Сергей Петрович Любушкин


Сергей Петрович Любушкин
Странно, что некоторые события оставляют в памяти, столь любящей отсеивать второстепенное, любопытные загадки всплывающие в блокнотах, и черновиках.
Людьми, их словами, действиями, поступками, иногда ставятся столь необычные задачи, что осмысление их занимает годы.
При этом, ничего особенного как бы не происходит. Просто человек совершает свойственные его природе дела. Насколько необыкновенно всё это выглядит, почему-то становится ясно только через время.
Почему благость понимания, даруется нам или ощущается, как некое чувство, но только неожиданно, вспышкой?
Неужели если бы мы могли осознавать всю чудесность нашего существования, сама жизнь протекала бы по-другому?
Но суть всё равно в том, что происходящее раньше, не кажется чудом сразу. Должно пройти время, чтобы события "очудесатились", возвысившись до некоего уровня от обыденности, породившей их. Устоялись, пришли в норму, очистились от наносного, и ушли в вечность истинным своим значением, став нашими творениями, готовыми позже вернуться в обновлённый мир надежды.

Сергей Петрович опекал Любу.

Странно как два этих человека пришлись по пути друг другу. Особенно если учесть, что с самого Сергея можно было смело списывать литературное произведение.
Высок, плотен, красив, и определённо имеющий как минимум по одному набору душ, на каждый подходящий для этого случай, он неизменно поражал видящих его, талантом и разнообразием интересов, что конечно же, позволяло им тайком выдыхать ему в спину: «Талантище!», осмысляя до каких широт в странствиях своих, может докатиться дух человеческий.
Не то, чтобы Сергей Петрович был сознательно лицемерен, или плох, просто Природа, по одной ведомой ей причине наделила его странным даром менять грани характера, подобно тому, как некоторые люди, по ходу жизни меняют шляпы на головах, временами, оказываясь сами себе режиссёрами и лицедеями.
Однако люди хоть и отличаются друг от друга порядочно, но всё же схожи меж собой.
В этом отношении Сергей Петрович каждую свою новую душу, доставал откуда-то оттуда, где возникновение её, проследить не представлялось возможным.
Извлекалась ли она подобно кролику из цилиндра с двойным дном, или являлась из воздуха, но каждое её земное занятие сопровождалось лёгким удивлением толпы, постоянно и бессистемно окружающей его.
Где-то в недрах этих столпотворений, были растворены и нумизматические поиски, и написания стихов, и общественная деятельность, и иные не менее важные, циркулирующие по некой диагонали, мысли и дела. На одном из концов этого вектора удобно располагался Сергей Петрович, на другом --- все остальные.
Одна из его душ, вполне могла претендовать на звание Товарищ года, будучи удивительно милосердной, обладая странным пониманием душ других, несчастных, забитых, по-детски инфантильных в отношении жизни. Вот и удумалось ей, отправить на конкурс, куда он сам должен был поехать, стихи подобного человека-девочки, лет так сорока.
По неизвестной причине развитие Любы остановилось между подростковыми годами становления, и желанием брать на себя хоть какую-то ответственность. Если бы не проскакивающие старушечьи интонации в голосе, я бы пожалуй так и думала, что ей около шестнадцати, потому как занижать биологический возраст ещё больше, было попросту совестно.
Худоба, прикрытая грязной чёрной юбкой в пол, и более вычищенным розовым свитером, никак не могли скрыть проблематичность ситуации.
Одна женщина, на одной из многочисленных школьных линеек, старательно развязывала верёвочку от воздушного шарика, чем довела до слёз сына.
Люба так же старательно разглаживала пакетик от пирожка, пряча его в карман.
Забитость и мелочность. Тяжесть жизни. Сломленность. Упрямая поза.
Она не признается в том, что ей жалко кусочек пластика. Только жалкая улыбка.
Только: «Я себе ещё пирожок куплю».
Положу в пакетик этот, летит растворившимся эхом, невысказанное. Летит в интерес людей окружающих Сергея Петровича, но не остаётся в нём, оседая где-то на дне сложных литературных разговоров, незамеченное и неуслышанное, что есть вот такая хорошая бережливая Люба, которая даже пакетик не выбрасывает. Слышит ли он её?!

