Разговор на равных


Разговор на равных

Чудеса в лесу начались сразу, едва Дирижёр и Бес вошли в лощину. Сначала к ним подскочили далёкие холмы на горизонте. Подскочили так, что экстрасенсы увидели каждый листочек на стволах в десятке километров от себя. Зрелище это длилось минут пять – и снова холмы скачком ушли на горизонт.
Друзья не удивились, их интуиция предчувствовала неожиданности в этом роде. И хотя лес в аномальной зоне казался обыкновенным – дуб, кое где сосна и клён – из опыта сыщики знали, что неординарное всегда прячется за привычными вещами, либо рождается из них. Телепатически они уже прощупали, что за эти неожиданности были ответственны какие-то завихрения в пространствах-временах.
Следующее из завихрений не заставило себя долго ждать, реализовавшись в серое облако над головой, которое тут же спикировало на пришельцев. Их накрыла сплошная пелена неизвестно из чего. Они остановились и ждали дальнейшего развития событий.
Облако оказалось мокрым и морозным, и быстро вращалось, как волчок. Скорость воздуха в нём возрастала, поднялся реактивный гул, и Дирижёр с Бесом, чтобы не потеряться, схватились друг за друга. Вдруг их обоих оторвало от земли, и быстро вращая по спирали, помчало вверх. В мгновение пелена вокруг растаяла, и друзья увидели, что спокойно плывут, метрах в пятидесяти над верхушками деревьев. Неведомая сила держала их в воздухе, и управляла ими. В небе всё замерло: не летали птицы и стояла мёртвая тишина.Было впечатление, что не они, а лес плывёт под ними. Затем та же самая неведомая сила понесла их вниз. Словно заботливые руки поставили людей аккуратно на небольшой лесной полянке.

Первый раз за всё время своей экстрасенсной практики, Дирижёр не мог разрешить загадку. Он просто не знал, как к ней подступиться. Ни концентрация его воли, ни всплески интуиции не давали результата – всё тонуло безответно, словно он погружался в смутное болото. Однако интуиция подсказала метод поиска: одному ему не осилить, надо кем-то подстраховаться, ибо опасность в этом поиске грозила не просто реальная, а неведомая для него. И он решился позвонить Бесу.
Бес, он же Бессонов Сергей, лучший друг Дирижёра, в миру Петрова Владислава, был тоже из мира экстрасенсов, но экстрасенс по учёбе, а не по природе. Кое-что он умел – загипнотизировать, заговорить – Дирижёр научил его этим не хитрым премудростям. Однако на серьёзные операции, касающиеся жизни и смерти, Дирижёр его не брал – Бес мог просто растеряться, сплоховать. Но ныне помощник был необходим, и Владислав позвонил Серёге: «Бесёнок, валяй ко мне, есть серьёзный разговор».
Серёга прибыл через пол часа, и Владислав, оставив мобильники, свой и Серёгин, в комнате, вышли в сад. Там, в глубине его, усевшись на скамеечку, Владислав и открыл другу суть дела:
– Мои информаторы поведали странную историю. Вернее, история одна, а случаев много. В последнее время в окрестностях посёлка Н. стали находить людей с обширной амнезией. Они не помнят о себе ничего. Кто они, откуда. Ничего о своей прошлой жизни. Таковых уже за последние полгода набралось 12 человек. Полиция навела справки по всей стране – но нащупать ничего не смогла. Никто этих людей не знает, никто их не ищет.
– Ну, ты знаешь, как ищет наша полиция? – сказал Серёга.
– Знаю, – согласился Владислав. – Поэтому, решил, что разгадка лежит на поверхности, но оказалось, что тайна сия гораздо глубже. Я проанализировал некоторые данные по этому делу. Те, что мне удалось достать. И выявил две странности, которые по всей видимости ускользнули от полиции (Сергей хмыкнул многозначительно). Во-первых, находки людей концентрируются не вокруг самого посёлка, а на окраинах довольно большого массива леса рядом с ним. Если провести линии от всех найденных, они пересекутся в одной точке, в самом центре этого лесного массива. Во-вторых, за эти полгода зима сменилась весной, а та летом, но найденные всегда были одеты по сезону. Однако, и здесь не обошлось без странности: все одеты одинаково, в одно и тоже.
Сергей присвистнул:
– Это уже нечто!
– Да, – согласился Владислав. – Ну, и ещё, более мелкие детали: никто из найденных не обнаруживал признаков истощения, или насилия, одежда явно не лесная, и без присутствия следов леса, не порвана, и не испачкана. Кроме того, все помнят язык, но у всех отсутствие памяти более чем на час. И наконец, все найденные не из местных. Посёлок небольшой, и люди друг друга знают.
– У полиции хоть какая-то версия была? – спросил Бес.
– Думали притянуть это к местной банде грабителей на дороге. Но те уже все, как два месяца сидят, а люди с амнезией продолжают появляться.
Наступило молчание. Бес обдумывал информацию. Наконец через пять минут решительно сказал:
– Надо идти в лес. Полиция разумеется не прочёсывала его.
– О чём ты говоришь! – воскликнул Дирижёр. – С самого начала было ясно, что это дело – висяк. Поэтому и заниматься им всерьёз никто не стал.

