1. Главчёрт


       В жёлтеньком зальце плотными рядами окаменело сидели сгорбленные фигуры людей. Перед ними по сцене важно расхаживал жирный Главчёрт, сверкая на чёрном мундире алмазными звездами и крестами. За Главчёртом, в глубине, ухмыляясь, стояло четверо молодых здоровенных его адъютантов, чертей, с аксельбантами на груди. С заложенными за пину руками, Главчёрт расхаживал задумчиво вдоль рампы взад и вперёд, и настолько был погружён в свои мысли, что даже не заметил, как наступил на свой хвост, и тот отвалился. И рога вдруг на нём качнулись и вместе с волосами сползли с купола головы на лоб. Фыркнули, хрюкнули с довольными мордами адъютанты и зажали руками рты. Главчёрт покосился злобно на них, снял с себя парик с рогами и швырнул его на пол. Сияя оголившейся широкой лысиной, он провёл ладонью по заднице и обернулся, с досадой посмотрел на валявшийся хвост.
Тусклый голос из зала заметил:
-А чёрт-то - бутафорный, господа. Нас разыгрывают.
Большая рыхлая морда Главчёрта противно сморщилась, сжалась как губка и распрямилась. Он поднял глаза на зал:
-Кто посмел открыть пасть без разрешения? А, это ты, Диктатор, - оскалился он. - Ну ладно... С тобой тему "розыгрыша" мы обсудим позднее, а то теперь с мысли собьюсь. Ведь я - чёрт старой формации. Если точнее выразиться - эксклюзив! Не то что эти, нынешние, - кивнул он на своих адъютантов. - К сожалению, времена дико меняются, мельчают массы. Теперь большая редкость встретить приличного чёрта. Разве только что на картинках, да у алкоголиков и наркоманов в мозгах. Но я стараюсь придерживаться исторически сложившегося мнения, и вам откровенно признаюсь, что имею слабость к рогам и хвостам.
Главчёрт вытер рукою нос, порылся у себя в карманах в поисках платка, но не нашёл.
-Ерунда, в жизни не бывает безвыходных ситуаций.
Зажав ноздрю пальцем, он хрюкнул в горле, взвизгнул и высморкался на пол.
-Ностальгия... - сказал он мечтательно и смахнул с глаза слезу, - ах, годы моей славной юности и милые сердцу мерзости! Но не скрываю, бывали и промахи. Как-то ночью, помню, забрался я в дом к деревенскому попу пакостить: хотел подложить попадье в постель дохлую крысу. Проснулась, вот визгу-то было бы... А поп, дрянь человек и пьяница, узрел меня, схватил кочергу и в погоню. Правду сказать, едва ноги я унёс. Ну и рожа была у попа, вот так рожа разбойничья! А голос, что колокол, как гаркнет, так аж за пять вёрст от деревни в поле воздух гудел! Что там говорить, были времена! - Главчёрт, говоривший ржавым голосом, кашлянул и неожиданно пропел звонким женским голосом:

Ты натура утончённая
Достоевским увлечённая.
Девушкам из высшего общества
Трудно избежать одиночества

И вдруг рявкнул на зал:
-Кто вы, спрашиваю я? Вы не пчих, вы не пшик и не вжик, вы даже не тень от тени и не жалкое подобие её. Вы - мерзкий, абсолютный нуль! Как личности, вы не числитесь в списках Вселенной и не существуете в природе вещей. В так называемую Книгу Жизни Бога, этого безмозглого кретина, вы не вписаны. Никому-то вы, господа абсолютное ничто, не нужны. Ваши гнилые, пропавшие душонки, как обломки погибших кораблей, бессмысленно носили космические течения по Вселенной. И только благодаря гению великого Сатаны, вы спасены - подобраны, восстановлены, и опять обрели свои былые дух и плоть.
