Убийца номер один


По официальной статистике, в России происходит до трехсот тысяч инфарктов в год. Почти четверть из них – со смертельным исходом. По количеству уносимых жизней россиян инфаркт и провоцирующие его развитие сердечно-сосудистые болезни смело можно считать убийцами номер один.
При этом в первые часы и даже минуты от начала инфаркта решается вопрос не только о жизни и смерти, но и о качестве дальнейшей жизни больного, с которым случилась подобная беда.
Насколько доступна для сельских жителей Примиусья современная высокотехнологическая кардиологическая помощь, почему некоторым больным в стационаре не проводится тромболизис и как попасть в областную больницу на процедуру коронарографии, нашей редакции рассказал врач-кардиолог Неклиновской центральной районной больницы Игорь Владимирович Каюмов.

Кто болеет чаще?

К категории инфаркта больше всего предрасположены люди самого трудоспособного возраста, ведущие активную профессиональную деятельность: от сорока до шестидесяти лет. Ну, и конечно, ему подвержены люди возрастные, имеющие хроническую сердечную недостаточность, чаще еще и осложненную атеросклерозом. Хотя такие больные, кстати, переносят инфаркты несколько мягче, с возрастом их организм успевает приспособиться к ишемии и гипоксии. При этом с каждым годом инфаркты «молодеют». На моей памяти самый «молодой» инфаркт случился у пациента девятнадцати лет. Это, конечно, единичный случай, осложненный сопутствующей патологией. Но уже никого не удивляет, когда инфаркты происходят в двадцать четыре, двадцать пять или в двадцать семь лет.

Как распознать инфаркт?

