;
  • инсульт, ишемическая болезнь — ишемический;
  • различные токсикологические отравления — токсикологический.
— Ну, мозговую операцию мы исключим — предположила Валентина, посмотрев на Оксану, мило улыбнулась ей в ответ — Вирусный менингит тоже как-то не вписывается
— Травма головного мозга ведь не значится в отчете криминалистов осматривавших тело потерпевшей? — поинтересовалась Оксана, раскрыла широко лазурные голубые глаза, посмотрела на свою собеседницу — И спасибо
— За что? — удивилась Валентина, совсем не понимая причину такой благодарности
— За что поддержала в нужный момент перед Роксаной
Ответила, мило улыбнувшись, Оксана, продолжая смотреть с улыбкой на рыжеволосую собеседницу в белом халате, где через декольте был виден краешек ажурного красного бюстгальтера.
— Мне это было очень нужно — говорила Оксана, прикусывая краешек губы, искоса посмотрела на девушку, рядом с которой стояла у окна
— А…. — раскрыла рот Валентина, словно не знала, что и ответить, когда Оксана так внимательно и пронизывающе на неё смотрела — Да нет проблем
— И поскольку я не смею тебя просить об этом
Говорила Оксана, дотрагиваясь игриво носа Валентины, чувствовала как сладкий запах кофе, всё еще исходил из её рта, в сочетание с тёплым обворожительным касанием дыханием.
— Ты не могла бы одолжить мне свой телефон
— А что с вашим телефоном случилось? — поинтересовалась рыжеволосая девушка
— По воли судьбы — пожав плечами, сохраняя красоту улыбки, ответила Оксана — Я его разбила, там в деревне, не чайно наступила на него каблуком, потом еще раз
— М….. — недовольно что-то пробурчала Валентина, доставая из кармана свой смартфон, передала его в руки Оксане — Берите, надеюсь только чтоб с возвратом
— А как же — ухмыльнулась Оксана, осторожно взяла из рук рыжеволосой девушки сотовый телефон в розовом чехольчике — Я отойду ненадолго, мне нужно сделать один звонок
— Я всё равно собиралась в буфет — ответила недовольно Валентина — Делайте что хотите
— Я оставлю его тут в палате этой девушки
Пояснила Оксана, стараясь пока не набирать номер телефона Прутковой, сняла с плеча сумочку, поставив её на подоконник окна.
— А то вдруг ты придёшь — рассуждала Оксана, обернувшись, заметила как рыжеволосая девушка, покачивая выраженными сочными формами, прошла мимо неё — А меня уже не будет
— Вы куда-то собираетесь? — спросила Валентина, состроив удивлённый взгляд, встав у закрытой двери в палате, после того как прошла по комнате, стукая каблуками по линолеуму
— Осталось сложить один кусочек головоломки — рассказывала Оксана, опираясь на подоконник руками, протянула стоя ноги, скрестив их между собой — Прежде чем начинать лечение
— Чего вам не хватает? — возмутившись стоя у закрытой двери, уныло вздохнула Валентина
— Я хочу понять, действительно ли это было убийство или несчастный случай
— Я присмотрю за ней — вздохнула уныло Валентина, нажав пальцами на пластиковую ручку
— Конечно ведь тебе же ничего другого не остаётся
Ответила Оксана, не придавая значению унылому вздоху Валентины и её чувством, что она отражала в себе, стоя в проходе открытой двери, опираясь на каркас выраженными бёдрами.
— Только постарайся — уверяла Оксана, обращая внимание на роскошные формы рыжеволосой девушки, что для неё казались привлекательными — В следующий раз пока меня не будет, не вызывать комиссию по трансплантологии органов
Ухмыльнулась Оксана, присаживаясь на пластиковый подоконник, в палате пациентки, положив ногу на ногу, почувствовав от шторы, рядом с которой стояла Валентина, её аромат парфюма.
— Не хочу увидеть свою пациентку распотрошённой
— Это не я — уверяла в свой правоте Валентина — Филатов пока ходил мне за кофе, подслушал, по всей видимости, разговор медсестёр на посту в отделении
— Ну да конечно
Недоверчиво ответила Оксана, прикусывая краешек губы, чувствовала как от материи шторы, исходил приятный запах кашемирового вкуса, парфюма Валентины.
— Как будто я тебе поверю
— Можете не верить — ухмыльнулась Валентина, после чего вышла из палаты, переступая порог, вошла в коридор, вильнув красивой формой бёдер, после чего закрыла за собой дверь
— Дура тупая — покачала головой Оксана, покусывая краешек губы, держала в руке смартфон рыжеволосой девушки — Ой… вот с какими идиотами мне приходится работать
Утверждала Оксана, отчаянно вздохнув, набирала на сенсоре дисплея номер Прутковой, бумажку которой она вытащила из сумочки, разложив на подоконнике.
— Да я слушаю…. — послышался голос Прутковой, после того как долгие гудки исходящего вызова прекратились и Оксана услышала сонный, скорее даже вялый голос женщины
— Наталья Пруткова — произнесла Оксана, так чтобы девушка с которой она разговаривала, достаточно четко услышала её голос
— О…. господи — возмутилась в недовольстве Пруткова — Ну тебе то, что надо, у меня и так благодаря тебе была тяжелая ночь, дай мне хоть покой сегодня
— Если вас что-то не устраивает — сползая с подоконника, Оксана повернулась к окну, прислонив ладонь, к его стеклу ощущая прохладу, исходящую от него — Мы можем поговорить и у господина Волкова в кабинете, на его рабочем месте в прокуратуре, я могу всё устроить, если захотите
— Ладно — уныло вздохнула Пруткова, понимая, что этот разговор может быть для неё единственным благополучным выходом из ситуации — Чего ты хочешь на этот раз
— С кем вы и ваша подруга — потянула Оксана немного чтобы создать интригу в разговоре — Катя
Произнесла Оксана так осторожно, чтобы завлечь к разговору свою собеседницу, состроив в мутном отражении на стекле коварство блистательной улыбки.
— Вели дела по бизнесу в недвижимости?
Поинтересовалась Оксана, рассматривая в окне, как по саду рядом с больницей носился какой-то дворовой серо-белый пятнами покрытый пёс, разгоняя голубей на площади зоны отдыха.
— Шувалов Михаил Юрьевич кажется да — вспоминая разговор в доме Шолохова, уточнила Оксана этот особенный момент, стукая коготком указательного пальца по стеклу
— Хорошо
Всё еще казалась Прутковой безразличной, по тону звучащего голоса из динамика телефона, не имея абсолютно никакого интереса к этому разговору.
— И чего же ты хочешь?
— Он знает, что произошло с Катей? — поинтересовалась Оксана — Только честно!
Предупредила Оксана свою собеседницу, отошла от окна в палате, покачивая бёдрами, подошла к кровати пациентки, когда девушка с подключенным аппаратам и пустым, как будто безжизненным взглядом смотрела в потолок.
— Или если хотите я могу обо всё договориться с Волковым
Предложила Оксана альтернативный вариант развития событий, пытаясь смотреть на девушку, что лежала перед ней на постели, не подавая никаких признаков присутствующей в ней жизни.
— Сделаем всё в рамках закона — говорила Оксана — Только если вот вы хоть как-то причастны к этому делу, не ждите от меня ничего, сядете за решетку и по полной, как того требует закон получите срок
Угрожающим тоном голоса говорила Оксана, пытаясь внушить тот ужас, который обязана испытать её партнер по разговору, если та женщина не примет её условия.
— Или мы можем договориться — говорила Оксана, отойдя от кровати пациентки — Вы сами лично мне всё расскажите
— Вы мне не поверите — возразила Пруткова
— Аха…. — ухмыльнулась Оксана
— Значит, вы всё-таки причастны к этому делу
— Нет! — уверяла испуганно Пруткова — А даже если и так, вы ничего не докажите
— Разговор наш с вами сейчас записывается — оспаривая этот довод, ответила Оксана — И если вы уж так очень хотите, я могу отнести эту запись в прокуратуру
— Я ведь ничего не сказала
— Вы уже сказали — ухмыльнулась Оксана, стараясь давить на свою собеседницу — Я могу повернуть дело так
Уверяла Оксана, продолжая ходить кругами по палате пациентки, вдыхая нежный стойкий аромат лаванды, что витал тонким вкусом в атмосфере воздуха этой комнаты.
— Что вы получите минимальный срок
— Скажите как свидетельница — утверждала Пруткова, испуганным голосом — Или скорее даже тоже потерпевшая в этом деле, я могу проходить?
— Всё зависит от того что вы скажите
— Вы мне не поверите
— Почему? — покусывая нервно губу, вскрикнула Оксана, стараясь сдержать при себе этот пыл, что накипел в ней, словно как в жерле вулкана
— Потому что там всё сложно
— Ну так расскажите почему
— Пускай лучше он вам расскажет сам
— Ну так свозите меня к нему — предложила Оксана, стараясь договориться с Прутковой, разными способами предлагая ей варианты — И я послушаю что там такого скажет Шувалов
— Только не так! — возразила Пруткова — Он, если узнает, что вы расследуете дело Кати или её лечащий врач, ну предположим криминалист
Говорила испуганно Пруткова, голос этой девушки был выраженным и скорее даже показывал насколько она боится, того мужчину, про которого ведётся этот разговор.
— Он вас даже на порог не пустит без ордера и к тому же не станет с вами разговаривать
— Так вызовем его в прокуратуру и всего дело
— Вы не понимаете — рассказывала Пруткова, оспаривая все идеи Оксаны — У него адвокаты люди в высоких чинах сидят у власти, до него даже повестка не дойдёт, в лучшем случае если только слух
— Вы, похоже, не знаете кто такой Волков — возразила Оксана, была не согласна с пустыми доводами Прутковой
— Нет! — была не согласна Пруткова с мнение Оксаны, оспаривая его — Вы похоже не знаете, кто такой Шувалов под ним все, Волкову без веских доказательств его вины, просто не хватит полномочий его закрыть
— Хорошо — ухмыльнулась Оксана, понимая, что разговор стал нести пустую тематику, отчаянно вздохнула — Но ведь есть же способ с ним поговорить и выбить из него признания
— Записью диктофона — вынесла своё предположение Пруткова — Но сама идея этого вам не понравится, как и мне в целом
— Хм…. — повела задумчиво губками Оксана — Что-то мне подсказывает, что идея мне не понравится
— По-другому туда так не попасть — ответила Пруткова — Тем более особенно, так как вы хотите это сделать, через Волкова
— Это было бы правильным и единственным вариантом
— Тогда он свернёт мне шею — уговаривала Пруткова одуматься — И обставит всё так, как будто это был несчастный случай
— Так как это произошло с Катей? — поинтересовалась Оксана, предполагая физическую травму, повреждения, которые могли вызвать бодрствующую кому
— С Катей было не так
— А как? — требовательно и со злостью спросила Оксана, уже была вне себя от тяготы этого бессмысленного разговора
— Я не могу вам сказать…..
— Так?! — была вне себя уже Оксана — И что же нам делать, мы в затруднительном положении и выхода я не вижу, кроме как вызвать вас на допрос к Волкову
— Нет, постойте! — возразила Пруткова, такой интонацией, будто желая пойти на сотрудничество
— Хорошо — улыбнулась Оксана, продолжая ходить кругами по палате
— К Шувалову так просто не попасть — повторила это вновь испуганная девушка — Но есть один вариант, он может вам не совсем кстати
— Ладно — уныло вздохнула Оксана — Что вы там придумали
— Вы ведь были в доме у Шолохова — рассказывала Пруткова
— Говорите точнее — требовательно заявила Оксана, состроив суровые звучание голоса
— Мы проходили в его дом как в качестве развлечения
— И?! — потянула Оксана
— Ну там знаете ажурное белье, чулки и короткие платья — перечисляла Пруткова интерьеры одежды — Как девки, хотя мы были ему необходимы для заключения таких сделок, он позволял себе вытирать о нас ноги, использовал нас с Катей, делал всё то что придёт ему в голову
— Ладно — вздохнула Оксана — Где и когда?
— Серьёзно? — удивилась сначала Пруткова — Хотя нет, вы же танцевали голой у публике в подвале Шолохова, чему я могу тут удивляться, если вы провели ночь с депутатом……
— Просто скажите, куда мне подойти? — посчитав перечисленное за оскорбление, ответила Оксана, сдерживая эмоции при себе, накапливая в себе словно нестерпимой яростью гнев
— А вы сейчас где?
— В больнице у Кати — пояснила Оксана — Городская клиническая больница №12
— Так вот где держат Катю
— куда мне подойти? — Оксана была словно уже вне себя
— Просто погуляйте в парке — ответила Пруткова — Там ведь рядом есть остановка, так вот приоденьтесь, как я вам говорила, ждите меня на ней
— Через час! — пояснила Оксана, выдвигая свои требования
— Через два — была не согласна Пруткова — Я ведь всё еще в Дорохово
— Ладно — уныло вздохнула Оксана, подошла медленно к окну
— Да есть еще кое-что — предупредила Пруткова — Так как мы с вами будем для них подругами, ну в смысле и подругами по любви, вы не должны стесняться делать всё то, что я буду делать с вами
— Я буду рядом с той остановкой через пару часов
Ответила Оксана, нервно прикусывая краешек губы, сбрасывая телефонный разговор, проводя по сенсору дисплея телефона большим пальцем.
— Что я блядь творю
Грязно выругалась Оксана, положив телефон на пластиковый подоконник, оставила его там лежать, медленно отошла от него, продолжая смотреть в окно пустым взглядом.
— Не верится
Обратилась Оксана к девушке, что лежала на больничной койке, не подающей никаких признаков того, что она находится в этом теле, как будто бы её там и вовсе не было.
— Всё это я делаю ради тебя — утверждала Оксана, подходя медленно к двери — Жаль, конечно, что ты не можешь сказать мне, что всё-таки с тобой случилось
Рассуждала Оксана, общаясь с собеседником, который ей не мог ответить, встала у закрытой входной двери в палату, облокотившись на стену, согнула одну ногу в колено.
— Так было бы наверно проще — ухмыльнулась Оксана, опустив взгляд в пол, словно стыдилась посмотреть на девушку — Но в любом случае я хочу посадить этих ублюдков, из-за которых ты в плену у собственного тела
С этими словами Оксана открыла дверь, посмотрев еще раз на девушку, что лежала в постели, подключенная к аппарату, после чего закрыла её за собой, оставив наедине с собой.
***
Покидая супермаркет «БрендСити», что находился на МКАД 26-й километр 1, Оксана вышла на через открытую пластиковую дверь, с левой стороны был «МакДональдс». Прямо пролегала большая магистраль, по которой двигался сплошной поток машин, на дальнем горизонте возвышались большие многоэтажные здания. На стоянке возле центра было полно машин, разного класса люди, словно все захотели посетить его, месте не было свободного, поэтому другим машинам занимать удалённые места от входа. Богатая темноволосая женщина, в белом платье и в шикарной большой шляпе, нажимая на кнопку брелка сигнализации, закрывала замки своего дорогого белого Lexus, направилась к главному входу, покачивая бёдрами. Рядом выгружалась семейная пара из большого черного мниивена марки Toyota, мужчина, взяв с собой кожаную барсетку, пока женщина с кашемировым оттенком волос, в белом платье, которое словно как парус на мачте корабля колыхалось на её теле, помогала выйти детям из машины.
Встав на автомобильной стоянке, Оксана, ощущая легкий пронизывающий летний холодок, который словно обволакивал оковами воздушных рук всё её тело. Остановившись стоять у урны напротив входа в супермаркет, Оксана расправила воротник бежевого надетого на ней плаща скрывающего всё её тело. Поправляя лямку черной висевшей сумочки на плече, Оксана смотрела, как по магистрали МКАД проезжало тысячи машин, словно не возможно было разобрать, что за ними находится. Черные чулки, нежный материал которых, обволакивал ноги Оксаны, слегка лоснился при попадании на них лазурных лучей заходящего и скрывающегося за крышами домов солнца. Доставая из кармана плаща складное зеркальце, Оксана, посмотревшись в него, поправила свисающую челку золотистых волос, стукая каблуками по асфальтному покрытию, отошла к освободившемуся месту на парковке, от которого только отъехала черная Mazda CX-7. Взяв из кармана плаща купленную новую резинку, Оксана сплела волосы за спиной в единый хвостик.
— Господи ну и занесло же тебя сюда
Услышала Оксана голос женщины, пока стояла на свободном стояночном месте, с которого отъехала машина, обернувшись, заметила Пруткову. Брюнетка была одета в короткое ажурное платье, через просвет лучей солнца на котором можно было разглядеть красоту её бархатистой кожи. Подойдя чуть ближе, темноволосая девушка, стукая каблуками черных туфель по бетонному покрытию, Оксана распознала в ней композицию парфюма «Armand Basi in Red», сочетания в себе оттенков вкусов, таким как мандарин, имбирь и бергамот было бесподобно.
— Что за плащ на тебе? — возмутилась Пруткова, была, недовольно увидев на Оксане бежевый плащ, скрывающий её одеяние — Я же ведь просила, оденься сексуальнее
— Я и оделась
Ответила Оксана, заметив, как девушка поставила сумку с документами на капот белой иномарки, подошла к ней, вцепившись сразу пальцами в воротник верхней одетой на ней одежде.
— Не буду же я здесь в таком виде — говорила Оксана, наблюдая, как Пруткова расстегивала пуговицы её плаща, начиная сверху, раскрывая телом под ним
— Ого!
Выразила удивление Пруткова, заметив под ним черный корсет, который подчеркивал формы тела Оксаны и короткую ажурную юбку под ним. Стойкая композиция вкуса «RoseSauvage», отражала в себе гармоничность изощрённого аромата дамасской розы, пропитывала тело Оксаны своими сексуальными будоражащими ощущениями приятного запаха нотами.
— Ты умеешь одеваться со вкусом — держась за воротник плаща на Оксане, она оголила ей плечи
— Ну как? — поинтересовалась Оксана, немного смущаясь того, как на неё смотрит брюнетка, что закрывала ей обзор, стоя перед ней
— Сними его скорее — заявила темноволосая девушка, быстро замешкав, сдирая, словно с Оксаны этот плащ, взяв у неё из рук в одну руку её черную маленькую сумочку
— Это за нами? — поинтересовалась Оксана, заметив, как за спиной у Прутковой остановился черный джип Lexus LX570
— Послушай — уверяла Пруткова, словно чем-то была обеспокоена, нервно покусывая губу, держа в руках плащ Оксаны — Если хочешь ты можешь передумать, тебе не обязательно ехать, они тебя еще пока не знают и мне бы не хотелось тебя во всё это впутывать
— Ну чего вы там
Возмутился мужчина, что сидел на месте водителя, щетиной на лице крупный мордоворот, лысый и внешность которого напоминала скорее для Оксаны, закоренелого бандитского персонажа.
— Садитесь, давайте девчонки — улыбнулся он своей гангстерской улыбкой
— Давай идём — покорно кивнула Оксане брюнетка и проходя мимо урны, выбросила в него плащ, который сняла с неё, после чего обошла машину спереди
— Опа! — выкрикнул парень, сидя сзади, выглядывая в открытое окно — Какие девушки
Заметила Оксана еще одно бандитское лицо чуть меньше физиономии водителя в бескозырки, с такой же весьма неприятной физиономией, он скорее напоминал дворового хулигана.
— Садитесь, давай быстрее
— Балда успокойся
Упрекнул его водитель, мило улыбнулся Оксане, кивнув своему товарищу сзади к которому обратился, чтобы открыл ей дверь, когда Пруткова заняла место спереди.
— Нам еще нужно отвезти их к Шувалову у него сегодня намечается сауна и вечер с очень важными людьми
Рассказывал широкоплечий мужчина в черной футболке, улыбаясь бандитской улыбкой, которую Оксана заметила на зеркале заднего вида, когда забиралась в тёмный кожаный салон.
— Наташа — обратился он к Прутковой, как только она открыла дверь и села на переднее кресло рядом с ним — А как зовут твою подругу?
— Оксана — произнесла недовольно Пруткова, чувствуя себя неуверенно и замкнутой в знакомой ей уже компании — Её зовут Оксана
— Оксана вы ведёте дела вместе?
Поинтересовался мужчина водитель, после того как Оксана закрыла дверь, создавая гармонию полумрака в салоне за тонированными стёклами. В салоне чувствовался запах дорогих сигарет, табак которых вызвал восхищение от одного только запаха, так же пахло мускусом коже и бергамотом, в сочетании с легким привкусом коньячного напитка. Эта тёмная обстановка, плюс к тому же на окнах задних дверей были задвинуты шторки, создавала легкую атмосферу разврата.
— Сейчас поедим в сауну
Рассказывал водитель, после того как Оксана положительно кивнула, мужчина тронул автомобиль с места, звучания двигателя под огромным капотом казавшимся сзади, не было слышно.
— Ты балда организуешь всё девочка в лучшем виде — обратился он грубо к парню, который сидел сзади с Оксаной и завистливым взглядом смотрел на неё
— А че сделаем — бандитским жаргоном ответил парень сзади, по его манерам он казался Оксане больше дворовым хулиганом, чем каким-то криминальным авторитетом
— Только не вздумай их трахать — предупредил его водитель — У нас сегодня будут важные люди
Выводя машину на трассу, говорил мужчина, посматривая в зеркало заднего вида, обращаясь к своему товарищу, посмотрев на него суровым взором.
— Оксана отойдёт им — пояснил он, рассказывая о вечере, направляя машину по дороге вдоль по МКАД — Девочкам нальёшь выпить, сауну и всё как полагается, презервативы ты купил?
— Оксана умеет хорошо танцевать на столе — пояснила Пруткова — Она была танцовщицей
Пояснила брюнетка, рассказывая, когда оба мужчины, так внимательно на неё посмотрели, потом на Оксану их довольству наверно не было предела, так как их желание сразу стали ясны.
— Чего? — отражая удивление, спросила Пруткова, после того как водитель на неё посмотрел, после чего тут же перевёл взгляд на дорогу — У неё высшее образование, юрист по недвижимости, просто пока с карьерой не сложилось и девочке надо же было с чего-то начинать
— Что же Оксана тут твой профиль — утверждал он — Будите заключать сделки для Шувалова и радовать его клиентов, а он будет радовать тебя баксами, на которые ты себе много чего сможешь позволить себе купить
— Оксана уже в курсе — подтвердила Пруткова, так чтобы внести ясность в разговор — Что нам придётся работать помимо заключения договоров еще и своим телом
— Сегодня будет пару сделок — рассказывал водитель, направляя машину по кольцу автобана — Ты печати и договора взяла?
— Да здесь всё — ответила Пруткова — Оксана заполнит договора, а я проверю их правильность, печати всё у меня собой, я могу прямо там же их заверить
— Заверишь сначала мой член у себя в горле? — грубо пошутил водитель, выходя с кольца на проектируемый проезд №5537, где слева Оксана заметила заправочную станцию для машин
— Дурак! — ударила она мужчину в плечо кулаком, судя потому как она ударила и выразила возмущение, Оксана поняла, что между этим мужчиной и Прутковой связь отношений
— Да ладно я же шучу — ухмыльнулся он бандитской улыбкой брюнетке — Что-то твоя подруга молчаливая
— Она новенькая — рассказывала Пруткова — Еще не привыкла
— Балда — обратился водитель к своему товарищу, сидевшему сзади справа от Оксаны, так что он вздрогнул и сразу оживился — Нальёшь Оксане выпить и угостишь шоколадкой, всё понял?
От одной только мысли о шоколадке у Прутковой повело скулы, брюнетка была не готова себя чувствовать комфортно в такой неприятной для неё теперь уже компании.
— А вы Оксана отдыхайте — говорил водитель, ухмыляясь, проезжая ВНИГаз уже давно, когда слева уже была видна пожарная часть — Пруткова всё сделает за вас — утверждал он поворачивая теперь уже на проезд №5538
— Вот как? — улыбнулась улыбкой стервой, Пруткова обернулась назад — А почему-то я всё должна делать одна
— Потому что Шувалов будет рад увидеть её танцующий на столе — пояснил водитель, проезжая, где был расположен старый посёлок — Или этим хочешь заняться ты
— Вы только полегче там с ней — предупредила Пруткова — Она ведь всё-таки новенькая и я обо всё с ней уже поговорила
— Ну, раз ты поговорила — уверял водитель — Тогда Оксана и так будет знать, что и как ей делать
— Я надеюсь, мне не придётся за неё переживать? — выражая волнение, обратилась Пруткова к водителю, немного помедлив, подождав, когда он повернёт на проезд №5539
— Нормально всё будет — подмигнул он Оксане, в придачу состроил вновь эту бандитскую ухмылку, которая отразилась в зеркале заднего вида — У нас ребята там все нежные, будет купаться в ласке мужских рук и их обаянии
— Если Шувалов её себе не заберёт — возразила Пруткова, оспаривая такое утверждение
— Уверена? — ухмыльнулся мужчина, так как будто разыгрывали с брюнеткой сцену, коснулся правой рукой колена Прутковой
— Шувалов прекрати! — выкрикнула темноволосая девушка, после чего прикрыла кончиками пальцев губы, понимая что оговорилась
— Шувалов? — удивилась Оксана, услышав эту фамилию, раскрыв алые щедрым слоем помады накрашенные губы — Так это значит вы
— Мда…. не получилось разыграть сцену — сделала вид, что будто бы смутилась, ответила Пруткова, отражая во взгляде карих глаз отчаяние
— Могли бы и не притворяться — нахмурила обидчиво губки Оксана, скрестила руки на поясе, положила ногу на ногу
— Всё нормально? — обернулся Шувалов, в тот момент, когда Пруткова очень убедительно коснувшись его лица пальцами, вынудила повернуться вновь на дорогу
— Смотри лучше на дорогу — возразила Пруткова, обращая настойчиво пальцами, взявшись за подбородок мужчины, вынудила его смотреть на дорогу — Не хочу чтобы, по крайней мере, со мной что-то случилось
— Единственное что с тобой может случится — заявил Шувалов, оспаривая мнение брюнетки и её упрёк, показывая остальным в машине кто тут главный — Это мой член в твой глотке
— Шувалов! — упрекнула его Пруткова, была удивлена его хамским поведением
— Или ты хочешь мне возразить?
