3. Знакомые лица



Посередине тёмной мраморной лестницы, которая в сумрачном свете пролегала вдоль пустыря и уходила широкими ступенями далеко вниз, в багровую мглу, медленно поднимались наискось двое, профессор Циник и картёжник Мор. Профессор, в белоснежно-ослепительной сорочке, в безукоризненно отутюженных сиреневых брюках со стрелками и в чёрных остроносых искрящихся туфлях, гляделся просто великолепно. Его спутник был одет в синий халат до колен, на белых голых ногах чернели галоши, поверх халата на груди тускло поблёскивала серая толстая цепь с Железным Чёрным крестом. Циник, злобно усмехаясь, поддерживал вежливо Мора под руку, переставлявшего ноги с невероятным усилием, точно в пудовых веригах. Они молчали.
Мор, с втянутой в плечи головой и с приоткрытым ртом,волосы дыбом, косил по сторонам глаза, полные дикого ужаса. Судорожно вцепившись рукою в крест, он поднял его к лицу - и обмер: с середины креста, горя золотом, пялилась вызывающе на него, как живая, отъявленная хамская рожа. И Мору почудилось, что рожа ему подмигнула и скорчилась в похабной улыбке. Зелёный от страха, он замычал, указывая пальцем на крест.
Циник ядовито сказал:
-Что вы хотели, господин Мор, или забыли где вы? Надо бы уже привыкнуть к железным законам этого мира. Неужели думали, что вам нацепят на грудь крест с Христом или икону Богоматери? - Циник в пущей злобе расхохотался. - Здесь свои спасители. Вот этот, что у вас на кресте, антихрист Хам. Я вам скажу, чудненький, славный он малый! Только молите чёрта, чтобы этому славному, не попасться на пути. Силы он чудовищной, чуть что не по его нраву, сразу хватает за голову и отрывает её.
Мор, в кошмаре, не слушая Циника, выдавил из себя сипло:
-Он живой... аа... мигает мне.
-Кто?
-Глядите, этот вот, антихрист...
-Бросьте, не сходите с ума. Вам показалось. У страха, известно, глаза велики. В здешнем мире таких дешёвых трюков не проделывают. Для чего? Это вам не Земля, где через одного - мошенники, и только высматривают, как бы кого обхитрить. Тут всё совершенно по-другому, без шарлатанства. Впрочем, поживёте - узнаете. Здесь очень и очень серьёзная Организация и ерундой не занимаются, работают высококлассные спецы, мастера своего дела.
-Не... не с-сомневаюсь. Н-ноги что-то д-дрожат, не и-идут. П-постоим, от-т-дохнём.
-Что ж, постоим.
Стояли. Мор, горбясь, пропаще глядел под ноги. Циник держался прямо, выпятив грудь. На его жёлтом морщинистом, с дёргающимся веком лице тонкие губы кривились в улыбке.
Послышался хлипкий вздрагивающий голос Мора:
-Я вижу злорадство на вас. Вы радуетесь... в каком я очутился положении.
-А что же мне плакать? Да, рад, и не скрываю, увидеть хоть одну знакомую физиономию с Земли. Я здесь одинок. Со всеми этими здешними, из людей, я не в ладах, с чертями тем более. - Циник хмыкнул. - Вспомнилось, как там, на Земле, я впервые вас увидал в кругу криминальных личностей и полуобнажённых милашек, гогочущего, с сигарой и бокалом в руках, рассуждающего о воцарении рая. И я сразу почему-то подумал о вас: этот человек плохо кончит.
-Я то же подумал о вас, - сказал Мор и обернулся.
Большая толпа, мужчин и женщин, шумно вывалив с пустыря на лестницу, легко и быстро спускалась по ней с громкими разговорами и хохотом и блистала, пестрила баснословно дорогими костюмами, роскошными платьями, золочёными халатами и сверкала великолепием военных парадных мундиров с наградами; были и строгие, и пышные одеяния религиозных служителей; не мало было фигур в обычной, неброской одежде; и особенно выделялись в толпе крикливые, замызганные личности в нищенских лохмотьях.
Сбегая по лестнице мимо Циника и Мора, толпа приостановилась и уставилась на секунду на них жёлтыми, коричневыми, чёрными, смуглыми и белыми лицами. В ней раздался чей-то насмешливый голос и, грохнув хохотом, шумная толпа продолжила свой путь вниз.
-Недоумки... - бросил Циник.
-Кто эти люди? - испуганно прошептал Мор.
