Климат-машина


1

«Пятьдесят два градуса», – подумал Дмитрий, глядя на висящий за окном термометр из-за задёрнутых ещё с раннего утра штор.
Солнце висело над Москвой, и ничто не могло от него укрыться на улице. Только в квартирах с кондиционерами и вентиляторами находили люди своё спасение.
«И так каждый год», – пришло на ум к Дмитрию. Да, каждое следующее лето было жарче предыдущего. Ну, три года назад, в 2047-м, глобальное потепление всё-таки не сильно ощущалось, так как нефть кончилась и загрязнение атмосферы упало скачком. Правда, уже в 2048-м скачком и выросло: заводы больше не скупились на токсичные выбросы, так что парниковый эффект усилился в разы.
Теперь же стоял июль 2050 года, и в Москве было за пятьдесят градусов. В Питере было полегче: по прогнозам синоптиков, там жара не должна была превышать сорока пяти. Дмитрий невесело усмехнулся: «По прогнозам…»
Да он сам был синоптиком и поэтому мог примерно сказать, что на Земле творится.
По непонятным причинам атмосферное давление над умеренными широтами стало увеличиваться (по донесениям других метеослужб, то же самое происходило и на экваторе), а на полюсах и в тропиках, наоборот, – уменьшаться. И в этом году температурные аномалии достигли критической точки; если так будет продолжаться и дальше, то планета погибнет.
«А ведь конец света уже близко», – подумал Дмитрий. Ну ещё бы: теперь самое жаркое место на Земле находилось не в Северной Африке, как было долгие годы, а в Средней Азии – в Ташкенте столбик ртути в термометре показал плюс шестьдесят пять, чего ещё никогда не бывало.
На экваторе среднегодовая температура шагнула за тридцать градусов, чего тоже никогда не было: обычно там чётко держалось плюс двадцать шесть. А в Сахаре и Австралии с каждым годом становилось всё холоднее.
«Но всему должен быть предел!» – подумал Дмитрий и ударил кулаком по подоконнику. И тут к нему в голову пришла одна идея.
Он отошёл от окна, уселся за стол, достал большой лист бумаги, линейку и карандаш и погрузился в творчество…

2

Придя на следующий день на работу, Дмитрий не пошёл в зал прогнозов, а направился прямо к помощнику начальника метеоцентра по научным вопросам, благо тот всегда приезжал рано, уезжал поздно, а пока он работал, дверь его кабинета всегда была нараспашку.
Так и теперь; заглянув в кабинет прямо из коридора, Дмитрий спросил:
– Можно?
– Да-да, заходите, – ответил помощник по научным вопросам и только после этого поднял взгляд от бумаг, которыми был завален его стол. – Знаете, по улицам гулять сейчас опасно: жара ужасная…
– Я придумал, как решить эту проблему – и, надеюсь, надолго, – сказал Дмитрий, входя в кабинет, и развернул свой чертёж на столе у хозяина помещения.
– И что это? – для виду спросил помощник по научным вопросам, изучая глазами предложенный рисунок.
– Чертёж машины, которая сможет изменить климат Земли в нужную сторону. Вот смотрите: эти вентиляторы будут перемещать воздушные массы, а холодильники и нагреватели станут регулировать температуру…
Дмитрий объяснял принцип действия своей установки ещё минут десять, и на лице его единственного слушателя отражался всё больший интерес.
– …Одна проблема: по моим расчётам, машина должна находиться на высоте нескольких километров над уровнем моря, чтобы обеспечить…
– С этим мы справимся, – перебил Дмитрия помощник начальника метеоцентра. – Ваша идея мне понравилась, я обязательно поговорю со своим боссом о её осуществлении. Если не получится, – обращусь напрямую в министерство науки или даже к президенту… нет, в Совбез ООН! Но я обязательно добьюсь, чтобы эта установка была построена. В ней – наше спасение! – И он пожал Дмитрию руку. – Спасибо за проект; если что, планета вас не забудет! А теперь (будьте так добры) возвращайтесь на своё рабочее место…
Дмитрий вышел из кабинета и зашагал в зал прогнозов. Он готов был прыгать от радости: нашёлся же человек, который принял всерьёз его идею! Только бы и остальные такими же оказались…

3

– …Простите, но – нет, – сказал начальник метеоцентра. – Чтобы какому-то сотруднику решать вопрос мировой важности – ну уж нет!..
– Вы отказываетесь?! Но это же… спасение для планеты! Если так и дальше будет продолжаться…
– …то я вас уволю, – ответил начальник. – И не трясите так этим чертежом: всё равно вам меня не переубедить. Всего доброго.
– Я… я… Да я в министерство обращусь! И к президенту!.. – восклицал помощник по научным вопросам, направляясь к выходу и продолжая потрясать листом бумаги, который держал в руке.
– Да на здоровье, – отмахнулся босс.

