Возмездье стратега или в когтях у ведьмы. Гл. 17


Возмездье стратега или в когтях у ведьмы.  Гл. 17
Пифодор шел по набережной порта. Он не догадывался, что кто-то внимательно следит за ним.

17

Пока Пифодор с друзьями обходил храмы, местные жители, которые пожелали оказывать им бесплатные услуги, подготовили все необходимое для отъезда, что позволило ранним утром следующего дня паломникам выступить в обратный путь. Ради этого те ночевали в храме Аристея.
Едва занялся день, они уже были на ногах. Принесли жертвы, помолились, чтобы предстоящее путешествие оказалось благополучным. Потом под присмотром служителя храма добровольные помощники выносили из сокровищницы святилища и грузили на повозку, запряженную мулами, золото, полученное нашим героем от дельфийцев. Он поехал на другой повозке вместе со своими друзьями, везущими подаренные им и Агесилаю таланты. Извозчики плату за свои услуги сыну Аристея и его друзьям отказались принять.
Несмотря на ранний час пришло не мало провожающих.
Совсем не на долго отъезд задержал Пелопид. Он попросил Пифодора позволить ему хорошо рассмотреть его лицо, чтобы дать возможность изваять статую по памяти. Тот согласился. Вскоре закончив изучать черты внешности нашего героя, именитый мастер воскликнул:
– И правда ведь, достаточно повторить скульптуру Аристея, и это будет твое точнейшее изображение, владыка!
По мере движения Пифодора к городским воротам, следовавшая за ним толпа быстро увеличивалась. Провожать сына Аристея вышел чуть ли не весь город.
И вот позади остались крепостные стены Дельф. После этого Пифодор со спутниками проехал семь стадиев, а большинство провожающих все продолжали идти за ними. И тут он понял, что они собираются провожать его до самого порта и расстаться с ним только, когда он будет отплывать. Это никак не могло его обрадовать, потому что он очень не хотел производить в Кирре своим появлением сенсацию, понимая, что корабельщики, которые повезут его в Коринф или какие-нибудь другие, случайные, попутчики могут сказать коринфянам, что к ним пожаловал никто иной, как сам сын Аристея, а это для него, Пифодора, будет равносильно смертельному приговору.
Наш герой, встав на повозку, громко сказал толпе:
– Дельфийцы! Спасибо вам за то, что так далеко проводили меня! Теперь же можете возвращаться! Еще раз благодаю вас за дары, за ваше гостеприимство! До свидания! Пусть боги всегда будут благосклонны к вам и к вашей священной земле!
– Мы тебя до корабля проводим, владыка! – дружно закричали провожающие ему в ответ.
Продолжив путь, Пифодор принялся напряженно думать, торопясь изобрести какой-нибудь способ, который позволил бы принудить дельфийцев расстаться с ним как можно скорее, раньше, чем с крепостных башен Кирры увидят приближение огромной толпы, что, естественно, там вызовет недоумение и взбудоражит весь портовый городок. Ее бы уже сейчас заметили, если бы не большой покрытый виноградником холм. Как только толпа обогнет его, то сразу станет видна со сторожевых постов Кирры.
Вскоре Пифодор снова велел извозчику остановиться и опять встал на повозку.
– Дельфийцы! – вновь обратился он к толпе. – Я забыл сказать вам,.. что мне приснился сон! Вот какой. Мне явился отец. Он сказал: «Расстанься с провожающими до холма». Вот он, – Пифодор указал на находящуюся у него за спиной возвышенность, – это тот холм! Как раз он мне и приснился!
Толпа загудела, вначале удивленно, затем понимающе и одобрительно. Все стали махать ему на прощание руками, кричать добрые напутствия, пожелания почаще бывать в Дельфах, а затем поворачивались и шли обратно.
Совсем скоро Пифодор остался один со своими спутниками. В их числе оказались четверо незнакомых ему возвращающихся домой паломников, которые напросились доехать до порта с ними в повозке. Нашему герою пришлось дать им по сто драхм в обмен на клятву ни кому не рассказывать в Кирре, что он сын Аристея. К радости Пифодора они держали путь не в Коринф. Извозчиков и своих друзей Пифодор просил о том же, о чем и случайных попутчиков, правда, оговорился, что можно обойтись без клятвы, поскольку вполне им доверяет. Друзья обещали выполнить его просьбу, но выразили недоумение.
– Дело в том, – объяснил Пифодор, – что я собираюсь купить корабль не здесь, а в Коринфе: там выбор лучше. Но коринфяне – не дельфийцы. Если до них дойдет слух, что сын Аристея жив, они не очень обрадуются, а если еще узнают, что он даже к ним пожаловал, то, клянусь Гермесом, вряд ли его пощадаят.
