Виолетта Баша. ИЗБРАННОЕ. Цикл стихов


Виолетта Баша. ИЗБРАННОЕ. Цикл стихов
1
ПОЧЕМУ ЭТИ ПТИЦЫ НА СЕВЕР ЛЕТЯТ?

Моему погибшему другу, поэту Денису Коротаеву

"Почему ж эти птицы на север летят,
Если птицам положено только на юг?"
Владимир Высоцкий


В мандариновых рощах лиловый закат.
Океанский прибой навевает им сны.
Почему ж эти птицы на север летят?
Что им надо в снегах необъятной страны?
Где стреляют на взлете. Где рубят с плеча.
Где не верят святым. Где пророков казнят.
И по каждой второй будет плакать свеча.
Почему ж эти птицы на север летят?
Почему, лишь весной зашевелится лед,
Затрещит, покачнув четверть суши земной,
Юных птиц вожаки направляют в полет,
Неокрепшие души зовут за собой.
Им лететь сотни верст на такой высоте,
Где разреженный воздух смертелен и чист.
И последней молитвою станет для тех,
Кто погибнет, сородичей клекот и свист.
И не зная законов людских и границ,
По тому лишь, как сильно он легкие рвет,
Воздух с привкусом крови, пьянящий всех птиц,
Им подскажет, куда направлять свой полет.
И когда исхудавших, израненных птиц
Поредевшую стаю вожак перечтет,
В гордом блеске сухих опаленных глазниц
Он уже своих бывших птенцов не найдет.
Ну а в этом краю леденящих ветров
И израненных душ выживают лишь те,
Кто дышать горьким привкусом крови готов
На смертельно опасной для птиц высоте.
2003

2
АРИТМИЯ

На каждый вздох людской законом чётности
Положен выдох. Но до обречённости
Извечно поровну тепло, идущее
От душ, светящихся неравнодушием,
И холод душ других, что в той же степени
Теплом удушливым скуёт как цепью вас.
По океанам душ они с насмешкою
Дрейфуют - айсберги вполне успешные.
Кого вы встретите, кому откроетесь?
Огням ли встречных душ? Поклон мой в пояс им…
Или дрейфующей программе битовой
По океану душ. По Ледовитому.
И не от злобы, не
от чьей-то
чёр-но-сти -
Сердца в разрыв идут
от чьей-то
чёрствости!
Не аритмией мышцы сердца рушатся,
Они в разрыв идут от равнодушия...
1.08.2009

3
МЫ РАНО РОДИЛИСЬ...

Мы были высоки, русоволосы,
Вы в книгах прочитаете как миф
О людях, что ушли не долюбив,
Не докурив последней папиросы.
Николай Майоров
Мы рано родились, уйдем до срока.
Чтоб вам потом запомниться как миф.
Помедлив у предельного порога,
Уйдем, не домечтав, не долюбив.
Поодиночке упадем как звезды.
Но небо станет чуточку светлей
В момент паденья. И светить непросто,
Но землю согревать в сто крат трудней.
Мы родились, когда страна скорбела,
Оплакивая гений палача,
И тень его почти и не успела
Коснуться наших судеб. Но с плеча
Катилась грандиозная эпоха,
Как с плахи безрассудство королей.
Непостижим был замысел у Бога,
Но не судить казалось нам честней.
Росли мы, беспокойные скворчата,
В стране, до неба врытой в вечный снег.
И старшие, из тех, шестидесятых,
Нам завещали свой двадцатый век.
Свершений век безумный и огромный,
Кровавый, гениальный и больной.
И как сейчас нам не было бездомно -
Тогда мы жили вместе со страной.
И мы, наверно, в чем-то виноваты,
За то, что не успели, не смогли, -
Последние романтики, ребята
Семидесятых.
Наши корабли
Неслись за горизонт, летели в космос.
…А наши песни вновь звучат.
Как миф.
Но…
падают до срока наши звезды.
По одиночке.
И … не долюбив.