-Люди... - усмехнулся Циник, - скорее всего это черти вернулись с задания. Возможно, с Земли.
-Черти? - удивился Мор и почесал голову, соображая. - А, с задания вернулись, разведчики, - догадливо протянул он и почесал лоб, - да, да, настоящие спецы...
-Что-о? - Приблизил Циник лицо.
-Командированные спецы, говорю, вернулись с Земли, разведчики.
-Разведчики? Ха-ха-ха-ха-ха... - громыхал голос Циника, - заплечных дел мастера вернулись, ха-ха-ха-ха...
Бросив злобный взгляд на него, Мор повернулся назад, и, сморщив лицо, глядел вниз, на багровую мглу, в которой исчезла развесёлая, гогочущая толпа, и доносились оттуда отдалённые, леденящие душу крики ужаса. Дрожа всем телом, он покосился на свой Железный Чёрный крест, сияющий золочёной хамской рожей, и ожесточённо сплюнул.
Они продолжили свой тяжёлый путь.
Циник обернулся на Мора.
-Недавно, господин Мор, мне рассказывали, Сатана, казалось бы вопреки незыблемым физическим законам, приволок живьём с Земли особу одну, Свинью - мразь человеческую с неиспользованными до конца возможностями. Вы представляете, огромную Свинью живьём! Говорят, едва заволок её в ад. Я видел эту Свинью и знакомился с нею: наружностью и поведением совсем не впечатляет, наоборот, лицом противна и хамка страшная, любит поучать и командовать - одним словом, свинья свиньёй.
-И что?
-Как что? Не понимаете! С Земли, живьём, огромную Свинью припёр Сатана, в том же нетленном физическом состоянии.
-Что же, по-вашему, я мертвец?
-Все мы были мертвецами, перешедшими из одного состояния в другое, потом в третье... Но тут раз - и живёхонькой прямо в ад, ха-ха. Всё неспроста такой чести удостоиться. Сатана ещё раньше так сокрушался, что Свинье, его любимице, в самом расцвете сил, а не дают сволочи на Земле развернуться во всю мощь её многогранного таланта. И видно, Сатана на время прибрал её в ад - для будущих великих свершений. Не так давно её талант, слышал я, блеснул на Земле очередной героической гранью: познакомилась в магазине со старухой-калекой, пожалела её сострадательная Свинья и поклялась жизнью своей матери, которую давно уже вышвырнула под забор доживать свой век, помогать больной не щадя себя. Заселившись к старухе в квартиру, Свинья в первую же ночь навела чистоту и порядок: передушила всех старухиных кошек. А вскоре и саму старуху переселила в мир иной.
-Значит, говорите, живьём... есть лазейка вернуться домой. Я бы рад хоть пауком, хоть мышью отсюда исчезнуть. С-скажите, ангел мой, сколько же чертей здесь? Видимо, полчища несметные?
-Я не считал. При встрече с Сатаною поинтересуйтесь точными данными у него. Но не волнуйтесь, чертей здесь тьма.
-С чего мне волноваться.
-Черти ведут на всех фронтах Земли самое активное смятение умов человеческих, и за души людей идёт беспощадная, жестокая война против Бога. Хочу вас поздравить, объективная статистика такова: черти побеждают с убедительным численным превосходством!
Мор выдавил едко:
-Спасибо, мой ангел, вы меня утешили.
Циник обдал его презрительным взглядом. Мор демонстративно отвернулся и только сейчас обратил внимание, что на нём синий халат и чёрные галоши.
-Принарядили, сволочи, издеватели... - пробурчал он.
-Эй, подождите, стойте, - визгливо раздалось вдали.
Мор вздрогнул.
Циник зашипел:
-Шагайте быстрее.
Мор хотел оглянуться, но от страха не смог и спросил:
-Кто это?
-Кажется, это она, Свинья. Легка как на помине. Быстрей, быстрей...
Сзади слышался догоняющий быстрый цокот каблучков, и опять раздался, уже близко, злобный визгливый голос:
-Сто-ять! Я кому говорю: сто-ять, мухоморы!
Циник встал и медленно обернулся: снизу приближалась, тяжело дыша, внушительных размеров жирная особь с физиономией размалёванной косметикой. На особи были цветастые просторные шорты и раскачивались мощные груди в розовом бюстгальтере, голову её покрывала оранжевая панама. На шее у неё, точно собачий ошейник, золотые цепи с кулонами, мочки ушей оттягивали тяжёлые серьги с камнями, на кистях сверкали браслеты, на пальцах - перстня, в ноздрях - несколько колец, и под мышкой торчала из складок жира чёрная кожаная папка. И была непостижимая тайна, как такая особь, весом, должно быть, под два центнера, так свободно и легко двигалась в босоножках на высоченных и хрупких, как хворостинки, шпильках, не ломая их и не выворачивая себе ноги?
