Как Лондон Краснодаром стал...


ВЛАДИСЛАВ КОНДРАТЬЕВ

                                                          КАК ЛОНДОН КРАСНОДАРОМ СТАЛ,
                                                         А КРАСНОДАР – СТОЛИЦЕЙ АНГЛИИ

           Как всему миру известно, город Краснодар, некогда носивший название Екатеринодара, на весь мир прославился тем, что он – “Маленький Париж”. Пусть и Маленький, но – Париж. Прошу заметить, Краснодар – не маленький Париж, а Маленький Париж – большая разница! Маленький Париж. Говорят, парижане этим очень гордятся. Но виду не показывают. Но мы-то знаем, что гордятся.

           И жители Лондона, несмотря на парижскую скрытность, об этом факте тоже знают и очень парижанам завидуют. Точнее, завидовали – до недавнего времени. А теперь и у великобриттов есть своя особенная гордость. И всё, как вы уже, вне всякого сомнения догадались, с помощью поэта Кондратьева.

           Да, именно он посоветовал своим землякам поставить памятник паучку Роберта Брюса в Краснодаре. И благодарные краснодарцы, они же – маленькие парижане, памятник знаменитому паучку поставили.

           И прознали про то пронырливые англичане и очень они на это обиделись. Что же это такое, гундят они, получается? Роберт Брюс воевал на острове с Англией, а памятник его паучку поставили в России, да ещё и в Париже. Пусть бы и Маленьком.

           Ну, санкции, конечно же, объявили, Европейский Союз заставили к ним присоединится. Одним словом, хайлилайкнули Европу англичане. Стали европейцев брекзитом пугать, мол не выйем никуда. Или – выйдем. Чёрт их разберёт – этих англичан. У них ведь, как у антиподов, – всё наоборот: право слева, лево – справа. И руль не с той стороны прикручен, и ездят по другой стороне. Так же и думают – шиворот-навыворот. Англичане – что с них взять?..

            Трамп туда же – дипломатов российских выслал, санкции объявил и на встречу с Путинным стал напрашиваться. Говорит, что с Россией он дружить хочет, но поставки пауков в Россию запретит. Или – экспорт пауков из России. Или – или. Не понял старик, что там с пауками вышло. Одно понятно – запретит.

             Понятно и то, что в России все санкциям очень обрадовались, за что поэту Кондратьеву сказали большое спасибо со слезами на глазах. Вот, говорят, понаделали вы там у себя в Краснодаре делов. Паук Роберта Брюса – это вам не собачки Владимира Владимировича. Маяковского, если кто не в курсе.

           Собачки – животные интернациональные, а всякие мерзкие гады[1] – собственность и прерогатива англичан. Всякой гадостью заниматься – это их традиция. Так, что делайте, что хотите, а конфликт с Англией нужно погасить. В конце-то концов, говорят, вы – не Мюнх(г)аузены. Это он мог Англии ультиматумы (или фигвамы) посылать. Точно – ультиматумы. Хотя мог бы, конечно, фигвам тоже послать.

           Тут уж краснодарские чиновные мужи с надеждой на поэта Кондратьева воззрились. Дескать, из-за тебя паучку памятник отгрохали, ты и выкручивайся.

           А поэт Кондратьев сказал, что краткость – сестра таланта, и заявил:

           – Наш ответ Чемберлену.

           – Оно хорошо бы, – отозвались чиновные мужи, – но что ответить-то?

           Тогда решив, что если краткость – сестра таланта, то сверкраткость – сестра гения, поэт Кондратьев сказал только одно слово:

           – Церетели.

           – Может быть, – цинандали? – переспросили поэта Кондратьева, а он, кивнув головой в знак того, что цинандали, конечно, хорошо бы, твердит только одно:

           – Церетели!

           Сначала, конечно, снова ничего не поняли, что к чему, а потом, когда поэт Кондратьев объяснил, всё поняли и заказали Церетели копию краснодарского памятника паучку в пропорции один к миллиону. И сделал Церетели памятник, но не удержался и сделал в пропорции один к десяти миллионам, да всё переживал: не маловата ли кольчужка? И отослали краснодарцы гигантскую копию памятника на остров, и там его поставили в центре Лондона. Памятник оказался таким большим, а Церетели маленькие и не делает, что остров чуть под воду не ушёл, но удержался на плаву.

           Англичане, когда их остров не утонул, потом много хвастались, что уж они-то со своим островом никогда не утонут.

           Поэт Кондратьев, правда, многозначительно заметил, что непотопляемостью как-то стыдно хвалиться, но… У англичан – особенная гордость: не тонут они нигде.

           А памятник паучку Роберта Брюса, то есть символу противодействия английскому экспансионизму, теперь стал главной достопримечательностью Лондона, как раньше был (и есть до сих пор) гордостью Краснодара и краснодарцев.

           А ещё лондонцы сказали, что теперь не только Краснодар – Маленький Париж, но и Лондон – Краснодар. И не просто Краснодар, а Большой. Большой Краснодар. Так прямо и говорят, с нескрываемой гордостью говорят:

           – Great Krasnodar is the capital of England.
___________________
[1] Заратуштра (сын Поурушаспы, из рода Спитамы) называл их словом “храфрстра” и очень в Авесте хулил.

© 05.11.2018 Владислав Кондратьев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2406091
© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2018
Свидетельство о публикации №218110500814
© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2018
Свидетельство о публикации №118110503998



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: Поэт Кондратьев, Краснодар, Лондон, Париж, Англия, Барон Мюнх(г)аузен, паук, Роберт Брюс, Церетели, Трамп,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 05.11.2018 в 12:23
© Copyright: Владислав Кондратьев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1