Письма однополчан: «Представь себе свою молодую маму…»


Найденные недавно в семейном архиве письма бабушкиных однополчан поражают заботой и трепетностью ветеранов друг к другу, огромным уважением к жизни и к людям вокруг себя. А еще – удивительной преданностью товарищам…

Очень многие люди в моей жизни считали странным, что мой самый любимый праздник – День Победы. Но это так.
Конечно, кто-то больше любит Новый год, 8 марта или собственный день рождения. Это их право.
Но для меня День Победы – это не только государственный праздник, по масштабам сравнимый, быть может, со Светлым Христовым воскресением для верующего человека. Не только повод для национальной гордости.
День победы – это еще и мой семейный праздник. Это повод собраться всем вместе за одним столом, мысленно поздравив с праздником всех своих предков и выпить рюмочку за их светлую память. Собраться за одним столом не с ними, но как бы и с ними. Почувствовать что мы вместе, что связь между поколениями в нашей семье не прервалась. А еще – порадоваться, что я живу на свете благодаря моим родным.
Когда-то в детстве я узнала, что в моей семье, со стороны мамы и отца, воевало восемь человек, и это меня потрясло до глубины души.
Прадед Порфирий Федотович осенью 1941 года оборонял Мелитополь. Там же, в селе Песчаное, на реке Молочной, был ранен и оставлен на поле боя нашими отступающими частями. Его семье принесли извещение: «Пропал без вести».
В 1942 году где-то на границе Харьковской и Белгородской областей пропал без вести и мой второй прадед – Иван Арсентьевич.
Мой третий прадед – Денис Иванович – был подпольщиком в городе Донецке.
Четвертый – Михаил Афанасьевич – прошел всю войну и расписался на стене Рейхстага.
Мой дедушка Николай Иванович освобождал Украину, Румынию и Венгрию.
Мой второй дедушка – Анатолий Михайлович – был разведчиком в тылу у немцев, обеспечивая побеги важных для Советского Союза людей из немецких концлагерей. На грани провала получил приказ уходить во Францию, где стал политруком партизанского отряда. В конце войны принимал личное участие в аресте генерала Власова.
Его родной брат, а мой двоюродный дедушка – Виктор Михайлович, тоже разведчик, был разоблачен немцами и казнен 19 апреля 1945 года…
Моя бабушка, Валентина Денисовна, в 16 лет попала на фронт из-за ошибки в документах. Была связистом, прошла боевой путь от Миус-фронта до Севастополя и Кенигсберга. Участвовала в войне с Японией.
Наверное, почитание и уважение ко Дню Победы я впитала с молоком матери и вместе с ее рассказами о подвигах моих дедов. Рядом с ветеранами я «с малку» чувствовала себя своей. Мне всегда казалось, что эти люди – совсем из другого теста, что они – более искренние и простые, а еще – они гораздо лучше других лучше понимают, что такое жизнь…
Совсем недавно я нашла в нашем семейном архиве несколько писем бабушкиных однополчан к нашей семье, написанных сорок лет назад. Что меня больше всего поразило и тронуло в них – так это как раз забота и трепетность ветеранов друг к другу, огромное уважение к жизни и к людям вокруг себя. А еще – удивительная преданность товарищам…
Предлагаю и тебе, мой читатель, сегодня заглянуть в эти письма.

Город Макеевка
Дорогая Валентина!
Деньги на товарищеский ужин получил. Собирался поехать к тебе вместе с супругой, но доехал из Макеевки только до Амвросиевки и обломался. Пришлось побыть у однополчанина в Амвросиевке и вернуться, потому что времени было мало.
На встрече поговорим, а до встречи уже немного. Приезжай в гостиницу «Украина». Ехать до Симферополя, от Симферополя до Севастополя и в гостиницу «Украина». До встречи.
С гвардейским приветом, Петр Сахно

Город Феодосия
Дорогая Валентина Денисовна!
Сообщаю Вам, что я, как член совета ветеранов 33-й гвардейской Севастопольской ордена Суворова стрелковой дивизии получил письмо за подписью нашего комдива генерала Угрюмова Н.С. и секретаря совета ветеранов 33-й дивизии гвардии майора Евсеева Петра Никифоровича, где они мне предлагают, чтобы я всем знакомым однополчанам написал следующее:
  1. Чтобы все ветераны выслали в город Севастополь казначею Полищуку Ивану Семеновичу членские взносы за 1975 год по 6 рублей, по адресу: город Севастополь-335002, улица Пьянзина, дом 32. Деньги посылать с обратным уведомлением и доставкой на дом.
  2. Планируется встреча ветеранов 33-й дивизии в Новой Каховке в сентябре месяце, на 3-5 дней. Просьба сообщить секретарю совета Евсееву Петру Никифоровичу:
а) Согласны ли Вы поехать на встречу.
б) Нужно ли высылать отношение Вашему директору или руководителю.
в) Сообщите письмом ветеранам, которых Вы знаете, чтобы они выслали деньги на взносы и свое согласие присутствовать на встрече.
Пишите Вы и Ваши знакомые по адресу: Вологодская область, город Череповец, улица Красноармейская, дом 106, Евсееву Петру Никифоровичу.
Также можно сообщать Угрюмову Николаю Степановичу, по адресу: Московская область, город Красногорск-2, улица Чайковского, дом 13.
Еще раз прошу Вас, Валентина Денисовна, всем сообщить, чьи у Вас есть адреса. И конечно мне, Барковскому, Угрюмову, Евсееву.
Сахно сообщать не нужно, мы знаем, нам прислан официальный документ.
Советом ведется работа. В архиве установлено, что при взятии города Севастополя погибло воинов 33-й дивизии 590 человек. Планируется все имена погибших нанести на мраморные плиты, и установить их возле братской могилы, где мы перезахороним погибших наших воинов.
Обнаружилась большая неприятность. Комиссия установила, что нашу 33-ю гвардейскую орденом Красного знамени не награждали. Теперь на памятниках придется убирать слово «Краснознаменная»…
До свидания, дорогая Валя. Пиши мне, что не понятно.
До встречи в Каховке.
Барковский И.Г.