Самый первый и главный симптом – боли за грудиной. Симптом может быть атипичным – могут быть боли, отдающие в голову или в нижнюю челюсть, в желудок, в лопатку, в руку. Но основная боль всегда – за грудиной. Особенно если она явилась результатом нагрузки: копал, убирал снег, поднимал тяжести и так далее. Обычно эти боли такие, которых по ощущениям никогда раньше не было. «Наши» боли не могут продлиться полдня и пройти: они жгучие, пекущие, давящие, сжимающие. Больной так и говорит: «У меня в груди не болит, а печет и давит (горит, жжет, сжимает и так далее)». Купировать эти боли лекарствами в домашних условиях невозможно. Иногда у людей, особенно молодых, может появиться резкая слабость, потливость, головокружение и падение давления, вплоть до потери сознания.
Что делать? В доме у любого человека должен быть обыкновенный аспирин. Нужно обязательно дать больному разжевать и выпить таблетку. И как можно быстрее вызывать «скорую». Чем раньше все это будет сделано, тем лучше последствия для человека, у которого случился инфаркт. Момент, когда у человека начинаются боли за грудиной, что свидетельствует о том, какой-то сосуд в сердце уже перекрыт, в ткань не поступает кислород и начинается процесс ее омертвления, длящийся в течение всего двух-трех часов. Аспирин дают, чтобы замедлить образование тромба на этом участке и оставить хоть небольшой просвет в сосуде, где произошел инфаркт.
Что делают в стационаре
Больше в домашних условиях среднестатистическому больному с развивающимся инфарктом помочь невозможно ничем. А вот в условиях стационара существуют уже высокотехнологические методы медикаментозного и инструментального лечения.
Все действия врача в стационаре регламентирует приказ по оказанию неотложной кардиологической помощи пациентам по Ростовской области. В этом приказе все четко расписано, весь алгоритм действия, по пунктам, что, кто и когда должен делать. Если больной попадает в стационар с диагностированным инфарктом и после начала интенсивных болей не прошло шести часов, у врача есть максимум сутки на проведение всех необходимых манипуляций. Такому пациенту обязательно проводится тромболизис. Тромболизис – процесс растворения закупоривающего сосуд тромба – в России применяется уже около пятнадцати лет и сейчас все более широко распространяется, проникая уже и в глубинку. Проводить тромболизис эффективно всего лишь до шести часов от начала инфаркта, после процедура неэффективна, миокард это уже не спасет, ткань мертвая. Начало инфаркта отсчитывают от момента самых интенсивных болей. На кардиограмме у таких больных всегда виден свежий инфаркт.
Для проведения тромболизиса в стационаре существует несколько препаратов. Одни требуют однократного введения, другие необходимо «капать» в течение часа-двух. Если больной попал в стационар в первый час от начала инфаркта – это идеально. Но и до шести часов от начала тромб тоже нужно растворять – все это время он может нарастать, закупоривая уже не только поврежденный, но и все близлежащие сосуды, увеличивая зону некроза ткани. В Таганроге, например, тромболизис инфарктникам уже делают даже простые фельдшеры на «скорой помощи», еще до прибытия в стационар.После тромболизиса остается еще одна проблема – надорвавшаяся бляшка в сосуде, где произошел инфаркт. После растворения тромба у больного сразу наступает так называемая подострая стадия инфаркта, которая без растворения начинается только через два дня. В это время мы созваниваемся с областной клинической больницей, с неотложной кардиологией. Рассказываем, что у нас поступил такой-то больной, с такими-то симптомами, у него проведен тромболизис и сделаны все необходимые анализы, для проведения в дальнейшем ему в Ростове-на-Дону процедуры коронарографии.
Что такое коронарография? Это когда в вену пациенту вводят рентгенконтрастное вещество, позволяющее врачу увидеть сосуды сердца и найти месторасположение всех бляшек, в том числе и поврежденной, проверить, доступны ли они. И тут же, через бедренную артерию человеку вводят зонд, убирают эту бляшку и устанавливают на ее место стент — специальный каркас, который обеспечивает расширение поврежденного участка, суженного патологическим процессом. Если этого не сделать, вероятность возникновения на этом же месте повторного инфаркта весьма высока. Иногда бывает так, что при коронарографии обнаруживается несколько бляшек, тогда проводится стентирование сразу нескольких сосудов. Или обнаруживается большое количество бляшек – тогда больного направляют на операцию аортокоронарного шунтирования, это более серьезное оперативное вмешательство.Все эти вещи доступны по медицинским показаниям любому сельскому жителю Ростовской области благодаря государственной программе модернизации здравоохранения, обеспечивающей преемственность медицинских учреждений. Ее алгоритм: «Инфаркт до 6 часов – тромболизис – коронарография – операция АКША», призван как можно скорее реабилитировать больного. Программа была принята именно в связи с тем, что процентов 60-70 российских инфарктников – это трудоспособные люди, которых надо как можно скорее «вернуть в строй», адаптировать к жизни. Ведь инфаркт – это в любом случае четыре месяца «больничного».
Но даже если больной оказался в стационаре после шести часов от начала инфаркта и не попал под тромболизис и в областную больницу, он обязательно будет мною отправлен после выписки из стационара на консультацию к кардиологу в областную больницу, где все равно будет решаться вопрос о коронарографии и стентировании. Другой вопрос, что в таком случае визит «в область» уже не имеет смысла делать экстренным: участок сердца, где произошел инфаркт, в любом случае погиб. Бывает, конечно, что мы и в более поздние сроки прямо из стационара отправляем больных в областную больницу, но это уже именно отдельные, исключительные случаи, обусловленные состоянием пациента.