4

Прошло два дня.
Дмитрий как раз сидел в зале прогнозов и рассчитывал движение воздушных масс вокруг Москвы на следующую неделю, как вдруг кто-то тронул его за плечо и тихо окликнул:
– Дмитрий Борисович?..
– Да, – ответил он, повернувшись. – Что нужно? Кто?..
– Я из Специальной комиссии при министерстве науки и техники, – сказал невысокий темноволосый человечек лет сорока в чёрном костюме. – Я получил сообщение о том, что вы создали чертёж машины по перемене климата. Я пришёл, чтобы взять его для рассмотрения комиссией.
Дмитрий молча вынул из стопки бумаг под клавиатурой компьютера нужный лист и отдал человеку из министерства, на всякий случай пояснив:
– Это копия. Оригинал я оставлю у себя – так, для непредвиденных обстоятельств… Там на обратной стороне ещё смета – сколько это всё будет стоить. По моим подсчётам, около полумиллиона долларов…
– Благодарю, – ответил нежданный гость, сложил чертёж, всунул в свой портфель и, сказав: – До свидания, – исчез в неизвестном направлении.
А Дмитрий вернулся к работе.
Какое счастье, что его проект приняли для рассмотрения, а то даже кондиционеры уже не помогают…

5

Ещё через два дня, поздно вечером, Дмитрию позвонил помощник по научным вопросам – и, судя по голосу, он был очень взволнован и обрадован.
Причину своего хорошего настроения он выложил сразу же:
– Представляете: президент лично одобрил проект и даже выделил деньги из бюджета – не полмиллиона долларов, а миллион! Завтра начнут сооружать… а когда доделают и запустят, можете сказать нашему общему начальнику, что он грязный ботинок семидесятого размера! Нет - восьмидесятого!
Дмитрий отключил телефон, почувствовал, что заразился радостью своего собеседника.
Да: если всё пойдёт так, как он рассчитывал, то можно будет считать, что он спас мир.

6

Машину конструировали две недели, и за это время стало очевидно, как она нужна миру.
В Антарктиде впервые в истории случилась гроза (сухая, конечно же: откуда дождь при тридцатиградусном морозе?), бушевавшая три дня подряд; молний было так много, что они позволили затянуться «озоновой дыре» над Шестым материком, превращая своими импульсами кислород в озон. Но всё же это было слишком ненормально, чтобы оставить происшествие без внимания.
В Сахаре прошёл дождь, начавшийся днём, а ночью превратившийся в снег. По пескам Египта, Судана и Чада прокатился смерч, унёсший тысячи жизней и причинивший ущерб в сотни миллионов долларов.
В Индии после резкого похолодания умерло около двух миллионов человек. В Бразилии люди стали умирать от перегрева.
А кроме того, ледники Арктики успели растаять до конца, да и на другом полюсе Земли уже давно не было сильных морозов…
Короче, до всех дошло, что мир гибнет. И только климат-установка могла отсрочить конец света.