Прислушайтесь, вы, хомо сапиенс. Слышите вопли и стоны, которые доносятся из глубин Бездны? Спустившись туда, мне так и хочется схватиться за кисть и передать всю красоту, весь свой восторг - и малевать, малевать до опупения всё в кровавый цвет. А не будет кисти, схватить свой хвост, обмакнуть его, и хвостом, и хвостом по полотну! С кого, спрашивается, в глубинах шкуру снимают? Так, тьфу, неудачники мелкие, троглодиты. Что на Земле они были неуважаемой мелочью, что у нас не смогли заделаться приличными сволочами, не справлялись с заданием. Одним словом - быдло. То ли дело вы - удачливые, состоявшиеся должностные личности. Большому кораблю - большое плаванье! И людишек-то вы, своих собратьев, уничтожали предостаточно, и сеяли зло всюду немерено. Почёт вам за это и уважение! Поэтому властелин всех миров, видимых и невидимых, превеликий Сатана удостоил вас чести пожинать плоды своего поприща и стать воинами его непобедимой армии. Хочу вас порадовать: среди чертей вы будете занимать далеко не последние должности. А особо успешных, отличившихся я заберу в свой прославленный легион, чёрную гвардию головорезов, которые выполняют самые ответственные поручения. Ребята там у меня в основном молодые, горячие, но очень шустрые, способные, развитые не по годам. Рожи у моих гвардейцев круче чем у носорогов, плечи - в двери не пролазят, кулаки - с тазик. Чуть что не по их нраву, своими "тазиками" как махнут - так голова сразу с плеч долой. Когти в глаза запустят и вырвут, шкуру сдерут, потроха выпустят. Но это у них считается ерунда, невинные шалости, мелкая разминка по сравнению с тем, что они вытворяют на самом деле. Где бы они не появились - выжженная пустыня после них. Но я вас не хочу пока излишне волновать, поэтому больше не буду хвастать геройством своих головорезов. Сами всё увидите, узнаете и испытаете на собственных шкурах... Чёрт возьми, я опять увлёкся, пылкая натура, и отошёл от темы.
На Земле у вас так называемая культурная элита, что превозносит в первую очередь, что почитает за благо? Тьфу, погань одну: театры, кино, концерты, выставки, картины, книги и прочую ерунду. Только попусту жизнь свою тратить! То ли дело у нас, первозданная красота, вот она, перед вами, видите, слышите! Жизнь кипит, га-га-га. На Земле кровь кому пустил или ещё какую великую мерзость сотворил - прячься, бойся, дрожи, что найдут сволочи и упрячут за решётку, а то и пулю в лоб, или на электрический стул. Ну что это за жизнь такая поганая, вечно под страхом. То ли дело у нас, рай Сатаны - место абсолютной свободы. Пожалуйста, друг друга насилуйте, пытайте, убивайте чем больше, тем лучше. Никто и ползвука не произнесёт в осуждение и взгляд мимолётный жалостливый не кинет, потому что у нас невозможно появиться такому уроду.
Что-то, гляжу я, физиономии на вас, господа, скучные и паскудные. Не вижу радости и восторга. Хотя, конечно, могу посочувствовать. Помню, у меня самого бывало так, после посещения Земли. Мысли-гадюки в мозгу копошатся, шипят и жалят из-за того, что мерзопакостная гнусность, которую оставил там после себя, не само совершенство. Выше голову, господа! Ручаюсь вам всей мерзостью Ада, что, когда станете чертями, через полмгновения забудете каким именем вас мать нарекла от рождения, а через мгновение - от чёрта вас сам чёрт не отличит.