— Сначала пристрой на ночь Оксану
— Почему только на ночь? — вновь был не согласен мужчина за рулём — Я хочу, чтобы в качестве задатка, Оксана осталась у нас на два дня
— Ну мы так не договаривались
— Всё нормально — ответила, успокоила Оксана, брюнетку которая, не зная, что ей ответить, обернулась и посмотрела в её сторону — Я только могу позвонить подруге, ну чтобы она не волновалась
— Конечно — ухмыльнулся мужчина за рулем, поворачивая на развилке налево не доезжая до восточной улице, направил машину в сторону Дроздово — Вы какое вино предпочитаете?
— На выбор? — ухмыльнулась Оксана, заметила лишь в лобовом стекле богатые кирпичные коттеджи и такой же забор, выложенный из красного кирпича
— Или если желаете что крепче?
«Это компания мне сразу не понравилась, возможно, если я удачно вживусь в роль, я довольно быстро смогу выбить признание от Шувалова по поводу моей пациентки», уверяла Оксана, понимая, что играть по правилам этих мужчин ей будет на руку.
— Ну не знаю — делая специально вид, что раскрепостилась Оксана, начиная ласкать грудь и бёдра, состроила искушенный взгляд лазурных голубых глаз — Что же настолько крепкое вы мне готовы предложить, от чего бы я, не смогла отказаться
— Вы мне — ухмыльнулся Шувалов, остановив машину напротив дома с кирпичным забором, рядом с припаркованной черной иномаркой седаном — Всё больше и больше нарвитесь Оксана
— Я хочу работать с вами
Утверждала Оксана, сидя на сиденье, наклонилась к водителю, когда он остановил машину у ворот, ограды которой стояла рыжеволосая девушка в легком нейлоновом розовом халатике.
— Пожалуйста
Придавая искренность и жалость голосу, обратилась Оксана, касаясь кончиками пальцев могучих плеч мужчины с элегантной бандитской улыбкой, когда он обернулся к ней.
— Дайте мне шанс
— Придётся поработать попой — произнёс он так будто старался удивить Оксану — Не волнуйся дорогу, потанцуешь на столе, выпьешь вина, сходишь в сауну с моими парнями и проведешь ночь
— Одну?!
— Я бы советовал бы две
— Две?! — делая неуверенный акцент на том, когда этот разговор некоторое время назад уже обговаривали
— Ладно балбес — кивнул он приветливо, отвечая на вопрос Оксаны, когда он уже звучал в это машине — Иди развлеки девушек, Оксану угости шоколадкой
— Девушки — было видно что парень уже был навеселе, именно этот вкус коньячного пойла почувствовала Оксана, заметив у него в руках бутылку коньяка — Пойдёмте за мной
— Уже приехали? — сморщила губки пафосно рыжеволосая девушка, встречая водителя, когда мужчина, открывая дверь, медленно вылез из машины
— Девчонки — открывая дверь, мужчина что сидел сзади, чуть не вывалился с джипа — Прошу на выход в нашу скромную обитель, сегодня ийк……
Икнул он, едва стоял на ногах, но почему-то такое поведение своего товарища, веселило Шувалова, он даже не упрекнул его ни в чём.
— Мы будем гулять — добавил он, обвивая Оксану за талию, спотыкаясь и начал падать, успел схватить за её ажурную короткую черную юбку — Ой…..
— Ай…. — взвизгнула Оксана, ощутила, как ткань ажурной нежной черной юбки порвалась на ней, когда мужчина, зацепившись за неё, упал на землю
— Вот балда
Рассмеялся Шувалов глядя на эту картину, его больше веселило то, как взвизгнула Оксана, отпрыгнула, словно как от огня, в сторону от упавшего мужчины
— Ты Оксане юбку порвал
— Ничего…… — поднимаясь с земли, вставая на четвереньки, мужчина, что упал на землю, уже едва говорил — Я всё возмещу
— Так даже лучше
Обвив Оксану за талию, возразил Шувалов, оторвав остатки ткани юбки, скинул их на голову упавшему товарищу, когда он стоял перед ним на четвереньках.
— Ритусик — обратился он к рыжеволосой девушке, что потешалась над мужчиной, что стоял на четвереньках — Угости нашу Оксану шоколадом и вином для девушек
— Скажите — обратилась Оксана к мужчине, который обвил её за талию, его пальцы она ощущала бархатистой коже бёдер — У Натальи была подруга ведь, она обмолвилась при мне за неё……
— Ой… да не слушайте вы её
Пруткова будто словно чего-то испугалась, схватившись за руку Оксаны, быстро затащила её в ограду дома, кирпичного дома и одноэтажной бани выложенной из бруса.
— Ты что с ума сошла?
Прошипела брюнетка, как только Оксана ступила каблуками черных туфель на каменную плитку в ограде, ощущая как холодок в этой деревне, охватывает всё её тело. С бани доносился женский визг и гогот мужчин, судя по звукам веселье, там было в самом разгаре. За садом из покрытых веток зеленью листьев и яблок было видно, как вышла из бани мужчина с девушкой, страстно целуясь, кавалер обвернутой в белое полотенце с голым торсом, прижал свою обнаженную избранницу спиной к стене из бруса. В доме на балконе, Оксана заметила, как мужчины о чем-то разговаривали, раскуривая сигареты, пили коньяк с бокалом, обсуждая что-то. Рядом с яблоней, прямо под мощной его веткой, сидел мужчине, согнув одну ногу в колено, а другую полностью выпрямив. В одной руке он держал бутылку пива But, а другой рукой подкуривал зажатую в губах сигарету, приветливо улыбнулся, завидев хозяина дома с Оксаной и Прутковой, когда они вошла, переступая порог ограды первыми. Запах пропитался вкусов готовящихся на мангале шашлыков, поджаристое мясо и тонченный вкус маринада, который взыграл неутолимый аппетит.
— Что ты черт возьми делаешь?
— Да действительно? — серьёзно посмотрел мужчина вошедшей следом за Оксаной — Но откуда ты знаешь про неё?
— Наталья обмолвилась, говорю же — пожав плечами, мило улыбаясь, ответила Оксана, обернувшись в тот момент, когда к ней обратился мужчина
— И что же Наталья сказала про неё? — поинтересовался, выражая суровый взгляд, создавая пугающую интригу ситуации, спросил Шувалов, подойдя к брюнетке
«Блядь ну и дернул же меня кто-то за мой проклятый язык», испугалась Оксана взгляда мужчины, которым стоял рядом с Прутковой и угрожающим, нагнетающим ужас взглядом смотрел на неё.
— Да ничего — придавая милейшую улыбку на лице, ответила Оксана — Только то, что они работали вместе, какое-то время, просто стало интересно, что же случилось
— Девочка — обратилась рыжеволосая девушка в розовом халатике, подошла сразу же к Оксане, как только Шувалов кивнул ей — Пойдём я тебе угощу таким шоколадом и вином
— Да-да конечно — кивнула головой Оксана, ощутив, как нежные приятные пальчики рыжеволосой бестии охватили её руку — И чего-нибудь перекусить
Попросила Оксана, обернувшись, посмотрела завистливым взглядом на мангал, у которого в лучах закатал солнца, стоял мужчина размахивал картонкой, сгоняя с запеченного мяса густой дым.
— Ужас как голодна с дороги — выразила Оксана свой аппетит легким застенчивым украшением улыбки и искушенной формой губ, вдыхая этот приятный жаренного на углях мяса
— Хорошо — улыбнулась мило девушка, пойдём в дом к мужчинам
— В дом? — удивилась Оксана, не понимая — Но почему в дом?
— А ты куда хотела? — подошла она к ступенькам деревянного крыльца двухэтажного дома
— Я думала попариться в бане? — предложила Оксана, посидеть там с мужчинами
— Рано тебе еще там быть — заявила рыжеволосая девица, ответив как-то недовольно, покачивая бёдрами, поднимаясь по ступенькам, взошла на крыльцо
— Хорошо — покорно проследовав за девушкой, согласилась Оксана — Хоть поесть чего-нибудь ты принесёшь в дом?
— Конечно — улыбнулась она коварной улыбкой, подойдя к двери кирпичного дома, стукая каблуками белых туфель по деревянному полу крыльца
— Это хоть радует — состроив выразительные ямочки на щечках, заявила Оксана — Мне как минимум несколько порций вон того вот шашлыка
— Вина и шоколад — открывая дверь в дом, говорила рыжеволосая девушка — Я оставлю тебе на десерт
— Это будет очень мило
Заявила Оксана, подойдя к открытой двери, взглянула на шикарную дорогую гостевую комнату, тут всё было в роскоши, паркет, деревянная обивка стен, картин, дорогая итальянская мебель.
— Что же
Повела губками Оксана, осторожно переступила порог, наступая каблуками черных туфель на паркет кофейного цвета, посмотрела на картинку какого-то короля, висевшую на стене.
— Я согласна — заметила Оксана взгляды мужчины, сидевших у камина на софе, когда она вошла в корсете и ажурных черных трусиках — Пойти на эти условия, только ради денег
— Ты еще и не на такое пойдёшь
Злостно подметила рыжеволосая девушка, покачивая бёдрами, прошла вперёд перед Оксаной по гостевой комнате, привлекая стуком каблуков, мужчин стоящих у окна, что так с желанием на неё посмотрели.
— Прошу за мной
— Как будто мне остаётся что-то другое — ответила Оксана, покорно проследовав за рыжеволосой искусительницей, когда она так выразительно покачивала упругой формой бёдер в каждом шаге
— Не обращай на них внимания — махнула рукой рыжеволосая девушка, когда кто-то из мужчин задорно стал подсвистывать, завидев Оксану
— Я же ведь знала куда шла — пояснила Оксана, подойдя к отрытой двери комнаты, заметила дорогую обстановку роскошных картин и белого дерева, а так же позолоты
— Нравится правда?
Поинтересовалась рыжеволосая красотка, заметив, как у Оксаны засияли глаза при всей такой дорогой атмосферы, когда она, касаясь пальцами за открытую дверь, прислонилась к ней.
— Я от этой кровати тоже без ума
Указала она на огромную двуспальную фиолетовую кровать, которая была застелена легкими шелковыми простынями, цвета фиалки и украшена большими пышными подушками.
— Пока посиди — уверяла рыжеволосая искусительница — А сейчас я тебе что-нибудь принесу
Утверждала она кокетливым и в тоже время озорным голосом, по его интонации Оксана поняла, что она тоже была уже навеселе или скорее под каким-то возбудителем.
— А ты никуда не уходи — ради забавы улыбаясь, пригрозила она кокетливо пальчиком, после чего закрыла дверь, оставив Оксану в комнате
— Как будто бы у меня есть выбор
Отчаянно вздохнула Оксана, оставаясь в лучах заката одной в комнате, подошла к деревянному окну, стекла, которых словно формировали ячейки из тонких деревянных реек. В комнате чувствовался запах фиалки и жасмина, пронизывающих тонкий оттенок нот древесины едва ощущался. На стенах комнаты висели картины, портреты королей, казалось то, что такой неотёсанный человек с бандитской рожей, может увлекаться искусством. В вазе, дальнем правом углу комнаты, стояли фиалки, их пышные лепестки и запах чудодейственных нот столь тонкого аромата, вынудил Оксану подойти к ним. Касаясь их лепестков, Оксана забавлялась тому, как прекрасно и душисто они пахли, словно будто какая-то девушка следила за интерьером этой комнаты. Лазурной зябью закат вырисовывал узоры на красном небе, пышные облака на котором создавали гармоничную композицию того, что вытворяла природа, вырисовывая тихий и спокойный вечер. Лучи заходящего за горизонт солнца плавно стали ускользать из комнаты медленно погружая её во мрак необузданной ночи.
— Ты еще не успела соскучиться?
Поинтересовалась рыжеволосая девушка, открывая дверь, входя держа фарфоровую большую тарелку на которой аккуратно кубиками было уложено запеченное мясо.
— Я вот принесла тебе поесть
— Что я могу сделать для господина Шувалова? — поинтересовалась Оксана, не обращая на девушку, которая вошла в комнату с разносом в руках
— Ты правда хочешь на него работать? — поинтересовалась она поставив тарелку на кофейный столик, что стоял у стула с высокой спинку в углу комнаты
— Да мне нужны деньги — придавая неуверенность и растерянность голосу, ответила Оксана, посмотрев на свою собеседницу, словно, как будто видя в ней надежду
— На вот выпей вина — предложила девушка, поднимая со стола бокал с вином, протянула его Оксане — Кушай, а я скора зайду
— Что оставишь меня тут одну? — поинтересовалась Оксана, сморщив губки в пафосной форме, взяла из рук девушки бокал с вином, обхватив его за тонкую ножку пальцами
— Развлекайся — ухмыльнулась она, покачивая выразительно бёдрами так, то легкая ткань халатика так и трепыхалась, то приливая, то отлипая от кожи её тела, когда она медленно стукая каблуками, направлялась к открытой двери — А я скора подойду
— Замечательно
Прошипела Оксана недовольно, взяв в пальцы аккуратно кусочек свежего запеченного мяса, который еще сохранял тепло углей, на котором он готовился, наколотый на шампур.
— Опять блядь одной тут торчать — высказываясь возмущенно, говорила Оксана, раскрыв губы, положила в рот кусочек приятного мяса, который буквально сочился соком маринада у неё во рту
Аппетит словно разыгрался у неё, когда Оксана кусочек за кусочком тщательно пережевывала во рту, смакуя его изощрённый соуса, в котором чувствовалась гармония смешанных в нём ингредиентов в абсолютной строгой пропорции. Запивая всё вином, сласть которого просто кружил голову, сладостью утонченной услады винограда, сорт который таил в себе таинство безграничных секретов. Расположившись на стуле, Оксана сидела рядом с окном, словно не могла насытиться прелестью шашлыка, съедая кусочек за кусочком мяса. Вскоре чувство сытости переполняло разум Оксаны, облизывая смачно маринад с губ, аккуратно распечатал обёртку предложенного ей шоколада. Вкус шоколада казался весьма необычным, Оксана никогда раньше не видела его обертку и не могла знать, что за марка, но кусочек, словно как будто таил у неё во рту, когда она так смачно обволакивала его слюной. Съедая кусочек за кусочком, Оксана ходила по комнате, запивая его сладость вином, вдруг почувствовала легкую тягу к сексу. Тело как будто стала гореть в адском пламени огня, а приток крови к половым органом по непонятным причинам усилился. Стоя у окна, Оксана извивалась как змея, поставив бокал с остатками вина на подоконник, не могла совладать со своим искушенным развращенным сексом голодом. Лаская своё тело руками, играя бёдрами, словно в танце, запрокинув голову, терзала пальцами зажатую в корсете грудь, не могла понять, что же так сильно возбудило её, склоняя поддаться радости искушенного соблазна секса.
— Дорогу — открывая дверь, обратилась рыжеволосая искусительница, входя в комнату с двумя мужчинами — Просто пришла проверить, может тебе еще что-то нужно
Заметила она с ухмылкой на лице, как Оксана обернулась к ней, в глазах пылал искушенный огонь, искорки которых отражали глубину развращенных омутом порочных желаний.
— Мы с мальчиками — уверяла она, продолжая отражать довольную ухмылку на лице — Зашли проверить как ты тут
— М….. с мальчиками? — развращенной страстью, Оксана смачно кончиком языка, облизнула губы, словно хищница направлялась, ставя ноги крест-накрест, к двум мужчинам в комнате
— Да хорошая девочка
Высказал свое мнение лысый парень в белой футболке и джинсах, одетый, так как будто вещи были из топа бредовых новинок, даже бляшка ремня в форме волка, казалась для Оксаны сексуальной. Обвивая тело самца, Оксана, прижавшись к нему, почувствовала масла исходящие от его тела, мужчина использовал афродизиак «Love Elixir», эфирные масла которых усиливали действие сексуального влечения у женщин к обладатель столь сильного запаха. Тело этого кавалера, напоминала ей голиафа, его мускулы, руки, плечи, кисти, мощные, крепостью наполненные уверенные пальца, сразу же обвили ягодицы Оксаны, когда она, изнемогая вне себя от возбуждения, тёрлась об него как кошка, оборачиваясь, играя перед ним упругой формой бёдер.
— Да похоже мы с ней повеселимся сегодня
— О я думаю
Ответил темноволосый мужчина в белой рубашке и брюках, его карие глаза, при попадании в них света светились, так как будто горели огнём, как будто сам дьявол был в нём. Одеколон этого мужчины обладал стойкой выразительными древесными нотами, подчеркивающими его элегантность, вливаясь в единой коллекции «Kenzo Power Fraiche». Верхние пуговицы белой рубашки на мужчине были расстегнуты, что обнажали его крепкий торс, при взгляде на которой Оксана словно вся изнемогала и не могла объяснить, почему стала течь внутри себя, сгорая чтобы разделить с ним усладу любви и вкуса, слияния губ воедино.
— Что это достойная сука — схватил он Оксану за волосы, как дикарь это делает, мужчина прижал спиной к себе, но её почему-то такое обращение сильно возбудило
— В самом деле — ухмыльнулся лысый мужчина, подходя к Оксане касаясь пальцами её выставленный груди, рельеф которой подчеркивал корсет
Сливаясь губами с лысым мужчиной в поцелуе, Оксана сгорала в предвкушении сексуальных оттенков возбудителя, витавшего в воздухе. Играя своим телом, зажатой между двух самцов, Оксана была подобно дикой свирепой кобре, чувствуя их настойчивость, их жажду, стремление, рвение овладеть её телом в эту ночь, пробуждала в ней дикий, нет, ярый сексуальный инстинкт.
— Иди ко мне
Впала назойливо в объятия к лысому мужчине, поразительно тонко ощущая, прикосновение, ласка и уверенная крепость его пальцев обвила бёдра Оксаны. В тот момент, когда Оксана жадно начала облизывать его губы, абсолютно потеряв голову, ощутив, как мужчина, стоя сзади, медленно начал стягивать с неё ажурные черные трусики. Играя перед самцом попкой, Оксана, неистово облизывая губы языком и своими губами, губы лысого кавалера, прижимаясь к его телу озабоченной кошкой, играя с ним в ярую порочную ласку интриг. Улыбнувшись порочной улыбкой своему кавалеру, в объятиях которого она была, Оксана перешагнула через лежащие на полу ажурные трусики, издавая порочный стон, сгорая в пламени любви сексуального искушения.
— М…. какая горячая — ухмыльнулся лысый парень, схватив Оксану за волосы, в тот момент когда мужчина сзади расстегнул ей корсет, высвободим из него грудь
— Да горячая сука — грязно выругался самец сзади, ударив, схватившись за бедро Оксаны
— Давай пошла на кровать
Толкнул лысый мужчина, что держал Оксану за пучок собранных в хвостик волос в сторону кровати, когда она упала не неё, встав на четвереньки, выгнув спину, выставила бёдра. Взвизгнула Оксана, когда чуть не влетела на кровать, успев наступить на неё прежде коленом, резинка что была на её волосах, упала на пол, распушив их полным отражающим блеск объёмом. Раскрывая губы в порочной форме, Оксана хотела, будто возмутиться, но почему-то гормоны, играющие в ней, не позволяли этого сделать.
— Хорошая девочка
Подошёл сзади лысый парень, забравшись на кровать, наступая на неё коленом, в тот момент, когда Оксана стояла на ней на четвереньках, раскрыв губы в искушенной форме.
— Постой спокойно
— Ну, давай милая — обратился мужчина в рубашке с темными волосами, его глаза светились от света люстры в комнате, словно огни дьявола — Раскрой ротик
— Хм…. — повела обидчиво губками Оксана, но всё же изнывала дикой терзающей душевной болью, предвкушая в себе дикий развратный секс
— Ну, ты чего — коснувшись пальцами подбородка Оксаны, мужчина достал из штанов свой напряженный член, размера которого она смутилась — Давай дорогая сделай мне приятное
— Меня нужно хорошо об этом попросить — игриво заявила Оксана, играя губками, не желая исполнять просьбу настоятельного самца, от головки члена которого она отвернула лицо
— Сейчас я попрошу — заявил лысый мужчина, положив руку на выставленные ягодицы Оксаны, самовольным резким движением вогнал большой палец ей в анус
— А... а…. а….. — издала Оксана, широко раскрывая алые губы, пронзающий порочной нотой стон, чувствуя, как грубо и настойчиво палец мужчины рьяно проник через тугие стенки её ануса
— Вот так вот — схватив Оксану за роскошные пряди золотистых волос и не давая возможности воспевать ей в стонах, медленно ввёл член ей в рот — Давай работай
— М-м-м….. — урчала Оксана глухим стоном, ощущая вкус смазки введенного в рот члена самца, его гладкая головка трением нежной силы прошлась по поверхности скользкого языка
— Ох…. — издал мужчина довольный вздох, после того как медленно и настойчиво держа Оксану за волосы, ввёл член ей в рот, так что она подбородком ощутила его гениталии, ощущая как размер пениса частично перекрывает воздух — Хорошо……..
— Хорошая киска
Похвалил лысый мужчина, держа палец в анусе у Оксаны, облизывал смачно её половые губы, когда она стояла перед ним на четвереньках, его щетина колко касалась нежных влажных стенок.
— Сейчас я тебе так засажу
Расстегивал он рукой бляшку ремня черных джинсов, делая что-то сзади, пока Оксана старательно обсасывала введённый в рот член мужчины, ощущая языком, как пульсировали его вены.
— М….. какая же у тебя жопа
Выразил впечатление, лысый мужчина, играя пальцем в анусе Оксаны, его словно забавляло то, как она стонала. Под властью его сгибающейся фаланги, Оксана воспевала в глухих искушенных стонах, чувствуя, как её косточка настойчиво трёт тугие стеночки. Его пылкие губы, впивались в мокрое, набухшие притоком крови возбуждение влагалище, когда Оксана текла соком необузданной любви, ощущая в себе язык этого самца, что так смачно облизывал её нежные стенки, впиваясь губами.
— Прям так и манит
— Не перестарайся
Предупредил он, когда Оксана ощущала уже рвотный рефлекс от того что член самца так глубоко входит в неё, когда он держал её за голову обеими руками, словно нанизывал на свой член губами.
— Успей главное вытащить вовремя
— На счёт этого не беспокойся — заверил лысый парень своего товарища, доставая член из штанов, спустив джинсы до колен
Обвив бёдра Оксаны жаркими ладонями, мужчина медленно словно забавлял, водил напряжённым членом вдоль поверхности половых возбуждённых губ, не пытаясь проникнуть. После непродолжительных движений мужчина медленно ввёл напряженный член во влагалище Оксане, его крепость растягивала нежные текучие соком возбуждения стеночки, столь тонкое проникновение она ощущала, когда он постепенно и так непринуждённо, будто сам входил.
— Какая жопа…… — ударил он ладонью по выставленным ягодицам Оксаны, сжимая нагло бархатистую упругую кожу, так что он взвизгнула от дикости этого зверя
— А….а….а…. — издала Оксана порочный стон, оторвавшись от члена мужчины, который был у неё во рту в этот момент его сперма словно выстрелом попала ей на губы и часть на язык
— М…..
Издал звук мужчина, спуская сперму с члена прямо в раскрытые алые губы Оксане, когда она взвизгнула от шлепка по бёдрам и то, как настойчиво мужчина пальцами сжал кожу ягодиц.
— Давай глотай — словно приказал мужчина в белой рубашке, водил вялой головкой члена прямо по алым губам Оксаны, собирая смачные сгустки спермы прямо ей в рот
— Ты что уже всё? — обратился лысый мужчина к своему товарищу, заметив, как он отошёл от Оксаны, когда она смотрела на него голодными искушенными порочным голодом глазами
— Повеселись с ней — застегивая ширинку брюк, ответил он своему товарищу — А ты
Подошел он, к Оксане схватив за пряди роскошных русых волос, наклонив ей голове так, чтобы она смотрела на него с раскрытыми губами, по поверхности которых стекала горячая сперма.
— Отсоси у него хорошенько — плюнул он в рот Оксане смачную слюну, обращаясь с ней как дешевой девкой, после чего отпустив волосы, отошёл от неё — Давай брат натяни её как следует
— О… не переживай
Держа ладони пылких рук на ягодицах Оксаны, мужчина стоял на коленях и быстрым ритмом вводил в неё свой пенис, частота ритма его движения принуждал воспевать её порочным стоном.