Скоро наши путники прибыли в порт Кирры. Он был большой и хорошо обустроенный, несмотря на незначительные размеры самого города. В опоясанной крепостными стенами гавани стояло на якоре много кораблей. Несколько судов покачивалось на волнах у причалов. Жилистые, коричневые от загара люди в набедренных повязках разгружали или загружали их. Около громоздились груды товара – наполненных чем-то пифосов, мешков, корзин, амфор и т.п. (Примечания: пифосы – большие, иногда выше человеческого роста, сосуды. Использовались для хранения и транспортировки жидкостей и сыпучих тел. Амфоры – сосуды с узким горлышком и двумя ручками. Использовались для хранения и транспортировки жидкостей. Были разнообразны по величине).
Вдоль набережной стоял длинный портик. Не мало товара, приготовленного для погрузки на корабли или сгруженного с них, временно складывалось под крышей, которую держала эта колоннада. Длинная черепичная кровля оберегала его от дождей и перегрева солнечными лучами. Люди тоже находили здесь защиту от жары и ненастья.
В порту Кирры Пифодор собирался расстаться с друзьями, так как те намеревались плыть не в Коринф, как он, а в Эги, до куда было в два раза ближе. Правда, до Аргоса по суше им предстояло добираться оттуда гораздо дальше. Зато этот путь был чист от разбойников (свяшенное посольство аргивян двигалось в Дельфы через Коринф, потому что имело надежную охрану и потому, что в крупных коринфских портах было больше возможности нанять достаточное количество судов для перевозки сотен людей и голов скота).
Когда Пифодор со спутниками въехал в порт, к ним сразу бросились несколько грузчиков и стали предлагать свои услуги.
– Без вас обойдемся, – сказал им Полиэвкт.
– Я приглашу вас, когда надо будет грузить на корабль, – успокоил грузчиков Пифодор.
Повозки разгрузили рабы его аргосских друзей и извозчики. Последние сразу затем спешно отправились обратно в Дельфы.
Золото было спрятано от глаз посторонних в больших крепких корзинах и присыпано дешевыми фруктами. Этот драгоценный груз сложили в портике.
– Давайте сделаем так, – предложил Аристон. – Вы оставайтесь здесь. Охраняйте. А я пойду поищу тех, кто отплывает в Эги и Коринф.
Друзьям понравилось такое предложение. Аристон торопливо зашагал по набережной.
Около того места, где расположился Пифодор с друзьями, – они уселись на корзины с замаскированным золотом, а рабы аргивян несколько поодаль на ступенях портика перед колоннами, – на куче рулонов ткани сидел какой-то светловолосый мужчина в желтом хитоне. Некоторое время он с любопытством посматривал на разместившихся рядом новоприбывших незнакомцев. Затем встал, потянулся, разминая затекшие от сидения члены и подошел к нашим друзьям.
– Радуйтесь, добрые люди! – произнес он. – Я – Гелиодор, купец из Гераклеи. А вы откуда путь держите? (Примечание: «Радуйся», «Радуйтесь» -
обычное приветствие у древних греков).
– И ты тоже радуйся, Гелиодор! – ответили ему Пифодор и его друзья.
– Мы – аргивяне. Из Дельф возвращаемся, – сказал наш герой. Теперь тот одет был в гораздо более дорогое платье, чем его друзья. Поэтому Гелиодор решил, что он хозяин всех этих корзин с их содержимом, а находящиеся с ним люди – его слуги.
– Что же ты, – обратился он к Пифодору, – столько денег везешь, а охрану такую малую держишь?
– Какие день?.. А ты,.. а ты откуда знаешь?! – изумился Пифодор.
– Клянусь Гермесом, догадаться очень просто. Я же видел с каким трудом твои слуги снимали эти корзины с повозок и таскали их. Кто поверит, что фрукты такие тяжелые? Впрочем, все много денег так перевозят. Если охраны нет большой. Да даже если есть, то тоже стараются скрыть деньги под чем-то – зачем людей дразнить?
– Да мне недалеко ехать, – растерянно сказал Пифодор. Еще на пути в порт его начала беспокоить мысль о том, что он не имеет никакой охраны, даже малой, что, расставшись с друзьями, вообще останется один – даже раба у него нет.
– А куда плывешь? – спросил Гелиодор.
– В Коринф.
– Не так уж недалеко. Разве ты не знаешь, что в Коринфском заливе очень много пиратов? К тому же люди часто не меньше, чем пиратов корабельщиков боятся, которые их на борт берут – многих те ограбили, убили. Столько говорят об этом! Как же ты не знаешь? Даже в спокойных местах, где вообще нет пиратов, иные с собой охрану берут только для того, чтобы у корабельщиков не появилось желание напасть на них. А такое богатство, как у тебя, совратить может даже хорошую, честную команду. Да я уверен, что шпионы пиратов рыскают совсем рядом, здесь в порту. Высматривают добычу, жертву – того, кто побогаче. И своим передают. А те только и ждут сигнала. Причем, пиратский корабль необязательно в открытом море поджидает. Он может стоять прямо тут, в гавани, под видом коммерческого судна. Что значит, ты молодой, не опытный – не знаешь этого. Но не расстраивайся – у тебя еще есть возможность нанять охрану. В каждом порту хватает наемников, которые предлагают свои услуги. Здесь тоже их не мало.