4
ПОСОЛОНЬ

– по солнцу, по теченью
солнца, от востока на запад
Алексею Серенину

По течению солнца с востока на запад,
От Курильской гряды до Балтийских ветров -
Колокольчиков звон, трав некошеных запах,
И озерный туман кораблей-островов,
Тихий ангел, по-детски слетевший с карниза,
В позолоте церквей - щедрый Яблочный Спас,
И скитов простота, их неброская близость
К небесам цвета синих доверчивых глаз.
По течению солнца, по звездам, по росам,
По полету коней, по мерцанью стрекоз,
По стремнинам речным, по туманностям звездным,
По весенним потокам березовых слез,
Узнаю тебя, Русь родниковых рассветов -
По просторам полей, погруженных в огонь
Заревой, где, на краешке лета
Нам с подсолнухом вместе навек - посолонь.
И по фрескам Рублева над смутным столетьем,
По обителям раненых душ и сердец,
По убитым отцам, не родившимся детям,
По надевшим до срока терновый венец,
По костям в девять ярусов в русских болотах,
По лесам, иссеченным нарезкой траншей,
По церквям, потерявшим в веках позолоту
Куполов, по тифозной смертельности вшей
На фронтонах Гражданской длиною в столетье,
Не оконченой с Русью войны затяжной.
По огням приграничья, восставшим стеною
Войн локальных, сомкнувшихся в круг над страной.
По течению солнца с востока на запад,
От Курильской гряды до Балтийских ветров -
Где малиновы звоны да ладана запах,
Да озерный туман миражей- островов,
По течению солнца, по травам, по росам,
По земле, уходящей уже в небеса,
Уходящей, но все еще млечной и звездной
Узнаю тебя, Русь - Божья Матерь в слезах…
2008

5
ВЕТЕР С ВОСТОКА ( АЛБЕНА)

Ни томная Ницца, ни пышная Вена…
Здесь меньше Европы, но больше Вселенной.
Здесь меньше покоя, но больше простора.
Здесь флаги чужие рвет ветер с востока.
Здесь море умеет штормить вдохновенно.
Здесь осень всерьез, и судьба переменна.
От Бургаса к Варне, от Ялты к Несебру
Что кажется югом – лишь вешки на север …
И волнами дождь, и сентябрь не греет,
И берег исхлестан нагайкой Борея…
У Черного моря судьба одинока:
На север - дорога. На запад - дорога.
Ни томная Ницца, ни пышная Вена –
Серебряной рыбкой мерцает Албена.
Здесь наши святые, и имя у Бога.
И говор турецкий. И ветер с востока…

Флаги чужие - всех стран Евросоюза - их действительно много сейчас в Болгарии
Нет только российского.. .
На север дорога…к – России, но сейчас, кажется, популярна другая, на Запад…
«Ветер с Востока» – пронзительная постановка известного в Болгарии фольклорного коллектива. Защищая Европу от натиска мусульманского мира, Болгария заплатила тысячами жизней.
В Варне, среди икон есть и икона почитаемого на Руси Серафима Саровского

6
БАРЬЕР
Павлу Вежинову,
болгарскому писателю, автору повести «Барьер»

Как хрупки небеса в тот час перед рассветом,
Когда беспечно спят София и Париж,
И снегом замело все сто тропинок в лето
На взлётных полосах оледеневших крыш.
О крыльях свято лгать пилотам и поэтам
Гораздо легче чем, преодолев барьер,
Шагнуть с ознобных крыш в неверный гул рассвета
Или упасть на лёд отеля «Англетер».
Пусть будет первый шаг по небу и последним,
Пусть очень нелегко переступить порог –
В непрочность облаков шагни перед рассветом,
Чтоб знать наверняка – ты сделал всё, что мог.
На что нам эта жизнь? Спрессованных мгновений
Запутанный клубок с бикфордовым шнуром!
И пусть им не понять сияния падений –
Шагни через барьер: как жил – поймешь потом…
2008

7
В МОЕЙ РАСТЕРЗАННОЙ СТРАНЕ

В широких шляпах, длинных пиджаках,
С тетрадями своих стихотворений,
Давным-давно рассыпались вы в прах,
Как ветки облетевшие сирени…

Николай Заболоцкий

23 августа 1941 года Даниил Хармс вышел из дома и был арестован
В тюрьме он попал в психушку
Умер в «Крестах» от голода и истощения 2 февраля 1942 года в блокадном Ленинграде

Я не имею больше власти
В моей растерзанной стране
С пером своим наедине
Кричать сквозь смех,
Сгорать от страсти,
Писать шрапнелью по стене
«Крестов». В безумье впасть. И
Уйти с презреньем к этой власти
В блокадный лед, в кровавый снег.
Судьбой юродивых на плахе
Венозной рифмой строк скупых
Чертить свой оголенный стих
Сурьмой столетий по бумаге,
Свинцом отмерены часы:
До февраля тянулся август…
Сам Берия - кремлевский Аргус
Генералиссимуса - прахом
На беспристрастные весы
Истории уложит даты.
… чеканен век как шаг солдата…
2008