Едва друзей спустили на землю, как у обоих возникло ощущение, что кто-то невидимый, но всесильный сопровождает их в лесу. Однако, экстрасенсы, веря в свою телепатическую силу, упрямо углублялись в лощину. Им был сделан вызов, и они приняли его. Всё более сыщиков завораживала тайна этого леса, и они не собирались отступать.
Друзья прошли минут десять, как невидимка стремительно напал на них. Но это было странное нападение – их как будто ощупывали десятки рук одновременно! То одного, то другого, то обоих сразу. Ясно ощущалось касание чьих-то рук, их пальцев. Ощупывались шеи, лица, и тела. Пробовали было экстрасенсы хватать, ловить невидимые руки – но вокруг была обыкновенная пустота. Всё это происходило в полной тишине. И также внезапно, как и напал, невидимка оставил друзей. И это была ещё одна неразрешимая загадка.
Кто-то пытался с ними говорить на своём, своеобразном языке, может предупреждали их о чём-то, но экстрасенсы совершенно не понимали логики этого языка.
Вдруг в совершенно чистом небе материализовалось ещё одно облако, чёрное, как сажа. И из него в разные стороны неба стали бить молнии. И тоже чёрного цвета. Однако, ни одна из них не разрядилась в сторону земли. Затем облако пошло вниз и быстро, как и предыдущее, накрыло экстрасенсов.
В этот раз происходили совсем иные вещи. В непроницаемой мгле вокруг людей забегали с гудением и шипением снопы искр, как будто они попали в центр гигантского фейерверка. Затем чёрное облако поднялось невысоко, оставив экстрасенсов на земле, и из него посыпался зелёного цвета снег, или подобие его. Это странное подобие снега было холодным, но не таяло совсем.
«Может это замороженная плазма, –предположил вслух Дирижёр, – и облако не стабильное образование её. Может даже, это плазменная жизнь». Однако Бес не высказывал никаких идей – всё более тревоги накапливалось в нём. Его подсознание интуитивно нащупало опасность, однако не могло разгадать её характер.
А чудеса, немыслимые для логики людей, продолжались: к ним сама собой вышла некая тропа. И едва они ступили на неё, как поняли, что разговор с неизвестным перешёл в иную фазу –они попали на тропу мертвеца.
Пройдя всего несколько шагов, экстрасенсы увидели его. Мертвец сидел возле тропы с опущенной головой, прислонившись спиной к сосне. Это был мужчина, на вид лет сорока – и этот мужчина был мёртв и абсолютно обнажён.
Дирижёр присвистнул, а Бес максимально напрягся. Сначала, не соприкасаясь с телом, они обошли его, обследовав пространство телепатически вокруг, но ничего подозрительного не нашли. Недавнего присутствия иных людей, ни биологических, ни флюидных, они не обнаружили. Тогда друзья приблизились вплотную, и внимательно осмотрели тело. Смерть наступила недавно, очевидно этой ночью. Самое странное, что человек разделся перед смертью, и аккуратно сложил одежду на пенёк. Отчего наступила смерть, экстрасенсы не могли понять.
Вдруг началось ещё одно действие, не предсказанное Дирижёром. Меж высокими кронами сосен мгновенно материализовалась серая, и довольно плотная масса. В массе этой стали расти щупальца, и вдруг они, словно безразмерные, стали протягиваться прямо к людям. Одновременно произошло полное затмение вокруг – и снова воссиял день. И перед собой Дирижёр увидел совершенно обнажённого, лежащего без сознания, Беса.
И здесь Владислав растерялся. Он не просто не предсказал это действие невидимок в зоне, но по-прежнему не мог ухватить логику в стремительно нёсшейся цепи явлений.
