СТИХИ О ПОЭТАХ И ПИСАТЕЛЯХ РОССИИ



 Произведения о Полякове Ю , Кудимовой М , Тюленеве Игоре , Волгине Игоре , Захаре Прилепине , Сергее Шаргунове , Николае Иванове , Диане Кан , Макарове Арк, Струковой Марине , Алешкине Петре , Маликовой Татьяне , Трубе Анатолии , Знобищевой Марии , Луканкиной Елене , Волчихине , логове , Белых Михаиле , Замшеве Максиме , Николае Наседкине , Александре Кердане , Евстахие Начасе , Поляковой Ларисе , Евтушенко Е .
Мещерякове Ю .

Предлагаю не легкое мероприятие -- чтение произведений о поэтах и прозаиках. Попробуйте осилить все прочтение , сравните смыслы и пристрастия мои , как автора и творчество героев . Эта подборка и схожие с ней разновидность творчества . Поэтическая форма творческого самовыражения . Но писать стихи о реальных людях ответственное , рискованное занятие . Прочтите все и вы поймете что - то о моем необычном , нетипичном таланте . Эти мои стихи не хвалебные оды или панегирики , они отражают части судеб реальных людей . Проникновенно и вскользь . В анфас и в профиль . Сверху и снизу. На краю бытия и в витании грез ... В страстях и в одиночестве . В любви и не любви . После прочтения вы не станете меня судить строго ибо -- кто еще о вас так талантливо и образно напишет шедевры кроме меня ? Никто . Цените уже созданные о вас произведения и может даже поблагодарите меня за них.


Поляков Юрий в моих произведениях

Вольная степь мастера
***
Не в храме светлом для души ,
Он говорит о многом .
Вновь в Переделкино , в тиши ,
Судьбой не спорит с Богом .

Не Гласа ждет небесных недр ,
А вдохновенья в туне .
Он мастер и в порывах щедр
На даче , не в салуне .

Россия русских не в чести ,
Так пишет на бумаге .
И как благое обрести ,
На воле , не в Гулаге .

Совдепия не хуже всех ,
Утопий разных вольных .
В игре стяжающих успех
И бизнесом довольных .

Народ не быдло на полях
И быт не с рабской цепью .
Он русский Поляков , не лях ,
Живет рязанской степью .

Главред Литгазеты , председатель литсовета , главный драматург всея Руси Юрий Поляков тоже влияет на мое творчество . Так или иначе , посредственно и апосредственно . Я пытался напечататься в Литгазете в течении 14 лет , тщетно . Все мои произведения Поляков и его заместитель Марина Кудимова отвергали напрочь как графоманию провинциального стихоплета . Их право отвергать или признавать . У меня к ним отношение двоякое . Как к графическим , образным изображениям судьбы . Одна сторона лика светлая , другая темная . Какая преобладает объемом в яви мне не ведомо . Но ведомо то , что они меня за поэта не считают и абсолютно безразличны к моему творчеству . Я же совершенно другой -- чувствительный и отзывчивый ... Несмотря на абсолютное отрицание меня как творца Юрием Поляковым и Мариной Кудимовой я признаю их классиками ! Не ради подхалимажа , ради справедливости . Марина Кудимова классик Тамбовской поэзии рубежа веков , Юрий Поляков Всероссийский классик прозы тоже порубежного времени . Почему пишу о них , потому что хочу писать !Есть причины на то . Есть вдохновение , темы исторического и современного бытия , которые символически перекликаются . Кудимова из Тамбова . Поляков прежде написал роман " Козленок в молоке " , теперь входит в редсовет журнала Александръ издающийся в городе Козловъ - Мичуринск . Сей город расположен недалеко от моего родного Тамбова . Когда Кудимова прежде или Поляков сегодня в статьях и интервью сетуют на то , что их кто - то "зажимал" , не печатал или отрицал , мне читать это "смешно" . Им значит можно гнобить истинного поэта от Бога , а их не тронь , они великие . Сами не понимают , что не печатая истинного поэта , они воруют драгоценное время творческой жизни у него . Тати они кстати ! Сами осознайте воровство бесценного времени у классиков , потом других судите . Верните время благодати небесных муз в виде критических статей или рекомендаций подборок прежде обворованных , отвергнутых , не понятых вами классиков .Вам простятся прегрешения и воздастся за добродетель . А пока вы еще не квиты за уничижение одаренных , по небесным творческим законам судьи - Литгазеты .Тут вообще все скопом не печатают меня и ничего пишу , творю нетленки ! Есть о чем и о ком писать , я и пишу ! Почитайте мои шедевры , может понравятся . Талант Поэта это дар свыше , поэтому все досужие домыслы об отклонениях разума лишены всякого смысла . Доказательство : Конструктору крылатой ракеты с ядерным двигателем конструкторское , поэту поэтическое , а политику политическое ...

Правда Юрия Полякова
***
Не смог я ранить Полякова ,
Не смог стихами поразить .
И мне поэту из Тамбова
Победный флаг не водрузить .
Литературка крепость воли ,
Редактора и всех трудяг .
Для Полякова правда доли ,
Его стези духовный стяг .
Он кошевым был у причала ,
Когда хлестали Сечь дожди .
Его ладью волна качала ,
Когда меняли лик вожди .
Он жил романом как молитвой ,
С порывом духа до небес .
И увлекался страстной битвой ,
Когда касался сердца бес .
Он побеждал и побеждает ,
Но просмотрел мою строфу .
И рукопись моя рыдает ,
В печали горькой на шкафу .
Метафора имеет место ,
Когда поэт душой горел .
Медовое излапал тесто ,
А корж печеный пригорел .
В Литературке ныне Замшев ,
Всем заправляет как царек .
Но домовенок видит Тамшев
Его торговцем и ларек .
Что будет завтра не понятно :
"Рейхстаг" , Адольфович , "блицкриг" ?
А может гений здесь занятно ,
Душой напишет строки книг .

О ликвидации сайта
***
Мелочность -- проказа рока ,
Для людей и голубей .
Сайт творца а не пророка ,
Замшев сдуру не убей .
Ну зачем ты мелочишься ,
Дорогой Максим в чести ?
В Гуру ты не воплотишься
И талант не обрести .
Поляков не станет клянчить ,
Место сайту на виду .
Он шедевры будет нянчить ,
Как мальцов не на беду .
Ну убрал ты сайт досуже ,
Чтоб не видеть мастака .
Только делу стало хуже ,
Без гвоздей и мастерка .

Свитки грез

У Полякова Юры с неба
Звезда красот .
Он уплетает дольки хлеба
И мед из сот .
Редактор он Литературки ,
Словес Стрибог .
И в благозвучные фигурки ,
Он дул как мог .
Кого угодно он печатал ,
Но не меня .
И джинна счастья запечатал
В бутыль огня .
Пылает матрица улова
Вокруг раба .
Но у поэта из Тамбова
Своя судьба .
Кому - то снова развороты
Газетных крыл ,
А у меня в стихах фокстроты
Свинячьих рыл .
И вьюги свищут над полями ,
Февральских дней .
И лунный свет над тополями ,
Как сон о ней .
Пусть Юрий джинна запечатал
Навек всерьез .
Я с музой образы печатал
На свитках грез .

Ангелы и демоны слов
***
У Юрия Полякова счастья в руках подкова ,
Золото дал аксакал , с неба Пегас прискакал .
Стал он певцом дороги , были мечты как боги .
В росах цветов завядших , видилось небо падших .
Может талантов цели , ангелы слов проглядели ?
Демон , царек грибной , кИчится щеткой зубной .
Чистит грибные поляны -- Лянки придут и Яны ...
Будет он царь шабашА , дело словами верша !
СОздал писатель Юрий , книгу о жизни фурий ,
Только редактор Юрий видит газету без фурий .
Сам для себя редактор -- не исправимый фактор !
Ангелы слов проснулись , к Юре мечты вернулись ,
Впишет он правду в главЫ : " Демоны слов не правы ! "

***
Поляков до того осторожен ,
Что с творцами от Бога безбожен .
Не печатает истины " шваль ",
Жаль писателя Юрия , жаль !

Все ему подавай громоделов ,
Он достиг Олимпийских пределов .
И кидальщики скопом и врозь ,
Поражают мишени насквозь .

Но поэзии строки не пламя ,
А зари кумачевое знамя .
Или музыка скрипки души ,
Где упала звезда в камыши .


Побег с веригами
***
Замыслил он побег , как Юрий Поляков ,
Судьбы иной разбег с веригами оков .
Но вновь оцепенел , оковы не любя :
-- Я убежать посмел от грешного себя ?! --

Юрий Поляков и фарисеи
Москвы обетованной
***
О чем статья в Литературке ? О жизни нашей .
Не о культуре , о культурке с базарной Рашей .
Редактор Юрий Поляков корил не Ирму ,
Без липовых обиняков отринул ширму .
А там судачат на парах лишь либералы ,
Не генералы на хорах , одни капралы .
-- Свободы нам ! Свободы нам с мошной державы !
Да чтоб не верили врунам чины управы .
Не сметь граффити удалять любого вида ,
Мы фаллос будем прославлять с головкой МИДА .
Мы приземлим Икаров грез и всунем в чрево
И правых с дегтем от берез подвинем влево .
Такую кривду сотворим -- отстой Вальгалла ,
Мы творчество боготворим людей кагала .
За срам Россия нам плати , за пляски мурок ,
И вновь свободы обрети безбожных урок --
Редактор Юрий Поляков сорвал с них маски :
-- Играйте дома дураков не русской сказки .
Страна Россия в немоте , когда убога ,
Но вновь кресты на высоте пристанищ Бога ! --

Веселый кагал
***
Журнал Александръ в уютном Козлове
Придумали власти и сделали .
Акулу поэзии в щедром улове
Аршанский с Трубой разделали .
Таких рыбарей земля не знала ,
Казну всю потратить готовы .
Печатают вирши родного кагала
И тексты любимой жидовы .
Дорожкина барыня в редсовете ,
Превыше Васильевой Лары .
И Поляков за Слово в ответе
Рассказчиков местной табары .
Котькало фильтрует ужасные строки
В надежде найти золотинки .
Один Хуторянский в Козлоские соки
Сует то и дело тростинки .
У Колпакова заботы бывают
Похлеще муры редсовета .
У Замшева чувста добра убыают
И некому дать совета .
В Литературной газете проблемы ,
Все " Максимально " тяжелые .
А в Александре любые дилеммы
Решат снова гои веселые .

Просвет в сумраке бытия
***
Кому же ты служишь Труба Анатолий :
Продажным , двуликим , плохим .
Ты роком не выйдешь из грязных историй ,
Пушистым , святым и сухим .
Ты выйдешь изгоем до ужаса грязным ,
Поганым , как тина болот .
И пан Поляков рассказом развязным ,
Охаит бесславный твой лот .
Лариса Васильева тоже отринет ,
Журнал индульгенций тщеты .
И вновь Колпаков убежденно покинет ,
Бездушный кильдим нищеты .
Служить фаворитам порочного круга ,
Мамоне судьбу проиграть .
Труба Анатолий ты славишь не друга ,
А нетя влюбленного в гать .
Тамбовские нети безумия дети ,
Жестоки и всюду хитры .
Но ангелы неба расставили сети
И воинов звездных шатры .
Журнала блескучая , яркая фишка ,
Таланту не истина дней .
Душевная тема , сердечная книжка --
Просвет между смутных теней .

Попутчик
***
Я в работе не Стаханов ,
Уголек мой не в земле .
Для меня мудрец Проханов -
Данко творчества во мгле .
Для меня сатирик Юрий ,
Как беглец из кабаков .
Пастухом житейских фурий ,
Виден мастер Поляков .
Кузнецов , Рубцов , Есенин ,
Вот мой круг учителей ,
И двойник герой Оленин ,
Всех отважней и смелей .
Тайны трепетной судьбины ,
Как горячая смола .
Горечь ягоды калины ,
С привкусом людского зла .
Сочиняю как умею
И учусь уметь творить .
О звезде небесной смею ,
Как попутчик говорить .

Секундант Поляков

Вот бы Юрий Поляков
Секундантом был .
Он тамбовских чудаков ,
Словом убедил .
-- Не стреляйтесь мужики ,
Из - за ерунды .
Земли счастья далеки ,
У морской воды .
А в Тамбове мутотень ,
Рядом и вблизи ...
Не стреляй в дурную тень ,
С глупостью в связи ---

Ин вино веритас
***
Вел совещание гарант
Культуру в образах лелея .
И расплескал бывалый франт
В отчете озеро елея .

В музеях тишь и благодать ,
В театрах полные аншлаги .
И можно прошлому воздать
Сравнив с галерами гулаги .

Блистают выставки везде ,
С палитрой жизни историзма .
И принц на маленькой звезде ,
Забыл об эре коммунизма .

Цифирный мир вовсю вскружил
Лихие головы до жути .
И всякой дурью удружил
Любителям порочной мути .

Культура бизнеса в цене ,
Как мишура с сияньем злата .
Но будет истину в вине ,
Искать поэт в лучах заката .

Юрий Поляков как Нео

Спасай культуру Поляков
В пространстве обозримом .
Соедини мосты веков
С Волошинским ты Крымом.
Тебе гарант воздал сполна
Признанием и словом .
Таланта высшая цена :
Блистать в краю суровом.
Ты напиши совет с душой ,
С премудростью как надо .
И время Родины большой ,
Поэтам будет радо !
И пусть рассудит все оно ,
Как Божье провиденье .
Кому творить душой дано ,
Возлюбит вновь раденье .


Дамоклов меч

Съемки эпизодов завершились , но в привокзальной кофейне Козлова за столиком сидели исполнители разных ролей и оживленно обсуждали события . Юрий Поляков исполняющий роль генерала Мамонтова был сегодня на редкость прямолинейным и резким . Обращаясь к местному литератору Анатолию Трубе , игравшему роль чекиста , он выпалил: -- Толян , ты пошто крестьян - сермяжников у пакгауза расстрелял без суда ? Чекист ты или палач ? -- Труба в кожанке с маузером нисколько не смутился -- Ну зачем вы так Юрий Михайлович ! Все сделано как прописано в сценарии . Ведь красный террор в ответ на белый ! И чекист обязан пресекать саботаж и воровство -- Поляков аж побагровел : -- Ты забываешься комиссар! Я генерал Мамонтов сегодня , а не Поляков . Мамонтов я! Извольте отвечать убийца-зачем расстрел,когда можно в Козловскую кутузку посадить подозрительных и допросить ? -- К спорящим подлетел половой - официант , некто Алешин и принес бутерброды с черной икрой , кофе и коньяк . -- Извольте с откушать Ваше превосходительство ! Извольте поесть товарищ комиссар ! -- Спорящие исполнители выпили коньяк и осмотрелись . Вокзал был бутафорский и прилегающая территория тоже стилизована под 18 - 21 годы 20 века . Подошел загримированный актер или поразительно похожий человек на председателя местной думы согласившийся сыграть Льва Давидовича Троцкого . -- Присаживайтесь товарищ главвоенмор . Вы наверное из Штаба Южфронта ? -- предложил и спросил актера - депутата Поляков . -- Мерси господин Мамонтов ! Я от гадалки -- ответствовал Троцкий . Все сидевшие за столом и бывшие подшофе мгновенно протрезвели и уставились на Лейбу Бронштейна , то бишь Троцкого.Робко , почти извиняясь его спросил Труба :-- Товарищ нарком Вы атеист - безбожник или ...? -- Для вас атеист , но верю в учение каббалы -- Троцкий выдохнул воздух и залпом выкушал стакан коньяка .Все ахнули . -- Лев Давидович , что случилось? - спросил Мамонтов - Поляков . -- У меня пока ничего , а вот у Вас скоро случится ! Вы зачем все штабы красных уничтожаете , взрываете и поджигаете ? Генерал , народ восстал против тирании буржуазии и имеет право на свободу!А Вы его хотите опять плетью да в загон , как быдло?! Не выйдет товарищ Мамонтов , не дадим ! -- Я вам не товарищ Лейба - жид ! И вообще евреи обнаглели , в России революцию устроили . Фарисеи - лавочники . Перемутите всех и продадите Россию по частям жиды ! -- убедительно высказался Поляков - Мамонтов и еще выпил коньяка . Спорить с предводителем корпуса казаков было бесполезно . Его корпус прошелся по тылам красных и натворил много бед противнику . Ротмистр Колпаков негромко поинтерисовался: -- Лев Давидович что Вам изрекла Козловская гадалка?- Троцкий допил кофе и объяснился : -- Сказала она мне о каком - то Дамокловом мече над головой . О жаркой Мексике и испанском мачо - обманщике . Ничего не понял. Я здесь военный комиссар . Провожу совещания в Козловском Штабе Южфронта а она бред несет о Мексике и Дамокловом мече.Сумасшедшая ! -- Все стали поддакивать ему , кроме Мамонтова - Полякова . -- Как знать Лев Давидович , как знать где он упадет меч сей ? -- сказал генерал , сел на коня и с казаками поскакал сниматся в эпизодах похода - рейда по тылам красных и возвращения в Новочеркасск . Остальные загримированные актеры пили спиртное и ждали своей участи на съемочной площадке . Актеры - исполнители так вжились по Станиславскому в судьбы героев , что никак не могли изжить их из себя еще долго , долго . Поэтому делали все правдоподобно , буд - то это они сами и есть герои . Каждый искренне проживал свою роль и не жалел об этом !


Рысью по Тамбову

Конные казаки стремительно , по трем улицам одновременно ворвались в Тамбов . Заняли ключевые позиции - объекты города , посчитав их таковыми . И организовали согласованную оборону , пока еще небольшого обоза . Состоящего из телег , повозок с пулеметами , амуницией и боеприпасами с различным оружием.Две пушки и два пулемета поставили в боевой расчет у гостиницы на Дворянской. Обыватели разглядывали казаков,в основном стоя у окон своих квартир или домов и удивлялись всему,что происходило на улицах .Уткинская церковь с колокольней располагалась недалеко от гостиницы . Рядом с церковью была часовня . В ней находилась икона Божьей Матери . Прихожане постоянно молились глядя на чудесный образ.В эти дни Богородица заплакала . По щекам обильно текли слезы . Икона мироточила не к добру . Рейд генерала Мамонтова не сулил ничего хорошего никому . Вскоре произошли страшные события , о которых напоминать - то без боли в душе не получается . Кинорежиссер Рогаткин - Матюшин продолжил съемки эпизодов рейда теперь непосредственно в Тамбове . Точнее захват Козлова , где уже все сняли что необходимо , произошел после Тамбовского рейда - захвата . В кино так бывает -- вначале снимут кончину , потом рождение . Ротмистр Колпаков подъехал мелкой рысью к небольшой кучке народа , стоявшей у храма . Колпакова играл сотрудник Литературки Колпаков . Ротмистр крикнул : -- Кто звонарь ! Подойди ко мне ближе ! -- Никто из толпы не откликался . Ротмистр осмотрелся и вытянув руку вперед с нагайкой вновь сказал : -- Ты олух в рясе подойди ближе ! -- Дьякон подошел и остановился в метре от коня казачьего офицера . -- Звони в колокола ! Извести звонами о нашем прибытии . Пусть город знает , что мы казаки Добровольческой армии здесь а красные убежали как крысы -- Дьякон побледнел и негромко произнес : -- Господин офицер звонить сейчас не положено , не по церковному уставу -- А ты звони я сказал ! -- Нельзя звонить просто так , по прихоти . Это нарушение.ГОспода не надо гневить -- Ротмистр аж привстал на стременах : -- Ах , ты красный поп ! За год уже продались жидам чекистам !Звони говорю ! Приказываю звонить в колокола ! -- Дьякон отшатнулся от взбрыкнувшего коня и разъяренного ротмистра и ответил -- Звонить не буду и Бога гневить не стану -- Колпаков побагровел и выхватил шашку из ножен . Размахнулся и ударил наискосок сверху вниз .Шашка мгновенно вошла в шею дьякона и срезала голову .Хлынула кровь . Обезглавленный священник рухнул рядом с заморгавшей своей головой. Ротмистр плюнул на тело убиенного и развернув коня , поскакал рысью к особняку Дворянского собрания . Толпа у церкви сначала ошалела от увиденного , потом многие стали неистово креститься и плакать . Мамонтов Константин Константинович был на сером , поджаром жеребце . Его играл главред Литгазеты Юрий Поляков . Накладные усы торчали как у самца рыси .-- Что стряслось господин ротмистр ? -- Ваше превосходительство , гоподин генерал меня красный поп вынудил своим отказом звонить к действию -- И что ты сделал ? -- Зарубил попа ! -- Ну и кретин ты ротмистр ! У всех на виду казнил . Разве так можно ?! -- Только так и надо делать . Они уже под красных легли а мы с ними все цацкаемся -- Генерал Мамонтов - Поляков поморщился и приказал : -- Русских не краснопузых не казнить ! Только допрашивать . Золото все , что есть экспроприировать .Склады с имуществом опустошить и поджечь .Склады с боеприпасами очистить от содержимого а со снарядами взорвать . Пособников красных и шпионов , особенно жидов расстрелять! -- Казаки немедленно принялись выполнять приказ его превосходительства Мамонтова - Полякова . В захваченном молодцами белогвардейцами Тамбове начались еврейские погромы .И золото казны большевиков все было экспроприировано . Красные немногочисленные части скрылись в лесах незадолго до захвата Тамбова белоказаками . Жизнь дороже всяких ценностей . Белые положили золото и различные вещи на телеги обоза . Обозная линия рейда удлиннилась в два раза за счет скарба противника . Ротмистр не жалел жалких жидов и расстреливал их в собственных домах . Белоказаки считали , что местные евреи помогали красным частям и особенно чекистам , сплошь жидам . Ненависть была ужасной . Тамбовские евреи прятались -- кто куда смог .В подвалах , на чердаках и в сараях прятались .Многие все же спаслись от неминуемой гибели . Они были не виновны в том , что чекисты сплошь жиды .Да и глава РВС , военмор красных сам Лейба Бронштейн , то есть Троцкий был потомком выходцев из земли обетованной . Бывшего держателя ювелирной лавки Замышева Максимилиана Адольфовича с женой и тремя дочерьми спас сосед , учитель ремесленного училища Валериан Хворовский . Прятал их в подсобке учебного заведения , где хранился инвентарь и металлические заготовки . Одна дочка лавочника от страха неожиданно описалась , но осталась живой . Священник Уткинской церкви спас несколько еврейских семей рискуя жизнью . Через год чекисты его отблагодарили . Сам Гольдман расстрелял священника как пособника антоновцев . Вот такие скорбные дела творились в Тамбове в августе месяце 1919 года . И осенью 1920 года. Казаки генерала Мамонтова весь Тамбов " поставили на дыбы " , по выражению ротмистра .Через двое суток генерал кавалерии Мамонтов - Поляков скомандовал : -- Корпус , конными сотнями и обоз цугом в сторону Козлова марш !-- Кровавый рейд мамонтовцев , непредсказуемый , но достаточно успешный продолжился в сторону Козловского Штаба Южфронта . В котором безраздельно царил - главвоенмор нарком - комиссар Лейба Давидович Бронштейн - Троцкий .Кинорежиссер Рогаткин - Матюшин был в восторге . Все актеры не просто играли , они проживали роли героев так убедительно , что рейд казался настоящим .


Тюленев Игорь

Рядом с горной громадой Урала ,
Кама где протекает река ,
Пермь загадочной музой взирала
На поэта и мужика .

Не Сибирь , но прохладным дыханьем
Навевают ветра маяту .
Игорь светлым своим созиданьем
Создает для людей красоту .

Слово правды звонит и пылает ,
Слово истины - веры свеча .
И поэт к примиренью взывает ,
Когда рубит узлы сгоряча .

Жизнь народа и символы быта ,
Им показаны до глубины .
И Россия судьбы не забыта ,
В городах и скиту тишины .

У Тюленева строфы сакральны ,
Как у мудрого с древом креста .
В них дары откровений расстральны ,
В них Голгофа и раны Христа .

***
Он лишь по шапке " Сенька Бенев ",
Кудрявый Игорек Тюленев .
Но преданный сионским хватом ,
Слывет уральским Коловратом !

Дисгармония
***
Лучше быть гармонистом в поэзии ,
Чем художником желтых цитат .
Лучше славу стяжать не в Силезии ,
А в Перьми , где живет Коловрат .
Вновь Отчизны просторы охвачены ,
Смутным гулом пролетных стихий .
И судьбой бесприютной оплачены ,
Золотого таланта стихи .
Замелькали шаманы приблудные ,
На экранах продажных времен ,
Сочинив бестселлерины скудные ,
С ослепительным брендом имен .
Все гламуром подельщики мазаны ,
Все " большие художники слов "...
Но поэтом в шедевре показаны ,
Люди тихих прекрасных углов .

Духовное   дело   Игоря   Волгина

Игорь Волгин историю знает ,
Достоевского Федора жизни .
-- Ты луна мне блескучие брызни ,
Капли света --- он призывает .

До поздна он труды изучает
И всегда удивляется смыслам .
Достоевский равняется числам
Тем , которые вечность венчает .

Ярко муза Селены подруга ,
Озаряет писателя снова .
Игорь верит в значение Слова
И мила ему Речи услуга .

И Язык он родной утверждает ,
Вместе с Федором Достоевским .
И проспектом любуется Невским ,
Когда царь по нему проезжает .

Слышит звоны былых колоколен ,
С чистым отзвуком эха простора .
Игорь Волгин без всякого спора ,
Своей делом духовным доволен .

Игорь   Волгин
***
Игорь Волгин не мечет бисер ,
Он о классиках говорит .
Темы важной заводит глиссер
И в сюжетах Дедалом парит .
Пролетая над морем глубоким
Жизни творческих величин ,
Он мальчишкой поет светлооким
И трындит Агасфером личин .
Он читает пронзительно строки ,
О любви и потерях судьбы .
Он духовные славит истоки ,
Где отчаянно люди грубы .
Ценит мир откровений другого ,
Игорь Волгин мудрец и творец .
И героев он судит не строго ,
Там где свет проникал до сердец .

Гарант и Поэт

А стоит ли владыки речь
Затепленных во храме свеч ?
Высокопарно о культуре
Поведал царь , и о цензуре .
Он был помазан на Афоне
С молитвами на светлом фоне .
Совет прошел по языку ,
А жизнь творящих ни в строку .
Твори поэт в своем углу
Вдевая ниточку в иглу .
Латай незримых грез покров :
Царь говорлив а мир суров .
Влекут гаранта эстакады
И темы ветреной эстрады .
Влекут : величие Пальмиры
И спорта всякие кумиры .
Пиши поэт о доброте
И о душевной красоте ...
Опять в гнетущей нищете
Предайся солнечной мечте !
Вот Игорь Волгин молодец ,
Надел духовности венец
И высказал : -- Писатель есть !
В реестр внесите Ваша честь --

Захар Прилепин и Антоновщина
***
Вновь Прилепин Захар вдохновился в селе ,
Пишет строки , как правду забыли .
И узрел он Антонова Сашку в седле ,
На коне , словно ангела были .
Разъяренные призраки за вожаком
По степи озаренной скакали ...
И упал комиссар на просторе ничком ,
Там , где люди свободу алкали .
Две лавины схлестнулись в Тамбовском краю ,
И пропали в полыме жестоком .
Но Прилепин Захар не узрел их в раю ,
Когда строки писал о высоком .
Он увидел витаюший Нижний Шибряй ,
И Антонова с братом в сраженье ,
Крикнул : " Сашка грядущей беде доверяй
И потерпят враги пораженье ! "
Будет в новом романе тревожная суть ,
Будут люди искать свою долю .
Будет Сашка Антонов оправдан чуть - чуть ,
Как борец за крестьянскую волю !
С атаманом простился святой монастырь ,
Когда он возлежал на подводе .
Но никто не читал поминальный псалтирь ,
О бессмертном в тамбовском народе .
А волшебник Захар будет : конь и архар ,
Даже пулей промчится по небу ...
Только духом минуя Антонов пожар ,
Он прильнет к опаленному хлебу .

Литмиссия Сергея Шаргунова
***
Ты сын священника Шаргунов
И сын Расеюшки Сергей .
Ты критикуешь новых "гуннов" ,
Сместивших правды апогей .

Ты говоришь красивым слогом ,
От всей души и от ума .
И грамотей не спорит с Богом ,
Когда пуста его сума .

Ты убеждаешь словно Тютчев ,
В Россию верить до конца .
Но у старушки нету сучьев
И печь как наледь у крыльца .

Проблемы жизни неуемны ,
У каждого свои всегда.
Пропившие судьбу бездомны ,
Идут неведомо куда .

Вот о поэтах ты поведай ,
Они изгои для властей .
Ты в области любой разведай ,
Кто отрешился от страстей .

Творцы последние в проэктах
И даже в сносках не всегда .
Сергей Шаргунов и в субъектах ,
Отчеты пшик или вода .

Но мы давно не Донкихоты ,
И мельницы не машут нам .
Мы командиры без пехоты
И светочи пустых динам .

Как создавать шедевры в туне ,
Без денег творческой казны ?
Когда проблемы в первом " гунне " ,
Будь правым в темах левизны .

Согласен
***
Сергей Шаргунов я согласен ,
Тамбов не Донбасс на грани
И Марсом горей не опасен ,
Для бабушек Мани и Тани .

Не рушат Тамбовские улицы ,
От злобы своей западенцы .
И перья залетной курицы ,
Не щиплют страны иждивенцы .

Здесь дух откровения рушится ,
В культуре блефуют по черному .
И с медом солянка тушится ,
Предложат гурману проворному .

Здесь власти плюют на истинных ,
Талантов -- художников Слова .
И Валя метресса не искренних ,
Старуха -- проруха Тамбова .

Процентщица в деле лукавого ,
Давно подвизается истово .
Поэта изводит правого
И левого гробит неистово .

Друзей забавляет праздником ,
Наградами тешит славящих .
С двуликим столичным проказником ,
Богами рисует правящих.

Традиций мораль коверкает
И нравственность делает похотью.
Кто акает в тоне и бекает ,
Тот лучший коленом и локотью .

Ей все вытворять позволено ,
Метресса властям не наскучила .
Хоть каша грехов пересолена
И город она измучила .

Возможно опасней ярости ,
Чужих и своих стреляющих ,
Творящая зло без жалости ,
Талантам врагов прощающих .

Мудрость и воля

Надеюсь есть у первых воля ,
Поэта с честью отстоять ?!
Сергей Шаргунов твоя доля ,
Союз писателей ваять .

Ты с Ивановым Николаем ,
Не прогляди судьбу творца .
На свЯтых в храме мы взираем
И верим в Господа Отца .

Иконы ясные при свете ,
Свечей и праведных лампад .
Поэт за исренность в ответе ,
Но не в ответе за разлад .

Гонители и в наше время ,
Всегда под масками судей .
Поэта пламенное бремя ,
Из - за завистливых людей .

Приходится страдать напрасно ,
Из - за безбожной клеветы .
А время истины прекрасно
И озаренные мечты . Первые из могикан
***
Времена трубадуров лгунов
И Хвалешиных из молокан .
Николай Иванов и Сергей Шаргуноа
Будьте первыми из "могикан ".

На пятнадцатом съезде Союза ,
Согласились вы первыми быть.
И творцы под мелодии блюза ,
Постарались плохое забыть .

Перелом , переправа , предвестник ,
Очень важные в судьбах слова .
Воспарил перемен буревестник ,
Чтоб свободно лететь , не едва .

О прорыве политики речи
Говорят , говорят , говорят …
В храмах муз осененные свечи ,
Кое - где догорая горят .

Без закона , писатели в туне ,
Жалкий образ судьбины влачать .
А в столичной сиятельной Думе
Депутаты безбожно молчат .

Вы вожди " могикан " резерваций ,
Регионов огромной страны .
Превратите листки деклараций ,
В трудовой договор без цены.

***
Гоняй чаи в Козлове Иванов
И слушай литераторов дыханье .
Без ясных государственных основ ,
Твои мечты -- святое обитанье .

А мы на грешной трудимся земле ,
Без денег , без надежды и закона .
Поэты как идущие во мгле
Туда , где озаряется икона .

Нам музы помогают в пустоте ,
Идти вперед , не кануть безвозвратно .
Наш истинный Спаситель на кресте ,
Помолимся и поспешим обратно .

Чай попил Николай Иванов
***
Подышал Иванов Николай ,
Сам в Мичуринске ненаглядном .
Посетил он заботливо край ,
Ради дела в порыве отрадном .

Чай попил Николай горячо
И послушал фантазии членов .
Только что - то сжимало плечо
Или кто - то из ангелов менов .

Может светлый тревожил плечо ,
Может черный впивался когтями ?
Становилось вдвойне горячо ,
Как былыми военными днями .

Селфи яркие , все на ура
И встречали , и провожали …
Время праздника было вчера ,
А сегодня порывы ужали .

Пишет горькую правду предлит :
Все Тамбовские члены изгои .
И в служении верных элит ,
Лишь писателей слили в помои .

Нечем стало в округе дышать ,
Чай не пьется легко с кренделями .
Нищим можно о чем - то писать
И ходить одиноко полями .

Суровое время
***
Когда спонсоров нет и родных меценатов ,
Когда плюнула власть на процесс ,
Разрубать роковые сплетенья канатов ,
Все равно , что ускорить абсцесс .

Устремится в Тамбов Иванов председатель ,
А Союз на балансе ветров .
И жалеет талантов Вселенский Создатель ,
Осеняя рассветами кров .

Весь Тамбовский СП отстранили от дела ,
И унизили членов нулем .
Родовая земля от беды прогудела ,
Вал Татарский качнул ковылем .

И завыла волчица в степи одичавшей ,
В ожидании страшных времен .
Прозябают поэты в мороке взыгравшей ,
В нищете без судьбы и имен .

Иванов Николай будет мудро гутарить,
О Богданове скажет с душой .
Только чувства патетикой не затарить
И шедевр не украсить лапшой .

Денег нет на прорыв и высокое Слово ,
Денег нет на труды о стране .
К обездоленным личностям время сурово ,
Снова истина блещет в вине .

Вот приедет Иванов

В обычный год , не юбилейный ,
В Тамбовском крае дорогом ,
Вновь возгласит кузен елейный ,
О брате в творчестве благом .

Он прожил мало брат кузена ,
Поэт сиятельных начал .
Но грянула вдруг перемена
И ливень захлестнул причал .

Продлится праздник дня четыре ,
В глубинке русской как в раю .
На сценах клубных и в квартире ,
И даже в поле на краю .

Всех наградит неугомонных ,
Метресса Валя не ханжа .
Она в просторах пустозвонных ,
Поветрий фея и княжна .

Подуют ветры из столицы ,
Она столичных наградит .
Подуют теплые из Ниццы ,
Метресса галлам угодит .

Подует ветер из Тамбова ,
Почетница дуплетом в масть ,
Всех наградит весталок слова ,
Каких лелеет щедро власть .

Вот только истинным талантам ,
Покажет кукиш как всегда .
И улыбнется всем гарантам ,
Дарившим цацки без труда .

А Иванов расскажет сказки ,
О самых лучших временах .
И уведет всех без подсказки ,
В событий дебри в письменах .

В СП Тамбова крах нагрянул ,
Субсидий нет и мира нет .
И гром над литпроцессом грянул ,
Как реквием безумных лет .

А Иванов продолжит речи ,
О русской Речи говорить …
Погаснут праздничные свечи ,
Когда друзья пойдут курить .

Не приехал Иванов
***
Не приехал Иванов , как и Голубничий ,
Уважаю пацанов за черты обличий .
Не купились на туфту и интриги Вали .
Неземную красоту в грезах познавали .
Воин честь не променял на осколки света .
И редактор не унял , зов души поэта .
Не восславили они , проходимцев долю ,
Голубничий ты цени , Иванова волю .

Дрейф на обломках
***
Присядут опять за столом
Известные все до глубинки .
И станут пылая челом ,
Шедевры читать без запинки .

У Виктора Сошина брат ,
Как светоч Тамбовского края .
У Замшева в сотни карат ,
Сияет мечта у сарая .

Легко Голубничий блеснет ,
Словами о небе высоком .
Водицы в стаканчик плеснет
И чокнется с солнечным роком .

Душа у Ивана светла ,
Когда он влюбился в округу .
И щепчет листвою ветла :
-- Мечту повстречаешь подругу --

Ивану Тамбовская даль ,
Как соколу в раже полета .
Поэту нисколько не жаль ,
Парить над лугами Умета .

Привстанет затем Иванов ,
Расскажет о важных началах.
О том , что корветы основ ,
Ясны и творцы на причалах .

По трапам на палубы грез
И вдали плывите поэты …
Но трудно в Тамбове без слез ,
Найти на вопросы ответы .

Богдановский праздник в чести ,
А дело Союза не в сводках .
Куда местным членам грести ,
На бурей разломанных лодках?

У криницы
***
Под Тамбовом рынок птичий
И свистит , и верещит .
Внемлет Ваня Голубничий ,
Как щегол вовсю частит .

Вот заухал филин рядом ,
Вот закаркал ворон зло .
Голубничий светлым взглядом ,
Смотрит нежно на село .

Он в столице тянет лямку ,
За газету держит масть .
Перепрыгнул Ваня ямку ,
Чтоб в помои не попасть .

А синицы у криницы ,
Рассвистелись разом все .
Видел Ваня как девицы ,
Искупались вновь в росе .

Очарованный Иван
***
Голубничий не лыком шит ,
К тамбовчанкам любовью грешит .
Как приедет -- взирает зело ,
На красавиц входящих в село .

На других выходящих Иван ,
Смотрит ласково хитрован .
Ну питает он нежную страсть ,
К красоте не желая пропасть .

Не терял он нигде головы
И в столице тоскует увы .
А в тамбовском краю благодать ,
Можно грезам свободно воздать .

И Иван воздает под звездой ,
Как поэт на века молодой .
То с блондинкой разделит мечты ,
То брюнетке подарит цветы .

Клад Родины

Как на Иван Купала
Лунная дочь в Челновой ,
Местных русалок купала
И осыпала травой .

Голая лунная пава ,
Необъяснимо мила .
Лысая горушка справа ,
Слева строенья села .

Лес вдруг зарделся огнями ,
С искрами чУдной лозы .
Дали заржали конями ,
В воздухе запах грозы .

Клад там татарского хана ,
Спрятанный от казаков .
Ждет он простого Ивана ,
Лучшего из мужиков .

Сам Голубничий по зову ,
Клад раскопал под луной .
И подарил он Тамбову ,
Золото с книгой весной .

Игра в поддавки

Подкупят приезжего премией ,
Загладят вину и грехи .
Ликбез назовут "Академией"
И в масть прочитают стихи .

Устроят прием показательный ,
Как важной персоне ВИП .
И будет возить замечательный
По кругу почетному джип .

Скулит пусть побитая гончая ,
У зданий столичных судов .
И челядь разменная прочая ,
Изменит стяжанье трудов .

Бараны поблеют у фермера ,
В музее часы прозвенят .
И люди лукавого бебера ,
Безгрешных в грехах обвинят .

Закрутятся стрелки по новому ,
Как любит столичный гость .
Ему черезмерно пановому ,
Подарят бесценную трость .

Ну были вчера заблуждения ,
Сегодня шашлык и вино .
Пусть пишет поэт провидения ,
Стихи об игре в казино .

Камень тщетности
***
Камень тщетности в правду брошен ,
С ликом трепетной бесприданницы .
Воспевай всю " Тропинку " Сошин --
Бесподобны же Вали избранницы .

Награждай череду беспримерную ,
Беспардонной метрессы случая .
Воспевай повитуху манерную ,
Отрицаньем таланты мучая .

Что за бестия с жезлом правителя ,
Указует на власти угодного ?
Утверждает сама заявителя
И возносит сама не свободного .

Весь Тамбовский бомонд огорошен ,
От Погромова до Рязанова .
Воспевай их товарищ Сошин ,
Не воспетых душою Богданова .

Светунец не дарует свечение ,
Если нету небес дарования .
Лишь поэзией развлечение
И тщеславных азарт тасования .

Бессмертные герои
***
Татарник им колючий подарю ,
Литературной формы и значенья .
Чертополох и смутною зарю ,
И роковую даль предназначенья .
Кому - то я дарил сирень весны ,
Кому - то розы солнечного лета .
Кому - то увлекательные сны ,
С картинами художника - поэта .
Мои герои дышат и живут ,
В мирах стихов доколе позволяю .
Белугами с отчаянья ревут
И выстрелят когда врагом стреляю .
Я позволяю ветрено любить ,
Герою некрасивому судьбиной .
Я позволяю злыдню нагрубить
И отхлестать воровку хворостиной .
Дарую ночи лунные двоим ,
Влюбленным откровенно обоюдно .
Дарую волю недругам своим ,
Которых очернить всегда не трудно.
Идут вперед и топчутся в кругу ,
Когда объяты дымом заблуждений .
А я стою один на берегу ,
У речки поэтический радений .
Мои герои в образах сложны ,
Как люди переменчивой морали .
Они грубы и трепетно нежны ,
Но никогда совсем не умирали.


МАРИНА КУДИМОВА В МОИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ

Я не стремлюсь заслужить расположение Марины Кудимовой к своей скромной провинциальной персоне . Как говаривал Владимир Высоцкий "куда мне до нее она была ... ". Кудимова известная в России и мире поэтесса , я поэт своей малой Родины Тамбовщины . Она работала зам . главреда Литературной газеты , я обыкновенным учителем трудился . И так далее и , тому подобнее ... По известности , популярности с ней мне равняться и "ловить" нечего . Я не равняюсь по известности . В феврале у Марины день рождения -- Желаю ей быть собой и пребывать в гармонии с миром творческих озарений ! Так как я считаю Марину Кудимову , Струкову Марину и себя Хворова Валерия классиками современной Тамбовщины , лучшими поэтами региона , то постоянно пишу , напоминаю об этом . Не только сегодня . Пишу , сочиняю стихи уже несколько лет о грациях - поэтессах . Мое право творца говорить правду . Никто меня за это отношение к Марине не хвалит и не печатает в Литературке . Более того , если их оклевещут , унизят , отодвинут в сторону , низвергнут на дно туны бытия , я заступлюсь , поддержу их чем смогу .Если будет в том необходимость - покритикую за заблуждения . Что я уже сделал в некоторых статьях . Но отношение к их творческому дарованию у меня неизменно . Классики есть классики ! Сегодня предлагаю произведения так или иначе связанные с творчеством Марины Кудимовой .

День Ангела
***
Весенний день еще прохладный ,
Еще природа в полусне ,
Но мир лучистый и отрадный ,
Как свет в рубиновом вине .

В день ангела цветы духмяны
И ты взираешь с добротой .
Давай сегодня будем рьяны ,
В любви взаимной , золотой !

Грации строф
***
Пишут образно грации строф
И прощаются жизни грехи .
Осеняет их Сам Саваоф ,
За несущие правду стихи .

Вдохновенье в строфе полыхнет
И слова разгорятся костром ...
И влюбленная муза взмахнет ,
Над шедевром небесным крылом !

У Кудимовой жизнь не легка
И у Струковой рок не в меду .
Но мечту окрыляет строка ,
Как комета у всех на виду !

Светлые шаржи

" И будто с цепи рвалось естество
Искать до изнеможенья
В знаменьях судьбы следы твоего
Преддверия , приближенья .

Я в себе , как в лавке посудной ,
Тщилась вечное не побить .
Я любила , ибо абсурдно
Было видеть -- и не любить

Это в лирике вечное небо
Фигурирует не для того ,
Что б какая - то баба - дулеба
Выливала помои в него "
Кудимова Марина

Поэт -- ювелир
***
Вот Кудимова вновь хороша ,
Книгу мает " Душа -- левша "!
Подковала душой -- левшой ,
Царь - блоху для Отчизны большой .
Будет в ярких сюжетах кружить ,
Что б России шедевром служить .
Вот Кудимова не Фаберже ,
Но поэт -- ювелир уже .
Та блоха в окуляры видна ,
Как жемчужина светлого сна .
Опыт жизни шлифует стекло ,
Где Марину влюбиться влекло .
Мастерицу приятно хвалить ,
Нет причины словами юлить .
Я признаюсь поэмы верша :
У меня - то душа -- правша !

Янтарный отблеск
***
У Кудимовой взор - то янтарный ,
Как у музы маршрут планетарный .
Только дух ее стал осторожным ,
Красноталом пленен придорожным .
И лугами он занят , и лесом ,
Где гуляет бычок с интересом .
Подрастет над обратным бидоном ,
Станет истовым Бустрофедоном .
Вот и я шебутной и прыгучий
Подарю ему взор свой колючий .
Что б увидеть талантов черед ,
Прыгну сзади быка наперед .

Небо Марины
***
Я воплю откровением в Слове :
-- Строй Кудимова башню матрешкину !
Если б ты прозябала в Тамбове ,
Ты пришибла бы Валю Двурожкину ! --

Ты у плахи в нее бы плюнула ,
Как Поэт на ее эшафоте .
И с горячей обидой дунула ,
В ледяную пустышку в почете .

Шайка злыдней тебя бы мучила ,
Издеваясь над каждым слогом .
Хорошо что тебе наскучила
Серость в логове , за порогом .

Ты в столице нашла изюминку ,
С белокрылой голубкой хлеба .
И в стихах окормляя публику ,
Устремляешься к музам неба !

Верность России
***
Макаров , Кудимова , Струкова
Сражились бы с другами Жукова ,
На поле Гражданской войны ,
В полыме лихой старины .
За правду , за землю , за Богово ,
Не славя Антоново логово .
Сражались бы с ярыми красными ,
Ночами и днями прекрасными .
Но в годы воинственной мании,
С фашистами черной Германии :
Макаров , Кудимова , Струкова ,
Сражались бы в армии Жукова .
В Россию поэты поверили ,
И жизнь свою Богу доверили !


Остров муз
***
Появился вдруг остров Медон ,
Посредине Челнавской запруды .
И читают там Бустрофедон
Вновь русальницы водной причуды .
Сотворила Марина шедевр ,
Для Кудемы времен и Кудима .
Засиял приснопамятный нерв ,
У степного прибрежного мима .
И у тайны рассветным лучом ,
Вдруг меня красота озарила .
Я опять оказался при всем ,
Как душа под луной говорила .
Вот казачка сидит на коне
И стреляет по нетям из лука .
Все у Струковой в зыбком огне ,
Если дух растревожила мУка .
Музы неба незримы вблизи
И амуры восторженных Граций .
Им Вергилий читает в связи ,
Чтоб не спал на Парнасе Гораций .
Остров классиков не опалим ,
Он иных зоревых измерений .
Проплывет мимо звездный налим
И осветится мост поколений .

Строфы из моих поэм " Вокруг да около " , " Кругозор жизни " , " Литературные прииски Тамбовии " , в которых я говорю о прототипе героини Марине Кудимовой .

Вот и Марина Вадимова,
Стала посадницей грозной,
Края не видит родимого,
В жизни газеты бесслезной.

Пострашней раздраев мина ,
Бескультурья в дни личин .
А Кудимова Марина --
Клио в " перечне причин! "--

А я ищу у речки жилу ,
Где золото червонных грез .
И трачу пламенную силу
На воспевание берез .
Недалеко Макаров ищет ,
И бьет Кудимова кайлом .
Бирюк теней буранных рыщет ,
Где светит Струкова челом .
Мы обретаем самородки ,
За свой талант на берегу .
И белый парус лунной лодки ,
Не гнется в бренную дугу.

***
Вот Кудимовой " Держидерево ",
это жизни базарное мерево ,
это страсти о двух концах ,
это стразы в фальшивых венцах .
Где мудрец , там глумится подлец .
Где дракон , там герой Суровец .
Но любви вековечное мерево ,
это нежности держидерево .

Кудимова и Переделкино
***
Кудимова Марина не горюй ,
Ты осененный Господом поэт .
Отринь потоки суетливых струй ,
Сантехники неисправимых лет .

И в флейту водосточную не дуй ,
Там ржавчина столетняя внутри .
И с фолиантом древним не колдуй ,
Там переделов триста тридцать три .

За место не сражайся на краю ,
Вот за себя сражайся до одра .
И силу не растрачивой свою ,
У времени личина как чадра .

Все смутно и немыслимо старо ,
Бывалое повторами грешит .
Кто забавлялся картами таро ,
Богатеньким Петрушкой мельтешин .

Солгут друзья как падшие враги ,
Сторонники нежданно предадут .
Кудимова ты строфам помоги ,
И яркие порывам воздадут .

Не трать себя на перекрой систем ,
Свершится роковое , как в бреду .
Ты окрыли дела житейских тем
И не зачахнут яблони в саду.

Для сторонников Лилипутии и Блефуску поселков Переделкино и Перепелкино скажу вот что : -- С какого конца яйцо не разбивай таланта все равно не прибавиться --

Переделкино и Перепелкино

Время ныне -- явленье базара ,
Необъятного словно мираж .
Арендатор с личиной хазара ,
Совершает игры эпатаж .
Он торгует товаром шикарным ,
Из Парижа и разных столиц .
И торговка с поветрием гарным ,
Ловит в сети Рублевских синиц .
Бриллианты огромных размеров ,
Притаранил в Москву Гулливер .
Дело чести для вип кавалеров ,
Их сияньем прельстить Гвиневер .
Все сыграют базаров актеры ,
Роль любую по сходной цене .
Только истину кривды партнеры ,
Не находят в мамоны вине .
Вот и трудники слова и дела ,
В Переделкино спорят опять :
Если изверг с клеймом беспредела ,
Надо татя на древе распять .
И у нас в Перепелкино страсти ,
Полыхают в горячих сердцах :
Под Тамбовом страшнее напасти
Или все же страшней в Липунцах ?
Перепелкино -- дачное место ,
У дороги в степной стороне .
Здесь хорошее , пышное тесто ,
Всходит снова при полной луне .
Здесь весной соловьи утомляют ,
Оголтело свитят у реки .
Здесь рассветы творцов окрыляют ,
Когда споры о жизни легки .

Стезя исповедная

Погода разыгралась. Весеннее утро было светлым и радостным. Я шел вдоль берега реки Цны в Тамбове и сочинял стихи . Оттачивая мысленно строфы , я остановился напротив Покровского храма . Пререкрестился и посмотрел , развернувшись , на странный плавучий объект . На водах Цны вольничал огрызок ресторана Пират ! Меня это заинтересовало . Неожиданно небо потемнело и я узрел за окнами домика смутные тени . Тени были безобразны и метались внутри огрызка ресторана как - то хаотично . Толи это была игра небесных облаков и просветов ? Толи это тени ветвей деревьев другого берега дополняли картину смуты , но плавучее помещение казалось отражало суть недавнего подлунного шабаша стихии . Птицы вблизи гомонили непереставая . Залаяла какая - то собака ... Так продолжалось недолго . Вдруг на том берегу , в дачных Двориках , стали кричать петухи . И солнечный свет разлился как поднебесный живительный елей по всем берегам . Он проник в помещение Пирата и пляска теней прекратилась . Я стал сочинять новое стихотворение , с мистическим оттенком строф. Рядом со мной остановилась на мгновение женщина приличного возраста . Она спросила : -- Мужчина , вы не знаете что это за помещение ? И почему вы так внимательно и увлеченно смотрите на домик ? -- Стихи сочиняю о нем ! -- ответил я . -- Вы поэт ?-- спросила пожилая дама . -- Лучший поэт современной Тамбовщины ! -- ответил я . Женщина посмотрела на меня еще внимательней , ухмыльнулась и произнесла сакраментальную фразу : -- А я Вас не знаю ! -- Я нисколько не обиделся , ибо -- нет пророка в своем отечестве . Мы разговорились . И в разговоре я совершенно случайно узнал сведения , о которых прежде интуитивно догадывался . Женщина сказала : -- Я знала Валентину Двурожкину давно , еще с Советских времен . Я работала в Тамбовской типографии наборщицей и корректором .Мама моя тоже прежде там работала . Двурожкина была тогда замухрышкой . Выглядела жалкой , худой бледной поганкой . Но с гонором . Придет в типографию уточнять корректуру , ни здравствуйте , ни досвидания . Как то сухо , не вежливо скажет свое и уходит холодной гордячкой . Стихи ее слабые, никому не нравились . Какая - то рифмованная графомания -- Женщина вздохнула и продолжила свой интереснейший для моего самолюбия и жажды отмщения диалог . -- Когда Двурожкину стали власти возвышать и периодически награждать мы все в типографии и не только были в смятении . За что ее так милуют ? Она же серая мышь ! Не Майя Румянцева! А присвоили этой Вале - поганке даже почетное звание . Читать нечего. Не люблю я Двурожкину , не люблю ! -- Я услышав такое возрадовался . И добавил в разговор огоньку . -- Предполагаю , точнее знаю , что почетница полукровка . Их диаспора даже из колен Хама и Каина изгоев поддерживает . Вот ее и вознесли . Давит она меня . Перекрыла вместе с другими гадами литкислород мне в Тамбове . Не печатают , не приглашают на встречи или презентации , игнорируют , клевещут и загнали в туну бытия . Мстить врагам хочу культурно , литературно ! -- Женщина посмотрела на меня с жалостью и произнесла : -- Зря Вы так . Изведете себя . Простите их грешных . Тем более если Вы известный поэт и создаете прекрасные стихи , зачем Вы мстите никчемным ? -- Я выдохнул горячий воздух и почти крикнул : -- Хочу чтоб гонители - злыдни страдали как я ! Когда они испытают одиночество , ненужность , будут отвергнуты всеми и гонимы , прощу их всех разом!-- Женщина резюмировала неожиданно цинично: -- Не дождешься ! Такие потомки обетованцев везде постоянно помогают своим , даже паршивым козам отпущения!А мы русские пожираем друг друга и изничтожаем постоянно.Среди наших надеется почти не на кого .Продадут и перепродадут . Вы то какой ? -- Человек чести и совести ! -- констатировал я . -- Первый никогда пяту не подниму на ближнего . Помогаю , когда просят . Всегда первый сею доброе , вечное . Откликаюсь на просьбы с надеждой на лучшее будущее . Но Вы правы предают меня и продают даже бывшие друзья -- Мы обоюдно недолго помолчали . Затем женщина вдохновенно продолжила : -- А Марину Кудимову я знала . Мы выросли в одном дворе . Играли в детстве вместе . Хорошая , интеллигентная семья. Отец у нее статный , серьезный . Мать научный работник . Да и сама Марина как Вы была разговорчивой . Немного резкая в выводах , но знала многое. Начитанная и рассудительная . Курила правда , но глаза у нее красивые с темным янтарным блеском ! Вы не знаете вышла ли она замуж ? Ведь они с матерью уехали под Москву в Переделкино -- Я рассказал о чем немногое знал . Сказал , что считаю Марину Кудимову очень достойной поэтессой и с гордостью ставлю ее рядом с собой по таланту . Под завязку интересного разговора поведал о курьезе и задал вопрос . Вот о чем поведал -- Приехал в Тамбов в декабре месяце 2015 года Евгений Евтушенко и провел мастер - класс нам литераторам в Асеевском дворце -- сказал и показал рукой в сторону дворца . -- Тропиканки кружка Двурожкиной решили поразить своими стишатами классика.Читали все свои вирши на взводе , аж заходились.Мэтр поэзии взял и непринужденно,откровенно их всех разгромил за явную графоманию .Особенно одну позерку пришпилил , как бабочку ! Что ж Вы думаете , именно ее Двурожкинцы вскоре наградили Боратынским . Во как ! А Вы говорите простить их милостиво . Они творят , что хотят . Лучших отвергают , а никчемным разгромленным дают Боратынского! Как Вам это ? -- Женщина широко раскрыла подслеповатые глаза и мне показалась , что она как младенец снова прозрела . -- Да , ужас какой - то ! Прежде Евтушенко похвалит , аж в Переделкино уезжали , теперь разгромил так ему фигу , а прошмандовке пустой высокую премию . Ну и продажные , бездуховные , безобразные времена наступили ! -- Солнце все же светило нам ясное и птицы щебетали . Мы оба вздохнули , пожелали друг другу здоровья , Божьей благодати , рядом с храмом и плавучим кильдимом , и разошлись каждый восвояси . Я шел по берегу Цны и шептал строфы о летящей речной чайке : -- Одинокая чайка белая,пролетела над речкой смелая ,Отражаясь в ленивых волнах , как луна на сырых валунах. Ничего для мечты не потеряно , со звездою все лучшее сверено . Чайку свелую видно вдали , как в мирах Сальвадора Дали ! --


Впечатление
***
Читаю стихи Бирюкова
И вирши Олега Алешина ,
И вижу как веточка слова ,
Крупой ледяной запорошена .