8
САКСОФОНИСТ ПО ИМЕНИ ВЕСНА

Ах, Анна, Ксения, и вы, Мария-Марта!
Прекрасны лица, и печальны голоса…
Но, - боже мой, но, - черт возьми! – начало марта –
Непредсказуемо-шальная полоса…
Еще не верится, что все иначе будет,
Что наши судьбы переменятся с утра,
Но кто-то смотрит вам вослед с улыбкой Будды
И шепчет тайное знамение: «Пора…»
И в спящий город, где в сугробах стынут тропки,
Оцепеневшие, казалось нам, навек,
С утра на цыпочках совсем по-детски робко
Прокралось солнце и нырнуло в рыхлый снег.
Еще не верится, что новое возможно,
Еще душа разлукой прежнею больна,
Но заиграл безумствий блюз вдруг март-безбожник -
Саксофонист по имени весна…
Ах, Анна, Ксения, и вы, Мария- Марта!
Какие лица и какие голоса…
И, - черт возьми, и, - боже мой! – начало марта,
Непредсказуемо-шальная полоса!
2005

9
ПРЕДСТОЯНИЕ
Ивану Дарумову

То зряча, то слепа, в неведомых чертогах,
На крошеве судьбы, на острие эпох,
Грустит твоя душа, не внемлющая Богу,
Страдая от того, что ей не внемлет Бог.
Не внемлет ей, и что ж? Пути Господни скрыты.
Дано ведь нам испить из божьего ручья,
Но хмель нам подает слуга рогатой свиты,
И в споре Света с Тьмой, как водится, ничья.
И мечется душа, над выбором тоскует,
Все ближе небеса, и пламя горячей,
И снова, как допрежь, Бог с дьяволом воюют,
И снова этот спор закончится ничьей.
Что выберешь, душа? Ведь скоро уж, подруга,
За праздник бытия предъявят нам счета.
Бог по делам воздаст, чёрт – по былым заслугам.
А выбор невелик: вот – хмель, и вот - вода.
2008

10
ОПАЛЕННАЯ РОССИЕЙ ДУША

Опаленное у чайки крыло,
Опаленная Россией душа...
Не гончарный круг и не ремесло,
А дыхание воды в камышах,
А созвездие горячих светил,
Над Россией. Первый выпавший снег
В поле русском душу мне расчертил -
Чтоб строкою - влёт, да с песней - в разбег!
В тихой заводи поют камыши,
Вечность бродит по уснувшим лесам.
Не разменивай бессмертной души -
На гроши не променяй небеса!
Если можешь не писать – не пиши!
Не гончарный круг и не ремесло!
Только пламенем по углям души.
Только чайки опаленным крылом.
13. 06. 09

11
ДЕРЖУ ПАРИ, ЧТО Я ЕЩЕ НЕ УМЕР

Написано от лица мужчины, потому что
на одном из конкурсов была задана именно такая первая строка, какую вы видите в заголовке

Держу пари, что я ещё не умер(*),
Пусть похоронен тридцать лет назад
Набоков. Но лидирует прокат
«Лолиты». И смеется доктор Гумберт.
Держу пари, что я еще не умер,
Случайный странник этих смутных лет,
Монастырей заброшенных игумен -
Во мгле ищу я уходящий свет.
Когда Европа тянется к закату,
А мир вослед - к фотонному безумью,
Вселенной угрожая газаватом,
Держу пари, что я еще не умер!
В моей стране, крещеной кумачом,
Мой прошлый век свершений и раздумий
По сердцу выжжен алым сургучом -
И я клянусь, что он еще не умер!

* - строка из стихотворения Осипа Мандельштама

12
СЕНТЯБРЬ. СЕДЬМОЕ. ДВАДЦАТЬ ДВА ПЯТНАДЦАТЬ...

Сентябрь. Седьмое. Двадцать два пятнадцать.
Под шум дождя вступает ночь в права.
И ярче всех твоих аллитераций
Твоя еще зеленая листва.
И горше всех твоих земных пророчеств
Предчувствие последнего тепла,
И неисповедимым станет ночью
Все, что струилось с перышка крыла.
И невосстановимы, безвозвратны
Года и судьбы. В ночь поют часы
Как чертит осень траурные даты
По бездорожью средней полосы.
Судьбою нам - по сентябрям скитаться,
Смотреть, как в город входит синева,
В бессмертие легко ронять слова.
Сентябрь. Седьмое. Двадцать два пятнадцать.
2009




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 09.11.2018 в 02:20
© Copyright: Виолетта Баша
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1