Донецкий бизнес в степях Примиусья


Донецкий бизнес в степях Примиусья
Мнение предпринимателя из Донбасса об экономике, предпринимательстве и чиновниках Примиусья

Дмитрий в январе приехал в Россию, сейчас занимается оформлением всех документов. Живет на Примиусье у родственников, перебивается небольшими случайными заработками. Мечтает стать настоящим российским предпринимателем, привязать Донбасс к России и принести пользу нашей стране…

Как легко мигранту получить работу?
Основная трудность для любого выходца с Донбасса, попавшего на территорию России – новые правила оформления при трудоустройстве иностранных граждан, введенные в России с начала этого года и потом измененные в марте месяце.
К сожалению, в число попавших под действие этого драконовского закона, входят и жители Донбасса. Говорят, что этим летом могут принять какой-то закон о более упрощенном порядке трудоустройства для граждан ДНР и ЛНР, но пока такого закона нет. Его ждут и надеются тысячи людей…
Обыкновенному человеку, приехавшему из Донбасса, тем более, не имеющего родственников в России, очень-очень трудно устроиться, практически нереально. Любое разрешение на работу в России подразумевает полный сбор документов. Не важно, буду я тут заниматься предпринимательской деятельностью, либо работать в качестве наемного работника.
Первое и самое главное – получить регистрацию по месту жительства. Мало кто согласен, даже за деньги, регистрировать у себя дома незнакомых людей. А нет регистрации – нет и возможности найти работу. Первичное оформление документов может потребовать очень большой срок и очень приличную сумму. Абсолютно все необходимые для проживания и работы документы оформляются платно. И суммы – весьма внушительные
Обязательно нужно пройти медицинскую комиссию. В начале января она стоила 4700 рублей, сейчас – 5800. Единственная скидка предусмотрена для тех, кто оформил убежище (предоставляется на год). Я не оформлял, у меня есть родственники, и есть, где проживать, да и надеюсь на лучшее. Оплата трудового патента – разрешения на занятие трудовой деятельностью – в зависимости от района, стоит еще от 4700 до 10000 рублей.
Всем мигрантам, даже мне, несмотря на то, что я родился в России и учился здесь, нужно сдавать экзамены на знание русского языка и истории России. Экзамен несложный, вопросы есть в открытом доступе в интернете, но тоже платный, его стоимость в районе 6000 тысяч рублей. Есть и платные курсы подготовки для тех, кто не владеет языком или плохо знает историю. Короче говоря, только на первые расходы, связанные с оформлением документов, нужно заготовить тысяч сорок. Это не считая еще расходов на перевод и нотариальное заверение документов, оформленных на украинском языке, стоимость в районе 2000 рублей.
Плохо то, что, если ты не успел оформить разрешение на временное пребывание и оформить все остальные бумаги в срок, который действует документ, выдаваемый медкомиссией, тебе опять придется платить и проходить медкомиссию. Я, например, сейчас прохожу медкомиссию в третий раз, с начала текущего года никак не успеваю оформить бумаги. Сейчас, кстати, стало немножко легче: людей меньше, по сравнению с тем, что было прошлым летом или прошлой зимой, меньше очереди.
Работодатели – еще один больной вопрос. С одной стороны, они очень заинтересованы в работниках с Донбасса – это дешевая рабочая сила, причем, чаще всего высококвалифицированная. С другой стороны, они не хотят связываться с оформлением человека по закону. Потому что при трудоустройстве работодателю приходится вкладывать в работника минимум тысяч двадцать, помогая ему оформить все бумаги. Плюс налог на иностранных граждан, официально не являющихся беженцами и не попавших ни под какую программу. При этом законодательство по мигрантам постоянно меняется, чаще в сторону ужесточения. Для работодателей с этого года предусматриваются, слышал, очень большие штрафы. Все вместе это способствует тому, что, особенно в сельской местности, никто не хочет «заморачиваться» с жителями Донбасса.
При этом очень многие мои знакомые, как и я приехавшие из Донецка, учились в свое время в российских вузах Ростова и Таганрога, тот же «радик» заканчивали, например. В свое время очень многие из этих людей, имеющих множество родственников по эту сторону границы, когда-то даже работали в России. Когда на Донбассе началась война, эти люди попытались найти себе убежище на территории Примиусья. И 90% из них (а это были технари-инженеры и врачи) не выдержали, не сумев преодолеть все бюрократические препоны.

