Клиника доктора Кима


Клиника доктора КимаМихаил Бортников
Продолжение. 

К иглотерапевту в первый день я всё же не попал, опоздал, зато постарался узнать о нём всё, что можно в интернете. О самом враче сведений были достаточно. Да, есть такой иглотерапевт, Хон Кьюн Ким, практикующий в Трускавце уже четвёртый год.

Родом из Южной Кореи, там же получил медицинское образование и долгое время работал. Работал также в Китае и США, в Чикаго. В Украину приехал погостить у своего ученика, и получил здесь предложение от известного трускавецкого предпринимателя, филантропа и пропагандиста здорового образа жизни, Сергея Петровича Прозоры, обосноваться в местном санатории, открыть свою клинику.

Отзывов о самом лечении и, особенно, о его результатах было в интернете очень мало. Только в Ю-тубе я нашёл несколько минутных видеороликов, разобрать что-то в которых было невозможно. В любом случае, я понял, что доктор Ким - не шарлатан, а серьёзный врач, вылечивший уже в Украине сотни пациентов, причём военнослужащих, пострадавших в Донбассе, он лечил бесплатно.

Терять мне было нечего, за лечение моей тугоухости, как по научному называется не полная еще глухота, наши врачи не брались, а слуховой аппарат я носил уже больше пятнадцати лет. Не постоянно, конечно, неприятно посторонний предмет в ухе носить, а периодически. Левое ухо у меня слышало ничем не лучше правого, но я обходился одним аппаратом.

Глухота моя имела давнюю историю. В молодости я, конечно, слышал не хуже других, или не намного хуже, но с годами глухота начала прогрессировать. Машинные отделения теплоходов в шестидесятых годах не имели ещё звукоизолируемых постов управления, и индивидуальными средствами защиты суда раньше не снабжались.

Старые механики, проработавшие в машинном отделении всю жизнь, все поголовно слышат плохо, а говорят громко. Но некоторые всё же слух берегли больше, ватные тампоны хотя бы себе в уши вставляли, я же привычки беречь свой слух не имел, и пренебрегал наушниками даже и тогда, когда они уже появились. Не привык их на голове таскать, мешают они.

Доктору же, который русского языка не знал, я всё это рассказывать не стал, просто в двух словах объяснил, что глух на оба уха, и спросил, может ли он помочь слух восстановить. Говорил я сам по-английски, но ответы врача мне переводила медсестра-администратор, сам я его слов не разбирал.

Доктор, одетый в накрахмаленный белоснежный халат, был доброжелателен и уверен в себе. Разговор сразу же перешёл в практическую плоскость.

- У вас, очевидно, атрофированы слуховые нервы. Случай трудный и запущенный, сами понимаете.
- Понимаю, доктор. Но что-то сделать со слухом можно?
- Можно попытаться. Я, знаете ли, не волшебник, и чудес обещать не могу. Но опыт лечения таких заболеваний у меня есть. Вы должны будете пройти курс лечения из десяти сеансов, а позже, скорее всего, понадобится и повторный курс.

- Хорошо, я согласен. Когда мы можем начать лечение?
- Начнём прямо сейчас, я как раз свободен.
- Рубашку снимать нужно?
- И рубашку, и брюки, и носки. Раздевайтесь и ложитесь на спину на кушетку.

И процесс пошёл. В первый раз сеанс длился около часа. Одну за другой доктор поставил мне иглы, с которыми я пролежал минут сорок пять. Сколько их было, я подсчитать не смог, хотя и пытался. Штук двадцать пять, не меньше. На кисти рук, на голову, на уши, но больше всего - на точки, находящиеся на ногах. Очевидно Ким ставил иголки по пути прохождения транспортного канала жизненной энергии.

Об иглоукалывании и акупунктуре я и раньше немного читал, и полным профаном не был. Я понимал, что задача улучшения слуха тесно связана с восстановлением нормального кровообращения, и меня это вполне устраивало. Меня подмывало желание рассказать врачу о всех моих болячках, чтобы он попутно и их вылечил, но я сдерживал себя, так как не хотел отвлекать доктора от основной поставленной задачи.

