Храм «Всея Руси Чудотворца»


В прошлом номере «ДМ» была опубликована фотография вида Матвеева Кургана, сделанная в 1887 году. На фоне невзрачных саманных домиков, крытых камышом, выделяется величественный храм – Никольская церковь. К сожалению, судьба этого храма печальна. В тридцатые годы XX века он был разрушен. Советской властью методично уничтожалась и всякая память о разрушенных церквях. Тем интересней сейчас попытаться восстановить сведения о том, каким же был тот самый храм, который изображен на фотографии, восстановить его историю.

Настоятель современного Никольского храма в Матвеевом Кургане - отец Ярослав - согласился нам помочь и предоставил не только свидетельства очевидцев, касающиеся тех времен, но и фотокопии архивных документов по страховой оценке церкви, относящиеся к периоду 1910-1912 годов (см. фотрепортаж).
Вот что он рассказал:
- Почему мы стали собирать сведения о прошлом церкви? Захотелось восстановить историческую справедливость и преемственность – узнать, где располагался храм, каким он был. К сожалению, у нас до последнего времени не было ни одной его фотографии или описания, но вот сейчас фото появилос, и можно хотя бы приблизительно составить себе впечатление о том, каким же он был.
Здание на фото явно большое, для села особенно: вокруг - такие хижины под соломенной крышей, и вдруг – такая величественная красота, чуть ли не собор! Это лишний раз доказывает, насколько благоговейно относились здешние люди к вопросам веры и насколько серьезно к вопросу спасения души относились те, за чей счет строились на миусской земле церкви…
Однажды мне пришлось исповедовать человека, ему было уже лет за восемьдесят, рассказывавшего мне, что он венчался в том, старом Никольском храме. Но даже он не смог описать, как выглядела в то время церковь. Единственное, что сохранила его память – храм казался очень большим, а иконостас – очень богатым и красивым.
Сейчас, когда есть возможность хоть немного понять, каким был тот, первый храм, я мечтаю поработать с архитектором, чтобы он, на основании этой фотографии и размеров, указанных в архивных документах, составил макет церкви. Просто, чтобы было, к чему стремиться. Чтобы и в нашем, современном храме, сделать что-то похожее. Безусловно, в полной мере мы повторить разрушенное уже не сможем, но хочется, чтобы сходство было. Ведь наш храм возрождался именно, как тот приход.
Как рассказывала другая прихожанка, Никольская церковь была взорвана перед войной. Однако разрушили ее не полностью – стены частично остались нетронутыми. Потом была война и всем было не до храма. А после войны по развалинам церкви часто лазили все окрестные мальчишки. И уже в 1953-1954 годах эти стены начали разбирать на кирпичи, из которых впоследствии были построены два здания: школы номер два и детского садика. Ныне в этих зданиях расположено профессиональное училище… Можно себе представить, что за размеры были в свое время у храма, если его кирпичей хватило на два здания, еще и остались…
К сожалению, с тех времен не сохранилось больше ни одной вещи: ни икон, ни церковной утвари и убранства: все было либо разграблено, либо уничтожено. Единственное, быть может - это было еще до того, как я возглавил этот приход - один из прихожан пожертвовал церкви напрестольное евангелие, далеко дореволюционное. Но сказать точно, из какого храма оно было взято когда-то – нашего или какого-то другого, сегодня уже невозможно.
От времен того храма (ориентировочно, он находился на усадьбе дома номер 12 по улице Базарной) чудом остались целыми дом священника (ныне это здание матвеево-курганской типографии на улице Базарной, 17) и здание церковно-приходской школы, сейчас это частный дом на углу улиц Кирова и Железнодорожной). Есть очевидец, рассказывавший, что его мама училась в этой школе.
О судьбе последнего священника поведал другой наш прихожанин - Виктор Моисеенко, один из тех, кто начинал восстанавливать храм. Он свидетельствовал, не знаю, насколько это достоверно, что последний батюшка некоторое время прятался в доме у его родителей, пока однажды ночью за ним не приехали и не увезли куда-то. Назад он уже не вернулся, скорее всего, его расстреляли…
Знаменитый курган Матвея, давший имя нашему поселку, раньше тоже был другим, гораздо выше, чем сейчас. Люди, жившие до войны, помнят, что когда перестраивали железную дорогу (раньше это была одноколейка), то расширяя полотно, использовали для подсыпки землю, которую срывали с холма. После, еще через несколько лет, было уничтожено и самое первое матвеево-курганское кладбище, где по-преданию, был похоронен Матвей и даже несколько потомков основателя Матвеева Кургана - Алексея Ивановича Иловайского.