– И правда, Пифодор, – положил руку на плечо нашему герою Полиэвкт. – Ступай, найми себе охрану, а то ведь один остаешься. А мы посторжим пока твои сокровища. Если ты, конечно, доверяешь нам.
– Конечно, доверяю! – воскликнул Пифодор.
– Тогда иди. А потом и мы наймем себе охрану – нам тоже нужно.
– Я там видел наемников, недавно, – указал Гелиодор в другой конец портика. – Если их никто еще не нанял, то они там.
Пифодор посмотрел туда, но между колоннадой и стеной под крышей портика увидел только нагромождения всевозможного товара и людей рядом с ними, совершенно не похожих на воинов.
– Отсюда не видно их. Но они должны быть там. Надо колонны обойти, – пояснил Гелиодор.
Наш герой вышел из портика и пошел вдоль длинных ступеней, находящихся перед колоннадой. Он не подозревал, что туда же по набережной двигался человек, который наблюдал за ним с момента его появления в порту.
Подходя к концу портика, Пифодор между колоннами увидел внутри галереи играющих в кости восемь мужчин. Они сидели и полулежали, опершись на локоть, на воловьих шкурах, постеленных на каменном плиточном полу и азартно хохотали. Каждый был в солдатской хламиде, с мечом у пояса. Рядом лежали большие выпуклые щиты, копья, снятые кирасы, шлемы, другие части доспехов, свернутые плащи, вещевые мешки.
– Ну ладно, ничего… Зато я у вас сегодня уже трижды по шести очков выиграл, – произнес один из воинов, широкоплечий, светловолосый, с широкой курчавой бородой. Правую часть лица его пересекал шрам. Веко слегка прикрывало пустую глазницу. Широко открытый левый глаз смотрел задорно и хитровато. Этот воин первый увидел подходящего Пифодора. Он вскочил на ноги и радостно воскликнул:
– Радуйся, добрый человек!
– И вы тоже радуйтесь! – ответил наш герой.
– Пришел нас нанять? Куда плывешь? – спросил одноглазый.
– В Коринф.
– Нас – восемь человек. Мы берем по три драхмы за день. За неполный день – столько же, – сказал, тоже вставая другой воин.
Пифодор хотел сказать, что согласен, но в этот момент кто-то сзади положил ему на плечо руку, говоря:
– Не спеши соглашаться, владыка. Узнай вначале, что мы предлагаем.
Пифодор обернулся и увидел мускулистого широкоплечего мужчину в белом грязном хитоне. Незнакомец сказал:
– Нас – девятнадцать и берем мы по пол-драхмы в день. Теперь решай что тебе выгоднее.
Все воины вскочили на ноги и возмущенно зашумели, угрожая и советуя представителю другого отряда стражников убираться прочь.
– Успокойтесь! – воскликнул Пифодор. – Я нанимаю вас для своих друзей. Они плывут в Эги. А мне нужна охрана побольше: я выбираю их.
Воины успокоились и сразу начали собираться – свертывать подстилки, надевать доспехи.
Вскоре после того, как Пифодор вернулся к друзьям, возвратился и Аристон. Он сказал:
– Ну, Пифодор, тебе больше везет, чем нам. Не зря ты так богов ублажил хорошо. Скоро отплываешь. А мы – только ближе к вечеру. Наш корабль – вот как раз этот, – он указал на судно, покачивающееся на волнах у ближайшего причала. – Они сейчас отплывут немного, чтобы дать разгрузиться вон тому кораблю. Потом, к вечеру, опять встанут сюда для погрузки. А твой корабль, Пифодор, через две пристани от этого. Вон, видишь его, – нос выглядывает. Хозяин этого корабля как раз и занимается тем, что перевозит паломников из Коринфа сюда и обратно. Обычно они до вечера ждут, чтоб больше подошло желающих переправиться. Но сейчас им груз подвернулся. Эпирский купец хорошую плату предлагает, чтоб выплыть уже сейчас, с богом северного ветра, пока он милостив, как ты видишь. Коринфские корабельщики очень обрадовались, когда я сказал им, что и ты плывешь туда и тоже можешь хорошо заплатить. Так что поторапливайся, друг.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Исторический роман
Ключевые слова: Древняя Греция в художественных образах. Пифодор не подозревал, что какой-то человек наблюдал за ним.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 05.11.2018 в 21:20
© Copyright: Петр Гордеев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1