Запорожье по сути своей индустриальный город, местами отделанный витринами магазинов, местами гаражными трущобами, и непонятно как, переходящими из одной в другую улицами.
По одной из таких улиц проносила своё существование Любушка.
По другой, спустя несколько часов, мыкались мы с Феликсом Феликсовичем, из стоического упрямства не соглашаясь вызвать такси, которое минут за 15 довезло бы нас до места.
Рождество ли тому причиной, или что ещё, но все наши попытки добраться до общежития, оканчивались ходьбой по кругу, обрывающейся бессмысленным перетеканием из переулка в переулок, до самой глубокой ночи.
Поэты представляют из себя очень любопытных товарищей, внутренние бурдючки которых, переполняясь от избытка эмоций, облагораживают окружающих интеллектуальным творческим продуктом, подобным древнегреческому нектару, хотят окружающие того или нет.
Переполненные подобным, движимые жаждой непонятно какого открытия, за которым теперь почему-то неизменно угадывается детское ожидание чуда, мы с ослиным упорством, прокладывали себе дорогу сквозь снега, безветрие, и читали стихи.
Вперёд к ночлегу, к утру, к выступлению, к Рождеству, бодрящему и не позволяющему хотеть спать настолько, что верный поворот, многоэтажки, лифт, нежелание спать несмотря на два часа ночи, стремительно проносились фейерверком радости.

Блок общежития.
Дверь. Кровать.
Люба.
Приехали…

Я сразу ухожу в туалет. Надо хорошенько всё обдумать.

Мужская комната подаёт голоса. Через закрытую дверь доносится смех.
- Взял вот девочку. Стихи прислала. Такая себе.
Между там и между здесь. Между тем и этим. Между упрямым Донецком, и глупой равнодушной Украиной. Между здоровьем и болезнью. Между необыкновенным человеческим терпением и редкой сволочностью характера Сергей Петрович как-то умудрялся жить и благоденствовать, тогда как у любого другого подобные междометия вызвали бы когнитивный диссонанс, и расстройство желудка. Но он не был бы собой, если бы не был слеплен из более крепкого теста, нежели все окружающие его. Теста более чувствительного и ранимого, потому как был ещё и поэт.
Он вообще много чего писал. Много подвижничал на ниве литературы.
Феликс Феликсович подаёт голос. Его внешность хуторянина, скрывающая под собой острый ум, и тонкую наблюдательность, таит немало секретов, которые следует обходить стороной.
Нехорошо подслушивать, но я уже понимаю, что внешнее уважительное отношение к Любе, скрывает за собой насмешку, с оттенком презрения, которое люди воспитанные никогда не продемонстрируют.
По коридору, спать.
Любушка рассказывает, рассказывает. И как будто не существует для неё ничего из того, что я в жизни ей не поведаю. Для меня же есть только надежда на здоровый укрепляющий сон.

Вставать. Спешить. Собираться вместе со всеми завтракать.
Люба просто не хочет. Ей всё равно.
Инфантильность в чистом виде.
- Да ей за сорок, знаешь?
Очередная душа Сергея Петровича мило кусает булочку, разговаривая с Феликс Феликсовичем о семье. Оба давно и благополучно женаты. Всё в порядке, завтрак бодрит.
Кашляю, поперхнувшись кофе. Меня деликатно хлопают по спине.
- Как так за сорок?
- А ты думала она твоя ровесница? Непростая жизнь у неё конечно. Но бывает всякое. Премию же получила, значит, голова работает.
Воспитанные люди. Стараются найти лучшее в человеке. Я не стараюсь, и тихонько ухожу делать ксерокс. Улыбайся, и помалкивай, потому как что ты вообще кому скажешь? Всё, так как всегда.
Люба спит.
Комнаты в общежитии просторны, и хорошо освещены. Наконец Сергей Петрович отправляется будить наше спящее величество.
Если бы ни это, сомневаюсь что она пришла бы в ДК.

Со сцены льётся поэзия. Откуда милая? Ты ведь берёшь эту необыкновенную духовную зрелость откуда-то? Проявляешь её в стихе своём.
Ведь есть же и в тебе взрослость. Есть и сила, и свет.
Красота и воля.
Только в жизни, где это всё? Где простор?
Сергей Петрович тоже думает, и ищет ответ.

