Юдоль



                Юдоль
                    ***
Я постою за честь и совесть ,
За веру в Господа свою .
И окрылив судьбины повесть ,
В стихах Россию воспою .

От лицемеров нет  отбоя ,
Стремятся скопом осудить .
Не сдам позицию без боя ,
Умея Родину любить .

Их сонмы -- выскочек лукавых ,
Как   одержимые    грешат ...
Но кто правее всяких правых ,
Созвездия  в  веках  решат .

Пока  страдаю   и   витаю ,
В небесных творческих мечтах.
Творцом   я   в   туне  обитаю ,
В Тамбовских  роковых местах .

                     ***
Звезда лучами позови ,
В миры людей счастливых ?!
Я время выстрадал любви
Свободных и красивых .

Не за морями острова ,
Духовной светлой доли ,
За речкой росная трава ,
Родной земли юдоли.

Мы искренних не предаем ,
Творцы сердечной речи .
Мы храмы жизни создаем ,
Чтоб в них горели свечи .

На рынках люди огулом ,
Объяты бренной страстью .
Моя мечта взмахнет крылом
И строфы грянут к счастью .

Кириллица

Кириллица моих стихов глубинна
И высока до солнечных времен .
В них скромная красавица невинна
И ветреная в коконе знамен .

В них Родина в отчаянных порывах ,
Как птица воспаряет в высоту .
В них человек в пылающих нарывах ,
Пришедший от неверия к Христу .

В них пахари вздымающие поле
И продразверстки ухарь - комиссар .
В них атаман мечтающий о воле ,
Как миражей витающих корсар .

Я связан с откровеньем колыбели ,
Когда я слушал песню о любви .
И чувства ни к чему не огрубели ,
Что не погасло лучиком в крови .

Кириллица мне позволяет словом ,
Прославить землю и людей труда .
И звоны золотые над Тамбовом ,
И родники где светлая вода .

     Жасмин     окраины

Пахнет жасмином и липами ,
Пахнет июльской грозой .
Мчатся кроссоверы с джипами
Мимо старушки с козой .

Дом ее старой окрайны ,
Древний как оно времен .
Мчатся за " хамами каины ",
С оттиском чуждых знамен .

Травушку щиплет рогатая ,
Козонька утром легка .
Будет хозяйка богатая
С крынкой ее молока .

Зорька лучами игривая ,
Перед дождем проходным .
Бабушка летом счастливая ,
Рядом с жасмином родным !

     Клад    Родины

Как на Иван Купала
Лунная дочь в Челновой ,
Местных русалок купала
И осыпала травой .

Голая лунная пава ,
Необъяснимо мила .
Лысая горушка справа ,
Слева строенья села .

Лес вдруг зарделся огнями ,
С искрами чУдной лозы .
Дали заржали конями ,
В воздухе запах грозы .

Клад там татарского хана ,
Спрятанный от казаков .
Ждет он простого Ивана ,
Лучшего из мужиков .

Сам Голубничий по зову ,
Клад раскопал под луной .
И подарил он Тамбову ,
Золото с книгой весной .

       Веер     озарений

Видимо ложь во спасение ,
для извращенных элит .
Но развернув озарение ,
лгать им Господь не велит .

Веером мудрость лучистая ,
видится всем в вышине .
Если душа твоя чистая ,
совесть светлее вдвойне .

Дело порочное скверное ,
вносится вновь в негатив .
Дело душевное верное
вечность внесет в позитив .

Селфи стези продолжается ,
даже где воет шакал .
Ложь чернотой отражается ,
в круге небесных зеркал .

          Тайна      любви

Гаснет светильник любви под луной
И догорает под солнцем .
Снова в пустынной округе земной ,
Дом не сияет оконцем .

Все исчезает в печальном бреду :
Встречи , надежда и вера .
Даже в приветливом райском саду ,
Смрадом разит атмосфера .

