Кто виноват в подорожании лекарств?


Одной из самых горячо обсуждаемых за последнее две недели новостей стало растиражированное многими федеральными СМИ известие о повышении цен на лекарственные препараты в текущем месяце. Главной причиной, по которой происходит подорожание, называют продолжающийся рост доллара и евро по отношению к рублю.

Вопросы и претензии потребителей
Однако больше всего к обсуждению складывающейся ситуации на рынке лекарств людей толкают даже не публикации в центральных СМИ, а собственные визиты в аптеку, где их все чаще стали ждать неприятные сюрпризы. В комментариях на странице нашей газеты в «Одноклассниках» люди не скупятся на эмоции и обвинения:
Валентина Демина:
– Подорожание лекарств нас очень волнует. Самые необходимые средства становятся недоступными. Например, «Валидол» стоил 6 рублей, сейчас – 24. «Нафтизин» – 7 рублей, стал 28. «Фурацилин» – простейшие дезинфицирующие таблетки – стоил 7 рублей, а сейчас его продают за 38. И объясняют при этом, что у нас его больше не выпускают, потому он такой дорогой. Я понимаю: санкции, курс доллара отражается на импорте, но ведь это максимум, на сто процентов. А когда цены выросли на триста процентов, я этого понять не могу. Не пора ли прокуратуре заняться аптеками?
В нашем обществе некоторые недобросовестные предприниматели пользуются безвыходным положением граждан, вседозволенностью и безнаказанностью. Поэтому весь этот «беспредел» в ценовой политике. А так же, я думаю, что это – сговор фармкампаний.
Ольга Столбовская:
– Лекарства – такая вещь, перед подорожанием которой больной человек особенно уязвим. Считаю, что ряд лекарств, который предоставляется больным по рецепту, должен продаваться по фиксированным пониженным ценам и иметься в достаточном количестве. Также на период кризиса должны быть зафиксированы цены на детские лекарства и принадлежности (типа сосок, бутылок, памперсов).
Анатолий Пятков:
– Очень подорожало лекарство в аптечном пункте в Ряженом, даже больше. Чем в Матвеевом Кургане. Необходимо срочно проверить обоснованность такого подорожания и принять меры.
Инна, фотограф:
– Россия закупает около 90 процентов лекарств за границей за доллары. Доллар вырос в два раза, соответственно, и закупочная цена поднялась. Там же, за границей, закупаются и ингредиенты для изготовления большинства наименований лекарств, производимых на территории России. В России почти убита своя химическая промышленность.
Валерий Свириденко:
– Все сообщения об убитой химической промышлености лекарств не соответствуют действительности. Если Вам не известно – наберите в «Гугле»: «Лекарственные предприятия России».
Потому и непонятно: что вообще происходит с ценами лекарств, производимых в России? Существует перечень лекарств, на которые введен государственный максимальный ценовой норматив. Кто должен следить за соблюдением этого норматива: фармацевты, администрация, потребители, налоговая служба?
Поднимают цену те, кто наживается на лекарствах. Вина в повышении цен на лекарства в продажности и коррумпированности структур, получающих государственную зарплату и должных следить за соблюдением законности в торговом и лекарственном бизнесе.

Ответы фармацевта
Ответить на все эти вопросы и рассказать, что же происходит на фармрынке «с той стороны прилавка» на условиях анонимности согласился собственник одной из крупных аптечных сетей, реализующих лекарства на территории Примиусья.
Почему дорожают лекарства
– Почему дорожают импортные лекарства, думаю, понятно. Дорожают евро и доллар – соответственно, поднимаются в цене и лекарства, которые за них покупаются.
Что касается наших, российского производства, лекарств, то у них, как правило, в составе импортные ингредиенты. Снаружи импортная фольга, в которую закатаны таблетки, упаковка – импортная же коробочка. В итоге – опять-таки, происходит подорожание, хотя и в меньших масштабах.
Еще один момент – действительно есть группа лекарств, цена на которые регулируется государством. Контракты на поставку по ним подписываются один раз в год и цена на них действительна в течение года. К примеру, подписал производитель контракт в марте прошлого года, что он продает какой-то препарат по 20 рублей за упаковку, а за год подорожало все: и электроэнергия, и импортное сырье, и какие-то другие субстанции. В итоге производящая фармкомпания начинает продавать это лекарство фактически себе в убыток. Если у нее есть возможность «перекрыть» убыток за счет большего увеличения наценки на другие лекарства, цены на которые не регулируются государством, естественно, она обязательно это сделает. Соответственно, цены на эти «нерегулируемые» лекарства повысятся. Возможно, что и в два, в три, в четыре раза. Если возможности компенсировать убытки по «регулируемым» лекарствам за счет увеличения наценки на другие препараты нет, например, на данном предприятии производятся только лекарства, входящие в «регулируемый» перечень, то, скорее всего, данный завод просто обанкротится. А препараты, которые он производил, исчезнут из продажи. Их место займут более дорогие импортные.
Сейчас многие задаются вопросом: возможен ли дефицит по каким-то препаратам из «Перечня», цены по которому регулируются государством, и каким лекарствам он грозит больше: импортным или отечественным?