Позже Люба пытается сфотографироваться у входа в храм, рядом со статуей Богородицы, и лекция по истории церковной живописи, которую нам должны читать, отходит на второй план.
Объясните подростку что привлекающее, и являющееся объектом его желаний не всегда полезно.
Объясните Любе что такое понимание, и что это не просто кусок камня.
Растолкуйте разницу между внешним и внутренним.
Объясните это, и возможно вы спасёте всех нас от самих себя, и сложите все души Сергея Петровича в одно целое.
Возможно, у вас получится.

На лекции, я писала в блокнот. Писала так агрессивно, что меня, пожалуй, сочли несколько сумасшедшей. Но нужно было хоть как-то избавиться от происходящего, от глубинных поступков и мотиваций окружающих, от всей этой жизни, от лектора вещающего, но не желающего вдуматься в первопричины исторической ретроспективы, превратившего набор фактов, в возвышенное поклонение Мифу, без переосмысления.
От окружающих, внимающих каждому слову, и радостно хлопающих.
Не было возможности отделаться от мыслей, что за каждым живописным полотном, стоит художник сотворивший его.
Какой прекрасный сюжет воплотил Гюстав Доре, в картине «Убийство Авеля Каином»!
Давайте похлопаем ещё громче!
А ведь это всего-навсего попытка объяснить, почему мы начали убивать друг друга.
Просто-напросто из-за того, что у кого-то дым от жертвоприношения, пошёл вверх, а у кого-то начал стелиться по земле.
Такая вот философия, приправленная чёрным юмором в мрачной сказке.
Но сколько выросло из этого, включая картину Доре.
Выросло, и докатилось до нас в двухтысячные годы, вызывая восторг.
Смотреть и плакать.

Любушка радостно хлопает вместе со всеми.
Пожалуй, по сравнению с этим, можно и у памятника сфотографироваться.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 6
Количество просмотров: 25
Опубликовано: 19.11.2018 в 14:54
© Copyright: Дотнара Каримова
Просмотреть профиль автора

Паша Поворотов     (22.11.2018 в 13:16)
Доброго времени суток. Давненько я не читывал хороших, добротных историй... Особенно нравится, что здесь нет "указующих" акцентов и перстов - кто, мол прав, а кто нет и автор не осуждает ни Сергея Петровича, ни Любу. Жаль, что инфантилизм и неумение свести причины и следствия - страшная беда многих и многих людей. Как с этим бороться и как "лечить" я не знаю, да и я сам (например :-)) для более продвинутого и гармоничного человека покажусь ходячим набором подростковых комплексов и "срисованных" паттернов :-). Кстати, один из известных психиатров Эрик Берн (возможно, второй по величине после Фрейда) написал в одной из своих книг, что мол, все наши комплексы и проблемы - это "незавершенные дела детства". Как же хочется с ним согласиться... И не согласиться - пытаясь побороться :-)
Вообще, всегда искренне завидовал таким людям как Сергей Петрович - возможно, они просто хорошие "коммуникаторы" и "адапторы" (если можно так сказать - быстро, эффективно и рационально адаптируются к окружающей действительности и полноценно живут, и даже помогают другим. Не знаю...
И еще, конечно, в этой истории много красивых находок - слов и фраз. За что, собственно автору респект и уважуха!

Дотнара Каримова     (22.11.2018 в 14:33)
И вам здравствуйте :-).
Дело в том, что прообраз Сергея Петровича, имеет реальный прототип, но как автор я его была обязана ещё и разработать. В принципе жизнелюбие и такая вот особая талантливость (замешанная на диком адреналине восприятия, где нельзя отличить хорошее от дурного в психике, хотя сам чел, о котором это написано легко это для себя сделает, что для меня пожалуй послужит поводом для очередного рассказа) это действительно его фишка. Есть у людей такие умения, притягивать к себе народ, и собирать вокруг себя толпу.
У себя, я их тоже как-то внешне не наблюдаю, умений таких, но и не стремлюсь уже наверное как-то, возраст подходит к 30, а жаждой любви окружающих переболеваешь со временем, и как-то находишь совершенно свои вещи, так же как у героя рассказа, но абсолютно иные и только для себя. У каждого поэта есть в принципе багаж духа, понять бы ещё, что там лежит.
Если подойти с умом то осуждать там некого, всё это одна большая жизнь. Как ты её осудишь? Она просто есть.