Жутко в тени бытия пребывать ,
Тайна любви отгорела .
Я не стремился огню воздавать ,
Ты воздавать не сумела .

Я не виню никого в роковой ,
К далям взывающей воли .
Может блистающий луч зоревой ,
Женщину высветит доли .

              Стужа

Стала в округе стужа,
Воет бирюк на луну .
Злыдня обидела мужа ,
Нежить унизил жену .

Вновь гордецы величавы
В лучших своих углах .
В грубых порывах прАвы ,
ПрАвы в любых делах .

Слабым нельзя и пикнуть,
Статусом с сильными врозь .
К стуже им как привыкнуть ,
Если пронзает насквозь ?

Кто - то скорбит привыкая ,
Кто - то уходит прочь ...
Жизнь у людей такая :
Утро мудрее чем ночь .

              Белокнижник

Не ночь страшна гнетущей тьмой ,
Кошмарный сон страшнее ночи .
Идут мои враги за мной
И у беды пылают очи .

Такое снится -- просто жуть !
Потом другое вдруг приснится .
Иду один и светлый путь ,
Как мехом кролика лоснится .

И перья птиц вокруг белы ,
И я счастливый белокнижник .
В ладонях горсточка золы ,
Бела как кипельный булыжник .

Слова пишу я молоком ,
На белых шелковых страницах :
Как белым мудрым стариком ,
Стою на белых половицах .

Как даль судьбы белым бела ,
Как веси белые повсюду .
Как - будто нет людского зла
И я нигде грешить не буду .

            Будут      другие

Будет знатным Гладков , но не вы ,
Станет гением вечным Ладыгин.
И фуршетники ныне правы ,
Ни к чему им Евстахий Хатынин .

Ни к чему им Насед Николай
И писатель Гришаня Картошкин .
Вновь в Мытищах князей курултай ,
Поварешкин стяжает и Сошкин .

Вы никто для музея времен ,
Так решили приват - либералы .
Вален - Дор и Рашан - Симеон
Бесприютных пустынь "генералы ".

Вас дробят как вчерашнюю быль,
На фрагменты , на пыль никакую .
Ваши темы и образный стиль ,
Только я обреченно смакую .

Вы не будете ярко светить ,
Для Хвалешина и Середины ,
Только в туне судьбою коптить,
Вам придется роняя седины .

Осудили Поэта вы зло ,
По наветам , по речи лукавой .
Вы никто и Хвалешин зело ,
Ходит всюду мессией Варравой .

                               Ее      кухня

Бестия ныне почетная , может безбожно лгать ,
Книжка судьбы зачетная как непроглядная гать .
Скажет о ком - то весело , люди должны хохотать ...
Скажет -- Творений месево , нечего мусор читать --
Каждого может выставить глупым и вздорным везде ,
Каждую может "выправить" и увидать на звезде .
Верят почетной старице , словно хабалка пророк ,
Жарит метресса на смалице яйца , как душ мирок .

    Мудрость   и    воля

Надеюсь есть у первых воля ,
Поэта с честью отстоять ?!
Сергей Шаргунов твоя доля ,
Союз писателей ваять .

Ты с Ивановым Николаем ,
Не прогляди судьбу творца .
На свЯтых в храме мы взираем
И верим в Господа Отца .

Иконы ясные при свете ,
Свечей и праведных лампад .
Поэт за исренность в ответе ,
Но не в ответе за разлад .

Гонители и в наше время ,
Всегда под масками судей .
Поэта пламенное бремя ,
Из - за завистливых людей .

Приходится страдать напрасно ,
Из - за безбожной клеветы .
А время истины прекрасно
И озаренные мечты .


Спасительная     доброта
                   ***
И в теплом доме нет уюта ,
Когда мечты взаимной нет .
У каждого своя каюта
И жизни личный кабинет .

Напряжено все до предела ,
Искра взовьется и беда ,
Как пламя гибельного дела ,
Порывом манит вникуда .