Дефицит возможен. И грозить он может как отечественным, так и импортным препаратам. Импортным, потому что их производители, так же, как и российские, раз в год показывают Правительству свои издержки и мотивированно пытаются доказать, почему производство и доставка подорожали. Если в Правительстве все утвердили, компромисс достигнут – все прекрасно, лекарство поступает на рынок. Если же Правительство считает цену производителя явно завышенной, не «подтверждает» ее, то лекарство на рынке не появится.
При этом не забывайте и об обратной стороне дефицита. Лекарство на рынке есть, но из-за того, что рубль просел к евро в два раза, препарат стал дороже в 2-2,5 раза. В итоге он просто становится недоступным для того человека, который раньше мог себе позволить его покупать. Особенно яркий пример здесь по противодиабетическим лекарствам. Если год назад один из препаратов, например, стоил 2300 рублей за упаковку и эта цена уже «кусалась», то сейчас данное лекарство стоит уже около пяти тысяч. В таких условиях аптекам просто не имеет смысла его закупать – покупателя, готового выложить такую большую сумму денег в сельской местности больше нет.
Как регулируются цены
Как осуществляется ценообразование на лекарства? По препаратам из «Перечня» есть алгоритм, где, кстати, цифру торговой наценки устанавливает субъект Российской Федерации. В нашем случае – это Правительство Ростовской области. Кстати, для тех, кто не знает: в Ростовской области одна из самых низких в стране наценок на фармпрепараты.
Безусловно, когда эту низкую наценку в области вводили, у Правительства была благородная цель – сделать более низкой, приемлемой для населения цену на лекарства из «Перечня».
Но на деле все выходит очень даже не гладко. Препарат есть в прайс-листе, мы его заказываем, а федерального уровня фирма-оптовик отказывается нам его поставлять. Спрашиваем: «В чем дело?» Отвечают: «Цена превышает установленную рееестром. Поставлять по такой цене в ваш субъект не имеем права. Заявленную Вами партию отправляем в соседний регион». Вот такая получается «загогулина»: для поставщика, работающего со всеми регионами России, работать с Ростовской областью порой становится просто невыгодно. Формально препарат на оптовом складе в области есть, а фактически – уехал в Краснодарский край…
Кстати, лекарственный рынок – это один из самых регулируемых товарных рынков в стране. Все наценки в нем очень четко прописаны и очень серьезно контролируются государством, даже на те лекарства, которые не входят в «Перечень» регулируемых. Не буду вдаваться в подробности, выскажу только основной принцип, уже отмеченный вашими читателями: чем дешевле препарат, тем большая торговая наценка на него разрешена.
При этом количество посредников на фармакологическом рынке, тоже – самое регулируемое в стране. На все оптовые наценки дается всего восемь процентов от цены производителя, неважно, сколько в цепочке будет оптовиков. Поэтому обычно цепочка доставки «производитель-потребитель» по лекарствам выглядит так: «Производитель – крупный оптовик – аптека – потребитель».
Кстати, если сравнивать ситуацию в других отраслях, то цены на лекарства в среднем растут гораздо медленнее, чем, например, на продукты питания…
Оригиналы или дженерики?
Как будет реагировать рынок на рост цен по лекарствам? Думаю, в сложившихся условиях, скорее всего, в России будет развиваться какое-то импортозамещение. А в аптеках увеличится продажа так называемых дженериков – более дешевых аналогов дорогих препаратов. Правда, к сожалению, далеко не по всем препаратам есть свои дженерики.
Здесь сразу хочу развеять несколько устойчивых мифов. Безусловно, всегда лучше покупать именно оригинальный препарат, который проходил все необходимые виды проверок, исследований и тестирований. Но такой препарат всегда стоит намного дороже дженерика, именно по причине прохождения всех исследований на безопасность. Чуть ниже, но на достаточно высоком уровне будет качество у так называемых «европейских дженериков». Среди них есть и предприятия, находящиеся в России. Это те заводы, где очень строго следят за выполнением всех норм производства. Самый низкий уровень качества, если усреднять, показывают, к сожалению, азиатские и, иногда, опять же российские дженерики.
Да, у каждого лекарства в составе есть одно действующее вещество. «Панкреатин», «Креон», «Пензитал», «Мезим-форте» – по сути, это все одно и то же лекарство. У него одно и то же международное непатентованное название, одно и то же действующее вещество – «панкреатин». Но, действие у всех этих препаратов на организм человека может быть разным. Почему?
Кроме действующего вещества, в составе таблетки есть еще много ничем не прописанных и никак не регламентируемых для производителя дополнительных веществ. Это и наполнитель таблетки до нужной массы, и вещество, которым она покрыта, чтобы скрыть, например, горечь и так далее. Все эти составы и вещества могут очень сильно различаться, в зависимости от производителя. Есть препараты так называемого пролонгированного действия, очень по внутреннему устройству похожие на лук: рассасывается одна порция, внутри обнажается вторая, потом третья и так далее. У нас в России, кстати, пока таких высококачественных лекарств очень мало делается. Гораздо больше устроенных по иному принципу: гарантировано, что в таблетке полграмма «Аспирина», но не гарантировано, что в половине таблетки «Аспирина» четверть грамма «Аспирина». Потому что в левой половинке из-за грубого помола и плохого перемешивания может быть восемьдесят процентов ацетилсалициловой кислоты, а в левой – только двадцать.