Вот, пожалуй, и все, что мне удалось установить на сегодняшний момент.
Словам отца Ярослава я нашла неожиданное подтверждение на сайтах Центра генеалогических исследований и Ростовского генеалогического общества. Есть официальные свидетельства, что в Матвеевом Кургане нашли последний приют по крайней мере двое представителей рода Иловайских: супруги Марфа Степановна и Иван Петрович. Кстати, по рассказам местных жителей, родовая усадьба Иловайских в Матвеевом Кургане располагалась на берегу Миуса, в районе современной улицы Светлой, ориентировочно у домов №96-100. Последней представительницей этого рода, жившей в наших краях, стала помещица Е. Иловайская. После революции в ее доме и флигеле открыли школу для детей. По месту нахождения школы один из прилегающих к Светлой переулков назвали Пришкольным. Остатки дома Иловайских были разобраны местными жителями для строительства, уже после Великой Отечественной войны. Что же до храма Святителя Николая Чудотворца, то он (как сказано, сначала деревянный) был заложен 8 июля 1858 года, а освящен 28 октября 1862 года. В 1867 году в Матвеевом Кургане на земские средства было открыто одноклассное сельское училище.
Кроме Иловайских, в нашем поселке проживали и другие помещики: Фирсовы, Волковы. Однако до богатства и общественного положения Иловайских им, безусловно, было далеко. Зато дом помещика Фирсова, в отличие от дома Иловайских, прекрасно сохранился. Сохранилась даже кованая ограда вокруг него. Сейчас это обыкновенный жилой дом.
Архивные документы, копии которых есть на руках у отца Ярослава, относятся к 1910 и 1912 годам. Это заключения по страховой оценке и страховые карточки. Из-за особенностей тогдашнего правописания, и своеобразного почерка довольно трудно разобрать, кто был его настоятелем в 1910 году, читается лишь фамилия «Попов». Легко можно прочесть и то, что относится к описанию самого храма. Он на то время (29 июля 1910 года) оценивался в 40200 рублей, а при нем были сторожка стоимостью в 300 рублей и еще одно церковное здание, где размещалась церковно-приходская школа, стоимостью в 700 рублей. Церковь была кирпичной, крытой железом. Длина храма составляла 15 саженей (32 метра), ширина - 7 саженей 2 аршина (около 26,5 метров), высота до верха карниза стены – 3 сажени 2 аршина (7,8 метра). В церкви было 3 створчатых наружных двери, 10 больших окон и 8 малых (на главке). Иконостас длиной 20 и ¼ аршин (более 14 метров), высотой 13 и ½ аршина (9,5 метров) оценили отдельно, в 200 рублей. На храме были одна большая и одна малая главки. При церкви (которая, кстати, не отапливалась) была двухъярусная колокольня, до верха карниза ее высота составляла 3 сажени и полтора аршина (почти 7,5 метров). До ближайших строений от церкви было 14 саженей (30 метров).
Вторую страховую оценку провели уже в 1912 году, после постройки дома священника. В документе от 1 ноября 1911 года так, например, о нем написано так: «Церковный священнический дом. Одноэтажный, кирпичный, внутри оштукатурен, покрыт железом. Длина дома – 18 аршин (12,8 метра), ширина – 12 аршин (8,5 метров), высота – 4 аршина (2,8 метра). Окна – 12 штук, высотой 2 аршина, шириной 1 и ¼ аршин, с двойными рамами. Дверей двустворчатых – 8 и одна одностворчатая. Печей 2 – одна русская и одна голландская. При доме кирпичный коридор вышиной 3 и ½ аршин, шириной 2 и ½ аршин, диной в аршин. Дом построен в 1911 году, строение сохранилось хорошо». Священником во время проведения оценки был Михаил Поляков, псаломщиком – Дмитрий Николаев, церковным старостой – Симеон Зевин.