Город Ростов-на-Дону
Здравствуйте, уважаемый Николай, Таня и дочурка Леся!
Большое вам спасибо за поздравления. Не забываете мамочкиного боевого однополчанина, с которым вместе в одном 91-м гвардейском стрелковом полку она служила в роте связи. А я служил сапером.
Опишу такой случай. В 1943 году под Сивашем, колхоз имени Ленина, завязался сильный бой. В одном батальоне оборвалась связь. В это время мы находились на КП полка, и с нами находился инженер полка, старший лейтенант Гридин. Он приказал младшему сержанту Валентине Бураковой срочно взять катушку с проводом и соединить. А нам, саперам, приказал прикрыть.
Сапер Докукин бежал впереди в пяти метрах, а я бежал сзади. На той стороне сидел и ждал нас немецкий снайпер. Я успел толкнуть твою маму на землю, и он промахнулся, только прострелил ей сумку на боку. Под огнем этого снайпера твоей маме и пришлось восстанавливать связь, а нам – прикрывать ее. Связь восстановили, только сапера Докукина ранило в ногу. Но фашистов мы тогда разгромили, остатки бежали в Каховку на Днепр.
А 8 апреля 1944 с Сиваша мы пошли на штурм Крыма. На реке Бельбек наш 91-й гвардейский полк штурмовал Меккензиевы горы, ниже Камышловского моста. При штурме их погиб старший сержант Валеев. В 1971 году мы поставили обелиск, в этом бою я участник.
А когда выбили фашиста, ушли вглубь Меккензиевых гор, сопка 142-я. На ней фрицы установили дзот. Мне его приказали подорвать. И я подорвал. За подвиг получил орден Славы III степени, почти повторил подвиг Александра Матросова.
В 1944 году 26 августа в Литве начальник штаба Ходаков дал приказ подорвать танк «Тигр» за речкой в кустах. Нас прикрывали 12 автоматчиков из третьего батальона. За это подвиг я получил орден Отечественной войны II степени.
В 1945 году, 6 апреля, мы пошли на штурм фашистской крепости Кенигсберг. На второй день ранило командира взвода саперов. Мне приказали принять командование взводом, как заместителю. Прошли крепость, вышли на окраины последнего поселка. Бои шли очень сильные.
В этом бою ранило командира полка Шматкова, а Гридина убило. Полк принял майор Коровиченко, а мне приказали командовать саперами, а в саперном взводе из командиров и остался только я один, все остальные выбыли из строя.
И мы с боями дошли до порта Пиллау, конец нашего штурма Восточной Пруссии. За штурм крепости Кенигсберг я получил свой орден Славы II степени.
Вот такой путь прошла 33-я гвардейская Севастопольская дивизия. Она сражалась в Сталинграде в 1942-43 годах, вошла в состав 2-й гвардейской армии. На реке Мышковка разгромила фашистские армады. Остатки их бежали на запад, и наши войска преследовали их. Новочеркасск, Миус-фронт, Донбасс, Северная Таврия, Каховка, Крым, Севастополь, Литва, река Дубис, река Неман, Восточная Пруссия, крепость Кенигсберг и последний – Пиллау.
На встрече в Москве в 1970 году мы заложили парк Победы, в честь разгрома фашистской Германии…
Чувлев Н.Г.