— Хорошие у Шувалова девки — похвалил он, расположившись боком с Оксаной, лысый мужчина неожиданно обхватил её грудь пальцами, когда она этого не ожидала, издав при этом стон
Пальцы мужчины так сжили грудь Оксане, что она тут же сглотнула сперму которая была у неё во рту вместе с плевком мужчины который грубо поступил, позволив себе такую дерзость. Самец, заводя ногу Оксану за себя, держался за её грудь, вводя весь член во влагалище с такой проницаемостью, что она тут же испытала оргазм. Изнывая в порочных стонах, Оксана, учащенно дыша, была польщена такому грубому поведению, позволив излить из себя в момент пережитого феерического оргазма в своём разуме, все эмоции.
— О…. да
Не смог сдержаться мужчина от стонов и такта ритма движения, с которыми извивалась Оксана, переживая момент оргазма, вытащил быстро член и спустив горячую сперму ей на влагалище.
— Ты определённо стоишь того
— Я тебя удовлетворила? — задыхаясь от пережитого оргазма, спросила Оксана, оставаясь лежать на постели, в то время, когда лысый мужчина, натягивая на себя джинсы с неё вставал
— О…. да — выразил восхищения положительным ответом, застёгивая ширинку джинсов
— Я устала — нахмурила Оксана игриво губки, чувствуя, как тёплая вязкая сперма стекала с половых губ на постель, не могла даже пошевелиться после оргазма
— Можешь поспать — распорядился он, медленно отошёл от кровати, застёгивая бляшку ремня и заправляя его — Пойду выпью
— Странно, почему я не могла возмутиться — поделилась пережитым грубым сексом Оксана, была просто на верху счастья разума, лежала боком на постели, согнув одну ногу, а другую выпрямив
— Ты не могла возмутиться — ответил лысый мордоворот, пожав плечами — Ты девушка Шувалова и будешь делать всё, что он скажет, завтра получишь деньги за секс и сделку, которую сделает за тебя твоя подруга
— Мне понравилось
Была под впечатлением возбудителя, который не позволил бы никому отказаться от столь грубого секса и при этом испытать чувство удовольствия и глубокий пронзающей эмоциями оргазм.
— Я блядь теку
— В одном ты права — направился мужчина к выходу из комнаты, выключая свет, открыл дверь, когда с гостиной доносился свет — Ты действительно блядь
С этими слова мужчина вышел из комнаты, закрывая за собой дверь, оставляя Оксану лежать без сил на кровати, когда она истекала соком пережитой бурной дикой любви. Продолжая учащенно дышать, Оксана гладила себя руками, сжимая груди, прикусывая груди, ласкала обворожительным трением ладоней бёдра. Чулки пропитались спермой, которая всё еще радовала Оксану, когда она лежала спиной на постели, смотря в тёмный потолок, играя при этом, как королевская кобра телом. Смачно облизывая губы, ощущая на них вкус спермы и вкус мужской слюны, Оксана ласкала себя, разминая половые губы, которые требовали продолжения. Изнывая в стонах и ласки собственных рук, Оксана потеряла счёт времени, тому, сколько пролежала в постели, сгорая по порочному сладкому искушению страсти. Стоны медленно стали утихать, ласка собственного тела потеряла уже ритм, после чего руки упали на постель, Оксана сама не помня как уснула, сладко засопев, воспевая сквозь сон, песнью эротических сладких стонов, отдавая своё тело объятиям необузданной ночи.


Чувствуя сквозь сон, что кто-то трогает грудь, Оксана, словно не могла проснуться, словно сознание всё еще изнывало усталостью. Тело будто не слушалось, возникала такая лень, после пережитой ночи, когда Оксана лежала в утренних лучах, восхода солнца. Чья-то нежная женская рука легла на плечо и легонько толкала, женский ласковый голос что-то шептал над ухом, когда Оксана чувствовала это приятное дыхание. В воздухе чувствовался запах парфюма мужчин, привкус вина и душистый аромат роз, которым так изощрённо пропиталась атмосфера в комнате. Кровать впитала в себя то тепло, когда Оксана грелась в лучах солнечного света, лежа на подушках, не могла даже пошевелиться, слыша лишь чей-то голос и чувствуя прикосновения нежных чьих-то женских рук. Голос был таким нежным и ласковым, что хотелось отдаться вновь во власти сна, когда Оксана не могла даже понять веки уставших глаз, слыша его упоительное звучание, будоражащие нотки которого так сладко говорили над ухом.
— Оксана — дотрагиваясь до плеча Оксаны, говорила Пруткова пытаясь разбудить её, легонько пошатала пальцами её тело — Оксана доброе утро
Шептала она, лаской пленительного голоса, находясь над телом Оксаны, стоя на четвереньках, позволяя чувствовать усладу вкуса сладкого вина исходящего с её губ.
— Вставай дорогая — дотрагиваясь лаской пылких губ, она сладко и так пленительно нежно поцеловала Оксану, позволяя ей от такого прикосновения открыть глаза
— Что ты делаешь? — возмутилась Оксана, после того как действие возбудителя прошло
— Просто подыграй мне
Прошипела недовольно Пруткова, отводя взгляд в сторону входа комнаты, где стояла рыжеволосая искусительница в розовом халатике, завевая, прикрывая губки ладошкой.
— Делай что должно
— По-твоему это нормально?
Поинтересовалась Оксана, разговаривая шепотом, продолжая смотреть в глаза стоящей над ней на четвереньках брюнетке, чей перегар она ощущала вырывающимся с её горячих губ.
— Ты поцеловала меня!
Хотела, будто возмутиться Оксана, но поняла, что лучше пока не выдавать своих намерений, пока она не попробует узнать что-нибудь о пациентке, решив подыграть на ситуации, обвила ладонями бёдра брюнетки, сжимая пальцами её кожу, оголяя черный халатик на ней.
— М…. правда, этого мне так не хватало
Сморщила Оксана пафосно губки, игриво касаясь губами губ Прутковой, после чего обернула, запрокинув голову, посмотрела на рыжеволосую девушку, что стояла у входа в комнату у дверей.
— Твои ласки — твердила Оксана, разговаривая нежным приятным ласкающим слух голосом, говорила прямо в рот брюнетке — Такая нежность, когда твои поцелуи, такая услада для моего тела
Тебе следует принять ванну — отпрянула брюнетка от тела Оксаны, поела игриво губками — Я всё для тебя устрою
— В таком случае
Ухмыльнулась Оксана, любуясь тому, как черный, нейлоновый халатик с кружевами так красиво облегал тело брюнетка, подчеркивая её выразительные черты тела, прорисовывая бёдра и талию.
— Я не могу не согласиться
Ответила Оксана, расположившись сидя на постели, чувствовала легкий холодок по своему телу, прищурив глаза от объятий ярких солнечных лучей проникающих в комнату.
— Когда мне так нужно принять ванну
— Ритусик дорогая — обратилась Пруткова к рыжеволосой девушке, которая была уже готова выйти из комнаты, налюбовавшись лживой сценой чувств и признаний — Моя подруга нуждается в ванне
— Еще бы — с улыбкой на лице согласилась рыжеволосая девушка — После такого что с ней было вчера, ей бы не помешала тёплая, скорее даже горячая ванна, я всё устрою, пока Шувалов решает кое-какие проблемы, но вам обеим скора стоит присоединиться со своими документами
— О… это будет более чем замечательно — приткнула игриво Прутков подушечкой пальца губы Оксане, когда она хотела раскрыть их — А сразу после того, как она примет ванну мы займёмся делами
— Да — войдя уже в комнату, ответила рыжеволосая девушка, направляясь к кровати на которой сидела Оксана с расстегнутым корсетом — Михаил Юрьевич очень любит и ценит своих работников, просил передать
Положила она на кровать с краю, на которой сидела Оксана, пачку денег в размере пять тысяч долларов, после чего будто словно чего-то, стесняясь, отошла назад.
— Это аванс от сделки, которую я проведу сегодня — пояснила Пруткова, заметила, как строго на неё посмотрела Оксана — Это наша с тобой доля
Пояснила брюнетка, наклонившись шепотом, шептала над ухом Оксаны, продолжая стоять на коленях в постели, всё так же ритмично испуская жар пылкого дыхания.
— Вторую половину получишь потом — рассказывала Пруткова, держа руку на губах Оксаны, когда возле её колен лежала пачка иностранной валюты — Я всё понимаю, но сейчас важно, чтобы ты помогла хоть чем-то, сходи в ванную
Шептала брюнетка над ухом Оксаны, поглядывая на рыжеволосую бестию, когда девушка, покачивая упругой формой бёдер, направлялась к выходу, открытой двери, из комнаты.
— Я их отвлеку — пояснила темноволосая девица, продолжая сидеть рядом с Оксаной в постели, когда рыжеволосая девушка в розовом халатике, медленно покинула комнату — А ты попробуй найди доказательства их вины, это случилось там
— Но ведь Катерину Михайловну
Возразила Оксана, была не согласна с утверждениями брюнетки, посмотрев на неё раскрыв лазурные голубые глаза, в которых отражались искорки падающего на них света лучей.
— Нашли в квартире, она была в постели
— Ты такая наивная — ухмыльнулась Пруткова, медленно опустив ноги с постели, коснулась каблуками черных туфель паркета в комнате — Кто, по-твоему, её туда привёз?
— Почему ты мне всё еще раньше не рассказала? — хотела возразить Оксана, возмутившись, узнав такие подробности
— Поверила бы ты мне хоть на секунду
— Ты причастна к этому? — сурово спросила шепотом Оксана, заметив как темноволосая девушка, в черном ажурном халатике, вставая с постели, отразила прекрасный силуэт сексуального тела
— Сочту это — обернулась Пруткова, встав у окна, когда Оксана на неё так недовольно смотрела, снимая с себя этот черный корсет — Если я пойду по делу как свидетель и как потерпевшая, которую запугали
— Какой нахуй свидетель?
Возмутилась Оксана, прошипев недовольно, словно королевская кобра, схватилась когтями за накидку постели на которой сидела на коленях, что пропиталась теплом и запахом с её тела.
— Ты блядь вообще понимаешь, что ты тут несёшь?
— У вас всё нормально девушки?
Услышала Оксана голос Шувалова, обернувшись сидя к мужчине спиной, прикрыла руками грудь, состроив испуганный и растерянный вид, раскрыла немного губы.
— Ваша ругань слышна уже на всю гостиную — широкоплечий мужчина, в черной футболке, почёсывая живот, стоял у входа раскрытых дверей
— Оксана просто считает покупку центра неприемлемой по такой цене — утверждала Пруткова, быстро найдя выходи из ситуации — Она считает что лучше потянуть резину, чтобы пока мэр снизит цену на продажу земли двое, та цена что сейчас…….
— Оксана дорогая
Улыбнулся Шувалов, чертовски привлекательной и дьявольской для Оксаны улыбкой, мужчина медленно вошёл в комнату, наблюдая за реакцией их обеих.
— Думаешь я не обдумывал такое предложение
Утверждал этот человек, приложив ладонь к щетине на подбородке, посмотрел сначала на Пруткову, на что в ответ, брюнетка мило улыбнулась ему, в её улыбке Оксана заметила, какое-то странное чувство волнения.
— Еще до тебя Пруткова предлагала мне точно такую же мысль
Рассуждал Шувалов, после чего подошёл к кровати, на которой, поджав под себя ноги, сидела Оксана, прикрывая обеими руками грудь.
— Но ждать без вариантов, земля в черте города, закупочная цена её непомерно высока, но будь она чуть ниже, у нас бы просто урвали, бы её из-под рук
— Ладно — пожав плечами, ответила Оксана, делая такой вид, будто этот разговор для неё больше не имеет никакого смысла
— Вот и хорошо — улыбнувшись, рассказывал дальше Шувалов — Да и мои парни вчера переусердствовали с тобой
— Это было грубо — согласилась с этой мыслью Оксана — Я бы впредь бы……
— Тебе Ритусик деньги передала? — возразил мужчина, опровергая недовольства Оксаны, думая, что всё можно решить вопросом денежных купюр
— Да — ответила Оксана, поднимая виноватый и в тоже время испуганный взгляд, посмотрела на мужчину — Но…….
— И это только половина — ответил он, не став слушать чувства, пережитого унижения, что испытала на себе Оксана, казавшиеся ему жалкими — Вторую половину получишь завтра
Подошёл он к Оксане, схватив за волосы, с такой силой, что она взвизгнула, запрокинул ей голову назад, мужчина был явно раздражен теми претензиями, которые ему хотела высказать она.
— Ты что думаешь — продолжал смотреть он в глаза Оксане, говорил с угрозой так, что явно понимал, чего он хочет — Если ты юрист по недвижимости, так все перед тобой тут будут плясать, нет дорогая, большие деньги нужно еще и отрабатывать
— Я…. я….
Дрожащим голосом, раскрывая рот как рыба, ответила Оксана, покорно смотрела в глаза дикаря, когда на неё смотрел, держа за волосы, вынуждая силой обращать на него внимания.
— Я……
— Что ты?!
Ударил он пощечиной по лицу Оксаны, удар был такой силой, что она взвизгнула, не могла стерпеть боль от ожога ладони, продолжая смотреть на мужчину испуганный взглядом.
— Ты сказала ей
Обратился он к Прутковой, после чего словно толкнув Оксану на кровать, когда она упала прижавшись лицом к постели, выставила упругие бёдра, продолжая стоять на коленях в постели.
— Если сделка выгорит — говорил он, думая, что имея такие деньги, может делать всё что захочет и с кем захочет — Я вам обеим дам по миллиону, после заключения контракта, который вы вдвоём, как я уже повторюсь, проведёте
— Оксана просто тебя не так поняла
С улыбкой, отражая испуг в глазах, который заметила Оксана, когда обернувшись, стоя прижатой лицом к постели, потирала щеку, выставив бёдра.
— Она еще не работала в этой сфере
Подошла она к мужчине, когда его рука легла на выставленные бёдра Оксаны, а его большой палец, нагло проник к ней в анус, так что она застонала громким стоном. Чувствуя растяжение стенок ануса, за счёт фаланги согнутого внутри пальца мужчины, Оксана сжала зубы.
— Прошу пойми её
— Ладно — отчаянно вздохнул Шувалов, вытащил палец из её ануса — Но чтобы впредь я не слышал таких разговоров, хочешь денег Оксана
Говорил он, стоя рядом с кроватью, на которой Оксана, расположившись перед ним на четвереньках, покорно стояла перед ним, поднимая испуганный взгляд.
— Научись их отрабатывать — с этими словами он направился к выходу из комнаты
— Прости его — утверждала Пруткова, понимая, как сильно она виновата перед Оксаной — Я не хотела тебя впутывать во всё это
— Но я уже здесь — ответила Оксана, потирая щеку, села на постель, чувствуя всё еще боль от растяжения стенок ануса, подложила под себя ладонь, нервно покусывая губу
— Я не думала, что так всё получится — пытаясь объясниться, говорила Пруткова — Сегодня я побуду в роли юриста, так решил Шувалов, на твой счет у него другая роль
— И какая же? — поинтересовалась недовольно Оксана, прижав пальцы к анусу, нервно кусая губу, терпела осадок от боли, который она на себе испытала, ощущая в себе палец мужчины
— Собери деньги в сумочку — распорядилась брюнетка, не придавая значения чувствам Оксаны, брюнетка была холодна к её боли и влаги слёз, взыгравшихся на её глазах
— Ты что блядь не понимаешь — возмутилась Оксана, ругаясь нецензурной бранью — У меня пациентка там в состоянии апаллического синдрома, а причина по которой всё это ты мне не хочешь говорить
— Просто прими ванную
Распорядилась темноволосая девушка в черном халатике, материал которого когда она стояла у окна, так красиво прилегал к её телу, подчеркивая все пикантные формы её тела.
— И не торопи события
— В каких отношениях ты была с Катей? — поинтересовалась Оксана, не принимая пустые ответы от этой собеседнице, которые абсолютно ничего для неё не предвещали
— Ты думаешь, это я сделала?
Была не согласна с мнением Оксаны, ответила вопросом на вопрос брюнетка, так недовольно посмотрев в её сторону, когда она сидела в кровати, поджав под себя ноги, держа руку под попой.
— Какой мне с этого прок? — говорила всё так же возмущенно Пруткова — Мы с Катей были лучшими подругами, пока не вляпались во всё это дерьму……
— Но что-то же произошло
— Ты права — кивнула головой брюнетка, взяв в руки сумочку Оксаны, что стояла на подоконнике, с прошлого дня — Произошло
— Я хочу знать
Утверждала Оксана, медленно выпрямила ноги, ощущая всё-таки осадок от растяжения стенок ануса от пальца мужчины, чувствовала, как тело вновь начало морозить по не понятной причине.
— Я хочу помочь
— Просто иди в ванную — повторила еще раз свою просьбу Пруткова, медленно направляясь к кровати на которой сидела Оксана, держа в руках её сумочку — Надеюсь тут у тебя косметичка и всё такое, приведи себя там в порядок
— Ты кого-то выгораживаешь? — поинтересовалась Оксана не могла для себя объяснить странность теперь уже поведения брюнетки в этом доме
— Просто старайся выглядеть сегодня красивой — заверила темноволосая девица, встала рядом с кровати положила сумочку на колени к Оксане
— Красивой?! — не понимая к чему вообще весь этот разговор, спросила Оксана
— Если будет что-то из косметики не доставать — предложила брюнетка, садясь рядом на постель с Оксаной — Ты только скажи, я всё для тебя организую
— Дорогая — возмутилась Оксана тому, как брюнетка вдруг стала менять тему и отклоняться от разговора, будто совсем забыла причину приезда в этот дом — Ты......
— Тише…. — прошептала Пруткова, как только они с Оксаной остались одна в комнате и их тела озарял свет утреннего восходящего солнца — Я всё помню
«Ты либо дура, либо у тебя должно быть настолько всё под контролем, ну да ладно, в любом случае, мне нужно позвонить Валентине, узнать как там Филатова», размышляла Оксана, продолжая сидеть на постели, держа сумочку у себя на коленях.
— Ладно, пойду приму ванну — взяла Оксана сумочку в руку и хотела, будто уже встать с постели
— Стой! — возразила темноволосая девушка, остановив Оксану, схватив за кисть руки — Сними сначала эти чулки, они просто в этом…..
— Я поняла
Ухмыльнулась Оксана, скинув туфли с ног на пол, после чего аккуратно, отложив предварительно сумочку, коснулась коготками обеих рук резинку черных ажурных чулок.
— Они мне тоже теперь не нравятся
— Оденешь халат — указала Пруткова на красный халатик, висевший на спинке кровати
— Ну конечно я же голой не пойду — ухмыльнулась Оксана, пожив плечами, медленно стягивая с ноги чулок
— Это не просьба — возразила брюнетка, серьёзно посмотрев на Оксану — Просто не хочу, чтобы всякий сброд, здесь, пялился на тебя
— Вот как? — удивилась Оксана такой настойчивости — Ты не забывай, что я пытаюсь поднять твою подругу из могилы, с таким синдромом как у неё, одно лечение уйдёт только несколько лет
— Вот поэтому я не хочу тебя тут давать кому попало
— Кому попало?! — возмутилась Оксана — Ты блядь в своём уме? — прошипела она, медленно коснувшись чулка на второй ноге
— Послушай — переводя дух, Пруткова словно мерилась сама с собою — За то, что произошло вчера, мне искренне жаль, я не могла знать, что так с тобой поступят
— Я не могла даже возразить — была недовольно Оксана, ощущая, как под властью её пальцев, чулок медленно сползает по ноге, после чего падает вниз на пол рядом с кроватью — Что за возбудитель такой, мне, черт возьми, нравилось почему-то то, что происходило вчера
— Нравилось? — удивилась Пруткова, накидывая на тело Оксаны халат, когда она медленно встала с постели, когда сняла с себя чулки
— А вот сейчас! — говорила Оксана, извергая из себя возмущение — Понимая, наконец, что случилось
Рассуждала Оксана, ощущая, как объятия нежной ткани окутало её тело, холод которой она чувствовала каждой клеточкой своей кожи, нуждаясь в приёме горячей ванны.
— Я просто в ярости — высказываясь недовольством, Оксана сама завязала пояс красного легкого халатика, скрывая под ним обнаженное тело
— То, что произошло — уверяла Пруткова — Это в прошлом
— Тебе легко говорить — обувая туфли на ноги, ответила Оксана, затем повесив сумочку на плечо, направилась к выходу из комнаты
— Пойдём, я провожу тебя в ванну — предложила брюнетка, проследовала следом за Оксаной, а когда догнала, взяла под руку
В гостиной было всё спокойно, как будто того бурного вечера, что был вчера, вовсе не было, всё было убрано и спокойно. Обратная сторона дома скрывалось в тени, на неё солнце выходило с закатом, поэтому сейчас тут создавался полумрак. Здесь чувствовался легкий вкус вина, витавший в воздухе, вкус сигар, запах кожи, но основу почему-то создавал аромат дерева, этот древесный оттенок заполонил всё пространство вкуса в атмосфере комнаты. На круглом столике у камина, стояли два полупустых бокала, в которых была недопитая коньячная жидкость. Между ними был расположен бокал с вином, на стекле которого сохранился алый отпечаток следа женских губ. С улицы доносился оживленный писк девушек, а так же озорной хохот мужчин, из окна напротив входа в комнату, можно было отчётливо увидеть как в домике бани, всё еще продолжалось гуляние. Сверху, на втором этаже была слышна неразборчивая мужская речь, люди что-то обсуждали за закрытой дверью одной из комнат.
— Тут всё так примитивно — выразила впечатление Оксана, проходя по гостиной, стукая каблуками черных туфель, обнимая себя руками, чувствовала необъяснимую для себя, дрожь по всему телу
— А чего ты ожидала? — ухмыльнулась Пруткова, подойдя вместе с Оксаной к ступенькам лестницы, что вела на второй этаж — Я ведь предупреждала тебя, что тебе тут всё-таки не место
— Но я должна знать, что случилось с Катей
Утверждала Оксана, коснувшись пальцами прогретого в лучах солнца, лучи которого проникали через окно со стороны кухни, восточной стороны дома, прямо на перила мощного дуба.
— Тот, кто это сделал — рассуждала Оксана, обернувшись, к своей собеседнице, наступила на первую ступеньку — Должен ответить за содеянное
— И кому — возразила Пруткова — Кому от этого теперь легче будет, если Катя теперь наверняка может и не восстановиться, после того, что ты мне тут рассказала
— Да я согласна
Признала это Оксана, повернувшись вновь в сторону подъёма лестницы на второй этаж, начала медленно подниматься, ощущая холод по всему телу, старалась мериться с ним, когда зубы уже начали стучать сами.
— Это не правильно будет позволить спустить всё это с рук
— Ты рискуешь собой
Удивилась решимости брюнетка, медленно поднимаясь следом за Оксаной, девушка, словно интонацией своего голоса, старалась всеми силами отговорить её от этой безумной затеи.
— Ты представляешь, что они могут с тобой сделать
Рассказывала темноволосая девушка, уговаривая Оксану, поднявшись с ней вместе на второй этаж дома, где по всей протяженности коридора, была постелена ковровая красная дорожка. Здесь интерьер стен осталась кирпичная красная кладка, положенная очень ровно и искусно, в работе мастера не возможно было увидеть не одного изъяна. Однако здесь тоже висели картины, произведения искусственной живописи. На стенках между дверьми каждой из комнат висели настенные светильники, плафоны которых были в форме кувшинок. Воздух здесь был чем-то сладким, вроде вкуса ванили и чем-то напоминающим усладу вина и запах женской помады.
— Тебе сюда
Указала Пруткова на вторую открытую дверь, со стороны лестницы, как только Оксана, ступила каблуками на красную ковровую дорожку, сделала пару шагов вдоль коридора.
— Ванна для тебя уже готова
— Очень хорошо
Ухмыльнулась Оксана, подойдя к открытой двери, была удивлена Оксана, заметив фиолетовую кафельную атмосферу, при свете розовых светильников, создававших романтику в этой комнате.
— Ого…. — выразила впечатление Оксана, обращая внимание на горячую покрытую пеной, усеянную лепестками роз ванну, при свете над нею фиолетовых настенных светильников
— Тебе нравится?
Беспокоясь за то, как Оксана отреагировала, брюнетка вошла в ванную комнату, сразу же за ней, как только она подошла к ванной, заметив на её борту горящие восковые свечи. Излучавшие запах розы, по мере сгорания, фитиль свечи, развеивал этот стойкий аромат по всей ванной комнате, чаруя нотами искушения страсти. Их пламя, тенистыми оттенками, словно вырисовывали строптивый возбуждающий танец, по стенам, полу и потолку этой комнаты, возбуждая ритмикой необузданного движения.
— Я очень хочу загладить вину — утверждала Пруткова, стоя в ванной вместе с Оксаной — За то, что произошло прошлой ночью
Рассказывала темноволосая девушка так, будто переживая за то, как отреагирует теперь Оксана, когда её телом так безвольно воспользовались, когда она просто не могла этому помешать.
— Поверь, я не знала, что так они поступят
«Я не могу теперь просто взять и отсюда уйти, к тому же меня эти товарищи, там внизу и на этом этаже не отпустят, буду импровизировать», размышляла Оксана, понимая, что не может теперь после такого покинуть беспрепятственно этот дом.