Лубковое все , напрасное ,
Заумное , не живое .
А хочется видеть прекрасное ,
Цветущее и зоревое .

Читаю Кудимовой ладники
И строфы Марины Струковой ,
Во поле Арысь всадники ,
Как предки земли Туголуковой .

Я вижу Марин прабабушек ,
Казачек у тына Миронова ,
Где пришлые из Алабушек ,
Внимают призыву Антонова .

Поэзия это дыхание ,
Душевное очень глубокое .
То ветреное витание ,
То странствие одинокое .

Творческий щит
***
Прикрывают Русь культурой , мир коряв ,
Только щит культуры хмурой , весь дыряв .
Надо золотом талантам воздавать !
Что умеют " Илиады " создавать .
И Марин -- прекрасных граций и меня ,
Облачите в тайну звездного коня .
Нам во чреве зоревого скакуна ,
Будут музы петь о Светоче рожна .
Был же Павел у Дамаска ослеплен ,
Но прозрел и стал Всевышним умилен .
Мы сразим троянцев даже гопака ,
Создадим поэмы дружбы на века !
И восславим приснопамятную Сечь ,
Что бы пляски Лысогорские пресечь .
Край Славутича и Дона озарим
Светом творчества и , житницы узрим .

Сказители - исказители
***
Для меня что Алешин , что Коля ,
Что Юрок , что казак Лысых Гор .
Встреча с ними земная недоля ,
Говорят только искренний вздор .
Ахинею несут словно бредят ,
Превозносят чужих как своих .
И с Трубою Аршанский пометят
Гениальных творцов для двоих .
У Дорожкиной Маша и Лена ,
Краше всех Трегуляеских кур .
У Нинель Веселовской Ирена
Сугелобова цвай Помпадур .
Руделев на Харланова ставил
И рулетку вращал распалясь .
Начас игры бомонда возглавил
И в полесье пропал испарясь .
Есть поэты с тяжелой дорогой ,
Божий Дар не теряют и честь .
Это Хворов с Кудимовой строгой
И Макаров , и Струкова есть !
Мы творим зоревые шедевры
И подлунные щедро творим .
Мы сжигаем ранимые нервы
И с небесной звездой говорим .
Пусть вторых прославляет тусовка ,
Огласив Трегуляевский скит .

Неопалимая калина
***
Вновь Кудимова пишет роман
И сюжетом пронзает туман .
О любви и страданьях сюжет ,
Где рубашки есть без манжет .
Поэтесса сияет душой ,
Ради Бога в Отчизне большой .
Вновь у Струковой в думах заря ,
Как знамение дням Октября .
Как казачий святой полукруг
И другой обездоленный вдруг .
Я пишу о родной стороне ,
Ставшей чуждой взъяренной стране .
Стонет пахарь с нательным крестом ,
Как изгой под калины кустом .

Душевный свет
***
Из восточной сказки ,
Там где Согдиана ,
Взбила снов раскраски
Смело Кан Диана .

Кисточкой из розы ,
В далях обозримых ,
СоздалА вмиг грезы
И мечты любимых .

Из карельской саги
Лайдинен Наталью ,
Отпустили маги ,
Полюбить каналью .

Женщина - загадка ,
Чистотой кристалл .
И теней облатка ,
Человеком стал .

Из причин и следствий ,
Сказки близ Родимова ,
Вышла без последствий
Девочка Кудимова .

И пошла к Тамбову ,
С тайной за плечом ,
Чтоб молиться Слову ,
С солнечным ключом .

Где село Романово ,
У времен камина ,
Появилась заново ,
Струкова Марина .

Строгая , лучистая ,
И серьезна нравом .
Вновь она речистая ,
В честном деле правом .

В сказке Сахалина ,
У разъезда Штрекова ,
Родилась картина --
Чудо Света Кекова !

Так щедра в сказаниях,
О богинях древности ,
Что в своих терзаниях ,
Исхожу от ревности .

Наяву я сказочник ,
В сказках вновь поэт.
Догоняет ласточек ,
Мой душевный свет .

Арысь - поле ее мечты
***
Она искала Арысь - поле ,
В своей неведомой судьбе .
Она нашла в нелегкой доле ,
Дорогу к солнечной себе .
Девчонка , милая Марина ,
С глазами цвета янтаря ,
Любила героиню Грина
И листопады октября .
Но кони бегали по полю ,
Ее фантазий и мечты .
Она искала долго волю ,
Своей духовной красоты .
Она в дороге не робела ,
К Москве суетной без конца .
И чувствами не огрубела ,
Под дланью Господа Отца .
И Арысь - поле не пропало ,
Вблизи блистает миражом .
И счастье звездочкой упало ,
Где муза пронеслась стрижом .

Влечение
***
Она вошла как дама Света ,
Из города столичных зорь .
А я сидел в лучах рассвета ,
Но в одиночестве как хорь.

Марина , милая до боли ,
До глубины янтарных глаз .
Мы скромных поиграли роли
И грез продолжили рассказ .

Мы обсуждали жизнь богемы ,
В Тамбовском каверзном краю .
И каждый острые дилеммы ,
Вонзал в судьбинушку свою .

Татьяна Маликова речи ,
Вела о кралях на возах .
Но полыхали горя свечи ,
В ее восторженных глазах .

Нагрянут вскоре передряги ,
На наш витающий мирок .
И в Переделкино деляги ,
И в Притамбовье смутный рок .

Кудимова не распалялась ,
Была мудра и хороша .
Небесной музой освещалась ,
Ее зеркальная душа .

Я любовался не одеждой ,
А взглядом сдержанной мадам .
И жил я трепетной надеждой :
В мечтах влечению воздам !

Марафон вникуда и маятник блефа в Тамбове

Вот так и вершится несправедливость . Выбираются свои " таланты " для видеоклипов с совершенно проходными , банальными стихами . Клипы крутят и перекручивают в киномаксах города Тамбова . Однажды , в порыве откровения даже Алешин Олег сказал : "Дорожкинская серость плодит серость ! ". Как в воду смотрел . На втором проэкте " Маятник времени " от серости спасу нет ! Серость заполонила все щели и дырки. А настоящие высокохудожественные оригинальные произведения о Тамбове проигнорированны , как и достойные авторы . Страшнее другое , некоторые рукой - водительницы позабыли о взаимопомощи добрым благодетелям и на глазах превращаются в мерзостных , отвратительных пиардорожкиных . Сие превращение не приведет к бесчисленным " высоким " наградам . Но к провалу и презрению многими ликующих пиариток вскорости приведет .В данном проэкте слишком много Валентины Д. , чересчур много катастрофически ! Нахальство ведуний не знает границ и нравственной меры . Впрочем немного предыстории -- в сентябре месяце 2014 г. на Тамбовщине проходил фестиваль " Читаем вместе !".Делегацию писателей из Москвы возглавляла , тогда заместитель главреда " Литературной газеты " Марина Кудимова . Прекрасный поэт , классик тамбовской литературы ! В делегацию входили поэты и писатели : Евгений Попов и Андрей Балдин . На одном из множества мероприятий присутствовал и я . Мы жарко говорили о современной литературе , дискутировали . Говорили о том , что везде власти литераторов и творческих работников не любят и гонят взашей . Татьяна Маликова , предлит местного С П возразила . Рассказала любопытную историю . Некая молодая , стройная - очаровательная тамбовчанка , запеленала - повязала себя флагом России и сразу же этим понравилась гаранту страны на Селигере . Он выразил приятное удивление пиариткой . Мгновенно объявился благодетель из табакерки Олег Рой -- друг проэкта . Дело пошло ... Вскоре местные тамбовские власти нашли для нее много денег и был поставлен гипер - спектакль " Маргарита и Мастер " - Белая версия . Маликова , подруга красотки , выступила как либретистка версии .Так , что Татьяна опровергла наши опасения . Правда многие не захотели стать коконами - флагоносцами . Поэты все таки . Кудимова улыбнулась , но промолчала . В настоящее время она не зам . редактора Литературки и соответственно ее не приглашают тамбовские культуртрегеры .Хотя Кудимова -- талант невероятной силы ! Но не желает перебинтовываться флагом Родины . Теперь флагоноска - прелестница отбирает стихи поэтов , для видиоклипов к очередному юбилею Тамбова , к 380 летию . Здорово выросла , если хоругви видиопоэтики ей доверили . Но к сведению главных культуртрегеров метресса В . Д . обрыдла многим Тамбовчанам . Однако безудержно " серость плодит серость ..."Параллельно проводился литературный марафон на местном радио . Ладно пусть мне не предложили выступить , прочитать стихотворение о родном Тамбове или отрывок из моей поэмы " Тамбовская вольница ". Стерплю . Хотя уже три года , тамбовчане проживающие по всей России , в рейтингах на многих сайтах , считают меня лучшим поэтом современной Тамбовщины . То есть наилучшим поэтом , корифеем . Стерплю . Но ничего не сказали о Марине Кудимовой , Анатолии Остроухове , Марине Струковой и Сергее Бирюкове ,Нине Стручковой , Светлане Кековой и других достойных поэтах . Например Льве Ошанине и его известном стихотворении " У зеленого Тамбова много неба голубого ..." . Ни слова не произнесли об их творчестве ведущие литмарафон . Стыдно за организаторов . Вспомнили о Терпигореве , это хорошо , но почему ничего не сказали например о Николае Наседкине . Он же написал почти все романы на тамбовском материале . Потрясающие порнороманы "Люпофь" , " Алкаш " , " Меня любит ДжуРоб " и наконец " Гуд бай , май " , это же все о приключениях Насонкина в Тамбове - Баранове ! Почему ничего не сказали о номинантке на этот 2016 год , на премию им. Боратынского Елене Луканкиной ? Она откровенная , свободная поэтесса и автор романа " Когда мы стали животными "." Марафонщики " ни словом не обмолвились , к радости Дорожкиной о великолепном писателе , импровизаторе Петре Алешкине . Он - то восхвалял Валю , когда ей это надо было , что же о нем забыла почетница ? Его эпопею о тамбовском семействе Анохиных , историю семьи , можно смело поставить в золотой ряд шедевров о крестьянском восстании " Антоновщине ". Это книги : " Одиночество " автор Н. Вирта ; " Расплата " А. Стрыгин ; " Откровение Егора Анохина " П. Алешкин ; Поэмы " Гуляй поле Тамбовское " , " Последняя любовь атамана " и " Тамбовская вольница " автор Валерий Хворов , то есть я . Эх,Павел Рыжевский, соведущий данного радиомарафона ! Я думал , что ты поручик истинной культуры , а ты изображаешь ефрейтора " мыльных пузырей ".Если б ты сказал несколько добрых слов о моем творчестве и иже со мной , ты бы обессмертил свое имя .Стал бы в ряд защитников гонимых и угнетенных сверхталантов Родины . Светочем нашим был бы на века ! А хвалить перехваленных властью , большого ума не надо , тем более храбрости .Это привычное дело приспособленцев и лизоблюдов . Поступай так дальше , дослужишься до шута Вали . Неужели среди либералов нет людей чести и совести ? На марафоне всякая шелупонь глаголила до исступления , а признанные шедевры по прихоти Вали Дорожкиной замалчивались . Жестокая себялюбка . Закостенелая интриганка . Ненасытная злобная гарпия . И стихи наши не допустила в электронный вариант книги " Маятник времени 2 ". Такая вот правда жизни . Дорожкина сама не скрывает своих пристрастий и своего кредо : " Я жгла мосты , не думая о том , Что я на этом берегу , а ты -- на том . Я мост зажгла -- тебе не перейти . Я пламя настоящее ждала: А вдруг погаснет? Чтоб опять зажечь ". И " Фортуна , где глаза твои ? Мне кажется , что ты ослепла ... Открывши мне источник пепла , Огня источник не таи . Мне предстоят еще бои , Но чтоб душа моя окрепла ". Ей огня подавай Амаргеддона , как Геростратке ! Все доброе , душевное , человеческое спалит . Еще ее непреодалимое желание и признание : " Мы все , конечно , атеисты . Но как прожить без божества ? Но кажется умолкнет Лира , Когда кумир не сотворен ".Вот она , будучи долго атеисткой , сотворила себе кумира из себя самой .Теперь молится , но кумир остался в ней .Она ему неистово поклоняется везде и всегда . Иногда он мельтешит и мелькает в ее увеличенных очками глазах . То покажет в правом глазу рожки , а в левом хвост . То сделает все наоборот . Присмотрелись многие , прислушались : кумир - то какой - то жалкий , графоманистый , но с гонором . Некоторые чиновники хвалят его и ее , восхищаются посредственными банальными стихотекстами . Помогают ей в продвижении к славе . Валя безудержно продвигается . Продвинутая ! Награждают и премируют ее . Но абсолютно все сознают , что Валя не поэт , а стиходелка - галделка - подделка !Однажды она сама призналась в своей несостоятельности даже средней поэтессы : " Мои сомненья и тревоги Опять покоя не дают . Начну в каком - нибудь вагоне Вторую полку обживать ".Вот пусть и обживает вторую полку . Поэт -- чувственный художник Слова и душевных образов .А стихоплет -- ремесленник языка .Но иногда звукам свистулек плебс внимает трепетно . Дорожкина старается свистеть погромче .В суе она призналась , кто ее может лишить темных сил разрушения : " Пока мне труба не сыграет отбой , Стою на позиции , как часовой ...". Недавно был принят в С П подающий большие творческие надежды Труба Анатолий . Труба , так сыграй Вале - разрушительнице отбой ! НОВОЕ ДОПОЛНЕНИЕ - Не стал Анатоль Труба играть отбой Валюхе , зачислил ее в штат редсовета журнала Александръ и служит ей как раб " ЛАМПЫ МАМОНЫ ". Местные культуртрегеры не умеют фильтровать базар лицемеров . Не умеют отличать плевелы от зерен .Превозносят кого угодно , только не перечисленных мной . Корифеи поэзии презирайте дилетантов от тамбовской культуры ! Немного правды о возносимой и неподражаемой . Несколько лет назад , в приватных беседах Евстахий Начас при мне , выражал недовольство восхвалением Дорожкиной . Считал ее никудышней поэтессой . Не достойной и самой низшей награды . Акулинин Александр вообще считал ее неряшливой кухаркой , прислугой литературы . Многие говорили -- при виде Вали Майю Румянцеву коробило . Майя видеть ее не могла , такую назойливую графоманку . Недавно , наконец - то в одной тамбовской газете в презрении к Вале , опосредственно признался Виталий Гармаш , поэт , критик , прозаик . Кстати почему о его творчестве ничего не сказали " марафонцы " ? Аркадию Макарову корифею , классику угодили , разместили всего одно стихотворение , ... и молчек о творчестве . Как буд - то бы нет его в " святцах " талантов . Эх , Аркадий когда ж ты вновь скажешь правду о никчемных ? Тебя же гнобили , зажимали они в Тамбове . Это ты , Начас и я должны позволить " метрессе " одно стихотворения озвучить . Или ни одного . Если уж все власти без ума от Вали и шестерки властей , тогда объявите декаду воспевания дворовых туалетов и выгребных ям . Никто возражать не станет против ее монополии с " тропиканками " на стихотворный марафон о великолепном местном дерьме . Пусть скопом воспевают и задворки тамбовской жизни . Здесь они преуспеют непременно . А то им постоянно клубничку в сливках , а нам фигу . Им все , а нам отверженным талантам ничего . Как после всего этого можно уважать и ценит власть ? Если сама власть постоянно гнобит и отвергает самых одаренных , признанных народом талантов , что же тогда говорить о деловых богатых людях . Вот и нет среди них спонсоров истинной культуры .Все только для пиара , все для выборов - перевыборов . Несправедливость в культуре приводит к эпидемии лжи , обманов и бездуховной лаже . Монополия в искусстве -- разрушитель искусства! Сама планета Земля имеет три полюса : Северный , Южный и Магнитный . Все важны и значимы . Созвездия небесные состоят из нескольких звезд . А в Тамбове литературу олицетворяют с одной Валей Дорожкиной ! Слава ей , экраннные проэкты для нее , аудиомарафоны , издание книг , вручение денег и почет только ей . Прославляют , как двуединую богиню Агни - Кали . Власть принесла в жертву всю тамбовскую культуру ,все искусство ей . Валя же постоянно не довольна .Вот эта метаморфоза , кумиру ее нравится : " Была я бабою , живой , А стала каменной . И комната была жилой , А стала камерой ". Если эти проэкты -- разновидность бизнеса ? Тогда другое дело ! Каждый зарабатывает деньги , как может . Если вы отвергаете живых классиков , столпов поэзии , то с люмпен - пролетариатом виршей и " каменными Валюхами " вы достигнете дна туны торговли . И на дне ощутите всю " прелесть " бескультурья и гнили делитантизма. Сами вскоре вкусите горького хлеба продажности и узрите шАбаш бездуховных порочных зрелищ . Дышите смрадом блефа , сатрапы Тамбовской лжекультуры !

Гордыня равнодушных
***
Кудимова плюет на мой талант
И Струкова Маринушка плюет .
Для женщин я душевный дуэлянт ,
Утрусь и непотребное пройдет .
Ни слова обо мне не говорят ,
Скрываются за призрачным стеклом .
В столице свои повести творят
И за добро не воздают добром .
Гордыня им покоя не дает ,
Замучила , как дерзкая оса .
И каждая пораньше не встает ,
Когда на травах светлая роса .
Скажу о равнодушии двоих
И повторю о классиках слова .
Кудимова звезда среди своих ,
У Струковой с короной голова .
Тамбов сегодня в туне бытия ,
Поэзия в округе не в чести .
Быть может лучший сочинитель я ,
Но не могу признанье обрести .
Творю легко шедевры о мирах ,
Вокруг шипят и скалятся враги .
Но грезы разноцветные в шарах ,
Взлетают ввысь и делают круги .

Заледенелая немота
***
Вы простите меня Марины ,
Величал вас душою лучась.
Вы вдвоем отвергали смотрины ,
Отрешиться от дел торопясь .

Надоел вам не озаренный ,
Алым светом софитов времен .
Сочинял я стихи покоренный
Блеском судеб и ваших имен .

Вы привиделись мне с ореолом ,
Поэтессы духовных начал .
И мечтал я о крае веселом ,
Где на острове счастья причал.

Я поэт и сияние граций ,
Все прекрасно и мило вокруг .
Восседает великий Гораций
И Макаров является вдруг .

Но исчезли волшебные виды ,
Перед взором ранимой души .
Горько мне от сердечной обиды
И кричу я : "Мечтать не спеши !"

Панегирики , оды , поэмы ,
Не нужны равнодушным во век .
Две Марины холодные немы ,
Не тревожь их поэт - человек !

Кудимова из Родимова
***
Вновь Кудимова Марина
Сердцем всем оттаяла .
Без дрянного маргарина ,
Кушать торт заставила .
Ем я смачно Бонапарта ,
Слой за слоем радует .
И любви душевной карта ,
В пропасти не падает.
А на карте остров славный,
Рай для сочинителей .
И творящий в теме главный ,
В свете муз хранителей .
Не спеши поэт Валера ,
Бить в набат разлуки .
Согревает чувства вера :
Тень хандры от скуки .

Сон Марины
***
Марина шла по Студенецкой ,
В одежде дамы из дворян .
Из дорогой палитры светской
Тамбовских , избранных мирян .

Она девица институтка
И строгая в манерах вся .
Вдруг из подвала проститутка ,
Выходит слезно голося :

-- Подайте милостыню падшей ,
Я одинока и бедна .
В России беззаботной вашей ,
Беда богатым не видна --

Марина подала убогой ,
Гулящей женщине гроши .
Пошла мощеною дорогой ,
С крылатым образом души .

Ей Спиридонова Мария ,
Вслед прошептала : -- Ангелок --
И с ней неведомый вития
Шел , и отчаянный стрелок .

Случатся вскоре эксы разом ,
Мария выстрелит в режим .
И Катин попалит с экстазом ,
И Кузнецов весь одержим .

Ну а пока в Тамбове тихо ,
Марина шла в чудесном сне ,
Туда где белка ищет лихо ,
Дупло с орехами в сосне .

Трон Марины
***
Вашу руку Марина Кудимова ,
Я на трон вас легко посажу .
Вы девченкой ушли из Родимова ,
Стали женщиной грез погляжу .

Вот ступени рассветные ясные ,
Вот корона лучистой мечты .
Все стихи королева прекрасные ,
И в поэмах дары высоты .

В поле кони заветные видятся ,
Где Арысь там туманы низки .
И на пахарей вновь не обидятся ,
За укор беглецы мужики .

Евтушенко вас благостью миловал ,
Поляков вас ценил наяву .
И никто из чинов не насиловал,
И не мяли вы с боссом траву .

Вы блистательны роком не проданным ,
Перед Богом вы честью светлы .
Я скажу всем поэзии подданным,
Трон скамейка любви у ветлы .

МАКАРОВ        АРКАДИЙ   В   МОИХ    ПРОИЗВЕДЕНИЯХ

Отношения наши с Макаровым Аркадием были разные . Я никогда первый не оскорблял его ни одним словом . Он меня оскорблял ни за что , ни про что . Я обижался и вскоре реагировал на это , как поэт . Мы мирились и продолжали общаться . Возможно если бы не " змий " Алешин Олег с классиком , корифеем Макаровым и мной сохранялись бы долго , долго прекрасные отношения . Но Хвалешин делал и продолжает делать свое подлое , гнилое , гнусное дело интриг , мы сейчас не общаемся . Я ценю и уважаю Макарова как одного из лучших писателей и поэтов Тамбовщины рубежа веков 20 - 21 . Он помогал мне и благоволил ко мне , как к поэту . Если б не " змий " все было бы хорошо и даже лучше .

Стихи о Макарове Аркадии и наших страстях


Корабль Макарова Аркадия
***
Плыви Макаров до Тамбова ,
Как Грей на корабле .
-- Судьба к влюбленным не сурова --
Сказал поэт Рабле .

Корабль душевных вдохновений ,
Весь розов до руля .
Плыви писатель озарений ,
Россию не хуля .

Пиши о прожитом Аркадий ,
Волшебным языком .
Целебный мир противоядий ,
Отверженным знаком .

Плыви по солнечным просторам
В романе своих грез .
И не стремись к лихим раздорам ,
В краю степных берез .

Маршрут твоих воспоминаний --
Сплошные грусть и боль .
Но дева трепетных свиданий ,
В мечтах всегда Ассоль !

Выдержки - отрывки из поэмы " Вокруг да около "
***
Вот и писатель Макаров,
Прописью грешное сделал --
Славил букет «солнцедаров» ,
Критику пеной уделал.
Вылечил правды чесотку,
Плюнув в гнездо графоманов
И отрицает он сходку,
С музами возле каштанов.

Часть 8

Истина вблизи!

Когда исконный домовой ,
Трясет кудлатой головой ,
Аркадий в диспутах с сестрой
Ругает либеральный строй.
Клеймит чиновников на раз ,
За "вавилон" торговых хаз .
Бранит безбожно ловкачей ,
За мреть бессмысленных речей.
За круговерть продажных дел ,
За весь базарный беспредел .
Он рубит спорные узлы
Речевкой : Властвуют козлы !
Бросать каменья он готов ,
В холеных бизнеса котов !
Но сам Аркадий просмотрел ,
Как бес в дружке его взопрел !
Как напускной монах в миру ,
Затеял с нечистью игру .
Одним сулит грозу беды ,
Другим готов лизать зады .
- Ах , как прекрасен друг Евгений ,
Как самый лучший в мире гений ! -
И славит тех , кто на слуху ,
Кто должность держит на верху .
Но тут же травит жизнь Поэта
Хулой , с поветрием навета ...
Поклонник гибельных стихий --
То хлыщ в стремлениях , то змий .
Так безобразник многолик ,
Как сонмы оперных калик .
Вершит столпы своих причуд ,
Забыв , что есть Небесный Суд !
Окстись Аркадий ! Твой друган ,
Давно отпетый хулиган !
Ходить бы грешнику к попу ,
Но выбрал волчью он тропу .
Вот если добрый он мудрец ?!
Тогда я ,-- сволоч и подлец !
Когда - то ты телят стерег
И свет любви в душе берег .
О жизни искренне писал
И с верой духом воскресал !
Твой прадед -- Бондарский Макар ,
Летать стремился , как Икар .
Ты жаждал пламенный полет ,
Разлив шампанское на лед .
Творил судьбу и вытворял ,
В фонтаны пфенинги швырял .
Теперь c крестом не пропади
И зверя в друге осади .
Сестра твоя в другом дому
Взывает к Богу одному .
А в ветхом доме домовой ,
Сидит в лохмотьях чуть живой .
И книги маяться в пыли ,
С печалью Матушки -- земли .
Пусть суета клубиться днесь --
Светлей звезды родная весь.

С Т И Х И

Кредо Аркадия М .
***
Хорошо в квартире Саши :
Много водки , много каши ...
Можно смело попиз ...ть
И Валюху пригвоздить .
Но когда не стало Саши ,
Стал Аркадий другом Раши ,
Чтоб речами поюлить
И Валюху похвалить .
Как шагала по дорожке ,
Как любила хрен в окрошке ,
Как удар грузовика ,
Бабу вырубил слегка .
Но восстала В Т Д ,
Чтоб восславить лично Д .
Вновь Аркадий -- дипломат ,
Верит в рока банкомат --
С правдой жизнь была корявой ,
С ложью будет кучерявой !

Ответчик
***
Он ответил за козла
И ответил за барана ,
Обретеньем меты зла --
На спине тату варана .
На груди пригрел змею ,
Рукотворную гадюку .
И " Не падать на краю ! " ,
Ришелье взывает к Дюку .
Только " янус " дурковат ,
До негожести принижен .
Чушью в сотни киловатт ,
Обожжен и обездвижен .
Вот веселый кочегар ,
Не приветствует Европу ,
Он с окурками сигар ,
Уголек кидает в попу .
И с разливами чернил ,
На челе синее моря ,
Возопил : " Я пошутил !
Ближнего не зная горя "
Он ответил за козла
И ответил за барана ,
Приобрел картины зла ,
В потных лапах уркагана !

Блудный птенец
"Есаул ! Есаул , что ж ты бросил коня !"
Слова известной песни
***
Он был птенцом возвышенного неба !
Теперь продался за краюху хлеба .
Продался бабе в призрачном почете
И млеет у нечистого в зачете .
Людишек беспардонно оскорбляет ,
И речью пересмешника виляет .
Был на коне ! Теперь имеет клячу
И " кукиши " хвостатого в придачу .
Как есаул , в родную плюнул реку ,
Как буд - то вера в тягость человеку !
Зачем творил : " В Задонье повечерье " ,
Когда судьбу ввергает в лицемерье ?!

Ставка меньше чем жизнь
или
Банкроты иллюзий
"Смешная жизнь , смешной расклад .
Так было и так будет после ...
..................................................
Ведь и себя я не сберег
Для тихой жизни , для улыбок .
Как мало пройдено дорог ,
Как много сделано ошибок".
С. А. Есенин
***
Какой же музы грешной ради ,
Ты обмакнул в туман перо ?
Мне стыдно за тебя Аркадий --
Ты ставку сделал на зеро !

С нулями водишься открыто
И жаждешь славы вековой .
Но дело швах - соломой крыто
И "волк тамбовский" чуть живой .

Он воет ныне угнетенно ,
Не радуясь путям кривым .
А время давит монотонно
Бетоном жизни роковым .

Ты оскорбил легко Поэта
В миг отношений зоревой .
И наплевал на лучик света ,
Тень окрылив над головой .

Судить писателя не буду ,
Сам разберешься в колготе .
Но в грезах голубем убуду ,
Печаль оставив пустоте .

Твой друг Николушка Минетов
"Люпофь" в романе описал ,
Где "Вася - фаллос" из тенетов ,
В постах над "Маней" зависал .

А у другого сны запахли
И бесов гонит суховей ...
Скажи Аркадий , чтоб зачахли ,
Как нети гнилостных кровей !

Дружить с такими вахлаками ,
Себя ничуть не уважать .
Они слывут не мужиками ,
Стремясь дворнягам подражать .

Теперь в почете графоманка ,
Тебя возносит до небес !
Вот только баба - лихоманка ,
Не дарит ласточку чудес .

Верность России
***
Макаров , Кудимова , Струкова
Сражились бы с другами Жукова ,
На поле Гражданской войны ,
В полыме лихой старины .
За правду , за землю , за Богово ,
Не славя Антоново логово .
Сражались бы с ярыми красными ,
Ночами и днями прекрасными .
Но в годы воинственной мании,
С фашистами черной Германии :
Макаров , Кудимова , Струкова ,
Сражались бы в армии Жукова .
В Россию поэты поверили ,
И жизнь свою Богу доверили !

Олух
***
Идем по Студенецкой
Олег , Акадий , я .
С овчаркою немецкой ,
Уже гулял судья .

Макаров в разговоре
Сказал : -- Ты не суди --
Судья в нежданном споре ,
Смутился впереди .

-- Я не сужу сегодня ,
Вчера дела рядил ,
Попалась с другом сводня ,
Я штраф им присудил -- .

-- Я не о том почтенный ,
О творчестве души .
Ты осудить бесценный ,
Поэта не спеши ! --

Судья не понял смысла ,
Овчарка шла к кустам .
А на билборде числа ,
Бежали по устам .

-- Ты не суди поэта
Олег всегда в миру .
Поэт источник света
И в стужу , и жару --

Но олух плохо слушал
Учителя словес ,
Беляш горячий кушал
И набирал свой вес .

Творцы у камина

Снова еду по аллее ,
Велик мой не стар .
Где лицом вовсю алею ,
Шел Аркадий - Star .

Поспешал Макаров к даче
Я крыжовник нес …
Мы доверились удаче ,
Ветер звон принесь .

Суеты звон или джинна ,
Не понять в пути .
Мы присели у камина ,
Дух перевести .

Посадили куст у края ,
Весь участок рай !
И услышали взирая ,
Вновь вороний грай .

Разожгли камин на славу
И мангал в саду .
Сам Лонгин привел Варавву ,
Подлого к стыду .

Александр Акулинин ,
Грянул с бородой.
И пришел Алешин - Стынин ,
С ледяной бедой .

Коля после кодировки ,
Пиво пил с нулем .
Восседал в кругу тусовки
Первым королем !

Мы не видели картины ,
С бесами в грязи .
И порочной Валентины
Небыло вблизи .

Дух поэзии высокой ,
Бабочкой витал …
Рядом с музой светлоокой ,
Каждый обитал .

У камина жаркий волос ,
Крепок самогон
И услышал каждый голос :
-- Рок не ветрогон ! --

***
В Воронеже , где власть творцов лелеет ,
Макаров даже трезвый веселеет .
Никто не принижает корифея ,
И для него -- литература -- фея !
Волшебница , но к избранным строга :
-- Пиши пока Россия дорога ! --
Макаров пишет ярко и правдиво ,
Что с жизнью поступают не красиво .
Судьба одна , дарована в юдоли ,
Где человек -- творец духовной доли .
И возопил Аркадий гласом духа :
-- Родной Тамбов измучила проруха ! --

Дисгармония
***
Лучше быть гармонистом в поэзии ,
Чем художником желтых цитат .
Лучше славу стяжать не в Силезии ,
А в Перьми , где живет Коловрат .
Вновь Отчизны просторы охвачены ,
Смутным гулом пролетных стихий .
И судьбой бесприютной оплачены ,
Золотого таланта стихи .
Замелькали шаманы приблудные ,
На экранах продажных времен ,
Сочинив бестселлерины скудные ,
С ослепительным брендом имен .
Все гламуром подельщики мазаны ,
Все " большие художники слов "...
Но поэтом в шедевре показаны ,
Люди тихих прекрасных углов .

Синица в руке
***
Писатель Родины Макаров ,
Наследник пламенных икаров .
Его небесный зталон :
Икар , Илия , Аполлон !
Художник Слова не спесив
И духом творчества красив .
Он пишет яркие романы ,
Где воли жаждут атаманы .
Когда в руке поет синица ,
Мечты витает колесница .
С судьбой молитвенная связь
И не летит дурная грязь .
Он высшим светом осенен
И музой истинной пленен .
Но жизнь влачит вблизи домов ,
Где не горюют без томов .
Баблом живут рабы базара ,
Им никчему носитель дара .
Плюют они на строки тем ,
Лишь деньги прежде и затем .
То духом падает Макаров ,
То воспаряет до Стожаров .
И так тревожится порой ,
Что слился б с черною дырой .
Так пой же творчества синица ,
Чтоб не пропала колесница !

Защита от злыдней
***
Защити себя Аркадий ,
Ты ж талант и корифей !
И метрессы злобы радий ,
Переплавит в снах Морфей .
Защити судьбу поэта ,
Словом правды на века ...
И не скроет речка Лета ,
Озорного мужика !
Многих баба обнулила ,
В круге лживых величин .
Тех кого она хвалила ,
Ходят с гонором личин .
Только гонор и гордыня ,
Яд для дуры с дураком .
Ведь поэзия не вымя ,
Не сочиться молоком !
Защити себя стихами ,
Как намоленным крестом .
Чтоб не метили грехами ,
Доку в творчестве Святом !

Вольный Воронеж
***
Ты зарок не давала Татьяна ,
Ничего не писать о любви .
Вот Макаров с крылами баяна
И с икаровой искрой в крови .

Вечерами играет Аркадий ,
Как Дунай свои волны несет .
Без Тамбовских лукавых исчадий ,
Он поэзией душу спасет !

Пусть Труба поклоняется Вале
И Аршанскому служит рабом .
Ты изведала подлость в начале
И не билась отчаянно лбом .

Так подставили , так обманули ,
Буд - то душу пронзили ножом .
Только звезды надежду вернули ,
Когда боль оплетала ужом .

Ты Воронеж печалью не тронешь
И слезами от горечи днесь .
Лишь с поэзией вольный Воронеж ,
Даже в сумраке светиться весь !

Отрывок из рассказа Люди -- зеро

Сложнее с Аркадием Макаровым . Он взял и ни с того , ни с сего оскорбил меня !Сделал это в то время, когда я его платонически любил и очень уважал . Когда я ценил его , как большого, талантливого писателя России ! А он взял и оскорбил меня . В угоду Алешину что ли ? Зачем ? Все равно от Алешина ни вара , ни навара. Одна литературная вонь. Олег Алешин в недавней злектронной переписке с Евгением Николаевичем Сваростиным признается в следующем :" Я вот , например , не могу войти сейчас в это состояние литературного тонуса . О котором говорил Юрий Кузнецов . Мне очень противно писать одну статью . Но мучать себя поэзией -- еще противней !". Вот такого блефовщика -- пройдоху ты возлюбил. Что , правда очи колит ?! Аркадий мог бы лично извиниться передо мной. Способы есть . Например электронный способ . Если конечно посчитает нужным. Хотя он резок , не в меру. Как - то самому Владимиру Семимильному сказал: " Володя ты зачем одну свою жену на юг отправил ? -- Тебя не спросил ! -- ответил Семисантиметров . -- А мы своих жен сами дома е...м ! -- констатировал Аркадий . Вот такой он . Однако талантлив до ужаса ! Самое невероятное в моей жизни , это расплата за душевность и добрые дела . Почти все , кому делаю добро , от чистого сердца -- предают или продают меня . Наваждение какое - то . Или может я делаю добро скрытым мерзавцам - подлецам . Потому и платят они мне черной неблагодарностью . Прощу их когда - нибудь всех грешных . Лучше бы узнать , что они исправились . Что они стоят не на финишной нулевой отметке наших отношений -- зеро .А стоят, после перезагрузки , на нулевой отметке старта,новых хороших мудрых отношений. Мечтать не вредно . Пока же , к большому моему сожалению я вспоминаю , почему - то жизненный эпизод , рассказанный мне Криушинским старожилом. Лет сорок назад в Беломестной Криуше , в совхозе " Ягодный ", директором был некий Владимир по прозвищу " Корова ". Главным инженером был Николай по прозвищу " Баран " . Вот когда работники сидели на производственном собрании , один бригадир , смелый человек , говорил : " Ну вот , опять вся скотина собралась ! " Работники все хихикали в кулаки . Потому , что мало уважали руководителей . Видно было за что , не уважать . Сама Елена Притамбовская почти о том же говорит в романе " Когда мы стали животными ". Имея в виду себя , Колю , Двурожкину и других грешников. Литераторам помогает отвлечься от грустного бытия , новый вокзальный буккроссинг . Это, когда книги бесплатно оставляются пассажирами для дорожного чтения .Видимо другого способа познания мира художественной литературы , у нас не придумали . Поэтому Аркадий Макаров в Воронеже с кем - то , Коля Наследкин в Тамбове с кем - то , часто ходят на вокзалы . И по дороге напевают по своему , известный шлягер :

Без наших романов тупеют в станицах
Исходит от горя родная земля .
Не падайте духом писатель Голицин ,
Поэт Оболенский налейте вина !

Несем обреченно к вокзалу романы ,
Луна равнодушная смотрит нам в след .
А в комнатах наших сидят графоманы
И девочек наших ведут в кабинет ..

А где - то хмельные заходят в шалманы ,
Покличем Пегаса мой юный поэт .
Пусть в комнатах наших сидят графоманы
И девочек падших ведут в кабинет .

Над Доном угрюмым пойдем эскадроном ,
На труд вдохновляет Россия -- страна .
Раздайте бумагу писатель Голицин ,
Поэт Оболенский воздайте сполна!

Ах , русское солнце , великое солнце !
На мель не освечивай курс корабля .
Писатель Голицин , а может напьемся ,
Зачем нам Отчизны чужая земля ?

Быть людьми -- зеро , это не приговор .Судьбы изменчивы .Главное, что бы гордыня, цинизм и лицемерие не захватили наш разум полностью .При помощи милосердия и душевной доброты к гонимым нами , мы вновь очистимся от скверны провинциального бытия . Я приступаю к попытке духовного очищения ! Ни постскиптум , ни постфактум , а пост - ахтунг . " Ахтунг - Ахтунг Русиш культура ! "Свершилось !20 ноября сего 2015 года , состоялся 55 летний юбилей Тамбовской писательской организации . Юбилейное торжество прошло с размахом , феерически , под фортепианную музыку Вивальди . Не утрирую , сам в восхищении ! Из славного города Воронеж приехали знаковые гости . Аркадия Васильевича Макарова , большого , оригинального писателя сопровождала скромная свита -- сотрудники журнала " Подъем " . Вячеслав Лютый , замред журнала " Подъем " , был не лют . Говорил строго в деловом ключе - настрое . Он информировал тамбовчан о литераторах , представленных в журнале за несколько предыдущих лет . Щелоков главред был в ударе . Говорил вдохновенно о многом и разном .Но литературная суть в его речах все же преобладала . Во время юбилейной мессы , неожиданно подошел ко мне , сидевшему поодаль от амвона , Аркадий Макаров . -- Валера не обижайся на прошлое оскорбление , не прав я -- произнес искренне Аркадий . -- Иногда и других своей резкостью обижаю . Такой горячий характер . Не держи зла и забудь плохое -- убедительно сказал Макаров . Забуду плохое , стану помнить доброе . МолодцЫ мужики , сказали и сделали ! Удивил меня Валерий Марков , напечатал мои стихи 20 ноября 2015 года в газете " Тамбовская жизнь ". В подборке , кроме стихов : " Первый снег " , " Мелодия огня " есть символическое сакральное стихотворение " Пока не поздно " . Я думаю , не поздно еще мне и Маркову , в отношении друг к другу перестать дурью маятся . Возможно мы лучше и светлее . И наветы к нам , не имеют никакого отношения . На юбилее сыпались награды и поощрения , в основном в виде почетных грамот . Наградам удостоились , как всегда , свои люди культуртрегеров . Некоторые опочетенные сами не поняли за что их наградили . Зато достойных более высоких наград , культуристы проигнорировали . " Кесарям кесарево " -- Поэтам поэтическое ! Аксиома извечная . Жизнь продолжается . И литераторам прожить ее надо так : "чтоб не было мучительно больно , за мелочное прошлое " . Творящим светозарам да дается благодать !

История фарса

Древние мудрецы говорили : " Ничто не вечно под луной , однако любая история может повториться в виде фарса " История о которой поведаю повторяется сейчас прямо на виду у всех жителей Казначеевска . Недавно , в сентябре месяце 2016 года одной интересной внешне даме в Казначеевске на улице , перед ступенями здания администрации , вручили премию имени Евгения Боратынского . Дело хорошее , даже торжественное , но есть вопросы ... Задавать их и отвечать не стану . Расскажу о событиях в судьбах , схожих некоторыми деталями . Предыстория . Социализим в СССР приобретал человеческое лицо . И для еще большего улучшения черт лица летом 1983 года в Казначеевске , в здании обкома комсомола , происходила встреча приезжей из Лепицка поэтессы с местными поэтами и слушателями . Семен Милосердов , прекрасный поэт , руководитель литкружка " Радуга " пригласил меня , молодого поэта и Аркадия Макарова уже маститого корифея поэзии и прозы . Мы внимательно слушали стихотексты комсомолки обладательницы множества наград и просто красавицы Светлены Екшен . Читала она свои рифмованные строки взахлеб с пафосом строительницы неизбежного коммунизма . Семен Милосердов мне сказал : -- Валера в обкоме партии для слушателей лекций сейчас Валя Двурожкина читает стихи то же строительницы коммунизма . Рьяно признается в любви к Ленинской партии и секретарям политбюро и обкома ! -- Аркадий Макаров добавил : -- Ну что с нее возмешь , грузовой машиной была недавно придавлена ! После этого и стала преданной властям ! -- Светлена Екшен заходилась в лирике ... Потом выступили Милосердов и Макаров . Предложили прочитать стихотворение мне . Я покраснел от стеснения и , прочел пафосное стихотворение о работе кузнеца горячего цеха . Что - то такое : -- Пышет заревом печка пунцовая , Бьется яростно огненный шквал , Из объятого пламенем зева я , Заготовку клещами достал ! Я клещами орудую ловко , Хороша наковальня моя И под молотом гнется поковка , Золотистое пламя тая . ..... Салютую горячими искрами , Я деталь только что отковал ! -- Слушатели похлопали . После окончания творческой встречи мы поэты направились к Театральной гостинице . Макаров Аркадий и Светлена Екшен шли впереди и оживленно эмоционально разговариали . Я шел рядом с Семеном Милосердовым и мы негромко беседовали . -- Валера я не пойду с вами в номер гостиницы . Говорят Екшен заядлая минетчица , мне противно выпивать и кушать с ней за одним столом -- Милосердов сплюнул влево и продолжил : -- Если б не послевоенный Гулаг , где я парился несколько лет и скребные идеологические рамки цензуры в газетах , громил бы этих минетчиц - поэтесс безжалостно в критических статьях . У них чиновников награды , у нас стихи свои отрады ! -- Семен Милосердов прихрамывая прошел еще немного , потом сослался на срочные дела и сел в троллейбус . Шествуя мимо обкома компартии мы встретили радостную Валю Двурожкину с кипой красных цветов . Валя была в неописуемом восторге от своей встречи с преданными делу Ленина партийцами . Валя пошла налево , мы пошли прямо . Чуть приотстав , Макаров взял меня за локоть и сказал : -- Валера ты не сваливай ! Парень ты молодой красивый , только - только после армии , вправь ей аж до дыхалки ! Берет ! Еще как берет ! Оскоромься , можешь при этом краснеть и стесняться ! -- Стесняться я не стал и всовывать " дуремара " аж до бронхов , но в гостинице выпил с поэтами водки . Потом еще с Макаровым Аркадием выпили водки и еще . Разошлись по своим домам уже затемно . Евтушенко Евгений впервые приехал в слякотный малоснежный Казначеевск в декабре 2015 года . Встречу с ним , классиком современной поэзии власти устроили нам творческим людям , местного разлива , в превосходно отреставрированном дворце фабриканта Азмсеева . В небольшом зале дворца собрался почти весь поэтический бомонд Казначеевска . Валя Двурожкина изнемогала от предвкушения триумфа своих воспитанниц из литкружка " Стежка " Сразу же кружковцы решили поразить Евтушенко своими " шедеврами " .Молодые поэтессы читали стихи на взводе , заходились и неистовствовали перед мэтром и слушателями . В разгаре встречи выступила передовица капиталистичевкого труда , представительница свободной приказначеевской прессы , прототипка развратных порнороманов Коли Наследкина " Люпофь" и " Гуд бай , май " , наконец красавица Олэна Лагункина . Читала свое стихотворение лучше всех ! Бомонд замер в ожидании похвалы ... Но Евгений Евтушенко спокойно попросил дать ему листок с текстом , прочитал стихотворение и разгромил его в пух и прах ! Никого из " Стежки " не похвалил , никому Евтушенко не дал фору . Всех раскритиковал и выразил сожаление , что большинство вместо искреннего выдоха души , и поэтической образной исповеди занимаются красивостями . Добавил , что многие современные поэтессы увлекаются рифмованным словоблудием . Прошел всего месяц и некоторые члены писательской организации Казначеевска проголосовали за разгромленную в качестве единственной соискательницы высокой премии . Хотя они присутствовали при разборе текста и всяких рифмованных красивостей . Проголосовали за передовицу каптрудаи баста!Члены местного СП забывчивые . Премированная , многих Казначеевских писателей в своем интим - романе " Когда мы стали скотом . История болезни " причислила к ничтожным графоманам , а они нате с ее в дамки . Как же точно о поступке таких же сказал однажды гарант : " Совсем сбрендили ! " Валя Двурожкина возрадовалась за свою ученицу . Она теперь возлюбила либералов . И воспевает столпов свободного рынка . Торговля превыше всего ! Цель жизни Вали Двурожкиной -- сувенир , пустая фарфоровая Ника на фуршете лицемеров и подхалимов . Вскоре перед ступенями Казначеевской администрации и " лучшая из лучших " местных поэтесс Олэна - " Дымка " получила Боратынского . Все по закону . Коллектив решил , чиновники наградили . Не придерешься ! Расцветают теперь и снова по России Екшены - Лагункины махровым цветом . Пишут о них документальные порнороманы . Дают они и берут залихватски пространные интервью , и все - то у них замечательно ! Мудрые , честные люди задают себе вопрос : В какой же России " Поэт в России - больше , чем поэт "?

СТИХИ О МАРИНЕ СТРУКОВОЙ

Грации строф
***
Пишут образно грации строф
И прощаются жизни грехи .
Осеняет их Сам Саваоф ,
За несущие правду стихи .

Вдохновенье в строфе полыхнет
И слова разгорятся костром ...
И влюбленная муза взмахнет ,
Над шедевром небесным крылом !

У Кудимовой жизнь не легка
И у Струковой рок не в меду .
Но мечту окрыляет строка ,
Как комета у всех на виду !

...........................................

"Твоя душа в казачьей пела лаве ,
где кровь лилась и лязгали клинки .
Мы выжили ,-- мы нация , -- мы вправе.
От казаков ведутся казаки"
Струкова Марина

Казачка -- пророчица
***
Пишет Марина Струкова ,
Как Велико Туголуково !
Как казаков села ,
Красная рать извела .
Разом стихийную вольницу ,
Власть превратила в невольницу .
Выжили предки Марины ,
Чудом в запрудах мякины .
Луч осененного света ,
В ней величал поэта !
С ярким свеченьем судьба ,
Только небес раба .
Духом -- пророчица рода ,
Волей -- казачка народа !
Острыми метит стихами ,
Татей изранить с грехами .
Рвется Марина в строфе ,
Бурку надеть с галифе
Или ногайца нахала ,
Сечь у Татарского вала .
Здесь Орлеаны Струковой --
Раны земли Туголуковой !

Пегас ее у Туголуково
***
Дельцы унизили ее ,
В журнале Наш ,
Как буд - то сбросила трепье ,
На патронташ .
Как буд - то струсила она ,
Вблизи огня .
И с колокольчиком рожна ,
Пойдет звеня .
Есть доля Струковых судьбы
И есть село ,
Где духом люди не слабы ,
Беде назло .
Там конь поэта вороной
И рать сельчан .
Там озарений лук тугой
И стрел колчан .
Стреляй строфой без суеты
С родной слезой ,
Что б деготь скверной клеветы ,
Смыть под грозой .

Остров муз
***
Появился вдруг остров Медон ,
Посредине Челнавской запруды .
И читают там Бустрофедон
Вновь русальницы водной причуды .
Сотворила Марина шедевр ,
Для Кудемы времен и Кудима .
Засиял приснопамятный нерв ,
У степного прибрежного мима .
И у тайны рассветным лучом ,
Вдруг меня красота озарила .
Я опять оказался при всем ,
Как душа под луной говорила .
Вот казачка сидит на коне
И стреляет по нетям из лука .
Все у Струковой в зыбком огне ,
Если дух растревожила мУка .
Музы неба незримы вблизи
И амуры восторженных Граций .
Им Вергилий читает в связи ,
Чтоб не спал на Парнасе Гораций .
Остров классиков не опалим ,
Он иных зоревых измерений .
Проплывет мимо звездный налим
И осветится мост поколений .

Амазонка судьбы
***
Вновь в Туголуково селе ,
устроили стрельбу из лука
и ни одна не выла сука ,
пока сидела ты в седле .

Твой конь Марина был игрив ,
когда случилась скачка - гонка .
И ты была как амазонка ,
стреляя на скаку в налив .

Орловский конь , стрела бела
и яблоко белее снега .
Ты трепетала в ритме бега ,
держа на стреме удила .

И Струковы стояли в ряд ,
у череды околиц рода .
Как поэтесса из народа ,
Ты на коне сто лет подряд .

Воительница духом жгучим ,
казачка вольницы в веках !
Ты ценишь силу в мужиках ,
с порывом волюшки могучим .

Ты поражала цели все ,
сигары камышей срубала ...
Но утром в грезах убывала ,
небесная заря в росе .

Впечатление
***
Читаю стихи Бирюкова
И вирши Олега Алешина ,
И вижу как веточка слова ,
Крупой ледяной запорошена .

Лубковое все , напрасное ,
Заумное , не живое .
А хочется видеть прекрасное ,
Цветущее и зоревое .

Читаю Кудимовой ладники
И строфы Марины Струковой ,
Во поле Арысь всадники ,
Как предки земли Туголуковой .

Я вижу Марин прабабушек ,
Казачек у тына Миронова ,
Где пришлые из Алабушек ,
Внимают призыву Антонова .

Поэзия это дыхание ,
Душевное очень глубокое .
То ветреное витание ,
То странствие одинокое .

Верность России
***
Макаров , Кудимова , Струкова
Сражились бы с другами Жукова ,
На поле Гражданской войны ,
В полыме лихой старины .
За правду , за землю , за Богово ,
Не славя Антоново логово .
Сражались бы с ярыми красными ,
Ночами и днями прекрасными .
Но в годы воинственной мании,
С фашистами черной Германии :
Макаров , Кудимова , Струкова ,
Сражались бы в армии Жукова .
В Россию поэты поверили ,
И жизнь свою Богу доверили !