Вижу, знаю, зависть вас гложет ко мне. Хорошо, мол, устроился мужик. Весь в наградах, командует гвардией и купается в славе. Не жизнь, а фантастика! Но вы не видите той колоссальной внутренней работы, которую я проделал, чтобы достичь таких высот. Легко, думаете, давалось? - Главчёрт снял брюки и показал залу голую, в шрамах задницу. - Видели, - он шлёпнул ладонью по заднице и натянул брюки. - Всё далеко не так однозначно. Пришёл я к Шефу на доклад. А он говорит: плох тот чёрт, который не мечтает посидеть на моём троне. Схватил меня и задницей на трон. Я несколько секунд не смог выдержать накала страстей, эмоций, которые шли к трону со всей Вселенной. У меня от перенапряжения задница зашипела и обуглилась.
Главчёрт не стал сходить со сцены по лестнице, а молодцевато, на показ, спрыгнул в зал и оправил мундир. Ухмыляясь, адъютанты спрыгнули следом. Указав пальцем на тучного Генерала, который сидел перед ним в первом ряду, Главчёрт приказал:
-Встать.
Челюсть у Генерала отвисла. Тупо глядя на чёрта, он с трудом поднялся.
-Ты, Генерал, был в миру очень важной и уважаемой персоной, палачом. Одним только видом своим наводил на всех ужас. А сейчас ты сам, как баран на скотобойне. Пойдёшь в мою гвардию? Не слышу ответа. Да, вот, Генерал, сегодня случайно у себя на столе наткнулся на журнал светской хроники. Глянул в него, а там, ба-а, знакомые лица! Думаю, дай-ка захвачу журнальчик, авось пригодится. - Главчёрт, с жуликоватым видом на морде, дыша хрипло и с свистом, достал из внутреннего кармана сложенный вдвое журнал с яркой обложкой. Пропел: "Я душу дьяволу отдам за ночь с тобой", страницы под его пальцем зашелестели. - Нашёл, смотри, Генерал, твои блестящие похороны. Всё высшее руководство страны собралось. Какие скорбные мины! Тут и духовенство во главе с кардиналом, видно, чтобы в Рай ты попал, к Ангелам. На этого типа взгляни, Генерал. - Он щёлкнул когтём по лицу мужчины, неброской внешности, стоявшего на снимке среди государственных деятелей. - Узнаёшь своего приятеля? В моей гвардии он был мелким бесом, тщедушным отщепенцем. Мне пришлось эту рухлядь отчислить за профнепригодность, чтобы не позорил гвардию. У меня гвардейцы хоть и дебилы, но все здоровенные, каждый оставит после себя такую кучу гадостей, что бульдозером не разгребёшь! А этот, дохлый, гадил как таракан. Избавился от подлеца, сослал на Землю. И гляди-ка, раскрылся у него великий талант конспиратора! Удачно там замаскировался под порядочного, внедрился, прибился к социалистам, от них переметнулся к демократом, потом к консерваторам, и, наконец, заделался отчаянным либералом. Стал депутатом, большой шишкой, и там всё выше продвигался. В настоящее время зазнался мерзавец и, когда мы с ним встречаемся у Сатаны на совещаниях, от меня морду гордо воротит. Вот тебе, казалось, и мелкий бес, рухлядь. Мне теперь за шкирку его не схватить, не тряхнуть. Иммунитет неприкосновенности у него.
Оцепенелый Генерал пучил глаза на большую рыхлую морду чёрта.
-Торчишь как столб. Панораму портишь. Сесть, - приказал тот.
Генерал сел.
-Шикарные похороны были у тебя, Генерал. Вся столица следила затаив дыхание. Да что столица - вся страна лопалось от зависти, наблюдая за похоронами! Один гроб, шедевр искусства, чего стоил! А памятник - бронза, позолота, гранит!
Главчёрт обратился к личности, сидящей возле Генерала, и одобрительно похлопал личность по лысине.
-А у тебя, сливок общества, я слышал, что был кондиционер в гробу и музыка в нём звучала. Молодец! Молодцы твои родственники, очень остроумно! Твой труп черви сожрали под музыку и благоухание кондиционера. И трупу приятно, и червям не скучно.
Главчёрт окинул взглядом зал.