7

…В субботу, двадцать третьего июля, Дмитрий и его коллеги сидели в каком-то кафе и праздновали запуск машины в атмосферу. Снаружи шёл дождь, завывал ветер, но никому не было до этого дела. Изобретателя поздравляли, хлопали по плечу, наливали ему ещё и ещё, а он за это рассказывал друзьям, как всё прошло.
– Это всё было на каком-то полигоне около Москвы, – говорил Дмитрий, регулярно прерываясь, чтобы отпить немного из своего бокала, в котором, казалось, никогда не кончится жидкость; и речь его становилась всё более невнятной и путаной. – Там было ну просто очень много людей, и все – в странному возбуждении, граничащем с ненормальностью… А что вы смеётесь? Я вроде ничего смешного не сказал… И представляете, меня и машину, которая там тоже, естественно, была, постоянно фотографировали. Зачем? Ведь я не президент и не суперзвезда… Мне повезло оказаться около пункта дистанционного управления машиной, и я видел, как… Короче, там человек стоял; вот но нажал на красную кнопку… ну, ещё что-то сделал, рычажки подвигал… Я… это… к нему подхожу, спрашиваю… ну, меня заинтересовало… «А когда в двигателях топливо кончится, машина что, упадёт?» Не забывайте, что она должна была подняться на десять километров, а потом дре… дрейфовать на… на юго-запад… чтобы затем пройти над… нет, не пройти, а пролететь!.. над Африкой… и ещё над Бразилией… А он мне и отвечает: «А тут, понимаешь, такая схема: чем меньше топлива осталось, тем меньше мощность двигателя и, следовательно, высота полёта»… Представляете?.. – Дмитрий залился глупым смехом. – Вот что значит – умный человек!..
Внезапно тренькнул чей-то телефон, оповещая о получении сообщения. Все переглянулись, кое-кто даже проверил своё устройство, и кто-то сказал Дмитрию:
– Похоже, это у тебя.
Но тот уже доставал свой древний восемнадцатый «айфон». Пробежался глазами по экрану и, явно ошарашенный, сказал:
– Слушайте, тут такое… Сейчас прочитаю… «На Москву движется ураган; прогноз его силы с каждой минутой становится всё неблагоприятнее. Предположительная причина – потеря управления климат-машиной…» Нет, ну вы представляете, а? Чтоб моя машина – и… Ой, мне ещё одно сообщение пришло…
Дмитрий прочитал эсэмэску и вдруг резко опустил руку с телефоном, так что тот громко соприкоснулся со столом, не разбившись по причине своей бронированности. Все удивлённо и даже немного испуганно смотрели на синоптика-изобретателя.
– Там говорится… – Дмитрий не сразу справился с голосом, поэтому первая фраза прозвучала немного хрипло. – Там говорится, что пункт дистанционного управления установкой только что сдуло ветром (да и как не сдуть: это просто большая палатка…). Машина летит сама по себе. Хоть она и удаляется от Москвы, но сверхмощные вентиляторы работают исправно, и… Министерство обороны уже выделило истребитель, который должен будет сбить машину. Он взлетит, как только я отвечу на сообщение. Причём – в любом случае, независимо от того, отвечу ли я «да» или «нет». Как вы считаете, что я должен сделать?
– Если машину не остановить, нас снесёт – да что нас, весь шестнадцатимиллионный мегаполис слетит с земли к чертям! – ответил кто-то, сидевший через два места справа от Дмитрия. Тот не разглядел его лица: мозг был затуманен алкоголем и дезорганизован информацией.
– Но климат… – попытался возразить Дмитрий, но собеседник тотчас его перебил:
– Да всё теперь будет нормально! Озоновый слой восстановлен, так что от солнечной радиации никто не умрёт. Сейчас я посмотрю в Интернете, что уже сделала твоя машина… – Метеоролог вытащил из кармана свой коммуникатор и с минуту усиленно им занимался. Потом начал читать с экрана: – Циркуляция воздушных потоков изменена приемлемым образом: по расчётам, в тропках теперь будет работать западный перенос осадков, так что Сахара и Атакама станут не такими пустынными, как раньше. Атмосферное давление в умеренных широтах понижается… – Метеоролог глянул на Дмитрия и продолжил: – Ну, может, с этим ты немного переборщил… Короче, теперь у нас будет не так жарко. Конечно, жаль, что Арктика растаяла, но тут есть заметка, что остался маленький островок, где изо льда торчит столб с табличкой «Северный полюс»… к тому же, Северный Ледовитый океан – это великолепный морской путь из Евразии в Америку! Так что можешь смело… э-э-э… выключать свою машину. Вед знаешь же, что даже хорошие вещи могут стать опасными…
– Отсутствие добра есть зло, но чрезмерное добро – это зло двойное, – пробормотал Дмитрий и отправил в Минобороны сообщение, в котором было одно лишь слово: «Да».

Погода снаружи всё ухудшалась. Дождь за окном превратился в ливень, от ветра дребезжали стёкла, готовые прогнуться и лопнуть под напором воздуха.
Дмитрий и ещё несколько метеорологов и синоптиков сидели в кафе, не решаясь выйти наружу и ожидая разрешения ситуации. Было уже девять часов вечера, но никто не расходился, и кафе не спешило закрываться: все понимали серьёзность положения.
– Как только машину уничтожат, мне напишут об этом, – депрессивно сказал Дмитрий. – Это случится минут через пять, не более.
Он представлял себе, как всё произойдёт: сверхзвуковой самолёт приближается к цели, пилот наводит ракетомёт, далее – короткая вспышка, разлетающиеся во все стороны уцелевшие детали и победный рапорт командованию…
Прозвучал короткий сигнал телефона, и Дмитрий успокоился. Сказал всем:
– Ну вот: всё кончено. Теперь можно и по домам. Только побыстрее: ураган дойдёт до Москвы через час плюс-минус тридцать минут; ветер будет силой десять–одиннадцать баллов, выпадет двухнедельная норма осадков, температура опустится до двенадцати–пятнадцати градусов. Надо поторопиться.
Компания собралась, расплатилась и вышла под дождь, где людей ждали их автомобили.
У дверей кафе Дмитрий поравнялся с тем метеорологом, который советовал отключить климат-машину, и тот сказал горе-изобретателю:
– Знаешь, не всякое устранение добра есть зло. Рано или поздно твою установку нужно было бы отключить, так что лучше сейчас, чем потом, когда может стать уже слишком поздно.
– И то верно, – ответил Дмитрий, садясь в машину и заводя электромотор.
Домой он доехал вовремя: как раз когда он входил в квартиру, ураган достиг границ огромного города.
В эту ночь он спал спокойно, как человек, выполнивший сложную миссию, и ни шум ветра, ни треск ломающихся деревьев и рвущихся проводов, ни плеск воды, извергающейся с небес на крыши зданий и дороги, не могли его разбудить.

26 – 27 июня 2018,
Красноярск.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 23.11.2018 в 13:03
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1