— Я буду рада — обернулась Оксана, состроив милую улыбку — Сейчас просто принять ванну и расслабиться, пока она не остыла
— Она с подогревом — пояснила брюнетка, мило улыбнувшись на жалобы Оксаны
— Я могу позвонить своей коллеге в больницу? — поинтересовалась Оксана, поставив сумочку на полку, рядом с ванной — Если я не смогу добыть здесь доказательства их вины, у меня есть еще одни вариант, для подстраховки, чтобы не выглядеть дурой
— Ладно, послушай
Ухмыльнулась Пруткова, направляясь к выходу из ванной комнаты, брюнетка, покачивая выраженной формой бёдер, перешагнула высокий порог открытой двери.
— Делай, что считаешь нужным
Рассуждала темноволосая девица, опираясь на каркас открытой двери, прижалась к одному краю грудью, когда другим, согнув одно ногу в колено, облокотилась каблуком.
— У тебя есть полчаса, чтобы помыться и накраситься
— А ты что не останешься? — поинтересовалась Оксана, наблюдая за Прутковой, как она хотела удалиться в сторону лестнице, ведущей по коридору второго этажа
— Зачем? — удивилась брюнетка, услышав это, отошла медленно к окну напротив выхода из ванной комнаты — Тебя, что ли мыть?
— Ладно, я понимаю, как это глупо звучит — развязывая халат, признала это Оксана — Я пока позвоню своей коллеге в больницу, ты ведь не будешь против?
— Делай что хочешь — ответила Пруткова, не обращая внимания, на глупость которую сморозила Оксана, пожав плечами, после чего проследовала дальше по коридору, оставив её одну
«Дура какая-то ебанутая, у меня нет времени ерундой тут заниматься», подошла Оксана, скидывая с себя халат на борт ванны, открыла сумочку, что была на полочке, доставая из неё мобильный телефон.
— Надеюсь, ты всё же возьмешь трубку
Говорила в тишину комнаты Оксана, набирая номер Валентины на новом телефоне, едва касаясь его сенсора, игриво дотрагиваясь коготком.
— И будет очень разумно услышать
Переступая через борт ванны, Оксана коснулась приятной пенистой массы, её кожа ног ощутила слияние лепестков роз, что являлись мокрыми, приставали к её коже голени.
— То, что моя пациентка еще всё жива
Рассуждала Оксана в тишину комнаты, ощущая, как из динамика телефона послышались долгие затяжные гудки, исходящего вызова.
— И надеюсь — помедлила Оксана, медленно садясь, чувствовала как тонко, теплота воды и пены, нежно обволакивала её бархатистую кожу, приятно прилипая к телу, оставляя душистый запах розы, не требующий никакого постороннего парфюма — Что её не распотрошили на органы
— Да я слушаю — послышался голос Валентины, как только гудки исходящего вызова прекратились
— Валюша дорогая
Ответила Оксана с ухмылкой, поглаживая свою грудь, лежа в ванной, была польщена тем, как нежно пышная пена ласкала её груди, завораживая легким прикосновением к розовым соскам.
— Я тоже рада тебя услышать
— Надеюсь, у вас есть хоть что-то
Предположила Валентина, высказываясь недовольно, пока Оксана взяла с полки рядом с ванной на стене пышную мочалку и флакон с розовым гелем, душистым ароматом розы.
— Мне знаете, уже надоело смотреть на тело
Высказывалась рыжеволосая девушка, её оживлённый и напряженный как струна голос, говорили о том, что нервы Валентины на взводе.
— Которое единственное что может — делая вздох, помедлила Валентина, словно как не хотела вести этот пустой для неё разговор — Это всего лишь двигать глазами
— Ты же знаешь лечение
— Не даю гарантии, что лечение принесёт хоть какой-то результат — возразила Валентина, после того, как Оксана привела ей веский довод
— Это лучше чем бездействовать!
Утверждала Оксана, оставаясь стоять в ванной на коленях, макнула на губку каплю душистого розой геля, с флакона, после чего начала тело обворожительному его запаху.
— Да я согласна процесс реабилитации очень сложный
Пациентам, которым диагностирован апаллический синдром, обязательно назначается лечебный массаж и медикаментозная терапия. Современная медицина назначает больным с этим диагнозом: ноотропные препараты (пирацетам, пантогам, аминалон и др.), аминокислоты (в том числе церебролизин, префизон), группу витаминов B, АТФ; лекарственные средства, положительно действующие мозговое кровообращение (кавинтон, сермион, трентал, ксантинола никотинат).
На этом этапе очень важно серьезно относиться к уходу за лежачим больным. Не рекомендуется резко отклонять ему голову, чтобы избежать запрокидывания языка. По возможности чаще поворачивать больного во избежание образования пролежней, ежедневно промывать носоглотку, бронхи и полость рта. В реанимационном отделении периодически проверяется артериальное давление, пульс, ЭЭГ, замеряется температура тела, ЭКГ, объем и частота дыхания. Если имеются нарушения дыхания, следует срочно провести интубацию.
— И наверняка потребует не один год восстановления
— Опять же — оспаривая такое мнение, говорила скептически Валентина — Нет гарантий того, что лечение даст хоть какой-то результат
— Потребуется помощь весьма влиятельных нейрохирургов
Признала Оксана, стоя в ванной на коленях, играя бёдрами и всем телом, покрывала пышными сугробами пены своё тело, придавая его душистому и необузданному аромату розы.
— Невролога и других специалистов, работающих с этой симптоматикой
— Оксана Владимировна — оспаривая такое мнение, говорила Валентина — Не обижайтесь
Сделала опрометчиво замечание Валентина, заострив интонацией голоса, внимание Оксаны к себе, стараясь сделать, так чтобы её выслушали.
— Но мы с вами лечим труп
— Но ведь она еще пока не умерла
— Она просто моргает и водит глазами — утверждала Валентина, не был согласна с решением Оксаны, всеми силами пыталась его оспорить
— Этого уже достаточно
Уверяла Оксана, вставая в ванну на четвереньки, выгнув спину, позволила объятиям воды окутать своё тело, смывая густые потёки пены, которые скатывались по её телу.
— Чтобы не дать, кому попало отдать распотрошить её на органы
— Вас ведь не переспоришь
— А ты, правда, старалась?
Ухмыльнулась Оксана, выпрямив спину, вновь встала в ванной на колени, обольщаясь тому, как капли и потёки пени нежно скатывались по её телу, как прилипали к телу лепестки роз.
— Ну тогда я тебя разочарую
— Не понимаю вам какая от этого выгода — упорствовала Валентина не желая соглашаться с мнением Оксаны — Случай ведь раскрыт, теперь пускай этим делом занимаются специалисты нейрохирургии и неврологии
— Валюша?!
Воскликнула Оксана, сделав такое замечание, что рыжеволосая собеседница, с которой она разговаривала по телефону, омывая своё тело водой, обольщалась нежности её капель и тела.
— Ты хочешь пожертвовать жизнью человека, которого еще можно спасти
— Некого спасать
— Просто сделай — утверждала Оксана, расположившись лёжа в ванной, запрокинула голову о борт ванной, предаваясь обольщению и ласке воды — То, что я тебя прошу
— Ладно — согласилась послушно Валентина — Но вам стоит самой проконтролировать это лечение
— Ты главное назначать все необходимую терапию — распорядилась Оксана, вставая в ванной на четвереньках, касаясь коготками пробки
— Сами будите разбираться с её отцом
— Её отец сам просил меня установить причину смерти его дочери — пояснила Оксана, вынимая пробку из ванной, встала на колени, после чего медленно поднялась на ноги — А его дочь, как оказалась жива
Переступая через высокий борт ванной, Оксана наступила голыми ступнями на прохладный кафельный пол, чувствуя легкую дрожь и то, как испарялись капли воды на её теле.
— И поэтому у меня нет веских оснований, считать её трупом
— Дело ваше, но то, что у неё происходит иногда судорога мышц, еще не объясняет что она там, включая и непроизвольное иногда конечно, но движение глаз, как будто кто-то следит за тобой
Несмотря на прекращение активности мозга, некоторые участи нервной системы продолжают основательно работать. В следствии, закономерно наблюдение рефлекторного сокращения мышц, которые означают передачу нервных импульсов в определённые отделы спинного мозга. Что приводит к видимым мышечным спазмам и судорогам.
Многим известно, что при тотальной гибели головного мозга или «запредельной коме», возможно искусственное поддержание основных функций сердца таких как дыхательная активность, сердцебиение при помощи реанимационных мероприятий, что создаёт «видимость жизни». Однако, лечение «запредельной комы» бесполезно. Однако при остановке сердца ЦНС ещё некоторое время сохраняет свою активность. По этой причине человек часто может совершать ещё простые действия даже после остановки сердца.
Запредельная кома — это терминальное состояние, при котором полностью отсутствуют какие-либо признаки деятельности головного мозга (смерть мозга).
— Хватит кормить меня бесполезными доводами — возразила Оксана, покачивая бёдрами, ощущая, как по бархатистой коже стекали потёки густых пенистых сгустков и обильные капли воды
— А что если это так — оспаривала Валентина — Вы тратите дорогостоящие оборудование больницы, опираясь лишь на какие-то доводы, что вот кто-то там
Указала рыжеволосая собеседница таким тоном голоса, словно как будто сейчас, в этот момент указывала пальцем на безжизненное тело пациентки.
— Может быть еще жив — прокричала Валентина, возмущённо — Детям в детском отделении это оборудование и ресурсы, которые вы хотите потратить на эту девушку, чем она лучше тех детей, который еще можно спасти там
— Она мой пациент
Прошипела Оксана подобие королевской кобры, прикрывая динамик телефона ладонью, прижав телефон плечом к уху, свободной рукой взяла махровое белое полотенце с вешалки.
— Какие тебе еще нужны аргументы? — поинтересовалась Оксана, положив телефон на полку рядом с открытой дверью ванной комнаты, переключив его теперь на громкую связь
— Как вам так удаётся?
— Не поняла? — ответила Оксана, совсем не понимая сути вопроса Валентины
— Вы наплевательски относитесь к персоналу больницы, тратите ресурсы, дорогое оборудование на поддержание жизни трупа
Была возмущена настолько Валентина, что Оксана поспешно, беспокоясь, чтобы никто не услышал этот разговор, поспешно и неаккуратно завернула обнаженное тело в полотенце, взяв быстро телефон в руку.
— Когда дети — утверждала рыжеволосая собеседница яростным голосом, буквально чуть ли не кричала в трубку телефона — Не видевшие абсолютно жизни, так в нём нуждаются
«Ну вот опять бессмысленная ебля мозга», уныло отчаянно вздохнула Оксана, держа телефона в руке, успев переключить его на тихую связь, другой рукой расправила полотенце на бёдрах.
— Просто интересно, что ты хотела этим доказать? — поинтересовалась Оксана, посмотрев в отражение зеркала, протёрла его рукой, стирая накопившейся на нём пар
— Вам без толку что-то доказывать — возразила Валентина — Вы уважаете лишь только себя, цените, единственное лишь своё мнение, а то, что ребёнок может умереть в детском отделении, вам на это наплевать, вы лишь хотите угодить своим амбициям
Утверждала Валентина, высказывала обвинительные речи в адрес Оксаны, её голос был напряжённым и полным эмоциями и чувств того, что она занимается лечением другого пациента.
— Пытаетесь доказать что вы можете всё……
— Позвони мне — не стала слушать жалкую речь собеседницы, ответила Оксана с холодом и без каких-либо пробуждений эмоций — Когда у тебя будут результаты лечения, а до тех пор не суйся блядь не в своё дело……
— О чём говорила? — поинтересовалась рыжеволосая девушка, в розовом халатике напугав Оксану, так что она чуть не выронила телефон из рук, когда внезапно услышала её голос
— С сестрой ругалась — ответила Оксана, не растерявшись, положив телефон на полку в ванной рядом с сумочкой — Тётя в больнице лежит, а лечение не приносит никаких результатов
— Сочувствую — повела пафосно губами девушка, оставаясь стоять у окна в коридоре, в лучах восходящего солнца — Ну ты идёшь к мальчикам?
Поинтересовалась она, облокотившись упругими бёдрами, на подоконник окна, немного заголила халатик, показывая бархатистую кожу ног.
— Давай сауна, бассейн, баня — перечисляла девушка радости жизни — Выпьем, погуляем
— Как вчера? — спросила недоверчиво Оксана — Почему я не могла им отказать?
— Прости — выражая застенчивость, ответила рыжеволосая девица — Всё дело в этом шоколаде
— В каком таком шоколаде? — поинтересовалась Оксана, заметила, как девушка в розовом халатике, переступая порог открытой двери, вошла в ванную, нагнувшись, поднимая красный халатик
— Ну, есть такой шоколад — рассказывала она, передавая в руки Оксане халатик — Это как афродизиак, его съедаешь и не можешь отказаться от тяги к сексу
— Больше такой дряни мне не давай — возразила Оксана, выхватив с обидой, поджав губу халатик, повернувшись спиной к своей собеседнице
— Я думаю, ты всё понимаешь — утверждала рыжеволосая красотка коварным голосом — То что тебе придётся делать, а шоколад слишком большая роскошь, он дорого стоит
— Мне он не нужен — скидывая с себя полотенце на пол, обернувшись, стоя к девушке, ответила Оксана, с обидой посмотрев на неё
— Вот и славно — ухмыльнулась она, просто пожав плечами — Прекрасно, что ты понимаешь и теперь можешь делать тоже самое и без шоколада
— Я не буду играть по вашим правилам! — оспаривая такое утверждение возразила Оксана, медленно надевая на себя халат
— Что прям так? — поинтересовалась рыжеволосая девушка, удивившись тому, что Оксана одела халат прямо на обнаженное тело
— Не поняла — оставаясь стоять спиной, к своей собеседнице, ответила Оксана, посмотрев на неё в пол оборота, выставив упругую красоту бёдер
— Я просто приготовила пакет с нижним бельём
Уверяла Маргарита, рыжеволосая девушка в розовом халатике, мило улыбнувшись, она указала на пакет, оставленный на подоконнике окна в коридоре.
— Твоя подруга Наталья
Рассказывала девушка с огненным цветом волос, покачивая выраженной формой бёдер, переступила через высокий порог открытой двери, вышла в коридор.
— Беспокоится за тебя
— В самом деле? — выказывая удивление, спросила Оксана, посмотрев на девушку, что вошла в коридор, подошла к окну, взяла с его подоконника розовый пакет
— Одевайся — взяла она с подоконника пакетик, после чего вошла в ванную комнату, состроив взгляд голубых глаз, подошла к Оксане, передавая его в руки — Буду ждать тебя внизу
— Никакого секса! — выдвинула сразу условия Оксана, взяв из рук девушки, посмотрела в её голубые глаза, которые она почему-то прятала
— Могу сказать только одно — мило улыбнувшись, ответила рыжеволосая красотка — Будет весело, как для тебя, так и для меня
— Без секса!
Повторила еще раз это Оксана, поставив пакет на стиральную машинку у окна ванной комнаты, что было закрыто розовыми плотными шторами. По ткани этих штор, бегали тенистые оттенки горевших в ванне свеч, излучающих в воздух душистый аромат роз.
— Тебе это ясно?
— Только если ты сама не попросишь
— И без возбудителя
— Так без секса?
Состроив похотливую улыбку, стояла рыжеволосая девушка, в проходе наблюдая, как Оксана, стоя к ней спиной, виляла бёдрами, одевала на себя черные ажурные трусики.
— Или только без возбудителя?
— Без того и без другого — заявила Оксана, посадив на талию резинку ажурных черных шортиков
— Хм…. — пафосно повела рыжеволосая девушка розовыми губами, оставаясь стоять в проходе открытой двери — Оставлю тебя в пока что наедине с твоей непревзойдённой гордостью
— Это будет
Согласилась Оксана, мило улыбнулась, обернувшись, прикрывая грудь руками, скрестив их, посмотрела на рыжеволосую красотку, которая всё еще стояла в проходе открытой двери.
— Действительно лучшим вариантом
— Я буду внизу в гостиной
— По-моему
Утверждала Оксана, оставаясь стоять в пол оборота, прикрывая рукой грудь, прикусывая краешек губы, строптиво указала коготком указательного пальца на рыжеволосую девушку.
— Ты уже когда-то говорила
— Тогда я думаю ты не заставишь меня долго ждать — ухмыльнулась девушка в розовом халатике, плавно закрыв за собой дверь, оставив Оксану одну в ванной комнате
«Блядь во что я теперь ввязалась и почему я не могу теперь просто взять и уйти», прислонив подушечки мягкого бюстгальтера к розовым мягким соскам, размышляла Оксана, когда взяла его в руки, медленно застегнула его застёжку.
Оставаясь одна в ванной комнате, Оксана, отражая в лазурных голубых глазах огонь сгорающих в пламени фитиля восковых свеч, прикусывая краешек губы, чувствовала запах душистых роз, витающий в атмосфере этой комнаты.
***
Удар кием по белому шару в собранную в треугольник кучу из шаров разбил их и разметал по столу бильярда по разные стороны. Над столом, для бильярда в сауне висели плафоны из трёх светильников, расположенных в ряд их освещения освещало всю поверхность. Сауна была сделана целиком из бруса, поэтом здесь в сочетании пара исходящего из парилки, пахло отчетливо древесным запахом и пихтовым маслом. Бассейн был расположен прямо в игровом зале, где купались обнажённые девушки, издавая писки и визги, они плескались друг в друга водой. В другом противоположном углу был расположен большой деревянный стол с уголком из дерева, что впитал в себя влагу, усиливая запах мокрого пропитавшегося влагой дерева. Мужская половина общества, распивали пивные напитки, пока обнаженная девушка, стоящая на их столе танцевала приватный танец для них. Все кто здесь были похожи на отъявленных бандитов, криминального авторитета, коротко стриженные личности с накаченными телами и плеч как у боксёров, обладали своим статусом по количеству наколок на их оголённом торсе, пока нижняя часть их тела была скрыта под белым банным полотенцем.
— Хорошо играете Оксана?
Поблагодарил мужчина, увидев, как Оксана, нагнувшись, наклонившись над столом, разбила ударом кия по белому шару партию на бильярдном столе, выражая при этом упругие бёдра.
— Уверен что ваша фигура…..
— О…. дорогой Алексей — возразила Оксана, не став слушать жалкие, казавшиеся для неё речи вдохновения о том какая, она для него красивая — Давайте просто разыграем партию
— На что будем играть? — поинтересовалась Оксана, ухмыльнувшись, после того как мужчина, с короткой стрижкой и укатанный по пояс полотенцем с голым торсом ударил с дальнего правого угла по белому шару, пытаясь забить полосатый синий шар — На желания?
— Вы, в самом деле, так хотите?
Спросил, удивившись, мужчина, заметив, как шар, по которому он ударил кием целясь в синий полосатый, ударившись от борта, не попал в лузу.
— И что бы вы хотели в роли своего желания
— Ну для начала чтобы вы
Подошла Оксана к мужчине, почувствовав исходящий от него «Acqua di Parma Colonia Leather Eau de Cologne Concentrée», за длинным названием аромата скрывается обманчивое начало. Сперва мужской одеколон пьянит цитрусовыми нотками, но спустя 5 минут сицилийские фрукты исчезают и.. звучит кожа.
— Хотели бы от меня
Поинтересовалась Оксана, продолжая смотреть в глаза мужчине перед которым стояла, положив руку на его мощный торс, чувствовала пульсацию его дыхания и учащенного сердцебиения.
— В случае если я вам проиграю партию
— Маргарита сказала, что вы были танцовщицей
«Рыжая сука успела растрепать обо мне и тут свои подробности», прикусывая краешек губы, почувствовала застенчивость Оксана, отражая это блеклым румянцем.
— Как на счёт приватного танца
— В самом деле? — отражая удивление, Оксана широко раскрыла лазурные голубые глаза — Это будет вашим желанием, в случае победы
— А чего хотели бы вы?
Поинтересовался мужчина, наблюдая, как Оксана наклонилась перед ним, выставляя упругую форму бёдер, кожу которых он отчётливо видел через ажурные черные трусики, одетые на ней.
— Ну, в случае — спросил кавалер, заметив как Оксана ударила кием по белом шару, загнала красный шар в левый дальний угол, ударив от борта — Если скажем вы выиграете?
Скажем? — удивилась Оксана, заметив как шар, по которому она ударила, красиво попал в лузу, так что сетка после его падения слегка заколыхалась
— Ну, вы же еще не выиграли партию — ухмыльнулся мужчина, своей бандитской улыбкой
— Ну…..
Всё равно продолжая мечтать, ответила Оксана, немного потянув с ответом, пытаясь казаться для этого кавалера неповторимой мечтой, завораживая его взглядом и красотой формой губ.
— Могу я хотя бы помечтать
— И о чём же вы мечтаете?
— Вы будите ухаживать за мной весь этот вечер
Предложила Оксана, посмотрев, как мимо них прошла обнаженная, девушка в белом банном полотенце, игриво коснувшись кончиками пальцев мощного торса мужчины.
— Чтобы я не попросила……
— Я моментально буду должен это исполнить? — спросил он, прерывая реплику Оксаны
— Раз разговор идёт обо всём вечере
Ухмыльнулся вновь он, обаянием бандитской улыбки, заметив, как Оксана, ударив по синему шару, не попала в лузу, но при этом отразила прелесть упругих бёдер во время наклона на стол.
— Тогда и вы весь вечер будите танцевать вон там на столе
— А не много ли вы хотите?
Поинтересовалась, возразив Оксана, раскрыв в шикарной ухмылке алые, щедро накрашенные помадой губы, наблюдая, как мужчина забивает красный полосатый шар в лузу.
— Вы знаете хотя бы, сколько стоит один приватный танец для клиента в клубе?
— Ну уж не целый вечер моего ухаживания за вами
— Ах… так да? — возразила Оксана, скрашивая возмущение красиво формой искушенной улыбкой, взяв в руки бокал с пивом, что стоял на боте бильярдного стола
— А как бы вы сами хотели? — поинтересовался он, попадая вновь желтым полосатым шаром лузу, ударив от борта, когда Оксана с удивлением, опираясь ручкой кия о борт бильярдного стола
— У меня будет время на отдых? — спросила Оксана, удившись тому, что возникала большая вероятность того, что возможно и проиграть партию
— Конечно
Рассмеялся мужчина, ударив кием по белому шару, так что закатил его и коричневый, полосатый, шар в лузу, передавая инициативу Оксане.
— Вот видите, удача вам улыбнулась
Ответил он, подходя к лузе, куда вогнал оба шара, доставая оттуда белый, поставил его на центр стола, когда сам взял бокал с пивом, что стоял на борту бильярдного стола
— Прошу мисс
— О…. — шикарной формой улыбки улыбнулась Оксана, раскрыла алые губы — Даже так
— Ну конечно
Ухмыльнувшись, говорил мужчина, отпивая с бокала глоток пенного ржаного пива, посмотрел на Оксану, когда она, нагнувшись над столом, выставила бёдра, прицеливаясь в коричневый шар.
— Для шикарной женщины как вы
Высказывал бурные впечатления мужчина, когда Оксана заметила, обернувшись, после того как ударила кием по шару, загнав синий шар в лузу, напряжение под полотенцем у мужчины.
— Я должен постоянно говорить комплиментами
— И всё-таки — играя в любезности улыбок, говорила Оксана, общаясь с мужчиной, забавлялась тому, как выставляя бёдра, ударив по оранжевому шару, загнав его в лузу, видела с каким желанием мужчина, хотел её — Вам придётся на многое пойти ради меня этим вечером
— Вот как? — улыбнулся он бандитской улыбкой, поставив полупустой бокал с пивом на борт бильярдного стола — И что же вы предлагаете?
— У Натальи до меня была помощница?
Начиная очень деликатно вести разговор, поинтересовалась Оксана, проходя мимо мужчины покачивая бёдрами, обошла стол, встала с другой стороны, нагнувшись, прицеливаясь кием.
— Она ведь работала с кем-то до меня?
— Ну, в дела Шувалова я не лезу — ответил сразу мужчина — У меня и своих хватает
— Ну, просто скажите
Наклонившись над столом так, поднимая искушенный взгляд, прикусывая при этом краешек губы, позволяя мужчине оглядеть полным обзором шикарную выставленную грудь.
— У неё ведь была помощница? — ударив кием по белому шару, Оксана аккуратно загнала синий шар в лузу, остался с её стороны только один черный
— Давайте так — предложил мужчина, понимая, что та информация, которая Оксана требует слишком важная для неё — Черный шар в правый верхний угол от борта, попадёте я вам всё расскажу
— Хорошо
Согласилась Оксана, заметила, как мужчина убрал её фиолетовый шар, со стола оставив для неё только черный и белый шар на столе, помимо его трёх оставшихся полосатых.
— Но вам придётся рассказать мне всё то
Утверждала Оксана, нагнувшись над столом прицеливаясь кием, рассчитывая для себя траекторию движения шара так, чтобы он попал в черный шар и посадил его в лузу.
— Что вам известно о помощнице Натальи
— Вы сначала попадите
— Я попаду — уверяла Оксана, выгнув спин, рассчитав идеальную траекторию и силу удара, посмотрела на мужчину
— Ну и? — вопросительно посмотрел он на неё, когда она выпрямилась, смотрела в его сторону
— Ладно
Нагнувшись вновь над столом, Оксана ударила кием по белому шару, так что он покатился и ударился от борта, попадая в черный шар и удачно загоняя его в правый верхний угол.