Уже прощаясь с отцом Ярославом, я спросила:
- А как Вы думаете, почему храм был освящен именно в честь Святителя Николая?
Он ответил:
- Названия, как правило, давали либо те, кто предложил построить храм, то есть заказчики, либо те, кто утверждал строительство – то есть правящий архиерей. Чаще всего, все-таки, называли храм именно заказчики, потому что они оплачивали строительство. В выборе названия руководствовались чаще всего тем, какой святой более всего почитаем в данной местности. Иногда причиной названия храма становилось какое-нибудь чудо, случившееся на этом месте. Либо храм, в воспоминание о каком-то родственнике и как дань уважения ему, называли именем святого, покровительствовавшего данному человеку.
Что касается Никольских храмов, то их так много потому, что Николай-Чудотворец – один из самых почитаемых на Руси святых. Почти в каждом городе непременно есть храм, ему посвящённый. А на селе Никольских храмов вообще - чуть ни в каждом третьем-четвертом селе.
И действительно, заглянув в «Википедию», я прочла: «Никола Чудотворец — один из наиболее почитаемых у славян христианских святых. В восточнославянской традиции культ св. Николая по значимости приближается к почитанию самого Бога (Христа). По народным верованиям, Николай — «старший» среди святых, входит в святую Троицу и даже может сменить на престоле Бога. У восточных и западных славян образ Николая по некоторым своим функциям («начальник» рая — владеет ключами от неба; перевозит души на «тот свет»; покровительствует ратникам) может перекликаться с образом св. Михаила. У южных славян образ святого, как истребителя змей и «волчьего пастыря», сближается с образом св. Георгия. В Русском государстве и Российской империи количество посвящённых Николаю Чудотворцу храмов и написанных икон было самым большим после Богородицы. Его имя вплоть до начала XX века было одним из самых популярных при наречении младенцев».
Я глядела на новый, строящийся храм, и думала, что, несмотря на все трудности, он все-таки обязательно когда-нибудь будет достроен на радость и гордость всем живущим в нашем поселке. И в нем самому почитаемому святому и первому покровителю Матвеева Кургана, прихожане долгие годы будут повторять молитвы и просьбы: об исцелении, о счастливом браке и семейном счастье, о благополучии детей, о покровительстве в дороге, от морской бури и от потопления, о заступничестве вдов, сирот и находящихся в плену, о помощи в беде, нужде и бедности. А Святой Никола - «Всея Руси Чудотворец» – будет их слышать…

Где черпал вдохновение архитектор?
Рассматривая в редакции фотографию матвеево-курганской церкви Николая Чудотворца в увеличенном виде, мы вдруг заметили ее большое сходство с одним из известнейших православных храмов России - Це?рковью Ризополо?жения (Церковь Положения ризы Пресвятой Богородицы, Ризоположенская), расположенной на Соборной площади Московского Кремля. И тогда сразу же возникло предположение, что заказчик в своем видении храма руководствовался скорее всего, внешним видом именно московской церкви. (Кстати, на тот момент Иловайские уже имели дома и поместья в Москве, и а несколько членов их знаменитой фамилии уже покоились на кладбище Московского Донского монастыря).
К сожалению, в интернете нет фотографии церкви Ризоположения, снятого с того же ракурса, на всех фасад церкви снят под углом 45 градусов, относительно храма Николая Чудотворча в Матвеевом Кургане. Однако, если сравнивать между собой ту и другую фотографии, можно заметить некоторую общность во внешнем виде: оба храма - трехапсидные, кубической формы основной объём у обоих покрыт по закомарам. Килевидные закомары (правда, у московской церкви их три по фасаду, а у матвеево-курганской, похоже, целых пять). На обеих церквях снаружи стены членятся на прясла лопатками. Центральное прясло и венчающая его закомара в обоих случаях — значительно шире и выше боковых. Переход к световому барабану в обоих случаях, похоже, решен без парусов — место пересечения центральных коробовых сводов прорезано цилиндрическим барабаном световой главы. Единственное отличие, пожалуй, по главе церкви. У московской она - шлемовидная, как обычно строили в домонгольском Владимиро-Суздальском княжестве, потом в Тверском и Московском великих княжествах, а затем и в централизованном Русском государстве. У матвеево-курганской церкви форма главы - луковицевидная, максимальный диаметр главы больше диаметра барабана, присутствует визуальная «бочкообразность», высота главы не меньше её ширины. Такой стиль строительства появился (эпизодически) во второй половине XVI века, а в XVII веке стал массовым явлением. Кстати, "луковичные" главы были изобретены именно на Руси, без каких-либо внешних влияний либо заимствований.