Творческий щит
***
Прикрывают Русь культурой , мир коряв ,
Только щит культуры хмурой , весь дыряв .
Надо золотом талантам воздавать !
Что умеют " Илиады " создавать .
И Марин -- прекрасных граций и меня ,
Облачите в тайну звездного коня .
Нам во чреве зоревого скакуна ,
Будут музы петь о Светоче рожна .
Был же Павел у Дамаска ослеплен ,
Но прозрел и стал Всевышним умилен .
Мы сразим троянцев даже гопака ,
Создадим поэмы дружбы на века !
И восславим приснопамятную Сечь ,
Что бы пляски Лысогорские пресечь .
Край Славутича и Дона озарим
Светом творчества и , житницы узрим .

Зимние дали
***
Зимние дали бескрайние
Там , где поля и поля ...
Знаю -- таланты крайние ,
Знает родная земля .
Струкову радость - поэта ,
Сняли с учета дельцы .
И Остроухову где - то
Верят другие творцы .
Даже Макарова классика
Силятся напрочь забыть .
Время базарного ластика ,
Лучшим затертыми быть .
Кто же теперь оглашенные ?
Лживых времен шелупонь .
Судьбы у них " совершенные " ,
Даже сортирная вонь .
Славят продажных отчаянно ,
Честных везде предают .
Только поэты нечаянно
Строфами им воздают .
Волны Харибды сатиры
Сцилла усилит вдвойне ...
Не Одиссеи кумиры ,
Зиждятся сутью на дне .
Зимние снежные дали
Дарят спасительный свет .
Много таланты страдали ,
Многим дерзили в ответ .

Душевный свет
***
Из восточной сказки ,
Там где Согдиана ,
Взбила снов раскраски
Смело Кан Диана .

Кисточкой из розы ,
В далях обозримых ,
СоздалА вмиг грезы
И мечты любимых .

Из карельской саги
Лайдинен Наталью ,
Отпустили маги ,
Полюбить каналью .

Женщина - загадка ,
Чистотой кристалл .
И теней облатка ,
Человеком стал .

Из причин и следствий ,
Сказки близ Родимова ,
Вышла без последствий
Девочка Кудимова .

И пошла к Тамбову ,
С тайной за плечом ,
Чтоб молиться Слову ,
С солнечным ключом .

Где село Романово ,
У времен камина ,
Появилась заново ,
Струкова Марина .

Строгая , лучистая ,
И серьезна нравом .
Вновь она речистая ,
В честном деле правом .

В сказке Сахалина ,
У разъезда Штрекова ,
Родилась картина --
Чудо Света Кекова !

Так щедра в сказаниях,
О богинях древности ,
Что в своих терзаниях ,
Исхожу от ревности .

Наяву я сказочник ,
В сказках вновь поэт.
Догоняет ласточек ,
Мой душевный свет .

Отрывок из поэмы " Литературные прииски Тамбовии "

А я ищу у речки жилу ,
Где золото червонных грез .
И трачу пламенную силу
На воспевание берез .
Недалеко Макаров ищет ,
И бьет Кудимова кайлом .
Бирюк теней буранных рыщет ,
Где светит Струкова челом .
Мы обретаем самородки ,
За свой талант на берегу .
И белый парус лунной лодки ,
Не гнется в бренную дугу.

Любо

Будем петь под соло саксофонов ,
Будем петь под дроби барабанов ...
У России -- Раши нет законов ,
Чтоб народ не славил атаманов .

Славлю я в поэмах непокорных ,
Струкова в стихах их прославляет .
Да и Ваня Щелоков задорных
Атаманов в текстах оживляет .

От Хопра до прежнего Козлова ,
От Кубани до степного Дона ,
Атаманы пламенного слова ,
За Россию гибли вне закона .

Бронзовеет светоч у кормила ,
Наблюдая вспышки звездопада .
Что б округа бедных не хамила ,
Он дракона выпускает гада .

Меры змий немедля применяет ,
Все законы светочу в подмогу .
Явное на мнимое меняет ,
Отсылая непокорных к Богу .

Каждый атаман душой Георгий ,
Смелый роковой Победоносец .
Человеку чести не до оргий ,
Когда он идеи копьеносец .

Воспоем героев поколений :
Красных , непомеченных и белых .
В череде высоких достижений
Правнуки не посрамили смелых .

Воспоем восторженно , не грубо :
С атаманом любо братцы , любо !

Читайте классиков
***
И " в свете лампы " жизнь мила
И , в " перечне причин " блистает .
В казацких нравах весела ,
В легендах голубем витает .

Приветствуй классиков Тамбов !
Людей истерзанной юдоли ,
Пророков творческих трудов ,
Поэтов нареченной доли .

В строках земная красота ,
Вблизи порушенного края .
Духовных судеб высота ,
В крестах затерянного рая .

Читайте классиков мужи
И девы , искреннних читайте .
На луговинах у межи ,
Любовь к отчизне обретайте .

Не безупречны , не горды ,
Но все значительны талантом !
Прочтите каждого труды --
Тамбов предстанет музыкантом !

Прозрение в туне бытия

Горячность в любом деле редко приводит к хорошему результату.Разве , что в лобовой атаке на порядки противника , горячность будет не лишней . Если за спиной наступающих залегли с пулеметами заградительные отряды . Вот и я горячусь : зачем , для чего ? Никто мои опусы с толком , с расстановкой не читает . А кто читает думает , что я пишу хохмы ради . Нет господа - товарищи пишу я только справедливости и правды ради ! Теперь по существу событий и наших творческих дел . Предупреждаю : никто на мои аналитические выводы обижаться не должен . Возможно мои выводы , есть мои домыслы . Или фантазии провинциального поэта . На обиженных возить воду не стану , ибо я не их господин , а они не мои рабы . Все равны перед Богом .Журнал "Наш современник " мной многоуважаемый присудил премию имени Ю.П. Кузнецова , величайшего поэта , Тамбовской поэтессе Марии Знобищевой . Премия за подборки стихов в №3 и №10 за 2016 год. Поздравляю Машу с этим ! Стихи хорошие , поэтесса она не плохая , но есть вопросы . И смутные сомнения меня одолевают . Аргументы по фактам . В декабре месяце 2015 года Тамбов посетил классик Советской и новорусской поэзии Евгений Евтушенко . В Асеевском дворце он дал потрясающий по откровению и поэтическим смыслам Мастер - класс ! Молодые поэтессы из пресловутого литкружка " тропинка " решили поразить мэтра - корифея своими стихотекстами . Все читали стишата на взводе , некоторые заходились до остервенения . Например некая экзальтированная мадам Луканкина Елена неистовствовала !Мария Знобищева прочитала свое произведение с выражением школьницы - отличницы . Евтушенко послушал всех и литературно - культурно разгромил . Сказал , что нет искреннего выдоха . Нет образности по существу пережитого . Нет поэзии , но есть красивости и стихоплетство со множеством хвостиков , косичек и избытка пудры на ресницах мошкары . Никого Евгений Евтушенко не отметил и не похвалил . Тем более он не узрел в читавших талантливых . Сказал только о досужих , избыточных , назойливых красивостях и сонмах их апологетов - импровизаторов . То есть не истинных поэтов - поэтесс . Через месяц одну из разгромленных выдвинули " друганы " на премию имени Боратынского . В сентябре того же года Луканкина стала владелицей высокой премии . И продолжает сочинять сплошные красивости . Машенька тоже не осталась в долгу . В конце 2016 года награждена " Нашим современником " аж Кузнецовской премией . Парадокс не в этом , да и абсурд . А вот в чем . Станислав Куняев долгие годы боролся со " Всероссийской панующей жидовой " . Его родной сынуля Сергей Куняев поддерживал отца в святом деле . Сотрудник журнала Александр Казинцев тоже заядлый антисемит . И все они попались на крючок интриганки Вали - почетницы . Членки Тамбовского кагала , рукой - водительницы " тропинки " . Хоть в Тамбове нет такой речки , но Валюха фаворитка местных всяких властей многих не " тропиканок " за Можай загнала . Издевалась и гнобила одаренных как хотела. Типичная "злыдня - полукровка". Меня вообще ухищренно изничтожала . Она и иже с ней выжили из Тамбова еще тогда молодую Марину Кудимову . Кстати , Кудимову Евтушенко заметил , похвалил ! Может в этом все дело ? Кого он хвалит ,вы отвергаете Станислав Юрьевич .Кого Евтушенко Евгений критикует , не признает , вы награждаете . Вот и попались вы на крючок " Тамбовского кагала " . Валя - полукровка подсунула вам Машеньку , свою лучшую ученицу и вы ее как хроническую семинаристку наградили . Машенька не виновата . Ей хотелось оправдаться , она оправдалась . Да и Марина Струкова заартачилась вовремя для Тамбовского кагала .Письмо Куняеву написала зачем - то о политических процессах в Украине . Обидела благодетеля своего не политкорректностью . Не осуждаю Струкову и не одобряю . Потому , что Украина это чугунок в полыхающей печи . Вот остынет немного посмотрим на содержимое . Что там : кулеш или черный гудрон ? Видимо Знобищева замена Струковой по Тамбовщине в качестве знаменоски поэзии ? Вам виднее товарищи Куняевы , угодили метрессе - интриганке .Потомков выходцев из " земли обетованной " 12 колен , они не таких обводили вокруг пальцев.Сначала одни коленники обведут , потом другие . А мы русские ведемся . Коленники используют нас как игровой материал .Получают постоянную выгоду или прибыль от своих ухищрений .Причем гонят и уничижают русских истинных поэтов постоянно , безжалостно до своего Судного Дня . Гонители не испытывают потребность покаяния , считают себя непогрешимыми .Крутят , вертят ,перекручивают причины и события . Манипулируют местными писателями . Некоторые мелочные , продажные . " Карабасы " - гои всегда в наградных и прославленных , во все времена за счет нас . Жиды есть жиды ! Какие б фамилии они себе не присваивали , в какие б одежды не рядились . Последние лет 25 в России взялись скопом возвеличивать женщин - поэтесс . Прямо величальная эпидемия . Одни бабы "гениальные ". Весталок бум наобум . Я не против некоторых достойных поэтесс , одаренных Богом . Остальные активные позерки - сочинюшки . Акселератки - индиго рифмованных словес , не более того . Мужчины литераторы продолжают упорно изъедать , принижать друг друга и выхолащивать свое значение в поэзии . Этим способствуют продвижению и возвышению всяких рифмоделок . Они уже как куры , почти весь поэтический Парнас заняли . И кудахчут шумно - шумно ! Сами редакторы московских журналов прежде восхищались мужчинами - поэтами , теперь гонят сплошной порожняк с надписью "Все для победы прекрасных дам ! " Сравнишь например свои стихи с виршами награжденок из Тамбова и опечалишься . Мои - то гораздо лучше и значимей ! Как лирика , так и философские , и другие стихи . Но местной жидове нужны совсем другие люди . Серенькие словоблудки с амбициямя , такими легче управлять . Попались вы на крючок панующих . Ну чем вам не угодила 33 года назад одаренная Марина Кудимова ? Спортивным костюмом или текстами для вчитывания ? Кудимовой фигу , Струковой пшла вон , а Машеньке Знобищевой премию ! Как же так ?! Где мудрость и справедливость ? Ну погорячилась талантливейшая Струкова , ляпнула что - то по незнанию или заблуждению . Помогли бы ей встать на путь истинный товарищи Куняевы . Что ж вы ее на средненькую Машу заменили . Помогли бы добрым мудрым советом Кудимовой , она сразу б переоделась и покрасилась как москвичка . Приняли б Марину тогда в Союз писателей , возлюбила б она вас и весь мир ! А то Кудимова долго , долго " в борьбе обретала право свое ".Эх , сколько ж много ошибок мы делем ! Не сосчитать . Истинные поэты всегда с повышенным самомнением . Порой горячимся мы не по делу . Рассуждаем о политике субъективно и можем ошибаться . Нам бы литературу обогащать шедеврами . Куняевы и иже с вами простите нас грешных Тамбовских классиков : Хворова Валерия , Кудимову Марину , Струкову Марину . Измучили нас интриганы и кагальщики : поклепами , наветами , клеветой и подставами . Отрицают нас власти и культуртрегеры .Вот мы и дерзим . Вы нас простите и помогите нам , и мы вас простим , и восславим в просветленных своих душах . Вот Кудимова категорически не помогала мне напечататься в " Литературке " , а Струкова в газете " Завтра " , что ж я должен их отрицать ? Ни в коем случае . Классики Тамбовские есть классики ! Факты не компромат , привожу их к неописуемой радости Машеньки - награжденки , стойких русичей из редколлегии " Нашего современника " и лично для метрессы - наставницы на иврите Юваль Шакет . Мария Знобищева автор статьи " Хроника вечной битвы " о Леониде Абрамовиче Юзефовиче . Вопросы литературы №3 2010 год .С каким убедительным подобострастием и любовью Мария воспевает автора - еврея " Журавлей и карликов ", многократного лауреата Букера и Нацбеста . Машенька мирная , она не будет письма обличительные писать . Она всем режимам и всяким властям будет служить преданно и по тихому . Соответственно панующему кагалу к большому удовольствию . В завершении спорной , абсурдной или искренней , откровенной статьи строки из стихотворения Сергея Есенина : " Ведь и себя я не сберег Для тихой жизни , для улыбок . Так мало пройдено дорог , Так много сделано ошибок ".

Гордыня равнодушных
***
Кудимова плюет на мой талант
И Струкова Маринушка плюет .
Для женщин я душевный дуэлянт ,
Утрусь и непотребное пройдет .
Ни слова обо мне не говорят ,
Скрываются за призрачным стеклом .
В столице свои повести творят
И за добро не воздают добром .
Гордыня им покоя не дает ,
Замучила , как дерзкая оса .
И каждая пораньше не встает ,
Когда на травах светлая роса .
Скажу о равнодушии двоих
И повторю о классиках слова .
Кудимова звезда среди своих ,
У Струковой с короной голова .
Тамбов сегодня в туне бытия ,
Поэзия в округе не в чести .
Быть может лучший сочинитель я ,
Но не могу признанье обрести .
Творю легко шедевры о мирах ,
Вокруг шипят и скалятся враги .
Но грезы разноцветные в шарах ,
Взлетают ввысь и делают круги .

Заледенелая немота
***
Вы простите меня Марины ,
Величал вас душою лучась.
Вы вдвоем отвергали смотрины ,
Отрешиться от дел торопясь .

Надоел вам не озаренный ,
Алым светом софитов времен .
Сочинял я стихи покоренный
Блеском судеб и ваших имен .

Вы привиделись мне с ореолом ,
Поэтессы духовных начал .
И мечтал я о крае веселом ,
Где на острове счастья причал.

Я поэт и сияние граций ,
Все прекрасно и мило вокруг .
Восседает великий Гораций
И Макаров является вдруг .

Но исчезли волшебные виды ,
Перед взором ранимой души .
Горько мне от сердечной обиды
И кричу я : "Мечтать не спеши !"

Панегирики , оды , поэмы ,
Не нужны равнодушным во век .
Две Марины холодные немы ,
Не тревожь их поэт - человек !

СТИХИ  , РАССКАЗ И ПОЭМА О ПЕТРЕ АЛЕШКИНЕ

Резиновые ангелы

Коля Наседкин и Петя Алешкин
Стали " святыми " в миру .
Им подарили : Ложкин и Сошкин
Ангелов , веря в игру .

Коля и Петя ангелам сразу
Плечи свои под пригляд .
Каждый подвинул анчутку заразу ,
Черный имеющий взгляд .

В грешном кругу непорочных играя
Други блажили вдвоем ...
Только резиною пахло от рая
Ангелов в теле своем .

Выстрел в Тамбовской глуши
***
Кто Печорин , кто Грушницкий ?
Крайний Коля , первый я .
Вот Алешкин Петя -- Жнитский ,
На дуэлях -- пан судья .

Нам бы выступить к барьеру ,
Да стрелятся при луне ,
Что бы мне , как кавалеру ,
Истину сыскать в вине .

Коля трус , но хитрый в туне ,
Где зачахли все цветы .
Вот Алешкин видит в Дуне ,
Фею ветреной мечты .

Он не любит комиссаров ,
Что качали всем права .
Атаман тамбовских яров ,
Когда с музой голова .

Коля выстрелит от страха
И промажет , как всегда ...
Только солнечная птаха ,
Крикнет : " Горе не беда ! "

Всех измучила гордыня :
Кто ж писатель номер айн ?
Даль грядущего -- твердыня ,
Из камней житейских тайн .

Ворона на векА Тамбовская " угрюм - река "
( Вариант событий)

Петру Алешкину совсем не спалось.Он обдумывал сценарий первого своего Тамбовского фильма . Точнее домысливал существенные детали . Договор о создании местной киностудии подписан с Тамбовской администрацией ,оставалось дело делать. Петр Федорович встал с дивана включил компьютер , вывел нужный файл - информацию и допечатал следующий текст : -- Необходимо снять вначале ремейк на фильм "Угрюм - река " с условным названием " Ворона на векА Тамбовская угрюм - река ".Работа спорилась и к утру Петр напечатал небольшой , но емкий сценарий ремейка. Через неделю из Москвы в Тамбов выехали два автобуса киногруппы и специальная грузовая машина с прицепом . Вскоре кино - кортеж прибыл на Тамбовщину прямо на берег местной " угрюм - реки ".На второй день по прибытии Петр Алешкин развернул кипучую деятельность по подбору актеров для съемок киноремейка .Он звонил кому надо и куда надо .Все с радостью откликались на его дерзкое предложение. Так , как Федорович сам прекрасный писатель , он пригласил на роли киногероев своего сценария , местных знакомых и малознакомых ему писателей , актеров театра и работников культуры. Дело в том , что Петр задумал снять короткометражку ради пробного варианта ! По типу - а как воспримет зритель своих киноделов ?! Познакомившись с целями и задачами игры и прочитав тексты своих ролей все герои возрадовались ! Николаю Наседкину досталась роль Силыча , Инжавинского трактирщика с преступными наклонностями . Придет в заведение бродяга с золотом храмов или дезертир с царскими червонцами , Коля его напоит самогоном до положения риз и хрясь обухом по башке в подсобке . Не дает дойти до уборной . Глядь , он уже купается в " угрюм реке " , мирный и молчаливый . Петр Алешкин предложил Коле уже без грима , сыграть в эпизоде роль местного мордвина , похожего на тунгуса стойбища . Наседкин сразу же согласился , потому что мальчиком писал на мох , на берегу Подкаменной Тунгуски . Двурожкиной впору подошла роль старухи Клюки . Придет к Прохору и скажет : -- Эх , младен хватит плясовые игры с цыганами устраивать , пора соколом - атаманом быть ! -- Придет к Силчу - трактирщику , скажет : - Круши всех каторжан без разбора ! А часть цацек мне дай , пусть грудяшки согревают -- Поэту Хворову досталась роль Фильки Шкворня из Моршанска . Мужика с широкой душой ! Намоет золотишко в домах жидов и шасть в трактир все пропивать . Гулена - разбойник ! Роль Синильги предложил сразу двум дамам . Синильгу - шаманку должна сыграть депутатка Тен . А Синильгу лунных грез согласилась играть Елена Луканкина . Тоже самое Петр проделал и с Анфисой Козыревой . Ее будут изображать две очаровательные дамочки . Анфису - страстную любовницу на заимке сыграет Карина Крафт . А Анфису гордую красавицу деревни Нижний Шибряй сыграет Татьяна Маликова . Прохор ей в лесном домике : -- Ты ведьма ? -- Да , я ведьма . Может быть ради любви -- Прохор : -- Ты не хорошая , у меня есть невеста -- Анфиса : -- Невеста еще не жена сокол мой -- Она чистая , ты грязь или холодная Синильга ? Сгинь ! -- Но пламя найдя Анфису распаляло ее страсть . -- Я люблю тебя и ненавижу ! -- Люби меня Прохор такую пламенную , люби -- Сам Петр Федорович будет играть Петра Даниловича Анохина - Громова , зажиточного крестьянина . Анатолию Трубе понравилась роль священника Ипатия , который частенько после службы срывал рясу , переодевался и скакал на жеребце " Баране " к Козловской братии . Под городом Козлов по лесам и садам шастали бандюганы - отморозки . Вот отец Ипатий Труба и был их главарем . Прозвище у него непривычное , но звучное Шаман . Шайка " святого отца " Трубы " колядовала " везде , где придется . Грабили всех без разбора . Их страшилась и ненавидела вся губерния . Надо сказать что Петр оригинал ! Он все действия перенес на Тамбовщину периода "Антоновщины ".Это 19 - 22 годы 20 века . В его сценарии есть ответвление - рассказ жития - бытия семейства Анохиных.Поэтому все события как бы связаны с Тамбовщиной периода Гражданской войны и крестьянского восстания .Анохины пахали полюшко , выращивали хлеба , убирали , молотили , сохраняли . Терпели продразверстку до поры , до времени. Пока атаман местный Ибрагим Оглы - Антонов не стал наводить свои эсеровские порядки . Многим обобранным , униженным красными властями такие порядки - беспорядки понравились - приглянулись .Петр как мудрый драматург обыграл этот период истории лихо и филигранно . Соединив романтику предпринимательства, золотоискательства , мистики , любви с крестьянским бунтом . Получился экшн! В небольшом эпизоде , предшествующем восстанию крестьян Тамбовщины , удивительно правдоподобно сыграл генерала Мамонтова Юрий Поляков а ротмистра сыграл Колпаков , из редакции Литературной газеты . Рейд Мамонтова удался на белогвардейскую славу . Ох , и погуляляли вволю белоказаки по Тамбовщине ! Аж жутко вспоминать историкам . На роль приказчика Ильи Сохатых пригласили Олега Алешина. Типичный лицемер "Сохатый" и прислужит всем , и продаст всех ! Роль главного героя Прохора Громова согласился сыграть Серега Чеботарь.Современный культуртрегер , деловой человек с авантюрными замашками . Тем более ему нравились обе Анфисы Козыревы . Эпизодические роли и массовку играли разные Тамбовчане . Съемки начались рано утром с обстрела Антоновской сечи недалеко от озера Рамза красными пулеметчиками и артиллеристами .Лирические сцены снимали в Масловке , Нижнем Шибряе и на заимке в лесу на берегу Вороны . Обе Синильги были неподражаемы и загадочны на капище Галдыма . Они то шаманили , то скакали на конях атаманшами по округе . Чуть с ума не свели Прохора Громова . Но любил все же Прошка Чеботарь Анфис обеих!Инженера Протасова и засланного казачка к антоновцам Муравьева , сыграл блестяще Сергей Доровских. Подъезжая к Козлову литерный стал притормаживать свое движение . В купе сидел Сергей Есенин и декламировал возбужденно пассажирам : " ... Дар поэта - ласкать и корябать , Роковая на нем печать . Розу белую с черной жабой Я хотел на земле повенчать . Пусть не сладились , пуст не сбылись Эти помыслы розовых дней . Но коль черти в душе гнездились - Значит , ангелы жили в ней ". Вдруг за окнами вагонов раздались выстрелы . Есенин и пассажиры притихли и посмотрели на происходящее на станции . У дальнего пакгауза чекисты показательно расстреляли несколько бандитов , воров и антоновцев . Есенин вздохнул и выругавшись матом тихо запел : " Что - то солнышко не светит , над головушкой туман .... " Фабула фильма не объясняла всего . Прослеживались в основном поступки героев в пограничных , экстремальных обстоятельствах . Кровавые события обостряют чувства людей . Селяне мятежной Тамбовщины выживали как могли . Но жадные оставались жадными , подлые подлыми . А вот добросердечные люди даже к врагам не испытывали лютой ненависти . Сражались за идеалы без патологической злобы . В этих условиях некоторых героев защищала и оберегала сердечная любовь к женщине или мужчине , и искренняя вера в Бога . Лучше этих оберегов на Тамбовщине не было . Гримеры постарались сделать из своих продвинутых современников - киногероев "угрюм - реки" и Антоновской вольницы одновременно потрясающе схожими с прототипами . Короткометражный фильм " Ворона на векА Тамбовская угрюм - река " зрители приняли с восторгом . Алешкин Петр радовался как пацан ! Он давно уже задумал снять полнометражную картину о Гражданской войне , Антоновщине и семействе Анохиных .

Небольшая поэма , но по содержанию , сюжету и смыслам сравнима с романом . Здесь несколько героев -- писатель Петр Алешкин мечтает открыть киностудию на своей малой Родине , приезжает из Москвы и заключает договор с главой администрации Тамбовщины Александром Никитиным о киностудии . В грезах фантомная киностудия открывается и драматург Петр Алешкин снимает фильм на историческую тему о семействе Анохиных и " Антоновском восстании ". Его дружок насмешливый и недоверчивый хитрован , смеется над замыслом и мечтами Алешкина . Драматург - писатель не унывает , он верит в вожделенные , волшебные лучи звезды своей судьбы ! Герой философ делает свое философское мудреное , не подвластное обычному разуму дело . Творческий бомонд делает свои делишки , встречи с поэтами . Саунд - поэт позер устраивает спектакль - мистерию . И вспоминает о том , как его обманули местные писатели 23 года назад . Трое членов дали ему рекомендации в члены СП , на собрании по приему говорили восторженные речи , но при голосовании все они и другие проголосовали против . Из 24 человек против аж 25 . Один больной прислал конверт из дома и потом пришел проголосовал против поэта на собрании . При подсчете получилось из 24 против 25 . Герой истинный поэт в городе злых , заблудших жителей и продажных лицемеров - литераторов в одиночестве творит шедевры . Потому что он поэт высокого духовного полета ! Поэма имеет сакральные смыслы нашего бытия : творческая жизнь ради добра и светлого прозрения . Смыслы выживания ради творчества в кругу позеров , обманщиков , насмешников , предателей , продажных нарциссов и проституток . В общем через тернии к звездам …

             П О Э М А

Л Ю Д И      Н А Ш Е Г О      Б Ы Т И Я

1
Творец и лавочник

В Казначеевске злятся морозы
И лютует нещадно зима .
Леденеют седые березы ,
Устремляется стужа в дома .
И в " хрущевке " стена промерзает ,
И промерз вековой особняк .
Но Алешкин Петро приезжает ,
Значит жди фантазеров сходняк .
Он писатель большой , знаменитый ,
Только время не пламенных грез .
Мелкий лавочник , не именитый ,
Над талантом смеется до слез .
Пусть хохочут , Петро им покажет
Безобразникам , Кузькину мать !
В кинофильмах наглядно расскажет ,
Как извечное можно сломать .
Губернатор Никитин непротив ,
Встретил Петю и чай предложил .
Киностудию к радости профи ,
В обоюдный проэкт заложил .
На бумаге волшебные знаки ,
Вдохновляют картины снимать .
Станут власти врагами варнаки ,
Что бы дань с богатеев взымать .
И Черток по дорогам проскачет ,
И Антонов -- судья для всего .
Может лавочник Коля заплачет ,
Когда все отберут у него .
Не они , так другие лихие ,
Комиссары и " нети " времен ,
Отберут все труды не плохие ,
Строем истовых строй заменен .
Но молитвами крепятся храмы ,
Да незыблимой верой сердец .
Пусть беснуются лживые хамы ,
Метит блудных Небесный Отец .
Быть колхозам ! И будут колхозы .
Быть базарам ! И будут они .
И в кино драматург свои грезы ,
Воплотит в окаянные дни .
Вновь Анохины вспашут землицу ,
Вновь увидят колосья в крови .
Петя в небо отпустит синицу ,
Что б вернулась жар - птица любви .
Отыграют актеры сценарий ,
Опустеет миров павильон .
Петя снова войдет в планетарий
И почувствует как окрылен !

2
Философ Карл Костоедов

Зима исходит неохотно ,
Метели буйные свистят .
Кому живется беззаботно ,
Себя за прихоти простят .
Себя влюбенно пожалеют
И укрупнят лицо в сети .
Когда величье вожделеют
Не говорят другим : "Прости!"
Вздохнет философ Костоедов
Перебирая четки вновь .
Изобразит людей - зловредов ,
Народную сосущих кровь .
Гордыня многих обуяла ,
Как многоглавая змея .
Стезя нарцисса просияла ,
В игре иллюзий бытия .
Нарциссов много оказалось ,
Когда комьютеры в домах ,
Отображают как мечталось ,
Великим в пламенных умах .
Вот в Казначеевске Никола
Еmаil - романы написал :
Как " Вася " сладкого прикола ,
В устах у " Дымок " зависал .
Посыпались награды скопом ,
Как вожделенный листопад .
Никола мчал судьбу галопом
Туда , где видел звездопад .
Всех предавал и лгал безбожно ,
Был для себя непогрешим .
И возглашал : "Быть невозможно ,
Кому Мы быть не разрешим !"
Нулем поэта обозначил ,
Потом признал его всего .
Другому бездну предназначил
И сам премировал его .
Сказал : " Парсеков палки держец ,
Он графоман и рэкетир "
Потом сменил Ник - Самодержец
На " гения " ориентир .
Двойной стандарт , тройные взгляды ,
Личина хищного лгуна .
Подруги Коле очень рады
И " Шельма " всех их имена .
Когда челом к кресту прильнете ,
Покайтесь искренне в грехах .
Но если вы повсюду лжете ,
Вы лживы в прозе и стихах .
Все мечены гудронной метой ,
Кто ценит писаный разврат .
Одни лишь грозы над планетой
Заблудшим не сулят отврат .

3
Саунд     позер

Сергей Бирюковский позер ,
Как истовый Мамонт - Дальский .
То Хлебников он фантазер ,
То Стасик " кирпич " Садальский .
Впадает в экстаз театрал ,
Когда извергает звуки .
То щедро гундит как марал ,
То пальцами делает стуки .
Перформерный он президент ,
Заумных своих академий .
Он саунд - словес резидент
И жутких ночных сновидений .
Узрел Казначеевск весной ,
Осилив годины в Европе .
Признался Серега одной :
-- В Германии как в сиропе ! --
И в Польше актер побывал ,
И выступил в славной Канаде .
Он гвозди стихов забивал
В " чудовища " на эстакаде .
А - у - у ! - воспевал и У - а -а !
На сценах и в разных салонах .
Везде соблюдал он права ,
Распятых на местных пилонах .
Позвал хитреца на фуршет ,
Пройдоха с лицом лизоблюда .
Серега возмет не планшет ,
А фото поместного люда .
И вспомнит историю швах ,
Когда принимали в писаки .
Что было в дурных головах ,
Познает и скривятся враки .
Кричали : -- Он гений всего !
Немедленно гения в члены ! --
И все зачеркнули его ,
На радость метрессы - " гиены ".
Какие же члены лгуны !
Словами расходятся с делом .
Он плюнул на землю страны
И жить стал немецким пределом .

4
Спасительный   талант

Ночь за окном с отливом лунным ,
Поэт сегодня сам не свой .
В душе себя считает юным ,
С седой поблекшей головой .
Витают смутные сюжеты ,
У бездны рока на краю .
Поэту видятся кареты
И танцы в сказочном раю .
Вновь незнакомка за вуалью
Поманит взглядом дорогим .
Но рок сверкнет пустынной далью
И станет грезивший другим .
Он охладеет к переменам ,
Заледенеет вновь мечтой .
Поэт относится к изменам ,
Как рыцарь жизни не святой .
Земная горечь откровенья ,
В устах полыни семена .
Как уберечься от забвенья ,
Когда вокруг скорбей стена .
Но крылья , солнечные крылья
Талант к созвездьям вознесут .
Минует марево бессилья
И музы вольного спасут .
Поэт напишет строфы - радость,
Сумеет бытность превозмочь .
И вдохновенье будет сладость ,
И слаще меда будет ночь .

5
Ответственность

Добро творить -- благое дело ,
Когда добро воспримет люд .
Но время к добрым оскудело
И в фаворитах лизоблюд .
Он хвалит власть невозмутимо ,
Как самый верный человек .
-- Но пролетает счастье мимо --
Вновь изрекает имярек .
Там " Колизеи " строят спорта ,
Здесь мир цифирный создают .
И слышитится : -- Какого черта ,
Все что добудут продают ?!
Торговля ныне вся идея ,
Превыше прибыль всех начал ! --
А лизоблюд с душой халдея ,
На Глас народный осерчал .
Он в депутатах пребывает
И в бизнесменах на паях .
Он честь любого отвергает
В исконных праведных краях .
Мораль возвысится делами
И нравы сменятся везде ,
Где правят мудро удилами
В культуре , в базисной среде .
Неверие -- лихого фишка
И куш прислужника с маржой .
Но Речь Родная не мормышка
И не стремлюсь я стать ханжой .

СТИХИ О МАЛИКОВОЙ ТАТЬЯНЕ

Она задержалась на работе . Стала медленно подниматься на третий этаж дворца фабриканта , ставшего городским музеем . Остановилась перед вековым зеркалом и стала своему отражению задавать вопросы . Мысленные вопросы исходили от души . Она не лгала себе .Вопросы были настолько откровенны и ответы , как у священника на исповеди , перед покаянием . Ей стало тяжело дышать . Она побледнела , на лбу выступили крупные капли пота . Становилось нестерпимо жарко . Самоисповедь перед зеркальным отражением оказалась жутко страшным действом . Ибо пришлось говорить со
своей совестью , в облике зеркального двойника . Совесть не лгала . Вскоре даме перед зеркалом показалось что она услышала глас : "Аз воздам " -- После этих слов ее охватил ужас . Она спустилась вниз по лестнице дворца , вышла на улицу и направилась в ближайшую церковь . Душа требовала молитвы в православном храме . В церкви ей стало легко и светло , как буд - то она сбросила камень с плеч . Она молилась искренне и каялась в своих прегрешениях .

Схимница Татьяна
***
Взывает мысль до светлой рани :
-- Кто загубил карьеру Тани ?!
Кто крикнул фразу приговора :
-- Иди от всех в закут затвора --
Ушла Татьяна в туну были
И сразу все о ней забыли .
И мюзиклы былой игры ,
Спалили зависти костры .
Татьяны нет в сиянье слова
И нет ее в грехах Тамбова .
Нет в круговерти и речах ,
Она в молитвах при свечах .

***
Схимна мирянки не схимна ,
Всюду соблазны друзей .
И во дворце не противна
Служба и блещет музей .

Ты не монашка по духу ,
Значит судьбине не лги .
Выгони черную муху ,
Музе витать помоги .

Пусть вдохновенно витает ,
Рядом и возле тебя ...
Небо душа обретает ,
Бога и Слово любя .

Яркие рифмы - лучины ,
Благостным сердцем зажги .
Мигом исчезнут личины
И расточатся враги .

Схимна в миру не защита ,
Просто капризницы блажь .
Горечь обиды испита ,
Музу стихами уваж .

Вопросы себе
***
Скажи мне Татьяна ты веришь словам ,
Что Лена поэт высшей пробы ?
Она не пройдет по любым головам ,
Чтоб стать " примадонной " худобы ?
Она не лукавит душою нигде
И творчеством светит обильно ?
Скажи мне Татьяна на Божьем суде ,
За ложь побледнеешь не сильно ?
Молчишь ! Потому что грешна впопыхах ,
Ты блеф окрылить предложила .
Ты славу чужую стяжала в грехах
И путь своих скупой заслужила .
В пустыне вопишь обнаженной душой ,
О злобе метрессы с кагалом .
Но мир откровений твоих не большой ,
В огромном порыве и в малом .
Лукавые злыдни всегда предают ,
Любого из лагеря лести .
Безбожно тщеславью они воздают ,
Не помня о признаках чести .
Ты льстила Татьяна порочной мадам ,
Предав к корифею учтивость.
Услышишь под звездами -- Аз воздам --
Прими как расплату за лживость .
Они не помилуют , не воспоют ,
Твой путь за блаженные грезы .
В намоленном храме духовный приют ,
Где светом наполняться слезы .

Полнолуние поэтессы
***
В полнолуние в ткани белой ,
Стала Аликова ведьмой смелой
И взлетела в проглядную высь
С криком жутким : -- Созвездия брысь ! --
Полетала держась за слегУ
И увидела Валю - каргу .
В небе Валя была не одна ,
На Николе сидела она .
Хорошо им парилось голым :
Безобразным , нахальным , веселым .
Устремились на Лысую гору ,
Покружив по ночному простору .
Что б в греховном кругу шАбаша ,
Делать мерзости часто дыша .
И махая снопом камыша ,
Слушать автора " Алкаша " .
Совершали камланье фантомы ,
На горе от порочной истомы .
Зорька тени спалила круга ,
Плохо Тане спалось без друга .
Вновь проснулась красотка сердитой ,
Ждущей светлой любви Маргаритой !
Помолилась крестясь не легко :
Бог в душе а мечта высоко !

Неотразимые
или
ВарКрафт с талантами

Толи маятник это времени ,
Толи веет тусовка грехи ...
Словом бьют глашатаи по темени ,
Когда слабых читают стихи .

Невозможно внимать халтуре ,
Даже если ее творят ,
Две подруги в пиарном туре ,
Словно Геллы опять парят .

В зеркалах они не отражаются ,
Потому , что витают в дыму ...
За Карину , Татьяну сражаются ,
Крафт и Маликову по всему .

Вновь талантов отвергли лукавые ,
Ради праздника в дни шабаша .
Вот надышитесь дыма не правые ,
Будет грешной у каждой душа .

***
Вчера была ты "примой" и "мадонной" ,
В тусовках Притамбовских величин .
Сегодня ты с ужасным Абадонной
Гуляешь в представлении личин .
Все изменилось разом безвозвратно ,
Тебя отвергли скопом подлецы .
Нельзя вернутся в прошлое обратно ,
Чтоб ничего не сделали дельцы .
Они цветы срывают с веток древа ,
Чтоб украшать неправомерный путь .
Исходят от отчаянного гнева ,
Когда других не могут обмануть.
И дело не в поникшей Маргарите ,
Без мастера неласковой судьбы ,
А в ведовском старухином корыте ,
Где слюни ядовитые с губы .
Страдай легко в сиянии пространства,
Порочным цели мраком воздадут .
Нет в мире никакого постоянства :
Продажные предавших предадут .

Струны судьбы
***
Не грусти маэстро СавенкОв
Скрипка не затихнет устремлений .
Разорви надуманность оков
И сыграй на струнах вожделений .

И судьбы мелодия взлетит
Там , где ты любовью воспылаешь .
Ангел прегрешения простит
Когда сердцем доброе сыграешь .

Не терзай порывов контрабас,
Подыграй гитарой у камина .
Пусть ужасен быта Карабас ,
Но мечты блистательна Мальвина !

Схимница и гетера
***
Вышивала святого на плате
И услышала -- Не греши ! --
Заработав в больничной палате ,
Худобу да смешные гроши .

Не грешила она без разбора ,
Просто думала не о том ,
Что больные от судеб раздора ,
Как изгои во поле пустом .

Никого не судила другая ,
За стеной из былых кирпичей .
Дама легкая , не дорогая ,
Для утех и порочных ночей .

Ей бы денег побольше за ласки ,
Да покрепче в любви мужика .
А грехи - это детские сказки ,
Пока гром не оглушит слегка .

Поцелуй со слезами

Мальчик спит , он словом убаюкан ,
Город снится мальчику в цветах .
Маму обжигает правды мука
И вопрос печальный на устах .

На бумаге можно оправдаться ,
Срифмовать как чувствам воздала .
Но куда покинутой податься ,
Когда прежде друга предала .

Может ты сказала : " Равви " первой
И Иудин был твой поцелуй ?
Он ушел и ты осталась стервой ,
Показнись , но ложью не балуй .

Ты в стихах возвысится сумела ,
Нежностью к ребенку без отца .
Вновь себя блудницу пожалела ,
Обвинив собрата подлеца .

Финал заблуждений
"Просящему дай , стучащему отвори"
Татьяна Маликова
***
Стучащему ты отворила ,
Просящему ты дала .
Такое в судьбе натворила ,
Что плохи твои дела .

Кому ты представила фору ?
Нимфетке -- гулящей мадам .
Она устремляется в гору ,
С порывами не по годам .

Ее Евтушенко отринул ,
За слабые строфы стихов .
И месяц студеный не минул ,
Ты пламя глотнула грехов .

Другого вернула в лоно ,
Бездумно как на бегу .
И злоба из времени оно
Вернулась к талантов врагу.

Достойных не замечала ,
С пустой суетой в связи .
Поэта времен у причала ,
Не видела даже вблизи .

Чужих напечатала сдуру ,
Забыв про своих нищету .
И слушала лживого Гуру ,
Влюбенного только в тщету .

Расплата нахлынула валом ,
Девятым на узкой косе .
Накрыла твой путь финалом ,
Предали безбожно все .

Плаха и свобода Маликовой
***
Ты думала Татьяна ты любима
И дорога коллегам по всему ?
А ты была лгунам необходима
И не нужна подонкам никому .

Тебя вели улыбчивые каты ,
За нити из незримой конопли .
И привели на эшафот расплаты
И голову склонили до земли .

Казнить хотели как Антуанетту ,
Отточенной полоской клеветы .
Ты воспарила веруя в планету
И убежала в туну пустоты .

Отвратная для одержимых злобой ,
Ты никому не хочешь навредить.
Но ты в былом помечена худобой
И нехристей крестом не убедить .

Ты канифас для грешников кромешных ,
Им наплевать на божью благодать .
Но соловьи поют в просторах вешних
И можно жизни творчеством воздать .

Бег
***
На земле горит ботва ,
Дым витает речки шире ...
Будет Маликова - два ,
Будет Маликова - четыре .

Кинула Татьяна всех ,
Убежала в поле смуты .
Но былых времен успех ,
Позабыт за полминуты .

Где Татьяна как поэт ?
Нет ее нигде в округе .
Когда вновь шедевра нет ,
То нули витают в круге .

Вот и Леночка блажит ,
Как ольху себя сжигая . . .
Вскоре духом убежит ,
Телом вдаль не убегая .

И забудут про нее ,
Как забыли о Татьяне .
От друзей возьмет свое
И обрюзгнет на диване .

Маша станет не собой ,
Будет вся не фавориткой .
Поведет с врагами бой ,
Без метрессы с маргариткой .

Шурку вспомнит лишь Сашок ,
Друг сердечный из далека ,
Выпив спирт на посошок ,
Каркнув жалобно без клека .

Будет Маликова - два ,
Будет Маликова - четыре .
Без метрессы Пай едва ,
Дамы сохранятся в мире .

Где ты ?

Где ты Татьяна Маликова ?
Не повторяй Маргариту .
Вон как Елена Шкаликова ,
Педро ласкает Зуриту !

Взял псевдоним Николаша ,
Всюду за гуж хватается .
Валя в порывах Параша ,
Птицей витать пытается .

Вон как редактор Толик ,
Чесом наград промышляет .
Виски поставит на столик
И о дворцах размышляет .

Там ли твой яркий мастер ,
С женщиной в мире подвала ?
Светел духовный фломастер ,
Образы где создавала .

Не исчезай ты брошенной ,
Не пропадай ты преданной .
В туне грехами взъерошенной
Жить можно верой изведанной .

Тамбовская Духовная семинария
eparhia-tmb.ru›seminaria/?NewsView=617
Маликова Татьяна Олеговна, член Союза писателей России, кандидат филологических наук, доцент ТГТУ, отразила в своем выступлении «Исследование жизни репрессированной в 50-х года XX века юродивой Христа ради Анастасии Ильиничны Криковой (с. Вирятино Моршанского уезда)» материалы, которые удалось собрать о жизни юродивой Анастасии

Юродивая Анастасия Крикова

Кому нужна дурная тетка ,
Одна в деревне у лугов ?
Но часто властная пролетка ,
Мелькала возле берегов .
Жила в глуши Анастасия
И что - то светлое несла …
Жила идейная Россия
И ввысь порывами росла .
Несовпадали взгляды многих ,
С речами бабы роковой .
Она чудной среди убогих
Слыла с судьбою таковой .
Все к коммунизму устремлялись,
Ковали прочную броню .
Анастасии мысли шлялись ,
Грехи срывая на корню .
-- Юродивая ! Что ты хочешь ,
Узнать у храмовых руин ? --
-- Милок ты грязное волочишь ,
Толпы безбожной господин ! --
Анастасия не сломалась
И верила в Христа душой .
Она повсюду улыбалась ,
В России бедами большой .
Кого - то словом исцелила ,
Кому - то воду подала .
И за роженицу молила
Мать , что Мессию родила .
Арестовали бабу тихо
И упекли в тюрьму легко .
Взыграло в Притамбовье лихо
И размахнулось широко …
Татьяна Маликова вспомнит ,
О пропасти времен тщеты .
И о юродивой напомнит ,
Спасавшей край наш у черты .

Бизнесвумен Татьяна

Ее привлек неяркий бизнес ,
Ремонт приборов для людей .
Нагрянул вдруг культурный кризис ,
Нет керамических Медей .
И Ник из дивного фарфора ,
В Асеевский не привезли .
А кушать хочется без спора
Плоды , что к солнышку росли .
Музей хорош когда зарплата ,
Не угнетает день и ночь .
Но ждет больных своя палата
И Таня может им помочь .
Приборы сделать без огрехов ,
Чтоб измеряли стул и стол .
И скорлупу любых орехов ,
Чтоб лекарь хламом не колол .

Воронеж Татьяны Маликовой
***
В Воронеже теперь Татьяна ,
Другому берегу верна .
И сказы слушая Бояна ,
Она пьянеет без вина .
В Воронеже мечты крылаты ,
Поэзия всегда в чести .
Таланты верою богаты
И мир стремятся обрести .
Здесь гармонист живет Макаров ,
Вновь со звездою говорит .
И птица трепетных Стожаров
Летит и в образе горит .
Аркадий жаркую покормит ,
Зерном духовных колосков .
И стежку золотую вспомнит ,
В округе Бондарских веков .
Татьяна Маликова снова
Воспряла духом не стыдясь .
Но с небом светлого Тамбова,
Не потеряла сердцем связь .

Фотография журнала Подъем
***
Вот она беглянка Маликова ,
В золотом Воронеже !
Рядом Летнева и Саликова
И влюбленный Сонеже .

Вновь Татьяна в платье новом ,
Всей судьбой блистает ...
В сквере грез вседа пановом
Строфы всем читает .

Отогрелась сердцем страстным ,
Смыла с тела прошлое .
И в Воронеже прекрасном ,
Не стяжает пошлое .

Таня снова не беглянка ,
Поэтесса к радости !
И вражина ей поганка ,
Вслед не крикнет гадости .

За добро Татьяну злыдни ,
Скопом черным предали .
Обретут в Тамбове сидни ,
Что анчутки ведали .

Вольный Воронеж
***
Ты зарок не давала Татьяна ,
Ничего не писать о любви .
Вот Макаров с крылами баяна
И с икаровой искрой в крови .

Вечерами играет Аркадий ,
Как Дунай свои волны несет .
Без Тамбовских лукавых исчадий ,
Он поэзией душу спасет !

Пусть Труба поклоняется Вале
И Аршанскому служит рабом .
Ты изведала подлость в начале
И не билась отчаянно лбом .

Так подставили , так обманули ,
Буд - то душу пронзили ножом .
Только звезды надежду вернули ,
Когда боль оплетала ужом .

Ты Воронеж печалью не тронешь
И слезами от горечи днесь .
Лишь с поэзией вольный Воронеж ,
Даже в сумраке светиться весь !

Поэтесса - птица
***
Возродись Татьяна поэтессой - птицей ,
Пепел твоей боли канет за криницей .
В платье их холстины возродись красиво ,
Тень отринь крушины , ангелу на диво !
Над Тамбовом смрадно , светел твой Воронеж,
Ты лети отрадно , луч любви догонишь .

Светлый причал
***
Татьяна прозрела душой ,
Увидела катов и гадов
И блюдо с заушной лапшой ,
С коктейлем Валюхиных ядов .

Взглянула Олегу в глаза ,
В глубинах смеется Чезаре .
И Лена с грехом егоза ,
Лукреция типа кантаре .

Евстахий за папу миров ,
Развратников всех осеняет.
Рашанский с огнивом даров ,
Порочное воспламеняет .

Вокруг гопота и рабы :
Подносят , относят , доносят …
Душою продажной слабы ,
Талантов бесспорных поносят .

Татьяна увидела страх
И ужас в картине событий .
Судьбы неминуемый крах ,
Ослепшей от глупых наитий .

Семейство травило мурой ,
В округе людей одиноких .
Гнобило лукавой игрой
И низких душой , и высоких .

Поэт за открытым окном ,
По небу мечты без печали ,
Опять написал об одном :
-- В Воронеже свет на причале !

Аутодафе Татьяны Маликовой
***
Она прозрела у икон ,
Расстрелянных грехами .
И не поставила на кон ,
Судьбу свою с духами .

Она познала темноту
И пустоту забвенья .
И возродилась на свету ,
С молитвой без сомненья .

Она поэт с душой живой ,
Страдающей но верной .
И в дымке чистой зоревой ,
Мечту не видит скверной .

Татьяна яркая в строфе
И честная до боли .
К спасенью аутодафе ,
Вершит согласно воли .

Перекресток теней
***
Была предлитом но неволе ,
С духовной силой ножевой .
Теперь она по злобной воле ,
К усопшим вписана живой .

Быть может Маликова рада
Соседству в списке не живых :
И с представителями ада ,
И с душами из зоревых ?

Тогда Татьяна пусть ликует ,
Среди фамилий и теней .
И в жизни грешной не тоскует,
На перекрестке черных дней .

Сеанс спиритима
***
Татьяне снова не спалось ,
Пригрезилось -- она в Тамбове !
В душе грозой отозвалось ,
Что прозвучало прежде в слове .

И Антигона к ней пришла ,
И Мастер с верной Маргаритой .
Звезда полночная взошла ,
С незримой тайною забытой .

Вдруг стало около светло ,
Стол появился ниоткуда .
Блеснув оконное стекло ,
Отобразило днище блюда .

Витало блюдо над столом ,
Сидели люди и смотрели .
Мелькнула бабка с помелом ,
Все наблюдавшие взопрели .

Татьяна вызвала сама ,
Из прошлого дух корифея .
И вдруг в иллюзиях ума ,
Картины обрела Морфея .

Заговорил тревожно гость :
-- Я все изобличил личины ,
Хвалешин роковая кость ,
Предатель жалкий до кончины.

Он служит хищнице карге ,
Ужасной злыдне ненасытной .
Он видит светоча в враге ,
С гордыней ястреба зенитной .

Возвысили нежданно шваль ,
Восславили ничтожных в руне .
И мне усопшему не жаль ,
Что пропадут дурные в туне --

Татьяна взгляд свой отвела
И уши чуткие закрыла .
Она спала и не спала ,
Дремота птицей закружила.

Исчезло все вокруг нее ,
Шары хрустальные и призма .
Приснилось Тане лишь жнивье
И детство дней социализма .

                ОБРЯД

Снег идет под Воронежским небом ,
У окошка Татьяна одна .
Ест картошку печеную с хлебом
И глотком запивает вина .

Думу думает снова Татьяна ,
Все вокруг изменилось за день .
Из - за рока сплошного буяна ,
Изломавшего прошлого тень .

Свет померк на Тамбовском просторе ,
Лицемеры лукавят зело :
Привнесли бездуховности горе
И умножили подлостей зло .

Сонмы злых а Татьяна ранима ,
Не прощает предателей пыл .
Убежала и людям незрима ,
Кто пустил откровенье в распыл .

Ложь немыслима в сердце поэта ,
Даже капля не истины яд .
В снегопаде мерцание света ,
Как любви и надежды обряд .

         Откровенная

Не пишет Татьяна стихи ,
Ранимую злыдни обидели .
И гонит из сердца грехи ,
Которые люди не видели .

Войдет откровенная в храм
И молиться истово Господу .
Не любит правдивая срам
И подлости лживые отраду .

Крестом осеняет себя ,
Желает добра и прощения .
Не пишет Татьяна любя
Шедевры мечты воплощения .

Пройдет роковая пора ,
Взыграют таланта истоки …
И станет Татьяна с утра
Творить бесподобные строки .

АНАТОЛИЙ ТРУБА --- РОМАН В СТИХАХ И ПРОЗЕ

Категоричную отрицательную оценку Трубе давать не стану , потому что не знаю многое о его судьбе досконально . Возможно он неплохой человек , не совсем пропащий . Но возможно и другое . По последним его творческим поступкам и участии в литературном процессе Тамбовщины вывод у меня однозначный -- Труба тщеславный позер .Он типичный " Лабутя " , любитель минутной , тусовочной славы , бумажных наград и медалей .Медом его не корми , но дай какую - нибудь похвальную грамоту ! Добрых дел не помнит , если ему это не выгодно . Расчетливый до своего мозга костей . Ищет выгоду даже в литературных делах . Он в самом расцвете сил и может проявить себя с хорошей стороны . Но пока Труба делец , искатель приключений и заядлый позер . Стихи о нем разные. По поступкам его и проэктам . Есть негативные , отрицательные стихи . Есть позитивные с надеждой на душевное прозрение . Труба окончательно не закостенел со своей неуемной гордыней . Вдруг он подобреет и станет милосердным , отзывчивым , сердобольным .Стихи и рассказы о Трубе это художественные произведения , поэтому в них есть вымысел и элементы фэнтези . Все в рамках литературных правил и традиций , герой похожь на своего прототипа отчасти .
Так думал молодой повеса, Летя в пыли на почтовых, Всевышней волею Зевеса Наследник всех своих родных. Друзья Людмилы и Руслана!