Горячность каждого дурманит
И облекает пустотой …
Но тот кто никого не ранит ,
Любовь спасает добротой .

  Сакральное     место

Войдите в храм в воскресный день
И помолитесь о душе .
Пусть обвинений злобных тень ,
Погрязнет в речки камыше .

Вблизи распятия Христа ,
Вы ощутите боль его .
Душа молитвами чиста ,
Важнее здесь они всего .

Поставьте свечи вы святым ,
В кругах сияющих огней .
И рок не кажется пустым ,
В тумане беспросветных дней .

Но если вы судили зло ,
Поэта прежде как врага ,
Вам книжникам не повезло ,
Голгофа небу дорога .

На месте церкви книги дом ,
На алтаре стеллаж людей .
Взорвали в месте не худом ,
Храм пролетарии идей .

Зачем судили вы творца ,
С сакральным образом креста ?
Рабы небесного Отца ,
Грешили слепо неспроста .

   Туманное      поле

Суть любви как яд Чезаре ,
Как Лукреции циан .
Все Двурожкиной кантаре ,
Лишь для ряжених цыган .

На гитаре поиграет
И на скрипке поскрипит .
Валя нравы нищих знает ,
Кто в сортире все кропит .

Крохи даст девице в юбке ,
Пацану в тряпье сухарь .
И запляшут они в рубке ,
Где кораблик весь "глухарь".

А потом в туманном поле ,
Злом отравленный народ ,
Будет петь о светлой доле ,
Скушав с фугу бутерброд .

Эксклюзив им "баронесса"
Валя снова сотворит --
Вдруг иллюзии принцесса
С каждым враз заговорит .

По цыгански , по армянски
И на суржике в бреду ,
Даже с ражем по испански ,
С лохом в праздничном ряду .

Протрезвеет кто - то все же ,
Оглядится -- он в дерьме .
И у каждого на роже ,
Все грехи , что на уме .

Бездуховное    царство

Дегтем мазана с ног до рожи
И другая от рожи до ног .
Чернота вместо белой кожи
И в душе почерневшей не Бог .

Все в округе чернее ночи
И еда , и дороги судьбы .
Угли жженные каждого очи ,
Опаленные сны и столбы .

Юрий черный и Лена анчутка ,
Саша вся смоляная везде .
У Олега газетная утка ,
Как пятно на потухшей звезде .

У Рашанского грязная доля ,
У Трубы все в гудроне грехов.
У Наследкина смутная воля ,
Как шалава мечты петухов .

Семиперстов предстал Семипалым ,
В темноте непроглядных времен .
Мраков вышел из логова шалым ,
Где чернеют никто без имен .

Мгла беззвонная Валю объяла ,
Позвонила -- и Маша во мгле .
Бездуховное царство финала ,
Когда судишь талант на земле .

         ЗАЩИТНИК      И     ФАРИСЕИ
         ( с  элементами   фэнтези )

Отключили интернет -- Госсовет в разгаре ,
Я в иллюзиях тенет с невидимкой в паре .
Ирреальный мир сети , в бездне мониторов ,
На моем ином пути бури разговоров ...

Вихри споров и бесед , лунными ночами ,
За Борея мой сосед , вновь за кирпичами .
За стеной всегда другой , ищет идентичность ,
Даже духом не благой , в интернете личность.

Цифры слов и цифры дел , и сомнений знаки ,
В интернете грез удел , словно в Риме даки .
Крепость строю я Тамбов из тенетных бревен ,
Чтоб пастух был не суров , где овца и овен .

Поселю в Тамбове тех , кто властям дороже ,
На Валюхе черный мех , на Марии тоже .
На Елене блеск парчи и парча на Саше ,
На Наследкине грачи , как гудрон на каше .

И Рашанский бьет в набат , весь собой расстрига ,
Что бы Юрский встал комбат против злого ига .
Машет важной берестой сам Труба редактор ,
Он в желаньях не простой , как в огне реактор .