Эта картина изменилась также быстро: опять затмение, опять свет воссиял, и он увидел, что метрах в тридцати от него по тропе уходит Бес – одетый, живой и невредимый. «Бес, это ты?» – вскричал Дирижёр. Однако, Бес, не оборачиваясь, не откликаясь, уходил. Было что-то неестественное и жуткое в этой картине уходящего. Дирижёр вдруг почувствовал: никогда лица уходящего ему не увидать. Кто-то абсолютно истинный наложил на это действие запрет.
«Серёга, стой!», – ещё сильнее закричал Владислав. Однако, уходящий лишь прибавил шагу. И снова произошло затмение – и когда опять воссияло солнце, исчезло мёртвое тело незнакомца, и уходящий, выдававший себя за Беса, а перед Дирижёром оказался вход в пещеру, полузаросшую плющом, и уходящую наклонно вниз, в глубину.
Всё так же верил в свои силы Дирижёр, и без страха вошёл в открывшийся тоннель. Интуиция подсказывала, что именно здесь ему надо искать друга, именно здесь ключи ко всем загадкам странной зоны.
Тоннель оказался освещённым – светился неоновым светом сам воздух. Буквально через десяток метров тоннель сделал крутой поворот – и перед экстрасенсом оказалась огромная, с его рост, жаба. Она смотрела на него в упор. Дирижёр ощутил мощный удар по психике – блокировка его включилась мгновенно, инстинктивно, и отразила парализовавший взгляд. Тут же произошло то, что он ожидал: отражённый им взгляд жабы ударил по ней же. Жаба взвизгнула, окаменела, и тут же рассыпалась на мелкие осколки.
Дирижёр наконец нащупал алгоритм действия: это инстинктивно включились ритмы музыки, и отразили жабий взгляд. Всё та же музыка защитила его!
Он перешагнул через груду обыкновенных камней, и приготовился к новому повороту событий. И только теперь Дирижёр заметил, что тоннеля нет, а перед ним выход в открытое пространство.
И когда Дирижёр вышел из тоннеля, то увидел, что находится в пустыне каменной и гладкой, у которой возможно не было конца. Горизонт её был чрезвычайно далёк, ему показалось, таких не бывает на Земле. В зелёной дымке терялся этот горизонт.
Однако, на переднем плане был не менее интересный ландшафт. Перед Дирижёром красовалась идеально вычерченная окружность метров сто в диаметре. Кто-то, словно гигантским циркулем описал эту окружность небольшим желобком.
Музыка его предупредила: это нечто иное, выходящее из законов естества, однако, друг его несомненно находился там, и он должен был вызволить его. Дирижёр шагнул в круг – и ничего сначала странного не произошло. Но только попробовал он выйти из круга, как его отбросило назад. Он сделал вторую, третью попытку – невидимая стена вставала перед ним.
Вдруг в центре круга появилось отверстие, которое начало стремительно расширяться, а неизвестная сила меж тем медленно, по спирали, втягивала его в центр. Владислав попал в невидимый водоворот.
Отверстие в центре круга всё более расширялось, вот оно уже было метра два в диаметре, а у Дирижёра уже не было сил сопротивляться влечению в этот всё более расширявшийся провал.
Его буквально всосало и бросило в глубины. Последнее, что успел зафиксировать Дирижёр, были оплавленные стены у провала.
Вдруг ритмы совершенно неведомый музыки ему, со сверх частоты ударили по мозгу. Он летел вниз, но падение это было нереально медленным, и Дирижёр ощутил, что время здесь иное, чрезвычайно тягучее, и он всё более вязнет в нём. Однако не это сейчас беспокоило его. У него начали отмирать ноги, затем спазматическая волна захватила живот и вползла во грудь. Вот-вот могло остановиться сердце. И снова музыка его включилась на всю мощь, и отбросила пожиравшую его волну. И в это время ноги его почувствовали твердь. Он мягко, будто на луне, приземлился.