— И так? — гордо поставив рукоятку кия на борт стола, обратилась Оксана, ухмыльнувшись своей победе — Я выполнила свои условия, теперь вы свои
— Хорошо
Положив кий на стол, мужчина признал поражение, взяв полупустой бокал с пивом, направился к черному кожаному дивану, стоящему в паре метрах от входа в парилку.
— Что вы хотите знать Оксана?
— Про подругу Натальи Прутковой
Ответила Оксана, положив кий на стол для бильярда, проследовала за мужчиной, что держал полупустой бокал с пивом в руке, медленно подошёл к черному кожаному дивану.
— У неё ведь была до меня помощница или сотрудница
Говорила Оксана, медленно покачивая бёдрами, направлялась к дивану, стукая каблуками черных туфель по деревянному полу сауны, посмотрев на мужчину, с которым вела беседу.
— С которой, они вместе вели дела?
— За такую информацию — ухмыльнувшись, говорил мужчина, присаживаясь на диван, наблюдал, как две девушки плескались в бассейне — С вас Оксана я потребую приватный танец
— А вам не кажется, что я уже выиграла у вас партию в бильярд — состроив ухмылку на лице, Оксана медленно подошла к дивану, на котором сидел мужчина, присаживаясь с ним рядом
— Вы лезете туда, куда вам не следует
Оспаривая такой довод, говорил мужчина, поставив пустой бокал из-под пива на стеклянный столик, мимо которого прошла Оксана, присаживаясь рядом с ним на диван.
— И не смотря на ту партию — уверял он, посмотрев на Оксану с хитрой усмешкой, играя с ней в любезности — Этого будет мало
— Хорошо — согласилась Оксана, переводя дух, глубоко вздохнула, чувствуя пар, исходящий из парилки, запах мокрого дерева и пива — Будет вам приватный танец
— Можете не спешить — возразил он, заметив, как Оксана хотела подняться с дивана на котором сидела с ним — Давайте сходим в парилку
— В парилку? — удивилась Оксана, словно не понимая своего собеседника
— Ну да — пожав плечами, мужчина поднялся с дивана — Посидим, погреемся, выпьем пива, поговорим о вашей Наталье Прутковой
«Конечно, мне это не сильно нравиться, но другого выбора у меня просто нет», размышляла Оксана, положительно кивнула мужчине, медленно вставая за ним с дивана.
— Ладно — мило улыбнулась Оксана — Только у меня нет полотенца, если я сниму нижнее белье
— О… не беспокойтесь — возразил мужчина, подойдя к бассейну, где плескали две девушки, взял с кафельного пола одно белое махровое полотенце
— Спасибо
Сохраняя красоту улыбки и румянец на щечках, поблагодарила Оксана, подойдя к мужчине, взяв из его рук, предложенное ей полотенце, встала у вешалки у стены, напортив бассейна.
— Вот его мне как раз и не хватало — повесив полотенце на вешалку, Оксана, стоя спиной к мужчине, обернулась, прикусывая краешек губы, выразительно посмотрела на мужчину
— Я подожду вас в парилке — заявил мужчина, открывая деревянную дверь, перешагнул через порог, выпуская из помещения достаточное тучное облако пара
— Ну, я не буду заставлять вас долго ждать — ухмыльнулась Оксана, завела руки за спину, касаясь пальцами застёжки бюстгальтера, ловким движением ослабила напряжение его оков
«На что мне придётся пойти, чтобы узнать правду, да и нужна ли она, может стоит дождаться, пока моя пациентка придёт в себя и сама всё расскажет», уверяла себя Оксана, чувствуя во всех тонкостях, как мягкие подушечки бюстгальтера, покинули обитель её сосков.
Предаваясь размышлению, Оксана медленно сняла с себя бюстгальтер, прижимаясь к вешалке, обернувшись, чтобы никто не видел её грудь из проходящих мимо мужчин за её спиной. Снимая полотенце с вешалки, Оксана оставила на ней свой бюстгальтер, повесив его лямку на крючок.
— Девчонки — услышала Оксана, когда обворачивала своё тело в объятия полотенце, как обратился мужчина к двум девушкам в бассейне — А что вы тут скучаете?
— Давай иди к нам — ответила шатенка с мокрыми волосами, стирая капли с лица, когда её белокурая подруга непристойно обрызгала
— Сейчас подождите
Скинул он полотенце на пол к ногам Оксаны, мужчина разбежался и прыгнул в бассейн так что разбрызгал часть воды на кафель пола рядом с ним и облил водой девушек в нём.
— Уфф…. — словно взбодрился он, когда его по обе стороны окружили бестии, требующие его внимания — Какая вода
— Дурдом
Тихим голосом высказала Оксана своё мнение, оставаясь стоять в полотенце, медленно завела за него руки, касаясь руками резинки ажурных трусиков под ним. Играя тазом, Оксана плавно сняла с себя трусики, повесив их на тот же крючок с бюстгальтером. Выразительно покачивая бёдрами, направилась к закрытой двери парилки, касаясь её деревянной ручки, толкнула дверь от себя.
— Ого….. — ухмыльнулась Оксана заметив еще двух девушек на верхней полки рядом с мужчиной, которые словно страстные бестии окружили его своим вниманием
— Заходите Оксана — предложил он, обращаясь возбуждённым тоном голоса и учащенно дыша, когда Оксана смотрела на рыжеволосую девушку и брюнетку в объятиях которых он находился
— Пруткова?! — узнала Оксана брюнетку, как только переступила порог бани, вошла в парилку, прошла мимо котла с горячей водой
— Ну не всё же тебе развлекаться — ухмыльнулась брюнетка, жарко целуя торс мужчины к которому прижималась своим телом
— Как сыграли? — поинтересовалась рыжеволосая девушка, в которой Оксана узнала ту красоту в розовом халатике, на этот раз её тело было предано объятиям белого полотенца
— Проиграл Оксане партию — признался мужчина, отчаянно свесив голову перед своими дамами, что с двух сторон его облюбовали, ласкали нежностью приятных рук
— В самом деле?
Удивилась брюнетка, так выразительно раскрыла карие глаза, когда Оксана выходила из облака скопившегося пара в парилке, направляясь к полкам, где они сидели.
— Не знала, что ты умеешь играть в бильярд — высказывала удивление Пруткова
— Ну ты многого обо мне еще не знала — утверждала Оксана когда подошла к полке, расположившись на нижней, чувствуя изнурительный жар сауны на себе
— Вы кажется, хотели о чем-то поговорить Оксана? — поинтересовался мужчина, когда Оксана села на полку у его ног, не выдерживая давления жара который оказывала на её тело эта обстановка
— Если вы не возражаете — заявила Оксана, поднимая оживлённый чувствами взгляд на мужчину, на коленях у которого уже сидела Пруткова, прижавшись к его телу — Я хотела бы поговорить с вами наедине
— Возражаю! — заявила Пруткова, оспаривая такое решение
— Пойдём — отчаянно вздохнула рыжеволосая девушка, взяв свою подругу за кисть руки — Я всё равно уже хотела выпить пива, расслабиться
— Найди себе другого мужика — с обидой в голосе, произнесла Пруткова, видимо не хотела расставаться с этим кавалером так просто
— Ты не о том подумала — возразила Оксана, пытаясь найти себе оправдание
— Всё о том — слезая с полки, Пруткова была недовольна — Что ты вечно цепляешься к моим мужчинам
— Наталья пойдём! — потянула рыжеволосая девушка брюнетку за собой, взявшись пальцами одной руки за плечевой сустав правой руки
— Хорошо я уйду — кивнула головой Пруткова, соглашаясь с требованиями рыжеволосой девушки, что я её за собой тянула — Но впредь запомни, уводить от меня мужиков, плохая затея Оксана
— Обещаю — заверила Оксана, посмотрев на девушку в ответ, таким же взглядом стервы, полным коварства и холодной бесчувственной мимике — Я к нему даже не притронусь
— Надеюсь на твою честность — фыркнула недовольно брюнетка, после чего быстро открыла дверь, выпуская скопившееся облако пара у входа в помещение предбанника с бассейном
— И так — обратился мужчина, продолжая сидеть на верхней полке — О чем же вы хотели со мной поговорить?
— О Прутковой — ответила Оксана, продолжая смотреть на мужчину, набравшись в себе решимости, встала с полки, заползая наверх рядом с кавалером села на колени — Я ей не доверяю
— И в чем же проявляется ваше недоверие Оксана?
— Пруткова до меня работала с кем-то?
— Да была одна девушка — загадочно и как-то неясно отвечал мужчина с задержкой чуть ли не через каждое слово, словно создавая интригу разговора — Кажется Филатова Екатерина
— Ну и? — потянула немного Оксана, стараясь выдавливать напряженной обстановкой в парилке нужные подробности, медленно коснулась кончика завернутого полотенца на груди
— Кажется, у них что-то не сложилось
— В каком смысле? — поинтересовалась Оксана, замечая, как мужчина завистливо начла обращать внимание на то, как она играла с кончиком полотенца, он словно хотел увидеть то, что под ним
— Ну не знаю
Уклончиво отвечал мужчина, понимая, чем его заманивает Оксана, хотел сам всё это увидеть, словно как лев, хотел накинуться на свою добычу и сорвать с неё полотенце.
— Я не особо слышал об их отношениях
— Просто можете рассказать — говорила Оксана, как ни в чем не бывало, развернула полотенце на груди, распахнула его, подстелив под себя — Что между ними обеими произошло?
— Не думаю, что вам следует это знать
«Так я от него ничего не добьюсь, похоже придётся чуточку раскрепостить его», предположила Оксана, оставаясь сидеть на коленях на верхней полке, над полотенцем, осматривая свою грудь, состроив невинный выразительный взгляд.
— А что если бы вы просто так
Вставая на четвереньки, Оксана озорной кошкой, вдыхая древесный запах и аромат березовых веников и пара скопившегося в бане вместе с горячим воздухом, говорила она.
— Ну, чисто из-за любезности
Голосом обаятельной ласки рассуждала Оксана, осторожно и так пронзительно нежно коснулась пальцами колена мужчины, продолжая смотреть ему в глаза выразительным голубым взглядом.
— Вы бы рассказали бы мне
Утверждала Оксана, лаская торс мужчины ладонями, чувствовала, как его тело пропиталось потом, искушенный аромат его парфюма еще более усилил свой эффект.
— Что произошло в подробностях между Прутковой и её подругой?
— Ну, если вы настаиваете
— Да я настаиваю — расположилась Оксана на коленях у мужчины, опираясь руками на полку, выгнула спину, выставляя грудь
— В таком случае — говорил мужчина, учащенно дыша трепетным дыханием — Разве я могу отказать вам в вашей просьбе
— И…..?! — коснувшись подбородка мужчины, Оксана выразительно посмотрела в его глаза пытаясь уловить тот самый страждущий взгляд на себе — Что же между ними произошло
— Тот день — рассказывал мужчина, словно поддавшись власти чар Оксаны, как мальчишка одурманенный властью её красоты, начал рассказывать — Они с Наталией сильно поругались
— Что-то серьёзное?
Поинтересовалась Оксана, продолжая строить из себя ранимую натуру, беззащитную личность, которая требовала, чтобы её тело сплели объятия крепких и могучих рук мужчины.
— Скажите между ними, что-то серьёзное произошло в тот день?
Спрашивала Оксана, продолжая смотреть, искушено в глаза мужчине, оставаясь сидеть у него на коленях, чувствуя пальцами колкость его щетины на подбородке.
— Что-нибудь — шептала Оксана, выгибая спину, расположившись между ног у мужчины прижавшись к его телу, разговаривала тихой усладой голоса над его ухом, играя перед ним безупречной красотой тела — Что следует мне знать, работая с такой напарницей по бизнесу?
— Ну я был согласен — утверждал мужчина обвив рукой бёдра Оксаны, нежность его крепких и убедительных пальцев, она успела почувствовать своей бархатистой кожей, по упругой поверхности которой скатывалась обильная капля пота — И на приватный танец
— Даже не думай! — врезала Оксана по лицу мужчине крепкой пощечиной, почувствовав, как он нагло обвив другой рукой её талию, хотел притянуть к себе, когда первая его рука так обвила бедро, пальцы которой легли на бритый лобок — Это тебе не обломится
— Черт! — грязно выругался мужчина, потирая щеку, с обидой посмотрел на Оксану, в тот момент, когда она покинула объятия его крепких рук и села рядом на полотенце — Хотя возможно……
— А ты умеешь добиваться своего — ухмыльнулся он, впервые после удара взглянул на неё с чертовски привлекательной для Оксаны улыбкой
— Это моя работа — ответила, состроив ямочки на щечках Оксана, пожав при этом плечами, скрестила руки на груди, не позволяя больше наглому взгляду самца так на неё таращиться
— В общем из того что я слышал в тот день — решил пойти на сделку с Оксаной, начал рассказывать он, поправляя свисающее полотенце на талии — Но с тебя приватный танец
— Без секса! — предупредила Оксана — Но танец я тебе обещаю
— Ну хотя бы так — признательно улыбнулся он, кивнув головой, убирая руку с щеки когда Оксана смогла разглядеть розоватое пятно от пятерни пощечину
— Так что произошло? — повторила свой вопрос Оксана, окутывая вновь своё тело, объятиями полотенца, повернувшись к своему собеседнику спиной
— Это только между нами — предупредил он, наклонившись чуть к Оксане, но тут же отпрянул, увидев, как она хотела замахнуться на него рукой, поправив только полотенце на теле
— А-а-а…… — возразила Оксана, не позволяя мужчине пододвинуться, замахнувшись на него рукой, состроила оскал взгляда королевской кобры
— Ладно, я понял — ответил с улыбкой на лице, подыгрывая Оксане — Но танец я всё же потребую с вами Оксана
— Я же обещала — уверяла Оксана, играя с ним любезности — Я его вам и исполню
— Значит, у них произошла ссора с Катериной Филатовой
— Ссора?! — сомнительно переспросила Оксана, состроив внимательный взгляд слушателя
— Ну да — кивнув головой, ответил кавалер — Мы тогда были в гостиной
— Кто мы? — поинтересовалась Оксана, понимая, что уже задаёт лишние вопросы
— Мне кажется, это сейчас не имеет никакого значения
Возразил он, был не согласен с утверждением Оксаны, когда она сидела на коленях на верхней полке перед ним, ощущая на себе давление скопившегося жара в парилке.
— Кто, где, когда и с кем был — утверждал мужчина — Это ведь не имеет отношения к этому делу, так зачем вам знать такие подробности?
Продолжил говорить он, после того, как Оксана, смутившись своего любопытства, согласна кивнула в ответ на его рассуждения, после чего, взял в руки берёзовый веник, протянул его ей.
— Вы мне не поможете? — предложил он Оксане протянутый берёзовый веник, после того как она взяла его в руку, сам лёг на живот
— Вы издеваетесь?! — была удивлена Оксана подобной наглости, но всё же держала уже в руке берёзовый веник, заползла на тело мужчины села ему на ноги, чуть ниже его талии
— Они тогда с Катей о чём-то повздорили
Продолжил рассказывать мужчина, после того, как Оксана начала его хлестать веником по спине ощущая, как по своему телу уже скатывался обильными каплями пот.
— Подробностей я конечно не знаю
Добавил он тут же так как понимал уже интерес Оксаны, но всё же заметил, как она, сидя на его теле, скинула с себя полотенце, придавая своё тело объятием жара и пара скопившегося в парилке.
— Да и зачем мне знать эти бабские разборки
— Так?! — потянула Оксана, словно делая так, что хотела вытянуть из этого мужчины продолжения той истории — И что же было дальше?
— Шувалов только приказал нам с парнями помочь отвезти тело этой девушки домой
— То есть как это произошло вы не видели?
— Помню, что Пруткова в машине слёзно говорила
Утверждал мужчина, пересказывая события, в то время как Оксана ласково хлестала его веником по спине, продолжая сидеть у него на ногах.
— Что она случайно толкнула её, типа она ударилась шеей или шейным позвонком или что-то в этом роде о полку в ванной и упала замертво
— В её крови нашли большое количество фенобарбитала — пояснила Оксана, продолжая хлопать лепестками берёзового веника по спине мужчину — Как он попал ей в организм?
— Без понятия — обернулся он, посмотрев на Оксану удивлённо — Наталья говорила, что её подруга принимала их, чтобы уснуть
— Могла ли Наталья подмешать его в чай, сок или в вино? — поинтересовалась Оксана, продолжая сидеть на ногах мужчины, не давая ему перевернуться на спину
— Кто вы вообще такая? — начал подозревать мужчина что-то неладное и уже не стал быть таким откровенным и любезным после того как понял суть вопросов Оксаны
«Вот сейчас нужно исправить ситуацию, а то мне пиздец», размышляла Оксана, прикусывая от волнения краешек губы, заметив, с каким серьёзным взглядом на неё посмотрел этот мужчина.
— Спокойно
Уверяла Оксана, отложив веник в сторону, отсела от него подальше, оставаясь на верхней полке, взяла полотенце в руки прикрыла им грудь, держа скомканным в кулаках.
— Я врач, который занимается лечением Екатерины Филатовой
Смотрела Оксана испуганным взглядом на мужчину, который так же в ответ на неё глядел, наживлялась напряженная обстановка, которую нужно было срочно исправить.
— И мне нет абсолютно никакого дела до того
Пыталась убедить в своей правоте Оксана мужчину, с которым разговаривала, оставаясь сидеть в углу на верхней полке, продолжая смотреть на него испуганным взглядом.
— Кто причастен к попытке её убийства
— Постойте?! — ухмыльнулся вдруг он, неожиданно сменив серьёзный взгляд на радость — Что вы сказали в попытке?
— Ну да — пояснила, кивнув головой Оксана — Мне попался уникальный случай, как-то в момент удара о полку, как вы сказали, Катерина Филатова не умерла, но причину этого мне установить не удавалось до этого времени
— Тогда как же она…..
— Когда она придёт в себя — утверждала Оксана, внимательно наблюдая за реакцией мужчины, испытывая при этом чувство страха — То точно сможет рассказать, как Пруткова толкнула её
— Значит, приватный танец отменяется? — отражая обиду в глазах, спросил мужчина, продолжая смотреть на Оксану
— Я разве это говорила? — ухмыльнулась Оксана, подыгрывая мужчине, старалась теперь выкарабкаться из этой ситуации любыми доступными средствами
— Как вам удалось попасть сюда?
— Наталья знает кто я
Ответила, кивнула радостно головой Оксана, отложив полотенце рядом на полку, села на колени, прикрывая руками грудь, скрестив их между собой.
— Но только она и больше никто
— Так как же на счёт приватного танца?
— Так мне же не тут вам его исполнять
— Тем более вы еще веником меня не отшлёпали
— Ах…. — выразительно Оксана раскрыла губы в искушенной форме улыбки — Вы какой
— Так значит Катя всё-таки жива — был под впечатлением мужчина, ложившись на живот, обернувшись еще раз посмотрел на обнажённое тело Оксаны — Господи, только представлю, чтобы было бы если бы мы поступили как того хотела Наталья
— А как хотела Наталья?
Поинтересовалась Оксана, обернувшись полотенцем пока сидела на верхней полке, после того как повернулась к мужчине спиной, скрывая красоту обнаженного тела от его настырных глаз.
— Она хотела её убить и куда-то вывезти труп?
— Почему вы так предположили? — снова обернулся лёжа на животе он, заметив, как Оксана взяла в руки берёзовой веник
— Было бы разумно избавиться от тела
Рассуждала Оксана, начиная хлестать веником мужчину, предварительно словно кошка заползла на его ноги, в полотенце, так же расположилась чуть ниже талии.
— Нет тела……
— Нет дела — кивнул он соглашаясь с идеей Оксаны — Так было удобно
— Что побудило вас поступить иначе?
Спросила Оксана, легонько дотронулась кончиками пальцев свободной руки до его крупного крепкого плеча, прикусывая при этом губу, чувствовала запах феромонов исходящих от его тела.
— В такой ситуации
Говорила Оксана, мечтая в тайне сойтись с этим мужчиной, его крепкие плечи, могучий торс, щетина и волосяной покров на груди возбуждал её. Образ дикаря в этом самце, скорее казался для Оксаны желанием, с которым она не могла бороться и она хотела, чтобы он взял её силой, принудить к насильственному сексуальному акту. Оксана уже вся текла и не только потом, начиная учащенно дышать, выражая легким постаныванием, своё желание, уже была сама отдаться в руки этого изверга, которым казался для неё мужчина которым она била по спине берёзовым веником. Дыхание этого льва, его пылкая кожа, мускулистые руки и то, как изливался с кожи пот, усиливая воздействие одеколона, тянуло к себе Оксану, с силой которой она не могла противостоять своему разуму.
— Было бы разумно избавиться от тела
— Да но….
Согласился со словами Оксаны, мужчина обернулся, когда она сидела перед ним рядом на коленях, текла вся потом, белое полотенце сковывало в оковах так, что было трудно дышать.
— Что-то мне подсказывало
Утверждал он, повернувшись на спину, любознательно смотрел на Оксану, когда она держала в руках мокрый берёзовый веник и скрывала от него возбуждённый, сгорающих в желаниях взгляд.
— Что Катерина была еще жива
— Это было ваше решение
Спросила Оксана, продолжая смотреть на мокрые листья берёзового веника, что держала в руках, не могла смотреть на мужчину, что лежал перед ней на спине, на верхней полке парилки.
— Или чьё-то еще — интересовалась Оксана, вертела в руках веник, поднимая взгляд возбуждённых лазурных глаз на мужчину, сгорая в пучине порочного соблазна, кусала нервно губу, стараясь не выдать страсть искушенного желания — Отвезти её домой?
— Наталья была сначала против — рассказывал мужчина, внимательно изучая взгляд Оксаны и то как она себя вела перед ним, что едва сдерживала свой пыл — Но потом я её уговорил
— А что Шувалов? — спросила Оксана, медленно заползая на тело мужчины, положив веник рядом с ним на полке, расположилась у него на животе
— А что Шувалов? — не понимая вопроса, переспросил мужчина, продолжая столь же изучающе смотреть на Оксану, когда она сидела на его могучем теле
— Как он отреагировал? — ощутила Оксана прикосновение мужских пальцев на своих бёдра, мужчина словно опутал её ноги наглой и в тоже время желанной лаской
— Она делит теперь койку и со мной
Утверждал он, раскрывая перед Оксаной такие подробности, медленно заползая руками за ткань белого полотенца, которым было окутано её обнажённое тело.
— И с ним — рассказывала он так нежно, словно отвлекая Оксану, от того как его фаланги пальцев заползли за грань белого полотенца на ней — Нас это устраивает пока что
«Ну уж нет, не всё так просто, я хочу чтоб ты взял меня силой дикарь, чтобы ты грубо обходился со мной, мне сейчас нужно выкричаться и выплеснуть энергию», размышляла Оксана представляя в это мгновение, как нужно себя вести, казаться для самца недоступной.
— Что вы себе позволяете! — вскрикнула Оксана, ударив по руке мужчину, вскочила с его тела, однако села рядом с ним на полку
— Мне показалось — пытался найти себе оправдание мужчина
— Мало ли что вам показалось — поднимая строптивый и в тоже время желанный взгляд на него, рассуждала Оксана, словно говорила самцу другими словами, взять её силой
— А что вы так кричите!
— Хочу и буду кричать — строя из себя недотрогу, говорила Оксана типа с обидой, поджав для выразительности ранимых чувств, нижнюю губу
— Вот как — привстал он с полки, опираясь на локоть, посмотрел на Оксану, состроив возмущение
— Да вот так! — огрызнулась Оксана, гордо поднимая подбородок — Что вы себе позволяете!
— А что вы себе позволяете! — возразил мужчина, крикнув таким же громким и грубым голосом на всю парилку — Вы поднимаете на меня голос
— Могу и руку поднять! — замахнулась Оксана, специально чтобы создать напряжённую сцену конфликта — Если желаете — хотела она нанести ему удар пощечины по лицу
— Ну, уж нет!
Возразил он, схватив Оксану за кисть руки, когда она так выразительно отражая в глазах порочную страсть, смотрела на него, в тоже время показывала перед ним испуг, позволяя ему всё.
— Я лучше подниму на вас кое-что другое
— А это кое-что другое
Говорила осторожно Оксана, сексуально перед этим прикусила соблазнительно губу, сгорая в омуте сексуального желания, видя в мужчине который держал её за руку желанного дикаря.
— Будет столь же твердым и убедительным, как ваши слова?
— Вы хотите проверить это Оксана?
— Я не думаю — утверждала Оксана, решая еще больше растормошить гнев в мужчине, чтобы он в ярости овладел её телом, сорвал полотенце, оков которых она от возбуждения близости и жара в парилке уже не могла на себе вынести — Что это будет столь же убедительным
— Вы специально?
Был уже вне себя самец, уже почти с трудом, глядя на то, как страдала Оксана по мукам сексуально услады, хотел уже сорвать с неё это проклятое полотенце, придать её тело оковам порочных рук.
