Часть I. Нарушенные планы (2. Номинальный квартиросъёмщик)


Часть I. Нарушенные планы (2. Номинальный квартиросъёмщик)
2. Номинальный квартиросъёмщик

     - Дайте поспать, садисты… - услышал он в ответ невнятное мычание. - Не буду я играть!
     Следак ещё раз тряхнул спящего и когда тот попытался открыть глаза, уведомил подозреваемого:
     - Всё, Сеня… Доигрался! Боюсь, что игр больше не будет!
     - Какого лешего надо? – продирая глаза недовольно отозвался Сеня. - Вы кто?
     - Инспектор УГРО Рябинин Сергей Сергеевич. – представился следак.
     - А… Опять соседи что-то накапали?
     - Нет, Семён, соседи тут ни при чём. Вы Мавродис?
     - Во первых, не Семён, а Симеон. И не Мавродис, а Мавродиус. Моей фамилии присущи греческие корни!
     - Ну, а моей – древнеславянские. Так что, мы квиты , надеюсь… - парировал Рябинин. - Кто хозяин квартиры? Вы?
     - Номинально - я.
     - Что значит, номинально? Родители где?
     - В Лангепас уехали. Город нефтяников строить.
     - Сибирь, то есть, осваивать?
     - На хрена им осваивать? За длинным рублём мотанули.
     - Понятно. Ну, а вы что же не мотанули? На месте решили обогожаться?
     - Что вам надо, в конце концов? – не выдержал обладатель фамильных греческих корней, игнорируя последний вопрос.
     - Так вы не знаете даже, что у вас случилось?
     - Понятия не имею. Что такое могло у нас случиться?
     - Жора… Георгий Трикстер погиб… Тело его обнаружено под вашим балконом, гражданин Мавродиус.
     - Вау! Как это - погиб… - повторил Сеня ошеломлённо и мгновенно приходя в себя. – Убит, что ли?
     - Я сказал – погиб. Но, возможно, что и убит.
     - Ерунда какая- то… - в полном недоумении развёл Сеня - Симеон руками.
     Такие моменты в опросах и допросах для любого следователя являются самыми ключевыми. Критическими, можно сказать. Надо лишь внимательно наблюдать за реакцией опрашиваемого. И верно оценить, насколько естественна оказывалась его реакция на экстремальное сообщение. Мавродиус, безусловно, это испытание выдержал. Искренность его поведения не вызывала сомнений.
     - А что тебя, собственно, так удивляет? – продолжил Рябинин. – Убит, не убит?
     - А то... Убийство тут исключено!
     - Это почему?
     - Кто мог на него наехать? Мы всю жизнь здесь прожили. Нас весь город знает!
     Для их небольшого городка это было вполне правдоподобно. Все знали всех. Музыканты – музыкантов. Спортсмены – спортсменов. А криминал знал и тех, и других.
     - Это… уважаемых людей ты имеешь ввиду? – всё же уточнил Рябинин.
     - Их, родненьких! Про вавилонское столпотворение слышали? Блин… Скажу как на духу… Кого тут только не было! И бандиты, и менты… Пардон, не менты, а эти… работники правопорядка. Да здесь весь город светился, если хотите знать!
     Весь город светился… Интересно, как этот сияющий азартом свинарник до сих пор оставался вне поля внимания соответствующих структур? Ох, уж эта вечная должностная расхлябанность! Впрочем, и других, куда как более серьёзных дел, у них теперь хватало.
     - Перестройку благодарите. - обронил следователь. - Был бы вам всем… полный Вавилон!
     - А плевать! – пренебрежительно отмахнулся Бобан. - Я раньше тоже думал, почему нас не трясут нисколько. Удивлялся даже. А потом догадался!
     - Ну-ка, ну-ка…
     - Да вот, взять хотя бы Кешку. Это Перельман Иннокентий, на математике чокнутый! Он самый честный у нас, никогда не пытался химичить или мухлевать. Ибо, с виду – еврейчик безобидный. А папа у него знаете кто? Начальник первого отдела! На самом секретном заводе. Улавливаете? И у Гассермана подвязки крепкие имеются. А Макарыча и в областном отделе образования знают. Так что, извините. Тылы у нас крепкие!
     - Благодарю за откровенность. - кивнул Рябинин. - Или это предупреждение?
     - Понимайте как хотите. Я сказал как есть!
     - Неплохо вы устроились, ребятки. Вот только, надолго ли? – следователь глянул на часы и задал следующий вопрос:
     - Кстати, у Трикстера имелись связи с уголовной средой?
     - Особых, насколько мне известно, не имелось. Конечно, он знал их почти всех. Здоровался мимоходом. И кое с кем даже общался. Но не из основных, а из среднего состава, так сказать. В общем, блатные вполне даже ценили его.
     - За что?
     - Он был для них небесполезным клиентом.
     - В смысле?
     - А он не жадничал никогда. Мог одолжить на жизнь при случае. Или сбросить мелочёвку на бутылочку горькой. В общем, всегда входил в положение. Разве это не ничего стоит? Жорж шутил даже: «Для нас, други, лучшая защита – деньги. Картёжников все уважают! Только жмотничать не надо…» Нет, нереально, что кто-то мог его тормознуть. Кроме сявок каких-нибудь… Совсем безмозглых!
     - Никто его не тормозил, Симеон. Предположительно, он упал с твоего балкона. – объяснил, наконец, следователь.
     - Как, упал? Почему с моего? – мотнул курчавой головой Сеня. - Что за чушь? Дайте опомниться…
     - Откуда он мог ещё упасть? С крыши? – саркастически поинтересовался Рябинин. - Ну-ка… Паспорт мне свой покажи. Заодно и балкон мне надо осмотреть.
     - Идёмте. Нет, нет… Это фигня какая-то! Чтобы Жорж упал с моего балкона? Да, с какого рожна, спрашивается?



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Психоделическая литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 23.11.2018 в 19:05






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1