-Стойте... фу, запыхалась. Сатану не видали где?
-Все почему-то в аду ищут Сатану, - философски изрёк Циник, - но найти его практически невозможно. А на Земле не надо его искать, сам всех находит. Здравствуй, Свинья.
Свинья достала из кармана шорт маленькое круглое зеркальце и шутканула, любуясь в него:
-Здравствуй, здравствуй, человече добрый.
-Не видел тебя всего-то несколько дней, но сразу тебя не узнал: изменилась, поправилась, помощнела.
-Похорошела, посвежела, - продолжила в тон самодовольная Свинья, стрельнув в Циника плотоядными глазками, и разулыбалась, игриво заводила плечами. - Ты по мне скучал? Поухаживай за мною.
-С удовольствием бы, н-да... Но, увы, увы, у меня хроническое бессилие.
-А я и говорю: мухоморы. Что за мужики пошли... - Свинья пренебрежительно махнула пухлой ладонью на Циника. - Да и хлипкий ты для меня, одной ногой тебя переломлю в постели. Вот скажи мне лучше, чем отличается приличная Свинья от неприличной?
-Чёрт вас знает!
-Так-то. А тебе скажу: приличная Свинья умеет себя вести в приличном обществе и никому даже не придёт в голову, что перед ними - Свинья. А неприличная Свинья сразу себя выдаёт. Только взглянут на неё и сразу ясно: неприличная Свинья.
-Ход рассуждений - блестящий! - похвалил Циник.
-А ты как хотел. Тоже мне... - заважничала Свинья.
Поглядела на Мора и презрительно сморщилась:
-Какая безвкусица, сентиментальная пошлятина таскать на груди кресты с чьими-то мордами. Я до этого никогда не опущусь. Чудовище, ты лучше посмотри на себя, на кого ты похож. Трясёшься, опух, рожу скривило. Наркоман, что ли? - Она покачала головой, сунула Мору под нос зеркальце и ткнула зеркальцем в нос.
-Мм... - промычал Мор.
Он слёзно глядел на своё отражение в зеркальце и не верил своим глазам, что это он, трогал лицо дрожащими руками, вздыхал, ойкал.
-Ну-ка, ну-ка, - заинтересовалась Свинья сияющей хамской рожей на кресте и наклонилась, разглядывая её, - какая славная мордашка, чем-то смахивает на моего первого супруга, дебила. Как-то мы с ним расцапались. Он в меня плеснул из кружки горячий кофе, а я его ошпарила кислотой... Постой, да это же Хам. Конечно, он. А? - взглянула она вопросительно на Циника, и тот кивнул. Свинья заулыбалась. - На днях меня с ним познакомил Сатана, мы славненько пообщались, подружились, много общего, оказывается, нашлось между нами. Гляди-ка, ну Хам!.. умора, ходит, свинья, в святых, а молчит! Скажу, скажу ему, мерзавцу, при встрече, обязательно скажу: не хорошо от друзей скрывать. Ну, не ожидала я, не ожидала... Нет, я лучше Хама! Я хочу, чтоб меня тоже носили на руках, на груди, на медалях. Я ведь личность творческая и хочу быть богом!
-Хам - прямой отпрыск Сатаны, - сказал лукаво Циник. - А ты кем Сатане приходишься?
-В каком смысле? - насторожилась Свинья. - Ты к чему это клонишь?
-Ни к чему, просто, - пожал плечами Циник. - Уныние меня грызёт, понимаешь?
-Я всё понимаю, всё знаю. Лично меня уныние никогда не грызёт, это я всех грызу. Но предупреждаю: не води меня за нос, Циник, не юли, говори со мною как на духу. Иначе плохо кончишь.
-Что ты, конечно, как можно юлить. Скажи мне, Свинья, пожалуйста, - пропел он своим неприятным, скрипучим голосом, - это правда, я слышал, что тебя Сатана с Земли утащил живой и еле доволок до ада.