— Хотите последствий
— Если только эти последствия
Наклонилась Оксана к мужчине, разговаривая рядом с губами самца, могла почувствовать пылкой поверхности алых раскрытых губ перед ним его жар изнемогающего страстью дыхания
— Заставят меня стонать под вами — коснулась Оксана мускулистого плечевого сустава, оставляя глаза перед кавалером открытыми, в лазурной голубой красоте которых отражался свет в сауне
— О…. я заставлю вас не только стонать
Слившись с губами Оксаны в единой краске поцелуя, когда она сидела у него на коленях, скрести у него за спиной ноги воедино. Начиная с голодом порочной любви облизывать губы мужчины, Оксана хотела ощутить во всех тонкостях момент этого поцелуя. Руки мужчины крепостью доминантной воли обвили бёдра Оксаны, его пальцы проникли за тонкую грань полотенца на её теле. Оксана чувствовала напряжение пениса мужчины, когда сидела у него на коленях, ощущала как через полотенце на нём, его головка чуть коснулась её лобка, когда она пристала над ним на колени. Головка напряженного члена самца, которую Оксана чувствовала через полотенце, тёрлась сказочным трением о её лобок.
— И уверяю вас Оксана — оторвавшись от губ Оксаны, в то время как они тяжело и искушено дышали, предвкушая страсть близости искушения между ними
— Вот вы где
Дверь парилки открылась и на пороге стояла Пруткова, темноволосая женщина была обернута в белое полотенце, медленно перешагнула порог, войдя в баню. Взгляд брюнетки был не удивлённый, как будто она уже знала, что когда здесь снова объявится, увидит Оксану с этим мужчиной в обнимку. При виде этой женщины, Оксана, словно как ни в чем не бывало, слезла с колен мужчины, расположилась рядом с ним, прислонив полотенце к груди, чувствуя себя разоблаченной среди компании, которая теперь уже ей стала неприятной.
— А я вас искала
Утверждала Пруткова, войдя в парилку, сразу за её спиной находилась рыжеволосая девушка, держа какой-то странный черный пакет в руках.
— Ритусик проходи
Обратилась она к своей рыжеволосой спутнице, обернувшись, посмотрела, как она вошла в парилку, её тело тоже было обернуто в белое полотенце.
— Алексей дорогой — говорила она с мужчиной, когда Оксана сидела рядом с ним на полке, прижав полотенце к груди — Ты не возражаешь, я бы хотела обсудить кое-какие вопросы со своей новой сотрудницей
Разговаривала она так, словно что-то затевая, посмотрела на Оксану, медленно подошла к нижней полке, удивлённо состроив улыбку алых накрашенных губ.
— Обещаю я ненадолго — ухмыльнулась брюнетка дьявольской улыбкой, отражая в мимике которой, лютую ревность — После чего я вскоре вернусь к тебе
— Думаю
Почувствовал себя неловко мужчина, прикрывая всё еще напряженные гениталии полотенцем, которое в порыве страсти поцелуя с Оксаной случайно сползло и оголило его достоинство.
— Я буду вам только мешаться
— Ты правильно думаешь — дотронулась брюнетка до плеча мужчины, когда он спустился с полок парилки и прошёл мимо неё — Мне просто нужно кое-что обсудить с Оксаной
— Да-да конечно — как будто он чувствовал себя виноватой перед Прутковой и не мог даже на неё смотреть, поспешно покинул помещение парилки — Общайтесь девчонки
— Да конечно — состроив кислую гримасу, ответила брюнетка, взяв в руки раскалённую кочергу, потормошила ей раскалённые угли в котле — Мы пообщаемся
— Послушай — уверяла Оксана, испытывая страх за свою — Мы просто общались и это просто выглядело как ширма ничего личного
— Я разве что-то тебе сказала? — обернулась посмотрела Пруткова на Оксану, когда она беспокоясь за своё состояние сидела вжавшись в угол парилке, прикрывая грудь полотенцем
«Мне нужно что-то придумать иначе она меня просто в этой парилке порешит», предположила Оксана, заметив с какой хищной страстью рыжеволосая девушка заползла на нижнюю полку, наступая так сексуально коленом.
— Дорогая позволь Ритусику надеть тебе на руки браслеты — распорядилась Пруткова, держась мокрой тряпкой за изолированную ручку, двигала угли кочергой в котле
— Это тебе точно не понадобиться — схватилась рыжеволосая девушка, свободной рукой за край полотенца, которым Оксана скомкав, прикрывала грудь — Давай я избавлю тебя от этого
— Просто сядь к Ритусе спиной — повторила еще раз свою просьбу брюнетка, когда Оксана отдала рыжеволосой девушке полотенце, испуганно озираясь по парилке
— Ну это не так сложно — ухмыльнулась рыжая девушка, надев на запястье рук Оксаны браслеты когда она сидела к ней спиной — Вот видишь
— Неужели ты думала
Держа в руке раскалённую кочергу, Пруткова медленно направилась к полке, на которой сидела Оксана, в этот момент рыжеволосая девушка подсунула под неё обе свои руки, развела ей ноги.
— Что я позволю тебе вот так вот
Утверждала брюнетка, медленно подошла к полке, стояла рядом с Оксаной, когда рыжая девица, которая сидела сзади, надела ей на глаза черную повязку, завязав на тугой узел на затылке.
— Обихаживать тут моих мужиков
— Я… я….
Раскрывая рот, пыталась говорить Оксана, находясь в полной неизвестности, не понимала из-за повязки на глазах, что происходит сейчас в парилке, испытывала дикий ужас.
— Я этого не делала
Уверяла Оксана, почувствовав как настойчиво рыжеволосая девушка, сидевшая сзади, развела ей ноги, касаясь аккуратно пальцами её лобка.
— Ты всё не так поняла
Испугалась еще больше Оксана, почувствовав как девушка, что была у неё за спиной пальцами аккуратно, развела её половые губы, когда она облокотилась спиной, на неё сзади, нервно сжимали пальцы, связанных вместе рук.
— У нас ничего не было
— Ну да конечно
Не поверила Пруткова, ударила железным раскаленным прутком между ног Оксаны по полке, так чтобы она смогла почувствовать кожей, исходящей от него жар
— Сейчас я тебе эту раскалённую кочергу знаешь, куда засуну?
— Не надо прошу
Еще больше испугалась Оксана, чувствуя кожей обратной стороны бёдер жар исходящей от кочерги, которой Пруткова шевелила угли в печи бани.
— Я всё поняла
Убеждала Оксана, чувствуя в себе ужасающую панику, понимая, что эта разъярённая по интонации голоса, может засунуть просто так раскалённую кочергу ей во влагалище.
— Я больше не буду так делать
— Конечно, не будешь
С усмешкой в голосе, говорила Пруткова, рядом с ухом Оксаны, позволяя ей чувствовать тепло от раскалённой кочерги, что она просто держала в воздухе между её ног.
— Тебе ведь не чем будет
— Стой!
Возразила Оксана, хотела вырваться из оков, хрупкой рыжеволосой девушки, что держала её ноги, обвив бёдра не позволяя отойти от себя, принуждая быть прижатой к себе спиной.
— Подожди! — прокричала Оксана, испугавшись, понимая, что сейчас будет нестерпимая для неё боль — Я сделаю всё, как ты захочешь! — панически говорила она, испытывая терзающий разум страх
— Поздно уже — прошептала брюнетка прямо перед губами Оксаны
— Нет-нет-нет!
Прокричала Оксана, переживая момент колоссального волнения, хотела вырваться, но рыжеволосая девушка её не отпускала, вынуждала быть прижатой к себе спиной.
— Нет……..!
Запрокинув голову на плечо к рыжеволосой бестии, что держала её сзади, Оксана ощутила в момент боязни, как что-то тёплое и нежное вошло в её влагалище, от чего она еще больше закричала.
— А…..а…..а….!!! — кричала в истерике Оксана, пытаясь вырваться, чувствовала, как во влагалище что-то вошло, ощущение этого казалось ей раскалённой кочергой
— Дура — забавляясь, рассмеялась Пруткова, снимая с глаз повязку Оксане — Это лопатка для перемешивания рогу, а ручка в тебе
— Можешь быть свободна — отпустила от себя рыжеволосая девица Оксану, оттолкнув её от себя, так что она упала боком на верхней полке
— Вот теперь чувствуешь
Наклонившись говорила Пруткова в тот момент когда Оксана рыдая, закрывая лицо, повернув взгляд обиженных глаз к стене, после того испытала на себе такое грубое унижение.
— Что значит — утверждала гордо брюнетка, оставаясь сидеть на верхней полке, передала кочергу рыжеволосой девушке, что спустилась вниз — Когда тобой словно протёрли пол
— Оставь меня
Рыдающим нескончаемым потоком слёз, ответила Оксана, заикаясь через каждое слово, поджала под себя ноги, чувствуя у себя во влагалище ручку от деревянной лопатки.
— Я хочу домой
— Да езжай
С ухмылкой сказала Пруткова, наблюдая за тем, как жестоко поступила с Оксаной, брюнетка словно забавлялась её ущербным состояние, которым она испытывала в момент этого переживания.
— Тебя здесь если что никто не держит
— Ты такая сука — медленно вытащила Оксана из себя деревянную лопатку, бросив её на пол в парилке, изнывала своим состояние от жары, капли пота вместе со слезами стекали с глаз, пока в самом помещении скопился туман — Не удивлюсь, знаешь
Высказывала гневом Оксана, поднимая с полки, где она лежала белое махровое полотенце, накинула его, прижав рукой к груди, медленно спустилась на полку ниже.
— Что когда твоя подруга придёт в себя
Уверяла Оксана, говорила с такой интонацией, что уже хотела проще разорвать эту девушку, прижать её лицом к банному котлу, в котором была горячая вода. Ненависть к этой женщине у Оксаны не знала границ, больше своего страха она хотела принудить брюнетку испытать то моральное унижение, что почувствовала она на себя.
— Первым делом она покажет пальцем на тебя
Прижав полотенце к груди, Оксана со слезами на глазах сошла с полки, направляясь по парилке, прошла мимо рыжеволосой девушки, которая совсем не понимала, что тут происходит.
— Будет мне кажется интересно — обернулась Оксана со слезами на глазах выражая коварную ухмылку злорадства, в отместку на обиду брюнетке — Что ты тогда будешь делать
— Бред какой-то — ухмыльнулась Пруткова, помотав головой — Чтобы ты там не навыдумывала, Кати больше нет и никогда уже не будет с нами
— Это мы еще посмотрим — возразила Оксана, не соглашаясь со словами Прутковой
— О чём она говорит?
Всё с таким же непонятливым видом спросила рыжеволосая девушка в белом халатике, на её белоснежной коже, в такой духоте, плеч и бёдер едва высыпались едва заметные капли пота.
— Катя что жива?
— Формально
Пожав плечами, ответила брюнетка, теперь она казалась весьма не в лучшем свете, когда рыжеволосая девица, на неё так выразительно посмотрела, раскрыв в полную красоту глаз голубые глаза.
— Эта вот дура
Уверяла Пруткова, в тот момент, когда Оксана стояла у закрытой двери парилки, держась за деревянную ручку, вдыхала жаркий скопивший влагу воздух, пропитанный древесными запахами.
— Которая, охмуряла моего мужчину
Темноволосая девушка из-за всех сил пыталась казаться для своей рыжеволосой собеседнице убедительной, подошла к ней, но как бы смотрела сквозь неё на Оксану.
— Думает, что Филатову еще можно спасти — ухмыльнулась недоверчиво Пруткова, хотела высмеять Оксану перед рыжеволосой девушкой — Возомнила себя тем, кто может оживлять трупов
— Как бы, не так!
Держась за дверную ручку, отошла Оксана от котла банной печи, не могла вынести давление его жара воздуха рядом, вдохнула, раскрывая губы приятный аромат березового веника.
— Препараты, которые я ей назначала, уже начали ей давать — вытирая слезы и пот рядом с глазами, пояснила Оксана, держа полотенце на груди — Когда Кати придёт в себя, она всё расскажет и даст показания, которые тебе не придут по вкусу
— Почему ты считаешь — гордо оспаривая слова Оксаны, говорила Пруткова — Что в её смерти виновата именно я?!
— Вот когда — подошла Оксана к темноволосой девушке, что стояла с мокрыми волосами, от тела которой несло жаром и части её кожи приобрели красный оттенок — Катя придёт в себя, тогда и поговорим
— Катя жива?! — переспросила еще раз рыжеволосая девушка, встав между Оксаной и Прутковой
— Я еду в больницу — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок — Там и увидимся, но жди что я буду настаивать, чтобы тебя помиловали
— Постойте!
Обратилась, подняв голос, окликнула рыжеволосая девушка, когда Оксана подошла быстро к двери, взявшись за ручку двери, потянула её на себя, ощущая на теле порыв прохлады.
— Можно мне с вами? — поинтересовалась она, когда Оксана стояла в проходе открытой двери, прижимала полотенце к груди
«Меньше всего мне хотелось, чтобы эта рыжая сука была со мной, она держала меня, когда эта чокнутая дура строила свой план мести и воплощала его на мне», размышляла Оксана, недоверчива, нахмурила губки, сама идея этого казалась ей противной.
— В самом деле? — посмотрев недовольно в сторону девушки, с которой она разговаривала
— Девушки?
Неожиданно подошёл Шувалов, встав рядом с открытой двери, испугал Оксану своим неожиданное появление, так что она чуть не упала когда стояла в проходе, едва не выронив из рук полотенце, встав рядом прижавшись к стене, выражая в глазах испуг.
— Вы уже уходите?
— Да мне срочно нужно к подруге — прижимая полотенце к груди, Оксана спрятала от этого мужчины, который стоял перед ней с оголённым торсом и белым полотенцем на поясе
— А как же танец?! — схватив Оксану за руку, когда она хотела обернуться в полотенце, но не успела, прижав его инстинктивно к груди
— Какой такой танец? — посмотрела в ужасе, ничего не понимая, едва не выронив полотенце с из рук, старалась прикрыть им свою грудь и гениталии
— Алексей сказал, что вы должны ему танец
Утверждал он прямолинейно, держал крепко Оксану за руку, широкоплечий мужчина с явной выраженной щетиной и мордоворот, смотрел убедительным внушающим взглядом на неё.
— Я бы, как и он
Говорил он перед лицом Оксаны, когда она, поднимая взгляд испуганный лазурных, голубых как топаз глаз, посмотрела как добыча на своего хищника.
— Хотел, чтобы вы его исполнили для меня
— Я сейчас не могу
Уверяла Оксана, прижимая полотенце к груди, смотрела глазами полные страхом на мужчину, который продолжал держать её за руку.
— Я же говорю мне нужно к подруге
— Ваша подруга, что не может подождать
— О… поверьте — выставила пятерню пальцев свободной руки, говорила Оксана, состроив губы трубочкой — Она не может
— Ну как же вы — отпустил он Оксану, в тот же миг она отошла от него, ловко обворачивая своё обнаженное тело полотенцем — Давайте выпьем с вами Оксана
— Ну мне нужно идти
Убеждала Оксана, отходя назад, не обернувшись, уткнулась спиной в мужчину, с которым играла в бильярд и находилась в парилке, обернувшись, была удивлена, увидев его сзади.
— Алексей
Выражая восторг и в тоже время смущение приятной улыбкой, посмотрела на мужчину в объятия которого она впала, когда широкоплечий самец, держал её за плечи и она смотрела.
— Простите я такая невнимательная — начала отговариваться Оксана, когда мужчина что обвил её хрупкие плечи, смотрел на неё с улыбкой — Еще раз простите, но мне нужно идти
— Я так не думаю — возразил он, схватив Оксану за руку, когда она хотела пройти мимо него
— Почему?
Испугалась Оксана, понимая насколько по его взгляду, был пьян этот дикарь, что держал её за руку но, всё же, набравшись смелости, она смогла ему ответить взглядом полной гордости.
— Почему вы схватили меня за руку? — возмутившись, спросила Оксана, повторяя свой вопрос в более ясной для него формулировки
— Вы обещали мне танец
— Я выиграла у вас партию
Возразила Оксана, отдёрнув руку, заметила с каким гордым видом прошла мимо неё Пруткова, подходя к столу в бане, взяла с него налитый шатенкой бокал с вином.
— По-моему
Уверяла Оксана, отходя медленно шаг за шагом назад, пока чуть не уперлась в брюнетку в полотенце, что держала для неё бокал с вином, мило улыбнувшись, она протянула его ей.
— О… нет! — возразила Оксана, наотрез отказываясь от предложения Прутковой, коснулась пальцами стекла наполненного вином бокала
— Пей! — настоятельно потребовала брюнетка, продолжая держать бокал перед Оксаной
— Ты совсем блядь ебанулась?! — возмутилась Оксана, когда брюнетка продолжала перед ней держать бокал с предложенным вином — Не слышала, что я тебе сказала
— Хочешь, чтобы тебе тут налили водки? — ухмыльнулась она мужчинам, что внимательно наблюдали за этой сценой — Уверена что, чтобы там тебе Алексей не наплёл, я тут абсолютно не причём — говорила, наклонившись к уху Оксане, шептала Пруткова
«Тупая сука, что мне блядь в больнице то не сиделось, ну почему я вечно влезаю в такую хуйню», размышляла Оксана, неуверенно смотря в глаза брюнетки, обвила пальцами тонкую ножку бокала, что Пруткова держала для неё в руке.
— Что же — состроив серьёзное выражение лица, ответила Оксана, держа рядом с губами бокал, подозрительно смотрела на темноволосую девушку, что как ни в чем не бывало улыбалась, ей в ответ, как будто в парилке ничего такого и не было — Ладно
— Ну вот и хорошо — обвил Шувалов талию Оксану, притянул её к себе — А то я уже думал что никакого танца нам не будет
Утверждал он, подбадривая девушек и мужчин, сидевших за столом, кто-то из них держал стопку с водкой, кто-то сладко и горячо целовался со своей спутницей, держа её у себя на коленях.
— Дорогая давай я тебе помогу
Обратился он к девушке с кашемировым оттенком волос, что обнаженной танцевала на столе, развлекая зрителей пикантной формой бёдер, вращая искусно тазом, завораживая движением.
— Уступи место тому — утверждал Шувалов, словно не считая за искусство то, как девушка танцевала перед ними на столе — Кто это действительно умеет делать
— Я могу хотя бы выпить этот бокал вина?
Поинтересовалась Оксана, недовольно нахмурив губки, посмотрела на мужчину, который наглым образом обвивал её за талию, помогая девушке сойти со стола в это время.
— Она могла бы потанцевать еще
— Потанцуешь ты — заявил, не слушая Оксану, говорила мужчина, пропуская её к столу, в то время, как Пруткова предложила ей сесть рядом с собой — Но только когда мы все тут хорошенько
Говорил Шувалов, так будто подбадривая собравшихся у него в сауне толпу гостей, подстрекая, их выпить очередную рюмку алкоголя.
— Выпьем за то чтоб собираться так не один раз — ударил он проходящую рядом девушку ладонью по ягодице, когда она проходила мимо взвизгнула так до ужаса своим писклявым голосом
— Ну Миша — разговаривая пафосным жаргоном нахмурила губки блондинка, сидя на коленях у мужчины — Ты так эту Машку замучаешь
— Машку за ляшку
Подбодрил мужчина, у которого блондинка сидела на коленях, ущипнул её за бедро так, что она тоже вскрикнула разлив с бокала, что держала в руке на полотенце капли алой прелести вина.
— Да тише ты…. — пригрозил он ей заигрывая и потом нежно и в то же время со страстью поцеловал в губы
— Мда… весело тут у вас — высказала своё мнение кислым голосом Оксана, продолжая хмурить губы, считая себя чуждой в этой дикой для неё компании, медленно прикоснулась к бокалам и стопкам людей, когда они все дружно чокнулись — Думаю, мне понравится
— Ты еще много не видела — не выражая никакого подобия улыбки, серьёзно ответила Пруткова, после чего отвернула свой взгляд в сторону закрытой двери парилки
— Конечно понравится
Уверял Шувалов, присаживаясь рядом, залпом осушил стопку с водкой, после чего резко как дикарь выдохнул, закусив поджаристым кусочком мяса барбекю и солёным огурцом.
— Ты пей-пей
Придерживая кончиками пальцев за ножку бокал, мужчина помогал Оксане испить из него глоток, когда она с отвращением смотрела на сброд людей собравшихся за столом и были чужды ей.
— Вино хорошее — утверждал он знающе — Я знаю у кого заказывал — посмотрел на мужчину, что сидел напротив за столом
— А что ты на меня так смотришь — дружески возмутился мужчина, с которым Оксана разыграла партию в бильярд на столе — Нет вино правда хорошее — добавил он, после того как она остановилась и не решалась никак сделать глоток вина с бокала
— Ну, хорошо — отпила Оксана немного с бокала вина, оглядывая вокруг людей, которые распивали спиртные напитки и некоторые из них плескались в бассейне — А то я уже правда подумала……
— Ты пей-пей
Не давая договорить, Шувалов чуть наклонил бокал, с вином направляя его поток вина прямо в рот Оксане, в то время как она покорно начала из него пить.
— Потом договоришь — утверждал он, настойчиво помогая Оксане пить вино с бокала, что завораживающей сладостью винограда сочилось ей прямо в рот
— Ну, Шувалов! — возмутилась Пруткова, по её тону голоса было видно, как она опасалась хозяина этого дома — Она ведь так напьётся и не сможет танцевать, дай ей хоть закусить
— Правильно дай ей закусить — ответил кто-то из мужчин, сидевших напротив — А то как бы нам её ловить не пришлось тут, когда она будет падать
— Вы уверенны
Возмутилась Оксана, оставив половину вина в бокале, поставила его на стол, ощущая во рту, завораживающий сладкий оттенок винограда после того как тщательно смаковала его во рту.
— Что этого бокала хватит — утверждала Оксана, взяв губами предложенный ей Прутковой кусочек барбекю начала его пережёвывать, впитывая в себе его сочный и вкусный до объедения сок
— Это я твоя подруга? — обратился один из мужчин, разговаривая с Прутковой
— Еще та подруга — покачала головой Пруткова, посмотрев при этом на Оксану — На вот запей, он острый — предупредила брюнетка, вручив ей бокал, заметив, как она раскрыла рот начала учащенно дышать, хватая потоки воздуха
— Спасибо — взяла из рук темноволосой девушки бокал с остатками вина, Оксана не чувствуя его сладости, залпом осушила всё что в нём есть
— Оксана дорогая — обратился Шувалов в тот момент когда, Оксана ставила пустой бокал с остатками на его стекле алой прелести помады — Вы не порадуете нас своим танцем
«Вино так раскрепощает, никогда бы не подумала, что одного бокала хватит, чтобы так легко развести меня на приватный танец», размышляла Оксана, почувствовав среднюю степень опьянения и полную свободу своего сознания.
— А почему бы и нет
Мило улыбнулась Оксана, отразив ямочки на щечках, медленно встала с деревянной лавочки накрытой белой махровой тканью, на которой сидела, отразив упругую красоту сочных бёдер.
— Вы мне не поможете? — обратилась Оксана, подавая согнутую руку в локоть Шувалову, как опору, чтобы помочь ей подняться на стол
— Конечно Оксана
С восхищение и в то же время с подлой улыбкой, мужчина, взяв Оксану за руку, позволяя ей опереться и наступить на деревянный стол, в центре которого будто специально была пустота.
— Какая женщина — с изумлением говорил Шувалов, когда Пруткова зная, как он поступил прошлым вечером и этим утром на него недовольно посмотрела
Пройдя по столу, качая бёдрами, Оксана отражала сочные красоту своего тела, в то время, как мужчина завистливо посмотрели на неё. Встав в центре стола, Оксана взглядом царицы, оглядела всех своих зрителей. После чего Оксана, начиная медленно играть бёдрами из стороны в сторону, вращала тазом круговыми движениями, руками на зависть другим ласкала своё тело, оставаясь при этом во власти обёрнутого полотенца. Сморщив губки, Оксана словно делая воздушный поцелуй, наклонилась, посылая его одному из мужчин, отразила перед ним выраженный объём груди, стянутый в оковах полотенца. Касаясь кончиками пальцев края завернутого внутрь груди полотенца, Оксана, не спеша, забавляя зрителей, которые хотели увидеть, что под ним, создавая при этом легкую эротическую напряженность. Затем принялась медленно отодвигать краешек завернутой ткани полотенца, открывая при этом просвет кожи груди, ослабляя давление его оков.
Распахнув словно крылья, Оксана прошлась по столу, скидывая со своего тела белое полотенце, представляя своё обнаженное тело на зависть мужскому взгляду. Начиная ходить по столу взад и вперед, Оксана играла бёдрами, подходя к одному из мужчин села рядом на столе развела перед ним ноги на полную растяжку, лаская при этом своё тело, сжимая пальцами сочную грудь, состроив выраженный взгляд искушенной страсти. После чего словно сделав мельницу, Оксана ловко взмахнула ногами, сидя на столе, встала на четвереньки, затем выгибая спину, выставляя упругую красоту ягодиц, медленно стала подниматься на ноги. Наступая на деревянный подлокотник стула, в котором сидел мужчину, Оксана согну одну ногу в колено, а другую полностью выпрямила, оставаясь ею на столе, наклонилась к мужчине. Ловко переступая ногами с подлокотника кресла на плечо к мужчине, Оксана стояла на подлокотнике кресла другой ногой, наклонившись, смотрела, выразительно играя бёдрами. Затем сразу же Оксана раскрыла лазурной красоты голубые глаза, держа руки на его грубой щетине, пристально смотрела ему в лицо, изучая желанный взгляд самца. Присаживаясь к нему на колени, сидя на деревянном стуле, Оксана просунул ноги через деревянные подлокотники, чувствовала напряжение гениталий мужчины через полотенце, на котором, играя красиво попкой, вращая телом, была подобием дикости королевской кобры в искушенной страсти близости. Продолжая сидеть на коленях у мужчины, Оксана прижалась грудью к его лицу, ощущая бархатистой кожей колкое чувство его щетины.
