Две немецких войны


Мой дед Михаил Андреевич Зиновьев из крепостных крестьян незадолго до начала Первой мировой войны закончил исторический факультет Петербургского университета и был отправлен на фронт в чине прапорщика, командовал полувзводом. Сохранилась одна тетрадка из его дневников (в отличие от Второй мировой войны, российским военнослужащим вести повседневные записи не запрещалось).

То, что находится у меня в руках, касается первого периода войны, когда нашим войскам не хватало всего необходимого, но настрой был боевым. Мотивировка солдат и младшего офицерского состава была следующая: разобьем немцев, избавимся от их пагубного влияния, вызывающего повсеместную нищету в стране, и заберем русские деньги, хранящиеся в банках Германии со времен проведения Крестьянской реформы.

Действительно, немецкое присутствие в Российской империи ощущалось повсеместно: в руках немцев находились сфера банковского обслуживания, ключевые промышленные предприятия и крупнейшие военные заводы. У здравомыслящих людей складывалось впечатление, что кайзер объявил нам фиктивную войну, чтобы ввести в заблуждение противников на Западе. Именно англичане и французы захватили к тому времени почти все лакомые кусочки планеты, к коим отсталая и климатически неблагоприятная Россия тогда не принадлежала. Германия только к концу XIX века сформировалась как единое государство и к разделу колониального пирога, который составлял весомую часть богатства любой нации, опоздала. Опоздала, несмотря на научные и технические достижения.

Первую мировую войну называли «немецкой», потому что ее инициатива исходила, прежде всего, от Германии. Добавим, что на территории этой страны вообще никаких сражений не происходило. Желание низших русских сословий разгромить как можно быстрее немцев входило в противоречие с тайными устремлениями онемеченного царского двора, который действовал вяло и безынициативно, тянул, что называется, резину и чаще всего под давлением союзников предпринимал некоторые небесспорные маневры на театре военных действий.

Немцы издавна переезжали на жительство в Россию и занимали отнюдь не последние места в нашем обществе. Штаден был одним из руководителей опричнины, а потом бежал. Миних, начинавший при Петре Великом, стал фельдмаршалом и первым победил турок-османов на суше, затем арестовал главного коррупционера «гнезда Петрова» Меншикова. Екатерина Великая вообще возглавила Российскую империю, переселила на нашу территорию почти миллион немецких колонистов, выделила им огромные земельные наделы безвозмездно – не в аренду, а «в вечное пользование». Некоторые полагают, что с этим мероприятием связано восстание Пугачева – последний перед Октябрем 1917 года бунт против немецкого засилья. Суворову, который вел свой род от остзейских баронов, Екатерина приказала сокрушить Емельку и привезти его как зверя в клетке в Москву. Пушкин знал подноготную этого дела, от написания истории Пугачева он отказался, но создал загадочную «Капитанскую дочку» …

Николай II, взяв на себя функции главнокомандующего, вел в Могилевской ставке странную жизнь: приказов не отдавал, доклады выслушивал молча без замечаний, основным занятием его были пешие прогулки и поездки на автомобиле для осмотра местных достопримечательностей. Он будто чего-то ждал. И дождался ареста…

История знает две великие революции – французскую и русскую. Они связаны со множеством всем известных факторов, в том числе и марксистского толка. Но главным для простого народа была абсолютно понятная национальная идея. Во Франции это была борьба против англичан (Наполеон стал народным героем, изгнав их из Тулона). В России – упразднение немецкого господства (отсюда трудности с подписанием Брестского мира) …

Но вернемся к деду. Каждый получивший высшее образование в дореволюционной России при определенных условиях претендовал на дворянство, а русский дворянин был обязан знать немецкий язык. Все цитаты в российских книгах, журналах и газетах до Октября, если имели немецкие источники, давались без перевода на русский. (Когда моя жена работала в журнале «Советские архивы», такие переводы редакция заказывала, и мне однажды посчастливилось переводить стихотворение Гейне). Михаил Андреевич говорил по-немецки, и перед Второй мировой войной нанял своей младшей дочери Маше (моей маме) гувернантку-немку по имени Эльза Цангер. Она жила у своей тетушки в соседнем доме. Накануне германского вторжения немцев стали выселять за Урал. Эльзу (ей было лет двадцать пять) удалось устроить в штаб Партизанского движения, который начали создавать в Советском Союзе еще в 1939 году. В итоге она дослужилась до полковника. Уйдя в отставку, работала в немецком отделе Центрального вещания СССР на зарубежные страны. Закончила дни в престижном доме для престарелых…

Дед мой ополченцем участвовал в обороне Москвы…

Две попытки Германии войти в клуб супердержав закончились полным провалом. Репарации по итогам первой немецкой войны ФРГ полностью выплатила лишь в 2010 году; по итогам второй немецкой войны – по сути, превратилась в полуколонию США, которую каждый год по 150 раз заставляют каяться.

11.11.2018




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 11.11.2018 в 21:55
© Copyright: Михаил Кедровский
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1