" Так думал молодой повеса ,
Летя в пыли на почтовых …"
Александръ Пушкин

"Главред Труба бесчестных правил ,
Когда тщеславьем занемог ,
Он презирать себя заставил
И лучше выдумать не мог .
Ему пример , другим наука ,
Но Боже мой , какая скука ,
Пустого славить день и ночь ,
Не отходя от правды прочь !
Какое низкое коварство ,
Полупоэта забавлять ,
Его творенья поправлять ,
Печалью разукрасив царство ,
Вздыхать и думать про себя ,
Когда же неть возьмет тебя !"

Декаданс трубадуров
***
Веселятся за счет других ,
Получают дары авансом .
Среди ухарей не благих
Увлекаюся вновь декадансом .

То чиновники им подпоют ,
То сыграет фокстроты эго .
Создадут неземной уют
Музыканты ансамбля " Эгрего ".

У одной тяжелеют дары ,
Понесла их дуплетом от власти.
Но немеет она от игры
И своей неуемной страсти .

Месит тесто банальных слов ,
Вырезает стаканом кругляшки
И в журнале "Козловский улов",
Лепит строфы на голые ляжки .

От гордыни исходит слюной ,
Словно гончая у поляны .
Только путь у поэта земной --
Делла Роза и крестные раны .

Декаданс трубадуров широк ,
До столицы доходят слухи ...
Только узок таланта мирок ,
Как у Вали метрессы прорухи .

Ужин трубадуров
***
Не сцена это а помост
И мудрецы все в ложе .
У трубадура яркий тост
И у другого тоже .

Один мудрено говорит ,
Другой еще мудреней .
А дурачок спокойно зрит ,
Чей довод увлеченней .

Стихи читает трубадур ,
Другой сонет читает .
И нет непосвещенных дур ,
Где муза обитает .

А трубадур уже трубач ,
Играет шум прибоя …
Другой в палитре передач
Играет гул забоя .

Потом чаи гоняли все ,
По кругу и за кругом .
Потом ходили по росе ,
В сортиры друг за другом .

Дурак сегодня не смешон ,
Он лишний , не на месте .
Откинул храбро капюшон
И съел сосиску в тесте .

Бирюза удачи
***
Все довольны , все при деле ,
Вася в Лене , Маша в теле .
Лишь Труба один за всех ,
Жаждет пламенный успех .
Ловит Толя тень удачи ,
То в дороге , то у дачи .
Ловит Толя пустоту ,
Ртом широким на мосту .
А в руках его награды ,
Как штакетины ограды .
Видит зрячий бирюзу ,
За оградой на возу .
Едет Толя к бирюзе ,
На засратой , на козе .
Пленка с бликом от реки ,
Как иллюзия тоски .
Обналичил Толя нал ,
Смело выпустил журнал .
-- Деньги есть ума не надо! --
Снова эхо крику радо .

Сакральное имя журнала
***
Вот от чего вдруг Александръ ?
В Тамбове Пушкин небыл .
Вы назовите Олеандръ ,
Журнал дарящий небыль .

А можно имя Михаил ,
Отметить на обложке ,
Чтоб каждый ум перекроил ,
Прочтя о неотложке .

И Анатоль не повредит ,
Читающим о разных .
А можно вывести Эдит ,
Без шуток безобразных .

А можно Кароль утвердить ,
Тогда прочтет и Тина .
Журнал не будем мы судить ,
С граффити Валентина .

Журнал Шедевры мудрецов ,
Сегодня был бы кстати .
Вождей узнаем без венцов ,
Кто честные , кто тати .

Александрина и Александръ
***
Если Аршанский решил ,
Толя Труба напечатал .
Рок свой порыв совершил ,
Девушки мир распечатал .
В мире поэзии даль
Синяя вся с перламутром .
Александрине не жаль:
Вечер забудется утром .
Девушка ищет пути ,
В зыбких туманах осенних .
Хочет от грусти уйти ,
В светлых сандалях весенних .
Александрина в душе
Чистая , духом благая .
Только видна в камыше
Снова русалка нагая .
Стелется лилий цветник ,
Светятся ярко кувшинки .
Горец перечный приник ,
К тайне роняя росинки .
Девушка с гребнем луны ,
С космами блеска сатина ,
Жаждет волшебные сны ,
С именем Александрина .
В полночь стихия стиха ,
Явную вихрем охватит --
Будет любить жениха
Так , что поэмы не хватит.

Главред Труба
***
Трубе виднее кто "жираф" ,
Кто в сотом поколенье граф .
Кто всемогущий и крутой ,
Кто жизнью падший и пустой .
Труба редактор и делец ,
И оберег его телец .
Вот если б небыло интриг ,
Не затевал бы он блицкриг .
Зачем журнал кривых зеркал ,
Где классик света не алкал ?
Где одаренный не стенал ,
О том , что всюду криминал .
Где строфы праздничных стихов ,
Без вожделений и грехов .
Как буд - то манку с молоком ,
Труба размазал кулаком .

Тропиканки и Александръ
***
У " Тропинки " все не то ,
Не стихи , а сажа !
Ты Труба как дед Пихто ,
И журнал как лажа .

Тропиканки из кружка
Бредят о Тамбове .
Словно пани у лужка
И друзья панове .

Все банальное несут
И твердят наивность .
Тени прошлого пасут ,
Где витает дымность .

Нет "антоновцев" в стихах ,
Нет времен развала .
Нет погрязших во грехах
И событий шквала .

Нет свершений трудовых
И потерь бездумных .
Нет стяжаний ножевых
И базаров шумных .

Есть словесный бутерброт ,
С маслицем и хлебом .
Пыльных тем круговорот ,
С задымленным небом .

Имперские амбиции
***
По имперски и не иначе ,
Быть с журналом легко на Руси .
Ездил прежде на серой кляче ,
А теперь на орловском скачи .

Ты главред самодержец культуры ,
Анатолий Труба дорогой .
Пусть кудахчут Козловские куры
И заря воссияет дугой .

Ты журнала приват - император ,
Судишь всяких и яких рядишь .
Но Алешин кричит : -- Провокатор !
Ты болван самозванцем сидишь ! --

Управляй величаво и строго ,
Александром журналом в меду .
Фаворитов печатай немного ,
И не плюнут таланты к стыду .

Одаренных всегда единицы ,
Не гони ради свиты пургу .
Если ты не кормилец синицы ,
То Жар - птица чинарь на снегу .

Трубецкой благородного рода
Или ты самозванец Труба ?
Под лучами небесного свода ,
Как на паперти жизни судьба .

Труба на коне
***
Какой редактор на коне
И Холмс не сыщет !
Он лучший в вольной стороне ,
Где ветер свищет .
Князей потомок Трубецких ,
Труба как воин .
Он вне построек городских ,
Степи достоин .
Скачи по травам Анатоль ,
По весям доли . . .
Но только душу не неволь ,
Без Божьей воли .
Ты судишь добрых сгоряча ,
В порыве рьяном .
Но светит истины свеча ,
Над дурнопьяном .
Скачи бесстрашно на гнедом ,
К заветной цели .
Но знай Икары над гнездом ,
Уже взлетели .

Веселый кагал
***
Журнал Александръ в уютном Козлове
Придумали власти и сделали .
Акулу поэзии в щедром улове
Аршанский с Трубой разделали .
Таких рыбарей земля не знала ,
Казну всю потратить готовы .
Печатают вирши родного кагала
И тексты любимой жидовы .
Дорожкина барыня в редсовете ,
Превыше Васильевой Лары .
И Поляков за Слово в ответе
Рассказчиков местной табары .
КОткало фильтрует ужасные строки
В надежде найти золотинки .
Один Хуторянский в Козлоские соки
Сует то и дело тростинки .
У Колпакова заботы бывают
Похлеще муры редсовета .
У Замшева чувста добра убыают
И некому дать совета .
В Литературной газете проблемы ,
Все Максимально тяжелые .
А в Александре любые дилеммы
Решат снова гои веселые .

Труба и "Мефистофель"
"Люди гибнут за металл
за металл ..."
Слова из оперы "Фауст"

***
В Трубу вселился " Мефистофель ",
Отвратный бес Козловских смут .
И душу выжег баламут ,
И вставил вяленый картофель .

Труба теперь похож на франта ,
Из круга бизнес - профессур ,
Он превращает местных кур
В любую птицу и мутанта .

Несушка ласточкой летает ,
Рыжуха песенки поет ...
Когда сосет его койот
И петушок ледышкой тает .

Все извратил Труба в округе ,
Все в туне жизни покривил .
По таксе лжи установил ,
Извивы блата и услуги .

-- Ты говори о светлом Боге
И делай темные дела --
Но Толю к бездне привела ,
Такая " истина " в итоге .

Творчество под копирку
***
Миша Прудников наивен ,
В деле творчества души .
Говорит : -- Не агрессивен ,
Кто стихи писал в глуши --

Видимо у Миши взгляды
Как у ангела в раю .
Есть поэты ретрограды ,
Есть Труба в родном краю .

Есть " святая " Валентина ,
Благовестница тропы .
Есть Елена Мессалина
С плоскостопием стопы .

Но всегда крутая нравом ,
Гениальна для друзей .
В левом округе и правом ,
Где конюшня как музей .

Миша Прудников с Трубою ,
Как два Януса с монет .
Видят жизнь лишь голубою
И другой на свете нет .

Вновь "Энергия" энергий
Зарядит подлунный сон .
И прикупят женам серьги
Миша с Толей в унисон .

А потом прикупят Мазду
И в придачу БМВ .
Убедят в Тамбове мазу ,
Что стихи сулят лаве .

Гранты творчеству помогут ,
Графоманов , не других .
Сколько надо столько смогут ,
Сотворить стишат благих .

Но зачем хвалебным налом
Всю Тамбовщину смущать ?
За Татарским ближним валом ,
Жизнь не стоит упрощать .

Не размазал
***
Никитин деньги не размазал ,
Вручил Дорожкиной с Трубой .
Пальнул в гусыню и промазал
С берданкой ало - голубой .

Клин пролетел над Притамбовьем ,
Над эхом властной коляды ...
Размазал тему многословьем ,
Бомонд поэтов ерунды .

Они преградой стали жуткой ,
Валюха с Толей заводным .
Витает кривда голой уткой ,
Над фолиантом проходным .

Волна событий долгожданных ,
Нагрянет вскоре на Тамбов .
Дорожкину порочных данных ,
Сметет с макулатурой слов .

Блефуют служки власти лихо ,
Стяжая славу и деньгу .
А я пишу шедевры тихо ,
На светлом цнинском берегу .

Валюха мерзкая и злая ,
Талантам ходу не дает .
На лунный свет ночами лая ,
Мамоне ложью воздает .

Просвет в сумраке бытия
***
Кому же ты служишь Труба Анатолий :
Продажным , двуликим , плохим .
Ты роком не выйдешь из грязных историй ,
Пушистым , святым и сухим .
Ты выйдешь изгоем до ужаса грязным ,
Поганым , как тина болот .
И пан Поляков рассказом развязным ,
Охаит бесславный твой лот .
Лариса Васильева тоже отринет ,
Журнал индульгенций тщеты .
И вновь Колпаков убежденно покинет ,
Бездушный кильдим нищеты .
Служить фаворитам порочного круга ,
Мамоне судьбу проиграть .
Труба Анатолий ты славишь не друга ,
А нетя влюбленного в гать .
Тамбовские нети безумия дети ,
Жестоки и всюду хитры .
Но ангелы неба расставили сети
И воинов звездных шатры .
Журнала блескучая , яркая фишка ,
Таланту не истина дней .
Душевная тема , сердечная книжка --
Просвет между смутных теней .

Дамы - подруги по недавним хитросплетениям и интригам , как бы отвечают преданному ими и отвергнутому Валерию Мракову .

Труба и змеи
( Вариант сатиры)
***
Смутной Валерий годиной ,
Ближних пугаешь своих :
Черной змеей и бля...иной
Нас называя двоих .
С нами ты терся в единой
И комсоветской бывал ,
Что ж ты поганой бля...иной
Жизнь свою не обзывал ?
Сам ты в газете печатал ,
Наших творений туман .
Душу свою запечатал
И променял на обман .
Мавр ты теперь бесполезный ,
Дело твое помолчать .
Толя Труба нас любезный ,
Будет игрой привечать .
Нам он милее и ближе ,
Статусом и естеством .
Ты же убогий подиже ,
Хвалишься с музой родством.
Время твое пролетело ,
Как журавлиная тень ...
В туне худющее тело ,
Вот и несешь дребедень .

Трио авантюристов
***
Не удивлюсь метаморфозе ,
Врагов изменится судьба .
И воспоют на паровозе :
Олег , Наседкин и Труба .

В Вальгаллу новых приключений
Влетят со свистом друганы ...
А время лживых изречений
Оставят тюхрикам страны .

Есть в " Адександре " толерантность ,
В " Рассказ - газете " схожий тон .
Превыше чести лишь галантность
К тому , кто любит " Чарльстон ".

Но танец каждого лихого
Дым оплетает без огня .
Исчадьям времени плохого
Мамона кровная родня .

Труба татьбы
***
О Трубе уже писал --
Лицемер Труба .
Эскимо он пососал ,
Где лгунов татьба .
Изменялся по всему
И всегда шутя .
Мреть оставила ему
Смутное дитя .
Бьется рьяно у Трубы
В сердце чернота .
И на росстанях судьбы
Злобы маята .

Корнет и интернет
***
Где Олег твои шедевры?
Где Толян твои в ответ ?
Заслонили бабы - стервы
Аполлона яркий свет .
Вы вражины виноваты --
Разлюбил вас Саваоф .
Поэтессы бьют в набаты ,
Лишь они владыки строф .
Вы крещеных предаете
И готовы кинуть в грязь .
Мрети падших воздаете
И в кумирах бездны князь .
Нет шедевров -- нет поэта ,
Есть хвастун и тамада .
От заката до рассвета ,
Сладко спите как всегда .
Эх , Алешин ты в интригах ,
Сам себя перемудрил !
И Труба в лихих блицкригах ,
Без руля и без ветрил .
Я один к Парнасу еду ,
На Пегасе я корнет .
Заскачу на почту в среду ,
Заплачу за интернет .

Зоревое вдохновение
***
Стал Олег как Железняк ,
Анархист матрос :
-- Толя гонит порожняк ,
Он Труба - отсос !
Так журнал обогатил
Всячиной сякой ,
Что Козловщину залил
Мутною рекой --
-- Неспеши матрос восстать ,
Ты еще никто ,
Анатолий может стать
Славным , как Пихто !
Газетенка под тобой ,
Жалкая до слез .
Видно лечишь ты срамной ,
Свой педикулез --
И Труба трубит в трубу ,
Чтобы на коне ,
Ангел высказал табу ,
Вольной старине .
И Алешин лупит мух ,
Трубочкой из грез ...
Только мой ласкает слух
Муза у берез .
Сочиняю строфы снов ,
На любви горе :
Как прекрасен мой Тамбов ,
Видом на заре !

Трубадур Анатолий
***
Кто он Труба Анатолий :
Вольный поэт или тать ?
В мире иных аллегорий
Сможет ли духом блистать ?

Станет от чистого сердца
Славить Владыку небес ?
Или с мелодией скерцо
Будет фальшивить балбес ?

Кто он : потомок вагантов
Или душой трубадур ?
Может в кругах коммерсантов
Он Казанова для дур ?

Пой Анатолий о многом ,
Сделав журнал Александръ .
Пусть мельтешат за порогом
Тени " врагов -- саламандр " .

Жадность порочных сгубила ,
Каждый скупой одурел .
Толю звезда возлюбила ,
Что бы талантов узрел.

Толя не страстный хапуга
И не стяжатель монет .
Не отвергает он друга ,
Если тот нищий поэт .

Имя журнала бессмертно ,
В буквах лучи высоты .
В образе все интровертно ,
Как в человеке мечты .

Пой о земном ветродуе ,
Пой о пожаре зари .
Только о Господе всуе ,
Мирной душой говори .

Купец и товар

Ржут кобылы и быки ,
И хохочут куры ...
Из деревни Гомзяки ,
Едут бабы дуры .

Едут сразу на осле
И козле не старом .
Едут все на веселе ,
С ходовым товаром .

Самогон и квас крутой ,
В таре из березы .
И бульон везут густой ,
Что б не сбили дозы .

Есть хмельное и харчи ,
Сало и колбасы .
Есть арбузины с бахчи
И стихи - атасы .

Принимай товар купец ,
Анатолий важный .
Ты редактор молодец ,
Весь собой отважный .

С каждой вирши почитай ,
Творческой гомзячкой .
А потом во ржи мечтай ,
Как моряк с морячкой .

В Александре живность ржет
В жизни ржет не хуже .
Толя в сердце сбережет ,
Все что любит дюже .

Подельщик Трубагоев
***
Ему важнее сам процесс ,
Всего что происходит .
И он бездарных поэтесс
В квадрат шутя возводит .

И в куб любую возведет ,
С неотразимой славой .
В журнале рубрику ведет ,
С придуманной забавой .

Печатает державших гуж ,
Из Гомзяков и рядом :
Как пронизал супругу муж
Хмельным , горячим взглядом .

Как бабку устрашил козел ,
Своим лохматым видом .
Как заплутавший между сел ,
Шатался лунным гидом .

Литературщину несет ,
Журнал свободно в массы ...
А он вовсю деньгу кует ,
Не отходя от кассы .

1
Дни Трубиных

С Дашковой Труба Анатолий ,
Графиней держал вновь журнал .
И в нем эмигрантских историй ,
Он сонмы один рассказал .

Как буд - то он внук Трубецкого ,
Того что не сгинул в аду .
И вОйска доселе Донского ,
Он знает бои и беду .

Как буд - то Советы Трубины ,
Терпеть не могли никогда .
И жизни познали глубины ,
До самого черного дна .

Пришлось изменять окончанье
Фамилии предков Руси .
Теперь роковое звучанье ,
Вердиктом в кабак приноси .

В журнале редактором служит ,
Привержен к большим именам .
Быть может награду заслужит ,
Подстать золотым орденам .

Журнал в Ярославле замечен ,
В руках у святого попа .
Труба Анатолий отмечен ,
Наградой размером с клопа .

Дофины поместной культурки
В коллегии с ним на паях .
И штабс - генерал Литературки ,
За князя в Тамбовских краях .

Другие Трубины не дремлют ,
Деньгу обоюдно куют .
Рыхлят , культивируют землю
И в почву таланты суют .

И стебли у них вырастают ,
С початками звонких монет .
Статьи журналисты верстают ,
О том чего в принципе нет .

2
Сентенция

Если курирует Голова
и выбирает метресса ,
значит не искренние слова
щедро прославит пресса .

Снова игры мишура на кону ,
лживая вся , цветная .
Любит позерка себя одну ,
книги талантов пиная .

Снова пластинка из сундука
кружится на патефоне ...
Муза небесная пишет : "Тоска",
тенью на сером фоне .

Много метресса горей принесла ,
искренним с возласом : " То - то !" .
Слава дурная ее возросла ,
что бы упасть в болото .

3
Великий

Заплатил и ты великий ,
И могучий на века .
Не беда , что многоликий ,
Как наследник чудака .
Нет причин для истязаний ,
Совести и чести всей .
Заплатил и миф сказаний ,
Будет кривдою Расей .
Рынок ныне распрекрасный ,
Покупай и продавай ...
Если ты торговец страстный ,
Звездный образ создавай .
Если жаждешь снова сказку ,
Ты с задором напиши .
И цени наград подвязку ,
Вместо искренней души .

В разливе
***
В разливе – дом. Осунулся старушкой,
Труба погнулась. Крыша разошлась.
Под окнами отстала краска стружкой.
Хозяйка вышла, и звезда зажглась.
Лук. Ел.
Шарж
***
Ах , Толя не маши в Разливе кружкой ,
Там шалаша вновь крыша разошлась .
И пахнет пень олифою и стружкой ,
Звезда мечты от запаха зажглась .

Труба не гнись , по ветру зоревому
И на закате тусклом не кривись .
Старушкою подходит кличка дому ,
Ты возопи , но эху не дивись .

Оно летит до самого Тамбова ,
Потом до Токаревки долетит ...
Не обижайся на звучанье слова ,
Которое ничто не золотит .

Сгребает снег подруга у калитки ,
Он голубой , но сны его галдят ...
Труба оставь походные пожитки
И убегай куда глаза глядят .

***
Ты думаешь свое возмешь ,
От жизни непутевой .
Рукой волшебною взмахнешь
И станет радость новой .

В автомобиле за рулем ,
Промчишься по России
И золотым блеснешь рублем ,
Себя признав мессией .

Когда величество твое ,
Достигнет апогея ,
Крестом отринет воронье
Монашка Пелагея .

И ты почувствуешь раба ,
В себе с печальным роком .
Ах , как сияла грез судьба ,
В мальчишке светлооком .

Индульгенции тщеславных

1
Гордыня выше всех значений ,
Объяла каждого давно :
Олег Алешин гипер гений ,
Труба Толян богов оно .
Тщеславие запал и порох ,
Поступкам в мире суеты .
Газет несет редактор ворох ,
Другой журнал несет мечты .
Навыпускали тексты оба ,
О том , что пылью занесло .
И каждого терзает злоба ,
Что мимо славу пронесло .
Толян награды собирает ,
Как разноцветные грибы ...
Олег такого презирает ,
Сторонника времен татьбы .
Грешат по мелкому и крупно
Лукавят всюду и везде ,
Забыв , что ложное преступно
И подлое не скрыть нигде .
Бездарных к облаку возносят ,
Продажных в первые ряды .
И либералов бредить просят ,
От Писарева до Середы .
Аршанский сводником панует ,
Сам отбирает стихири .
Труба гетерушек милует ,
Что пудрят локоны зари .
Лгут ради власти над умами ,
Чтоб на покладистых влиять .
Таланты издаются сами ,
Стремясь за истину стоять .
Талантов светлых единицы ,
Их ненавидят и клянут .
Печати волки и волчицы
Клыками откровенья рвут .
Но вожделеют без сентенций:
Почет , издательский амвон .
Как суверены "индульгенций" ,
"Безгрешные" со всех сторон .

2
Пошел однажды бес разврата ,
За дамой легкой по пятам ,
Она для чести мелковата ,
Но для бесчестия мадам .
Грешна , лукава и порочна ,
Как все друзья ее вокруг.
С талантами от Бога склочна ,
С бездарными " бюро услуг".
Вся на фуршете " примадонна "
И птица - жар на чердаке .
Для секса с бражными бездонна
И небыль в кривды косяке .
За ней пошел царек фуршета ,
Весь разоделся впопыхах .
Он предал доброго поэта
И юность жизни не в стихах.
Он предал прошлое безбожно ,
Как самый истовый палач .
За ним родные осторожно
Идут и раздается плачь .
По дну идут извечной туны ,
Как по морскому без путей .
И светят призрачные луны ,
Из крови падших и костей .
Старуха рядом как проруха ,
Как повитуха всей игры .
И красит мраком потаскуха ,
На плахе судьбы у горы .
Чернеют пошлые мотивы ,
Причин заблудшего умом .
Души отвратные извивы ,
Неозаримы в нем самом .
Нет индульгенций от пороков ,
От грешности прощений нет .
Подделки всяких лжепророков ,
Испепеляет Божий свет .

Цель криводушных
***
Из - за Трубы и Алешина
Явь бытия перекошена ,
Словно задворный плетень ,
Криво бросающий тень.

Вроде печатают пишуших ,
Вроде взирают на дышащих ,
Смерив расчетной шкалой ,
В затхлой душонке гнилой .

Цель у кривых от лукавого ,
С левого бока и с правого .
Ради тщеты торг ведут ,
Всех за гроши предадут .

Пахнут продажные серою ,
С полной сортирною мерою .
Чистым поэтом Валерою
Буду , я в Господа верую .

Кульбиты трубадуров
***
Труба ликуй она твоя ! Сама от счастья не своя !
Благодарит за близость слов , за единение полов ,
За постижимость дальних книг и за сближения блицкриг .
Строф отворяет воротА и мглой пугает пустота !
То к алтарю , то к кораблю стремится с фигой кобелю .
Как ты она свершит кульбит и день , и ночь о нем трубит ...
Потом к Олегу на ковер -- и вертит всю ее фрондер .
Хоть бей в литавры , хоть кричи , зовут гетеру циркачи .

Дуэль антагонистов
***
На дуэли пан Труба
И Алешин пан .
Пистолет в руках раба ,
Черный как тюльпан .

У другого не раба
Пистолет иной .
Взял оружие Труба
С миной не земной .

Ухмыльнулся не спроста ,
Анатоль в сердцах .
Вновь Алешина уста
Шепчут о скопцах .

Секунданты на чеку
Крикнули : -- Сходись ! --
Дуэлянтов на веку
Годы пронеслись .

Повторило эхо роль ,
Распугав ворон .
И врагов пронзила боль
Вмиг со всех сторон .

Анатоль познал шрапнель
И Олег познал .
В травах росных коростель
Тренькал как стенал .

А в пречистых небесах
Солнца яркий свет .
У поверженных в глазах
Пламенел рассвет .

Труба и дело
***
Чей же ты друг Анатолий ,
Искренний как говоришь ?
В темах журнальных историй
Ты по заказу творишь .
Что - то закажет Аршанский ,
Что - то Ювалька Шакет ...
Где же искомый Моршанский
Истинный яркий поэт ?
Где же писателей местных ,
Творческий яркий Союз ?
Ты же царек из бесчестных ,
Как незадачливый Хьюз .
Гонишь составы по кругу ,
Снова порожними все .
Видя смурную округу ,
В яркой алмазной росе .
Вновь отвергаешь творенья ,
Признанных членов давно .
И говоришь без сомненья
Тексты бомонда : -- Говно ! --
Вновь ты печатаешь прежних ,
Избанных властью друзей .
Тенью в просторах безбрежных ,
Высится ваш " Колизей ".
Ваша кривая дорога ,
Мечена трендом чинов .
Только Поэты от Бога ,
Судьбами кремни основ .
Я гладиатор духовный ,
Ты же наемник лихач .
Твой вдохновитель верховный ,
Русскому миру палач .
Будем тревожить немногих ,
Будем сражаться везде .
Толя ты снова убогих ,
Видишь на яркой звезде .

Лира Трубы
***
Играй Труба на лире мецената ,
Похожей на небесную зарю .
Но если ложью истина объята ,
Я: -- Сгинь! -- тебе навеки говорю .

Играй Труба в духовной ипостаси
И дуй в трубу , украсившей айфон .
Чтоб в Манях пребывающие Васи ,
Щебенкой завалил Иерихон .

Но если ты сыграешь по армейски
И озариться призрачная стынь :
Лукавые уйдут по арамейски ,
Стяжать обетование пустынь .

Печатай в Александре Александра
И Михаила Лермонтова в тон .
И Крымская веселая Массандра
Подарит опьяняющий бутон .

Дежавю журнала Александръ
***
Ты повторяешься Труба
И ты Аршанский тоже .
Журналов схожая судьба ,
Повторами -- о Боже !
Печатал Коля друганов ,
В Тамбовском альманахе .
Он Начаса в палитре снов ,
Узрел в святом монахе .
Увидел Стаха со свечой ,
У места приключений .
И Дымку с алою парчой
На ложе развлечений .
Наседкин Вале воздавал ,
Журналами за дружбу .
И рай печатный создавал ,
Ценя метрессе службу .
Вовсю блажили друганы ,
Печатались от пуза .
Таланты чуждой стороны ,
Темнели , как обуза .
Тропинке фору и любовь ,
Другим огромный кукиш .
Люпофь воспламеняла кровь,
Лукавой леди - сукиш .
Настало время дежавю ,
Все повторилось снова .
Валуха вторит интервью ,
О гениях Тамбова .
Печатают Тропу опять ,
Девицы как в божницах.
И Николай готов распять
Елену на страницах .
Все повторяет Александръ ,
Что было в альманахе .
И вновь соцветья олеандр ,
Видны на черной плахе .

Призрак свалки
***
Профессор Труба Анатолий ,
Мичуринский экономист .
Участник скандальных историй ,
Неистовый он активист .
Что было уже позабыто ,
Он главный редактор теперь .
Преступное время убито ,
Широким порывом потерь .
Профессор печатает милых ,
Так щедро как никого .
А видеть талантов постылых ,
Не хочет он больше всего .
Но доки его ненавидят ,
За пламенный жуткий снобизм .
И Толю в поверженных видят ,
Достигшим бомжей коммунизм .
Он бродит по призрачным свалкам ,
В видениях злыдней врагов .
И хлеб рассыпает он галкам ,
Как птицам печали богов .
А в сумке несет Александра ,
Журнала двойник роковой .
И райский цветок с олеандра ,
Куста из страны таковой .
Случится ужасное с Толей ,
Бандиты ограбят его .
Останется нищий с недолей ,
Где нет из людей никого .

Приговор Алешина Трубе
***
Говорил Труба легко ,
О любви и вере ...
Но Алешин высоко ,
Взмыл в своей мере .

Все что Толя возносил
И к чему тянулся ,
Вдруг Олег перетрусил,
Плюнув ухмыльнулся .

-- Глупость бездарь огласил ,
С богохульной лажей .
Лики святых притащил ,
С графоманской сажей --

Стал судить Олег Трубу ,
Как на Страшной плахе .
Наложил на рок табу ,
Чтоб зачах он в страхе .

Только Толя был в ключе ,
Членом стал Союза .
И на трепетном плече ,
Светит ангел - муза .

Кто же прав рассудят дни ,
Что пребудут вскоре .
Мы на свете не одни --
Радость есть и горе

Сгинь Труба

Сгинь Труба как нечисть края ,
Растворись во мгле сырой .
Ты с судьбой лихой играя ,
Стал безбожников герой .

Ты достойного поэты
Осмеял как т амада .
Почерней противник света
И исчезни навсегда .

Я фантом твой презираю ,
Из лукавых гадов двух .
Сгинь Труба куда взираю
И отпрянет мерзкий дух . Цель на осине

Скоро зло достигнет точки ,
В яростном огне борьбы .
И стрелки без проволочки
Выстрелят в фантом Трубы .

В Толю скопом как в десятку ,
Будут целится враги .
И пронзят в ботинке пятку ,
Рядом с шелестом куги .

Фотографии из фракций ,
На осину прикрепят .
И к " маслятам " децимаций
Подошлют рои " опят ".

Цель врагов Труба редактор ,
В гибельной своей красе ,
Что б расплаты дивный фактор ,
Кровью брызнул по росе ...

Козловские тати
***
Пока Аршанский и Труба
Журналом верховодят ,
Звенит безвременья татьба ,
Они ее заводят .

Талантов месяцы крадут
И умыкают годы .
По кругу бродников ведут ,
Незная речек броды .

Но в воровском кругу тщеты ,
Где лихость как заслуга ,
Витают тени маяты ,
Чтоб очернить друг друга .

Воруют лучшее подряд ,
У одаренных время .
Но воздаяния разряд ,
Пронзит тандему темя .

Пока Аршанский и Труба ,
В Мичуринске за славных ,
В фаворе гольная татьба ,
Шедевров самых главных .

Мимикрия
***
У Трубы растут клыки
И лохматый хвост .
-- И копыта высоки ! --
Хвалится прохвост .

Он в Козлове ловелас ,
Бес ему братан .
Бабки сыплет на палас ,
Как шальной шайтан .

-- Мне позволено мудрить! --
Голосит Толян .
-- Я умею всех дурить ,
Гомзяков - селян ! --

-- Ей , придурок не блажи !--
Молвил спич Олег .
-- Ты талантом докажи ,
Что большой стратег --

Сильно пыжился Труба ,
Что б великим быть .
Но нижайшего раба
Бездны не избыть .

У Трубы дары в руках ,
Стали пропадать .
Он остался в дураках ,
Зрячему видать .

Журнальное жаркОе
***
В Александре чушь замечу ,
Прочитаю не смущусь .
Кого гадиной отмечу ,
Еще раз перекрещусь .

Интригуйте до отвала ,
Вам крутить не привыкать ,
Вертел хищников кагала ,
Что коварней не сыскать .

Жарьте душами продажных ,
Жарьте судьбами дурных .
Я поэт среди отважных ,
Искренних людей родных .

Кредо соредакторов
***
Они не видят в нас людей :
Труба , Дорожкина , Аршанский .
Им взлет дороже лебедей
И жид потомственный Моршанский .

Им щука в соусе мила
И яйца все под маринадом .
Друган Бендерский как скала ,
Для них с червонным монетпадом .

А маца -- чудо из чудес ,
Не хлеб ржаной не пропеченный .
И в мире нет милей Одесс ,
Чем та , где есть бычок копченый .

Славяне всякие для них ,
Лишь балаболки - пустомели .
Они важны среди своих ,
Как гои дел Иезавели .

Они Сион боготворят
И землю грез обетований .
Но Александръ журнал творят ,
В Козлове русском без терзаний .

***
Ты будешь низвергнут такими ,
Как ты и повержен весь .
Унижен , осмеян лихими ,
За всю оголтелую спесь .

Ты крах ощутишь обреченно ,
За ложь и гордыню свою .
Пока же твори увлеченно ,
Болванов беды на краю .

Приговор охотника
***
Взывай вновь подлунная ширь :
То с эхом , то с филина смехом :
-- Труба Анатолий визирь ,
Накроется тенью как мехом --

Теперь он властей фаворит ,
Печатает злыдней в журнале .
Но вместе с гордыней сгорит,
В своем безнадежном финале .

Алешина Коля клеймил ,
Как нетя - нуля и балласта .
Наседкину жертва хамил ,
С манерами лжепедераста .

Охотились все на живца ,
На кролика или на птицу .
Но видели вновь подлеца ,
Когда находили криницу .

Труба же себе приговор ,
Как дурень шутя накалякал .
С пустыней продлит разговор ,
В которой охотником крякал .

Маски Трубы
***
Потерял лицо Труба ,
Светлое с румянцем .
Стал подобием раба ,
Видится поганцем .
Служит делу суеты
И пиар - печати .
Маски носит маяты ,
С миной исполати .
Угождает всем чинам ,
Дующим на воду .
Угождает всем лгунам ,
Безобразным сроду .
Редактирует журнал ,
Как - то он убого .
Словно грешного познал
В жизни очень много .
Не печатает творцов
Истинных манерных .
Ценит сельских удальцов
И порывы скверных .
Все кривое у Трубы
И душа , и совесть .
Маски подлости грубы
И судьбины повесть .

Сад Анатолия Трубы
***
Приснился Толе сад чудесный ,
Живой из лиц между ветвей .
И луч пронзительный небесный ,
И Гласа звучный суховей .

Горячий ветер как оракул ,
Горланил путано и вдруг ,
Толян узрел десятки Дракул
И Валь Двурожкиных вокруг .

Рашанский стал клыкастым волком ,
Завыл на красную звезду .
Труба понять не может толком :
В саду он или весь в аду ?

Взмолился Толя как на плахе ,
-- Спаси Господь и сохрани ! --
А Валя в пламенной рубахе ,
Сжигала жизни грешной дни .

Деревья кронами горели ,
Плоды пылали на виду .
Труба читал по кругу цели ,
О предсказанье на роду .

Он был противной веткой древа ,
С шипами мерзкими всегда .
И с права от него , и слева ,
Кружились вороны вреда .

Хихикали нахально груши ,
Кричали сливы ни о чем .
И черные маслины - души
Вопили : -- Звезды ни при чем ! --

О , жуткий сон противоречий ,
Чудовищный , как мрака бес !
Труба зажег спасенья свечи
И сад увидел без чудес .

Царский зал Урала
***
В Царском зале в округе Урала
На рассказчиков свита взирала .
За столом восседали вельможи ,
На дворян новорусских похожи .
Лихо конкурс вели " Молодежь
Предуралья не множьте галдеж ".
Александр не мичуринец Семин ,
Был научным наследством огромен !
И Труба Анатолий не промах ,
Как паромщик на всяких паромах .
Царский зал из историй Сверловска ,
Словно нерпа из тины Бобровска .
Все чины при достойных наградах ,
Только лазы зияют в оградах .
Вот Нурай и Садай Агагбай ,
Вмиг узрели что Толя не бай !
Не вельможа Труба -- а пройдоха ,
Лжепрофессор с мандатом подвоха .
Стал долдонить Виталий Адас ,
Как блефовщикам кликнуть: "Атас!"
Можно кликнуть мышонком в сети ,
Можно крикнуть куда всем идти.
Вот швея бесподобная Тося ,
Шкуру шьет для безрогого лося .
Как сошьет для сохатого шкуру ,
Вновь рога заветвяться к аллюру .
Как прекрасны Софи и Эллина ,
Где на фото краснеет малина .
Манит девушек "Солнечный берег ",
Где нудисты блистают без серег .
В "Фитобаре " гоняют чаи
И иллюзий шукают раи …
Здесь и Рута ярка вечерами ,
В нарисованной солнечной раме .
Знать Урал и Тамбов на равнине ,
Побратимы и присно , и ныне .
Потому - то за деньги казны ,
Тамбовчанам уральцы важны ,
И в разделах "Тамбовская доля ",
Всклень уральцев печатает Толя .
В Притамбовье зацвел Олеандр ,
Стал уральским журнал Александръ .

Не казаки
***
Но Труба не казак по натуре ,
Его дело -- обманы в ажуре .
Он к Двурожкиной клОниться дуре ,
Как Хвалешин с утра к политуре .

Выпьет чарку и снова Хвалешин ,
В обалденных мечтах Пропалешин .
Без бурьяна он кралей не брошен
И зарей золотой припорошен .

Анатолий Труба и двуликий ,
Признают , что Иуда великий !
Ирод тоже велик многоликий ,
А народ не угодливый дикий .

Оба сроду они не казаки :
Болтуны , хвастуны и варнаки .
Им бы острые стрелы Итаки ,
Одиссеюшка выпустил в сраки .

Лесное эхо Притамбовья
***
Труба за первого петрушку ,
Белых вновь за второго .
Взорвал Рашанский просорушку ,
Взорвет шутя любого .

Сидят на стульях вожделенно
И слушают предлита .
Мгновенье времени нетленно ,
Они теперь элита .

Не пригласили из Тамбова
Коллег по цеху Слова .
Вон как Елена черноброва ,
У Марьи есть обнова .

И Юрий горделивым паном ,
Шагает по бульвару ...
Хвалешин тоже не с профаном ,
С гордыней днесь на пару .

Не пригласили вы поэта ,
От Бога с ясным взгядом .
Зато Двурожкиной конфета
Блистала в вазе с ядом .

Вкусили чай и расстегаи
Поели с рыбой красной .
А в Притамбовье снова гаи
Шумят листвой прекрасной .

Лихой редактор Труба
***
Труба на вы идет с творцами ,
Он не печатает творцов .
Душевных видит подлецами ,
Святыми видит подлецов .
Талантов дух не переносит
И честных яростно хулит .
Труба нагрудный крестик носит ,
Но выросшим хвостом юлит .
Фантомный Толя рогоносец ,
Анчутка в лунных зеркалах.
А наяву он знаменосец ,
Всегда при денежных делах .
Журнал курирует нещадно ,
На средства ветреной казны .
Грязнит поэтов беспощадно ,
А графоманы не грязны .
Все от лукавого и злого ,
Журнал не искренних начал .
Труба творит лихого много ,
Но Бог порочных развенчал .

Кукла в пузыре
***
Моих сказаний погремушку
Никто не слушает вокруг .
Все жадно слушают старушку
И враг глаголящей , и друг.

Метрессе трепетно внимают :
Олег , Мария и Толян ...
Ее всерьез воспринимают ,
Гурты восторженных селян .

Тамбовщина внимает крале ,
Как самой значимой мадам .
Она уже на пьедестале
И с неба светит городам .

Ей позволяют быть ведущей :
Двуликой , лживой , роковой .
И заливать словесной гущей ,
Что пахнет гнилью вековой .

А я гремлю душевным словом ,
В туманной туне на заре :
-- Витает кукла над Тамбовом ,
Витии в мыльном пузыре --

Милые - лЮбые
а душою грубые
Автор
***
Любите жизнь Волчихин говорит ,
Чтоб вместе не пропасть на поворотах.
Люблю ее а враг беду творит
И полыхает мыслями в заботах .
Любите всех , повсюду , навсегда ,
Не против я , а злыдни не желают.
Творять грехи до Божьего Суда
И волки воют , и собаки лают .
Я с добротой приблизился к Трубе ,
Толян же простаков везде не любит .
К Мещерякову с честью как к судьбе ,
А он узлы завяжет и разрубит .
Алешину -- Антоновка в огне --
Статья важнее всякого подарка .
Олег ответил откровенно мне :
-- Уйти подальше бытности помарка --
Люблю я жизнь как Миша написал :
С Николай , Леной , Валей и другими .
Я б фразы осужденья не бросал ,
Когда бы стали милые благими .

Лесное эхо Притамбовья
***
Труба за первого петрушку ,
Белых вновь за второго .
Взорвал Рашанский просорушку ,
Взорвет шутя любого .

Сидят на стульях вожделенно
И слушают предлита .
Мгновенье времени нетленно ,
Они теперь элита .

Не пригласили из Тамбова
Коллег по цеху Слова .
Вон как Елена черноброва ,
У Марьи есть обнова .

И Юрий горделивым паном ,
Шагает по бульвару ...
Хвалешин тоже не с профаном ,
С гордыней днесь на пару .

Не пригласили вы поэта ,
От Бога с ясным взгядом .
Зато Двурожкиной конфета
Блистала в вазе с ядом .

Вкусили чай и расстегаи
Поели с рыбой красной .
А в Притамбовье снова гаи
Шумят листвой прекрасной .

Заклинатель

Говорил мне он о змеях ,
Ядовитых и плохих .
И в отъявленных затеях:
Безобразных и лихих .

Год прошел Халерий слово
О дурных не говорит .
Словно время не сурово
И в мечтах душой парит.

По доске почета шпатель ,
Мэра явственно скользнул...
И Халерий заклинатель
Змей игрою обманул .

На доске висит Халерий ,
Весь собою как божок .
В лунном отблеске мистерий ,
Дует в дудку и рожок .

Валя сонная от звука ,
Дудки сказочной игры .
И другая не гадюка ,
Стала обручем дыры .

Змеи обликом не змеи
И Труба иной совсем .
Заклинатель всей Расеи ,
Поиграй на Хит эФэМ !

Дело Трубы

Толю осудили , дело - то труба ,
Но не посадили Господа раба .
Толя на свободе славит менеджмент ,
Он в своем народе вредный элемент .
Капитал у лживых и маржа у них ,
У других служивых нищета да стих .
Крохи хлеба сорта третьего давно ,
Лишь фанаты спорта пьют свое вино .
Хоть Труба и в деле с грифом Александръ ,
Бес в астральном теле множит саламандр .
А в ментальном нечисть расплылась мурой ,
Каждый смутный вечер Толя хмырь - герой .
Выйдет в сеть Тамбова грез гермафродит
И талантам снова истинным вредит .

Купель грехов
***
Им ничто не поможет уже ,
На судьбы роковом рубеже .
Им никто не поможет в миру ,
Души падших спасти на ветру .

Ни в СП Иванов Николай ,
Ни в Козлове седой Будулай.
Ни Никитин с деньгами казны ,
Души злыдней порочных грязны .

Ни игра а поддавки у черты ,
Ни свое восхваленье Вирты .
Лживым искренность не соблюсти ,
Быть людьми в незабвенной чести .

Пусть беснуются с грифом СП ,
В небесах есть свое КПП.
Александръ не от Бога журнал ,
Старт блестящий еще не финал .

На страницах журнала мура ,
Что в тумане случилась вчера .
Нет талантов с божницей стихов ,
Есть купель безобразных грехов.

Кредо циника
***
Что взять с меня Трубе в фаворе :
Звонки , беседы не о чем ?
А в Средиземном теплом море ,
Европа плавает с мячом .
То у Сицилии наряет ,
То у Сардинии шалит .
Труба Европе доверяет ,
Она печали утолит .
В Мичуринске журнал отрада ,
Имеет имя Александръ .
Метресса экслюзиву рада ,
С лихими брызгами Массандр.
И Чистяков поможет разом ,
И Колпаков поможет днесь .
Труба с удвоенным экстазом ,
Исходит от величья весь !
Забыта просьба о вниманье ,
О пониманье в трудный миг .
Труба не верит в покаянье ,
Он кредо циника постиг !
Не доверяет даже Богу ,
Не ценит истину в веках .
И выбрал смутную дорогу ,
Чтоб всех оставить в дураках .

Сицилия Трубы

Как власти хочется поведать ,
Познать и славным побывать !
Труба приехал не разведать ,
А злато счастья добывать .
Сицилия как мяч футбола ,
У рока трепетной ноги .
Труба не вожделеет гола ,
От итальянского слуги .
Он хочет быть лишь президентом ,
Как капо тутти капи днесь .
Не Александра резидентом ,
Он дожем озарился весь .
Трубу избрали всем кагалом
И Синьорэлло огласил ,
Что будет Толя генералом
И адмиралом как просил .
Весь " Дом России " величаво ,
Направит он к Парнасу грез .
Теперь имеет капо право ,
Забыть о Родине берез .

Престол небожителя
***
Приезжал Николай Иванов ,
Чай попил и уехал в Москву
И остался Мичуринск - Козловъ
Одиноким на грустном веку .

Приписали журнал Александръ
И к Палермо , и к фирме СП ,
Только тени чужих саламандр
Охраняют Трубы КПП.

Не пройти мне к престолу его ,
Главредактор теперь президент .
Александра журнала всего ,
Он звезды внеземной резидент .

Небожитель в лучах снизошел :
Гулливер Анатоль , Геркулес !
Но мальчишкой ко мне он пришел
И вошли мы в СП без чудес .

Поцелуй Трубы
***
В саду моем не очень густо ,
Малинник рос и расцветал .
Трубе по виду было грустно ,
Он в алых грезах не витал .
-- Вы помогите с П Союзом ,
Хочу вступить сильней всего .
Олег и Коля с черным грузом ,
Меня отшили от него ---
Я почитал стихи изгоя ,
Пахнуло призраком снегов .
Но возмутился снова стоя ,
Поступком низменным врагов .
-- Ну что за истовые каты ,
Всех опорочить норовят ?
У них ума полны палаты ,
А души подлые кровят ! --
Я написал Трубе -- Согласен !
Талантлив очень и умен !
Порыв вступления прекрасен ,
Пусть будет членством окрылен ! --
Труба был рад святому делу
И поцелуй мне подарил .
Но вскоре к крестному уделу
Мою судьбу приговорил .
Он предал резко и вальяжно
Меня за сущие гроши .
И служит грешникам отважно ,
Всем не имеющим души .
Как буд - то нет меня поэта ,
Распял презреньем и забыл .
Но лучик зоревого света ,
При поцелуе ярким был .

Музей Трубы

В музее Трубы награды
Висят и блистают щедро …
Вот дали одни ретрограды ,
Другие Николо и Педро .
Имперские есть с короной ,
Вручал их Павло император .
Крылатые есть с вороной ,
Вручал их Азеф провокатор .
Любые висят на выбор ,
На вкусы , цвета и взляды .
И золотом льется верлибр ,
И фосфором светят шарады .
Награды за то и за это ,
За все и другое дело .
За то что в Козлове лето
С грозой не одной пролетело .
За то что зима в Козлове
Была необычно студеной .
Зв то что Труба на слове
Зарю изловил нарожденной .
Труба промышлял рыбалкой ,
Иного , базарного смысла .
Награды ловил он с яркой
Идеей , типаж коромысла .
С бадьями по оба края ,
Огромными словно бочки .
Награды ловил играя ,
В тщеславие без проволочки .
На каждом кону не скупился ,
Рубли он бессчетно ставил .
Где прОдался , где купился ,
Музей из наград и представил .

Судья Труба
***
Пока с Трубы вода стекает ,
Как с Первомайского гуся .
И Анатолий не икает ,
В дом Александра пренеся .

В журнале главный он доселе ,
Как генерал и адмирал .
Но выжил важный еле -- еле ,
Когда подсудным умирал .

Скроили дело за растраты ,
Судили Толю не шутя .
И испытал он жуть утраты ,
Как сиротинушка дитя .

Глава когда - то Первомайский ,
Теперь в журнале за судью .
Шедевр поэта -- лучик майский ,
Весь траекторией в бадью .

Туда же повесть из Тамбова ,
Забросил гения времен .
В бадью закинул доки Слова
И тексты признанных имен .

Судья Труба не объяснимый ,
Заморских авторов в тираж ..
А с местными невыносимый ,
Всех засудил впадая в раж .

Быть может болен от причастья ,
К сиденью на вершине грез ?
Не видит всполохи ненастья
И вихри Притамбовских гроз .

Розыгрыш Трубы

Бывают казусы в судьбе ,
У каждого досуже .
Трубе в неистовой борьбе
Все становилось хуже .

То полыхала голова ,
То сердце билось с болью .
И сахара кусочка два ,
Казались горькой солью .

Призы хотелось получать ,
Награды и медали ...
И рок короной увенчать ,
Чтоб недруги страдали .

Персона высший позвонил ,
Сказал Трубе о важном .
Чиновник золото вменил ,
В раскладе эпатажном .

Сидели боссы за столом
И ждали все момента ,
Чтоб награжденного козлом
Восславить претендента .

Взошел Труба на пъедестал
Как славный император .
С козлом неотразимым стал ,
Игрок и имитатор .

И разразился смех вокруг ,
Алешин бил в ладоши :
-- Мы разыграли скверный друг ,
Тебя с козлом от Гоши .

На цацки падок ты Толян ,
Приедешь и за хряком .
Покуришь призрачный кальян
И лужу выпешь с гаком .

Держи рогатого в руках ,
Как символ твоей доли .
И оставайся в дураках ,
По делу алчной воли ---

Смеялись ряженные все ,
Актеры из театра .
И секретарь во всей красе ,
Смеялась Клеопатра .

Козловский экзорцист

В Козлове бесы поселились
В котельной пана кузнеца .
Места вокруг переменились ,
Все полыхает без конца .

В огне грехов неугасимых,
Горят пройдохи и лгуны .
И нет крестов невыносимых
Вблизи нечистой стороны .

Лукавить стал кузнец нещадно ,
Подковы ломкие кует .
И косы греет беспощадно,
И лемех гарью отдает .

Дружки у коваля лихие ,
Рашанский и Толян Труба .
Они с рождения плохие ,
Черна их подлая судьба .

Живут с гордыней неуемной ,
Воруют все что унесут .
И волку с мордою огромной
Козленка в жертву принесут .

Бес у печи сидел с короной ,
Кузнец в стаканы спирт плеснул ,
Но вдруг священник сам с иконой ,
Вошел и свет всех полоснул .

Забились други вместе разом ,
В падучей с пеною из уст .
И экзорцист гнал нечисть сказом ,
И закипел в стаканах дуст .

Труба - Робеспьер
( Вариант событий )
***
Трубу чины как Робеспьера ,
Казнят потом на Пляц де Грев .
Нужна в Тамбове атмосфета ,
Чтоб раздавался львиный рев .

Пусть Александром нравы лечит ,
Главред большой величины .
Икру поветрий ярко мечет ,
Супротив вод Галичины .

Донбасс -- запруда роковая ,
Стреляют злыдни по краям .
Трубы мечта передовая ,
Статьями нравится сватьям .

Невестой славной Украина ,
Желает истовая быть .
С журналом гарная Галина ,
Не сможет русича забыть .

Труба стремится к незалежным
И на Урале свой давно .
В Москве он числится прележным ,
Коньяк привозит и вино .

Но дело зыбкого пиара
Не для духовной высоты .
Казнят Трубу друзья корсара ,
Как Робеспьера суеты .

Казнят главреда понарошку ,
У всех заблудших на виду .
Проснется он , поест окрошку ,
В Палермо , в розовом саду .

Перепутье Трубы
***
Труба стоит на перепутье
И думает куда идти :
На лево -- грязное распутье ,
На право -- шляпу не снести .
Пойдешь дорогой откровений ,
Там волком смотрится Олег .
И Валя злыдня поражений ,
Клыками хвалится на грех .
Куда идти в таком раскладе ,
Когда пути приводят в ад ?
И рушит снова не в накладе ,
Мечты Рашанский ретроград .
Когда отвергнутые прежде ,
Смеются скопом над Трубой .
Когда и филин в перевежде ,
Хохочет гулко над судьбой .
Трубе у края стало дурно ,
Своих погибельных дорог .
А листопад блистал амурно ,
Предвестник ветреных тревог.

Заблудший Анатолий

Труба ты смутным роком жалок ,
Как ворон среди шумных галок .
Ты веришь -- на Урале ждан ,
А там пророк -- поэт Кердан .

Ты ценишь чуждую обитель ,
Забыв , что сам тамбовский житель .
Пока есть деньги твой журнал ,
Талантам нужен как канал .

Между рекой судьбы и морем ,
Между радушием и горем .
Между любовью и бедой ,
Между краями и средой .

Труба ты ищешь цель пустую ,
Ломая долю не простую .
Ты на Тамбов мальцом взирал ,
Когда не ведал где Урал .