— Так всё хватит!
Возразила Пруткова, неожиданно вцепившись в руку Оксане, встав у неё за спиной, была возмущена её раскрепощенным поведением и откровенным эротическим танцем.
— Выпей еще вина
Брюнетка словно была вне себя от злости, было похоже когда Оксана, обернувшись прикусывая губу, увидела в глазах этой девушки раскаяние и чувство вины, что её тревожило.
— И пойдём отсюда! — утверждала темноволосая девушка, тело которой было обвернуто в белое банное полотенце, когда она с недовольством смотрела на то что себе позволяла Оксана
— Нет! — вставая медленно с деревянного стула, возразила Оксана, покидая близость мужчины
— Что значит, нет?! — не поняла Пруткова, продолжая смотреть на Оксану, когда она, выставив упругие бёдра перед мужчиной с колен которого она встала
— А то и значит
Ткнула пафосно Оксана брюнетку пальцем в плечо, играя упругой формой ягодиц, прошла мимо неё, наступая на лавку, словно как богиня взошла на пьедестал, так и она поднялась на стол.
— Что никуда я с тобой не пойду
— Это почему еще? — возмутилась Пруткова, как будто была не согласна с ответом Оксаны и не принимала его в серьёз для себя
— Наталья оставь девушку в покое — вступился один из мужчин — Не видишь, она хочет танцевать
— Да она пьяна — огрызнулась брюнетка — Выпив один бокал вина, она уже позволяет себе такое
— Девушка просто хочет отдохнуть — утверждал этот же мужчина, когда как раз в этот момент на стол забрался широкоплечий мужчина с голым торсом и в банном полотенце
Прижимаясь к телу мускулистого самца, Оксана словно видела в нём самого голиафа, играя своим телом словно пластикой королевской кобры. Приседая и вновь вставая перед ним, прижавшись спиной, Оксана чувствовала, как его могучие руки обвили её тело, как его пальцы трепетным касанием бороздили кожу её тела. Поднимая руки, упираясь ими в деревянный потолок, выстроенный из крупных брёвен, Оксана выгнула перед самцом спину, чувствуя как его приятные сказочные касанием пальцы, гладили ей бёдра. После чего на стол забралась девушка с шоколадным оттенком волос, тоже, словно как хищная бестия. Голодная сексуальной страстью, пьяная девица, перегар, который Оксана ощутила, как только она взошла на стол и стала тут же приставать к телу мужчины, красиво играя телом в такт ритма танца.
— Я бы не отказалась от глотка еще вина — предложила Оксана, прижимаясь к мужчине с которым стояла на столе, согнула ногу в колено, позволяя его крепкой руке обхватить её бедро
— Это можно устроить — ухмыльнулся широкоплечий мордоворот к которому Оксана играя бёдрами, прижималась, забавляясь тому как он словно был очарован её красотой — Налейте Оксане еще вина — обратился он к мужчинам, сидевшим за столом
После чего Оксана продолжила, прижимаясь к телу девушку, что была с ней рядом, обвивая ё руками, словно змея вилась в танце о её тело. Опираясь вновь руками о деревянные сваи потолка, Оксана, играя телом рядом с обнаженной пьяной девушкой, пристально смотрела ей в глаза, то вновь выражая необузданность, отводила взгляд на сидевших за столом мужчин. Продолжая смотреть на свою спутницу по танцу, Оксана ласкала её руками, пока девушка прижималась к ней спиной, забавляясь в улыбке ласке и трепетанию нежного трения ладоней которыми она прикасалась к её обнаженному телу. Отдавая своё тело объятием нежных рук мужчины, что стоял сзади на столе, Оксана чувствовала себя королевой, наблюдала, запрокинув к нему на плечо голову его взгляд, желание глаз самца было естественным, искорки отраженного света в них, сразу выдавали терзающее порочной властью искушения. Он сжимал пальцами одной руки грудь Оксаны, ласкал ладонью другой её половые губы, пройдясь по ним нежной гладкой стороной.
Играя тазом прижавшись к телу мужчину, Оксана словно была влюблена в его крепкий торс, мощные руки, мускулатура этого самца сводила её разум с ума. Жар крепости алкоголя с его губ, когда она дышал в раскрытые губы Оксане, будоражил естественному порыву такта. Вращая тазом Оксана будто специально скользила половыми губами по подушечками пальцев кавалера к которому прижималась, танцуя на столе. После чего выражая необузданность, Оксана отошла от кавалера, встала произвольно подобно дикой кобре играть своим телом, опираясь руками о потолок, отражала перед публикой сексуальные изгибы своего тела. Приседая, то вновь вставая, разводя колени сомкнутых ног вместе, Оксана демонстрировала пластику своего тела, чарую красотой обнаженного тела взгляды наблюдающих за её танцем мужчин. Наклоняясь к своим ногам, касаясь пальцами обеих рук, носочек черных туфель, Оксана вновь выпрямила спину, начиная вращать всем телом в момент эротического возбуждающего танца, лаская себя руками.
— Ну как вам понравилось? — расплываясь в довольстве улыбки, Оксана стояла на четвереньках, словно хищная кошка, обращаясь к Шувалову
— Ты бесподобна дорогая — обратилась шатенка, вручив ей бокал с вином, в то время, как Шувалов с изумлением наблюдал и был восхищен тем танцем, что Оксана исполнила на столе
— Спасибо — сделав вид, что смутилась нежных ласковых слов девушки, отражая румянец на щечках, Оксана обвила пальцами ножку бокала с вином, взяв его из рук шатенки
— Ты была на высоте
Выразила восхищение девушка, опираясь локтями на стол, продолжала любоваться телом Оксаны, когда она сидела с бокалом в руке, поджав под себя ноги, медленно поднесла его к губам.
— Станцуешь еще для меня?
Спросила она, когда в домике сауны, начался уже разврат, девушки поддавшись власти алкоголя, предались утехи любви со своими партнёрами. Девушка наклонилась к Оксане так, чтобы она смогла почувствовать «Elie Saab Le Parfum Resort Collection Eau de Toilette», словно парфюмерная симфония, окутывающая кожу нотами граната, мандарина, апельсинового цвета и индонезийской пачули. Взгляд этой девицы, её карие глаза, словно манили к себе, губы были ярко алого оттенка, так и хотелось в них впиться, ощутить этот изощренного оттенка винограда, что исходил перегаром при каждом её выдохе.
— Не здесь — уверяла девушка, продолжая смотреть на Оксану любознательным взглядом наклонившись к столу — Я бы хотела увидеть твой танец в комнате
— Серьёзно?
Отражая в себе удивление, спросила Оксана, поставив рядом с собой полупустой бокал с вином, чувствуя на себе его обворожительное тонкое послевкусие и крепость этого напитка.
— Ты хочешь, чтобы я станцевала тебе приватный танец в комнате?
— А ты против? — заметив удивление на лице у Оксаны, переспросила шатенка, выказывая волнение — Если ты конечно и дальше желаешь оставаться здесь — уверяла она озираясь по сторонам показывая ей, как в сауне, благодаря её танцу, пробудилась порочная страсть
— Нет!
Ответила Оксана, принимая для себя просьбу этой девушки, медленно спустила ноги со стола, затем наступая на лавочку, словно кошка, выгибая спину, сползла на пол из деревянных досок.
— Я бы с радостью хотела пойти с тобой — говорила Оксана радостным пьяным голосом, пытаясь найти полотенце на столе, опираясь на него бёдрами, шатаясь и чуть ли вновь не падая на него
— Вот оно — протянула шатенка полотенце Оксане, на материи которого остались частички запаха её тела, впитавшее в себе его приторный аромат роз — Я нашла его для тебя
— А…. — обернулась Оксана, раскрыв губы, на поверхности которых чувствовался сладкий осадок вина — Я его как раз и ищу — с ухмылкой пояснила она, медленно взявшись за край мягкой материи полотенца, которое держала для неё, столь же пьяная девушка
— Ты так меня завела
Подошла она к Оксане, в тот момент, когда она опутывала, стоя шатаясь у стола, своё тело, объятиями полотенца, придавая нежную кожу, обворожительному влиянию мягкой ткани.
— Что я уже хочу найти с тобой где-нибудь укромное местечко в комнате дома
— А что мужчины возражать не будут?
Заметила Оксана, ухмыляясь пьяной улыбкой, как на диване двое мужчин ублажали в ласки сексуальной любви рыжеволосую девушку и то, как с закрытой двери сауны, слышались стоны.
— Хотя тут кому уже возражать — обратила Оксана внимание как блондинка, находясь в бассейне, заигрывала сразу с двумя кавалерами
— Это ты точно заметила — согласилась шатенка, протянув тонкое хрупкие пальчики одной руки к Оксане, позволяя ей взяться за руку
— Ну что пойдём? — предложила Оксана, застенчиво улыбнувшись своей спутнице, покачивая бёдрами и стукая каблуками черных туфель, направлялась к выходу из сауны
— Ну, разве что ты тут не решишь остаться здесь с ними — подтвердила пьяная девушка, мило улыбнувшись в ответ Оксане, пожав при этом хрупкими открытыми из-под полотенца плечами
— Для меня будет предпочтительней — заявила Оксана, подойдя к деревянной двери выхода из сауны, касаясь ручки в форме стержня, потянула дверь на себя — Провести это время с тобой
Говорила Оксана, убедительной лаской голоса, открывая дверь, чувствуя на себе прохладу летнего обворожительного воздуха, что тут же сквозняком охватило её тело, словно спутав в оковах.
— Уединившись где-нибудь в интимной обстановке
Перешагнула Оксана неуверенно порог открытой двери, ступив на каменную выложенную плиткой дорожку, которая ровной тропой вела к дому. Тенистые оттенки веток, покрытых зеленью листьев деревьев в саду, словно вырисовывали строптивый танец, когда Оксана проходила под ними, игриво касаясь листьев большой яблони. Время неумолимо в лучах дня подходило к концу, его лазурные красные лучи, создавали на небе рябь из выстроенных облаков. Солнце постепенно начало скрываться за макушками деревьев, домов, пригородного района мегаполиса, медленно придавая его объятиям будоражащей ночи. Подойдя к дому, прикоснувшись к перилам деревянного крыльца, Оксана, пошатываясь, едва не падая от выпитой дозы алкоголя, наступила на первую ступеньку, успев вцепиться когтями за поручень.
— Ой…. — прикрыв губы, взвизгнула Оксана, едва чуть не оступившись на ступеньках крыльца по которым поднималась
— Осторожней Оксана — придержала сзади идущая девушка Оксану за талию обеими руками, не давая ей упасть — Вы мне там нужны целой и невредимой
Ноты голоса девушки с шоколадным оттенком волос, звучали блаженной песнью для Оксаны, каждый аккорд, который завораживал слух.
— Так что давайте спокойно дойдём до комнаты
— Разве у меня есть другие варианты
Встав на ступеньках, расставив ноги порознь, пожав плечами, ответила Оксана, улыбаясь пьяным подобием улыбки, соблазнительно прикусила краешек губы.
— Если только
Коснувшись кончика носа коготком указательного пальца, поднимающейся рядом девушки по ступенькам крыльца, говорила Оксана, наблюдая за ней.
— Кроме как раствориться в твоих объятиях — заявила Оксана, желая поцеловать свою спутницу, наклонилась к ней, состроив губы трубочкой, раскрывая их совсем немного
— Думаю, стоит сначала
Возразила девушка, приткнув подушечкой указательного пальца губы Оксаны, когда она с пылкой страстью хотела слиться с ней в гармонии поцелуя.
— Подняться к нам в комнату — открывая дверь гостиной дома, вошла девушка в особняк, соблазнительно, словно заманивая за собой Оксану, вильнула роскошной прелестью бёдер
— Я тоже так думаю
Вошла в дом Оксана, ощущая сразу сумеречную атмосферу, тень в прихожей и гостиной, тёмные оттенки в доме и его темнота, лишь только возбуждало сознание.
— Ты не возьмешь меня за руку
Предложила Оксана, ощущая легкое головокружение после выпитого количества вина и незначительную слепоту находясь в темной обстановке дома, ничего не могла толком разглядеть.
— А то я совсем ничего тут не вижу
Ухмыльнулась Оксана, забавляясь тому, как учащенно и в то же время волнующе дышала шатенка, за которой она, следом переступая порог открытой двери, вошла в гостиную.
— Боюсь, как бы не споткнуться
— Да-да конечно — было слышно по задорному голосу, как изумилась в улыбке девушка, коснулась пальцев Оксаны своей рукой — Пойдём со мной
— У тебя такой приятный голос
Похвалила Оксана, когда проходила по гостиной дома, направляясь к ступенькам лестницы, что вела на второй этаж, чувствуя в доме прохладу завораживающей нежности воздуха.
— Мне приятно, когда ты говоришь — поднимаясь следом за ней, высказывалась Оксана, наблюдая в темноте дома красивый силуэт ягодиц, когда шла за нею сзади
— Осторожней не споткнись — предупредила шатенка, стоя на ступеньках лестницы при свете фонарного столба освещения с улицы, когда она проникал через окно в коридоре
— Ты такая заботливая — держась за пальцы девушки, Оксана поднялась на второй этаж, заметила как из дальней комнаты, доносился свет в коридор через открытую дверь
— Просто не хочу чтобы с тобой что-то случилось — коснувшись ладонью щеки Оксаны, она выразительно раскрыла свои карие глаза, некоторое время смотрела на неё
— Твоя забота
Прошептала Оксана, в губы девушки, ощущая как сладкий перегар исходящий горячим дыханием, завораживал её сознание, тактом ритма, выражая при этом необузданность порочной ночи.
— Меня всё больше возбуждает
— Меня тоже — ухмыльнулась шатенка в ответ на то как Оксана с чувством сексуального желания на неё смотрела — Ну что пойдём — предложила она, улыбнувшись, держась за кончики пальцев её руки, повела за собой, покачивая упругой формой бёдер в каждом шаге
— Мне уже не терпится
Говорила Оксана, отражая стоном эротического соблазна своё желание, наблюдая за красотой изгибов тела девушки, когда она послушно за ней шла держась за пальцы.
— Начать нашу с тобой ночь — высказывалась возбуждённо Оксана, переступая порог открытой двери, когда вошла в комнату, держась за пальчики девушки
— Это уже точно
Ухмыльнулась Пруткова, оказавшись в комнате совершенно неожиданно, брюнетка стояла за открытой дверью, дождавшись, когда Оксана войдёт в комнату, толкнула дверь пальцами.
— Ночь ты проведешь здесь
Заявила темноволосая девушка, отошла от закрытой двери, комнаты в которой все было обшито палыми панельными стенами, белая мебель, комод и шкаф и даже двуспальная кровать.
— И я никуда отсюда тебя не выпущу
— Ты обманула меня
Оказавшись стоять посреди комнаты, на паркете цвета кофе со сливками, возмутилась Оксана, с обидой посмотрев на девушку, что отошла к столику возле окна, взяла с него красную ленточку.
— А ты что вечно бегаешь за мной?
— Спасибо Аня — поблагодарила Пруткова, не обращая внимания на то, как ненавистно на неё смотрела Оксана
— Прости — встала за спиной у Оксаны девушка, завела обе её руки за спину, связала запястье вместе красной ленточкой — Просто так надо
— Кому надо? — недовольно спросила Оксана, чувствуя, как сплела девушка, стоящая у неё за спиной, её обе руки в запястье вместе красной ленточкой, завязав всё это в бантик
— Мне надо — заявила Пруткова, взяла Оксану за плечевой сустав, темноволосая девушка, тело которой было обвернуто белым банным полотенцем, направилась вместе с ней к кровати
— Зачем? — продолжая возмущаться, поинтересовалась Оксана, наступая коленом на расправленную кровать, заползла на неё под давление брюнетки, что держала её за руку
— Ты никуда отсюда не уйдёшь — заявила Пруткова, располагаясь за спиной у Оксаны, когда она сидела на кровати перед ней, поджав под себя ноги — А завтра мы поедем утром в больницу к Кате
— А почему завтра?
Обернувшись назад, спросила Оксана, не обращая внимания на то, что делала в комнате шатенка, девушка за которой она шла в этот дом и до этой комнаты.
— Поехали прямо сейчас
Говорила пьяным голосом Оксана, продолжая высказывать недовольства, заметила, как девушка в комнате пропитала белый платок какой-то жидкостью из флакона.
— Что она делает?
Возмутилась Оксана, испугавшись, хотела вырваться, но брюнетка крепко держала её за плечевой сустав её обеих рук не давая покинуть крепкой хваткой её объятия, прижимая к себе спиной.
— Что вы задумали? — была вне себя Оксана, предавшись влиянию страха и панике, что охватила её разум — Нет-нет
— Я её держу Аня — распорядилась Пруткова, когда шатенка, подходила медленно к кровати, держа в руках платок, пропитанный какой-то жидкостью
— Я не хочу этого делать — высказывалась шатенка, стоя рядом с кроватью дрожащей рукой держала в руке платок
— Так не делай — заявила Оксана, обернувшись назад, посмотрела на брюнетку со злобой — Зачем тебе слушать эту дуру
— Давай Аня — распорядилась Пруткова — Просто прислони платок к её лицу и она уснёт
— Отпусти меня! — потребовала Оксана, громко вскрикнув, чувствуя панику, которую не могла контролировать, на её глазах появилась влага обильных слёз, одна из которых прокатилась жгучим касанием по щеке — Немедленно!
— Делай Аня — повторила её раз своё требование брюнетка, принуждая взглядом
— Прости — со слезами на глазах, вынужденно взялась за волосы Оксаны и медленно начала прислоняться платок пропитанный хлороформом к её лицу
— Нет-нет-нет — слёзно просила Оксана, наблюдая, как платок что держала в руке шатенка, медленно прислонялся к её лицу, вдохнула резко от страха этот едкий запах — Отпусти меня……
Вялым голосом произнесла Оксана, после чего не заметила, как сама быстро уснула, ощущая у себя на лице этот платок, отдала себя в руки брюнетки, что прижимала её тело к себе спиной.
— Ммм….. — изнывала Оксана мучительным стоном от бессилия, чувствуя, как словно падала на постель, находясь в объятиях чьи-то женских рук, когда кто-то сзади, развязал её руки
— Можешь идти Аня — слышала Оксана сквозь сон, как что-то не разборчиво говорила Пруткова, в то время когда она с платком на лице пыталась противостоять влиянию хлороформа
— Ты мне противна Наталья
Ненавистно выразилась шатенка, Оксана смогла разобрать только как силуэт этой девушки при свете и тени неразборчивой обстановки из-за влияния едкого вещества, которым она дышала.
— Это последнее что я для тебя сделала — выключив свет в комнате, девица с грохотом захлопнула за собой дверь, погружая комнату и теперь уже сознание Оксаны в абсолютную мглу


Изнурительная сухость жажда вынудила Оксану проснуться, чувствуя как во рту, словно всё пересохло. Оставаясь лежать с закрытыми глазами, Оксана чувствовала на себе пышное большое одеяло и то, как голова утопала в подушке. В воздухе чувствовался сладкий привкус смородины, легкие ноты малины, а так же гармония слияния вкуса мандарина и бергамота от изощрённой коллекции женского парфюма «Armand Basi in Red». Атмосфера в комнате скорее напоминала полумрак, белые шторы были задвинуты, пропуская в комнату лишь незначительные частичку света, восходящего солнца, через их плотную материю. Ощущая на себе тиски влияния полотенца, в котором она была, Оксана чувствовала как под одеялом его материя, придавала её тело пылающему жару.
— Ты уже проснулась?
Услышала Оксана голос Прутковой под ухом, его нотки были таким нежными и пленительными и в то же время, вспоминая события прошлого вечера, она испытывала ненависть к брюнетке.
— Я знаю, ты уже не спишь — уверяла темноволосая девушка, продолжая сидеть на кровати, в постели которой спала Оксана
«Опять блядь эта конченная дура, как бы мне её не убить, за то что она сделала со мной вчера, порой даже хочется пиздануть разок от души», размышляла Оксана тяжело и изнурённо вздохнув, отвечая стоном в момент вдоха, на вопрос темноволосой девушки сидевшей за спиной.
— Конечно, не спишь — по голосу было понятно, как возрадовалась Пруткова, понимая, что Оксана теперь уже не спит, а лишь продолжает лежать с закрытыми глазами
— Чего тебе надо? — сдерживая в себе злобу, прошипела Оксана, продолжая лежать с закрытыми глазами — Господи как у меня голова раскалывается — почувствовала она еще в довесок к головной боли, когда хотела оторвать голову от подушки, резкий запах хлороформа
— Послушай — уверяла темноволосая девушка, продолжая быть обернутой в белое банное полотенце — Я знаю то, что произошло вчера, если ты помнишь…..
— Ты меня усыпила!
Вскрикнула Оксана, садясь на кровати, подскочила, словно как напряженную пружину отпустить, ощутила нестерпимую головную боль, от чего взвизгнула, прижав пальцы рук к вискам.
— М…… — прижав пальцы рук к вискам, проурчала измученно Оксана — Зачем ты так поступила?
— Послушай
Чувствуя себя виноватой темноволосая девушка, продолжала сидеть на кровати, опустив взгляд на одеяло, которое упало на колени к Оксане, когда она подскочила в постели.
— Я перед тобой очень сильно виновата
— Не то слово — ответила Оксана, скаля зубы, чувствовала психологическое раздражение от присутствия этой женщины с собой — Ты просто пиздец как накосячила
— Могу я как-нибудь — обнажая медленно грудь, раскрывая полотенце на себе, спросила Пруткова, посмотрев на Оксану искоса — Исправить свою ошибку
— Ты что совсем блядь ебанулась?
Свесив ноги с постели, Оксана быстро встала, так что брюнетка успела схватиться за край банного полотенца, которым до сих пор было на её теле, потянув на себя, сорвала его в порыве.
— Да чтоб тебя — хотела вскрикнуть Оксана, но прислонила пальцы холодных рук, отскочила от кровати, в тот момент, когда полотенце с её тело, упало на пол рядом с кроватью
— Да я не должна была так делать
— Но ты так поступила!
Встав у комода, что был расположен около белого шкафа и книжной полки, говорила с обидой Оксана, скрывая взгляд обиженных глаз и лицо, за прядями свисающих золотистых волос.
— Не из-за чувства собственной гордости — утверждала Оксана, пряча взгляд за растормошенной прической свисающих волос — Не из-за того что я тебе что-то сделала, а просто ты так хотела!
— Послушай
Медленно свесила ногу с постели, говорила брюнетка, поджав вторую под себя, оставаясь сидеть в постели, посмотрела на Оксану, когда её черные свисающие волосы свисали вниз, скрывая половину лица.
— Я понимаю
Рассказывала брюнетка, было видно, как она с трудом сдерживала себя, пытаясь прощать тот темперамент, что Оксана в порыве ненависти перед ней выражала, позволяя себе такую дерзость.
— Что виновата, перед тобой и полностью признаю свою вину
— Ты думаешь
Говорила Оксана, с нотками злобы в голосе, чувствуя, что уже готова сорваться на эту брюнетку, однако, ощущала себя перед ней загнанной кошкой в угол, продолжая стоять у комода.
— Что просто скажешь, что ты виновата передо мной
Утверждала Оксана, продолжая смотреть пустыми глазами в пол, чувствуя, как влага с их глаз наполнялась и как обильная слеза, жгучим трением прокатилась по щеке, падая на пол.
— И я тебя смогу будто простить за то
Оставаясь стоять у комода, Оксана коснулась его гладкой, глянцевой поверхности кончиками пальцев правой руки, пока левую руку прислонила к подбородку, ощущая себя разбитой.
— Как ты решила поиздеваться надо мной
— Ну, хочешь, используй меня!
Вскрикнула Пруткова, не могла уже вынести то, как выражала Оксана страдания перед ней, вынести её слёз и то, как она словно сама втаптывала себя в грязь, позволяя выглядеть жалкой.
— Хочешь, трахни меня!
Высказывалась повышенным тоном темноволосая девушка, состроив такую же иронию перед Оксаной, продолжая сидеть на постели. Полотенце в порыве её бурных слов, сползло с её груди до талии, обнажая её сочную пикантную взгляду форму. Черные густые волосы этой девицы были растрепаны и закрывали её половину лица, а та половина, что была открыта, показывала перед Оксаной ранимость чувств и то, как она переживала за то, что ей пришлось сделать прошлой ночью. Пруткова будто хотела показать Оксане, что то, что она сделала, было лишь во благо ей, стараясь её защитить от ненужных последствий.
— Сделай со мной всё то — говорила в порыве играющих в ней эмоций Пруткова, ударив несколько раз по постели ладонями обеих рук — Что ты сама хочешь, хочешь даже убей меня
Поддавшись страсти терзающих её разум чувств, утверждала брюнетка, стараясь казаться для Оксаны убедительной, разыгрывала перед ней эту драматичную сцену.
