Пропавший батальон


В степи у Миуса на территории Куйбышевского района на минном поле найдены останки сразу ста десяти человек, погибших в 1942-1943 годах.

На прошлой неделе все информационные агентства Дона облетело сообщение о том, что поисковым объединением «Миус-фронт» были найдены останки целого батальона – 110 человек, в годы прорыва Миус-фронта погибших на минном поле на территории Куйбышевского района, между населенными пунктами Русское и Берестово. По сообщению одного из поисковиков, Романа Кучеревского, «В августе 1943-го Советская пехота была брошена на прорыв немецкой линии обороны у реки Миус. В месте, где были найдены солдаты, находились минные поля и хорошо пристрелянные пулеметами, артиллерией и минометами участки. В эту «мясорубку» были втянуты две дивизии. Штурмовой батальон пошел в атаку на фашистские траншеи по сплошному минному полю. К брустверу передовой немецкой траншеи никто из них так и не добрался. Батальон вместе с офицерами навсегда остался лежать на минном поле...» Члены объединения «Миус-фронт» сообщают, что работы в этом месте только начаты, и будут проводиться до тех пор, пока не будет поднят последний солдат.

Андрей Кудряков, руководитель объединения:
– «Поле» нашли совершенно случайно. Думали с товарищами, как провести День России и решили поехать в наши родные места, в Куйбышевский район. Это – полоса прорыва «Миус-фронта», где наибольшее количество погибших, и где приходится работать с особой тщательностью, с особым вниманием.
Остановились на поле, окраине населенных пунктов Русское и Берестово, мимо которых мы тысячу раз проезжали мимо, не обращая внимания. Случайно получилось и так, что наши ребята-студенты взяли с собой металлоискатель и пошли пройтись по этому полю «на всякий случай». И с первых же минут наткнулись на наших солдат, которые как упали, так и лежали в этой земле с 1943 года.
Потом, когда мы начали общаться с местными жителями, выяснилось, что на этом месте в 1941-1943-м годах было минное поле, которое после окончания войны так и не смогли разминировать и которое категорически запрещали посещать кому бы то ни было. Место все обходили стороной, даже скот там никогда не пасли. Но и при наличии запрета на посещение этого места сразу после войны только на окраинах поля подорвалось немало детей, женщин и случайно забредавшего сюда скота. Место было настолько опасным, что тела погибших солдат так и остались неубранными, и за семьдесят с лишним лет были засыпаны песком и поросли травой. Что-то и Миус сровнял с землей…
Никто не ожидал, что там такое количество солдат окажется. Увидеть сразу целый потерянный батальон было очень тяжело морально. А копать, доставать солдатиков на жаре больше тридцати градусов – тяжело физически. Грунт очень каменистый твердый, много корней травы и кустарников.
Уже установлено, что основная часть батальона принадлежит 271-й Горловской (шахтерской) стрелковой дивизии. Но есть солдаты, попавшие на это поле и погибшие на нем еще в 1942 году, при самых первых попытках прорыва Миус-фронта. Основной возраст солдат – семнадцать-девятнадцать и от сорока пяти лет. Это говорит о том, что их, в большинстве, призвали буквально накануне, сформировав части из местных жителей освобожденных территорий. Погибший батальон – в основном, наши с вами земляки, и потому никаких медальонов у них, конечно, не было. В лучшем случае – солдатские книжки. Найдено всего два медальона. Родственников одного солдата мы смогли найти и связаться с ними. Будут еще фамилии – сохранились надписи на ремешках, котелках, фляжках и так далее, сейчас все это изучается.
Сейчас мы ведем работу в архивах – возможно, удастся обнаружить именные списки погибших либо призванных и переброшенных в эту местность. К сожалению, пока не установлен ни полк, ни батальон, к которому принадлежали воины. Будем опять же, изучать военные карты и тексты оперативных донесений. Работа нам знакома, мы проводили ее не раз, она всегда приносит хорошие результаты. Но самая главная задача сейчас – собрать всех погибших на этом участке. Однозначно, будут еще находки, всех найти еще не удалось. При продолжении поисковых работ число найденных солдат может увеличиться, скорее всего, в два раза, а то и больше.
Попадаются ли мины? Да, мины попадаются. На данный момент, если, конечно, не бить их ломом, не бросать в костер, они уже не опасны, прошло слишком много лет. Однако, в любом случае, приходится соблюдать предельную осторожность, привлекая к работам саперов, которые помогают все эти боеприпасы вывозить и обезвреживать.
В поисковой деятельности в данном месте нам оказывают помощь и местные пограничники, и администрация Куйбышевского района, и фермеры, и простые жители. Все здесь понимают, что это наше общее дело, наша общая трагедия. Скорее всего, по согласованию с органами власти района, все эти воины будут в День освобождения 30 августа перезахоронены в селе Русском, в местной братской могиле, где и обретут заслуженный покой…