-Брехня, клевета, - возмутилась Свинья, - совсем не еле тащил, а мы с ветерком, как на катере в каюте-люкс. Узнаю, кто лживые слухи про меня распускает, голову сама лично откручу. Добрались мы с Сатаною до ада отлично, по высшему разряду. Но это было давно, очень давно. Тогда я живьём была здесь, в гостях. А на этот раз мне пришлось волей-неволей... пострадала, что называется, от беспредела. Вышел из тюрьмы один мой знакомый преступный элемент, а я по-честному, как и положено, развела его лоха: квартиру его продала и на деньги кинула...
-А я слышал, будто ты старуху прикончила.
-Старуха - до этого была. Эти все старикашки, эти мухоморы инвалидные - только место под солнцем зря занимают и жилплощадь. Мешают нам жить и развиваться. - Свинья фыркнула. - У меня за год подвигов больше раз в сто, чем у Геракла за всю жизнь!
-Ясное дело, куда Гераклу до тебя, ты - супер.
-Спасибо за комплимент. Оставила, значит, я уголовника без квартиры, а он меня, мухомор, каторжник проклятый, отблагодарил: подкараулил и огрел из-за угла дрыном по черепу. Я и окочурилась. Сатана, узнав, что меня укокошили, был в ярости от бандитского беспредела, потому что я была нужна ему в одном очень преважном и сложном деле. Уже здесь, когда меня черти быстренько вознесли в его владения, он говорил мне, что подключил самых опытных адвокатов и задействовал очень влиятельных своих человечков, и все они вместе будут добиваться для преступника пожизненного срока. Если нужно будет, успокаивал меня Сатана, он нажмёт тайные пружины и его человечки надавят на президента. Бандюгану по-любому от пожизненного возмездия не уйти. Вот теперь отпетый бандюган парится в тюрьме, а я парюсь в аду, - рассмеялась довольная Свинья. - И говорю по-честному, мне совсем неплохо, здесь даже очень зашибись. Не скучаю, дел для меня навалом. Сатана мне дал попробовать целым полком чертей командовать, муштрой занималась. Черти - ребята проворные, молодцом, не чета мужикам на Земле. В шашки Сатана со мною отказался играть, так я с его заместителем наигралась вдоволь, как его, с этим, Чадом...
-С Исчадием Ада, - подсказал Циник.
-Ага, с ним, и разодрались под конец. Он мне зарядил кулаком в лоб, а я ему взаимно в глаз заехала. Тогда он попытался мне вспороть брюхо, а я ему хотела гланды без наркоза выдрать. В общем, разнял нас Сатана, столкнул лбами до искр в глазах, я и вырубилась. Нет, я не грущу, не жалуюсь, здесь мне зашибись. Скоро снова вернусь на Землю. Я ещё там проявлюсь во всех своих лучших качествах, обо мне весь мир заговорит! Я ещё спляшу, тряхну во весь рост грудями и повизжу под музыку с пусиками в Храме Христа! Я ещё всем этим старикашкам-мухоморам покажу!
Неожиданно плечом толкнув Мора, - тот слетел вниз на несколько ступеней и еле устоял на ногах, - Свинья обняла Циника и, взвизгнув, лизнула его в лицо. Он поспешно вырвался из её крепких объятий и отскочил в сторону, вытёрся платком и брезгливо сплюнул.
Свинья, держа руку на груди и поигрывая пальцами со сверкающими перстненьками, нагло пялилась на Циника и Мора. Её острый взгляд, скользнувший по руке Циника, вдруг замер, глаза помутнели, дыхание у неё перехватило, кровь от лица отхлынула, и она страшно побледнела: перламутровые, серебристо-розовые запонки, переливаясь с блеском на манжетах белых рукавов, захватили всё её существо. В глазах у неё почернело.
-Ах, ах! - вскричала Свинья, - подари! - Она подошла к Цинику, шатаясь как пьяная и закатывая глаза под лоб, и, чтобы не упасть, схватилась рукой за его плечо, бормоча: - Подожди, сейчас... пройдёт... кружится голова.
Через две минуты она как ни в чём не бывало стояла крепко и, что-то соображая, постреливала юркими вороватыми глазёнками по сторонам.
-Я бы тебе, Свинья, отдал запонки, мне не жалко. Но они мне дороги как подарок Сатаны.
-Зря ты мне запонки не подарил. - Раскраснелась Свинья, подбоченилась и, ядовито глядя на Циника, всем своим видом говорила: ну, погоди, допрыгаешься ты у меня.
На физиономии Циника дёргался глаз, презрительно кривились тонкие синие губы, как бы ей отвечая: только напади на меня и тебе не поздоровится. Вдруг он присвистнул и пошёл вокруг неё, разглядывая.