— Только прошу — говорила весьма убедительно Пруткова — Позволь мне увидеть сначала Катю
— Зачем она тебе? — касаясь угла парфюмерного комода, продолжая скрывать за волосами лицо тронутых чувств, спросила Оксана
— Потому что — ответила брюнетка, не могла теперь даже посмотреть на Оксану, причина которой показалась ей теперь действительно странной — Я этого не делала, я не пыталась ей убить
— Тогда кто?! — крикнула Оксана, отойдя от комода, мотнула головой так, что волосы, которые скрывали лицо, встряхнулись, специально открывая его для темноволосой девушки
— Это всё Шувалов — тихим голосом, ответила брюнетка — Это он толкнул её на ту полку, о которую она ударилась головой, выставив всё как несчастный случай
— Тогда почему?
Поинтересовалась Оксана, медленно направляясь к кровати, ставая ноги в каждом шаге крест-накрест, выразительно покачивала упругой красотой бёдер.
— Почему ты мне не сказала этого раньше?
Поинтересовалась Оксана, наступая коленом на постель, забралась подобию хищной коки в кровать, сев рядом с темноволосой девушкой, обвив ладонями её лицо.
— Всего бы этого — говорила Оксана, продолжая смотреть в глаза брюнетки, пытаясь пробудить в ней чувства искренности, казавшись, для неё достаточно убедительной — Могло бы и не быть и ты сэкономила бы нам обеим время
— Прости — поднимая взгляд влажных карих глаз, ответила Пруткова, показывая перед Оксаной ранимость и абсолютную доступность — Сделай со мной всё то, что ты считаешь нужным
«Как бы мне сейчас хотелось ей уебать, но я понимаю, что сейчас это будет неправильно, а что тогда правильно, как мне ей отплатить за всё то, что она сделала со мной», размышляла Оксана, продолжая смотреть в глаза сидевшей перед ней на кровати брюнетки.
— Ты поедешь со мной в больницу?
Поинтересовалась Оксана, не могла сдержать в себе ту иронию чувств, что в ней играли, позволила себе слабость пустить слезу, вытекающую с глаз, продолжая смотреть на брюнетку.
— Это будет самым меньшим, что ты сможешь для меня сделать
— Катя ведь, правда, жива?
Ожидая услышать положительный ответ на её вопрос, спросила брюнетка, всматриваясь в глаза Оксане, словно изучала её взгляд, когда они обе позволили себе плакать при друг-друге.
— Прошу — рыдающим голосом, со слезами на глазах, повторила Пруткова, продолжая пристально смотреть на Оксану — Скажи, что это так, скажи, что она до сих пор еще жива
— Я не знаю — ответила Оксана, стараясь улыбнуться сквозь слёзы на глазах, продолжая держаться ладонями за лицо брюнетки, отражая перед ней такую же разбитость чувств
— Поехали сейчас к ней — заявила темноволосая девушка, предоставляя Оксане, возможность проявить инициативу и взять и вырвать этот поцелуй с губ темноволосой девушки
— Прямо сейчас?! — переспросила Оксана, когда слёзы, вытекающие с её голубых лазурных глаз, оставили две жгучие дорожки на щеках
— Ну а чего ждать
Покорно смотрела Пруткова в глаза Оксане, мило улыбнувшись при этом, в тот самый момент, когда она не устояла перед её открытостью и буквально сорвала с её губ этот поцелуй. Жадно начиная облизывать покрытые слезами губы, Оксана словно чувствовала пылкость и терпкость вкуса слияния этого момент. Обвивая голову брюнетки, Оксана словно наседала на неё, встав перед ней на колени, не могла утолить жажду гармонии касающихся и соединяющихся губ в момент гармоники этого поцелуя. Каждое движение, даже язык Прутковой, был таким нежным и чувствительным, а его слюна всё еще хранила вкус выпитого прошлым вечером вина, сладость которого от ощущения которого кружила голову Оксане.
— Господи — выразила впечатление брюнетка, в то время как её рука обвивала талию Оксаны, прижимая её тело к себе — Ты так страстно целуешься
— Правда?
Искусно перекладываясь на спину, опираясь локтями на постель, позволяя темноволосой девушке быть сверху, спросила Оксана, прикусывая от власти искушения краешек губы.
— Тебе понравилось? — спросила Оксана, оставаясь лежать под телом брюнетки, когда она стояла над ней, опираясь на её плечи с голодом порочного желания, смотрела ей в глаза
— Где ты научилась так целоваться?
— А что? — с усмешкой спросила Оксана, забавляясь тому, как Пруткова на неё смотрела, такое чувство, что она уже была будто влюблена — Обида на меня уже прошла?
— А никакой обиды и не было — радостным голосом, продолжая пристально смотреть в глаза Оксане, темноволосая девушка обвила своими руками ей лицо
— Тогда что это было? — поинтересовалась Оксана, любознательно продолжая смотреть в ответ, на брюнетку раскрывая губы издавая стон, выражая перед ней желания, требуя поцелуя
— Давай поговорим в больнице
Предложила брюнетка, касаясь нежной приятной рукой живота Оксаны, когда его кожа так плавно колебалась в такт ритма её пылкого страстью дыхания.
— Не то чтобы я не хотела продолжения того — уверяла брюнетка, продолжая стоять над телом Оксаны, игриво коснулась коготком её кончика носа — Что между нами было
— Тогда в чём проблема? — поинтересовалась Оксана, ухмыльнувшись, пожала плечами
— Просто тебе нужно уехать пока не проснулся Шувалов — уверяла Пруткова, выражая, таким образом, заботу за Оксану — Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, тебя вообще не должно быть здесь, господи, что я наделала
— Ладно
Сохраняя красоту улыбки на губах, согласилась Оксана, оставаясь лежать под телом темноволосой хищницы, что пленила её внимание обольщением карих безупречных глаз.
— Но принять ванну хотя бы я могу?
— Я бы советовала — уверяла брюнетка, присаживаясь на постель рядом с Оксаной — Чтобы ты оделась без ванны, так как неизвестно когда они придут в дом
— И как это, по-твоему, будет выглядеть? — поинтересовалась Оксана, возмутившись настойчивостью своей обольстительницы
— Просто оденься и выходи во двор — пояснила Пруткова, продолжая взволнованно сидеть на постели рядом с Оксаной — А я пока вызову для нас с тобой такси
— Ты ведь не думала, что мы пойдём с тобой пешком до больницы
— Я же ведь не совсем уже ебанулась — ухмыльнулась Оксана, присаживаясь на постель рядом с брюнеткой, изучая её взгляд, смотрела на неё
— Вот и славно — сходя медленно с кровати, брюнетка коснулась голыми ступнями пола комнаты
— Я ведь вчера зашла сюда в туфлях — поинтересовалась Оксана, возмутившись, посмотрела на босые ноги, продолжая сидеть в постели, подогнула их под себя
— Они рядом с кроватью — ухмыльнулась Пруткова, стянув полотенце с кровати, после чего брюнетка, медленно прошлась по комнате, шикарно покачивая бёдрами
— Как они там оказались?
Возмутилась Оксана, продолжая недовольно наблюдать за темноволосой девушкой, что направлялась по комнате, окутывая своё тело в белое банное полотенце.
— Ты что сняла их с меня?
— Так получилось? — пожав плечами, ответила темноволосая девушка, открывая дверь комнаты, нажав на ручку одной рукой, другой рукой заправила краешек полотенца внутрь на груди
«Наглая самодовольная дрянь, многое о себе возомнила», обиделась Оксана, стерпев в себе эмоции, что играли в ней бурными чувствами, словно как тайфун, раскачивающий волны в море.
— Ладно, просто уйди — ответила Оксана, прикусывая краешек губы, сжимая в руках нежную мягкую материю одеяла на котором сидела, оставаясь в постели
— Хорошо — ответила Пруткова, продолжая стоять в проходе входа открытой двери в комнате, брюнетка облокотилась бёдрами, на дверной каркас — Я пока вызову нам с тобой такси
— Это будет прекрасным вариантом — согласилась с улыбкой сарказма на губах, была раздражена Оксана тем, какие решения принимала за неё брюнетка — И, кстати, где мои вещи?
Поинтересовалась Оксана, когда темноволосая девица хотела выйти в коридор, вильнув при этом упругой формой бёдер, красота изгибов которых завораживала и притягивала к себе взгляд.
— Моя сумочка, телефон и мне как ты знаешь необходимо платье — рассказывала Оксана, свесив ноги с постели, оставаясь сидеть на ней, смотрела на Пруткову
— Если бы ты прежде чем кричать — говорила брюнетка, указывая коготком пальца на белое кресло, стоявшее в углу комнаты, рядом с окном, шторы которого были задвинуты — И устраивать мне взбучку с утра, хоть на секунду бы задержала бы взгляд на том самом кресле
Рассказывала Пруткова, словно забавляясь в улыбке тому, как Оксана недовольно на неё смотрела, нервничая, кусая, не переставая краешек губы, сжимала пальцами одеяло под собой.
— То не задавала бы мне своих глупых вопросов — утверждала брюнетка, состроив искусно серьёзное выражение лица — И да твой телефон, тоже лежит там же, ты его оставила если помнишь….
— В ванной на полке
Не давай темноволосой девушке закончить фразу, ответила Оксана, прижав полотенце к груди, встала с постели, почувствовала только сейчас, как стали болеть ноги.
— Да я это знаю
— В таком случае
Ухмыльнулась брюнетка, в тот момент, когда Оксана подошла к креслу, на котором лежало черное платье с кружевами на груди, открывая сумочку, достала из неё сотовый телефон.
— Я не смею тебя больше задерживать
— Сейчас 5:57 — возмутилась Оксана, посмотрев на брюнетку недовольно — Ты, что блядь не дала мне еще немного поспать?
— Уверяю — возразила Пруткова, пока Оксана не подняла скандал и не разбудила весь дома — Пока Шувалов не проснулся, тебе лучше будет уехать, я поеду с тобой
— Ладно, иди уже!
Улыбнулась Оксана, отразив перед своей собеседницей красивые ямочки на щечках, продолжала держать в руке сотовый телефон, недовольно смотря на отображаемое время на дисплее экрана.
— Я тут сама как-нибудь разберусь
— Я буду ждать тебя на крыльце — повторила еще раз брюнетка, продолжая любознательно смотреть на Оксану, как она аккуратно
— По-моему — обернулась Оксана, провела пальцем по сенсору дисплея телефона, заходя во вкладку звонки, выбрала из него номер Валентины Львовой — Ты уже это говорила
После чего Пруткова ничего не ответила, оставив Оксану одну в комнате, просто вышла из комнаты, оставив её одну, с телефоном в руке.
— Надеюсь, эта тупая дура еще не спит
Прошептала Оксана, оставаясь в тишине комнаты, продолжая смотреть на дисплей телефона, от которого шёл исходящий вызов, её пальцы нервно сжали корпус мобильника.
— В противном случае
Утверждала Оксана, переключая телефон на громкую связь, положила его на подоконник, взяв в руки черные ажурные трусики, ожидая, чтобы кто-то ответил на том конце сотовой связи.
— Ну что блядь совсем уснула там что ли — вращая бёдрами, Оксана чувствовала во всех тонкостях, как нежная ткань резинки ажурного белья скользила по её бархатистой коже бёдер
— Да я слушаю — наконец послышался сонный голос Валентины после долгих затяжных гудков исходящего вызова, когда Оксана посадила резинку трусиков на талию
— Моя дорогая рыжая сука — ответила со всей мерзостью и злобой в голосе Оксана — Когда ты начнёшь брать трубку немедленно, меня достало слушать звучащий гудками динамик телефона
— Оксана Владимировна?! — странным образом взбодрилась Валентина, когда в ответ на такое она должна была высказать злобу
— Ну а кто будет тебе звонить посреди м….. — помедлила Оксана, подойдя к креслу на подлокотнике, которого лежал черный ажурный бюстгальтер
— Сейчас уже шесть утра — вялым голосом произнесла Валентина — И я в больнице до сих пор, наблюдая за вашей пациенткой
— Господи тебя это не смутило — злорадствовала Оксана, взяв в руки бюстгальтер, расправила его мягкие, словно как пёрышко обратной стороны, чашечки
— Я не спала всю ночь — жаловалась Валентина, когда Оксана отошла к окну, касаясь кончиками пальцев его штор, заметила на его подоконнике стакан с апельсиновым соком
— Что интересно расскажешь
Поинтересовалась Оксана, обвивая пальцами стакан, поднесла его к губам, чувствуя этот приятный запах апельсина, сделала небольшой глоток сока, после чего жадно испила его.
— М….. этого мне не хватало — расплываясь в довольстве улыбки, ответила Оксана
— Вы о чём? — не понимая довольства Оксаны, спросила Валентина, продолжая говорить всё тем же сонным голосом — Вы хоть помните, что я беременна
— Это твои проблемы — ответила Оксана, холодно, не обращая внимания на жалкое состояние своей собеседницы — Нужно было думать своей тупой рыжей головой, когда работаешь со мной
— Вы мне будите должны — с обидой в голосе заявила Валентина
— Я тебе?!
Возмутилась Оксана, прислонив подушечки бюстгальтера к розовым соскам, когда держала бюстгальтер обеими руками, после чего медленно завела их за спину, сомкнув бюст его оковами.
— Ты издеваешься?
— То о чем мы с вами с утра говорили — утверждала Валентина начала рассказывать — Назначила капельницей Трентал
Трентал — популярный препарат из класса ангиопротекторов, который помогает улучшить микроциркуляцию.
Когда раствор попадает в кровоток, он начинает взаимодействовать с повреждёнными капиллярами. Благодаря активному веществу препарата успешно восстанавливается эластичность стенок эритроцитов, тормозится усиленная свёртываемость тромбоцитов, а кровь начинает лучше течь за счёт того, что её общая вязкость заметно уменьшается. Также несколько расширяются стенки сосудов за счёт того, что спазмы в них уменьшаются.
Кроме этого в тканях и структурах позвоночника нормализуется обмен веществ и восстанавливается газообмен. По сосудам спинного мозга восстанавливается ток крови после инсульта. Нервная проводимость также возобновляется за счёт правильного питания и корректного кровоснабжения нервных окончаний в локации поражения.
— Так же инъекции Пирацетам в сочетании с капельницей, помогли усилить эффект
Пирацетам — синтетическое ноотропное средство, широко использующееся в неврологической и психиатрической практике.
Этот препарат в составе комплексного лечения используется при большом количестве заболеваний неврологического профиля. Улучшая кровоснабжение, микроциркуляцию и обменные процессы в клетках мозга и ЦНС (центральной нервной системы), данное лекарство лечит и восстанавливает нарушенные функции нервной системы и мозга, связанные с гипоксией, ишемией, токсическим, травматическим и иным воздействием на нервные клетки.
— Частично восстанавливается кровоток, улучается АД и ЧСС постепенно приходит в норму
Рассказывала Валентина, перечисляя все симптомы улучшения состояния пациентки, после того как начали проводить медикаментозную терапию.
— Она может немного наклонить голову — пояснила Валентина — И раскрывает губы, будто что-то хочет уже сказать
— Процесс лечения долгий и требует специального невролога
Уверяла Оксана, встав у парфюмерного комода, раскрыв губы покрывала их слоем алой помады, придавая им изощренный оттенок страсти и блеск. Роскошные золотистые волосы, пересекаясь между собой, как в бурной страсти, водопадом неудержимых волн покрывали оголённые плечи Оксаны. Черная материя платья, красиво сидела на теле Оксаны, облегая её сочные пикантные формы, подчеркивая сексуальной упругостью бёдра, талию, плоскость живота и выразительную грудь. Стройные ноги обволакивала черная тонкая ткань чулок, придавая им чрез просвет, цвет светлой, не имеющей загара, кожи ног Оксаны, их ажурный узор скрывался как раз там, где только начинался подол платья. Высокий каблук, черных туфель, завершал феномен образа Оксаны, придавая ей строптивую и то же время гордую сексуальность с характером. Декольте платья слегка открывало плечи и немного спину, придавая полный взгляд на грудь, обладательницы такого платья, что сковывали её оковами безудержной силы.
— Скажи Филатову
Распорядилась Оксана, отложив помаду в раскрытую сумочку, достала из неё флакон с духами «RoseSauvage», добавила к своему телу непревзойдённый ни перед чем аромат дамасской розы.
— Чтобы искали со своим другом Гордеевым хорошего невролога — брызнув на себя пару раз с флакона этот изощрённый запах, Оксана убрала его обратно в сумочку, после чего закрыла её
— И всё? — удивилась Валентина, состроив акцент разговора на том, что будто что-то тут еще может быть непонятное — Вы закрываете дело?
— Пациентка приходит в себя
Уверяла Оксана, повесив сумочку на плечо, покачивая бёдрами и стукая каблуками по полу, направилась к открытой двери комнаты, взяв в руки телефон, что лежал на комоде
— Для меня она уже потеряла всякий интерес к этому делу — переключая телефон на бесшумную связь, Оксана ясно дала понять о своих намерениях
— Я всё ночь проторчала в больнице
Недовольно начала высказывать свои претензии Валентина, в тот момент, когда Оксана подошла к открытой двери, переступая через высокий порог, вильнула бёдрами, вошла в коридор.
— А от вас до сих пор не услышала не одного доброго слова
— А чего ты ожидала от меня услышать?
Удивилась Оксана, недовольству своей рыжеволосой собеседницы, направляясь по коридору дома на втором этаже, проходя по красной ковровой дорожке
— Не я виновата в том
Утверждала Оксана, посмотрев на окно в коридоре, на стекле которого отражались лучи восходящего солнца над пригородной зоной мегаполиса. Отодвигая его шторы, Оксана прищурила глаза, наблюдая за крышами деревянных домов, макушками колыхающихся деревьев. В воздухе чувствовался легкий остаток запаха роз, всё напоминало Оксане о первой проведенной ночи в этом убогом для неё доме разврата, который она желала покинуть. Природная тишина была никоем образом не сравнима с привычной жизнью мегаполиса, по сравнению с Москвой, Оксане здесь всё казалось таким тихим, такое чувство, будто она уже представляла, что уже оглохла, от утреней деревенской тишины утра. Подойдя к ступенькам лестницы, на перилах которых стоял недопитый бокал с шампанским на стекле, которого сохранился алый отпечаток от женских губ.
— Что ты залетела и не смогла прийти и вовремя сделать аборт
— Вы своём уме?
Возмутилась Валентина, от наглости которую в грубой самой форме высказала Оксана в трубку телефона, медленно наступая на ступеньки лестницы покрытых красной ковровой дорожкой.
— Как у вас вообще язык позволил такое говорить
— Ты мне нужна Валюша
Утверждала с долей насмешки в голосе Оксана, легонько прикоснувшись коготком к бокалу с остатками шампанского так, чтобы ударив по нему услышала едва слышный звон.
— И нужна без груза
Рассказывала Оксана совершенно холодно, без всяких признаков эмоций и каких-либо чувств жалости к своему собеседнику, стараясь надавить на его самые болезненные душевные ощущения.
— Который ты носишь у себя в животе
— Да как у вас вообще язык повернулся такое сказать!
Прокричала в трубку со слезами на глазах Валентина, однако по голосу этой бедной девушки Оксана, поняла, что уже давно убила в ней столь нежную чувственную натуру. Не услышав нотки страдания или ненавистных слов которые рыжеволосая девушка была произнести в ответ на такую дерзость в нужной интонации, Оксана нахмурила губки, разочаровавшись в себе.
— Вы ведь сама мать
— Не смей!
Возразила Оксана, прошипев в трубку, понимая, к чему ведёт этот разговор Валентина, оставаясь стоять на ступеньках лестницы, игриво коснулась рамки картины
— Приплетать сюда мою дочь — говорила Оксана в динамик телефона, отражая себя перед собеседницей, подобием королевской кобры — Предупреждая тебя рыжая ты дура
Отчаянно вцепившись когтями свободной руки в перила лестницы, Оксана словно сверкнула отраженным светом в лазурных голубых глазах, отражая взгляд лютой ненависти.
— Еще хоть раз заговоришь про мою дочь — говорила Оксана почти шепотом, так как понимала нельзя выдавать себя в этот момент и в этом доме — И ты узнаешь, какой я могу быть сукой
— Знаете, почему я не обижаюсь? — всхлипывающим от обиды голосом, Валентина пыталась убедить Оксану тем, что её слова чрезмерной грубости её никак не задели
— Да мне почём знать — развела руками Оксана, спустившись на первый этаж в гостиную
— Потому, что проработав с вами несколько лет — утверждала осознанно так Валентина, будто хотела задеть самолюбие Оксаны — Невольно становишься такой же дрянью
— Да ты мне льстишь — чуть не рассмеялась Оксана, прикрывая губы кончиками пальцев — А то я уже начала думать, что никак не обидела тебя
— Надеюсь вас увидеть в больнице — произнесла Валентина так, будто хотела разорвать телефонный разговор, но почему-то этого не сделала
— Откуда ты знаешь
Удивилась Оксана такому утверждению, направляясь по гостиной, что находилась в сумраке из-за задвинутых штор, однако в комнату проникал легкий будоражащий утренний холодок.
— Куда я собираюсь сейчас поехать?
Спросила Оксана, разговаривая таким же тихим голосом, когда проходила за спинкой дивана по гостиной, едва касаясь каблуками туфель паркета в помещение, стараясь не создавать шума.
— Я ведь тебе этого не говорила — посмотрела Оксана с довольной улыбкой на лице, на обнаженную парочку мужчины и женщины, спящие в обнаженном виде на диване
— Не трудно догадаться
— Купишь мне кофе?
— Тот, который вы любите?
— Я не изменяю своим вкусам
— Жаль, что это не касается любовных вкусов
— Осторожней! — предупредила Оксана, подходя к закрытой входной двери в доме — С огнём играешь
— Это я уже поняла — ухмыльнулась Валентина, впервые её голос казался искренним и достаточно убедительным для Оксаны — С тех самых пор, как только начала работать на вас
— Вижу, тебе это нравится
Прикусывая губу, стараясь себя не выдать, Оксана, волнуясь безудержно в душе, медленно коснулась пальцами ручки входной двери, лишь едва надавив на неё пальцами, издавая щелчок.
— Иначе смысла бы не было тебе
Рассуждала Оксана, ощущая прохладу утреннего воздуха, как только открыла дверь, почувствовала легкий привкус зелени и то, как пахло мокрой травой и свежим ароматом цветов.
— Так передо мной оправдываться
Продолжая волноваться стоя в проходе открытой двери, Оксана, оглядываясь на лежащую пару на диване в гостиной, переступила порог, прищуривая глаза от ярких солнечных лучей.
— Хотя нет
Возразила Оксана, когда ступила на крыльцо, на котором находилась Пруткова, знойная брюнетка в обворожительном белом ажурном платье, стояла спиной, опираясь руками на ограждение. В руке у темноволосой девушки была черная сумка под документы, в которой находились все нужные ей документы и печати.
— Ты ведь вечно выслуживаешься передо мной
— Я думаю, что дождусь вашего визита в больницу
Предложила Валентина, изнурённо и уныло при этом вздохнула, то самое унылое состояние в ней уже прошло, теперь она чувствовала себя бодро.
— Чем попусту выслушивать от вас гадости
— Оу…. моя дорогая — ухмыльнулась Оксана, подошла к перилам крыльца, у которых стояла Пруткова, брюнетка смотрела в густую чащу сада, особняка Шувалова — Ты так любезна и мила со мной, прям, даже не знаю, чем я такой честь буду обязана
— Я вам обо всё расскажу в больнице — ответила Валентина, словно как набравшись смелости, сбрасывая теперь уже телефонный разговор
— Ты уже всё? — поинтересовалась темноволосая девушка, обернувшись, прислонившись теперь уже спиной к перилам этого крыльца, мило улыбнувшись Оксане
— Да только
Нахмурила Оксана отчаянно губки, посмотрев в выразительные карие глаза, что Пруткова перед ней раскрыла, внимательно изучая её взгляд.
— Что-то не так?
Коснувшись плечевого сустава Оксаны, спросила темноволосая девушка, медленно подходя с ней к ступенькам лестницы крыльца, продолжая столь же пристально так и раньше на неё смотреть.
— Ты можешь рассказать мне всё — утверждала брюнетка, медленно начиная спускаться с Оксаной по ступенькам — Что-то с Катей?
— Да нет
Возразила Оксана, ощущая, как утренняя прохлада деревенского воздуха в этой пригородной зоне, охватывает влияние воздушных рук её тело, тормоша вьющиеся золотистые пряди волос.
— С ней как раз всё нормально
Снизошла Оксана до тени яблони, касаясь пальцами ствола его дерева, чувствовала, как над головой колыхались в бурной страсти листья, на ветках развеивая этот душистый аромат.
— Дело в другом
— В чем тогда?
Проявляя любопытство, спросила Пруткова, когда они вместе с Оксаной направлялись по каменной дорожке вдоль сада особняка Шувалова, скрываясь в густой чаще из листьев на их деревьях.
— Ты можешь мне всё рассказать
— Ты кажется — остановилась Оксана, указывая на брюнетку пальцем, касаясь кончиком коготка её ажурного узора на плоскости живота — Это уже говорила
— Ну, я так не услышала ответа
— А его нет — развела руками, ответила Оксана, прошла мимо темноволосой девушки, покачивая выразительной упругой красотой бёдер, поправляя сумочку на плече
— Как это нет? — удив