Предпринимательские идеи для Примиусья
По поводу перспектив предпринимательской деятельности на Примиусье. Лично для себя я здесь вижу большое поле для развития. Многие области сервиса, обслуживания техники, информационных технологий, разработки программного обеспечения здесь практически не развиты. Ресурсоемкие информационные отрасли – назовем их так – совершенно свободны. В деревнях, например, нет нормального интернета.
Совершенно не развита и ремонтная база. Возможно, это из-за дорогой логистики. Заказать в России какую-то запчасть – это очень дорого. Только по Ростовской области, из Волгодонска в Покровское, например, чтоб самой дешевой курьерской службой доставить деталь, нужно заплатить около трехсот рублей, что соизмеримо со стоимостью самой детали. Стоимость ремонта в результате такой дорогой доставки иногда превосходит стоимость покупки нового оборудования. Кроме того, нет у вас и базы запчастей, нет фирм, занимающихся их поставками напрямую из Китая или Японии. Но, думаю, это направление все-таки будет развиваться. Аппаратуры, особенно старой, очень качественной, которая не сравнима с нынешней, дешевой «однодневной», накопилось очень много. Люди понимают надежность этой техники и все-таки решаются ее ремонтировать и восстанавливать, потому что она безотказно может работать годами, если не десятилетиями.
Совершенно не развит в вашем регионе вопрос заправки, ремонта и восстановления картриджей и прочей оргтехники. Я попытался найти порошок для своего принтера и не нашел его даже в Таганроге. А найти барабан от принтера – это вообще проблема. На Донбассе ремонт любой оргтехники до войны был очень развит. В каждом среднем городке типа Матвеева Кургана было минимум по четыре сервисных центра, в городе типа Макеевки – не меньше двадцати. И при высоком качестве обслуживания цены были значительно ниже, чем в Ростовской области.
При этом, как ни странно, местное население чуть ли ни любого населенного пункта в Ростовской области жалуется мне на отсутствие хороших специалистов, которым можно доверить сломавшиеся ксерокс, телевизор, ДВД-проигрыватель или музыкальный центр. Возникает вопрос: куда делись ваши специалисты? В Ростовской области и Краснодарском крае работу «технарю» найти нереально. Я и мои товарищи, электроэнергетики, в том числе имеющие опыт работы на высоковольтных сетях, с большим стажем, лично проехались по всем энергокомпаниям региона. И трудоустроиться не смогли. Либо вакансий нет, либо предлагаются очень маленькие заработки на фоне «оптимизации».
Как я понял, слово «оптимизация» – это у народа России ругательное слово. Те же энергетики в одном сельском районе жаловались нам, что в результате «оптимизации» из восьми ранее работавших в бригаде человек при той же зарплате осталось всего два, трудящихся практически без выходных. Поэтому в случае обрыва провода народу на периферии приходится сутками ждать, когда к ним приедут ремонтники. Слово «оптимизация» по той же причине ненавидят и ваши медработники, и многие-многие другие специалисты. В той же пограничной Успенке, например, люди жаловались, что не осталось в селе ни одного врача и даже медсестра в школу ездит только по отдельным дням… Но я отвлекся.
Не стану говорить, что всегда все так плохо и трудно. У тех, кто начал заниматься в той же Ростовской области сельским хозяйством, работать на земле и получать в сезон какую-то копейку, дела, слышал, идут очень неплохо. Этим людям пошли навстречу: выделили какие-то земельные участки, дали заброшенные дома. Кто-то коров развел, кто-то птицу, кто-то теплицами занялся. Но труд у этих людей очень тяжелый.

Где легче заниматься бизнесом и чему России нужно учиться у Украины
Где легче стать предпринимателем – в России или на Украине? Пока сравнить, к сожалению, не могу, в России я предпринимателем еще не стал, только стремлюсь. Но предпринимательство на Украине можно было открыть в течение двух часов. Закрыть – около двух с половиной месяцев.
Сначала, еще до индивидуального предпринимательства, у меня в Донецке было предприятие с правом использования наемного труда. Но потом, после ужесточения требований, когда сумма всех платежей и отчислений достигла 29,8%, плюс дополнительные взносы за каждого работника, это стало невыгодно. Мы – сотрудники и работодатель – перерегистрировались и все стали частными предпринимателями. Наше предприятие работало точно так же, под одной крышей, но теперь все пять, допустим, человек, стали отдельными предпринимателями и каждый работал на себя. В принципе, правильно подобрав виды экономической деятельности и все оформив, можно было добиться того, что максимальный размер всех налогов и отчислений во все фонды у индивидуального предпринимателя не превышал 30% от прибыли, а то был и меньше.
Очень удобно на Украине было, если ты не привлекал наемный труд, использовать так называемую патентную систему. Таксисту, например, достаточно было заплатить за месяц 16 гривен, это 32 рубля по-вашему, и можно было заниматься предпринимательством, больше ничего не платя, если его суммарный доход не превышал в год по-моему, двухсот тысяч гривен (четыреста тысяч рублей). У меня была торговая точка по ремонту и обслуживанию оргтехники и мобильных телефонов, так вот доход даже по ней не превышал этого порога. Развивать малый бизнес в таких условиях было очень выгодно.
Есть свои тонкости в России и на Украине в налоговом законодательстве, их очень много. Мне, например, в России очень импонирует, что индивидуальный предприниматель может использовать у себя наемный труд. На Украине этого не разрешалось.
Что не нравится и там и там? Наверное, постоянные внесения изменений в законодательство. Какие-то требования или налоги новые вводят, какие-то отменяют. А люди ведь приспосабливаются, им порой тяжело, если «правила игры» постоянно меняются. Бизнес не любит слишком частых и слишком заметных перемен.
Что мне еще хотелось бы заметить, так это то, что на Украине гораздо шире информационное поле по работе с предпринимателями. Все законы, требования, инструкции, относящиеся к любой сфере жизни страны, доступны в интернете, в частности, на сайте Верховной рады, как высшего законодательного органа. Это огромная законодательная база всего государства, в которой прекрасно работает поиск, можно легко и без всякой подготовки найти, что угодно. Единственный недостаток – все на украинском языке. Приходилось либо самому, либо переводчиком переводить.