-Ты погляди-ка, погляди-ка, как интересно, гм... шкура обрастает шерстью, гм, грубой, как леска...
-Эй, ты, аккуратней там, дёргаешь, шкура-то моя, а не казённая. Могу и по морде заехать.
-И правда, как настоящая свинья, - бормотал Циник, принюхиваясь, - и пахнет-то свиньёй. Подойдите, господин Мор, пожалуйста, очень любопытно, понюхайте.
-Делать мне будто нечего, как только нюхать свиней. Вы что думаете, я не знаю свиней, мне и здесь от неё отлично воняет.
-Ты поговори мне, - погрозила Свинья кулаком Мору, - как заеду про меж глаз, так не обрадуешься.
-Эге, да у тебя хвост растёт, - опять присвиснул Циник.
-Где? Вчера не было! - закричала Свинья и схватилась за задницу, ощупывая её. Затем подставила к заднице зеркальце, разглядывая. - Это не хвост, а кобчик выпирает.
-Ну и ну, только сейчас заметил, у тебя и морда-то удленилась как рыло и нос-то приплюснулся как пятак.
-Это я за одним чёртом гналась, упала и носом воткнулась, расплющилась. Сатана сказал мне, что в аду хорошо и с пятаком жить - черти будут больше уважать. А как только я поеду на Землю, он меня прихорошит "пластикой".
-Ты отправляешься на Землю? - Циник пальцами стал нервно мять и тянуть кожу на подбородке.
Кинув ошалелый взгляд на Свинью, придвинулся Мор.
-Да, - гордо заявила Свинья, - скоро Сатана отвезёт меня на грешную Землю. Обещал, что я стану большим человеком. Ещё у меня задумка приятная есть: отмыть, отскоблить дорогое для нас с Сатаною имя Адольфика Фюрера. Сатана говорит мне, не мешай, дура, не суй рыло не в своё дело, всё испортишь, тут нужно хитрее. А я хочу на добровольных началах, на свой страх и риск. Если Ницше был знаменитым адвокатом Сатаны, то я стану знаменитым адвокатом Фюрера. Я куда круче Ницше, поставь сейчас меня с ним один на один, я его с одного удара уделаю. За Адольфика я любому пасть порву и по чушке надаю. Вы меня поняли, я, на фиг, на всех плевала. Я мать свою родную не пожалела и отправила из квартиры доживать свой век под забор. Я приёмную дочь свою устроила работать проституткой, а ты пытаешься мне что-то говорить о совести. - Она жирным пальчиком ткнула Циника в грудь.
-Я? О совести? Нет вы слышали, ну Свинья... ты путаешь. Я никогда не говорю о такой экзотике - совести. Особенно здесь такой продукт, как совесть - не может су-щест-во-вать.
-Ага, попался! Только сейчас ты о ней говорил, - вылупив глазёнки, Свинья наступала всей тушей на Циника. - Она состроила Мору зверскую физиономию и показала кулак. - Ну-ка, ты, докажи ему.
-Не знаю, не слышал, - пробурчал он недовольно. - Я вот что подумал: если голубь, птичка сизокрылая...
-Ты достал меня, голубь сизокрылый, - закричала раздражённая Свинья. - Что ты выпячиваешься вперёд меня? Почему я, как дура, не бегаю по подворотням и не кричу каждую минуту, что я тоже страдаю о птичках. Ну сейчас я вас разделаю в пух и прах, надоели вы мне, голуби сизокрылые.
Свинья сунула свою кожаную папку за пояс шорт и выставила кулаки перед собою.
-Кто против меня и Фюрера, ты, что ли, волк тряпочный? - Она пихнула рукою Мора в грудь. - Или ты? - пихнула Циника. - Пасть кому порвать? - Она согнула руку в локте, напрягая её. - Глядите, какая у меня сила немереная. На, пощупай.
Циник прикоснулся к её руке и воскликнул язвительно:
-Ничего себе!
-Как дам по сопатке, любому мало не покажется. Исчадие Ада мне говорил, что я могу смело драться в супертяжёлом весе враз с обоими братьями Емельяненко или Кличко. А вы знаете, что Фюрер - это сверхчеловек и сверхзвезда! А я - суперчеловек и суперзвезда! А вы что, не согласны?
Свинья справа кулаком звезданула Мора в глаз, и тот упал и покатился по ступеням. Слева взмахнула - Циник успел уклониться, отскочить, и по привычке мгновенно выхватил из заднего кармана брюк узкий футляр, а из него - скальпель и выставил его перед собою, по-лошадиному скалясь и блестя голубыми большими зубами.