После Любушки очень чётко в жизни понимаешь, что есть инфантилизм.
Бывают ещё у человека в психике такие вещи, как отождествление себя с неким типом, образом, и т.д. Мы каким-то образом мысленно создаём себе в восприятии такие штуки, паттерн, очень удобное для этого слово, по которым учимся воспринимать нравящийся нам объект. Для психики это похоже на украшение, только в процессе жизни, мы учимся его воспроизводить, полностью подогнав под себя, поскольку психика каждого человека индивидуальна на сто процентов, и никогда не повторяется. Не будешь же носить пиджак, с чужого плеча? Нужно перекроить под свою фигуру. Так и с психикой.
Однако подобное умение человеческой структуры чувства, начисто отрицает сам инфантилизм, как факт. Что если честно, радует.

Незавершённые детства дела,
за мною бегут табуном...

За мной тоже бегают такие проблемы, сцуко, вывести не могу. Причины проблем давно перемерли, ещё до совершеннолетия, разбирайся теперь как хочешь. За патлы бы сейчас таскала, как минимум одну из бабок, с 14 и до сих пор, не могу решить кучу гадости, которую она мне оставила. В жизни всё путём, но иногда бывает так, что счастье убирается вон, и вместо спокойствия, приходит боль понимания, что если бы не было идиотской дури с её стороны, как например прямые попытки воспитать дебильного инфантила, намного хуже чем Любушка, только в моём лице, жизнь бы не так активно поворачивалась ко мне попой, как она напрямую это делала, довольно долго.
А о детскости в психике взрослого человека...
Это не детскость, и не инфантилизм. Это тонкость восприятия духа, пожалуй. Что такое дух человека? Это всё в нём, до последней фиброчки души, умноженное на верхний ум, естественно, складывающееся в некую неосознанную проэкцию психики, которую пока ещё никто, по понятным причинам, не замерил. Поэты разрабатывают собственный дух, творчеством. Мы все так или иначе, растём как люди:-).

Паша Поворотов     (22.11.2018 в 19:18)
Дотнара, прежде всего спасибо за "поговорить". Серьезно. Мы мало по-настоящему разговариваем друг с другом и "проговариваем" некоторые истории, настроения, наблюдения и наши собственные ощущения. А надо бы... То времени нет, то трудно вербализировать и перевести в слова то, о чем думаешь, а то просто стыдно становится - чего, мол, разговорился (разговорилась). В качестве "алаверды" могу сказать, что я долго обижался и злился на своего деда по отцу за жестко привитые правила поведения: "договор дороже денег", "должен любой ценой" и т.д. Конечно, я давно простил деда и как-то наловчился с этим жить - но вот именно, что "наловчился" :-), а не принял, переработал и исправил...
Вот здесь по-хорошему насторожила ваша мысль: "...умноженное на верхний ум". Когда-то (в период, когда читалось все подряд), наткнулся на описание "верхнего" (высшего) и "нижнего" (низшего) ума. Некоторые люди с хорошо развитым верхним умом - плохо живут и разбираются с бытовыми проблемами, буксуют, не могут дать себе ладу. И наоборот, люди с хорошо развитым (и натренированным) нижним умом - живут энергично, не задумываясь, не рефлексируя, вписываясь в социум и даже не "включают" верхний ум. Счастлив и гармоничен тот, кто соединил оба "ума" и пользуется ими в равной степени. Вот только запамятовал, где я это прочитал и уже трудно найти (хотя всегда можно погуглить :-)). В отношении Любы - а что, если ее никто не обучил пользоваться нижним умом? Более того, вдруг ей "активно" мешали... И конечно любого из нас нужно воспринимать в контексте окружающей его действительности, места, времени... Это не возражения, а так, скорее дополнительные размышления, говорящие о том, что мне понравилась история и даже второстепенные детали.
ЗЫ: Еще хорошо, что любая история продолжает жить в комментариях...