Дамоклов меч

Съемки эпизодов завершились , но в привокзальной кофейне Козлова за столиком сидели исполнители разных ролей и оживленно обсуждали события . Юрий Поляков исполняющий роль генерала Мамонтова был сегодня на редкость прямолинейным и резким . Обращаясь к местному литератору Анатолию Трубе , игравшему роль чекиста , он выпалил -- Толян , ты пошто крестьян - сермяжников у пакгауза расстрелял без суда ? Чекист ты или палач ? -- Труба в кожанке с маузером нисколько не смутился -- Ну зачем вы так Юрий Михайлович ! Все сделано как прописано в сценарии . Ведь красный террор в ответ на белый ! И чекист обязан пресекать саботаж и воровство -- Поляков аж побагровел : -- Ты забываешься комиссар! Я генерал Мамонтов сегодня , а не Поляков . Мамонтов я! Извольте отвечать убийца-зачем расстрел,когда можно в Козловскую кутузку посадить подозрительных и допросить ? -- К спорящим подлетел половой - официант , некто Алешин и принес бутерброды с черной икрой , кофе и коньяк . -- Извольте с откушать Ваше превосходительство ! Извольте поесть товарищ комиссар ! -- Спорящие исполнители выпили коньяк и осмотрелись . Вокзал был бутафорский и прилегающая территория тоже стилизована под 18 - 21 годы 20 века . Подошел загримированный актер или поразительно похожий человек на председателя местной думы согласившийся сыграть Льва Давидовича Троцкого . -- Присаживайтесь товарищ главвоенмор . Вы наверное из Штаба Южфронта ? -- предложил и спросил актера - депутата Поляков . -- Мерси господин Мамонтов ! Я от гадалки -- ответствовал Троцкий . Все сидевшие за столом и бывшие подшофе мгновенно протрезвели и уставились на Лейбу Бронштейна , то бишь Троцкого.Робко , почти извиняясь его спросил Труба :-- Товарищ нарком Вы атеист - безбожник или ...? -- Для вас атеист , но верю в учение каббалы -- Троцкий выдохнул воздух и залпом выкушал стакан коньяка . Все ахнули . -- Лев Давидович , что случилось ? - спросил Мамонтов - Поляков . -- У меня пока ничего , а вот у Вас скоро случится ! Вы зачем все штабы красных уничтожаете , взрываете и поджигаете ? Генерал , народ восстал против тирании буржуазии и имеет право на свободу ! А Вы его хотите опять плетью да в загон , как быдло ?! Не выйдет товарищ Мамонтов , не дадим ! -- Я вам не товарищ Лейба - жид ! И вообще евреи обнаглели , в России революцию устроили . Фарисеи - лавочники . Перемутите всех и продадите Россию по частям жиды ! -- убедительно высказался Поляков - Мамонтов и еще выпил коньяка . Спорить с предводителем корпуса казаков было бесполезно . Его корпус прошелся по тылам красных и натворил много бед противнику . Ротмистр Колпаков негромко поинтерисовался: -- Лев Давидович что Вам изрекла Козловская гадалка?- Троцкий допил кофе и объяснился : -- Сказала она мне о каком - то Дамокловом мече над головой . О жаркой Мексике и испанском мачо - обманщике . Ничего не понял. Я здесь военный комиссар . Провожу совещания в Козловском Штабе Южфронта а она бред несет о Мексике и Дамокловом мече.Сумасшедшая ! -- Все стали поддакивать ему , кроме Мамонтова - Полякова . -- Как знать Лев Давидович , как знать где он упадет меч сей ? -- сказал генерал , сел на коня и с казаками поскакал сниматся в эпизодах похода - рейда по тылам красных и возвращения в Новочеркасск . Остальные загримированные актеры пили спиртное и ждали своей участи на съемочной площадке . Актеры - исполнители так вжились по Станиславскому в судьбы героев , что никак не могли изжить их из себя еще долго , долго . Поэтому делали все правдоподобно , буд - то это они сами и есть герои . Каждый искренне проживал свою роль и не жалел об этом !

Добрый атаман

Два разъяренных крестьянина подвели к атаману Скорову Валерию белого офицера . Атаман спешился и хлопнул коня ладонью по крупу . Конь отшатнулся и мелкой рысью побежал в сторону загона . -- Ну что господин штабс - капитан отвоевался ? -- спросил избитого , окровавленного и жалкого видом беляка атаман . -- Пожили вы в сласть помещики до революции ! Поиздевались над народом кровопийцы . Всех вас надо вырубить под корень!-- выпалил атаман криушинской братвы . -- Он у полюбовницы скрывался , на хуторе монахов , недалеко от Двойни -- сказал криворотый , рыжий крестьянин. -- Она там у монахов по хозяйству с отцом помогала . Отец плотничал , а дочькА стряпухой и прачкой работала . Любовь у них давно , года полтора . Заруби его атаман гада беломордого ! -- Допросить надоть , а пошинковать потом смогем ! -- Скоров взял за грудки белогвардейца и спросил : -- Откуда ты и как тебя полностью величают ? Ответишь как на духу может пожалею , оставлю живым , не зарублю саблей -- Я штабс - капитан Труба Анатолий из города Козлова . Воевал за царя на фронте с германцами . Потом подвизался штабистом у Краснова в Добровольческом войске . Волею судьбы после ранения попал на хутор под Двойней и остался там -- Ты что дезертировал , сбежал от своих ? -- Нет не дезертировал . Еще тифом заболел и вот вы меня арестовали ... -- Атаман посмотрел внимательно на Анатолия Трубу , чуть приподнял - оголил шашку из ножен и спросил : -- Твой отец Сергей Семенович Труба жил в Козлове , в собственном доме ? -- Да точно там жил батюшка да и живет наверное . Мы 3 года не виделись -- Твой отец помог моему отцу не умереть с голоду с семейством . Я только , только родился . Мой отец работал у вас садовником . Рассказывал много хорошего о твоем родителе . Твой помог моему обзавестись своим хозяйством . Живи беляк ! Казнить тебя не стану из - за доброго твоего отца . Иди снова к своей бабе и полюбовничай . Братва ! Отпустите офицера , пусть уходит. Он не враг . Нам скоро с красными рубиться насмерть . Зачем нам беспогонный дезертир , пусть попам прислуживает по хозяйству -- Труба заплакал от радости и от отчаянной безисходности . Он остался жив , но надолго ли ? Ведь красные отряды шастали везде по Тамбовщине . Антоновское восстание тем не менее полыхало вовсю .

Ворона на векА Тамбовская " угрюм - река "
( Вариант событий)

Петру Алешкину совсем не спалось.Он обдумывал сценарий первого своего Тамбовского фильма . Точнее домысливал существенные детали . Договор о создании местной киностудии подписан с Тамбовской администрацией ,оставалось дело делать. Петр Федорович встал с дивана включил компьютер , вывел нужный файл - информацию и допечатал следующий текст : -- Необходимо снять вначале ремейк на фильм "Угрюм - река " с условным названием " Ворона на векА Тамбовская угрюм - река ".Работа спорилась и к утру Петр напечатал небольшой , но емкий сценарий ремейка. Через неделю из Москвы в Тамбов выехали два автобуса киногруппы и специальная грузовая машина с прицепом . Вскоре кино - кортеж прибыл на Тамбовщину прямо на берег местной " угрюм - реки ".На второй день по прибытии Петр Алешкин развернул кипучую деятельность по подбору актеров для съемок киноремейка .Он звонил кому надо и куда надо .Все с радостью откликались на его дерзкое предложение. Так , как Федорович сам прекрасный писатель , он пригласил на роли киногероев своего сценария , местных знакомых и малознакомых ему писателей , актеров театра и работников культуры. Дело в том , что Петр задумал снять короткометражку ради пробного варианта ! По типу - а как воспримет зритель своих киноделов ?! Познакомившись с целями и задачами игры и прочитав тексты своих ролей все герои возрадовались ! Николаю Наседкину досталась роль Силыча , Инжавинского трактирщика с преступными наклонностями . Придет в заведение бродяга с золотом храмов или дезертир с царскими червонцами , Коля его напоит самогоном до положения риз и хрясь обухом по башке в подсобке . Не дает дойти до уборной . Глядь , он уже купается в " угрюм - реке " , мирный и молчаливый . Петр Алешкин предложил Коле уже без грима , сыграть в эпизоде роль местного мордвина , похожего на тунгуса стойбища . Наседкин сразу же согласился , потому что мальчиком писал на мох , на берегу Подкаменной Тунгуски . Двурожкиной впору подошла роль старухи Клюки . Придет к Прохору и скажет : -- Эх , младен хватит плясовые игры с цыганами устраивать , пора соколом - атаманом быть ! -- Придет к Силчу - трактирщику , скажет : - Круши всех каторжан без разбора ! А часть цацек мне дай , пусть грудяшки согревают -- Поэту Хворову досталась роль Фильки Шкворня из Моршанска . Мужика с широкой душой ! Намоет золотишко в домах жидов и шасть в трактир все пропивать . Гулена - разбойник ! Роль Синильги предложил сразу двум дамам . Синильгу - шаманку должна сыграть депутатка Тен . А Синильгу лунных грез согласилась играть Елена Луканкина . Тоже самое Петр проделал и с Анфисой Козыревой . Ее будут изображать две очаровательные дамочки . Анфису - страстную любовницу на заимке сыграет Карина Крафт . А Анфису гордую красавицу деревни Нижний Шибряй сыграет Татьяна Маликова . Прохор ей в лесном домике : -- Ты ведьма ? -- Да , я ведьма . Может быть ради любви -- Прохор : -- Ты не хорошая , у меня есть невеста -- Анфиса : -- Невеста еще не жена сокол мой -- Она чистая , ты грязь или холодная Синильга ? Сгинь ! -- Но пламя найдя Анфису распаляло ее страсть . -- Я люблю тебя и ненавижу ! -- Люби меня Прохор такую пламенную , люби -- Сам Петр Федорович будет играть Петра Даниловича Анохина - Громова , зажиточного крестьянина . Анатолию Трубе понравилась роль священника Ипатия , который частенько после службы срывал рясу , переодевался и скакал на жеребце " Баране " к Козловской братии . Под городом Козлов по лесам и садам шастали бандюганы - отморозки . Вот отец Ипатий Труба и был их главарем . Прозвище у него непривычное , но звучное Шаман . Шайка " святого отца " Трубы " колядовала " везде , где придется . Грабили всех без разбора . Их страшилась и ненавидела вся губерния . Надо сказать что Петр оригинал ! Он все действия перенес на Тамбовщину периода "Антоновщины ".Это 19 - 22 годы 20 века . В его сценарии есть ответвление - рассказ жития - бытия семейства Анохиных.Поэтому все события как бы связаны с Тамбовщиной периода Гражданской войны и крестьянского восстания .Анохины пахали полюшко , выращивали хлеба , убирали , молотили , сохраняли . Терпели продразверстку до поры , до времени. Пока атаман местный Ибрагим Оглы - Антонов не стал наводить свои эсеровские порядки . Многим обобранным , униженным красными властями такие порядки - беспорядки понравились - приглянулись .Петр как мудрый драматург обыграл этот период истории лихо и филигранно . Соединив романтику предпринимательства, золотоискательства , мистики , любви с крестьянским бунтом . Получился экшн! В небольшом эпизоде , предшествующем восстанию крестьян Тамбовщины , удивительно правдоподобно сыграл генерала Мамонтова Юрий Поляков а ротмистра сыграл Колпаков , из редакции Литературной газеты . Рейд Мамонтова удался на белогвардейскую славу . Ох и погуляли вволю белоказаки по Тамбовщине ! Аж жутко вспоминать историкам . На роль приказчика Ильи Сохатых пригласили Олега Алешина. Типичный лицемер "Сохатый" и прислужит всем , и продаст всех ! Роль главного героя Прохора Громова согласился сыграть Серега Чеботарь.Современный культуртрегер , деловой человек с авантюрными замашками . Тем более ему нравились обе Анфисы Козыревы . Эпизодические роли и массовку играли разные Тамбовчане . Съемки начались рано утром с обстрела Антоновской сечи недалеко от озера Рамза красными пулеметчиками и артиллеристами .Лирические сцены снимали в Масловке , Нижнем Шибряе и на заимке в лесу на берегу Вороны . Обе Синильги были неподражаемы и загадочны на капище Галдыма . Они то шаманили , то скакали на конях атаманшами по округе . Чуть с ума не свели Прохора Громова . Но любил все же Прошка Чеботарь Анфис обеих!Инженера Протасова и засланного казачка к антоновцам Муравьева , сыграл блестяще Сергей Доровских. Подъезжая к Козлову литерный стал притормаживать свое движение . В купе сидел Сергей Есенин и декламировал возбужденно пассажирам : " ... Дар поэта - ласкать и корябать , Роковая на нем печать . Розу белую с черной жабой Я хотел на земле повенчать . Пусть не сладились , пуст не сбылись Эти помыслы розовых дней . Но коль черти в душе гнездились - Значит , ангелы жили в ней ". Вдруг за окнами вагонов раздались выстрелы . Есенин и пассажиры притихли и посмотрели на происходящее на станции . У дальнего пакгауза чекисты показательно расстреляли несколько бандитов , воров и антоновцев . Есенин вздохнул и выругавшись матом тихо запел : " Что - то солнышко не светит , над головушкой туман .... " Фабула фильма не объясняла всего . Прослеживались в основном поступки героев в пограничных , экстремальных обстоятельствах . Кровавые события обостряют чувства людей . Селяне мятежной Тамбовщины выживали как могли . Но жадные оставались жадными , подлые подлыми . А вот добросердечные люди даже к врагам не испытывали лютой ненависти . Сражались за идеалы без патологической злобы . В этих условиях некоторых героев защищала и оберегала сердечная любовь к женщине или мужчине , и искренняя вера в Бога . Лучше этих оберегов на Тамбовщине не было . Гримеры постарались сделать из своих продвинутых современников - киногероев "угрюм - реки" и Антоновской вольницы одновременно потрясающе схожими с прототипами . Короткометражный фильм " Ворона на векА Тамбовская угрюм - река " зрители приняли с восторгом . Алешкин Петр радовался как пацан ! Он давно уже задумал снять полнометражную картину о Гражданской войне , Антоновщине и семействе Анохиных .

Яблоки Наукограда

Нвукоград хорошел день ото дня.Расположенный в Черноземье он был связующим звеном многих дорог и путей . Автомобильных дорог , железных , развития промышленности и садоводства , проходивших через весь город и рядом было предостаточно.Одна дорога - стезя власть предержащих,привела высоких чиновников из Наукограда сразу в Казначеевскую областную администрацию . И славные попутчики - наукоградцы стали активно управлять всем регионом . Через весь город проходили еще дороги истории страны России . Ведь в самом Наукограде находился сто лет назад Главный Штаб Южного фронта Красной армии . И для его разгрома , хотя бы на короткое время , в августе 19 революционного года в город ворвались казаки генерала Константина Константиновича Мамонтова . Белые громили красных по всей округе,но затем красные разгромили белых напрочь.Главоенмор и Председатель РВС Лев Давидович Троцкий ликовал по этому поводу . Много раз произносил речи и славицы . Повсюду и везде трендил как трибун Троцкий ! Новые , современные пути развития привели нукоградцев к празднику , фестивалю в честь местного яблока . Яблоки были отменные ! Их с любовью покупали многие россияне и кушали с аппетитом !Сочные , ароматные , полезные яблоки Наукограда были нарасхват!Фестиваль Яблока проводился к месту и ко времени в начале сентября . В преддверии очередного фестиваля , местные культуртрегеры решили снять корометражный фильм на историческую тему , но всячески прославляющий яблоко . Режиссер вольничал как хотел.Рыночная площадь напоминала яблочный склад - лабаз . На прилавках лежали яблоки гуртами и кучами .Яблоки лежали в корзинах , мешках и просто на земле в щедром количестве . Все билборды сообщали только о значении и полезности яблок . Режиссер скомандовал : -- Мотор ! -- И началось на импровизированной сцене лицедейство самодеятельных актеров всех времен и народов . На деревянный помост вначале вышел матрос - анархист Хвалешин , в тельняшке с пулеметной лентой и наганом . Рядом чекист Трубадуров Толян в кожанке , в шапке - ушанке и лаптях с маузером , крестом попа и внушительным обрезом . Хвалешин пел частушки и при этом стал в такт приплясывать . Трубадуров как бы отвечал ему частушками и периодически то вынимал маузер , то показывал обрез . Хвалешин -- Ех, яблочко , да куда котишься ? Ко мне в рот попадешь -- да не воротишься ! Эх , яблочко , да закатилося , а деникинская власть провалилася ! Эх , яблочко , да краснобокое , все у власти коммуняк кривобокое ! Эх , яблочко катись к Миронову , я матрос - анархист примкну к Антонову ! -- Трубадуров не отставал в раже запел -- Ех , яблоки вы народные , стали нищими буржуи сумасбродные ! Ех , яблоки , да с червоточиной , анархист лежит ничком за обочиной ! -- Толян достал правой рукой обрез , а левой маузер и продолжил -- Эх , яблоки новой властюшки , охраняют их братки или батюшки ! -- Зрители азартно и активно захлопали дуэлентам анархисту и ряженому охранителю бизнеса . На дощатую сцену выбежали еще двое , он и она . Он запел -- Ех , яблоко , да сбоку зелено , как Арманд меня люби , словно Ленина ! -- Она ответила -- Эх , яблоко , ты подгнившее , я нещадно забываю время бывшее ! -- Он продолжил -- Эх , яблоки , соком классные , бабы ныне за рулем все опасные ! -- Она с легкостью ласточки поддержала шутейное действо -- Эх , яблоки здесь не ворские , но курорты хороши черноморские !-- Он и она стали отплясывать с задором под " матаню " по всей сцене . Он -- Ни большой , ни маленький , лишь бы небыл вяленький . Если сила вверена , гусь обскачет мерина ! -- Она -- Если яблоки большие , значит ствол как колонча . Если бабы не святые -- мужики как саранча ! -- Певчая парочка плясала под гармонь и балалайку так заразительно , аж заходилась в порывах . Потом выходили другие певцы и затейники со своими номерами . Женщины в ярких , разноцветных сарафанах и юбках , мужчины в рубахах и шароварах . Все же преобладали народные одежды светло - розовых и кумачовых оттенков . Выступавшие импровизировали как хотели и как могли , в рамках традиций и житейской позволительной морали . Публика не расходилась.Некоторых требовала на бис , чтоб повторили оригинальные шутки - прибаутки . Режиссер долго , долго наблюдал за потешным спектаклем и не торопился крикнуть -- Стоп ! Снято ! -- Оператор снимал праздник Яблока и нисколько не переживал за свою аппаратуру . Было весело и интересно многим . Труженики садов и полей могли позволить самим себе площадную вольность и художественную самодеятельность . А исторические типажи и современные лицемеры - авантюристы изображались так зеркально - правдоподобно , что спектакль воспринимался как приключения , которые происходили в нашей безалаберной , заблудшей и невероятно прекрасной добрыми поступками , душевным милосердием народной жизни . Плоды яблонь благодатной земли не сулили людям никакаго раздора . -- Кушайте яблоки Наукограда , вам Россия будет рада ! -- говорила всем молодая , очень красивая девушка солнечной мечты .

ЗАВЕРШАЮЩАЯ      ГЛАВА

СУДИЛИЩЕ     ПАДШИХ

Они собрались скопом и по заготовленной договоренности стали обвинять поэта в несуществующих событиях и поступках . Обвиняли в сквернословии , унижении человеческого достоинства , в грубости и оскорблениях ? Некоторые из обвинителей не общались с поэтом уже лет 10 - 12 однако неистово обвиняли . Поэт никого из них прежде никогда не оскорблял . Наоборот , был со всеми доброжелателен , добродушен и помогал многим чем мог . Всегда поэт откликался на помощь и участие в судьбе каждого просящего . Обвинения были изначально построены на придуманной ужасной клевете . Это действо было программной местью почетной процентщицы , повитухи интриг , некой изощренной Валентины . Всем хотелось доказать свою приверженность к дисциплине , скромности и тактичности в поведении и межличностных отношениях . Многие лихо доказывали свое кредо " Всегда " в обвинительных постулатах . Несли ахинею , ложь , наветы , подметные фразы , клевету , наговор и чернуху как тамады на фуршете " нечистой силы " . Многих объяли туман заблуждений и пелена кривды . Изгалялись над фантомом , воображаемым поэтом как хотели и желали . Анатолий Труба громче всех и доходчивей для внимавщих ересь , уничижал творца лирических и философских стихов . Поэт реальный отсутствовал на этой " черной мессе падших нищих духом " . Хором долго вопили с повторами -- Виновен ! -- Где -- то недалеко петухи в ответ прокукарекали и на окнах появились морды : нетей , бесов , анчуток , кикимор , ведьм , упырей и вурдалаков . Чудовища улыбались клыкастыми пащеками , взирая пылающими зенками на хохотавшим в круге судилища чудовищ. . Нечисть висела в смутном воздухе и исходила мелкой дрожью ...В помещении запахло серой и тухлыми яйцами . Многие падшие обвинители почувствовали как грех нечестивого , лживого , безбожного , порочного приговора входит в их внутренности полынным пламенем , но продолжали неистово хохотать … К некоторым на грудь прикрепился сам собой голографический " Орден Иуды " . У некоторых этот орден предателей заполыхал на лбу . Вдруг один из судилища не обвинявший поэта , но проголосовавший за приговор увидел надпись на стене : " Всех лукавых , подлых , мерзких прислужников злыдни Вали ждет неизбежная , скорая расплата "

Неизбежность

Когда в судьбе случится горе
И грянет жуткая беда ,
Вы вспомните -- кипело море ,
Судилища , но не суда .

Вас захлестнут волной напасти ,
Страшней несчастий остальных ...
И вы познаете отчасти ,
Страдания существ шальных .

Судили вы и вас осудят ,
За ерунду и мутотень .
Вас ангелы небес принуят,
Влачить пылающую тень .

Осудят звезды вас лучами ,
Осудят грозы на лету . .
И бури смутными ночами ,
Осудят хищников тщету .

Вы хищники в своем порыве ,
Судили личность ни за что .
И ваши судьбы на обрыве ,
Заплатят душами за то .

Капкан самообмана

Вздохнут теперь свободной грудью ,
Избавившись от лишних ртов .
И выплеснув ребенка с мутью ,
Пойдут вперед между кустов .

Ох как прекрасен лес волшебный ,
С тропинкой чудной золотой ...
И мир суетный непотребный ,
Заменит погремок простой .

Идут и видят превращенья
Зверей в иные существа ,
В округе смутного вращенья ,
Иллюзии всяких торжества .

Вдруг видят бабку у тумана ,
У края заповедных грез .
И вдруг капкан самообмана ,
Захлопнулся вокруг всерьез .

Они в капкане все незримом ,
Пошевелится нету сил .
И бабка облекает дымок ,
Всех кто вовсю заголосил .

Тщеславные

Когда сидели за столом
И пили водку дружно ,
Не рассуждали мы о том ,
Что палачом быть нужно .

Душа болела и звала ,
У Николая счастья ...
Я бросил личные дела
Из - за причин участья .

Блажил Олег на этаже
Шестом в пространстве кухни .
И я с мечтами неглиже
Кричал : --- Преграда рухни ! --

Мещеряков спросил совет :
-- Как быть в журнальном деле --
Легко послушал мой ответ :
-- Аршанский дока в теле --

И Кочуков пришел с добром ,
Просил о светлой воле :
-- Ты одари не серебром ,
Проголосуй в юдоле ---

Звонила Леночка Шматко ,
О жабах толковала ...
Просила голос высоко ,
Поднять крылом вокала .

И прежде я помог другим ,
Стать членами Союза .
С пустой душой и дорогим ,
Хоть пропадала муза .

Пришли иные времена ,
Тревожные и злые .
Тускнеют веры письмена ,
Блистают роковые .

Процентщица купила тех ,
Кто сам продаться рвался .
И в день немыслимых потех ,
Тщеславных круг зарвался .

Меня поэта светлых грез ,
Хулили все от пуза .
И обвиняли вновь без слез ,
Как палачи Союза .

Грозная старуха

Старухе не стыдно быть "Грозной",
Как царь незабвенный Иван .
И девке по сути обозной ,
Путевку вручить на диван .

Она кувыркалась с Николой ,
С Василием сняли табу .
И с голым попутчиком голой ,
Влетела в иллюзий трубу .

По небу мечты полетала ,
Морозно витать под луной
И к "Грозной" старухе пристала ,
Чтоб злобною быть не одной.

Появится месяц завоют ,
С волчицами грез в унисон .
И ноги друг другу помоют ,
Держа свой "клыкастый" фасон .

Подышат туманом незримым ,
Всей грудью , неясно какой
И скалятся с другом галимым ,
"Нулем" потерявшим покой .

Прислужница

Не ум ее блистал в делах ,
Блистала хитрость роковая .
В любых закутах и углах ,
Она лгала не унывая .

Служила в тон КПСС ,
Стихи писала про партийцев .
Служила чертящим процесс ,
Восславив бизнес кровопийцев .

Всегда в фаворе у чинов ,
Как кукла радостно пищала .
И вновь талантов не лгунов ,
Стереть забвеньем обещала .

В наградах вся за мутату :
Кружок , статейки и стишата .
И славит рьяно пустоту ,
Где кошек скушали мышата .

Прислужница своей тщеты ,
Вреднее горя диверсанта .
Не верит в нечисть маяты ,
Не верит в светлого гаранта .

А кто не в круге -- дураки !
И кто не чествует --- дебилы !
Друзья все кормятся с руки
И службой восполняют силы .

Еретичка

Слыла метресса еретичкой ,
Когда безбожницей была .
Слыла партийной фанатичкой ,
От пяток грубых до чела .

Служила партии до срока ,
Устав блюла до запятой ,
Но вести принесла сорока ,
О новой власти золотой .

Пришла с улыбкой еретичка ,
К другим блистательным богам .
И засвистела словно птичка ,
Прильнув к богатым берегам .

Зерно посыпалось нежданно
И манна с праздничных небес .
Все чуждое теперь желанно
И светоч менеджер чудес .

Забыта ересь пролетарских ,
Базарных воспаряет бум .
Теперь особа среди барских ,
Молельница метресса дум .

Но все замашки прежней доли
Остались принципом судьбы :
Интриговать в кругу юдоли
И ересь воспевать борьбы .

Гнусная мистерия

Валентина судьбой не святая ,
Коммунистам служила до срока ,
Когда злых волкодлаков стая ,
Вожака возлюбила пророка .

Валентина прибилась к стае ,
Стала хищной почетной злыдней .
И зимой , и в цветущем мае ,
Стала кривду вершить постыдней .

Искривляла пространство и время ,
Развращала продажных духом
И порочное , грешное семя ,
Всюду сеяла с черным пухом .

Многих членов Союза слова ,
Извратила до мерзкой сути .
На развалинах храма Тамбова
Вытворяют мистерию жути .

Обвинили по ложным наветам ,
Невиновного с честью поэта .
Впали в грех по Святым Заветам
И расплаты на каждом мета .

Пусть случится по воле Бога ,
С обвинителем всяким расплата .
Валя - злыдня низка и убога ,
Как юродивой сзади заплата .

Расправа

Они свою гордыню возлюбили
И жгучее тщеславие свое .
Голубок белокрылых истребили
И черное витает воронье .

Для них непогрешима Валентина ,
Любому слову верят чудаки .
И видится им яркая картина ,
Они все на Парнасе высоки .

Укажет на невинного -- воспрянут ,
Всей стаей налетают на него .
На крестное распятие не глянут ,
Когда нет кроме жертвы ничего .

Насытятся куском чужой судьбины ,
Оближут губы длинным языком ...
И повторят фуршетные смотрины ,
Нисколько не жалея ни о ком .

А Валентина хитростью исходит
И лжет как обреченная на зло .
Над ними месяц гибели восходит ,
Они кричат : "Нам страшно повезло ! "

Голгофа поэта

В них сила грешная взыграла ,
Как брага мутная в бадьях .
И бестия на них взирала ,
Найдя порочное в друзьях .

Они поэта все ругали
И обвиняли в темных днях .
И кривде ложью помогали ,
Гадюке в призрачных огнях .

Змея незримая шипела
И поднимала хвост трубой .
Вдруг брага мести закипела
И бес оправился рябой .

Они вдыхали смрад нечистый ,
Впадали в гибельную страсть .
Нес ахинею так речистый ,
Что мог от небыли пропасть .

И исходила девка бредом ,
Секла поэта клеветой …
За ними бесновался следом ,
Писатель сроду не святой .

Злом распинали "супостата" ,
На месте скорбного креста .
Голгофы здесь была утрата ,
Когда взорвали храм Христа .

Злоба кликуш

Пылала злоба в их глазах ,
Воспрянул в душах ад .
Увидели судьбу в слезах ,
Двенадцать лет назад .

Такие страсти пережить
Пришлось из - за меня .,
Что захотелось удружить ,
Всем языкам огня .

Огонь отмщенья полыхал ,
В порывах и в устах ...
И ворон крыльями махал ,
За окнами в кустах .

Кричала птица тяжело ,
Неистово к беде .
И окрыляли люди зло ,
На роковом суде .

А дело сшито се ля ви ,
Рукой дрожащей в тон ,
И виделяся поэт в крови ,
На плахе как Дантон .

-- Казнить заблудшего творца ! --
Кричали злыдни в масть .
Но дома кушал я тунца
И плюнул страху в пасть .

Припомнил жизни времена ,
Двенадцать лет назад ,
Как сеял дружбы семена
И всем помочь был рад .

Угодники метрессы

Судилища острый финал ,
Создали по духу секрета .
И деньги нашлись на журнал ,
Когда осудили поэта .

Гурьбой угодили одной ,
Почетной и злобной метрессе .
И каждый продажный родной ,
В убогой безнравственной пьесе .

Клубитесь в сплетеньях теней ,
Играйте творящих шедевры .
Но кривда надавит сильней
И станете жертвою стервы .

Вы вновь заработали куш ,
Глумясь над поэтом невинным .
И в круге отпетых кликуш ,
Вопите с исчадьем глубинным .

Юрьев день

Кружится курицей фурия ,
Искры ссыпает с хвоста …
Дух оглашенного Юрия
Злобен везде не с проста .

Вроде служил офицером ,
Видел афганскую мреть .
Слыл золотым кавалером ,
Что бы любовью гореть .

Стал непроглядным циником ,
Гордость объяла его .
Ходит с попутчиком мимиком ,
Ценит ханыгу всего .

Юность друган загубил ,
Учит как жить без души .
Юрий заблудший забыл ,
Кредо свое " не греши "

В день переходного поля ,
Юрий пойдет вникуда ...
Жизни беспутной недоля ,
Станет брести без следа .

Тщеславные обвинители

Ненавидеть они умеют ,
Это кредо у них не отнять .
То и дело вовсю сатанеют
И стремятся врагов обвинять .

Обвиняют и судят обычных ,
Одиноких творцов во плоти .
А своих друганов закадычных
Видят в вечности и чести .

Для противных поганые слухи ,
Распускают как шерсти кудель …
И рабами отвратной старухи
С ядом славы сосут карамель .

Ядовитая слава с крушиной ,
Волчьих грез взбеленяет туман .
И живут они жизненной тиной ,
Принимая за благость дурман .

Без добра не приходит прощенье ,
Без молитвы темны небеса .
Обрекая творцов на забвенье ,
Вы "калифы" на полчаса .

Тамбовские волкодлаки

Повернул я на пальце кольцо,
Стал читать письмена бумазей:
Ты увидишь событий лицо --
Облик зверя из бывших друзей.
Ты узришь небывалый размах,
Рокового безумия всех.
Будут страсти являться в умах,
С чередою порочных потех.
Будет всякая тварь мельтешить,
И глумиться над честью взахлеб.
Проклинать всех не надо спешить,
Кто – то свой исповедует стеб.
Ты услышишь пронзительный шум,
Исходящий от вздыбленных стай …
Не сгущай маяту своих дум,
О спасеньи души помечтай!
Зверь исчадий прыжок совершит,
Злом поступков без крестных оков.
Но молитва святая лишит,
Силу воли волчиц и волков.
Оскудеет звериный порыв,
Источиться греховная суть,
Прыгнут стаи под жизни обрыв,
И не добрый закончиться путь --
Повернул я на пальце кольцо
И, отринул стопу бумазей …,
Что б мое не бледнело лицо,
Стал молиться за бывших друзей .

Страда расплаты

Радуйся Валя , радуйся
И Алешин ликуй , и Коля !
Хоть пригублена чаша сладостей ,
Дегтем мазана ваша доля .
Вы помечены жуткой метой ,
Лицемеры с ухмылкой праздной .
И отплатит вам рок монетой ,
С мордой кривдушки безобразной .
Вы получите все сторицей ,
Что за каверзы заслужили .
Вам мамона блистает столицей ,
Из костей и зверей сухожилий .
Вы продвинутые продвинули
Шелупонь до вершины эстрадной .
Вы талантов шутя отодвинули ,
В туну бытности не отрадной .
За меня , за Марину , за Толю
Привлекут вас созвездья к ответу.
Бог простит нашу горькую долю ,
Мы поэты и служим свету .

Огонь судов

Вот кинут гордого Трубу ,
Как прежде все кидали .
Никитин выпишет табу ,
Алешин бед сандалии .

Мещеряков посмотрит зло ,
Дорожкина не взглянет .
Луканкина свое зело ,
Грести не перестанет .

Знобищева мудреный слог,
О лютиках напишет .
Наседкин подведет итог ,
Изгоя в бездну впишет .

Вновь избранные замолчат ,
Как воду в рот набрали.
А други все изобличат ,
Трубу за блеск медали .

Пройди Труба огонь судов ,
Устрой прорыв в культуре !
И классиком своих трудов ,
Будь век в литературе .

Постою на берегу

Постою на берегу -- жизнь - река течет …
Душу вновь уберегу , месть мне не в зачет .
Я оставлю всех врагов Богу для суда ,
Много злобных берегов , всем от них беда .
Пусть Всевышний разрешит споры и вражду ,
Ангел света не спешит к грешникам в ряду .
За рядами по реке , тьма плывет личин ,
Постою не вдалеке , в следствии причин .

ПРОИЗВЕДЕНИЯ О МАШЕ - РАСТЕРЯШЕ

Самообман
***
Сами себе внушили :
Маша превыше всех !
Кубки с вином осушили ,
Ради грядущих потех .

Маша банальности пишет :
-- Гений она в стихах ! --
Маша на сына чуть дышит ,
Словно он княжич в мехах .

-- Маша у нас княгиня !
Строфы ее как завет --
И вознеслась богиня ,
Сна обретая свет .

Маша вершит повторы
И дежавю в столбцах .
А у друзей разговоры ,
О золотых бубенцах .

Звоны , пустые звоны
В честь неземной мадам .
Хвалят опять ветрогоны ,
Важную не по годам .

Хвалят за строки вязи ,
Тропки с грядой череды .
Хвалят за зыбкие связи ,
С темами от балды .

Книга Маши
***
-- Вот выпустит Машенька книгу ,
Узрят все бездарные фигу .

Кобель и фуршетная сукиш ,
Увидят объемистый кукиш !

Вот скажет великая нечто ,
Захочется сладкое печ - то ! --

Поведал Николушка мне ,
Скользнув по заснеженной Цне .

Развеял я зимний дурман :
-- Семь лет она пишет роман .

Никола ты Машу как Валя ,
Возносишь амброзией саля .

И хвалишь умеху словес ,
Как яркую музу с небес .

Мария обычная баба ,
Готовит люля и кебаба .

Умеет слова рифмовать ,
И быстро детей умывать .

Призванье Марии жена
И муж ее жизни казна .

Ну выпустит Марьюшка книгу ,
Увидят все кукиш да фигу ! --

Маша -- растеряша
***
Ех - ма ! На дворе зима ,
Маша - растеряша набралась ума .
Не юлит прислугой бабушки Яги ,
Не ревет белугой , встав не с той ноги .
Ех - ма ! Жизнь не кутерьма ,
Маша - растеряша , сладкая весьма !
Мужики натурой , не возьмут свое ,
Как блеснет фигурой , все вокруг ее !
Ех - ма ! Не бранись сдурма ,
Маш не растеряш на базаре тьма .
Ех - ма ! Машенька -- кума ,
Все,что растеряла,соберет сама !

Мираж тропинки
***
Скрыл тропинку лес густой ,
За неведомой верстой .
Кот по зарослям ходил ,
Писком эху угодил .
Ворон каркнул ни о чем ,
Рядом с согбенным сычом .
И русалки на легке ,
Ищут счастье в сон - реке .
В мираже ударил гром ,
В зыбкой горнице хором .
Присягает Маша Вале ,
На коленях в смутном зале .
И клянется : " Верной быть ,
И в поклонах не избыть ! "
" Королева " и " принцесса "
Ошалели от процесса ,
И балдеют от идей :
Сделать нечто из людей !
Явь из блефа получилась ,
Жизнь почетная случилась !

МИСТИФИКАЦИЯ НАЯВУ

1
Принцессы иллюзий
***
Как выйдет с широкой удыбкой
И милым румяным лицом ,
Так местность становится зыбкой
И видится Маша с венцом !

Колышится все и взывает:
-- Мы ждали прекрасную вас ! --
Но волком вовсю завывает ,
Фуршета завистливый глас .

Как выйдет другая с огнями ,
Вращая гирлянды вокруг ,
Так стонут любовники днями ,
Чтоб ласковый вздыбился вдруг .

Трезвонит подпевка и лавой ,
Бомонд охмуренный кипит .
Витает вновь Машенька павой ,
А Лена от счастья вопит .

Листвой облекается осень
И криком родных журавлей.
Сияет небесная просинь ,
Поэту житейских полей .

2
Равнодушные Музы
***
Читает Машенька стихи ,
Свои с запалом .
Читает доченька стихи ,
О крае малом .
Читает папа о большом ,
Прилесном крае .
Читает мама о смешном
И светлом мае .
Читает искренне супруг ,
О счастье с Машей .
Как уплетал семейный круг ,
Варенье с кашей .
Читает Валя о себе ,
Великой оду ...
Но снова Клио не в себе --
Толочет воду .
И струи бризгами летят ,
Вокруг обильно ...
И музы рифмам не хотят ,
Внимать умильно .

3
Мура расплаты

Она им троны сотворили ,
Из лунных грез .
И зелье счастья наварила ,
С букетом роз .
Она им судьбы окрылила :
Летай и пой ...
И каждой славу сочинила ,
С любви тропой .
Сама играла адмирала ,
Всего и вся .
Поймав для небыли марала ,
Лишь карася .
Они блистают и витают ,
Как три сестры .
Но их дымами облекают ,
Миров костры .
За блеф расплатятся поэты ,
В муре густой .
За королевские кареты ,
За миф пустой .

Мистерия продвинутых
***
Ставки сделаны на Марию
И на томную Лену ,
Чтоб они украшали Россию
И театра широкую сцену .

На кулисах парящая чайка ,
За кулисами тихая смута ,
Снова чайника обечайка
Обожигает талант баламута .

Время блефа и показухи ,
Альфа фокусов как Омега .
На сиропы слетаются мухи ,
А они из волшебного снега .

Прославляется пани Мария ,
Награждается золотом Лена .
А поэту посветит Мессия
И в лучах улыбнется Селена .

Смотрины
***
Все смотрят сквозь меня ,
На Лену и Марию .
А я с лучами дня ,
Смотрю на всю Россию .
Все видят что хотят ,
Винить других не смею .
И мне не запретят ,
Смотреть как я умею .
Вы ожерелья грез ,
Дарить любимым вправе .
А я среди берез ,
Как бриллиант в оправе .

Кухаркина снедь
***
Угодил прожженной Вале ,
Круг продажных мужиков .
И пожарили на сале
Черти души чудаков .

Сало яростно шкварчало ,
Души жарились легко ...
Далеко зашло начало
И концовка далеко .

Вновь видения расплаты ,
Охватили ближний круг :
И рассветы , и закаты
Судеб , жарились вокруг !

Если нет добра и чести ,
Ложью грех не искупить .
Валя ждет лукавой лести ,
Чтоб заблудших прикупить .

Бытие определило сознание
***
Нам Поэтам так воздали ,
Что шальными судьбы стали !
Создадим , что не создали :
Деньги Вале -- радость дали !

Мы опишем все просторы ,
Раздвигая жизни шторы ...
Вале в рост -- златые горы ,
Нам пустые разговоры .

Огорошим , как не ждали :
-- На колени челядь Вали !
Хаять всех , кого предали ,
Чтоб рассветы зарыдали !

Чтоб святилище юдоли ,
Завалили камни доли .
Нет рабов , без личной воли ,
Даже в мареве неволи ! --

Скорлупу с властей не слупишь :
Вале все -- таланту кукиш !

Ученица метрессы

Есть у почетной ученица ,
Судьбой в елее и меду .
В руках огромная синица ,
Но бутафорская к стыду .
Ее хвалили все с пеленок
И восхваляют до сих пор .
Вот сорвала она опенок
И режет красный помидор .
Вот сгондобила Маша кашу
И описала кухню всю .
Вот стукачом признала Сашу ,
Послав в помойку к карасю .
Ей Бог вручил детей чудесных ,
Как неба светлые дары !
Она же злыдню среди местных ,
Возносит выше мошкары .
Отвергла гордая поэта ,
Изгадила весь юбилей .
В журнале местного квартета ,
Перехвалила свой елей .
А если б горя не случилось
И в " святцах " был СССР ,
Почетная вождю б молилась,
В кругу изысканных манер.
Читала б Маша комсомолка ,
Об атеистах звонкий стих .
И красная ее футболка
Была бы ярче среди них .
Гнала бы Машенька с метрессой ,
От храма юных прихожан .
Слыла бы Маша поэтессой ,
Как лучшая из горожан !

Зразы для бабули
( Монолог обласканной )
***
"В краю самоварном и маковом",
Я крендели делала с Яковом ,
Галушки -- рецепта Хорошкиной ,
Для бабушки Вали Двурожкиной .
Варенье мы стряпали сладкое ,
Чтоб время подслащивать гадкое .
Мы делали зразы с котлетами ,
И оды писали с приветами .
Бабуля короны достойная ,
Хоть видом "бельфлер" сухостойная .
Плодами мой трон одарила
Вчера , когда многих дурила .
Как лохов , меня не подставила
И лучшей бомонду представила .
Но взвились поклонники драмы
И требуют равенства хамы .
Кричат: " Мы хотим пирога !
Не дашь -- обломаем рога !"
А нам бы с бабулей хотелось
Царить , как мечталось и пелось .
И сливки снимать со всего --
Мы есмь! А вблизи б никого .
Себя и любимого Якова ,
В объятьях спасу я от всякого .

Перехваленка
***
Она мила душой и телом ,
Всегда судьбою в пухе белом .
И книги Машеньки в пуху
В руках друзей и на слуху .
Стихи ее -- ума порывы ,
Простыми темами игривы ,
До точек правильны всегда
И сладкотечны , как меда .
Она не пишет об изменах,
О жутких мрачных переменах,
Об одиночестве в миру
И плахе злобных на юру .
Она беды не испытала ,
Когда б изгоем всюду стала .
Когда в событий череде ,
Нет друга верного нигде .
Ее коллеги хвалят хором ,
И скептиков берут измором .
-- Нет лучше Маши никого ,
Она богиня для всего ! --
Так поэтессу захвалили ,
Что все супы пересолили .
И похвалы колокола ,
Звонят из каждого угла .
Ни строчки критики , ни звука ,
В кругу , где в фаворе порука .
И пишет Маша об усладе ,
О личных грезах в " шоколаде ",
О том , что бабочек полет ,
Похож на избранных "улет".
Творит хваленки , как всегда ,
Познавшая лишь рай труда .

Звезда мечты
***
Королевой гуляет зимой ,
но мечтает быть Гердой милой .
Пережить бы ей горе самой ,
став отверженной и постылой .

Испытает сердечную боль ,
одиночеству женскому в тему ,
и бездушной красавицы роль
разрешит роковую дилемму .

Холод взгляда не холод души ,
напускное величие ложно .
Бессердечной прослыть не спеши ,
если Гердою быть невозможно .

И порывы стихии пройдут ,
и чужие наветы отстанут .
Лишь влюбленные счастье найдут ,
если верить в звезду не устанут .

Кай надежды не станет Каином ,
если сможет заблудшим не быть .
Ты гуляй по безлюдным окраинам ,
что бы нежного не забыть .

Сказочное время
***
Холодный ветер не подул ,
Грозой не исходили тучи .
Стоял восторженный Федул
И озирал родные кручи .

Олег к забору прибивал ,
Дубовую прямую рейку
И к воронью душой взывал ,
Чтоб не пугало канарейку .

Шел по тропинке Николай ,
В манере звездного "Нарцисса"
И говорил себе : Взирай ,
Зари раздвинулась кулиса !

Сидела Валя на лугу ,
Вдыхала запахи природы
И гнула в памяти , в дугу ,
Свои бессмысленные годы .

А жизнь витала стрекозой ,
Необъяснимо и свободно ...
Чтоб смело Машенька с козой ,
Шла по росе , куда угодно !

Песня зарянки
***
Вот если б бабушка тебя , нежданно оттолкнула
И плюнула б во след губя , и презирать рискнула ,
И все подруги на ура , мгновенно отвернулись ,
Какие б Машенька ветрА , в душе твоей взметнулись ?
-- Бураны ! Смерчи ! Вал стихий ! И в ярких молниях стихи ! --
Ты всех громила бы подряд , за унижений гнусный ряд .
Но ты любима всей толпой , и потому зарянкой пой .
Свисти Мария и чирикай , и обладай хрустальной Никой !
Трава духмяная нежна и нет отчаянья рожна .
В своем малиновом дыму , в любви признайся одному .
И сей с бабулей семена , как в поле жизни имена .
Взойдут для почестей они , но ты гонимых не вини .
Не осуждай таланта роль , за то что с лирой он король !

Парящий светлячок
***
Мария говорит , я слушаю ее
И слышу откровение о многом .
Как гомонило к горю воронье ,
Над княжеским разнузданным итогом .

Как времена испытывали дух
Народа и царей неукротимых .
Как истину произносили вслух
Среди людей враждой невыносимых .

Как посрамлен пророк своим народом ,
И гром гремел предвестником беды .
И как сразились яростно за бродом
Два воина у пламенной гряды .

Мария говорит о книжных разговорах ,
Испытывая в жизни доброту .
Любимая , крылатая в раздорах ,
Когда поэта гонят в пустоту .

Все для нее , что вольно пожелает,
Круг выполняет избранных порук .
И даже песик на нее не лает ,
Когда кидает гадящего с рук .

Не навреди
***
Маша душе не вреди ,
Судные дни впереди ...!
Ты ж не такая - сякая ,
Солнцу живи потакая .

Суть -- презабавное дело ,
Всех проверяет умело .
Тем , кто обласкан и мил ,
Скверный изгой нахамил .

Мысли вздымаются роем :
-- Как разминуться с изгоем ?--
Думает Маша опять :
-- Как не отправиться вспять !

Светлой дорожкой пойду ,
Счастье в долине найду .
С бабушкой буду дружить ,
Чтоб правотой дорожить --

Только в округе зеркальной ,
Тропочка в туне фекальной .
Бабушки , грешной училки ,
Бесы вопят из копилки .

В жизнь многоликой бабули ,
Ветры кошмаров надули .
В чем же метресса права ,
Если судьбою крива ?!

Если поэтов от Бога ,
Гробила Ежка -- магога !
Маша ! Не ползай рабою ,
Голубь взлетел над тобою !

С ложью ты будешь ценимой ,
С правдой врагами гонимой .
Станешь духовно богатой ,
Будешь в миру виноватой .

Станешь лукавой ханжой --
Богу ты будешь чужой .
Машенька ! Сердцем гляди ,
В будущем мне не вреди !

С судьбой Мария не шути
***
Постой Мария ! Лес густой ,
Где выстрел слышен холостой .
Но ты не мастер слов души
И ложью личной не греши .

Ты фаворитка злобных лиц ,
Тамбовских лютых и волчиц .
На них прикиды мастаков ,
Для охмуренья дураков .

Тебе все лучшее в миру ,
Другим двуличия игру .
Тебе меда и кисели ,
Другим блевотину в пыли .

Тебе награды и почет ,
Другим забвение в зачет .
Несправедливость жуткий грех ,
Они вершат с мякиной стрех .

Рассыпят гниль вокруг врагов
И воздают зверью богов .
Они помечены для зла ,
Химерой с патлами козла .

Ты для нечистых жох - мадам ,
Известная не по годам .
Но ты не мастер во плоти ,
С судьбой Мария не шути .

Не лезь хваленка на рожон ,
Поэт от Бога вооружен .
Постой Мария век в тени ,
Да проигрыш себе вмени .

Фаворитка в туне
( сон в летнюю ночь)
***
Показала где жизнь начинается ,
Фаворитка формата других .
И Мария в мечтах запинается ,
Не рассудит словами благих .

-- Ты никто -- ей сказала открытая,
Веселуха с наградами дней .
И Знобищева словно побитая ,
Побрела по излому теней .

Вот в пакете шедевры ненужные ,
Вот у сердца крылатый значок .
Дуют ветры холодные , вьюжные
И смеется Олег дурачок …

Было время другое блескучее
И почетные града вблизи .
Прилетало виденье могучее ,
Улетало в меду на мази .

Тошно Маше , душа перезвонами ,
Оглашает всю лунную высь ...
Берегини склоняясь над склонами
Шепчут -- Милая в туне крепись --

Светоч пиара

Если Маша всегда будет розовой ,
Будет роща любая березовой ,
Будут Машины все времена ,
Будут Маша культур семена .

Всюду образ взовьется Знобищевой ,
Над рекой и деревней Петрищевой .
Над Тамбовом и лесом вокруг ,
Будет Маша и розовый круг .

Светоч Маща , везде ненаглядная ,
Даль с тобою такой непроглядная.
Всюду ты и надыся , и днесь ,
Поумерь свою ярую спесь .

Ты продукт ролевого пиара ,
Как иллюзия в призраке шара .
Застишь всем воспаряя глаза ,
Но грядет зоревая гроза .

……………………………………………...............……………………...

Перед тем, как покинуть поросшую травами норку,
Обернись, мой лисёнок, и в зеркало глаз посмотри.
Я жалею о том, что пыталась прожить на пятёрку
И в душе презирала того, кто справлялся на три.

Будь нежнее и чутче. Умей над собой посмеяться
И порой, как пароль, повторяй: "Не беда, да-да-да!"
...Ты растёшь не по дням, и в свои золотые пятнадцать
Навсегда повзрослеешь. А я - никогда, никогда...
Мария Знобищева

Отличница в пути
***
Повзрослеешь Мария и ты ,
Когда жизнь повернется иначе .
Когда алые розы мечты
Оборвут хулиганы на даче .

На пятерку жила ты всегда ,
Презирая других с трояками .
Повзрослеешь Мария тогда ,
Когда ляжет туман за мостками .

Все изменится как никогда ,
Не менялось до дней пограничных.
Ты познаешь весь ужас вреда
И интриги врагов необычных .

Не до гордости будет тебе ,
Не до жаркого пыла презренья .
Все изменится в личной судьбе ,
В круговерти земного боренья .

Не останешься ты молодой ,
Разрешая на тройку проблемы .
Даже грезы над вешней водой ,
Будут с бывшей отличницей немы .

Ты осудила ближнего Мария

Дитя вперед пусти невинное до срока
И я пускал дитя и за невинным шел .
Но сбросила с хвоста поветрие сорока
И месяц вдруг пылающий взошел .

-- Не падай снег! -- кричало мое чадо ,
А я твердил -- Пусть падает вокруг --
Но злыдне Валентине опорочить надо ,
Меня хотелось сразу или вдруг .

Она меня гнала и мучила безбожно ,
Перекрывая все , что можно перекрыть.
Почетной все творить необъяснимо можно
И даже двери к выходу закрыть .

Ты осудила ближнего Мария ,
Потворствуя Дорожкиной во всем .
Тебе не верит палачу Россия
И крест свой мы по разному несем .

Я с верой в Бога клеветой объятый ,
Ты с ложью и притворством роковым .
Я изгнанный поэт перечисленьем пятый ,
Но первый я талант и буду таковым .

Бред первейших на юру

Труба о святости печется , Мещеряков узрел собор ,
Душа Дорожкиной сечется , когда пороков перебор .
А у Аршанского крутого , дрожат поджилки на юру ,
Он из поветрия пустого , сплетает небыль на ветру .
Чинарик Марков ищет новый , чтоб покурившему помочь ,
Он в лицемерии пановый и раболепствовать не прочь .
Стал гениальным Селиверстов , когда Евгения огреб ,
Он с Боратынским Семиперстов и Цезарь Трегуляй - трущеб !
Никола снова стал шаманить , искать кошмары по углам ,
Нуля кинжалом мести ранить и жаждать алкаша бедлам .
Елена плакала о доле , страдала снова всей душой
И вспоминала о додоле , в нагрузку с манной и лапшой .
Другие дружно голосили о чем - то сложном и простом ,
О том , что зайцы всю скосили , траву за розовым кустом .
И только Маша все как надо , для Вали сходу сгондобит ,
Поучит жизни свое чадо и злым исчадьям подсобит .

Литературные назгулы или светочи ?