Мраков рядышком юлит -- лисом и ханыгой ,
Полдень сытный веселит , кашей мамалыгой .
Вдруг на город налетел смерч из стрел залетных ,
Кто - то напрочь не воспел журавлей пролетных .

Бродники и татарва окружили станом ,
У Тамбова вся трава в запахе поганом .
Заорал Рашанский -- Все за моим лабазом ,
Побредем мы по росе и сдадимся разом ! --

Стал Хвалешин мельтешить и писать доносы ,
Чтоб вражинам услужить , сделать свои взносы .
А Двурожкина в хлеву и Наследкин рядом ,
Как татары наяву всем поганым взглядом .

Думает Труба с казной , как укрыть богатство ,
-- Воспою я как родной с татарвою братство ! --
Лене с Машей пай - мадам , чуть живая Саша ,
Заорала --- Не отдам , девственность не ваша ! --

-- Так возьмут ее враги , если надо силой ,
Ты себя побереги , будь Руси постылой --
Юрский вздыбился Щеряк и свихнулся сходу ,
Стал на квочек раскоряк , лить срамную воду .

И ворота стал крушить , изнутри нещадно ,
Что бы подвиг совершить , сразу беспощадно .
Мраков скрылся на чердак и зарылся в кипу ,
Всюду виден кавардак , казаку Антипу..

Сел казак вновь на коня , да в широком поле ,
Защитил Тамбов ценя за свечу в юдоле ..
За святые образа ,за любовь к подруге ,
За счастливые глаза , ближних на досуге .

Бой вершил он неспроста , как казак от рода ,
За высокий храм Христа , за судьбу народа .
Присмотрелся -- я Антип , воин весь пригожий ,
Но крадется прототип , с серым волком схожий .
     Патронаж     тщеславных

Все равно все изменится вскоре ,
Будут точки поставлены в споре
И тире в голевом разговоре ,
Словно меты на старом заборе .

Прославляли дельцы воевавших ,
Возносили судьбиной пропавших .
Восхваляли кружки посещавших
И с хулой на Судилище павших .

Кредо лживых в пределах Тамбова ,
Отрицать вновь художников Слова .
Бут - то в бредне блистает улова
Стопка книг - самоделок Глазкова .

То Ладыгин им гением снится ,
То Глазков под лучами лоснится .
То Валюха от счастья казниться:
-- Ярославной бы не осрамиться --

Ивы плачут и плачут пионы ,
Всюду душ откровенные стоны .
Аферисты и кривды патроны ,
Вновь талантам приносят уроны .

Своя     рука - владыка

Теперь писатели иные
И вице - мэры и бомжи шальные …
Кропают все кому не лень ,
Несут муру и дребедень .
Творили прежде Солоухины ,
Теперь кропают Золокухины .
Всей вдохновенною семьей
"Шедевры" пишут ой ей ей !
В Рассказ - газете зачитаешься,
Помолишься в грехах покаешься .
А вот и тексты Самобродовых ,
О жизни ближних Садоводовых .
О Трегулявских неделях ,
Лесных застольях и качелях .
Супруги вместе Семиперстовы
Как "гении" письма Бесперстовы .
Читаешь письмена семейные ,
Бессмысленные , безидейные :
О чем они ? Про что они ?
И меркнут в туне наши дни .

    ИНЫЕ   ВРЕМЕНА

Ульев не дока
И время другое ,
Было вчера на дворе .
Ныне неверия поволока ,
Как наваждение роковое ,
Кроет Тамбов на заре .

Ульев заботился о России ,
И сочинял осторожные строки
Как о Союзной стране.
Строфы высокие о Мессии ,
И о тщеславных стяжавших пороки
Он не писал в тишине.

Ныне Хвалешин банкует колодой ,
Словно фуршетный тапер ,
Хмырь предающий творцов .
Ныне Двурожкина ведает модой ,
Честных не видя в упор,
Ради друзей подлецов .