-Ничего не скажешь, отлично вы у нас устроились. Ей-ей, не вру, весёлая компашка, вы мне нравитесь! Знаю я, вижу, ропщите вы в душе на Сатану. Но грех вам роптать, господа, на благодетеля. При жизни вы пользовались неограниченными благами и похоронены, дай Сатана так каждому, в бронзе и граните. Простым людишкам и во сне такое не приснится. За несколько жизней им на такие похороны не скопить. Сколотят им какой-нибудь гроб из худых досок, да ещё косой - не гроб, а одно недоразумение, смотреть противно. Закопают под дешёвым памятником или деревянным крестом, помянут дрянной водкой или винной кислятиной, и всё.
Он замолчал.
Тихо в жёлтеньком зальце. Сгорбленные фигуры каменели на скамейках. Изредка слышались вздохи, шорохи, осторожное бормотание.
Кто-то чихнул. Тут же раздался тусклый голос:
-Я хочу встретиться с Сатаной.
Вышагивающий по залу, Главчёрт обернулся на голос.
-А, опять это ты, Диктатор. Открывать пасть и поднимать шум без разрешения - неслыханная дерзость! Бегом ко мне. Сейчас мы с тобой заодно обсудим тему розыгрыша.
-Я...
-Молча-ать!
Чёрнолицый Диктатор поднялся и боком понуро двинулся, протискиваясь между тесными рядами по ногам.
Главчёрт продолжал:
-Это вы на Земле нужны Сатане, это он там обхаживает вас. А здесь вы ему, как трупу диета, га-а-а...
Диктатор подошёл к Главчёрту.
-Кто тебе разрешил шуметь?
-Я...
-Глядеть мне прямо в глаза. Подвинься ближе, я тебе секрет открою.
Чёрное лицо приблизилось - блеснула пасть с зубами, и нос как бритвой срезало. Любуясь на безносого Диктатора, Главчёрт выплюнул нос на пол и взвизгнул глумливо:
-Ой, как больно нам!
Кровь закапала из раны. Диктатор подставил ладонь лодочкой и глядел не мигая, тускло, как кровь быстро наполняла её.
-Ой, как больно нам! - опять взвизгнул Главчёрт глумливо и с треском выдрал у Диктатора ухо, кровь брызнула струёй.
Довольно хрюкнув, адъютанты заржали и схватились за животы.
Кровь ручейками бежала по Диктатору и расползалась под его ногами лужей.
Размахивая кулаками, Главчёрт подлетел к адъютантам:
-Почему без приказа хрюкаете, свиньи? Молча-ать! Сми-ирно!
Они вытянулись. Главчёрт сам сочно хрюкнул и давай кулаками мять адъютантам рожи. Распустив слюни, они с ненавистью косили налитые кровью глаза на него и тянулись в струнку.
-Знаю я, - рычал он, - все подлые мыслишки в ваших тухлых мозгах. Готовы всех перерезать - чужих и своих, да хоть самого Сатану и меня. А потом и друг друга начнёте резать, до последнего. Ух, задавил бы я вас прямо сейчас, отродье поганое! Ну, подождите, доберусь я до вас.
Раздался стук в дверь, которая затем медленно приоткрылась, и неё боком осторожно вошла серая фигура человека и нерешительно встала, оглядываясь. Главчёрт помахал человеку рукою.
-О, Подхалим, бегом ко мне.
Усердно громко дыша, Подхалим подбежал к Главчёрту, с высунутым по-собачьи языком.
-Что, опять пришёл на тренировку задницу лизать?
-Ой, и не говорите, - зардел от смущения Подхалим, - пришёл, пришёл, куда же я без вас. - Он захлопотал вокруг Главчёрта, вздыхая, цокая языком, качая головой и прижимая ладони к щекам. - Ах, вы весь в крови, как мясник, и некому за вами ухаживать. Слезами обливаюсь, глядючи на вас. Позвольте, я вас очищу от кровушки.