Недавний перл о местной Тамбовской поэтессе : " ... она настолько талантлива , что сколько ни хвали ее стихи ( и прозу она замечательно пишет ! ),все будет мало. Автор перла порнороманист Николай Наседкин. Я,на этот раз не подтвержу, что с ласками " Василия ", было бы " больше , как в Польше ". Другой случай .Однако хвалит он ее , со своим окружением, уже лет 10 , не менее . Помогает другой литподруге , перенагражденной наставнице идущих по тропинке вокруг нее. Никола восклицает ей :"Очарован ! Околдован ! С ветром в поле хакасском повенчан! В бубен бью , хоть процентами скован , самой пиковой дамой , из женщин!Ни веселая , ни печальная , словно с темной картины сошедшая. Ты ведунья моя не случайная , ты подруга моя сумасшедшая.Я склонюсь над твоими коленями , обниму их с бесстыжею силою . И горячими очень поленьями ,обожгу тебя злую , постылую " Все было бы тип - топ , да вкралась в идиллию незадача . Никола Наследкин взял и обнулил Олега Алешина , как поэта , в статье " Точки над i ", в литжурнале "Тамбовский альманах " №6 . А был Никола в то время председателем местного писсоюза .Обидел парня , оскорбил до невозможности . Можно сказать опустил Алешина ниже литературной ватерлинии .И за 9 прошедших лет : нигде , никак и никогда Коля не поднял рейтинг Олега . Не сказал ни одного слова об Алешине , как о способном поэте . Значит Наследкин и иже с ним остались при своем твердом мнении ,насчет обнуления . Другое дело Машенька ! Персик в сиропе ! Пончик в сливках! Душечка! Что ни скажет , что ни напишет -- все гениально! Перманентный спектакль , под названием " Восхваление !" продолжается . Аншлаг постоянный . Играют по формуле : "Хвалим Валю , хвалим Машу , вместе хвалим Николашу!" И снова карагодят по сценическому кругу . Искренне хочу , чтоб восхваление происходило , не по мановению дирижерской палочки , а естественным образом. Многие желали остаться надолго в волшебной стране поэзии с детской душой . Тщетно . Ничего не получалось . Бремя надежд , для перехваленных становилось невыносимым , по причине несоответствия занимаемому прежде месту на Парнасе . Бремя ложного величия всегда тяжелее настоящего таланта и способностей во много раз . Но и клеймо "О", полыхая , выжигает мысли заклейменного до пепла небытия . Человек приговорен к несуществованию в мире творчества.Он ничто и никто . Он пустое место . Если через 5 или 10 лет другие люди , не ангажированные , станут восхищатся творчеством Машеньки , то я буду не только посрамлен , за крамольные рассуждения , но мне бы хотелось самому быть в Восхищении! Лишь бы Тамбовчане литературных " назгулов " не множили . А то некоторых до почета доводят. Награждают , награждают некоторых , потом вчитаются или всмотрятся внимательно под оболочку сути , а там гнетущая пустота . Историю с Рассказовской пустозвонной бабой " скорби ", теперь вся Россия знает . Повторять в Тамбове аналогичное , не желательно. Как и не желательно повторять в реальности , выдуманную судьбу девочки из фильма " Интервью с вампиром ".Укусили девочку с любовью вурдалаки , и осталась она на триста лет "вечно молодой , вечно рьяной ".Но может случится и такой вариант судьбы .Через много , много лет , какой - нибудь новый руководитель местного писсоюза возьмет , да и обзовет Марию нулем! О - Маша может потерять даже дар речи . Самоуверенный в своей непогрешимости писсначальник добавит огоньку -- "Пшла вон , балласт организации!" -- скажет он . И познает Машенька всю прелесть неприятия , непонимания и отрицания ее , как творческого человека .Вспомнит она гонимых и отверженных,поймет их и простит за гневные высказывания гонителям. Истинный поэт всегда идет своей дорогой - стезей,предначертанной Всевышним . Свита лукавых ему не нужна . Потому , что от избытка бутафорского , поддельного "елея" восхваления талант не крепнет , а пропадает . Поэтому : "Литназгулы" и "назгулки" , только в круге ближних гулки ! А за кругом -- тишина , нет таланта ни хр ...на !" Надеюсь , что в данном случае , будет все по другому . Возможно Машенька сыграет вскоре в "иерихонские трубы " поэзии и разрушит стены косности и сомнений маловерных .

СТИХИ О ЛУКАНКИНОЙ ЕЛЕНЕ

К данной подборке подойдет клип Гр. Рамс Прости -- где девушка в красной тоге бежит босая по снегу к храму ...
И КЛИП
КРАСИВАЯ ПЕСНЯ О ЛЮБВИ ;; Я БУДУ ЖДАТЬ ТЕБЯ ;;
Светлана ЦаловаОпубликовано: 28 апр. 2018 г.

Дым
***
Она сбежала от любви
И он сбежал .
Валялся в пламенной крови ,
Мечты кинжал .
Убили оба красоту ,
Своей судьбы .
И убегали в пустоту ,
Огня рабы .
И эхо криков унеслось
В чужую даль ...
Ничто родное не спаслось
И дым не жаль .

Стигматы строф
***
Разве мало Елен
Разлюбивших Морозовых ?
Разве мало Селен ,
Бродит в рощах березовых?

И еще Афродит ,
У морей по песку .
И прекрасных Эдит ,
Вновь отвергнув тоску .

Схожесть всяких имен ,
В строфах часто бывает .
Но война без знамен ,
Мир в душе убивает .

Пусть беда не права ,
Если тысячи мнений .
Для поэта слова ,
Это дети творений .

Это смыслы в лучах ,
Озарений и страсти .
Это крест на плечах
И стигматы отчасти .

Вот несется в строке ,
Эхо гулкое где - то ...
Там идет налегке ,
К счастью женщина Лето .

Упавшая звезда
***
Он ушел не зная брода ,
От судьбы своей дурной ,
В тень забытого народа ,
Где сосновый дух лесной .
Он ушел в удел мороза ,
В Берендеевку тоски .
Он Морозов и угроза ,
Серебрит его виски .
Разлюбила баба стерва ,
Загордилась в суете .
Золотая нитка нерва ,
Вся замерзла на кресте .
Оборвалась нить тугая ,
Из - за слова не : " Не люблю ".
Глушь холодная , нагая ,
Приравняет жизнь к нулю .
Он вопит душой озябшей ,
О потерях и беде .
А она идет к упавшей ,
Сном освеченной звезде .

Марево
***
Осень гулкая вдали
И вблизи такая .
Пролетают журавли ,
Крикам потакая .
Листья тлеют на горе ,
Дым окутал розы ...
Словно ведьмы на костре ,
Стонут вновь березы .
У подножия стою
И смотрю на морок .
В зимнем ветреном краю ,
Будет много горок .
А вокруг белым бело
И березы в белом .
Пусть сгорает помело ,
В круге ошалелом .
На вершине у берез
Тайна не сурова --
В мареве весенних гроз ,
Воскресают снова .

День поэта
***
День поэта как день изгоя ,
Потому что поэт никто .
Вот художник испанский Гойя ,
Мачо кисти процентов на сто .

Микеланджело создал Давида ,
Лучезарного каждой звезде .
А поэт затрапезного вида ,
Ходит ныне никчемным везде .

Архитектор построил в грезах
Величайший дворец вельмож .
Сочинитель в житейских грозах ,
На промокшего дурня похож .

Но когда мы о Трое читаем ,
О Елене Прекрасной в веках ,
Мы Гомера поэта мечтаем ,
Как героя носить на руках .

Августейший сиятельный Август ,
Был в Горация в Риме влюблен.
И Вергилия слушая казус ,
Был полетом души умилен .

Даже Троцкий Есенина слушал ,
Как глава РВС комиссар .
И горячее Коба не скушал ,
Осознав Маяковского дар .

Но сегодня в России базарной ,
Все поэты чужие стране .
Умиляются песней бездарной ,
Продавец и товарка в цене .

Подойдет клип " Забирай рай " Ани Лорак

Крик мечты
***
Был Наседкин , был Морозов ,
Все ушли как чудаки .
И теперь рассвет не розов ,
Даже летом у реки .

Все теперь бледнее поля ,
Что полынью заросло .
И времен пустая доля ,
С грустью истины пришло .

Одинока , но свободна ,
Как пушинка на ветру .
Никому ты не угодна ,
Вечерами и к утру .

Влюблена в себя повсюду ,
Больше жизни и стези ,
Когда бьешь сдурма посуду
И купаешь мир в грязи .

Но когда душа трепещет ,
Под божественным лучом ,
Вся земля весною блещет
И кричит мечта грачом .

***
Очерствела душой , огрубела
По вине переменной своей .
Развлекаться вовсю не робела ,
Когда в мае свистел соловей .

Развлекалась легко и крылато ,
Словно птицей парила страстей ...
И желала червонное злато ,
И любовников всяких мастей .

На чужбину рвалась очумело ,
Что бы всем развлекаться назло .
И сгубила судьбу не умело ,
Потому что грешить не везло .

Пересытилась , перебесилась ,
Оглянулась , кричат журавли ...
И на круги юдоли вернулась ,
Где любили ее как могли .

Королева одиночества
***
Ты прогнала его из дома
И оскорбила очень зло .
Душе пустыня не знакома
И не болит твое чело .

Гордыня выросла до неба :
Ты бесподобна и мудра .
Твоей мечте не надо хлеба ,
Под шелком лунного шатра .

Ты королева личной воле ,
Владычица своей судьбы .
Но одиноко снова доле
И сны кошмарами грубы .

А он любил тебя такую ,
Необъяснимо и светло .
Ушел в сторонку не пустую ,
Где в радости ему везло .

Ты прогнала его напрасно ,
Другой не будет так любить .
Когда спала вблизи прекрасно ,
Кошмар не рвался нагрубить .

Святилище любви
***
Когда ты стервой не была
Морозов не был ледяным .
И город в образе стекла ,
Казался миром слюдяным .

И белый плед предтеча снов ,
Исполнился дыханьем дрем .
Вы не шептали лишних слов ,
Объятые любви огнем .

Фиалки нежные цвели ,
В горшках у берега мечты .
Вы обитание нашли ,
В краю духовной высоты .

Но задрожал фонарь вдали
И тень влетела острием .
Вы разлюбили как смогли ,
Свое святилище вдвоем .

Влюбленный призрак
***
Плыви Алена от тоски ,
Изгиб реки Вороны розов .
И все проблемы далеки ,
И брошенный не мил Морозов .

Ты гордая и нет причин ,
Нести безрадостное бремя.
Любовь не к похоти мужчин ,
Она мечты крылатой время .

Плыви Аленушка к себе ,
Счастливой , волю обретая .
И машут ивушки тебе ,
Ветвями плача и блистая .

На берегу у той горы ,
Что называют люди Барской ,
Твой суверенный трон игры
И мантия с короной царской .

Но есть препятствие одно ,
Морозов бродит здесь незримо .
Ему любить не все равно ,
Тебя всегда необходимо .

Колдовской туман
***
Дом в тумане , а в доме Елена ,
Сушит травы и живность болот .
Лечит боли и тремер колена ,
И рисует в мечтах Камелот .
Буд - то снова она Гвиневера ,
Королева , жена короля .
Золотая вокруг атмосфера :
-- Данке шон ! Гранд мерси ! Вуаля! --
По старинке вокруг говорили ,
По иному трындели вблизи .
Снова рыцари доблесть творили ,
В разговорах с боями в связи .
Круглый стол и Артур возглашает:
-- Каждый рыцарь стоит за себя ! --
Только МЕрлин волшебник мешает ,
Зелье времени небыль любя .
Вот и Фата Моргана мелькнула ,
Тенью жуткой как ворона цвет .
И Елену легко умыкнула ,
Продарив ей лихой первоцвет .
Вдруг Елена себя ощутила
На коне и в запарке скакун .
Ланселота она полюбила ,
Под сиянием призрачных лун .
Ох , красив Ланселот и отважен ,
Чувства с яркой мечтой возросли . .
Брак с Артуром нисколько не важен ,
Если ветры любовь унесли .
Изменила легко королева ,
Королю не во сне роковом .
Смотрит Лена -- она Гвиневера ,
Только в зеркале грез вековом .
Заболело колено нещадно ,
Задрожало опять навиду ...
Травы пахнут бедой беспощадно ,
И лягушки воняют к стыду .

Изнанка тщеславия
***
У тщеславной гордыня внутри ,
Возросла и душой овладела .
Испохабилась года за три
И судьбу наизнанку надела .

Как коза в полушубке она ,
Тень лохматая , всюду с рогами .
Колядует без крепкого сна ,
Ради кривды с пороков богами .

Взор туманит друзей и врагов ,
Ради блуда и жизни лукавой .
На краю роковых берегов
Ходит мнимой сиятельной павой .

И блистает монистой наград ,
Украшая продажное тело .
Чур меня ! Я поэт ретроград ,
Никчему мне бесславное дело .

Зелье обманов
***
Повелась и набралась ,
У старухи зелья .
И ночами извелась ,
Как алкаш с похмелья .
Лгать ей хочется везде
И кривить душою ,
Чтоб царицей на звезде
Восседать большою .
Звезды делал кривогуз ,
Из ржаной соломы .
Он сражаться боягуз ,
Но срубил хоромы .
Покрывал их золотой ,
Офигенной краской .
Только надо наготой
Обольстить и лаской .
Славной стала на миру
И врагов взбесила .
Только бабка за игру
Душу попросила .
Зелья капелька на дне ,
Без него нет мочи .
Ведьма в призрачном окне ,
Напролет все ночи .

Зеркальное отражение
***
Смотрит Елена на Валю ,
Сзади зеркальный квадрат ,
Видит поблекшую кралю ,
Ведьму из проклятых врат .

В темных очках ворожея ,
Страшная как никогда .
Лена не ты ли болея ,
Прежде кричала :-- Беда ! --

Зельем тебя опоили
И подкупили дельцы .
Душу твою отравили
Ядом грехов подлецы .

Видишь ты злобную в залах ,
Силишься копией быть .
Только в подземных провалах ,
Место в огне не избыть .

Видение блудницы
***
Видение , а может сон души ,
Ей снился , где шуршали камыши ?
Плотина , как запруда бытия ,
Она плывет надежду не тая .
Плывет легко русалкой молодой
И голуби витают над водой .
Вот лилии неистово белы ,
Блистают в отражении ветлы .
Она лежит на глади с белизной
И раной разгорается сквозной .
Пылает рана жуткого греха ,
Она влекла чужого жениха .
Лыскала мужа женщины чужой ,
У речки с камышовою межой .
Она блудила всюду и везде :
На ложе , на траве , на борозде ...
Соблазнами порочными велась
И страсти похотливой предалась .
Ее сковало как в параличе ,
Вновь лилия пылала на плече .

Фрики миражей
***
Одна закрыла страницу ,
Другая поймала жар - птицу
И держит огонь в руках .
Никола нашел станицу
И звездной воды криницу ,
Судьбины мираж в веках .
Закинул ведро он в воду ,
Ногами отринув подводу
И стаю увидел птах .
Но небо грозе в угоду
Дождем захлестнуло природу
И Коля промок в кустах.
Погасли в руках девицы ,
Закрылки волшебной птицы ,
Как угли в затухшем костре .
Криница с водой пропала ,
В ладони звезда не упала ,
Но плавала муть в ведре .
Увидел свой мир Никола
На грани времен раскола ,
Поникнув в тени задрожал ...
А гордая скромною стала ,
Полымя стяжать перестала
И дух ее не возражал .

Страдания местной Аленушки
***
Ей , Аленушка вновь не балуй ,
Не кидайся в разврата омут !
Пусть Николушка -- ведьмы холуй
И козлиным болотцем тронут .

Не стремись ты пропАсть до конца ,
Из - за вредного " дуремара " .
Выпей лучше немного винца ,
Марки люкс " Боратынского Мара "

И забудь о животных вокруг ,
Хоть была ты страстей повитухой .
Бог простит заблуждений недуг ,
Только в омут не прыгай шлюхой !

Фантомы строф
***
Создаю фантом Николы
И фантом Олега .
Из замерзшей Кока - колы ,
С белым слоем снега .
Добавляю листья клена ,
С ягодой малиной .
Не грусти фантом Алена ,
С горькою калиной .
Тогу каждому фантому ,
Из холста рассветов .
И прилажу образ к тому ,
С текстами сонетов .
Дух вдохну и пожелаю ,
Жить без прибамбасов .
И дороги раскатаю
Из ковров - паласов .
Штоф вина и кофе чашку,
Каждому фантому .
И все двери нараспашку ,
К месту не худому .
Тема - истина фантома ,
Ритм как побужденье .
Прочерк - гибельная кома ,
Строфы - пробужденье .
Воспаряйте и витайте ,
Над любой дорогой .
Но судьбу не угнетайте ,
Тщетностью убогой .
Я поэт , мои творенья ,
С ямбом и хореем .
Лишь фантом стихотворенья ,
Полетит Бореем ...

Еленушка в Лукоморье
***
Хищной не будь Еленушка ,
Ноздри не раздувай .
Вновь рассиялась Селенушка ,
Хоть к Лукоморью взывай !

Начас котом побродит ,
Лешим Никола споет .
Саша русалкой походит ,
Валя познает полет .

Там на дорожках незримых ,
Вьются следовья зверей ...
В далях душе обозримых ,
Нету с крестом егерей .

Космы распустишь густые ,
В лунном , игривом лесу .
Речи деревьев пустые ,
Будут листвой на весу .

Станешь в избушке хозяйкой ,
Будут желанья грубы .
Курицы ноги с нагайкой ,
Словно подпорки судьбы .

Капризная женщина
***
Он построил вигвам для нее ,
И окружность украсил рогами .
Но капризная ложе свое ,
Затоптала шутя сапогами .

Нет любви , только голый расчет ,
Некрасивый , порочный досуже .
Предъявила любовнику счет ,
Позабыв о доверчивом муже .

Он построил виман для нее ,
Для лучистой возвышенной Сати !
Но она вожделела свое --
Место бабы , на съемной кровати .

Он роман о мирах написал ,
Где она пребывала в богинях !
Все напрасно , -- любимым не стал ,
Пропадая в подручных разинях .

Он машину времен изобрел
Чтоб любимую сделать бесценной !
Только сам обреченный побрел ,
По дороге с мечтой убиенной.

Невозможно : с душой не в себе ,
И в святилищах светом наполнить .
Он решил в одинокой судьбе ,
Равнодушием чувства восполнить .

Благое дело
***
Была ты Леной -- " мандолиной ",
Раскрыв бесстыжие уста .
Теперь духовной " Магдалиной ",
Пришла к обители Христа .

Легко ты многим отдавалась
И у любых свое брала .
И все же Господу призналась:
-- Я блудом душу извела ! --

Взыграв порочными страстями ,
Притих стремлений океан .
Теперь ты борешься с властями
За выбор смутных христиан .

А нищих духом пребывает
И обреченных на разгул .
Спасенья лучик убывает ,
Где соблазняет Вельзевул .

Останься Лена " Магдалиной " ,
Хотя бы на год дорогой .
И с крестиком ходи долиной ,
А на панели -- ни ногой !

Журавлик и молодуха
***
За летом вслед бежала молодуха ,
Переводя порыв шального духа .
Присела на пригорке у избы ,
И мерин " Вася " взвился на дыбы .
В горячий ров взывающего рта ,
Смотрел ужом Никола не вирта .
Равниной лба он лугу подражал
И лето Леты в мыслях обожал .
Год урожайный славил на излете ,
Журавлик утомившийся в полете .
Кричала в небе ветреная птица ,
А на пригорке маялась девИца .
Дорога протянулась без конца ,
Под мерином Николы стервеца .
Гнедой взбрыкнул езде наоборот ,
И девицА закрыла влажный рот .
Но раненое сердце трепетало ,
Где время ничего не опростало .
Деревья опирались вновь на трости ,
Где ветер их раскачивал от злости .
-- Мы будем считать , что нужно расти --
Шептались осины у лога в горсти .

Обман зрения
"Чужие губы разнесли
Твое тепло и трепет тела .
Как будто дождик моросит
С души , немного омертвелой."
С А Есенин
***
Послушай Елена -- мечта вопиет :
-- Никола не курит и водки не пьет ! --
Он держит в руках рокового себя ,
Весьма похудел суету возлюбя .
В Хакасию съездил тунгус -- шуудан ,
Где прежде буянил , всегда в драбадан .
Искал он повсюду подругу снегов ,
Танцовщицу духов и древних богов .
-- Шаманка Синильга ? Ау ... ! Отзовись !
Хотя бы в бреду алкаша появись !
Мы вместе ударим по бубну любви
И вмиг поклянемся на жаркой крови .
И будем камлать с переходом в кадриль --
Но снова являлась ему " Изергиль " .
Старуха тряслась , угрожая клюкой ... ,
Никола сгонял ее призрак рукой .
Хакаски , тунгуски страшились его ,
Когда он кривлялся один без всего .
В Тамбове Синильгу узрел он в тебе ,
Ты Лена шаманкой была по судьбе .
Вы в бубен ударили , из ничего ,
Ты Лена ласкала пустого его .
Потом ты сказала себе : -- Испарись ! --
Ушла , а Никола горланил : -- Вернись ! --
Ты вся испарилась , как снежная мреть ,
Чтоб Жанной воскреснуть и ярко гореть .
Заблудший метался и очень страдал ,
Но где твое капище , не угадал .
Никола и в Черное море нырнул ,
Ракушку нашел , но любовь не вернул .

Волшебная глушь
***
Никола Наследкин в тамбовском лесу ,
Опят напудил и увидел красу .
Чудесная дева витала вблизи ,
С любовью Николы к виденьям в связи .
Он видел повсюду похабщину всю ,
Где леди провидца ласкали вовсю !
Красавица руки тянула к нему
И сердце дарила ему одному .
-- Бери мое сердце король грибников ,
Храни его хрупкое , без дураков .
Оно переменит духовность в тебе ,
Ты ближних возлюбишь в грядущей судьбе --
Никола отпрянул от дамы лесной
И дух перевел под высокой сосной .
-- Я всех презираю !-- взъярился грибник ,
И образ тамбовской Дианы поник .
-- Себя я люблю , больше всех и всего ,
А в женщинах нет для души ничего --
РаздАлись надрывные крики сыча ,
Никола взопрел и пошел хохоча ...
Диана осталась в волшебной глуши ,
А дурень с грибами ушел без души .

Стерва и энциклопедист
***
Она призналась откровенно ,
Сказала вдруг : -- Я не люблю ! --
И он остуженный мгновенно
Весь уподобился нулю .

Вознесся круг луны лимонной
И горн округу огласил ...
Увидел в бездне он бездонной ,
Свою мечту , что возносил .

-- Я не люблю тебя нисколько
И не любила никогда --
Услышать истинное горько ,
Когда нагрянула беда .

Плоть у людей не из металла ,
Она чувствительна всегда .
-- Зачем ты лживая мечтала ,
Со мной остаться навсегда ? --

-- Я не люблю тебя и баста !
Сейчас немедля удалюсь --
Он посмотрел , она лобаста :
-- Иди -- сказал -- Я помолюсь ! --

Абордаж у камина
***
За что любить ее такую ,
Лукава шельма , не верна .
Я лучше дома атакую ,
Бутылку красного вина .

Открою смело горловину,
Налью себе , не господин .
Подвину креслице к камину
И буду пить вино один .

Она металась на кровати ,
Стонала с пламенем в груди .
Но телом бабонька не сати
И разумом ни леди Ди .

Она гулящей станет снова ,
Ей мужика бы да кураж .
Я лучше вновь не Казанова ,
Возьму бокал на абордаж .

Вещий сон
***
Ей снилась лодка на реке
И детства луг невдалеке .
Она девчонка , вся легка ,
Как воплощенье мотылька .

Порхает босая в саду ,
У всей вселенной на виду .
Порхает вольная в полях
И млеет в сказочных ролях .

Вот поплыла она водой ,
Уже девицей молодой .
Цветы в руках ее белы ,
Порывы дерзкие смелы .

Вот берегом идет к избе ,
Но зыбко все в ее судьбе .
Супруг любил и разлюбил ,
Мечты и счастье погубил .

Ей снилась долго пустота ,
Где чуть проглядна высота .
Где тени в капищах низин
Клубятся злобных образин .

Кошмар явился как всегда ,
Сковал и сгинул вникуда .
Она бороться не годна :
Седая , старая , одна .

Возлюби его судьбу
***
За что Елена Николя ,
Ты жутко ненавидишь ?
Он нарисует кренделя
И ты дары увидишь .
Он даже книги написал ,
О ваших шурах - мурах .
Он глыбу камня обтесал ,
Тебя создав в фигурах .
Он похудел вино хуля ,
И изучает идишь ...
За что же Лена Николя ,
Ты злобно ненавидишь ?
Никола тихим стал уже ,
Не мечет бисер свиньям .
Он на кузнечном рубеже ,
Кует приклады клиньям .
Подбить под истины всего ,
Готов он , ты увидишь .
Ты возлюби судьбу его
За то , что ненавидишь .

Фуршетный стиль
***
А "девочке" уже под сорок ,
Пора за злобу отвечать .
В душе ее клубится морок
И на челе грехов печать .

Отговорила буйно роща ,
Берез червонным языком .
Стезя вдали не пирогоща
И веет бездна ветерком .

Ты смех припомни оголтелый
И суд суливший непокой ,
Когда поэт талантом смелый ,
Отвергнут был как никакой .

Ни капли жалости к ваганту ,
Ни в альманахе , ни везде .
Лишь обещала не таланту :
"Хоть гнидой ползай по звезде" .

И он ползет зудящим стилем ,
Слащавый , мерзкий дуролом ...
Но тридцать футов не под килем ,
А под его фуршетным злом .

И дама пиковой раскраски ,
Вас обучает быть зверьем :
Урвать чужое без опаски ,
И думать только о своем .

Вы с обвиненными бестактны ,
Не благородны в дни кручин .
И обоюдно одноактны ,
Своих бессовестных личин .

Притамбовская гетера
***
Вдрызг поиграть с запретами в приколы ,
Всласть поиграть с пороками в миру .
И завопят татары и монголы :
-- Ты лучшая гетера на юру ! --

И закричат голимые мордвины :
-- Гетерушка впусти нас почивать ! --
И подожгут волшебные овины ,
Чтоб пламенем тебя околдовать .

Пылай судьбой , душой испепеляйся ,
Лукавая гетера из гетер .
И так партнерам страстно отдавайся ,
Чтоб позабывали суженых мегер !

Когда мужчины ордами прибудут ,
Ты в образе русалки не грусти .
Одни любые звездочки добудут ,
Другие только вафельки в горсти .

Потом блуждай по миру зазеркалья ,
В сорочке или голая совсем ...
Какой же Одиночество -- каналья !
Влюбленным остается насовсем .

Летящая вдаль
***
А ты не спорь с вещами мира ,
Кругов гармония в часах .
Зачем стяжать душой кумира ,
Когда есть Бог на небесах .

И майский жук жужжит в апреле ,
По воле Светлого в веках .
Незрима ты на самом деле ,
Витая птицей в облаках .

Твой образ грез необъяснимый ,
Вознесший крыльями себя .
И безупречный рыцарь мнимый ,
Когда он бьется за тебя .

Уходишь в книги безоглядно ,
Похвально , только не блажи .
Все в жизни трепетной наглядно :
Пустынь и моря миражи .

Но там где в снах не пребываешь ,
Ты быт познаешь наяву .
Лети пока не унываешь ,
К судьбе сквозь неба синеву .

Мастер - класс для Николая Наседкина

***
" Вкус поцелуя ядовит ",
Сказала Лена .
Она из пламенных Эвит ,
Душой Селена .
В глазах студеная тоска ,
Как жизнь страдальцев .
Но дерзок выстрел у виска ,
Счелчком двух пальцев .
На грани фола и всего ,
Что есть и будет ,
Добьется снова своего
И вдаль убудет .
Шальные чувства не слабы ,
В любом порыве ...
Как буд - то тень ее судьбы ,
Вся на обрыве .

Публика бублика
***
Зачарована странная публика ,
Обожают метрессу глупцы .
Бесподобную дырку от бублика ,
Покупают пиара купцы .
Из Москвы понаехали Замшевы ,
Хвалят местных раскованных баб .
И поют о доверье Предамшевы ,
Буд - то вяз у реки баобаб .
Буд - то Лене Марина Цветаева ,
Подарила возвышенный сан .
И блистает вовсю Горностаева ,
Словно прадед ее Мопассан .
Нагуляются вдоволь , натешатся ,
Поменяют партнеров не раз .
У зеркал как русалочки чушутся ,
Словно омут глубокий рассказ .
Так вскружили туманы нечистые,
Многим головы чудакам --
Что бесстыжие крали речистые ,
Все широкие по бокам .

Птица маскарада
***
Кому нужна ты женщина пустая ?
Таким же бестолковым и пустым .
Ты призрачной гордыней возрастая ,
Туманом облекаешься густым .
Ты чуждая для истины небесной ,
С лукавой бесполезной суетой .
Но хочешь быть повсюду интересной ,
С гламурной , маскарадной красотой .
Венеция в салонах Петербурга
И над водой каналов холодна .
Ты птицей фантастического бурга ,
Витай когда Медведица видна .
В салонах не услышат вопиющих ,
Духовным гласом в туне бытия .
Все блага вековые создающих ,
Где дольние родимые края .
Ты птица иллюзорного полета ,
Со свитой без единого пера .
И лишь зеро раскрученного лота ,
Получишь , когда кончится игра .

Лисовьи житеи
***
Когда ты выйдешь из парной ,
Как утро в раннюю прохладу ,
Ты назови любви порой ,
Свое движение к обряду .
Пусть чайный тянется дымок ,
По мрети призрачной юдоли .
И ты иду наискосок ,
Вся голая как призрак доли .
Елена ты ищи себя ,
В лисовьих сказочных житеях .
И дух не выйдет из тебя ,
Как выходил в пустых затеях .
Он станет светлым у берез ,
И вспыхнет весь у краснотала.
Судьбу ищи в тумане грез ,
Как в детстве куколку искала .
И на ромашковой меже ,
Ты вся очистишься от скверны ,
В любви рассветном неглиже ,
Росы лучины беспримерны .

Зов любви
***
Едет в тарантасе , дали обозримы ,
Не хватает Васи , не хватает Димы .
И орловским правит , мерином свободно ,
Брюки вновь заправит по жокейски модно .
Сапоги из кожи , дорогой заморской ,
Пусть взирают рожи из глубинки ворской .
Тот похож на волка , этот неприметный ,
У нее двухстволка и заряд дуплетный .
Едет в лес Галдыма , к капищу моляны ,
Вновь напустит дыма на чудес поляны .
Растревожит древность и богинь былого ,
Пусть покажут внешность , милого родного .
Конь заржал у края и взбрыкнул у места ,
Но она играя , без фаты невеста .
Сбудутся поверья для желаний смелых ,
Разлетелись перья журавлей не белых .
Расстилают перья белые богини :
-- Сбудутся поверья -- щепчут берегини .
Тарантас летучий , конь крылатый снова
И жених могучий мчится из Тамбова .

Преображение влюбленных
***
Она институтка и дочь " камергера ",
Елена для многих , для милого Гера !
Богиня с Олимпа таинственных грез ,
Он любит ее институтку всерьез .
Неважно что писарь ославил в романах ,
Неважно что раньше блудила в шалманах .
Он ценит богиню счастливой мечты
И дарит ей лучшие в мире цветы .
Она изменилась душою и телом ,
Прекрасною стала в кругу оголтелом .
Пусть пишет поэт о ее чистоте ,
Что прежде писал о ее пустоте .
Недавно играла в полыме гетеру ,
Сегодня Елена похожа на Геру .
Любовь воскресила ее и его ,
Они умирали от мира сего .
Влюбленным не страшно на звезды смотреть,
Их искренним душам в аду не гореть .

***
Путь ее с зоревой поволокой ,
Светлый рядом и с тенью вблизи .
Пусть слыла она лживою докой ,
С роковыми друзьями в связи .
Отдавалась кому - то и где - то ,
Совершала грехи суетясь .
Наложила красавица вето ,
На былое Христу помолясь .
Душу в теле сгубить не стремится ,
Тело ныне не вещь для нее .
И теперь ей голубушка снится ,
И не снится беды воронье .

Иная женщина
***
Ради любви она стала иной :
Доброй и откровенной .
Свет пребывает в юдоле земной ,
В каждой душе незабвенной .

Все заблуждения как пелена ,
В прошлого времени ночи .
Женщину мглой не накроет вина ,
Если светлы ее очи !

Вороном черным не кружит беда ,
Пеплом в сердца не стучится .
Верных святая любовь навсегда ,
Счастьем дороги лучится .

Чтиво Елены
***
Удивляй Елена прозой
Незатейлевый бомонд .
Под блистательной березой ,
Бовари прочти Ле Монд .

Или выступи ты Бланкой ,
В пеньюаре Ву а ля .
Пусть поклонники с шарманкой
Любят даму короля .

Будь Олесей ты полесья
Декламируй у реки … ,
Как туманы шепчут здеся
О любимом без тоски .

Можешь Винтер стать мгновенно
И Миледи стать легко .
Прочитай о том что бренно ,
И все цели далеко .

Но прошу я хлесткой прозой ,
Ты поэзию не бей .
Посмотри : летит над лозой
Ивы стая голубей !

Влюбленная в свободу
***
Замшев Максим напечатал рассказ ,
Лены Луканкиной снова ,
Вспомнив души откровенный наказ ,
Деву ценить из Тамбова .

Вел семинар увлеченно Максим ,
Лена читала сонеты ...
И открывался волшебный Сим - Сим
Прямо на пядях планеты .

Дева творила в прекрасном краю ,
Колокол звоном тревожил .
Верила крепко в судьбину свою ,
Друг увлеченность примножил .

Премию пассии вскоре вручил ,
От Маяковского к свету .
И дорогую мечту научил ,
В строфах тянутся к рассвету .

Тянется Лена к рассветам легко ,
Пишет о многом и разном .
В алом хитоне Максим далеко ,
Коля вблизи в безобразном .

Кто император из них не понять ,
Кто прокуратор не ясно ?
Лена на рок перестала пенять ,
Любит свободу бесстрастно .

Бесценная отзывчивость

Добром Еленушка , добром ,
Как золотом и серебром ,
Ответь за благость .
Тебя пустили на паром
И предложили крепкий ром
Глотнуть , не гадость .
Ты выпила чекушку всю
И показала карасю ,
И щуке фигу .
Сама поела кашу всю
И с отражением сю - сю
Взываешь к мигу .
А МИГ летает в небесах ,
Как стрелка в золотых часах
И что - то ищет ...
Елена счастье не в лесах ,
А в мирных добрых голосах,
Где волк не рыщет .

Прекрасная ночь
***
Луна была в ночи красна ,
Как в чреве пламени сосна .
Елена с избранным честна ,
И на закате , и со сна .

И в свете огненной луны ,
В любви взвимной нет вины .
Нет чувствам искренним цены ,
Когда грехи все прощены .

Что было -- пепел и зола !
Она в его руках мила .
И он в ее объятьях мил ,
Весь полыхал , камин дымил .

СТИХИ О ДИАНЕ КАН

Семирамида из цветка
***
Я не создам себе кумира ,
Все под луной не на века .
Диана Кан -- царица мира ,
Семирамида из цветка .
Диана Кан восточной сказки ,
Шахерезада светлых грез ...
Мои душевные раскраски ,
Как радуга среди берез .
Но есть долина Согдиана ,
Где хлопка чудные снега ,
Там воссияла Кан Диана ,
И стала небу дорога .
Дары бесценные для девы ,
Ей музы вмиг приподнесли .
И красоту духовной Евы ,
От зла бездушного спасли .
Теперь красавица -- волжанка!
На берегу стоит княжной .
И дней базарных лихоманка
Стезю обходит стороной .
Диана духом поэтесса ,
Синильга в трепетной любви .
И никакая муть прогресса ,
Не плавает в ее крови .
Она чиста талантом дара
И восхитительно мила .
Но перышко мечты пожара ,
С зарей Икарова крыла .

***
Метнет копье Диана Кан ,
Восстанет Велес истукан !
Напишет стих Диана Кан ,
Любой восстанет великан !

Духовная любовь
***
Стихи души Дианы Кан -- Есенин знал бы и Дункан ,
Когда б не прошлого капкан и век безглазый великан .
Ценили б многие вчера , когда б не времени игра ,
Когда б не кривдушки мура ,и писк шального комара .
Но все же стиль Дианы Кан -- Сергей любил бы и Дункан !

Душевный свет
***
Из восточной сказки ,
Там где Согдиана ,
Взбила снов раскраски
Смело Кан Диана .

Кисточкой из розы ,
В далях обозримых ,
СоздалА вмиг грезы
И мечты любимых .

Из карельской саги
Лайдинен Наталью ,
Отпустили маги ,
Полюбить каналью .

Женщина - загадка ,
Чистотой кристалл .
И теней облатка ,
Человеком стал .

Из причин и следствий ,
Сказки близ Родимова ,
Вышла без последствий
Девочка Кудимова .

И пошла к Тамбову ,
С тайной за плечом ,
Чтоб молиться Слову ,
С солнечным ключом .

Где село Романово ,
У времен камина ,
Появилась заново ,
Струкова Марина .

Строгая , лучистая ,
И серьезна нравом .
Вновь она речистая ,
В честном деле правом .

В сказке Сахалина ,
У разъезда Штрекова ,
Родилась картина --
Чудо Света Кекова !

Так щедра в сказаниях,
О богинях древности ,
Что в своих терзаниях ,
Исхожу от ревности .

Наяву я сказочник ,
В сказках вновь поэт.
Догоняет ласточек ,
Мой душевный свет .

Видения событий
***
Видит древний истукан ,
В круге под Боровском ,
Скачет вновь Диана Кан ,
На коне орловском .

Капище не сжег огонь ,
Не спалили хваты .
Под Дианой верный конь ,
На Диане латы .

Атаман она волжан ,
Вся красива статью .
Волю толпам каторжан
Дарит с исполатью ,

Не рабы они теперь ,
И не чернь конфузий .
Кан из будущего дщерь ,
Из времен иллюзий .

Как картины сотворит ,
Так случатся страсти .
Поэтесса дали зрит
И времен напасти .

Может зов ее влечет ,
Древностей не мнимых ,
Где мечта - река течет ,
Строф не расторжимых .

Истукан себя в кругу ,
Видит в ярких грозах :
Конь блистает на бегу
И Диана в грезах .

Оренбург

Испокон он звучаньем отличен ,
От других укреплений страны .
Но Расеюшке не безразличен ,
Зовом младости и старины .

В Оренбурге пути и развилки ,
До любых вековечных сторон .
Здесь стихии буянят страшилки
И беснуются стаи ворон .

Здесь орлы прилетают нежданно ,
Как когда то казак Пугачев .
И молитвы творят неустанно :
Иванова , Сычев , Кузмичев .

А в Гражданскую место раздрая ,
Оренбург пограничный снискал .
От кровавого ада до рая ,
Сквозь себя ходоков пропускал .

Времена роковых лихолетий ,
Не забыты в кругу горожан .
Оренбург это Родины дети :
Богачи и тюрьма каторжан .

Это Пушкин с лицом Хлестакова ,
Городничий с печальным лицом .
Оренбург это счастья подкова ,
Что оставил Пегас с мудрецом .

Оренбург это вьюги на марше ,
Это грезы Дианушки Кан .
Здесь незримый любого постарше ,
Со щитом начеку великан .

Диана посадница

Не в крае где выбор безбрежен
И волны светлы ковыля ,
На Волге где островом стрежень
Встречает заботу суля .

Здесь крепость не каменной кладки,
Спалить ее можно легко ,
Но воинов зорких повадки --
Увидят врагов далеко .

Диана посадница в круге ,
С ватагой шальных казаков .
Жар - птицей парит на досуге ,
Над дымом ночных костерков .

Случилась беда роковая ,
Родителя барин забил .
Диана осталась живая
И ветер ее полюбил .

Вольна в откровенных порывах ,
Ватага семья и беда .
Мечтала с одним на обрывах ,
Быть верной женой навсегда .

За крепостью вольная воля ,
За Волгой степная земля .
Дианы посадская доля ,
Быть смелой добычу деля .

СТИХИ О ВОЛЧИХИНЕ , ЛОГОВЕ И МИШЕ БЕЛЫХ

Реальность как мистика

Не волчара
***
Волчихин Миша не волчара ,
Ему Хвалешин враг сучара !
Да и Трубе Хвалешин враг ,
Где полон гадостей овраг .
О, жуткий запах сквернословья ,
Смущает всех у изголовья .
Весь разлетается везде ,
Смердит и в Дымкиной звезде .
Кто Смердяков ? Каков он видом ?
Как Коля служит лунным гидом ?
Идет по лужам под Луной ,
С бутылкой Хереса земной .
В душе Никола враг врагу ,
Хотя об этом ни гу - гу .
И мне Хвалешин стал не мил ,
Когда он дружбе изменил .
Тщеславен каждый эгоист
И либерал , и коммунист !
Хвалешин в логове любом ,
" Свой ботало " как Майкл Бом .

Стужа
***
Стала в округе стужа,
Воет бирюк на луну .
Злыдня обидела мужа ,
Нежить унизил жену .

Вновь гордецы величавы
В лучших своих углах .
В грубых порывах прАвы ,
ПрАвы в любых делах .

Слабым нельзя и пикнуть,
Статусом с сильными врозь .
К стуже им как привыкнуть ,
Если пронзает насквозь ?

Кто - то скорбит привыкая ,
Кто - то уходит прочь ...
Жизнь у людей такая :
Утро мудрее чем ночь .

Ценник муры
***
Когда чиновник не творец ,
Не " ювелир в дыре " ,
Любой пройдоха и подлец
Ва банк берет в игре .

Срывает куш авантюрист
С ухмылкой стервеца .
Один талант душою чист
И аурой венца .

Где суть мурой заволокло
Творцы и игроки ,
Как бриллианты и стекло ,
Ценой не высоки .

Не волчья суть
" О провинция ! Ты -- строга !
Гы - гы - гы ! Га - га - га !"
С . Б .
***
Сергей Бирюков и Миша Волчихин
Из логова мира сего .
Но любит Серега заумные книги ,
А Миша себя одного .

В фамилиях зверь откликается эхом ,
Из смутных житейских глубин ...
Сергей на приколы закатится смехом ,
А Миша взметнет карабин .

Звериная метка не истина рока ,
Фамилий похожих не счесть .
Серега прочтет изреченье пророка ,
А Миша сразится за честь .

Бытует легенда сравнимая с веком ,
Прошедшем сквозь бури идей :
Бирюк неожиданно стал человеком ,
Пристреленный стаей людей .

Причал поэта
***
Где твои стихи Волчихин ,
Где творцам советы ?
Вновь в Элладе Новичихин
Кушает галеты .
Вновь Алешин тараторит
О бесславной доле .
Доровских Серега спорит
С вольными о воле .
И Елена фаворитка
Млеет от желаний .
И в ладонях маргаритка
Как залог свиданий .
Вновь Наседкин напечатал
О люпфи ремейки .
Ты Волчихин припечатал
К виршам телогрейки .
Ты сказал о графоманах
Правильные смыслы .
Словно в фиговых шалманах
Расплодились крысы .
Где шедевры дорогие
И метафор сладость ?
Дни Волчихин не благие ,
Для поэта в радость .
Если тяжко от итога ,
На времен причале --
С музами светла дорога ,
Дальше как в начале !
Ты не падай ниц судьбиной ,
Раз за гуж схватился .
Ты за дрему под рябиной ,
Сном не расплатился .

От ворот поворот
***
Мише Волчихину плохо ,
Все отвергают его .
Ходит подобием лоха ,
Из - за врага одного .

Миша поэт необычный ,
С детства ученый поэт.
Знает как образ приличный
Видеть встречая рассвет .

На чаепитиях Миша
Строфы с задором читал .
Холодом веяла ниша ,
Бес в ней давно обитал .

То он похож на грузина ,
То на Олега похож .
Вовсе не злой образина ,
Творчества певчих вельмож .

Пел он в хорУ Трегуляя ,
Тенором или гундел .
Хвостиком фальши виляя ,
О преисподней радел .

Мише испортил карьеру ,
Самым талантливым быть .
Приняли гости на веру ,
О графомане забыть .

Ближние други в Союзе ,
Дальние тоже в СП .
Миша Волчихин в обузе ,
Бес у ворот КПП .

Не подпускает к бомонду ,
Вдрызг ненавидит ворча .
Миша склоняется к Бонду ,
Что бы пальнуть в лихача .

Слышать не хочеть о чести ,
Бес с отношеньем другим .
Миша с кинжалами мести ,
Словно Оглы Ибрагим .

Волчий берег
***
Берег Тунгуски каменный ,
Домик похожий на чун .
Мальчик страдает раненый ,
Он бедолага молчун .

Волки завыли ближние ,
Светит луна вовсю .
Видно пороги нижние ,
Лодку разбили всю .

Вьется вода бурливая ,
Острые камни везде ...
Кончилась жизнь счастливая ,
Нету отца нигде .

Страшно в тайге каникулы ,
В волчьем кругу проводить .
Мальчика люди окликнули ,
Что бы стремился жить .

Вырос и стал писателем ,
Выбрал душой Тамбов .
В книгах шпаклюет шпателем ,
Рьяно морщины лбов .

В книгах он безалаберный ,
Пьяница весь и ханжа .
С женщиной не респектабельной ,
Лезвие точит ножа .

Часто вершит безбожное ,
В темах вахлак и гнусь .
Жизнь его - дело сложное ,
Любит порочную Русь .

Душу старухе процентщице ,
Сдуру судьбой заложил .
Шлюху увидев в сменщице ,
Честную вновь одолжил .

Видно от страхов мечется ,
Пишет как злобный тунгус .
Творчеством муторным лечится ,
В логове волчьем не трус .

Светит луна высокая ,
Воет в лесу зверье .
Мальчика мать светлоокая ,
Шепчет : -- Вокруг не твое --

-- Сон это или явление ? --
Думает блуда творец .
Смутного духа томление ,
Из - за лукавых сердец .

Волчье эхо осени
***
Мне осенняя слякоть привычна ,
как душевная , долгая грусть .
Ты вдруг стала ко мне безразлична ,
я узрел и сказал : -- Ну и пусть --

Разлюбила меня без причины
или осень смутила тебя ?
Уходи , есть другие мужчины ,
выйдут змеями из себя .

Может встретишь желанного волка ,
истерзает в постели до слез .
Ни к чему мне безумная гонка ,
за грядущим из призрачных грез .

Убегай , как шальная волчица ,
убегает от светлой избы .
Только к прошлому не возвратится ,
никому без печальной судьбы .

Стезя
***
Даже ночью на отроге ,
Где нет света и дорог ,
Возопит душа о Боге
И услышит душу Бог .

Человеку в мире смутном ,
Вновь привидится в связи :
Ниточка в клубочке путном
И сиянье вдоль стези .

Путь не страшен одинокий ,
Лишь бы друг не предавал .
И товарищ светлоокий ,
Подлости не воздавал .

Ты катись клубок судьбины ,
По лугам и по полям ...
Улыбнусь плодам рябины ,
Поклонюсь вновь тополям .

За шкуру кампанейского
***
Продавали шкуры , щупай и смотри ,
Под размер фигуры , покупай бери .
Покупали люди шкуры не людей ,
Пропадали груди у шальных " Медей ".
Пропадали чувства милых добряков ,
Умножались буйства шкурных чудаков .
Сатанели нравы и зверел настрой ,
Злыдни были правы в жизни не простой .
Шкуры кампанейских лучше дохляков ,
Бабы из рассейских злее мужиков .
Интересы сбились в шкурный интерес ,
Люди сохранились , где дремучий лес .

Кошмары бытия
***
Нечистая сила царит в городах ,
Звериные рыла в калашных рядах .
И совесть , и честь попирают на раз ,
Судьбой выполняют мамоны приказ .
Лукавят повсюду , блефуют везде
И кукиши лап выставляют звезде .
Увидеть подобное не мудрено :
Вокруг наяву и в кошмарном кино .
Но свет проникает в земную среду ,
Когда человек прибегает к труду .
Дома созидая и тверди дорог ,
Уверен , что жизни потворствует Бог .
В реальность мечту воплоти для людей
И молвят довольные : « Ты не злодей ! »
Истерзанный кознями смутного зла ,
Творит доброхот золотые дела .
Духовная сила , примеров не счесть ,
Спасает от нечисти совесть и честь .

Логово
***
И даже Тамбовское логово ,
Во храмах пристанище Богово .
И воин стяжающий битву
Светлеет читая молитву .
Царят времена лицемеров ,
Не счесть бездуховных примеров .
Взирают глазами чистыми ,
А мыслями жгут нечистыми .
Добру мое сердце радо ,
Другому святого не надо .
Эх , злыдни лукавите много ,
Дождетесь вы ада земного .

Тамбовский волк – отрада злыдня
Он говорит: Я , волк Тамбовский !
И к небу тянется как волк .
Ол. Ал.
***
Когда ты волк – судьба волчица,
Таков удел твой на земле.
И в сердце пепел вновь стучится,
Мечты, сгоревшей на челе.

Мечта сгорела под лучами
Звезды не мертвых, но живых.
Ты смотришь смутными очами,
Туда, где нет путей кривых.

И вряд ли пепел достучится,
До искры солнечных небес.
Когда ты волк – судьба волчица,
И тень твою рисует бес.

Тамбовский волк – клыкастый символ,
Для злобных пакостных людей.
Ты выбор сделал негативный,
Как полоумный чародей.

Ты весь ведом нечистой силой,
По зову думы роковой…
Но счастье птицей белокрылой,
Не прилетит на волчий вой.

Ленка - колобок

От Димки сбежала без боли
И так же сбежала от Коли .
Потом вся ушла от Василия ,
Как в воду вечерняя лилия .
Зимою ушла от Морозова ,
Весной унеслась от Мимозова .
А летом исчезла в жару ,
Из дома Жаркова к утру .
В осеннюю пору от Гоши ,
Сбежала по следу пороши .
Летела , неслась и катилась
И в лапах дурных очутилась .
Олегу посветит Селена ,
Тебя он укусит Елена .

***
Я речь прерву на полуслове ,
Когда почувствую , что лгу .
Но волком стать в родном Тамбове
И жить по - волчьи не смогу .
Лихая чушь умы смутила
Кумиров рыночной толпы .
Как будто мать их не растила
И не крестили их попы .
Как будто все они не жили
В краю , где светел русский Бог .
А рядом стаями кружили
Вблизи и около дорог .
На пень надели волчью шкуру ,
Сказали : " Царь Тамбова - зверь "
И пень завыл по волчьи сдуру
И эхо множится теперь .
Мне образ зверя неприятен ,
Сулящий злобы благодать .
Я добрым сердцем благодатен --
В аду не жажду пропадать .

Богомаз своей души
***
Миша БелЫх потихонечку ,
Делает дело в Козлове .
Утром погладит Сонечку ,
Вечером буковку в слове .
Много историй поведано
И роковое описано ...
Мише святое не ведомо --
Богом душа не расписана .
Вечное есть , нетленное ,
Краски душевной замяти .
Жизнь озарит мгновенное ,
Время сердечной памяти .
Милость твори рассказа ,
Путь не суди гонимого .
И за себя богомаза ,
Будет не стыдно родимого .

***
Миша Белых не станет Черных ,
Бесу не будет собратом .
Он среди мудрых и не шальных
Славит Мичуринск плакатом .

Миша приехал по важным делам ,
С рупором Наукограда .
И разрезая ранет пополам ,
Давит червя словно гада .

Слово не дали ему огласить ,
Только с плакатом пустили .
Будет в газете чтецам доносить,
Что же в трубу упустили .

***
Он за Родину и за веру ,
Как святой богатырь стоит .
Но Аршанскому служит не в меру
И газету под гоя кроит .

Краеведенье -- дело от Бога ,
Пишет Миша о русской черте .
Но сегодня реальность итога ,
За Козловом звенит в пустоте .

Миша строгий педант и дока ,
Роет почву поливы суля ...
Но хозяин не доброго рока ,
Видит ведра без журавля .

Нету воли остаться без груза ,
Подчиненности в дни кручин .
И зовет его светлая муза ,
И зовут его маги личин .

Редактор Белых Михаил

Отослал Белых подборку ,
Все стихи как на подбор !
Только Мишенька под горку ,
Бросил вирши на забор .

Я полгода ждал ответа ,
Отослал еще стихи ,
Снова Миша без привета ,
Совершил свои грехи .

Смял бумагу и шедевры ,
Рассмеялся как паяц …
Подлечу сливянкой нервы ,
А штофарь с настойкой бряц !

Зх , Мишуня ты лукавый ,
Не помог поэту вновь .
Видно Бог извечно правый :
Есть и совесть , и любовь !

МАКСИМ ЗАМШЕВ В МОИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ

Художественные произведения с элементами
сатиры и фэнтези . Вся в литературных рамках
допустимого . Ничего крамольного нет .

***
У поэта Замшева , есть подруга Дамшева
И была Предамшева , и грядет Воздамшева .

***
Если вновь не жрамши вы ,
Вас накормят Замшевы --
Фигами из небыли
И пошлют , где не были .

Ты поэт провинции
Шевели мизинцами ,
Если есть -- рогами ,
Только не мозгами .

В строфах не угодливый ,
Ты всегда юродивый .
Для газетной челяди ,
Сзади О и спереди .

Колокол у Замшевых
Для красоток Дамшевых .
Он звонит вовсю ,
Глушит правду всю .

Правда Юрия Полякова
***
Не смог я ранить Полякова ,
Не смог стихами поразить .
И мне поэту из Тамбова
Победный флаг не водрузить .
Литературка крепость воли ,
Редактора и всех трудяг .
Для Полякова правда доли ,
Его стези духовный стяг .
Он кошевым был у причала ,
Когда хлестали Сечь дожди .
Его ладью волна качала ,
Когда меняли лик вожди .
Он жил романом как молитвой ,
С порывом духа до небес .
И увлекался страстной битвой ,
Когда касался сердца бес .
Он побеждал и побеждает ,
Но просмотрел мою строфу .
И рукопись моя рыдает ,
В печали горькой на шкафу .
Метафора имеет место ,
Когда поэт душой горел .
Медовое излапал тесто ,
А корж печеный пригорел .
В Литературке ныне Замшев ,
Всем заправляет как царек .
Но домовенок видит Тамшев
Его торговцем и ларек .
Что будет завтра не понятно :
"Рейхстаг" , Адольфович , "блицкриг" ?
А может гений здесь занятно ,
Душой напишет строки книг .