Немного о реабилитации

Сегодня медицина предусматривает три фактора реабилитации инфарктных больных: госпитализация с тромболизисом в ЦРБ, стент в областной клинической больнице, санаторий. Если все это пройдено, значит, больной получил все виды реабилитации. При этом, по закону больного в санаторий можно отправить только непосредственно из стационара, а не из дома после выписки из больницы, как считают многие люди.При этом мое личное мнение: самое лучшее санаторно-курортное лечение – это родной дом на селе: чистый свежий воздух, покой и так далее. Я не слишком верю в те санатории, которые расположены в черте города, где много машин и плохая экологическая обстановка. Как и в те, где нет специалистов-кардиологов, а есть только врачи-терапевты.
Меры профилактики
Первое и самое главное в профилактике инфаркта: обязательно контролировать питание, знать, что можно кушать, что нельзя. Жирное, жареное, соленое и острое необходимо ограничивать. Соль приводит к гипертонии, гипертония приводит к хронической сердечной недостаточности и к гиперлипедемии. Жирная пища провоцирует развитие атеросклероза сосудов, отложение в них бляшек. Все нехорошие с точки зрения кардиологии процессы в организме запускаются именно этими цепочками.Атеросклеротические бляшки в сосудах имеют неровную поверхность с выростами, на которых легко откладывается кальций. И, если сосуд, например, с толщину стержня от шариковой ручки, то бляшка в нем может занимать от 50 до 90% всего просвета. По структуре бляшки гораздо более жесткие, чем ткань сосуда. Поэтому при любых нагрузках: высокое давление, стресс, физическая нагрузка – когда сосуд спазмируется, бляшка может надорваться и начать кровоточить. Организм начнет стремиться закупорить сосуд и создаст на этом месте тромб, который вместе с бляшкой полностью перекроет в сосуде ток крови. В результате этого прекращается питание снабжаемого этим сосудом участка, и ткань отмирает. Если такой процесс происходит в сердце, он называется инфаркт, если в мозге – инсульт. Инфаркта без атеросклеротической бляшки не бывает. Потому на первом месте профилактики инфарктов стоит, все-таки, питание. Стоит больше употреблять тех продуктов, в которых есть жирные кислоты Омега-3, больше всего их в красной рыбе. Делать акцент на фрукты и овощи. Употреблять определенное количество жидкости, два-три литра в сутки. Кровь, особенно в летнее время, при недостаточном потреблении жидкости сгущается. Обязательно стоит избавиться от вредных привычек: курения и алкоголя. Также необходимо вести здоровый образ жизни, стараться не только больше двигаться, но и вовремя отдыхать, не работать по двое-трое суток «до упаду». Ну и после сорока лет, когда любой человек начинает находиться в зоне риска, стоит серьезнее относиться к своему здоровью. Почему в Америке, например, нет проблемы инфарктов в таком масштабе? Потому что там все население, начиная с сорока-сорока пяти лет, если только нет соответствующих противопоказаний (язва желудка и так далее), поголовно пьет кардиологический аспирин. Уже сформировавшийся тромб такое лекарство не растворит, но новым тромбам образовываться не даст. Обязательно надо регулярно делать липидограмму. Но не просто «сдавать холестерин», а именно липидограмму. Потому что есть, образно выражаясь, «общий холестерин», есть «хороший», и есть «плохой». Человек сдает «общий» и успокаивается, когда анализ оказывается хорошим. А может случиться так, что этот «общий» сложился из недостаточного количества «хорошего» и избыточного количества «плохого».
Вообще, любому человеку, вне зависимости от возраста, желательно раз в год приходить в поликлинику и проводить самый минимальный набор исследований: общий анализ крови, сахар крови, биохимия, общий анализ мочи, кардиограмму. Это будет гораздо проще и гораздо дешевле, чем тянуть с визитом к врачу до тех пор, пока не произойдет какая-то катастрофа.

Давайте учиться вместе!

Сельских врачей, по сравнению с городскими, многие пациенты считают гораздо менее знающими и опытными. Это не совсем так. Потому что даже в сельских условиях можно найти способ постоянно учиться и повышать свою квалификацию. Врач всю жизнь должен учиться, постоянно расширять кругозор. В том числе и по смежным направлениям. Без учебы и практики он действительно перестанет быть хорошим специалистом. Когда я собираю, например, сотрудников участковых амбулаторий в «Школу кардиолога», то выясняется, что многие из них не знают, «что к чему и почему» в современной кардиологии. Начинаю читать лекцию, объясняю по поводу инфарктов и инсультов, какие есть новые препараты, новые методы диагностики и лечения. При этом не забываю напоминать и о старых, проверенных временем: если обычный аспирин стоит пять рублей и одна его таблетка может спасти человеку жизнь, почему бы не применить его? А почему бы нам, сельским врачам, не проводить такие собрания медицинских работников не только на уровне района, но и между тремя-четырьмя близлежащими районами? Терапевты, кардиологи, гастроэнтерологи, пульмонологи, неврологи, инфекционисты, работающие в районных больницах – мы же все, по сути, терапевты. И любой из нас, узких специалистов, в экстренных условиях должен уметь помочь больному с «не своей» патологией. Да и больные сейчас поступают не только с «профильной» болезнью, но и с кучей сопутствующих болезней. Мы, доктора четырех районов, без особых трудностей могли бы собираться на межрайонные конференции или форумы раз в месяц-два, каждый раз заезжая с визитом в разные больницы, всего на два-три часа. И нам было бы, о чем поговорить, что рассказать друг другу. Мы могли бы делать доклады по результатам своей работы и не только делиться опытом с коллегами, но и самим чему-то друг у друга учиться. Посмотрели бы, кто и где работает, послушали бы, какие у кого есть интересные случаи. Узнали бы, кто что за это время прочел или услышал новенького. Затраты на такие мероприятия у районов будут практически нулевые, а польза – огромна, потому что такое живое общение и переданный в нем опыт заменить просто нечем.
Елена Мотыжева



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 14.11.2018 в 15:07
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1