Сообщения со страницы объединения «В Контакте»:
Поисковое объединение «Миус-фронт»:Две недели назад поисковой группе Объединения «Миус Фронт» на поле боя где, в 1941-43-м годах шли кровопролитные схватки, удалось обнаружить неглубокую воронку от снаряда. В воронке было четверо наших пехотинцев, погибших от взрыва мины. У двоих были с собой смертные медальоны. Капсулы с записками были срочно доставлены в лабораторию эксперту-поисковику Евгению Васюку. Несколько ночей эксперт сражался, чтобы спасти практически нечитаемые записки героев. И удача улыбнулась! Солдаты, погибшие за Ростов, за Донскую землю, обретают имена!!! Первый медальон: «ФОМИЧЕ... МАКСИ... ЗАХАРОВИ... год рождения 190.... Уроженец: Тульская обла... Сафоновский район, Турдейский сс, село Турде... Красноармеец. Отец Фомичев Заха...» Второй медальон: состояние плохое, фактически труха, но смогли прочитать: «Фамилия – КУЗМЕНК… Уроженец - Алтайс...»
По обобщенному банку данных: ФОМИЧЕВ МАКСИМ ЗАХАРОВИЧ - 1900 г.р., Уроженец Тульская обл., Сафоновский р-н, Турдейский сс, с. Турдейск. Красноармеец, Отец Фомичев Захар. Красноармеец Фомичев Маким Захарович пропал без вести в 1942 году.
Евгений Васюк: Ребята, мы все молодцы!!!! Спасибо всем нам - поисковикам "МИУС-ФРОНТА"!!! Всем, кто поднимал наших солдат, несмотря ни на что! Всмотритесь внимательно - это медальон, который принадлежит красноармейцу ФОМИЧЕВУ МАКСИМУ ЗАХАРОВИЧУ. Он в самом вкладыше написал: «Сообщить отцу Захару…» Сам вкладыш прорабатывался мною более суток. Думал сдохну, если «потеряю» солдата... И вырвал из небытия его имя!!! Ради этого стоит жить!!! Поверьте!!! Солдат вернулся домой!!!
Есть надежда восстановить имя второго солдата, чей медальон был поднят с останками в ходе поисковых работ на «поле смерти»!
А вот – сам ФОМИЧЕВ МАКСИМ ЗАХАРОВИЧ, вот его фото!!!
Роман Кучеревский: Надеемся, имена ещё будут! Работа по установлению бойцов ведётся экспертами Объединения.
Алена Маньшина: Сегодня поступила информация, что у дочери бойца Князевой (Фомичевой) Веры Максимовны есть дочь Нина Николаевна, проживает недалеко от Истры. Еще был брат у Веры – Виктор Максимович Фомичев (сын). Сегодня обещали дать телефон его жены Людмилы
Виктория Донева: Потрясающе!!! Моего мужа назвали в часть этого «Максима Захаровича»! Спасибо ребятам!!! Поисковая работа – это не просто интересное увлечение, это еще и благодарность предков.
Евгений Васюк: Виктория, Вы не правы... Это не увлечение, тем более – «интересное». Это – долг перед нашими дедами, перед всеми нашими солдатами, кто сложил свои головы и кого просто забыли, вычеркнули из памяти, при этом бравируя словами «никто не забыт»... Это, Вика – слезы…
Поверьте, когда поднимаешь солдата, чьи останки более 70-ти лет пролежали на поверхности земли... здесь слов нет... А Вы говорите – «увлечение»...
Елена Мотыжева



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 14.11.2018 в 14:27
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1