Владислав находился в каком-то зале, имевшим форму эллипса, метров тридцать по большой оси, освящённом светом горящих факелов. Стены этого зала были испещрены живописью, напоминавшей частью наскальную пиктограмму, изображавшую сцены охоты на животных доисторических – мамонтов, гигантских носорогов, пещерных львов, переходящие плавно в портреты и сцены из жизни богов времён античных, заканчиваясь эпохой Возрождения, трактуя большей частью библейские мотивы. Однако, главная картина была, пожалуй, в конце необычной галереи: какая-то девушка в полный рост, с лицом идеально красивым, без изъянов, с печальным выражением на нём. Одета она была оригинально: в покровы из листьев и цветов.
. Это был явно шедевр искусства, и подойдя, Дирижёр залюбовался на него. Однако музыка ему раскрыла и эту тайну: дева была живой. Она в упор, не мигая, смотрела на него, и явно его изучала для чего-то. Владислав оцепенел. Нарисованная на стене оказалась гораздо сильней его и проникала в него своей красотой, ворожила выпытывающим взглядом.
Когда тело у Владислава остолбенело совершенно, девушка пошевелилась, и вдруг отделилась от стены, сойдя на пол. Коснувшись пола, она тут же обрела объём. Парализованный Дирижёр всё это видел и осознавал. Взмахом руки, Дева расковала его тело и ввела в подвижность.
«Зачем ты явился в мир теней? Какие истины ищешь под землёй и на земле?», – спросила девушка спокойно, словно констатировала неизменную истину, известную для них обоих.
«Я пришёл разгадать тайну – про тебя, и про людей», – принимая её тон, отвечал Дирижёр.
«Но территория это моя, и истины здесь от меня. И право на тайну дано здесь только мне», – констатировала распрекрасная дева.
«Зачем ты людей обезличивала и умерщвляла? Я это имею право спросить, как человек» – всё в том же ритме говорил ей Дирижёр.
«Затем, что люди вторглись в недозволенное им. Затем, что перешли черту. Затем, что пляшут вакханалию свою – вырубая леса и выкачивая недра».
«Но ведь и ты перешла черту людей»
«Те, что мной обезличены, изначально были не людьми. Тот, что был умерщвлён, давно хотел быть свободным от всего».
«Но где мой друг, куда ты его заманила, для чего?»
«Я вся открылась, а вам мои истины в слова свои облечь, – отвечала на это Дева. – Лишь вы были достойны говорить со мной на равных».
С этим взмахнула Дева рукой – и исчезла. А возле Владислава стоял Сергей. И оба они пребывали на опушке леса, на тропе, по которой утром вошли в зону.
Сергей удивлённо оглядывался вокруг. Видно было, что он ничего не помнит, и не понимает, что с ним произошло.
Солнце уже закатывалось за деревья, и друзья поспешили направиться к посёлку. По пути они долго говорили о Деве, так и не разгаданной ими, пытаясь понять аллегории, показанные им.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Ключевые слова: зона, лес,
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 04.12.2018 в 03:18
© Copyright: Виктор Петроченко
Просмотреть профиль автора

Нина Яковлева     (05.12.2018 в 23:48)
Я читала на одном дыхании! Не могла остановиться и жаждала узнать причину происшествий. Гениально!

Виктор Петроченко     (06.12.2018 в 08:40)
Нина, большое Вам спасибо за отзыв. Много чудес таится рядом с нами.






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1