О ликвидации сайта
***
Мелочность -- проказа рока ,
Для людей и голубей .
Сайт творца а не пророка ,
Замшев сдуру не убей .
Ну зачем ты мелочишься ,
Дорогой Максим в чести ?
В Гуру ты не воплотишься
И талант не обрести .
Поляков не станет клянчить ,
Место сайту на виду .
Он шедевры будет нянчить ,
Как мальцов не на беду .
Ну убрал ты сайт досуже ,
Чтоб не видеть мастака .
Только делу стало хуже ,
Без гвоздей и мастерка .

Сурдинки Максима Замшева
***
Вот Поляков не мелочится ,
Не мельтешит в кругу времен .
А Замшева душа - волчица ,
Завыла в капище знамен .

Максима тело с подоплекой ,
С двойным мятущимся нутром .
Но взор с холодной поволокой ,
Как лед под солнечным шатром .

Таланта в туне не заметит ,
Небесный дар не разглядит .
Подделку выбором отметит
И ближних славить убедит .

Ведется на гетер глубинок ,
Как глупый ветреный малец .
Но на фуршетах из сурдинок ,
Звук выдувает как мудрец .

И мелочится , мелочится ,
На каждом метре и шагу .
Шедевра только не случится ,
В пустых затеях на бегу .

Люди фарса
***
О потерях я плакать нет буду ,
Все идет и меняется вновь .
Я одних разлюбивших забуду ,
Но к другим не унижу любовь .

Предавали мой мир недотепы ,
Ради мелких подачек других .
Только образ прекрасной Европы ,
Уплывал на быке не благих .

Что осталось - то кругу досталось ,
В магазине фуршетной канвы .
Время истиной не опрасталось
В пеленах заблуждений увы .

Посмотрел я на фото фуршета ,
Навиду Вольдемар Берлиоз .
Он игрок театрального Света
И бомонд потешает до слез .

И Бездомный ведун не бездомный ,
Голосит побледнев со свечой .
Словно склад развалился бидонный
И запахла округа мочой .

Словно Аннушка призрачной туны ,
Разлила свое масло опять .
И взывают бесовские струны ,
Для идущих мессию распять .

Пусть играют потешные роли ,
Берлиоз и Бездомный второй .
Я изгоем стяжал свои боли ,
А теперь я свободы герой .

Плохая квартира
***
Все повторяется что было
И что незримо не прошло .
Лихое время не убыло ,
Оно кругами вновь пошло .

И мастер был и Маргарита ,
В кругу мистических начал.
И Воланд с видом сибарита ,
Марго на царство повенчал .

Плохая в облаке квартира ,
Переместилась вся в Тамбов .
В ней книги трепетного мира
И сонмы леденящих слов .

Вот Берлиоз опять досуже ,
О непотребном говорит .
Бездомному в печали хуже --
Свеча в ладонях не горит .

Поплавский сроду не горластый ,
Свое толкует и трындит ...
И Варенуха не ушастый ,
Вновь Гелле страхами вредит.

И АЗ - азелло не отвратный ,
Присмотришься -- он Бирюков .
Сергей звучанием занятный :
-- Ау ! Уа! -- И был таков .

Вот Замшев Бегемотом пискнул
Котом огромных величин .
И уплетая жадно Вискас ,
Представил ломтики витчин .

Квартира мути , как квартира ,
Вся нечисть шАбаша в кругу ,
Нашла в себе самой кумира
И людям светлым ни гу - гу .

9
Веселый кагал

Журнал Александръ в уютном Козлове
Придумали власти и сделали .
Акулу поэзии в щедром улове
Аршанский с Трубой разделали .
Таких рыбарей земля не знала ,
Казну всю потратить готовы .
Печатают вирши родного кагала
И тексты любимой жидовы .
Дорожкина барыня в редсовете ,
Превыше Васильевой Лары .
И Поляков за Слово в ответе
Рассказчиков местной табары .
Котькало фильтрует ужасные строки
В надежде найти золотинки .
Один Хуторянский в Козлоские соки
Сует то и дело тростинки .
У Колпакова заботы бывают
Похлеще муры редсовета .
У Замшева чувста добра убыают
И некому дать совета .
В Литературной газете проблемы ,
Все "Максимально" тяжелые .
А в Александре любые дилеммы
Решат снова гои веселые .

Публика бублика
***
Зачарована странная публика ,
Обожают метрессу глупцы .
Бесподобную дырку от бублика ,
Покупают пиара купцы .
Из Москвы понаехали Замшевы ,
Хвалят местных раскованных баб .
И поют о доверье Предамшевы ,
Буд - то вяз у реки баобаб .
Буд - то Лене Марина Цветаева ,
Подарила возвышенный сан .
И блистает вовсю Горностаева ,
Словно прадед ее Мопассан .
Нагуляются вдоволь , натешатся ,
Поменяют партнеров не раз .
У зеркал как русалочки чушутся ,
Словно омут глубокий рассказ .
Так вскружили туманы нечистые,
Многим головы чудакам --
Что бесстыжие крали речистые ,
Все широкие по бокам .

Замшев Максим
***
Быть может Замшев не сквалыга ,
Не Герман с тенью роковой ?
Максим противник злобы ига ,
С судьбой поэта таковой .

Быть может должности горнило ,
В душе ранимость не спалит .
Я вижу сайт и сердцу мило
И Поляков шедевр сулит .

Максим душой смотри на строфы ,
В них тайна трепетных даров .
И отраженный крест Голгофы ,
И светоч вечности миров .

Не торопись отбросить камень ,
С листом похожим на пращу.
Ты надписи увидешь пламень:
-- Понявшего за все прощу ! --

Ложный мир
***
Он строг и все же не диктатор ,
Не унижает свой народ ,
Когда Алешин провокатор ,
Жует с салями бутерброд .

И пьет Владимир Безобразоф ,
Из термоса горячий чай ,
Взирая как Алешин - Азеф ,
Стал сущим Евно невзначай .

Двояться все в плохой квартире ,
А Гелла - Лена в трех телах ...
Но Замшев снова в ложном мире ,
С крестом судьбы ни при делах .

Не трудно быть  богом
***
Не стал бы лезть я в это дело :
Наград , печатанья и лаж .
Но время к правде оскудело
И творчества скупой багаж .

Главред Максим приедет снова ,
В Тамбов приветливый к нему .
И всех поэтов из Тамбова
Пошлет на хутор к никому .

Почествует Максим поэта ,
Других восторженных времен .
А новых вестников рассвета ,
Оставит в туне без имен .

Зачем ему морока с текстом ,
Тире и точки расставлять .
Он дорожит высоким местом
И плебс не станет прославлять .

Тамбовский люд и так доволен ,
Приездом главных из структур .
Главред судить талантов волен
Без всяких страшных диктатур .

Не трудно быть Максиму богом
И падшим ангелом не жуть .
В Литературке за порогом ,
Решает он стяжаний суть .

Есть Лена -- поэтесса супер ,
Другие Замшеву не в масть .
Он с ней стрелок наездник Купер ,
Готов из кольта в цель попасть .

Дрейф на обломках
***
Присядут опять за столом
Известные все до глубинки .
И станут пылая челом ,
Шедевры читать без запинки .

У Виктора Сошина брат ,
Как светоч Тамбовского края .
У Замшева в сотни карат ,
Сияет мечта у сарая .

Легко Голубничий блеснет ,
Словами о небе высоком .
Водицы в стаканчик плеснет
И чокнется с солнечным роком .

Привстанет затем Иванов ,
Расскажет о важных началах.
О том , что корветы основ ,
Ясны и творцы на причалах .

По трапам на палубы грез
И вдали плывите поэты …
Но трудно в Тамбове без слез ,
Найти на вопросы ответы .

Богдановский праздник в чести ,
А дело Союза не в сводках .
Куда местным членам грести ,
На бурей разломанных лодках?

Медовуха Максима

Говорил Максим красиво ,
О проектах новых дней .
А Двурожкина спесиво ,
В замыслах пасла свиней .

Замшев словно из графина ,
Медовуху разливал ,..
А Двурожкина дельфина ,
Нанизала на кинжал .

Темы пенились бедово ,
Разливались за края ...
И парило птицей слово ,
Жар душевный не тая ,

У Максима честь по чести ,
Все таланты не в беде .
У метрессы тени мести ,
Все зубастые везде .

Как в лукавом чемодане ,
У метрессы трио дна .
Как ночная мреть в Судане ,
Тень судьбы ее видна .

Хороши слова о лозах
Виноградных москвича .
А старуха в жутких грезах ,
Рубит головы с плеча .

Быль Тамбовская
***
Какое благо быль Тамбовская ,
Мечтать о счастье наяву --
И баба грузная Покровская ,
И девка впишутся в главу .

Максим мечтал о почитании ,
Печатных книг без суеты .
О светлом , искреннем витании ,
В высоких грезах красоты .

Максим мечтал о понимании ,
Друзей достойных и врагов .
Но рядом исходя от мании ,
Сидела злыдня без рогов .

Она почетная и белая ,
В костюме сшитом на показ .
Но в злобе фурия дебелая
И дух ее дикообраз .

Поведал Замшев о политике ,
В культуре творческой среды .
Но интриганка слышит в критике ,
Любой -- журчание воды .

Не    обольщайтесь   господа
***
Не обольщайтесь господа ,
В миру наградами .
Судьбы житейская среда ,
Вся с водопадами .

По руслу струями течет ,
Потом вдруг падает .
Былой сиятельный почет ,
Иных не радует .

Везде лукавое беда ,
Всегда бессвязное .
Мутнеет чистая вода ,
Упав на грязное .

Награды с цацками значков ,
Не есть признание .
Труды в поэзии веков ,
Души призвание .

Рысью по Тамбову

Конные казаки стремительно , по трем улицам одновременно ворвались в Тамбов . Заняли ключевые позиции - объекты города , посчитав их таковыми . И организовали согласованную оборону , пока еще небольшого обоза . Состоящего из телег , повозок с пулеметами , амуницией и боеприпасами с различным оружием.Две пушки и два пулемета поставили в боевой расчет у гостиницы на Дворянской. Обыватели разглядывали казаков,в основном стоя у окон своих квартир или домов и удивлялись всему,что происходило на улицах .Уткинская церковь с колокольней располагалась недалеко от гостиницы . Рядом с церковью была часовня . В ней находилась икона Божьей Матери . Прихожане постоянно молились глядя на чудесный образ.В эти дни Богородица заплакала . По щекам обильно текли слезы . Икона мироточила не к добру . Рейд генерала Мамонтова не сулил ничего хорошего никому . Вскоре произошли страшные события , о которых напоминать - то без боли в душе не получается . Кинорежиссер Рогаткин - Матюшин продолжил съемки эпизодов рейда теперь непосредственно в Тамбове . Точнее захват Козлова , где уже все сняли что необходимо , произошел после Тамбовского рейда - захвата . В кино так бывает -- вначале снимут кончину , потом рождение . Ротмистр Колпаков подъехал мелкой рысью к небольшой кучке народа , стоявшей у храма . Колпакова играл сотрудник Литературки Колпаков . Ротмистр крикнул : -- Кто звонарь ! Подойди ко мне ближе ! -- Никто из толпы не откликался . Ротмистр осмотрелся и вытянув руку вперед с нагайкой вновь сказал : -- Ты олух в рясе подойди ближе ! -- Дьякон подошел и остановился в метре от коня казачьего офицера . -- Звони в колокла ! Извести звонами о нашем прибытии . Пусть город знает , что мы казаки Добровольческой армии здесь а красные убежали как крысы -- Дьякон побледнел и негромко произнес : -- Господин офицер звонить сейчас не положено , не по церковному уставу -- А ты звони я сказал ! -- Нельзя звонить просто так , по прихоти . Это нарушение.ГОспода не надо гневить -- Ротмистр аж привстал на стременах : -- Ах , ты красный поп ! За год уже продались жидам чекистам !Звони говорю ! Приказываю звонить в колокола ! -- Дьякон отшатнулся от взбрыкнувшего коня и разъяренного ротмистра и ответил -- Звонить не буду и Бога гневить не стану -- Колпаков побагровел и выхватил шашку из ножен . Размахнулся и ударил наискосок сверху вниз .Шашка мгновенно вошла в шею дьякона и срезала голову .Хлынула кровь . Обезглавленный священник рухнул рядом с заморгавшей своей головой. Ротмистр плюнул на тело убиенного и развернув коня , поскакал рысью к особняку Дворянского собрания . Толпа у церкви сначала ошалела от увиденного , потом многие стали неистово креститься и плакать . Мамонтов Константин Константинович был на сером , поджаром жеребце . Его играл главред Литгазеты Юрий Поляков . Накладные усы торчали как у самца рыси .-- Что стряслось господин ротмистр ? -- Ваше превосходительство , гоподин генерал меня красный поп вынудил своим отказом звонить к действию -- И что ты сделал ? -- Зарубил попа ! -- Ну и кретин ты ротмистр ! У всех на виду казнил . Разве так можно ?! -- Только так и надо делать . Они уже под красных легли а мы с ними все цацкаемся -- Генерал Мамонтов - Поляков поморщился и приказал : -- Русских не краснопузых не казнить ! Только допрашивать . Золото все , что есть экспроприировать .Склады с имуществом опустошить и поджечь .Склады с боеприпасами очистить от содержимого а со снарядами взорвать . Пособников красных и шпионов , особенно жидов расстрелять! -- Казаки немедленно принялись выполнять приказ его превосходительства Мамонтова - Полякова . В захваченном молодцами белогвардейцами Тамбове начались еврейские погромы .И золото казны большевиков все было экспроприировано . Красные немногочисленные части скрылись в лесах незадолго до захвата Тамбова белоказаками . Жизнь дороже всяких ценностей . Белые положили золото и различные вещи на телеги обоза . Обозная линия рейда удлиннилась в два раза за счет скарба противника . Ротмистр не жалел жалких жидов и расстреливал их в собственных домах . Белоказаки считали , что местные евреи помогали красным частям и особенно чекистам , сплошь жидам . Ненависть была ужасной . Тамбовские евреи прятались -- кто куда смог .В подвалах , на чердаках и в сараях прятались .Многие все же спаслись от неминуемой гибели . Они были не виновны в том , что чекисты сплошь жиды .Да и глава РВС , военмор красных сам Лейба Бронштейн , то есть Троцкий был потомком выходцев из земли обетованной . Бывшего держателя ювелирной лавки Замышева Максимилиана Адольфовича с женой и тремя дочерьми спас сосед , учитель ремесленного училища Валериан Хворовский . Прятал их в подсобке учебного заведения , где хранился инвентарь и металлические заготовки . Одна дочка лавочника от страха неожиданно описалась , но осталась живой . Священник Уткинской церкви спас несколько еврейских семей рискуя жизнью . Через год чекисты его отблагодарили . Сам Гольдман расстрелял священника как пособника антоновцев . Вот такие скорбные дела творились в Тамбове в августе месяце 1919 года . И осенью 1920 года. Казаки генерала Мамонтова весь Тамбов " поставили на дыбы " , по выражению ротмистра .Через двое суток генерал кавалерии Мамонтов - Поляков скомандовал : -- Корпус , конными сотнями и обоз цугом в сторону Козлова марш !-- Кровавый рейд мамонтовцев , непредсказуемый , но достаточно успешный продолжился в сторону Козловского Штаба Южфронта . В котором безраздельно царил - главвоенмор нарком - комиссар Лейба Давидович Бронштейн - Троцкий .Кинорежиссер Рогаткин - Матюшин был в восторге . Все актеры не просто играли , они проживали роли героев так убедительно , что рейд казался настоящим .

Рулетка страсти

Ее славили не переставая прежние 10 лет. То как поэтессу , то как прозаика . Теперь славят с новой безудержной пиар - силой ! Ее книги : " Исступленный крик " и " Мы стали животными " произвели фурор в среде экзальтированной , вайфайной молодежи. Экстремалы версификаций продолжают хором восторгаться ее новым шедевром " Гетера в огне ". По поводу выхода новой книги Казначеевской гетеры , ее коллеги по перу гагары нон - фикшной литературы устроили беседу - конференцию . Конференция происходила в южном городе Анапа. Аргонавты Анапы Ливин и Штемпелев старались не терять связи с родным Казначеевском . Беседу начал Ливин : -- Давайте назовем сегодняшнее действо шуточно "Бисер свиньям " , этим зададим тон обсуждению произведений Дымки --Продолжил дискуссию Штемпелев : -- Я согласен ! Но сегодня много ожидается скайпов прототипов Дымкиного щекотливого стихотворения .Предлагаю разобрать смыслы только этого ключевого ее шедевра -- Согласен ! Выведьте на экран строки шедевра Дымки -- Аргонавт Штемпелев подсуетился у компьютера и на экране подвешенного монитора появились потрясающие строки :

"Тебя мне досталось на этот остаток лет
так мало , что лопнули все таблицы
с прописанной дозой , заряженной в пистолет ,
которым давлюсь , но никак не могу убиться "

Началось обсуждение чтива Дымки . -- Это она имела в виду мой пистолет.Она всегда давилась им до остервенения -- сказал Штемпелев.Включился скайп Петербурга -- Какой там твой пистолет ?! -- кричал Граф - поэт , -- Она моим огромным давилась с вечера до утра ! -- Включился скайп Казначеевска с Николой Наследкиным : -- Что вы себе возомнили бисеросборщики ! Дымка всегда давилась только моим пистолетом " Васей " ! Причем всегда по интернету и в эсэмэсках нахваливала мои прописанные дозы ! -- Дискуссия неожиданно обретала смыслы балагана . Каждый участник " Бисера свиньям " доказывал свое превосходство,как прототип с пистолетом заряженным дозой ,которым давилась поэтесса что бы убиться , когда лопнули все таблицы . Скайпослов столицы тоже возмутился : - Это я Звамшев так отсеминарил ласкушу , так подравнял ее до Маяковского и Лилии Брик , что лопнули даже графики , календари и вовсю зазвонил Царь - Колокол! -- Спор безнадежно затянулся.Третейский судья ареопага поэтов вынес свой неоспоримый вердик: -- Дымка давилась каждым вашим заряженным пистолетом ! Взяла обобщила это свое сладострастие и написала данное стихотворение . Вопросы ? Вопросов нет . Переходим к обсуждению романа " Мы стали животными " -- Этот поступок аргонавта был легкомысленным и не дальновидным . Сразу же включились десятки скайпов и головы их владельцев заблеяли , зарычали и завыли ...

СТИХИ О НИКОЛАЕ НАСЕДКИНЕ

О Николае Наседкине и клип Я вам сыграю господа
Студия Тандем .

Скрипач Наседкин

Он часто в мире не реальном
На скрипке мальчиком играл .
И вновь в пространстве ирреальном
Решал фантазий интеграл .

Не совпадало все по срокам ,
Числитель был не голевой .
И жизнь тянулась жутким роком
По всей долине роковой .

А он везде смычком желаний ,
По струнам двигал невпопад ...
Мелодиям ночных терзаний
Внимал счастливый звездопад !

Волчий берег
***
Берег Тунгуски каменный ,
Домик похожий на чун .
Мальчик страдает раненый ,
Он бедолага молчун .

Волки завыли ближние ,
Светит луна вовсю .
Видно пороги нижние ,
Лодку разбили всю .

Вьется вода бурливая ,
Острые камни везде ...
Кончилась жизнь счастливая ,
Нету отца нигде .

Страшно в тайге каникулы ,
В волчьем кругу проводить .
Мальчика люди окликнули ,
Что бы стремился жить .

Вырос и стал писателем ,
Выбрал душой Тамбов .
В книгах шпаклюет шпателем ,
Рьяно морщины лбов .

В книгах он безалаберный ,
Пьяница весь и ханжа .
С женщиной не респектабельной ,
Лезвие точит ножа .

Часто вершит безбожное ,
В темах вахлак и гнусь .
Жизнь его - дело сложное ,
Любит порочную Русь .

Душу старухе процентщице ,
Сдуру судьбой заложил .
Шлюху увидев в сменщице ,
Честную вновь одолжил .

Видно от страхов мечется ,
Пишет как злобный тунгус .
Творчеством муторным лечится ,
В логове волчьем не трус .

Светит луна высокая ,
Воет в лесу зверье .
Мальчика мать светлоокая ,
Шепчет : -- Вокруг не твое --

-- Сон это или явление ? --
Думает блуда творец .
Смутного духа томление ,
Из - за лукавых сердец .

Вождь помыслов
***
Возможно он Наседкин - Унгерн ,
А может Коля Узала ?
Когда смотрю на фото юнги ,
Не вижу " блудного козла ".
Чита , Даурия и тракты ,
Судьбы тупик не прозевай .
За все столичные теракты ,
Руду в отвалах добывай .
Барон промчался по долине
И в чуне девку оборкал .
И Коля в пламенной кручине ,
Как правнук воина взалкал .
Но ценит папоротник Коля
И жаждет шишек кедрача .
Порывы срисовала доля ,
С Дерсу охотника - сыча .
Ворона речка не в запарке ,
В поветриях " Угрюм - река ".
Плывет Наседкин на байдарке
И в помыслах Сибирь близка ,
Он из краев богатых вечно :
Писатель , бабник , критикан .
Но любит плавать так беспечно ,
Как вождь тунгусов - могикан .

Читинский озорной гуляка
(Сатира на литературную тему)
***
Он выпустил романы -- пули :
"Люпофь","Гуд бай" и "Робертс Джули"!
Все угодили в молоко ,
Забрызгав юбки и трико .
Ах - ах !Какой конфуз пролетный ,
Какой писатель мимолетный !
Певец заплеванного дна ,
Влагал патроны с бодуна .
Но ярость в выстрелы ввергая ,
Душа стрелка была нагая .
Витала в замыслах хандра ,
На грани жизни и одра .
Ружьишко -- мелкая латунка ,
Дешевка -- гольная виргунка .
Дает осечку вмиг легко ,
Когда все цели высоко .
Стреляй с пыжом и без пыжа ,
Сразишь лишь чучело ежа .
Охотник - писарь так палил ,
Что жажду секса утолил !
Хмельная чушь металась рядом :
То в рубище , то с голым задом .
Хотелось быть Николой Тесла ,
Что б воспарять в районе кресла .
Потом над всеми воссиять
И жить в Баранове на Ять!
Но каждый раз мечта Героя ,
Влетала в пламень геморроя ,
Сгорала вспыхнув на лету ,
Вобрав в себя всю мутату .
Герои книг мозгами слАбы
И героини -- дуры -- бабы!
Один лишь мачо сексапильный -
Семипарсеков -- Семимильный !

Чернавка
***
Он в Чите легендарной родился ,
Смуглый парень , восточных кровей .
С ним водился , в крапиву садился ,
Когда пьяный свистел соловей .

Или мы заблуждались хмельные ,
Под " Кровавую Мэри " весной ?
Наши ангелы , то же шальные ,
Говорили о деве земной .

Может Лена , а может Алина
Притамбовская Колю влекла ...
Расцветала у речки калина
И вода под звездою текла .

Исходил я стихами простыми ,
Коля истину в прозе искал .
И казались слова не пустыми ,
Для стяжавших душевный накал !

Расходились всегда друганами ,
Но случилась беда наяву ,
Встряла бабой она между нами ,
Черной Валей , творящей канву .

Не любовница , не потаскуха ,
Баба жуткая , словно нарыв .
Приземляет витание духа
И канвой оплетает порыв .

Так чернавка концы закопала
И узлы разбросала вокруг ... ,
Что голубка на площадь упала ,
И забилась в конвульсиях вдруг !

Пшик фортуны
***
Никола принес развеселый рассказ ,
Его напечатали сразу .
В сортирах потом замечал он не раз ,
Журнальную радость -- заразу .

В запале Никола роман написал ,
О деле интимном оральном .
Бутылочку выпил и нос почесал ,
В кильдиме своем аморальном .

Взывал Достоевский из вечности руд ,
Лучистой судьбы письменами ...
И Коля создал исключительный труд ,
С Великими в нем именами !

Затеял трудяга журнал выпускать --
Небес окоем озарился !
Но стоило Коле Иудство снискать ,
И пшик из всего получился !

Участь вечного нуля
***
Меня громил он сникшего в печали ,
Когда не стало матери совсем .
И вороны залетные кричали
О преданном и угнетенном всем .

Наседкина он обозвал убогим
И никаким писателем в миру .
Ничтожное обетованье многим
Вменил в статье стяжающий игру .

И заигрался писарь в генерала ,
Трубу крушил на взлете бытия .
Звезда на обнаглевшего взирала ,
Гнев полыхавший жгучий не тая .

Стезей идет шестерки и нукера ,
Способного скулить у крепких ног .
Вокруг него дурная атмосфера ,
Олег Алешин рабством занемог .

Мета судьбы

На лбу Алешина Олега
Клеймо округлое с Зеро .
Наседкин сделал не из снега ,
А из огня свое перо .

Поставил Коля не поэту ,
В статье не угасимый блем .
Как повернется жертва к свету ,
Лоб загорается нулем …

Олег в кофейни хочет дюже ,
В Париже или в старине .
Горит клеймо с рассветом хуже,
Не затухает в каждом сне .

Какой пассаж и наказанье ,
Придумал критик для нуля .
Пылает мета в назиданье,
Зеро бомонда веселя .

А может рок так обозначил ,
Балласта с гонором царя ?
И тот кто ничего не значил ,
Клеймом блистает весь горя .

Зыбкий мираж
***
Человек в футляре по Тамбову ходит ,
Ищет он Елену пламенных страстей .
Но Елена всюду от него уходит ,
Миражом - фантомом из времен частей.
Не ищи ты Коля прошлую Елену ,
Не удержишь призрак в ласковых руках .
Солнце зоревое смотрит на Селену
И лучи сияют в зыбких облаках .
Быль мечты высокой пролетела птицей ,
Посмотри на небо взлядом мудреца .
Колесо фортуны не блистает спицей ,
В зримом ореоле звездного венца .

" Люпофники "
***
Обманул девицу , что печалится ,
И теперь с женой над нею скалятся .
Так смеются вместе над Алиной ,
Как дельцы над глупой животИной .
Плюнуть бы Николе прямо в рыло ,
Да с другим и ласково , и мило .
Стал теперь Никола патриотом ,
Пишет о пилотке под пилотом !
Так слащаво пишет о России ,
Как писал о " Васе " и " Марии ".
Как в развратной книжице " Люпофь " ,
Он бабенок мацал вновь и вновь ...
Что ж ты Аспид каждую измучил ,
То жену свою , то кралю дрючил ?!

Тунгус -- Шуудан
***
Никола Наследкин строитель Союза ,
Комсоргом чихвостил поклонников блюза .
С утра презирал мировую фарцовку
И песни " жуков " , надевая спецовку .
Он истово власти служил у дороги
И верил , что правят Советами боги !
Разруха нагрянула всюду в Союзе ,
И Коля нашел откровение в блюзе .
БитлОв возлюбил и заморскую снедь ,
Чтоб шанс заарканить ломая камедь !
Романы писал и лихие рассказы ,
В которых Отчизну сливал в унитазы .
Любовь превратилась у Коли в " Люпофь "
И Джулия Робертс ударила в " брофь "!
Что строил доселе -- поганое дело ,
А высшее благо -- Латункиной тело !
Возглавил в Тамбове легко писсоюз
И бесы сыграли безумия блюз .
Порок содомии приветствует Коля
И в мутном болоте купается доля .
Прилип к биографии деготь разврата ,
Никола лишь в зеркале видит собрата .
Двуликий он Янус , а может Николос ?
-- Тунгус Шуудан ты ! -- отвествует Голос .

Орел Наследкина
***
Не орел ты Коля , не орел !
И таланта крылья не обрел .
Ты обрел " рога " и длинный " хвост ",
Как нечистый на руку прохвост .
Когда светит яркая луна ,
Тень твоя сгущается сполна .
Отражает гиблая душа ,
Стоимость Иудина гроша .
Ты купился Коля ни на что
И твердишь уверенно : " А что?! "
Жуткая гордыня тяжела ,
Словно рядом фурия жила .
Будь таким , уверенным в себе ,
И орел привидится тебе !
Полетает хищник под луной ,
Только ты обгаженный не ной .
Не стенай от жизни маяты ,
Если на земле Наследкин ты .
Но судьбе даруется просвет ,
Помолись , и вновь увидишь свет .
Прислонись к распятию челом
И взовьешься в творчестве орлом !

Никола -- комсомолец
***
Он образ нес фронтовика ,
Не дубликатом груза .
Мы благодарны на века ,
Спасителям Союза !
Никола в белом -- ангелок ,
Судьбой стремился к свету ...
-- Ты комсомольцем был милок ,
Спаси от зла планету ! --
Старушка с бледностью лица ,
Сказала , что хотела .
В полку бессмертного бойца ,
Душа " Катюшу " пела .
Лучем Георгий достигал ,
Фитюльку комсомола .
И в сердце Коли выжигал ,
Порочную крамолу .
Но лента пламенных побед ,
Была святыней вечной ,
Спасала грешника от бед
И жизни бессердечной .
Никола кашу пригубил ,
С отменным вожделеньем .
Он вновь Отчизну полюбил
С душевным вдохновеньем !

Вояж Николая Наседкина

В январе по Коммунальной
Едет Николай ...
Видно к радости авральной ,
Под собачий лай .
За проезжим мчится стая:
Сук и всяких псов .
На педали нажимая ,
Быстрый без усов .
Вот облезлая укусит ,
Вот клыкастый с ней .
Коля едет и не трусит ,
Стая без теней .
Год собаки желтошкурой ,
Проникает в кровь .
Казначейшу толстой дурой ,
Обозвал он вновь .
Сказка прежняя закрыта ,
Нет в кафе людей .
Пиковая карта бита ,
С криком лебедей .
За писателем картины ,
Дней былых летят .
Брюки вьются без штанины ,
С облаком опят .
Фаллос в Леночке Василий
Из резины шик !
И глотает без усилий ,
Дымка стремный пшик .
И романов сладкой пеной
Рвется подурить ...
От люпфи с крылатой Леной ,
Можно воспарить .
Вот старуха мечет кости ,
Прямо на лету .
И вкатился нОль без трости
Сходу в пустоту .
Вот плюются чистоплюи
На собачий путь .
И бомонд в житейской суе
Забывает суть .
Велик с пробочной монистой ,
Стая - финт грехов .
Николай с судьбой нечистой ,
Тема для стихов .

Фрики миражей
***
Одна закрыла страницу ,
Другая поймала жар - птицу
И держит огонь в руках .
Никола нашел станицу
И звездной воды криницу ,
Судьбины мираж в веках .
Закинул ведро он в воду ,
Ногами отринув подводу
И стаю увидел птах .
Но небо грозе в угоду
Дождем захлестнуло природу
И Коля промок в кустах.
Погасли в руках девицы ,
Закрылки волшебной птицы ,
Как угли в затухшем костре .
Криница с водой пропала ,
В ладони звезда не упала ,
Но плавала муть в ведре .
Увидел свой мир Никола
На грани времен раскола ,
Поникнув в тени задрожал ...
А гордая скромною стала ,
Полымя стяжать перестала
И дух ее не возражал .

Обман зрения
"Чужие губы разнесли
Твое тепло и трепет тела .
Как будто дождик моросит
С души , немного омертвелой."
С А Есенин
***
Послушай Елена -- мечта вопиет :
-- Никола не курит и водки не пьет ! --
Он держит в руках рокового себя ,
Весьма похудел суету возлюбя .
В Хакасию съездил тунгус -- шуудан ,
Где прежде буянил , всегда в драбадан .
Искал он повсюду подругу снегов ,
Танцовщицу духов и древних богов .
-- Шаманка Синильга ? Ау ... ! Отзовись !
Хотя бы в бреду алкаша появись !
Мы вместе ударим по бубну любви
И вмиг поклянемся на жаркой крови .
И будем камлать с переходом в кадриль --
Но снова являлась ему " Изергиль " .
Старуха тряслась , угрожая клюкой ... ,
Никола сгонял ее призрак рукой .
Хакаски , тунгуски страшились его ,
Когда он кривлялся один без всего .
В Тамбове Синильгу узрел он в тебе ,
Ты Лена шаманкой была по судьбе .
Вы в бубен ударили , из ничего ,
Ты Лена ласкала пустого его .
Потом ты сказала себе : -- Испарись ! --
Ушла , а Никола горланил : -- Вернись ! --
Ты вся испарилась , как снежная мреть ,
Чтоб Жанной воскреснуть и ярко гореть .
Заблудший метался и очень страдал ,
Но где твое капище , не угадал .
Никола и в Черное море нырнул ,
Ракушку нашел , но любовь не вернул .

Волшебная глушь
***
Никола Наследкин в тамбовском лесу ,
Опят напудил и увидел красу .
Чудесная дева витала вблизи ,
С любовью Николы к виденьям в связи .
Он видел повсюду похабщину всю ,
Где леди провидца ласкали вовсю !
Красавица руки тянула к нему
И сердце дарила ему одному .
-- Бери мое сердце король грибников ,
Храни его хрупкое , без дураков .
Оно переменит духовность в тебе ,
Ты ближних возлюбишь в грядущей судьбе --
Никола отпрянул от дамы лесной
И дух перевел под высокой сосной .
-- Я всех презираю !-- взъярился грибник ,
И образ тамбовской Дианы поник .
-- Себя я люблю , больше всех и всего ,
А в женщинах нет для души ничего --
РаздАлись надрывные крики сыча ,
Никола взопрел и пошел хохоча ...
Диана осталась в волшебной глуши ,
А дурень с грибами ушел без души .

Стерва и энциклопедист
***
Она призналась откровенно ,
Сказала вдруг : -- Я не люблю ! --
И он остуженный мгновенно
Весь уподобился нулю .

Вознесся круг луны лимонной
И горн округу огласил ...
Увидел в бездне он бездонной ,
Свою мечту , что возносил .

-- Я не люблю тебя нисколько
И не любила никогда --
Услышать истинное горько ,
Когда нагрянула беда .

Плоть у людей не из металла ,
Она чувствительна всегда .
-- Зачем ты лживая мечтала ,
Со мной остаться навсегда ? --

-- Я не люблю тебя и баста !
Сейчас немедля удалюсь --
Он посмотрел , она лобаста :
-- Иди -- сказал -- Я помолюсь ! --

Абордаж у камина
***
За что любить ее такую ,
Лукава шельма , не верна .
Я лучше дома атакую ,
Бутылку красного вина .

Открою смело горловину,
Налью себе , не господин .
Подвину креслице к камину
И буду пить вино один .

Она металась на кровати ,
Стонала с пламенем в груди .
Но телом бабонька не сати
И разумом ни леди Ди .

Она гулящей станет снова ,
Ей мужика бы да кураж .
Я лучше вновь не Казанова ,
Возьму бокал на абордаж .

Вертопрахи
***
Тебя Никола звал " Манюхой "
И поместил в романы шлюхой ,
Пометив Леной номер пять ,
Что б сексом грешницу распять !
И распинал на ложах голой :
Развратной , падшей и веселой ...
Клеймо поставил на судьбину ,
Восславив " Васеньку " -- дубину .
Он превратил тебя в гетеру ,
В сюжетах ветреных не в меру .
Тела истлеют и дерьмо ,
В веках останется клеймо !
Всю искупал тебя в грязи ,
С ущербной немощью в связи .
А может с радостью соитий
И всей палитрою событий ?!
Он ходит с шиком лебедей ,
А ты гори в костре бля .. ей .

Никола и стрекоза
***
Никола шел в луга с сачком ,
Неспешно , как обычно .
Столкнулся с яростным бычком
И задрожал прилично .

Но побежал бычок к реке ,
К воде в небесном свете .
Сачек в Николиной руке ,
Стал лучшим на планете .

Поймал Никола стрекозу ,
Назвал ее Еленой .
И тень бревна в его глазу ,
Омылась слезной пеной .

И захотел Никола вновь ,
Стать стрекозлом разврата .
На "Васе" с крыльями "люпофь",
Держал он до заката .

Алкаш из города Баранов
***
Писатель Коля Петухов ,
Певец отъявленных грехов.
Достал до дна глагольным тралом,
Сроднив отверженных с подвалом.
С подругой бродит по пивным,
С запретным плодом наливным .
Ввергает падших или всяких ,
В свои надуманные драки …
И глючит в туне бодуна ,
Забыв , что солнце не луна .
В пустынном круге алкаша ,
Вопит похмельная душа!
Грязь , превалирует в романах ,
Как у безумного в карманах .
Разврат в строках и бормотуха .
Раздрай и жуткая мокруха .
Галимый бред срамного ряда ,
Летит подобием снаряда …
Свистит , вздымая мишуру ,
И дурно пахнет на ветру .
Когда в трухе – сюжета ком ,
Дуреха спорит с дураком .
Проблема в том – без алкоголя --
Большой подлец писатель Коля !

Выстрел в Тамбовской глуши
***
Кто Печорин , кто Грушницкий ?
Крайний Коля , первый я .
Вот Алешкин Петя -- Жнитский ,
На дуэлях -- пан судья .

Нам бы выступить к барьеру ,
Да стрелятся при луне ,
Что бы мне , как кавалеру ,
Истину сыскать в вине .

Коля трус , но хитрый в туне ,
Где зачахли все цветы .
Вот Алешкин видит в Дуне ,
Фею ветреной мечты .

Он не любит комиссаров ,
Что качали всем права .
Атаман тамбовских яров ,
Когда с музой голова .

Коля выстрелит от страха
И промажет , как всегда ...
Только солнечная птаха ,
Крикнет : " Горе не беда ! "

Всех измучила гордыня :
Кто ж писатель номер айн ?
Даль грядущего -- твердыня ,
Из камней житейских тайн .

Поэма

Игрок и Тамбовская назначейша

Пролог

Тамбов на карте генеральной ,
Означен трепетным кружком .
Теперь он город не опальный
С картошкой , волком , творожком .
Ночами улицы прямые
Сияют сонмом фонарей ...
И полицейские -- немые ,
Когда наткнуться на зверей .
Авторитетам не прикажешь ,
Они прикажут хоть кому .
Людей в законе не накажешь --
Бомжу вину всю , одному !
Острог теперь в ужасном виде ,
Тюрьмой назвали сгоряча .
Дианы будут не в обиде ,
На казначея , не рвача .
При них подумать можно худо ,
Они не душеньки в чепцах .
Но прежде выстави им чудо ,
Купюры с цифрами в венцах .
Вот чести мало отдающих
И совесть светлая в чести .
Среди в пустынях вопиющих ,
Я разговор стремлюсь вести .

Никола игрок

Часть 1

Никола - " туз " надел картуз
И наваждений принял груз .
Пошел бессмысленно в салон ,
Порочных вольностей " Тулон ".
Вчера назвался Май - Маевским ,
Сегодня -- страстным Достоевским !
Хотел Никола на миру ,
Играть в обычную буру .
Потом отметиться в очко ,
Попив Ред Булла " молочко ".
И стал играть до исступленья ,
Душой болея без сомненья .
В горячке страсти даму крести ,
Побил без совести и чести ,
Когда играя в " дурака " ,
В себя поверил чудака .
Ох , колгота и е - ма - е ,
Болезнь души взяла свое !
Никола ставил на зеро ,
Счета и в золоте перо .
Важнее светлого ума ,
В руках иллюзии сума .
У миража фуршетных брызг ,
Все проиграл Никола вдрызг !

Тамбовская назначейша

Часть 2

Когда грачи поднимут грай ,
Ты Коля Валю проиграй !
Хоть казначею , хоть кому ,
Чтоб отвезти ее к нему .
Пусть сочиняет при дворе ,
О новых фантиках в ведре .
О прежних фокусах в судьбе ,
О том , кем виделась себе .
Враги ссылались на закон ,
Друзья поставили на кон .
Судить назначили стихи ,
А Валя сроду от сохи .
Несла двуличное свое ,
Но все награды у нее .
Царила баба широко ,
Жилось талантам нелегко .
Везде она , всегда она ,
С указкой культа из рожна .
Бездарных ввысь , творцам отлуп ,
Кто возразит -- ходячий труп .
В кругу порук улыбкой гейша ,
Властями Валя назначейша .
Как даму пик , продуй в игре ,
Пусть Валя царствует в дыре .
Была богатой назначейшей ,
А станет скромной казначейшей .
Когда поймет -- судьба ничто ,
В глубинке взмолиться : " За что ?!"
Простит гонимых за слова
И разожжет в печи дрова .

Истина была не рядом

Часть 3

Сидел Никола за столом
И ел селедочку залом .
Глотал спиртное торопясь ,
За шкаф старинный наклонясь.
Возникла надпись на стене:
" Ищите истину в вине ! "
Вошел поэт , дружок Николы ,
Немолодой учитель школы .
-- Валерий выпей за успех ,
Ты атаман - поэт для всех ! --
Взглянув на Колю - таракана ,
Валерий выпил из стакана .
Конфетой сладкой закусил
И снедь в соку не попросил .
Металась трепетная муза ,
По помещенью писсоюза ...
Шел откровенный разговор :
Кто графоман -- значенья вор ?!
Вошел дородный новый член ,
В пальто из драпа до колен .
Видать его Парнас влечет ,
Сказал : " Поставьте на учет ".
Вошел лукавый член союза ,
И светлая исчезла муза .
Сказал : " Увольте , ухожу ,
Учетом сих не дорожу ".
Никола членов председатель
Сказал : "Рассудит нас Создатель"
Но сам подручных рассудил ,
Всех увлеченно осудил .
Один с учета снят до срока ,
Другой изгой "по воле" рока ,
А третьему ни в масть учет ,
Стихи пройдохи не в зачет .
Такой вот Коля командир ,
Одним палач , другим кумир .
Коллег , с кем искренне дружил ,
Он предал или заложил .
-- Каюк творцам , писучим лохам ! --
И фору дал пустым " Солохам ".
Сгребал шутя девИц руками ,
В Союз шальными косяками .
Нагреб немыслимый косяк ,
Как тару с блестками босяк .
Витал в сюжетах без сандалий ,
А стал Хомой , под бабой Валей.
Нет музы неба , будет музой
Гетера ветреная с " лузой ".
Елена -- крошка хоть куда ,
Предложит " Васю ", скажет :"Да!"
И так , и сяк ее любил ,
Развратной девке подсобил .
Потом в романах не вдвоем ,
Писали страстно о своем .
Давно мы вместе не сидим ,
Развал нагрянул на кильдим .
Нет истины в хмельном вине ,
Нет в бабе , в позе "на коне".
Нет в строках пошлых и срамных ,
Нет истины в делах дурных .
Вот Коля вычленил не тех ,
И славил в капище потех .
Приехал честный корифей ,
И приземлил бездарных " фей ".
За пир неизбранных землян ,
Ты заплати душой Колян !
За гон талантов во плоти ,
Ты всей судьбою заплати !
Не осененных славить грех ,
В покрове счастья жди прорех .
Суди других , иных ряди ,
С небесной истиной в груди .
Но если ты обманщик сам ?
Ты век не нужен небесам .
Не был бы Коля чудаком ,
Все восседали бы рядком .

Признание в содеянном

Часть 4

Есть еще книги правдивые ,
В весях чужих и своих ...
Мечутся псы шелудивые ,
Часто в кошмарах моих .
Воют они безобразные ,
Ночью стращая меня .
Буд - то в романы бессвязные ,
Вклинилось пламя огня .
Ложь откровенно галимая ,
Спутана с правдой причин .
Пассия прежде любимая ,
Спит с батальоном мужчин .
И обзывает бесстыжая ,
Сленгом дурных мужиков :
" Коля ! Я баба не рыжая ,
Сам ты в очках Смердяков ! "
В тему развратные женщины ,
В грешных строках хороши ...
Ради старухи процентщицы ,
Продал я честь за гроши !
Шанс заарканил в " Баранове ",
В логове местных волков --
Шубы сюжетные драные ,
Шить для толпы чудаков .
Шил из лохмотьев подмоченных
И зипуны , и польто ...
Только для чувств озабоченных ,
Было все это не то !
Я же по духу Раскольников ,
С творчеством щедрым дружил !
Что же купчихе позорников ,
Душу сдурма заложил ?!

Пентограммы на песке

Часть 5

Он не стал алкашом непроглядным ,
Был кодирован докой врачом .
И старуха броском беспощадным ,
Пронизала витию мечом .
Он наполнился духом убогим ,
Цвета черной подземной смолы .
Помогала лукавая многим ,
Пропадать в миражах кабалы .
В миражах отражалась реальность ,
Как безумная часть бытия .
Он влюбился в свою гениальность
,От других ничего не тая .
Он чертил на песке пентограммы ,
Восхищаясь орлиным крылом
.И витали влюбленные дамы ,
Приближаясь к нему огулом .
Умиляясь погибельной плахе ,
Он вопил : " Я велик на века ! "
А старуха в багряной рубахе ,
Била плетью вовсю дурака .

Эпилог

Ни быль , ни сказку я поведал ,
О кознях жизни рассказал .
Что творческой судьбой изведал ,
В поэме сам пересказал .
Мои герои не в загоне ,
Они в почете у властей .
Теперь при рыночной мамоне ,
Шукают ценность новостей .
Им мало прежних приключений
И мало ношенных наград ...
Они " превыше " всех значений ,
" Превыше " правды и шарад .

Мечта о жаре
***
Наладится погода в нашем крае ,
Жара еще порядком надоест .
И я увижу мини на Данае ,
Купальник фирмы сувенир инвест .

По берегу пройдет качок неспешно ,
Играясь и любуясь лишь собой .
И поплывет хмельной рыбак потешно
За рыбиной дородной голубой .

Рискованно по речке пьяным плавать ,
Но женщины -- русалки во плоти !
И будет Николай Наседкин хавать ,
Свой бутерброд и крыльями расти .

Пока камыш не зашумит от боли
И чайки от тоски не закричат ,
Сыграем свои радостные роли
И флибустьеров , и речных волчат .

Воспоминание о прошлом
***
Нахлобучит Коля кепку ,
В даль идет гулять …
А в башке - то не сурепку ,
Васю треплет бл .. дь .

И пащеку раскрывет ,
Чтоб творить минет .
Все в иллюзиях бывает ,
Когда драйва нет !

Тошно Коле с похмелюги ,
Как всегда со сна .
Но нагие все подруги
И в мечтах весна .

Вот поэт идет постылый ,
Прост как чемодан .
-- Пшел ты в анус белокрылый
Или в Магадан ! --

Вот Хвалешин гордый катит ,
Грез надутый ноль .
Он за прошлое заплатит ,
За наветов боль .

Толи марево витает ,
Толи нечисть дней ?
Валя голой пролетает
И вахлак под ней .

Выпить надо , похмелиться ,
Пивом у моста .
Вся душа опять томиться ,
Тело ж без креста .

Коля пьет у речки пиво ,
Смотрит на волну ...
Вновь желает жить красиво
И ласкать жену .

Флер де лис

Флебэктомия -- сюжет для небольшого рассказа . Н. Наседкин

Есть в графском парке черный пруд ,
Там лилии цветут .... , цветут ...
Припев песни графа Де ля Фер .

***
Цветок любви на водной глади,
В палитре солнечного дня,
Не раздражает Бога ради,
Давно не юного меня.
О,лилия! Ты бесподобна!
И яркой снежностью мила.
Но жизнь истерзанная злобна
И страхи бьют в колокола .
Не «флер де лис» в воображенье --
Шипы терновые причин.
Ты исцели судьбу мгновенье,
От угнетающих кручин!
Свободно бабочки порхают,
Летают парочки стрекоз …
Когда прелестницы блистают --
Мне наплевать на варикоз!

Наседкин гергиппйский понтарь

В теплых водах Эвксинского Понта
Коля утром узрел "мастодонта" .
Змий невиданный всплыл из глубин
И взревел как деятки турбин .
Стал Наседкин грести по собачьи ,
Жизнь одна и понтЫ не казачьи .
Кое как он доплыл до песка
И героя объяла тоска …
Что за страшные вьются виденья ,
Как в похмельном бреду наважденья.
Вот и Дымка Горгоной - змеей ,
Разлеглась под прибрежной скамьей .
Ноль мелькает с личиной Олега
И заходиться смехом от бега .
Валя плавает жуткой медузой
И блистает отвратной обузой .
Коля встал и побрел по песку ,
К золотому с рекламой леску .
Заказал Коля бренди и брашно
Выпил стопку и стало не страшно .
Прогулялся потом как Ахилл ,
И набрался невиданных сил .
Стал Никола округлым щитом
Прикрывать свою душу с понтом .
Тело в латах и меч на боку ,
Позабыл Одиссей всю тоску .
Стал Никола в Понту Одиссеем ,
Чтоб сразиться с ныряющим змеем .
Вдруг его позвала Пенелопа :
-- Ты торчишь как мизинец циклопа !
Коля в номер и спать до утра ,
Завтра снова в Анапе жара ! --

СТИХИ О ВЛАДИМИРЕ СЕЛИВЕРСТОВЕ

Отрывок - выдержка из поэмы " Кругозор жизни "
***
Селиверстов лезет в бочку ,
Чтоб бомонд пробрал озноб .
Только писарь ставит точку ,
На его корявый лоб .

-- Не смеши судьбу порывом ,
Не играй с огнем хулы .
И к твоей стезе с надрывом ,
Будет боль вязать узлы --

Писарь Коленька Читинский
Нагнетает грусти хмарь .
Он по духу -- " Коцюбинский ",
А по облику -- " Щукарь ".

Отрывок из поэмы " Литературные прииски Тамбовии "

***
Молчат ковбой критиканы ,
Отговорили о своем .
И снова ржавые капканы
Пусты , где волчий окоем .
К салуну едет Семиперстов
С ватагой взвинченной братвы .
Заимку посетив и остров ,
Где истребили куль жратвы .
Вновь разгулялись бандюганы
Литературных небылиц .
У них червленые наганы
И кони с парой кобылиц .
В салуне ценятся певичка ,
Елена с темой заводной
И сводня Валя фанатичка ,
Тропинкой ходит проходной .
В салуне вровень с ветрогоном ,
Дельцы Алешин и Труба .
Напоят многих самогоном
И начинается пальба ...
Стреляют рьяно недотепы ,
В кого попало на ходу .
Бродяги , гопники и копы
Бузят у неба на виду .
Стрелки гордыни неуемной ,
Крутыми стали подшофе .
И графоман журнала стремный ,
Герой с берданкой в галифе .
А я ищу у речки жилу ,
Где золото червонных грез .
И трачу пламенную силу
На воспевание берез .
Недалеко Макаров ищет ,
И бьет Кудимова кайлом .
Бирюк теней буранных рыщет ,
Где светит Струкова челом .
Мы обретаем самородки ,
За свой талант на берегу .
И белый парус лунной лодки ,
Не гнется в бренную дугу.

Враждебные элементы
( Вариант событий )

Когда Дума кидает два раза ,
Голосует за ноль результат ,
Не балдеет поэт от экстаза
И писатель духовный кастрат .

Депутаты бросают перчатки ,
Презирая творцов по всему .
Когда в Думе забвенья зачатки ,
То не нужен никто никому .

Вот Марину обидели Гусеву ,
Как и Лидию Перцеву в масть .
Селиверстов поехал к Радусеву ,
Чтоб отвергнутым не пропасть .

Дважды кинули каты Владимира ,
Не признали трудов карамболь .
Всякий неуч и злая кикимора
Осудили прозайка на боль .

Не увидят значок с Боратынским ,
Ни Аршанский , ни трое никто .
Потому что играет с "Менжинским" ,
Сам "Джержинский" в спектакле в лото .

Роли строгие , без сантиментов ,
У политиков наших времен .
И враждебных душе элеменов ,
Оставляют без славных имен .

Оставляют в игре без награды ,
Одаренного избранных сфер .
Но зато как богов за шарады ,
Величают шутов и гетер .

Мигрень и разлука
***
Ничего хорошего в творческом Союзе ,
У прозайка Грошева шар в дырявой лузе .
Повисит и скатится в пустошь нерадивых ,
Все у нас не ладится из - за горделивых .
Предлагали Грошева наградить два раза ,
Но Валюха Брошева , злобствует зараза !
Баба злая бесится , льнет к вражине вздорному
И нигде не крестится согрешив по черному .
Премию для сукиш , Машеньке радение ,
А таланту кукиш и смурное бдение .
Снова в темах хрень и в беседах скука ,
У одних мигрень , у других разлука .

На круги своя
( Вариант событий )

В Трегуляе шумела сосна
И кричали вороны нещадно ,
Но лучами надежды весна
Растопила снега беспощадно .

У источника светлой воды ,
Он стоял в ожидании чуда ,
Чтоб судьба избежала беды
И чиновник не кинул Иуда .

Выпил воду и грудь осенил
Рукотворным крестом одиноко .
Он сегодня любил и ценил
Золотое небесное око .

В Думе в цифрах теперь голоса
И никто не кричит о противном.
Вновь отвергли его небеса
И романы о городе дивном .

"Нилов" книга пустая для них ,
"Безобразов" ничем не приметен .
Депутат среди ближних своих ,
Лишь союзным порывом заметен .

И казнили морально его ,
Рокового творца Трегуляя .
Не признали опять ничего ,
По страницам печали гуляя .

Боратынского нетям дадут
Или лучшей играющей в дудку .
Лжедрузья у черты предадут
И закурит он крепкую скрутку .

Участь ныне живущих трудна ,
У писателей не выносима .
Даль лучистая в грезах видна
И душа за талант не судима .

