Жизнь продолжается


"На войне убивать и не хочешь, но надо, потому что война: или ты, или тебя.
А ещё убивают из-за того, что другой цвет кожи, иной язык и живут не по тем понятиям, не по тем обычаям и неправильно молятся.
Убивают от гордости, злобы, жадности, зависти или косо взглянул, не так ответил, не уступил дорогу. Убивают в бешенстве, убивают по пьянке не помня. Бывает - из-за несчастной любви, ревности, из мести, бывает - по заказу, а бывает - по ошибке или случайно...
Убивают за то, что один мешает другому: не могут поделить власть, ворованное, награбленное.
Или просто так, от нечего делать, или по спору, и такое бывает. И ради удовольствия убивают маньяки, как фашисты в концлагерях. Точно так же и главари террористов, изверги, враги человеческие, прикрывающиеся религией. Они - не мелкий бес, они - крупняк, не меньше Гитлера, и без убийств обойтись не могут, как наркоманы без наркотика. Для них существует один только высший смысл и одна только высшая идея - убивать как можно больше людей. Посылают смертников, сделав их безумцами и живыми бомбами, а сами со стороны наслаждаются зрелищем - как те, безумцы, взрывают себя и убивают людей. А появится возможность у этого крупняка, - остановиться не в силах будут, - и превратят весь мир в один пылающий ядерный факел". Я губкой, придающей блеск, почистил ботинки и вышел из дома с видом человека, у которого всё в порядке.
Белый мягкий снежок выбелил землю, словно праздничной салфеткой прикрыл её унылую наготу. Погода пасмурная, тепло по-весеннему и воздух без смога, свежий, прозрачный. В сизых тучках слабо горит кругляшок солнца. На макушке высокого бетонного столба, чернея, зычно каркает ворона. Возле помойки стоит лохматая собака с открытой пастью и хрипло надрывно кашляет, до рвоты. У её ног ледяной кусок объедков, который она, похоже, только что грызла и им подавилась. Вид у бедолаги гадкий: на длинной грязнущей шерсти, свисающей сосульками, комки дерьма.
К помойке едва волочится на слабых ногах - наружностью не лучше собачьей - человек-доходяга с багрово-синим, в коростах, бородатым лицом, через плечо сумка. На него, несчастного, только взглянешь и сразу подумаешь, что он не долгий жилец на этом свете, и не сегодня завтра будет подыхать никому не нужный, как бродячая собака, где-нибудь возле помойки. Не устаёт поражать богатое разнообразие жизни: речь не об особняках, не о лимузинах, не о торжествах, не о домашнем уюте... кому-то на праздники смерть, а кому-то вместо застолья помойка.
Я иду по улице и, как многие прохожие, имею вид человека, у которого всё в порядке. "Младенец едва успел родиться на свет, а у него с матерью уже есть лютые враги, которые ненавидят их и стремятся убить только за то, что они живут на свете. Изверги навзрывали, наубивали и затаились в своих щелях, норах, выжидают опять удобный случай выползти".
Светофор загорается красным, и останавливаются автомобили. Бросается в глаза новенькая белая "Тойота", в салоне грохочет музыка. За рулём хрупкая страшненькая девушка в лёгкой кофтёнке. Ей радостно. Она, утопая в комфортном сиденье, вертится, дёргается телом и поёт.
Суетливо кругом: на дорогах автомобили, на тротуарах прохожие.
В небе за тучами гудит самолёт.
Площадь разноцветно сверкает красавицей ёлкой, ледяными горками, сказочными фигурами и крепостями с башнями.
Витрины магазинов в ярких гирляндах.
Наступающие праздники!
Жизнь прекрасна!
Бой часов - Новый год!
Салют, весёлый грохот, расцвеченное небо россыпями огней.
Ликование, пестрящие наряды, тосты, хрустальный звон бокалов, радостные лица, золотистый дождь. Взмах палочки чудесного маэстро, упоительная музыка, блеск, сверкание, хлопки, конфетти, восклицания, смех, манящие губки в блёстках, сладкие поцелуи, сияющие от счастья глаза...
А где-то грохочут смертоносные взрывы...




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 01.12.2018 в 06:55
© Copyright: Иван Рахлецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1