-Ну, подходи, Свинья!
Мор, стоная протяжно, поднимался на ноги, под его глазом, как слива, вздувался синяк. Он осторожно прикасался пальцем к нему и слёзно вздыхал.
-Чёртова Свинья, - ругнулся Циник и спрятал скальпель обратно в футляр. - Только сунься, и я тебе отшлёпаю.
-Ой, испугалась. И не стыдно вам, вдвоём, на меня на женщину. Подождите, подождите, я вас по одному выловлю.
Свинья, хлопая наглыми глазёнками, выставила перед собою жирную ногу, обтянутую чёрным капроновым чулком со стрелками. Открыв рот, она с удовольствием громко протяжно рыгнула.
-Ладно, профессор, что мы как маленькие дети. Кто старое помянет, тому глаз вон. Хочу услышать твой добрый совет. - Она вынула из-за пояса папку, расстегнула на ней молнию, достала старую, потрёпанную книгу "Приглашение к столу" и сказала: - Решила удариться в творчество. Все дела отложила, полдня с книжкой просидела, всё читала и выбирала. Сатане и Фюреру хочу сюрприз приготовить, вот послушай: "Цыплёнок жаренный кусками по-венгерски..." - нет, не то, не то... - наслюнявленным пальцем она быстро листала книгу. - Ага, вот: "Жаренный заяц должен быть сочным, цвет мяса внутри тёмно-вишнёвым. Самые вкусные зайцы - не старые (меньше одного года). - Свинья сглотнула слюну и облизнулась. - У молодого зайца - толстые голени, короткая толстая шея и мягкие уши. Старые же зайцы длинные и худые". - Она опять облизнулась, причмокнула и задумчиво повторила: - "Старые же зайцы длинные и худые". - И ехидно поглядела на Циника. - Да, конечно, кому они нужны, старые и худые, всё один чёрт им сдыхать. Как думаешь, профессор, Сатана и Фюрер останутся дичью довольны?
-Фюрер, насколько мне известно, когда-то был вегетарианцем.
-Это было давно и неправда, - нахмурилась Свинья. - Не может, по логике, всемирный людоед быть вегетарианцем, тогда он с голоду ноги протянет. - Она сунула книгу в папку, застегнула молнию и с мрачным видом подошла близко к Цинику и Мору.
-Возможно, он теперь мясоед, чёрт его знает, - продолжал Циник, следя за каждым движение Свиньи. - Только где ты найдёшь молодого зайца, да ещё с мягкими ушами. Мне здесь встречались зайцы только с острыми клыками и крепкими рогами.
-Заяц - ерунда. Попрошу Сатану - привезёт. Или какого-нибудь болвана, на то уж пошло, можно вместо зайца зажарить. Или такого дурака, как ты, Циник, подловить. Но дело не в этом... Меня ещё плохо знают! Заведу свои порядки, что чертям всем тошно станет: через одного им шкуру заживо сдеру, а то и со всех. - Свинья резко ударила кулаком Циника под дых, и он загнулся. Хотела залепить Мору по уху, но тот, быв настороже, мгновенно скакнул вбок. Она плюнула в него и побежала резво вниз, иногда оборачиваясь и показывая кулак.
-Хамы, распоясались, - орала она на бегу, - попадётесь мне где-нибудь в укромном месте и костей своих не соберёте!
Циник в ответ надрывался:
-Чтобы тебя взорвало от несварения желудка! Чтобы ты, Свинья, подавилась ушами старого зайца!
Она остановилась на секунду, сложила ладони у рта в рупор и завопила:
-Хамьё, хамило, хамы, чтоб вы сдохли! - И опять припустила вниз.
Цокая шпильками по чёрным мраморным ступеням, торопилась Свинья в багровую мглу, откуда с новой силой раздавались безумные крики ужаса: то короткие, обрывистые, то протяжные, воющие. Запнулась она, грохнулась, кувыркаясь пролетела с десяток ступеней и тут же вскочила на ноги, подхватила в руки слетевшие босоножки, панаму и, забоявшись, что не успеет и без её участия вдруг кому сдерут шкуру, понеслась ещё пуще, как на крыльях, визжа во всю глотку:
-Эй, вы там, нанизу, мухоморы, ждите меня! А ну, черти, кому говорю, сто-ять! Сто-ять, мухоморы!




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 03.12.2018 в 07:22
© Copyright: Иван Рахлецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1