Дотнара Каримова     (22.11.2018 в 21:02)
О Любе, как о большой трагедии социума, куда она вляпалась по рождению, говорить можно бесконечно. Да возражайте на здоровье, это ведь работа мысли, нельзя быть во всём согласным, или наоборот несогласным с чужим мнением, это ведь поиск некой Истины, в чём бы то ни было. Возражение это естественный способ постановки вопроса, на который ищешь ответ. То, что огромные способности её, оказались зарыты в землю, и кто в том виноват, что внутренних силёнок у неё не хватило бороться с дикой, чудовищной жизнью, которая превратила её в чудо-юдо внешне, почему-то сохранив невероятную внутреннюю красоту, которая честно проявлась только, и только в поэзии, больше нигде.
Там в рассказе не описано, само место где читалась та лекция толком. Как Любушку, и ещё одну мадам попёрло на хоры, там здоровая ведь церковь была. Не было бы меня, стырили бы эти кликуши сумки певчих, аж бегом. Я потащилась следом из любопытства, никогда не видела таким образом церковь изнутри, а вот что было у них в головах... Увидели чужое бесхозное, и всё равно что сороки.
Ума у человека четыре:
Первый - желудок.
Второй - тактильный.
Третий - мозг.
Четвёртый - зрение.
Мы просто не регистрируем все показатели, сознательно. То что эти органы соединены нервами, и кажутся одним целым, на самом деле большой прикол. Если посмотреть на всё в дикой степени буквально, то есть хочет именно первый ум, а вот третий определяет, что именно, он будет есть. Для нейрофизиолога, то что я говорю, дикий бред, однако иммунитет человека почему-то находится именно в желудке, а не в мозгах. Почему? Как ни дико, но всё видно на простом примере.
Сидит человек на стуле. У него бурчит живот. Человек знает что живот хочет есть,
с помощью третьего ума, наклоняет голову чуть вниз,
с помощью четвёртого, видит свой свитер,
дальше самое интересное, потому как третий ум выкидывает коленце, и как бы только с его помощью мы производим, все эти действия, а фигушки. Если бы это было так, то с помощью, третьего ума, можно было бы легко перестроить себе сетчатку глаза, и строение позвоночника, что естественно невозможно :-).
Общий верхний пласт, которым мы вкупе мыслим в голове, это состояние смешанного рассудка.
Общий нижний пласт, это состояние эмоциональной сферы человека.
Дальше идёт собственно прикол на приколе, но лезть туда я не хочу.
Просто в речи удобно использовать фразу, верхний и нижний ум для собственного рассмотрения человеческой конституции, хотя это и не совсем верное и точное, конечно же описание, поскольку оно несёт в себе значительный оттенок философской направленности, без которой нельзя рассматривать человека.
Поэт тем и занимается, что пытается соединить в себе верхний и нижний пласт, через слово.
Вот есть там на форуме кто-то, написал в теме что всё в литературе есть ложь, и правды не существует. Очень чётко видно, что как у человека у него дикое противоречие между внешним и внутренним пластом рассудка, которое он сам пытается как-то решить, нифига этого не понимая. Но что ему скажешь? Решать с таким настроем, видимо будет долго :-). О вытекающих проблемах, и о том что в принципе было в его жизни, элементарная психология рассчитает на раз-два, но к счастью я не по той теме. Мне он таким образом как открытая книга, не виден.
Я просто написала об умах, потому что, честно, с инетом в объяснительной базе всего этого, адская жуть. Самостоятельно нужно раздумывать много.
Да, последнее ваше произведение прочитала, тоже думаю прилично над ним. Мне нравится, что вы не ошибаетесь в личной ритмике, да и колорит завораживает. Хочется перечитывать такие вещи.

Паша Поворотов     (22.11.2018 в 22:53)
"Поэт тем и занимается, что пытается соединить в себе верхний и нижний пласт, через слово." - очень близко к тому, о чем я иногда думаю... Возможно, мы пытаемся гармонизировать себя посредством "упражнений" стихосложения (причем, важны и некая музыкальность формы и смысл содержания и еще некая таинственная субстанция (какой-то фермент-катализатор что-ли :-)), который "цементирует" все это и запускает дополнительные механизмы. Спасибо за подсказки по ряду моментов - есть над чем подумать :-). Рад, что читаете мои странноватые экзерцисы. Услышимся и поговорим еще как-нибудь однажды вечерком...






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1