О фальсифицированных лекарствах
Очень много по телевидению рассказывают о фальшивых лекарствах. «Дорассказывались» уже до того, что потребитель готов чуть ни в половине препаратов видеть фальшивку. Заявляю ответственно: эта проблема надуманна! Рассказы о массовых случаях продажи в аптеках поддельных лекарств не соответствует действительности!
Как и для чего в стране родился такой миф, кстати, поддерживаемый журналистами? Все началось в лихие девяностые. Выходили на рынок крупные производители и крупные оптовики, желая, естественно, «отхватить» кусок побольше, и заявляли: «Только мы способны контролировать и гарантировать качество лекарств! Только у нас есть для этого соответствующее возможности и средства!» Хотя, по большому счету, такого уж массового производства недоброкачественных препаратов в стране даже тогда не было. Соответственно, под все эти заявления находились и пиарились случаи фальсификации.
В основном все претензии к недоброкачественности фармпрепаратов, из моего многолетнего опыта, чаще всего, сводятся к тому, что на одном заводе в коробку с одним лекарством вложили инструкцию от другого. Или препарат расслоился – недавно как раз была история со скипидарной мазью. То есть, фактически, речь в большинстве случаев идет об элементарном заводском браке, а вовсе не о производстве фальсифицированных препаратов, как об этом пишет пресса. Бывает так же, что товар на оптовом складе оказался нерастаможенным, завезенным по серым схемам, или неправильно оформленным.
Как решаются такие проблемы? Росздравнадзор берет на анализ партию лекарства с завода, отправляет ее на анализ. Если там что-то не так, то на сайте Росздравнадзора тут же появляется в «черном списке» наименование препарата, номер партии, дата производства. У нас, например, во всех аптеках есть программное обеспечение, позволяющее моментально проверять по номеру партии, является ли данное лекарство занесенным в «список» или нет. Но, чаще всего нам даже не приходится проверять что-то специально. Потому что еще до того, как лекарство доехало до нас от оптового поставщика, тот уже обнаруживает забракованную партию среди отправленных и направляет эту информацию нам.
Забракованная партия товара, как правило, изымается и уничтожается. Причем, уничтожаться по новому закону она должна нами. Но на рынке еще с прошлых годов сохранилось своеобразное правило: все большие партии аптечными сетями отправляются назад оптовикам, и они сами решают эту проблему с производителем. Оптовики и до сих пор готовы это делать. Так что для аптек, торгующих в розницу, обнаружение и уничтожение недоброкачественных лекарств не становится особо накладным. Проблем с этим особо нет, и контроль как раз в этой области в России осуществляется на довольно приличном уровне.
Проблемы самолечения
Часто журналисты и чиновники жалуются, что наши люди занимаются самолечением. Да, иногда мне приходится слышать, что покупатели консультируются у фармацевтов, как и чем лучше лечиться от той или иной болезни. Фармацевт, безусловно, не замена врачу, хотя, в простых случаях, конечно, помочь может. Например, от головной боли лекарство посоветовать.
Но ведь самолечение происходит лишь потому, что у большинства людей нет возможности слишком часто попадать к врачу. Во-первых, из-за отсутствия необходимого количества врачей. Кстати, от этого у нас и огромное количество тех же заражений гриппом. Классический случай: можно было бы оставить ребенка поболеть дома. Но нужен осмотр врача, а потом в школу нужна справка. Или взрослому нужен больничный на работу. То есть два дня надо потратить только на решение этих проблем. В результате человек приходит в аптеку, покупает сам какое-то снимающее внешние симптомы лекарство и отправляет ребенка в школу или сам отправляется на работу, распространяя инфекции и перенося все «на ногах»…
Вторая причина самолечения – это отсутствие какой-либо заинтересованности, особенно в условиях очередей, посещать врача. По работе я периодически общаюсь с коллегами, которые ведут бизнес за границей, либо лечат там людей. Так вот в Европе широко применяется такая вещь, как субсидирование цены лекарств. Если человек пошел к врачу и ему там выписали препарат, то по рецепту он его покупает за половину стоимости, или даже за четверть, зависит от конкретного государства. Остальное аптеке компенсируется государственными бюджетами и страховыми компаниями. Ходить к врачу по любому поводу – там выгодно финансово. Причем, человеку не через налоговую возвращаются в следующем году какие-то жалкие копейки от понесенных им затрат на лечение, а именно в аптеке, здесь и сейчас, вполовину снижают цену на необходимый ему препарат. Была бы такая практика в России – у нас бы все население не то, что ходило – по малейшему поводу бегало бы к врачам. И все было бы очень цивилизованно…
Елена Мотыжева



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 4
Опубликовано: 09.11.2018 в 11:18
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1