Что касается церкви Ризоположения, то ее название идёт от византийского праздника, отмечающего прибытие в Константинополь Ризы Богоматери, которая, по преданию, несколько раз спасала город от нашествий врагов.
Церковь Ризоположения в Москве возведена в 1484 -1486 годах артелью мастеров из Пскова. Эта церковь находится на месте древней церкви Ризоположения, возведенной в 1451 г. митрополитом Ионой в память избавления Москвы от нашествия татарских полчищ Мазовши. В ночь на 2 июля 1451 г. татары подошли к Москве, но внезапно, испугавшись видения, посланного Богоматерью, отступили, бросив все награбленное добро. Это событие совпало с церковным праздником "Положения ризы". В память этого и была названа церковь. В 1473 г. она сгорела вместе с двором митрополита. На освободившемся месте возвели новую кирпичную церковь на подклете, обнесенную с трех сторон открытой папертью-гульбищем. За ней осталось старое название.
До середины XVII века эта церковь служила домовым храмом московских митрополитов, а затем патриархов. В 1655 году при патриархе Никоне церковь была передана великокняжескому дворцу, в связи с чем ее соединили переходами с хоромами цариц и царевен, а во второй половине XVII века над северной и западной папертями возвели крытые галереи.
Церковь сооружена в стиле ранне-московского зодчества, с некоторыми элементами псковской архитектуры. Небольшой одноглавый трехапсидный кирпичный храм поставлен на подклет. Изящный барабан увенчан шлемовидным золотым куполом. Глава украшена геометрическим рисунком из кирпича. Стены по вертикали разделены на три части и с трех сторон украшены орнаментированным поясом из обожженной глины, который делит фасады церкви на два яруса. Три полукруглые апсиды расчленены тонкими полуколонками с белокаменными деталями. Стены завершаются килевидными закомарами, а своды опираются на четырехгранные столбы. На центральных закомарах северного, западного и южного фасадов устроены неглубокие ниши-киоты. Во второй половине XVI века северный и западный белокаменные порталы храма были заменены кирпичными, подобными порталам собора Василия Блаженного.
Роспись стен церкви выполнена в 1644 году иконописцами Сидором Поспеевым, Иваном Борисовым и Семеном Абрамовым в соответствии с средневековыми канонами: в куполе - Христос Вседержитель, на сводах - евангельские сюжеты, на стенах - росписи, тематически связанные с посвящением храма. Церковь Ризположения посвящена Богородичному празднику, поэтому содержание стенных росписей - это запечатленная в красках "похвала Богородице”. Из четырех рядов стенописи два верхних повествуют о жизни Богородицы, а два нижних ряда иллюстрируют прославляющий Ее торжественный гимн - Великий Акафист. Росписи выполнены в технике фрески (то есть красками по сырой штукатурке), а затем проработаны темперой.
Большую художественную ценность представляет иконостас церкви. Он - один из немногих, которые были созданы после разорения Смутного времени. Его заказчиком был патриарх Филарет - отец первого царя из династии Романовых Михаила Федоровича. А выполнил патриарший заказ замечательный иконописец Назарий Истомин Савин. В 1627 году он и иконописцы руководимой им артели написали иконы трех верхних рядов иконостаса: деисусного, праздничного и пророческого. В нижнем, местном ряду кисти Назария Истомина принадлежит икона "Троица Ветхозаветная" и икона "Богоматерь Одигитрия" в рост, недавно раскрытая из под поздней записи.
Здание сильно пострадало во время обстрела Кремля 1918 г. После больших реставрационных работ Храм Положения ризы Божией Матери был открыт в 1950-е г.г., но уже только как музей. В 1990 г. он стал одним из пяти открытых для посетителей храмов Кремля.
В Храме Положения ризы Божией Матери ныне проводятся Богослужения: в день престольного праздника - утреня, затем Литургия.
Елена Мотыжева



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 09.11.2018 в 10:42
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1