Собеседник
(Предполагаемый вариант)

Он сел у зеркала на даче
И стал вопросы задавать :
-- Скажи Владимир об удаче
И кто стремиться предавать ? --

Фантом зеркальный ухмыльнулся
И лысиной блеснул вблизи :
-- С удачей Вова разминулся ,
Ты с недоверием в связи .

Тебе не верят депутаты ,
Коллеги тоже по перу .
Твои труды венец утраты ,
Быть "генералом" на юру .

Ты запил духом пропадая ,
Но ощутил крапивы вкус .
Ты изменился не рыдая ,
Помог воскресший Иисус .

И стали призраки столетий
Тебя везде одолевать .
Судьбинам прежних лихолетий
Ты устремился воздавать .

Роман писал ты за романом ,
Как в полыхающем бреду .
А злыдня с проклятым шалманом ,
Имели тлен тебя в виду .

Ты целовал ей руки прежде ,
Надеясь дружбу заслужить ?
Но дух в бессовестной невежде ,
Лишь злом желает дорожить .

Безбожно  кинули избранцы ,
Тебя с наградой роковой .
И голоса свои поганцы ,
Отдали правде таковой .

Экзорцист нравственности
***
Зверь - танкист Семипарсеков ,
Гнал по тракту гомосеков ...
Так мытарил рычаги ,
Что крестились вороги .
-- Гнусь орально возражай ,
Без моста река Можай .
За рекой , в степи Руси ,
Всласть у мерина со ... и ! --
Ты черед танкист стяжай ,
Татей выставь за Можай !
А потом в пылу парадов ,
Выставь всяких казнокрадов !
Мэр дороги строил в Рим ,
Деньги взял и стал незрим .
А другой в котельной баш
Умыкнул как Барабаш .
Там свиное льют дерьмо ,
Здесь с туфтою эскимо .
А в таблетках сущий мел ,
Выпил врач и очумел .
Все не эдак и не так ,
Изведи чертей мастак !
Пусть звенит твоя броня ,
Зло гони , добро ценя .

О ПОЭТЕ АЛЕКСАНДРЕ КЕРДАНЕ

Свет отражений

" Умеют лгать и страстные уста.
Иудин поцелуй – один из ста!"
Кердан Александр
***
Кердан Иуд не оправдал ,
Сказав свое о поцелуе .
Поэт душою не рыдал ,
Любимой изменяя всуе .

Словами образы творил
И говорил о всепрощенье ..
Но ни на миг не воспарит ,
Христа восславив Воскресенье .

И о любви он как о сне ,
Который с облаком витая ,
Сказал при видимой луне ,
Свет отражений обретая .

Кердан не пламенный в мазках ,
Когда рисует душу в свете.
Но на его седых висках ,
Блистает воздух на рассвете .

Сон Александра Кердана
***
Представим смутную картину ,
Похожую на чей - то сон --
К Кердану взрослого детину ,
Привел папаша не Бессон .

-- В Союз он хочет недотепа ,
Писательский вступить нараз .
Ждет облеченного Европа ,
С билетом будет богомаз ! --

-- Фамилия товарищ с книгой ? ---
Спросил Кердан не у раба .
Соединяя кукиш с фигой
Он произнес : -- Я пан Труба ! --

Помог Кердан такому пану ,
Стать членом славного СП .
И в мыслях улетая к плану ,
Поэмы сделал КПП .

Прошло полгода как мгновенье ,
Труба журнал свой сгондобил ,
Печатал всех ценя раденье ,
Лишь Александра он забыл .

Вошел Кердан в сортир дощатый ,
А на стене -- Кретин Сашок ! ---
Достал коньяк он распочатый
И выпил весь на посошок .

Истина Кердана
***
А если не будет журнала
И станет изгоем Труба ,
Кердан ты узришь генерала ,
В обличьи страданий раба ?

Увидишь в приезжем поэта ,
Спасение ищущем вновь ?
И лучиком доброго света
Возвысишь к таланту любовь ?

Вопросы мои безответны ,
Кердан не расскажет о том ,
Что дали с Трубою бесцветны ,
Когда он в пространстве пустом .

Поэт не ответит лукаво ,
О том что Труба не поэт .
Имеет свободное право ,
Замылить молчаньем ответ .

Читай в Александръ Александра ,
Стихи твои музыка грез .
И там где в бокале Массандра ,
Там истины капля без слез .

ЕВСТАХИЙ НАЧАС В МОИХ СТИХАХ

Теневая действительность

Толи Начас он , толи Минутко ,
Не понять до конца торжества .
Поглядишь и становится жутко ,
От процесса его воровства .

Он крадет у меня не минуты ,
Время жизни нахально крадет …
Все подельники с ним баламуты
И Евстахий их к бездне ведет .

Мы за деву кричат дорогую ,
За ее роковую судьбу .
Мы желаем дорогу другую
И объявим поэтам табу .

Начас варит , Валюха мешает ,
Николаша разносит кулеш ...
Лена трогать себя разрешает ,
Маша делает фиговый треш .

Рядом псом завывает Алешин
И Труба петухом мельтешит.
И бесчестный, бессовестный Грошин
Без конца и без края грешит.

На виду бронзовеет Аршанский ,
Сыплет деньги на землю легко.
Но татарник цветет Росссошанский ,
Вместе с марор травой далеко .

И ворует ватага нещадно ,
У талантов года огулом .
Хорошо что гроза беспощадно ,
Вдарит скоро небесным крылом .

Начас преданный
***
Не грусти Евстахий Начас ,
Что тебя поныне предают .
У стены земного плача
Ангелы страдальцам воздают .

Где же ты врагам неугомонным ,
Щедро наперчил и насолил ?
Боем колоколен многозвонным ,
Мир твои печали утолил .

Может сам ты ветреный метался ,
Прежде у партийных рубежей ?
И поймать пролетных попытался ,
Коммунистов пламенных стрижей .

Обжигал ли ты о крылья руки ,
Опалял ли чувства о хвосты ?
В Ленинском " святом " кругу поруки ,
Вам Христа не грезились кресты .

И теперь вы с Валей коммунисткой ,
Либералам служите легко ...
И с Еленой -- Дымкой феминисткой ,
Вы в мечтах парите высоко .

Вас Труба печатает в журнале
Александре , словно сын родной .
И печаль не видится в финале ,
Где души нет близкой ни одной .

Вы едины в творческих порывах ,
Изменятся всюду как всегда .
Если кто - то вспомнил о нарывах ,
Тут же стал изгоем навсегда .

Вы везде в швейцарском шоколаде,
Как сюрпризы избранных имен .
И предавший тоже не в накладе ,
Присягает цвету всех знамен .

На задворках
***
На задворках сидит неприкаянный ,
Предал юность и песнь журавлей .
Скользкий весь и везде обтекаемый ,
Как герой самых гнусных ролей .
Вторит Начас о травах некошенных,
Говорил он о них у столов .
О плетнях на ветрах перекошенных ,
О лампадах молельных углов .
Но Евстахия в строки не верится ,
Он партийным ходил не шутя .
Путь судьбины на части не делится
И сегодня старик не дитя .
Если власть коммунистов укрепится
И капканы им рок разогнет ,
Начас снова паласом расстелится
И восстав Ильичу присягнет .
Лена баба в Тамбове приметная ,
Прототипка романов дурных .
И лукавит она беззаветная ,
Среди лживых и духом срамных .
Оглашает весталка красивости ,
Ахинею несет как в бреду .
Но Алешину скверной плешивости ,
Поклонятся таким не к стыду .
В серых грезах личины игривости ,
В зеркалах не увидеть добра ,
Но предателю злобной паршивости ,
Улыбнулся Иуда вчера .

Мое откровение
***
Когда вы скопом каты злобы ,
Я вновь певец дурной худобы .
Не ради мщения в ответ ,
Пою я правды свой сонет .
Дорожкина меня гнобила ,
За все поэта не любила.
И перекрыла под фокстрот ,
Литературный кислород .
Наседкин друг ее "гиббон",
Сказал глумясь :-- Пошел ты вон !--
Евстахий Начас хват - "редиска"
Взял удалил меня из списка .
Грант другану шутя вручил
И жить меня вовсю учил .
Не признавал меня поэтом ,
Я помню явственно об этом .
Алешин выждал миг отмщенья
И бил по цели без смущенья .
Почила мать моя в миру ,
Олег же волчью вел игру .
Хулил меня и унижал ,
Точил убийственный кинжал .
Другие предали без слез ,
Мой мир великолепных грез .
Мещеряков спросил : -- Ты кто ? --
И сам ответил : -- Ты никто ! --
Труба пришел просил помочь ,
Помог - и лживый сгинул прочь .
Так поступил и Митрофанов ,
Всем сердцем возлюбив профанов .
Кому помог -- вредили мне ,
Как изверги в кошмарном сне .
Воруют время у меня ,
Вблизи и около огня .
Огня духовных вожделений
И вдохновенных озарений .
Нет милосердия у них ,
Они толпой гнобят одних .
Я вижу татей и зверей ,
Но становлюсь еще мудрей .
Пусть изгаляются хоть век ,
Я есть поэт и человек !

Юбилейная мистерия

Никола стихи Опанаса читал ,
Запали в порочную душу .
Его за "люпофь" Опанас почитал
К Елене , отведавшей грушу .
Сочился запретный загадочный плод ,
Дарил он иллюзии мира ...
Никола смотрел на взывающий рот ,
С надеждой на "Васю " кумира !
И встряла Валюха в рубахе огня ,
Пылая порывами блуда ...,
Хвалила Минутко , награды ценя ,
За то , что взялИсь ниоткуда .
А в городе слякотно и листопад
Беззвонным витал откровеньем ...
Поэт сочинял настроенью впопад
Стихи с золотым вдохновеньем .
Тусовка лукавых блажила вовсю ,
Как прежде других презирая .
Но муза отвергла мистерию всю ,
Звездой на Поэта взирая !

Цель криводушных
***
Из - за Трубы и Алешина
Явь бытия перекошена ,
Словно задворный плетень ,
Криво бросающий тень.

Вроде печатают пишуших ,
Вроде взирают на дышащих ,
Смерив расчетной шкалой ,
В затхлой душонке гнилой .

Цель у кривых от лукавого ,
С левого бока и с правого .
Ради тщеты торг ведут ,
Всех за гроши предадут .

Пахнут продажные серою ,
С полной сортирною мерою .
Чистым поэтом Валерою
Буду , я в Господа верую .

Рашанский Халерий

Хитер и лицемер нещадный ,
Как кат талантов навсегда .
Его характер беспощадный
Не изменялся никогда .
Повсюду вытворял худое ,
Срамное делище интриг .
Все истинное и благое ,
Он предавал хуле за миг .
На ты с чинами и лгунами ,
И для кагала лысый бес .
Помои выливал цунами ,
На одаренных от небес .
Меня вычеркивал из списка ,
На поощрения не раз .
И пребывал я в зоне риска,
Как в туне сущий богомаз .
Ни разу злыдень оголтелый ,
Мне доброе не сотворил .
В журналах он редактор смелый ,
В газетах первый гамадрил .
Юваль Шакет его подруга
И други Анчас и Колян .
Но задрожит он от испуга ,
Заплеванный толпой славян .
Все искривляли что сумели ,
Хулили всех кого могли .
Достигли мерзко свои цели ,
Из праха и золы земли .
Гордыня , гонор и тщеславье ,
Коньки Халерия всегда .
Ждет безобразного бесславье
И дней забвенья череда .

Уголино - Хвалешин и Дочь Агасфера

В Божественной комедии в самом нижнем кругу ада Данте разместил предателей всех мастей . Это худшие из худших . Из - за предателей все зло на земле . Поэты настоящие от Бога страдают из - за них невероятно жутко .
Продажные и продающие все и всех особи , портят и коверкают жизнь людям чести и совести .Иудствующие злыдни очень ненавидят по настоящему одаренных и делают все чтобы унизить , опорочить и изничтожить поэтов - творцов прекрасного .

Уголино - Хвалешин
"Здесь ранимую юность я предал
И высокую песнь журавля "
Ол. Ал.
***
Ему опять приснилась жуть ,
Он в нижнем круге ада .
Грызет он череп как - нибудь
В прошедшей жизни гада .

Грызет ладонь опять свою
И жаждет съесть любого .
Вскипает пламя на краю
Пространтва не земного .

Он в падшем круге из кругов ,
Предатель юной доли .
И рядом в сонмище рогов
Журавль кричит от боли .

Он Уголино граф интриг ,
Подстав , продажной сути .
Его судьбы лихой блицкриг ,
С финалом мерзкой мути .

Далек предатель от всего ,
Что было прежде свято .
И время вечности его ,
Огнем грехов объято .

Все бездуховное взошло ,
Пылая злом нещадным .
Расплата временем пришло ,
С кошмаром беспощадным .

Хвалешин - Швабрин
***
Хвалешин - Швабрин знает толк ,
В продажах и покупках .
Когда завоет лунный волк ,
Он жемчуг видит в губках .

Мура првидится порой ,
Как в Голливудском фильме .
Дракон летает над горой ,
Оставив тень на ширме .

Хвалешин - Швабрин за царя
В тулупчике из зайца ,
Когда в начале ноября ,
Кур посчитает яйца .

И за царицу он всегда ,
Поднимет кубок с элем .
Когда приснится ерунда ,
Он пахнет звездным гелем .

Вот за поэта он не друг ,
Со шпагой и рогами .
Когда приснится плаха вдруг ,
Он машет батогами .

Он самозванцу присягнет
И всем кто власть захватит .
Он в рог бараний тех согнет ,
Кто к небу взор закатит .

Капкан самообмана
***
Он добрым не будет ко мне ,
Он кровью поклялся на жабе .
И воет в немыслимом сне ,
Когда восседает на бабе .

От злобы исходит слюной ,
Кровавой и пенистой густо .
Живет он мечтою одной --
Где недруг там около пусто .

Печатает всякую шваль
И славит ценя графомана .
Он добрым не будет а жаль ,
В капкане зачахнет обмана.
Литературная критика .

Участь вечного нуля
***
Меня громил он сникшего в печали ,
Когда не стало матери совсем .
И вороны залетные кричали
О преданном и угнетенном всем .

Наседкина он обозвал убогим
И никаким писателем в миру .
Ничтожное обетованье многим
Вменил в статье стяжающий игру .

И заигрался писарь в генерала ,
Трубу крушил на взлете бытия .
Звезда на обнаглевшего взирала ,
Гнев полыхавший жгучий не тая .

Стезей идет шестерки и нукера ,
Способного скулить у крепких ног .
Вокруг него дурная атмосфера ,
Олег Алешин рабством занемог .

Молодогвардеец Хвалешин

Его Наседкин Николай
К усопшим внес заочно .
На списки небыли взирай ,
Алешин там бессрочно .

Олег Алешин не почил ,
По прихоти предлита .
Он кукиш писарю всучил
И карта крести бита .

Восстал из списочных глубин ,
С гордыней выше роста .
И стал гулять среди рябин ,
Без призраков погоста .

Другую жизнь Олег обрел ,
По прихоти поветрий .
Он на друзей иных набрел ,
Фуршетных асимметрий .

Вот Берлиоз с охапкой роз ,
Башкой блистает голой .
Вот воин пробежавших гроз ,
Звенит мечтой веселой .

Вот Доровских себя нашел ,
Во времени на грани .
И с автоматом вглубь пошел ,
В мираж стреляя дряни .

Вот Лена мечется опять ,
Не знает где отрада .
И только Валя ставить пять,
Оценку блудной рада .

Олег примкнул к среде своих ,
Заблудших и лукавых .
И с Колей выпил на двоих ,
Могильщиком не бравых .

Приехал Сошин и Максим ,
И Голубничий с ними .
Олег душой стал выносим ,
И спел индийский джимми .

И ача - ача он пропел ,
Чтоб гости не скучали .
Всем услужить Олег успел ,
Чтоб сны права качали .

Олега Сошин в молоке ,
Всего купал с заботой .
И Замшев в тихом уголке ,
Снабдил гвардейской квотой .

Явь оказалась лучше грез ,
Он молодой гвардеец .
И в письменах родных берез ,
С ружьем красноармеец .

В журналах старые стихи ,
Вмиг все помолодели .
Пороки жизни и грехи ,
Друзья куда - то дели .

Олег велик и знаменит ,
Блистает как на троне .
Но моет солнечный зенит ,
Лучи в речном затоне .

Дочь Агасфера
или
Ляпы и ложь " метрессы " В Т Д в книге " Город - стихотворение "

Неправды у " метрессы " столько , что у любого уши завянут ...
Читайте , сравнивайте и удивляйтесь противоречиям и несоответствию .

"Мой город родной ,
сколько зим , сколько лет
Я сердцем с тобой не прощаюсь"

Какой же он ей родной ? Из ее автобиографии : В Д родилась в Мичуринске
в семье железнодорожника 1939 году . В Тамбов переехала в 1960 г. То есть когда ей было 21 год . А речь в стихах идет о Тамбове . Далее ..

" У дома , где снова сирень зацвела ,
Я вспомню далекое детство .
А сколько здесь было
прощаний и встреч !
С друзьями делились невзгоды ...
Спасибо , что ты помогаешь сберечь
Все это на долгие годы .
Мой город любимый ,
Я твой патриот
И славить тебя не устану "

Естественно не устанет славить , имея самый большой куш за " квасной патриотизм " , деля невзгоды с фантомными друзьями до 20 летнего
возраста в Тамбове -- аля Мичуринске .

" Как я счастлив ,
Что здесь я Родился !
Старый город Тамбов ,
Новый город Тамбов .
Где б я ни был ,
Тобой я гордился "

Следующий раз В Т Д изберет для себя склонение среднего рода .
Например : " Как я счастливо , что здесь я родилось "

" Проеду много - много километров ,
Увижу много - много городов .
Но в каждом переулке незаметно
Я признаюсь тебе в любви , Тамбов "

Вот это пассаж ! Признание в любви незаметно многим километрам , каждому
переулку везде и всюду днем , и ночью . Видимо по типу : " А Карфаген
должен быть разрушен ! " , главное чтоб незаметно .

"Плывут над городом рассветы ...
Иду по улицам знакомым ,
Над головою тополя .
Рассветный час все ближе ,
ближе "

Не ветви тополиные , а сами тополя сразу и одновременно рассвет за
рассветом -- во как ! В следующей строке она почти провидица .

"Он с каждым днем нам дороже , дороже --"

Действительно , все в нем дороже и дороже . Скоро бесценным станет всем
для всех .

" Ты мудрых мне послал учителей .
Им вечно быть в истории твоей .
Что было бы со мной без их советов ?"

Человеком была бы чести и совести . А то наслушалась советов и в 66
своих лет переметнулась от коммунистов к либералам . Как же так ? Всю
жизнь воспевала идеи Ленина и строителей коммунизма , а теперь воспеваешь строй его заклятых врагов буржуев -- бандитский капитализм . Нехорошее дело делаешь , но с пафосом и бесчисленными наградами , типа
игрушечных орденов во славу тринадцатого ученика первого путника Делла Розы . И в завершении мизерной толики разоблачений графоманки в почете , следующие ее строфы .

"Тамбов весной становишься ты краше .
Вот очевидцы молодости нашей ,
Березы белоствольные стоят .
Здесь есть одна из детства моего .
Ах , сколько ей доверено всего !
И на коре ее -- стихотворенье :
Сама природа создала его :
Тамбов , в день основанья твоего --
Апрелький день -- природы пробужденье "

Вот как , в честь детства Вали и Тамбов основали ! И стихи береза запечатлела , и стоит - растет белоствольная уже 380 лет . Интересно ,
сколько же самой Дорожкиной лет ? Может она дочь Агасфера ?

Марафон вникуда и маятник блефа в Тамбове

Вот так и вершится несправедливость . Выбираются свои " таланты " для видеоклипов с совершенно проходными , банальными стихами . Клипы крутят и перекручивают в киномаксах города Тамбова . Однажды , в порыве откровения даже Алешин Олег сказал : "Дорожкинская серость плодит серость ! ". Как в воду смотрел . На втором проэкте " Маятник времени " от серости спасу нет ! Серость заполонила все щели и дырки. А настоящие высокохудожественные оригинальные произведения о Тамбове проигнорированны , как и достойные авторы . Страшнее другое , некоторые рукой - водительницы позабыли о взаимопомощи добрым благодетелям и на глазах превращаются в мерзостных , отвратительных пиардорожкиных . Сие превращение не приведет к бесчисленным " высоким " наградам . Но к провалу и презрению многими ликующих пиариток вскорости приведет .В данном проэкте слишком много Валентины Д. , чересчур много катастрофически ! Нахальство ведуний не знает границ и нравственной меры . Впрочем немного предыстории -- в сентябре месяце 2014 г. на Тамбовщине проходил фестиваль " Читаем вместе !".Делегацию писателей из Москвы возглавляла , тогда заместитель главреда " Литературной газеты " Марина Кудимова . Прекрасный поэт , классик тамбовской литературы ! В делегацию входили поэты и писатели : Евгений Попов и Андрей Балдин . На одном из множества мероприятий присутствовал и я . Мы жарко говорили о современной литературе , дискутировали . Говорили о том , что везде власти литераторов и творческих работников не любят и гонят взашей . Татьяна Маликова , предлит местного С П возразила . Рассказала любопытную историю . Некая молодая , стройная - очаровательная тамбовчанка , запеленала - повязала себя флагом России и сразу же этим понравилась гаранту страны на Селигере . Он выразил приятное удивление пиариткой . Мгновенно объявился благодетель из табакерки Олег Рой -- друг проэкта . Дело пошло ... Вскоре местные тамбовские власти нашли для нее много денег и был поставлен гипер - спектакль " Маргарита и Мастер " - Белая версия . Маликова , подруга красотки , выступила как либретистка версии .Так , что Татьяна опровергла наши опасения . Правда многие не захотели стать коконами - флагоносцами . Поэты все таки . Кудимова улыбнулась , но промолчала . В настоящее время она не зам . редактора Литературки и соответственно ее не приглашают тамбовские культуртрегеры .Хотя Кудимова -- талант невероятной силы ! Но не желает перебинтовываться флагом Родины . Теперь флагоноска - прелестница отбирает стихи поэтов , для видиоклипов к очередному юбилею Тамбова , к 380 летию . Здорово выросла , если хоругви видиопоэтики ей доверили . Но к сведению главных культуртрегеров метресса В . Д . обрыдла многим Тамбовчанам . Однако безудержно " серость плодит серость ..."Параллельно проводился литературный марафон на местном радио . Ладно пусть мне не предложили выступить , прочитать стихотворение о родном Тамбове или отрывок из моей поэмы " Тамбовская вольница ". Стерплю . Хотя уже три года , тамбовчане проживающие по всей России , в рейтингах на многих сайтах , считают меня лучшим поэтом современной Тамбовщины . То есть наилучшим поэтом , корифеем . Стерплю . Но ничего не сказали о Марине Кудимовой , Анатолии Остроухове , Марине Струковой и Сергее Бирюкове ,Нине Стручковой , Светлане Кековой и других достойных поэтах . Например Льве Ошанине и его известном стихотворении " У зеленого Тамбова много неба голубого ..." . Ни слова не произнесли об их творчестве ведущие литмарафон . Стыдно за организаторов . Вспомнили о Терпигореве , это хорошо , но почему ничего не сказали например о Николае Наседкине . Он же написал почти все романы на тамбовском материале . Потрясающие порнороманы "Люпофь" , " Алкаш " , " Меня любит ДжуРоб " и наконец " Гуд бай , май " , это же все о приключениях Насонкина в Тамбове - Баранове ! Почему ничего не сказали о номинантке на этот 2016 год , на премию им. Боратынского Елене Луканкиной ? Она откровенная , свободная поэтесса и автор романа " Когда мы стали животными "." Марафонщики " ни словом не обмолвились , к радости Дорожкиной о великолепном писателе , импровизаторе Петре Алешкине . Он - то восхвалял Валю , когда ей это надо было , что же о нем забыла почетница ? Его эпопею о тамбовском семействе Анохиных , историю семьи , можно смело поставить в золотой ряд шедевров о крестьянском восстании " Антоновщине ". Это книги : " Одиночество " автор Н. Вирта ; " Расплата " А. Стрыгин ; " Откровение Егора Анохина " П. Алешкин ; Поэмы " Гуляй поле Тамбовское " , " Последняя любовь атамана " и " Тамбовская вольница " автор Валерий Хворов , то есть я . Эх,Павел Рыжевский, соведущий данного радиомарафона ! Я думал , что ты поручик истинной культуры , а ты изображаешь ефрейтора " мыльных пузырей ".Если б ты сказал несколько добрых слов о моем творчестве и иже со мной , ты бы обессмертил свое имя .Стал бы в ряд защитников гонимых и угнетенных сверхталантов Родины . Светочем нашим был бы на века ! А хвалить перехваленных властью , большого ума не надо , тем более храбрости .Это привычное дело приспособленцев и лизоблюдов . Поступай так дальше , дослужишься до шута Вали . Неужели среди либералов нет людей чести и совести ? На марафоне всякая шелупонь глаголила до исступления , а признанные шедевры по прихоти Вали Дорожкиной замалчивались . Жестокая себялюбка . Закостенелая интриганка . Ненасытная злобная гарпия . И стихи наши не допустила в электронный вариант книги " Маятник времени 2 ". Такая вот правда жизни . Дорожкина сама не скрывает своих пристрастий и своего кредо : " Я жгла мосты , не думая о том , Что я на этом берегу , а ты -- на том . Я мост зажгла -- тебе не перейти . Я пламя настоящее ждала: А вдруг погаснет? Чтоб опять зажечь ". И " Фортуна , где глаза твои ? Мне кажется , что ты ослепла ... Открывши мне источник пепла , Огня источник не таи . Мне предстоят еще бои , Но чтоб душа моя окрепла ". Ей огня подавай Амаргеддона , как Геростратке ! Все доброе , душевное , человеческое спалит . Еще ее непреодалимое желание и признание : " Мы все , конечно , атеисты . Но как прожить без божества ? Но кажется умолкнет Лира , Когда кумир не сотворен ".Вот она , будучи долго атеисткой , сотворила себе кумира из себя самой .Теперь молится , но кумир остался в ней .Она ему неистово поклоняется везде и всегда . Иногда он мельтешит и мелькает в ее увеличенных очками глазах . То покажет в правом глазу рожки , а в левом хвост . То сделает все наоборот . Присмотрелись многие , прислушались : кумир - то какой - то жалкий , графоманистый , но с гонором . Некоторые чиновники хвалят его и ее , восхищаются посредственными банальными стихотекстами . Помогают ей в продвижении к славе . Валя безудержно продвигается . Продвинутая ! Награждают и премируют ее . Но абсолютно все сознают , что Валя не поэт , а стиходелка - галделка - подделка !Однажды она сама призналась в своей несостоятельности даже средней поэтессы : " Мои сомненья и тревоги Опять покоя не дают . Начну в каком - нибудь вагоне Вторую полку обживать ".Вот пусть и обживает вторую полку . Поэт -- чувственный художник Слова и душевных образов .А стихоплет -- ремесленник языка .Но иногда звукам свистулек плебс внимает трепетно . Дорожкина старается свистеть погромче .В суе она призналась , кто ее может лишить темных сил разрушения : " Пока мне труба не сыграет отбой , Стою на позиции , как часовой ...". Недавно был принят в С П подающий большие творческие надежды Труба Анатолий . Труба , так сыграй Вале - разрушительнице отбой ! НОВОЕ ДОПОЛНЕНИЕ - Не стал Анатоль Труба играть отбой Валюхе , зачислил ее в штат редсовета журнала Александръ и служит ей как раб " ЛАМПЫ МАМОНЫ ". Местные культуртрегеры не умеют фильтровать базар лицемеров . Не умеют отличать плевелы от зерен .Превозносят кого угодно , только не перечисленных мной . Корифеи поэзии презирайте дилетантов от тамбовской культуры ! Немного правды о возносимой и неподражаемой . Несколько лет назад , в приватных беседах Евстахий Начас при мне , выражал недовольство восхвалением Дорожкиной . Считал ее никудышней поэтессой . Не достойной и самой низшей награды . Акулинин Александр вообще считал ее неряшливой кухаркой , прислугой литературы . Многие говорили -- при виде Вали Майю Румянцеву коробило . Майя видеть ее не могла , такую назойливую графоманку . Недавно , наконец - то в одной тамбовской газете в презрении к Вале , опосредственно признался Виталий Гармаш , поэт , критик , прозаик . Кстати почему о его творчестве ничего не сказали " марафонцы " ? Аркадию Макарову корифею , классику угодили , разместили всего одно стихотворение , ... и молчек о творчестве . Как буд - то бы нет его в " святцах " талантов . Эх , Аркадий когда ж ты вновь скажешь правду о никчемных ? Тебя же гнобили , зажимали они в Тамбове . Это ты , Начас и я должны позволить " метрессе " одно стихотворения озвучить . Или ни одного . Если уж все власти без ума от Вали и шестерки властей , тогда объявите декаду воспевания дворовых туалетов и выгребных ям . Никто возражать не станет против ее монополии с " тропиканками " на стихотворный марафон о великолепном местном дерьме . Пусть скопом воспевают и задворки тамбовской жизни . Здесь они преуспеют непременно . А то им постоянно клубничку в сливках , а нам фигу . Им все , а нам отверженным талантам ничего . Как после всего этого можно уважать и ценит власть ? Если сама власть постоянно гнобит и отвергает самых одаренных , признанных народом талантов , что же тогда говорить о деловых богатых людях . Вот и нет среди них спонсоров истинной культуры .Все только для пиара , все для выборов - перевыборов . Несправедливость в культуре приводит к эпидемии лжи , обманов и бездуховной лаже . Монополия в искусстве -- разрушитель искусства! Сама планета Земля имеет три полюса : Северный , Южный и Магнитный . Все важны и значимы . Созвездия небесные состоят из нескольких звезд . А в Тамбове литературу олицетворяют с одной Валей Дорожкиной ! Слава ей , экраннные проэкты для нее , аудиомарафоны , издание книг , вручение денег и почет только ей . Прославляют , как двуединую богиню Агни - Кали . Власть принесла в жертву всю тамбовскую культуру ,все искусство ей . Валя же постоянно не довольна .Вот эта метаморфоза , кумиру ее нравится : " Была я бабою , живой , А стала каменной . И комната была жилой , А стала камерой ". Если эти проэкты -- разновидность бизнеса ? Тогда другое дело ! Каждый зарабатывает деньги , как может . Если вы отвергаете живых классиков , столпов поэзии , то с люмпен - пролетариатом виршей и " каменными Валюхами " вы достигнете дна туны торговли . И на дне ощутите всю " прелесть " бескультурья и гнили делитантизма. Сами вскоре вкусите горького хлеба продажности и узрите шАбаш бездуховных порочных зрелищ . Дышите смрадом блефа , сатрапы Тамбовской лжекультуры !

Кукиш метрессы
***
Она в немыслимом почете ,
За пермаментный литкружок .
И в думах пламенных в зачете
Ее пылающий божок .

Ей славой власти воздавали ,
Настолько ярко просто жуть !
Деньгами щедро посыпали ,
Ее судьбы счастливый путь .

И все награды очередно ,
Вручали с радостью любя .
И пели оды ей повзводно ,
Штандарты слезно теребя .

Чины метрессой умилялись ,
Она же гордостью взошла
И на поэтов что являлись ,
На вы с чернавками пошла .

Хитрила , каверзы творила ,
Играла судьбами вблизи .
Одним бесславье сотворила ,
Других оставила в грязи .

Жестока вся и ядовита ,
Как многоглавая змея .
Грехами мерзкими повита
И бездне гибельной своя .

Противница святых свершений ,
Вершит порочное везде .
Мосты сжигает отношений
И кукишем грозит звезде .

Патриотка властей

При власти рьяных коммунистов ,
Она их славила везде .
При либералах - гедонистах ,
Нашла идею в их звезде .
И те , и эти опахалом
Над Валей гнали мошкару ,
Справляясь с истины нахалом ,
Несущем правду на юру .
Захватят город анархисты ,
Валюха блудным присягнет .
Захватят вольницу фашисты ,
В рог либеральников согнет .
На плахах головы отрубил ,
Во храмах образы пронзит .
Так предводителей возлюбит ,
Что прежних пикой поразит .
Раскроет мутные клоаки
И подорвет музейный мир .
Вожди все канувшие -- враки ,
А светоч -- нынешний кумир !
Найдет прекрасное в прорухе ,
Когда заплатят ей деньгу .
Но музы неба о Валюхе ,
Как о таланте ни гу - гу .

Иллюзия величия
***
Зачем творить когда есть Валентина ,
Она свои шедевры создала .
Судьбы ее прекрасная картина ,
Как птицы поднебесной два крыла .

Ей бабушка о многом говорила ,
Ее тропинка дальняя влекла .
И власть ей атрибуты подарила ,
Владычицы из злата и стекла .

Она сегодня Слова королева
И скипетром блистает наяву .
Мария справа , Александра слева ,
Труба целует тронную траву .

Никола бьет в ладоши супостата,
Олег в мечтах Россию продает.
У Стаха пламенеет вновь простата
И он любовью Вале воздает .

А Марков оборвал цветы у дома ,
Несет букет великой во плоти .
Еленушку объяла страсть - истома ,
Как звездочки созвездий донести .

Владимир руки чистые целует ,
У милой не душа а красота !
И только муза Валю не милует
Ничем и туна дней не высота .

Небесных муз не тронули порывы ,
Людей объятых призрачной мурой .
Вокруг метрессы смутные обрывы
И волки бездны воют под горой .

Греховодница
***
Для бомонда старуха метресса ,
Для меня же исчадие стресса .
Для кого - то она Алевтина ,
Для меня -- гужевая скотина .
Тянет воз наградной от меня ,
Прямо в чрево исчадий огня .
Видно напрочь поветрий "кобыла" ,
О морали и чести забыла .
Полыхают судьбины продажных
И вальяжных и , не отважных .
Полыхают в среде роковой ,
Из - за прихоти таковой .
Нехорошая бабушка Аля
Ухмыляется грешников саля .
Черным дегтем блистает грехов ,
Круг невестушек и женихов .
Всех оженит с наградами сваха ,
Где расплаты безбожная плаха .

Еретичка
***
Слыла метресса еретичкой ,
Когда безбожницей была .
Слыла партийной фанатичкой ,
От пяток грубых до чела .

Служила партии до срока ,
Устав блюла до запятой ,
Но вести принесла сорока ,
О новой власти золотой .

Пришла с улыбкой еретичка ,
К другим блистательным богам .
И засвистела словно птичка ,
Прильнув к богатым берегам .

Зерно посыпалось нежданно
И манна с праздничных небес .
Все чуждое теперь желанно
И светоч менеджер чудес .

Забыта ересь пролетарских ,
Базарных воспаряет бум .
Теперь особа среди барских ,
Молельница метресса дум .

Но все замашки прежней доли
Остались принципом судьбы :
Интриговать в кругу юдоли
И ересь воспевать борьбы .

Портрет метрессы
***
Потомок Дориана Грея
Приехал "дервишем" в Тамбов
И говорить ни с кем не смея ,
Страдал от прикуса зубов .
С собой мольберт и красок кипа ,
А денег на смех петухам .
Нет драгоценностей и Джипа ,
Но рвется к красочным стихам .
Прознал , что дама есть в Тамбове ,
Стихи творит десятки лет .
Сказал он воронам : -- Панове ,
Я напишу ее портрет ! --
Узнал ее координаты ,
Пришел и душу ей открыл .
-- Вас нарисую и пенаты ,
А рядом ангел белокрыл ! -
Она свои вручила книги
И стал он трепетно читать .
Стихи не феи , а барыги ,
На сердце лягут , будешь тать .
Все лживо , все не от таланта ,
По случаю к очам властей .
И Дориан играя франта ,
Сказа : -- Прекрасному О,Кей! --
К музею ближе на " Арбате " ,
Тамбовских малых величин ,
Портрет писал он на закате ,
С оттенком множества личин .
Метресса важная балдела
И воспаряла всей судьбой .
Но вдруг до точки похудела
И стала дымкой голубой .
А Дориан портрет замазал ,
Какой - то жуткой чернотой .
Сказал по русски , не промазал ,
И плюнул в пропасть под пятой .
-- Стихи писать ты не умела ,
Творила вирши о пустом .
Но получать награды смела ,
В краю для жизни золотом .
Останься кляксой на портрете ,
Не пребывай , не мельтеши .
А я найду на бренном свете ,
Свет - поэтессу для души ! --

Лирический блюз Ларисы Васильевой

Лариса Васильева , не от сохи,
Читает взахлеб зоревые стихи!
Светло и крылато от искренних строф,
От них не поморщится Сам Саваоф.
На чувствах играя лирический блюз,
Вершит мастерица с Тамбовом Союз!
Но в зале музея в порывах не все,
Идут за Ларисой по майской росе.
Любовь для двоих!? И свободно оне,
Приплыли сюда на «эгейской» волне .
Кому - то иную приладить важней,
Вторую опору к светильнику дней.
Кому – то милее - вокзальная муза ,
Кому – то медовая мякоть арбуза .
Кому – то награды и буйный почет,
Кому – то услуга филера в зачет.
А кто – то по волчьи глядит на страну,
И всюду ее ненавидит одну.
Лирический блюз умиляет умы --
Народ подобреет теперь до зимы .
Вот Пушкина Сашу царица влекла
Туда , где небесная роза цвела!
А в славном Тамбове культуру ведут,
Туда , где с концами концы не сведут .
Быть может загонят родную в вольер,
Где лежбище хищных злонравных мегер .
Не выпустят злыдни цветы из клыков ,
А муки таланта -- удел чудаков .
Скажи королева о доле
венцов --
Как жил Кузнецов и ранимый Рубцов !
Поведай о службе отца без паев
И танках войны в круговерьти боев.
Поведай о ласковых взглядах в Палермо
И тайных лупарах Джеромо и Джермо.
Поведай о важных делах в Альбионе
И дюймах английской свободы в законе.
Кремлевских супружниц слегка обели,
Что б голуби взмыли с печальной земли .
Что б верность княгини Москвы Евдокии ,
Ценили в веках патриоты России!
Посмей до просвета времен довести ,
Что б стала поэзия сердца в чести!
И Дух распахнул Золотые Врата :
В устах берегини -- бессмертна мечта!

ЕВТУШЕНКО ЕВГЕНИЙ В МОИХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ

Зазеркалье дворца

Сменилось все , лишь зеркала
Каким - то чудом сохранились .
Судьба наследницей была
И сны безоблачные снились .

Лежали вещи на местах ,
Семью икона озаряла
И девочка в своих мечтах
Влюбленность радости вверяла .

Казалось полнятся дела ,
Духовным искренним порывом ...
Но жизнь печали привнесла ,
В судьбу с пугающим надрывом .

Шла революция вокруг ,
Задорным маршем непонятным .
И многие прозрели вдруг ,
В связи с поветрием занятным .

Буржуев чуждых на распыл ,
Имущество себе с запасом .
И вырастал идейный пыл ,
Как жажда ухаря над квасом .

Тень революции крива
И в зеркалах мелькала шмоном .
Семья заботами жива ,
Вся за отверженным кардоном .

Век отразился в зеркалах ,
Своим провинциальным ликом .
Меняли блюда на столах
И пицца пахла базиликом .

Был санаторий , был развал ,
Потом безвременье , без понта .
Предгрозовых событий шквал
И время светлого ремонта .

Недавно в чУдных зеркалах ,
Круги пространства исказились .
При двух блистающих крылах ,
Пай - Маргариты отразились .

Читала каждая стихи ,
Витала всякая каналья ...
Но мастер был не от сохи ,
Он был поэтом зазеркалья .

Он знал былые времена
И ведал тайны поколений .
Он сеял правды семена ,
Взывая к свету откровений .

Круженье ложных Маргарит ,
Ничем поэта не смутило .
Вот люстра образом горит ,
А зеркала сияют стыло .

Хотя б сердечную мечту ,
Шепнула вестница от Бога ,
Он подхватил бы на лету
И подарил хвалу итога .

Никто не ранил короля,
Стрелой пронзительного Слова .
Гостеприимство всех хваля ,
Восславил публику Тамбова .

А в зеркалах раскрылся вид ,
Чуть побледневших отражений ...
Чтецы с занозами обид ,
Ушли в себя без возражений .

Взирает девочка на всех ,
Из глубины кровавой битвы .
Не жаждет милая потех ,
Но жаждет искренней молитвы .

***
Вот Евгений Евтушенко
За Расеюшку -- горой !
Что шукает Порошенко ,
Видит черною дырой .

Рассказав о злом набеге ,
На Язык сетей рабов ,
-- Где же снеги ? Где же снеги ? --
Шепчет глядя на Тамбов .

А вокруг взывает слякоть ,
Перепутала сезон .
-- Господа не стоит плакать .
Русский Мишка , не бизон !

Я , стихи Тамбовских леди
Разбирать не стану все .
Чередуют буки с веди ,
И блуждают по росе .

И в разгаре косовицы ,
В нивах творческой муры ,
Сыпят пудру на ресницы
И свои , и мошкары .

Эх , красивости снижают ,
Выдох искренней души ...
Поэтессы вновь въезжают,
На кобылах в камыши !

Пострашней раздраев мина ,
Бескультурья в дни личин .
А Кудимова Марина --
Клио в " перечне причин! "--

Евтушенко бьет ладонью ,
По прорухе косяков :
-- Русь значительна не вонью ,
А поэзией веков ! --

Мастер и варьете Асеевского дворца
***
На празднике в Асеевском дворце
Сидел Евгений в царственном венце .
В сияньи золотого ореола ,
Как Мастер внеземного Ориона .

В ладонях трость и перстень короля,
Без пятки кость , а шепчет : " Вуаля ".
Сегодня он мессир и трепета творец ,
И варьете -- Асеевский дворец !

Тамбовская возвышенная публика
Ждет пирога поэзии и бублика !
Взывает Валя -- местная метресса :
-- Звучи "тропинки" яростная месса ! --

Рисовщицы , хваленки из "тропинки"
Читали вирши рьяно , без запинки .
Читали так , что многие вздыхали
И свечи от порывов затухали .

Казалось музы головы склонили
И поэтессам звездное вменили .
Евгений Евтушенко в дальней дали
Побыл и произнес о чем не ждали .

-- Красивости сплошные в строфах колки,
И вирши не корзины , а кошелки .
Нет исповеди искренней души ,
Туман витал , шумели камыши .

Нет ничего , чтоб каждого задело ,
Пустое словоблудье прогудело ! --
"Тропинки" члены ахнули в ответ ,
Померк для никаких червонный свет .

Везде их огулом превозносили ,
Когда они стишата голосили .
Стихают бесприютные напевы ,
И призрачны " нагие королевы ".

Кружок литературный , не халтурный ,
Он ямбовый , хорейный , партитурный ...
Но в музыке творений нету Бога
И потому тусовка вся убога .

Мура в словах , проруха в головах ,
Истерика безумия в правах .
Мессир разбором многих исцелил ,
Лукавых мастерством закабалил .

Метресса Валя вовсе не метресса ,
А бабка - ноль из фокусов замеса .
Ее дела -- " камлание шаманки " ,
Ее стихи -- писульки графоманки .

Вся данность в варьете переменилась ,
Евгением всем истина вменилась !
От Вали отвернула взгляды публика ,
Увидев в ней отверстие от бублика !

СТИХИ О МЕЩЕРЯКОВЕ ЮРИЕ

Стихи о Председателе правления Тамбовского СП Мещерякове Юрие , как о прототипе литературного героя . Точнее Мещеряков герой литературный похожий на себя как прототипа . Все в стихах относительно , талант мой поэтический постоянен !Стихи с элементами сатиры и фэнтези , все в рамках литературного допустимого приличия .

Лихоманка бреда

Что ты несешь бабенка вздорных правил !
Тебе мозги бесенок что ли вправил ?
Огульно бредишь рьяно на юру ,
Влезая носом в каждую нору .
Ты в человека доброго по сути ,
Бросаешь грязь из придорожной мути .
Зачем опять душевного поэта
Мараешь сдуру строфами навета ?
Ты хочешь кругу злыдней угодить
И оболгать талант , и осудить .
Но даже тот , кто обвиняет шепотом ,
Сам пропадает за невинных пропадом !
Я не ослеп , как Павел у Дамаска --
Был ясный труд и человек не маска !
Помочь другому праведное дело ,
Чтоб время на добро не оскудело .
Иди достойной творческой дорогой
И муза не останется убогой .

Сенькина шапка

Ему тянуться до звезды ,
Как мальчугану до узды!
Он ухватил за хвост коня
И пляшет мыслями звеня .
Но гордый звон настолько пуст ,
Что рваный свист летит из уст ...
-- Плясун ! Судьбу не просвисти
И волюшку держи в горсти --
Для Сеньки шапка навсегда
И дней туманных череда .
А для Поэта там удел ,
Куда Всевышний поглядел !

На коне в тумане

Юрский - Щеряк на белом коне ,
Шашкой отточенной машет .
Люди для Юрского все оне ,
Каждая особь попляшет .

Особи старые словно сморчки ,
А молодухи как козы .
Все друганы у вояки качки ,
В спорах бураны да грозы .

Он генерал и адмирал ,
Вкупе фельдмаршал в фаворе .
Писал и утром на музу взирал ,
Шмару на ярком заборе .

Скачет в тумане великий Щеряк
Юрский к шальному престижу .
Сонмы лягушек вокруг раскоряк
Квакают прыгая в жижу .

Антитеза

Их было трое "ирокеза":
Труба , Хвалешин и Щеряк .
Их вновь манила антитеза
И рядом увивался хряк .

Горды собой и величавы ,
Цены немереной в миру .
Всегда нистовые правы ,
В тусовках щедрых на юру .

В делах поветрий ювелиры ,
В порывах -- грозные орлы .
И гордецов ориентиры ,
Все до божественной горы .

Не до Голгофы , до Олимпа ,
Где рядом призрачный Парнас .
Над каждым О сияет нимба ,
Что сделал дядька Опанас .

Пришли к горе они вплотную ,
Вдруг правда зеркалом времен ,
Всю отразила дал земную ,
Без них самих и без имен .

Призрачное величие

За козни злобные ответят :
Хвалешин , Валя и Юрок …
Их бесы черные пометят
И увлекут в гнилой мирок .

Они поплатятся за козни ,
Душою падших на краю.
Страдая на жаровнях розни
И полыхая не в раю .

Ну а пока они в фаворе ,
В кругу тусовки подлецом .
И горе грешникам не горе ,
Под блеском призрачных венцов .

Вершат грехи невозмутимо ,
Решают -- "Быть или не быть ",
Тому кто искренне и зримо ,
Стремится Родину любить .

Огонь забвения

Вы шобла -- мои гонители :
Хвалешин , Труба , Латунская .
И гольные обвинители :
Щеряк и Валюха Пластунская .
А рядом опять прихлебатели ,
Жестокие скалятся яростно .
С Николушкой гробокопатели
Своих же зароют безжалостно .
Деваха служила им преданно ,
Зарыли в сети соловую .
Безбожников дело изведано ,
Зароют отступницу новую .
Закрыли бесчестные вентили ,
Дышать стало трудно гонимому .
Они свиту меченых встретили
И богу доверились мнимому .
Мамона им кажется Велесом ,
Блистает в лучах озарения .
Живут они призрачным берегом ,
Теряя судьбины мгновения .
Однажды у края осмотрятся ,
У бездны исчадий гонения ,
Увидят -- за ними волочиться ,
Огонь рокового забвения .

МещерА и Труба - дуры

Тропиканки - помпадуры у всего :
МещерА и Трубадуры кто ж кого ?
Вроде вместе у кормила , ан не так -
Валя чадушек вскормила не затак .
У метрессы в услуженье даже моль ,
И за евнуха в гареме Анатоль .
Все должны ее сподобить и хвалить ,
И должны врагов угробить и забыть .
Вот Алешин продается за гроши ,
Быть двуликим признается , без души .
Мещера свое желает и урвет ,
Где паласы расстилает куш сорвет!
Будут тайные интриги и бои ,
Будут чуждые барыги и свои .
Станут чадушки метаться как шары ,
И торговле предаваться в тон игры .
Трубадур любой взывает -- Я же Бонд ! --
Мещера себя считает за бомонд .
Время многое покажет , стаям птах ,
Лишь Поэт звезде расскажет о мечтах!

Западня

Дорожкина , Луканкана , Знобищева ,
А вы то где таланты мужики ?
Наседкина читаете , Канищева ,
Любивших завалится в кабаки ?

Читайте фолианты многословные ,
Дефисы там и с точками тире .
Поэты есть в Тамбове безусловные
И баталист влюбленный в кабаре.

Его враги по кругу обложили
И ждут когда ослабший упадет.
Ему друзья бездумно удружили ,
Сказав что ослепительным взойдет .

Случайности не происходят походя ,
Готовят их метресса и друзья .
Вчера Мещерякову щедро хлопали ,
Сегодня ухмыляются грозя .

Хвали Марию многими хваленую
И критикуй поэта не в чести .
Но душу твою в битвах закаленную ,
Гордыней и тщеславьем не спасти .

Игра вокруг клубится постоянная ,
А у поэта тонкая душа .
Метресса Валя -- баба окаянная ,
Всех ради Маши гробит неспеша .

Зимний Причал

1
Зима в Тамбове разгулялась
И лютый ветер свирепел .
Печаль моя бездумно шлялась,
Где дни и ночи я воспел .
Я шел к Причалу одиноко ,
Вновь очарованный зимой .
И на меня светило око ,
Щита с рекламной пеленой .
В Причале музыки не слышно ,
Народу мало в день простой .
Я здесь задумчивый не лишний ,
Когда витает снег густой .
Мне водки принесли и пива ,
Два бетерброда и салат .
Душа тогда моя красива ,
Когда я царь мечты палат .
Я размечтался о возможных ,
Неугасимых днях любви .
Где нет противников безбожных ,
Где золотая се ля ви !
-- Валерий ты ли без штурвала ,
Глотаешь горькую один ?!
Тебя зима перековала ,
В подобие холодных льдин ? --
Веселый , бодрый председатель
Тамбовского СП блажил .
Послал его сюда Создатель
Иль бес лукавый удружил ?

2
Я захмелел не безобразно ,
Ответил тихо , не шутя :
-- Веди себя благообразно ,
Ты не полка стрелков дитя --
Мне горькая башку вскружила ,
Хотелось правду огласить .
И вольная мечта кружила ,
Чтоб о грядущем голосить .
-- Ты офицер , бывалый в прошлом ,
Сегодня в творческой среде ,
Не говори светло о пошлом ,
Когда нет правдушки нигде .
Не угрожай расправой доке ,
Не унижай его хулой .
И катера застынут в доке ,
Когда метель метет метлой --
Мы нехотя переглянулись ,
Как обреченные на мир .
И наши души улыбнулись ,
Узрев крылатый сувенир .
Витала птица зоревая ,
По помещенью неспроста .
Стезя поэта не кривая ,
Когда не лгут его уста .
-- Ты говори , я понимаю ,
Когда от сердца для души --
-- Тогда вернись судьбою к маю
И чистым воздухом дыши .
Твоя задача всех услышать
И никому не навредить .
В грозу ты искренняя "крыша" ,
Несущим рвешься подсобить .
Творящим души окрыляешь ,
Уствашим чувства бередишь .
Просящим веру укрепляешь
И павшим злобой не вредишь .
Нет у стратега фаворитов ,
Есть люди творческих начал .
Ты созидай без сибаритов ,
Чтоб не обрушился причал --
Он кофе пил и кушал суши ,
Я пиво пил не торопясь .
И ублажала наши уши ,
Мелодия вокруг крутясь .
Он удалился как - то сразу ,
Как появился невзначай .
Предался сердцем я экстазу ,
И заказал с лимоном чай .
Хоть правду высказал святую ,
Но плавились росинки слез .
И подпевал я : -- Мне б такую ,
Красавицу причала грез --

Сад Шолохова

Вот Тихий Дон течет отрадно ,
К морской пучине на века .
Писатели сажают ладно ,
Сад Шолохова казака .

Осенний холод не тревожит ,
Стоят погожие деньки .
И в душах смуту не умножит ,
Тень приснопамятной тоски .

Она волчицей не гуляет ,
Где отгутарил НагульнОв .
И злобным воем не пугает ,
Где пахарем был ДавыдОв .

Сажают яблони таланты ,
Где шла Аксинья за водой .
И нес Григорий провианты ,
Своей супруге молодой .

Любовь у сада приключилась ,
Который вырастет потом .
Россия новая случилась
И храм разрушили с крестом .

Вблизи Аксинья и Григорий ,
Любились искренне грешно .
А Родина без аллегорий ,
Ломалась всюду не смешно .

В романе рушились уклады ,
Традиции и быт станиц .
И в Тихом Доне звездопады
Тонули в отблесках зарниц .

Былое с кровью не согласных ,
Ушло и кануло в реке .
Восстанет сад в местах прекрасных
И гений с яблоком в руке !

Юрьев день

Кружится курицей фурия ,
Искры ссыпает с хвоста …
Дух оглашенного Юрия
Злобен везде не с проста .

Вроде служил офицером ,
Видел афганскую мреть .
Слыл золотым кавалером ,
Что бы любовью гореть .

Стал непроглядным циником ,
Гордость объяла его .
Ходит с попутчиком мимиком ,
Ценит ханыгу всего .

Юность друган загубил ,
Учит как жить без души .
Юрий заблудший забыл ,
Кредо свое " не греши "

В день переходного поля ,
Юрий пойдет вникуда ...
Жизни беспутной недоля ,
Станет брести без следа .



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 57
Опубликовано: 04.12.2018 в 10:03
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1