Город Киев
Здравствуй, Таня!
Очень прошу тебя простить меня, что не мог сразу ответить на твое письмо. Ты спрашиваешь, как я познакомился с мамой твоей, как она воевала на фронте во время Великой Отечественной войны.
Опишу тебе немного за себя. Война меня застала на аэродроме в городе Шахты, я учился в аэроклубе и был уже пилотом. Был направлен в авиационное училище, которое в ночь на 1 сентября 1942 года перевели в пехоту.
И от Сталинграда, от Волги, до слободы Большекрепинской я шагал простым солдатом. А под Куйбышево меня перевели в связь старшиной. Так я стал связистом.
Потом меня ранило у реки Миус в районе Саур-Могилы. После госпиталя мне присвоили звание младшего лейтенанта и направили в 33-ю гвардейскую Краснознаменную Севастопольскую дивизию.
Вот здесь, под Севастополем, я и познакомился с твоей мамой, Валентиной Бураковой («Землячкой»).
Сейчас слово «Землячка» никого не удивит. А тогда шла война, и мы были далеко от родных мест. И мы как-то старались быть ближе друг к другу.
Вскоре нас погрузили в эшелоны и из города Севастополя повезли по железной дороге направлением Смоленска. Ехал я с Валей в одном эшелоне.
Из-под Смоленска мы были отправлены в Литву. В Литве я стал командиром взвода связи в стрелковом батальоне. А твоя мама частенько приносила нам в батальон «конец связи», соединяя нас с командованием и другими батальонами.
Взвод, которым я командовал, и его командир, то есть я, особенно симпатизировали молодой связисточке.
Таня! Ты спрашиваешь о военных трудностях.
Напишу, что сегодня ты отдыхаешь ночь в квартире, под крышей и в тепле. Мама твоя такой возможности не имела. Работа связиста очень тяжелая, относительно других родов войск.
Представь себе свою молодую маму, одетую в солдатские сапоги, военную форму, шапку-ушанку. С карабином в руках, сумкой боевых патронов к нему, вещевым мешком. А в мешке сухая булка хлеба и банка консервов. А еще – две гранаты. На боку – телефонный аппарат. И одна, а то и две катушки провода в обеих руках, каждая по 20 килограммов…
Вот этот груз нужно было нести на своих плечах всегда: в жару, в холод, в дождь, ветер, снег. Все сыпало на ее девичью голову. А идти ей так надо было не километр, а 20-
35 километров ежедневно, зачастую под огнем врага.
За то, что твоя мама осталась живой, надо Бога благодарить. И то надо сказать, что она поистине Герой, Таня!
В дни обороны наша дивизия продуктами питания обеспечивалась по гвардейским нормам неплохо, но в наступлении, как правило, кухни терялись на фронте и солдаты обеспечивались сами, где кто что нашел. Это тоже было очень тяжело, особенно для девчонок…
Встречались мы с твоей мамой на фронте очень редко, может, в неделю один раз. А чаще я не мог ее видеть. Но при встрече я всегда старался быть с ней добрым, старался угостить ее чем-то хорошим, хоть что-нибудь ей подарить, пусть и не от себя, а от имени всего нашего взвода. Вот потому Валя Буракова нашему взводу была ближе других товарищей.
Потом твоя мама была ранена и попала в другую часть. А после войны, когда мы шли на марше, я увидел ее. Она узнала меня и выбежала на дорогу, где и состоялась наша встреча. А когда она поздравила меня в мой день рождения 23 сентября 1973 года, это было так неожиданно и так дорого для меня.
Прошу, никогда ничем не обижай свою маму, особенно, когда она тебе скажет, что у нее что-то болит. И папу своего береги, он тоже пережил очень многое, а сейчас еще и болен. Передавай им от меня привет.
Жердев

Город Ялта
Дорогая Танюша!
Ты прислала нам очень печальную весть о трагической кончине твоей мамочки, нашей боевой подруги далеких военных лет. И мы с Натальей были в большом трауре.
Тем более, что жена очень болела. В больнице два месяца и еще два месяца была дома на больничном. Я же с Нового года тоже ходил на лечение. Левая рука и ключица были перебиты и сейчас очень болят.
Ответить тебе никак не могли собраться с силами. Прости нас за это. Мы о тебе, о твоей мамочке, все время вспоминали. Ведь около четырех лет мы провели рядом, в каких только передрягах не побывали и волею рока остались чудом в живых.
Еще в те военные годы мы поклялись друг другу в дружбе вечной, и что дети наших боевых друзей будут нашими детьми.
Поэтому, Танюша, давай поддерживать связь, пиши нам, мы очень будем рады твоей весточке. Опиши нам, как мама погибла, что случилось. Пиши, как вы живете, где твой папа, с вами или нет. Живите с мужем дружно, не ссорьтесь, украшайте друг другу жизнь. Ведь за эту спокойную жизнь мы воевали, и сотни тысяч наших сверстников отдали свои молодые жизни.
Милая Танечка! У меня много фотопленок, где есть твоя мама. Я любитель и на встречах всегда фотографировал. Посылаю тебе пока одно фото. Вскоре вышлю побольше. Память о маме должна жить в ваших сердцах, в сердцах ее внуков и правнуков.
Поздравляем вас с майскими праздниками. Желаем всем вам: тебе, мужу, дитятке вашему и отцу крепкого здоровья, успехов и счастья.
Пиши, милая Танечка, будем рады. Крепко тебя обнимаем.
Всегда твои, Елизар Зиновьевич и Наталья Митрофановна

Письма читала Елена Мотыжева



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Письмо
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 09.11.2018 в 11:42
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1