Все замутили и извратили ,
Все искривили в муре,
Светлым судилища зла .
Чтобы заблудшие роком платили,
В смутной безбожной игре ,
Идолу в шкуре козла .

               Сад   забвения

В накидке пыльной пришельцА
Ты тень судьбы отца искал …
В Саду рогатого тельца ,
Где в лунных снах ты обитал .

Тебе казалось ты лучист ,
Как образ нежного птенца .
И телом постаревшим чист ,
Как лист осеннего венца .

Вокруг тебя осенний вид
И оголенный сонм скульптур.
В Саду ты яркий индивид ,
В кругу безмолвия натур .

Фонтан струился у ручья ,
Какой - то сутью неземной .
Но юность плакала ничья ,
За беспросветной пеленой .

Скамья тесна и для двоих ,
Но ты присел и ощутил ,
Как был невозмутимо лих ,
Когда мошну грехов тащил .

Журавль отверженный стонал ,
Ты предал юность с журавлем.
Сад прошептал :-- Настал финал.
Ты здесь с забвением вдвоем --

           Безобразные

Видно смута надолго теперь ,
Лицемеров безнравственной доли .
За кумира -- исчадия дщерь ,
За основу -- болота юдоли .

Ненавидели прежде они ,
Обреченные хаять друг друга .
Подружились вздымая огни ,
Рокового фальшивого круга .

Пляшут вместе и мельтешат ,
На тропинке и зыбкой дороге.
Безобразно , безбожно грешат
Вытирая об истину ноги .

И в порушенном храме дельцы
Судят скопом поэта от Бога .
Не снимают личин подлецы ,
Потому что тусовка убога .

                     ***
Литература не трамвай ,
Не конка с мерином .
Писатель к образу взывай
Звездою ввереном .

Твори высокое свое ,
С талантом пламенным .
Пусть созревает мумие
Под Сфинксом каменным .

Пусть перелетные ветра
Вращают мельницы ...
И будут ярче свитера ,
У рукодельницы .

Твори как роком суждено ,
Покаместь дышится .
Тебе небесное дано ,
Покуда пишется .

Пусть оккупируют трамвай
Пройдохи зайцами
И славят -- ты не унывай ,
Коня с данайцами .

Им прицепится к именам ,
Всегда так хочется ,
Где чудно лживым временам ,
И жизнь волочится .

                     Имена

Лучшего поэта исключили ,
Классика мятущихся времен .
И вердикт внимающим всучили ,
О бессрочном поиске имен .

Обещали матрицу проекта
Сделают для тренда воротил .
Чтобы имя нужного субъекта ,
Библиограф в пыль не превратил .

Хоть и Лета речка не мелеет ,
Берега в туманах вековых ,
Дух небесный истинных жалеет ,
Светит на поэтов таковых .

Вот мелькнула всполохами Майя ,
Вот Богданов в роще зоревой .
И Макаров с лучиком играя ,
Пробежал по пажитям живой .

Вот Марины милые гуляют ,
И Пегаса вместе стерегут .
И звезду надежды умиляют ,
Что дары таланта сберегут .

Вот моя стезя не роковая ,
По лугам блистает у межи .
Я иду природе воздавая
И летят стремительно стрижи .

Имена не люди озаряют ,
Небеса в завещенном миру ,
Где хвостами длинными виляют
Змеи из бумаги на ветру .

                         ***
Твой дом солгал ,
                              тебе из дома выросшей .
Чтоб ты не шла
                              по лестнице от Иакова .
Растрепанной и сильно выпившей ,
До площадей не взорванного Кракова .

Не веришь дому ныне обреченному ,
Он заколочен ближними расстригами ?
И року ты с пеленок нареченному
Грозишь своими крашеными фигами .

Он подождет судьбины разрушения ,
Не верь ему без уголочка красного .
Твой ангел по обочинам лишения ,
Бежит как ты от времени прекрасного .




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 76
Опубликовано: 17.11.2018 в 09:33
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1