"Улучшится работа каких-то органов - хорошо, нет - так и будет. Нужно помнить за чем я в клинику изначально пришёл и не вмешиваться в процесс излечения", - так, примерно, говорил я сам себе, уже чувствуя, однако, что улучшение какое-то точно будет.

Самыми трудно переносимыми оказались процедуры второго и третьего дня, когда после часового почти сеанса иглотерапии, доктор переворачивал меня на живот и ставил банки за ушами, и в подколенных впадинах. Причём, банки не простые. Минут за пять они вызывали прилив крови к местам установки, затем Ким их снимал, и каким-то пробойником рассекал кожу в нескольких местах под банками.

Затем ставил их снова и выкачивал воздух, натягивая кожу. Лежал и скрипел зубами я так минут двадцать, больно было ужасно. Вечером третьего дня, в субботу, я даже дочери пожаловался, сказал, что не выдержу, если такие экзекуции будут продолжаться.

Но с понедельника стало полегче. К иглам я уже притерпелся, и лёгкую боль чувствовал только в некоторых точках, и только в момент установки. За ушами баночки доктор ставить продолжал, но увидев цвет и качество моей крови, я это только приветствовал. А вот под коленями кровь мою больше на спускали, зато ставили банки вдоль позвоночника, по семь с каждой стороны - для улучшения кровообращения. Их я и вовсе не чувствовал. По сравнению с теми, первыми, эти были легче пчелиных укусов.

Область ушей подвергалась процедурам более тщательно. Кровопускания, или, по медицинской терминологии, хиджамы, за ушами продолжались почти ежедневно. Кроме этого, в определённых точках ушной раковины, Ким ставил мне иглы, а на висках делал лечебные прижигания, так называемые, "моксы". Всё это можно увидеть в интернете, нужно только правильно задать вопрос.

После третьего-четвёртого сеанса я почувствовал некоторый сдвиг в своей глухоте. Она стала как-то меньше чувствоваться. Сеансы я всегда посещал в три часа дня, а после них выходил в парк, и всегда проходил мимо скрипача, с удовлетворением отмечая, что могу слышать звуки скрипки на всё большем от скрипача расстоянии. Я всё реже пользовался слуховым аппаратом, но иногда вставлял его в ухо специально в местах скопления народа, и с удовольствием подслушивал обрывки чужих разговоров.

Десять сеансов я посетил, как доктор Ким советовал. По правилам, делать их было желательно хотя бы через день, результаты были бы лучше, да и переносить их было бы легче, но я времени на это не имел. Ким сказал, что каждый день - тоже допустимо. И в заключении заметил, что для лучших результатов мне следует в Трускавец вернуться.

- В октябре? Мне октябрь здесь нравится.
- Нет, в октябре будет поздно. Хотя бы в апреле.

Так что в апреле поеду я к нему снова. Начатое нужно заканчивать. И, конечно, не только к Киму поеду. Курс приёма "Нафтуси" тоже желательно повторить. И вообще, одно только то, что я за две недели оставил на холмах парка три кило жира, уже впечатляет и радует. Про внутренние органы промолчу, но колени тоже себя чувствуют прекрасно. А ведь их можно хиджамами полечить, эффект, наверняка будет (смотрите фотографию из интернета).

Хочу поблагодарить здесь и персонал отеля "Ориана". Все девушки были замечательно приветливы, доброжелательны, жить в отеле было комфортно. И массаж мне Нина делала профессионально и искусно. С ней мы во время сеансов и разговаривали, в отличие от Кима. Прекрасный специалист и хороший человек, рекомендую.

Познакомился я и с Сергеем Петровичем Прозорой. Интересный и увлечённый человек, он мне понравился. Надеюсь, наше знакомство продолжится, а пока я найду способ переслать ему этот рассказ. И перевести его на английский для доктора Кима. "Doctor Kim - number One" !



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 15.11.2018 в 13:04
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1