-Похвально, что ж не позволить, ну-ну, дерзай, - погладил чёрт Подхалима по голове. - Способная ты сволочь, на лету всё схватываешь. Я тебя с каждой минутой всё больше люблю.
-Взаимно!
-Не сомневаюсь в том, что Сатана останется тобою доволен. Возможно, ты очень быстро подымешься высоко и займёшь большую должность среди чертей. Но ты знай, гнида, помни всегда, кому ты будешь обязан своим восхождением. Может случиться так, что я низко паду с высоты своего величия, и тогда я к тебе приползу на карачках, лизать тебе задницу. - Он за ухо приподнял Подхалима от пола, и тот задрыгал ногами в воздухе. - Но ты ведь не будешь ко мне слишком жестоким, не будешь с меня шкуру сдирать живьём?
-Ой, не буду, ой, не буду! Ухо, ухо моё оторвётся, - извивался Подхалим.
-Ну, гляди у меня, - отпустил его Главчёрт. - И вы у меня все глядите, сволочи, - тыкал он кулаком в сгорбленные фигуры, сидящие у прохода.

Бубня под нос, Главчёрт поправил на себе сверкающие награды и бодро направился к сцене. Растрёпанные адъютанты зашагали сзади, горя малиновыми мордами и перемигиваясь с ухмылочками. В нос Главчёрту вдруг шибанул отвратительный запах, и он почувствовал непонятную тяжесть в боковом кармане мундира. Удивлённо взметнув брови на лоб, он остановился и с задумчивым видом медленно затолкал руку в карман. Замер на несколько секунд, затем осторожно вынул обратно руку и поглядел на неё, отвратительно морщась. Рука была в тёмной кашице.
-Какая свинья посмела покуситься на мой карман? - срывающимся голосом сказал Главчёрт, обводя взглядом зал. - Кто, спрашиваю, испражнился?
Видя такое дело, Подхалим решил свалить, и по стеночке, по стеночке заскользил к выходу.
-Ку-уда? - Он был крепко схвачен за шкирку и поднят в воздух. Свирепо глянув на Подхалима, Главчёрт тщательно вытер им свою замаранную руку. - Ты, гнида, отирался возле меня, твои проделки?
Тот от страха дрожал и мычал как немой.
Багровый, Главчёрт выкатил глаза да как заорёт:
-Хватит мне басни рассказывать, лапшу на уши вешать!
Подбросил его и пинком под зад. Отлетев, упав на каменный пол, Подхалим подскочил мячиком и как сумасшедший бежать из зала под свист и визг адъютантов.
Главчёрт заревел на них:
-Признавайтесь, подлецы, кто из вас!
-Это - не мы. Это - они! - указывали черти руками на зал.
-Не могли людишки так ловко проделать, способностей не хватит! Признавайтесь, уроды, размозжу я вас!
-Никак нет! Никак нет! - визжали черти, руки по швам и тянулись изо всех сил, тянулись вверх, треща шкурами.
-Уничтожу всех! Растопчу!
-Никак нет! Никак нет! - Черти дико вращали выпученными глазами.
-Подлецы, подлецы, - пыхтел Главчёрт и рукой хватал их за огромные рожи.
Вдруг он оставил чертей и стремительно, легко как юноша взбежал по лестнице на сцену и как ни в чём не бывало стал по ней важно расхаживать. Хмыкнув, разулыбался:
-Хочу откровенно, как на духу перед вами признаться, господа, и покаяться. Я не тактик, нет. Я - стратег. К чёрту тактику! Я привык мыслить космическими масштабами. С вашего позволения, господа, я вас покину, увы, дела. Если возникнут вопросы, обращайтесь к моим адъютантам, они вас внимательно выслушают. Совершенствуйтесь, господа, и помните, что я для вас - идеал. Был счастлив знакомству. Мы ещё обязательно встретимся. Адью.           



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 02.12.2018 в 14:03
© Copyright: Иван Рахлецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1