Про чиновников, коррупцию и пугающие моменты
Зато общаться с чиновниками здесь однозначно проще. Они тут человечнее, что ли. На Украине все было построено на кумовстве, на деньгах, на каких-то личных интересах. И практически все чиновники обязательно имели какой-то свой бизнес. Потому любое обращение к любому чиновнику практически всегда заканчивалось его: «А Вы нам сначала сделайте то-то и то-то, а потом мы Вам после, может, что-то разрешим…» В России подход другой, и меньше буквоедства, меньше запретов, я бы сказал. И, все-таки, больше человечности. Если приходишь с проблемой и что-то не получается, чиновник говорит: «Хорошо, пока этого сделать нельзя. Но давайте вместе подумаем, как сделать, чтоб было можно, чтобы у вас это получилось». Особенно это заметно в сельских районах у границы. Может, потому, что у вас тут нет такого наплыва предпринимателей, как в крупных городах, нет перенасыщенности услугами и производствами, и все это востребовано…
Часто, слышал, как россияне ругают свою страну за высокую коррупцию. Я не согласен с такими оценками. Я очень много поездил по России и скажу, что такой коррупции, которая бы отличалась от того, что происходит в других странах, в России нет. Безусловно, на общем уровне она присутствует, но я не считаю ее первоочередной проблемой. Я думаю, сейчас более важно поднимать промышленность и сельское хозяйство России. Но если внимание к сельскому хозяйству сейчас санкции немного спровоцировали, то промышленность в той же Ростовской области, по моему личному впечатлению, находится в ужасающем состоянии. В ДНР вплоть до самой войны работало шесть крупнейших металлургических предприятий. В Ростовской области во времена Союза было три таких же комбината. И все три либо закрылись за эти годы, либо находятся в бедственном положении. И так по очень многим серьезным предприятиям или организациям.
Еще из замеченного мною – многие мелкие местные предприятия, ранее платившие налоги по месту нахождения, разоряются и скупаются за бесценок крупными монополиями, от которых налоговые отчисления в провинцию уже не попадают. Такие явления, все вместе, очень настораживают. Иногда я думаю, не подключилась ли к этому процессу какая-то «пятая колонна», которая целенаправленно вредит вашей стране…
При этом при очевидной положительной разнице в зарплатах, уровень жизни людей в Ростовской области, по сравнению с уровнем жизни людей на Донбассе до войны, гораздо ниже. У меня, простого инженера, была на ваши деньги зарплата 9 тысяч рублей. Но и цены были значительно ниже ваших. Мне моей зарплаты хватало, чтоб нормально жить, питаться, одеваться, обставлять дом нормальной мебелью и бытовой техникой, делать ремонт, да еще и ездить ежегодно в Крым. В Ростовской области люди живут гораздо скромнее. Сейчас на мне надеты турецкие туфли, я купил их недавно в Донецке. Они стоят триста рублей. Точно такие же туфли на вашем рынке, я проверял, стоят тысячу триста рублей. Откуда такая разница в цене, я не знаю…
При этом сейчас, во время войны, на Донбассе все очень подорожало. Цены на продукты «подскочили» сильнее всего: огурцы, помидоры, например, – стоят в два раза выше, чем в Примиусье.

Про Донбасс и его людей
Донбасс – это множество очень крупных промышленных предприятий. В первую очередь – шахты, дающие по качеству один из лучших в мире углей. Донбасс – это развитая сеть железнодорожного транспорта, связывающая практически все крупные предприятия между собой. Это горно-обогатительные комбинаты, еще более повышающие качество угля до уровня коксующегося. Это тепловая и электроэнергетика. Это металлургическая промышленность. Это канатный завод, стальные канаты которого, кстати, держат Останкинскую башню и применяются практически повсюду. Это химические заводы, занимающиеся изготовлением различных видов пластиков, химических средств, удобрений и так далее. Это крупные машиностроительные заводы, выпускающие, например, котлы для атомных станций, запчасти для вертолетов, холодильники, подшипники, электротехническое оборудование и так далее. Но гораздо больше Донбасс – это люди-специалисты: ответственные, высококвалифицированные, работящие. Мы – настоящие трудяги. Если нам дать работать, чтобы мы могли прокормиться и больше не мешать, мы сами все восстановим, сами все отстроим, сами поднимем наш Донбасс…
Елена Мотыжева



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Интервью
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 14.11.2018 в 14:35
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1