Крылья (отрывок)


Мы все потеряли что-то
На этой безумной войне,
Кстати, где твои крылья,
Которые нравились мне?

Наутилус Помпилиус «Крылья»


I
Артём.

Февральским утром выйду слишком рано,
Вчерашний вечер остается смутным.
В конце концов, зачем об этом думать,
Найдется кто-то, кто мне все расскажет.
Горсть жемчуга в ладонях -
Вот путь, который я оставлю тайной.
Благодарю тебя за этот дар:
Уменье спать и видеть сны -
Сны о чем-то большем...

Аквариум «Сны о чём-то большем»


Бззззз… бззззз… бззззз…
Артём оторвал лицо от подушки, в которую зарылся носом, пока спал, и попробовал разлепить глаза, но тут же снова бессильно уронил себя на постель.
Поднимите мне веки…
Бззззз…
Он перекатился на спину и закрыл лицо руками.
Бззззз…
Ммммм…
Бззззз…
Кому неймётся-то?
Рука Артёма свесилась с низкой кровати и пошарила по полу. Да где ж эта пакость?
Бззззз…
Ведь где-то рядом!
Нащупать телефон не получается. Видимо, придётся встать.
Он сел на постели и провёл рукой по торчащим во все стороны волосам. Утро Роберта Смита. Взгляд выхватил в раскачивающейся, как плот, комнате табло электронного будильника и простой одинокий час на нём. Уже не утро.
Ох… моя голова…
Бззззз… бззззз… бззззз…
Телефон на секунду замолчал, а потом завибрировал снова. Артём наклонился и заглянул под кровать. Вот же он, стервец!
- На проводе.
- Ещё раз так долго будешь подходить к телефону – получишь атата!
- Ты это… убавь громкость… и так хреново…
Артём коснулся своего лба. Голова… дубасит, как отбойным молотком в телефонной будке, а в рот как будто напихали грязных пропотевших носков.
- Что хотел?
Давай покороче. Мне надо срочно закинуться обезболивающим. Или чем покрепче. «Просто аспирин» не прокатит.
- Сорок первый отключился и ни в какую не желает выходить на связь.
- А я тут причём?
- Достань его.
- Я ему нянька, что ли? Он уже большой мальчик! И кстати… а почему именно я?
- Потому что вы уже пересекались и связаны.
- Невелико удовольствие быть с кем-то связанным. Особенно с этим отмороженным. Я об этом не просил.
- Не упрямься.
- Буду упрямиться!
— Это, кстати, и тебе полезно. В последнее время ты работаешь из рук вон плохо.
- Ты вечно ко мне придираешься!
- Вовсе нет. Скажи, а скольких ты потерял за последний год? А, двадцать второй?
- Эээээ… четверых?
- А если честно?
- Ладно… восемь!
- Восьмерых подряд. Не много ли?
Голова…Таблеток мне… таблеток срочно! Полцарства за «Пенталгин»!
- Возразить нечего?
Ты изверг, ей богу!
- А, двадцать второй?
- Много…
- Что? Не слышу!
- Я сказал: много.
- Правильно. Это много. Ты ведь помнишь, что делают с теми, кто плохо делает свою работу?
Ещё бы мне не помнить. Артём воочию увидел девятнадцатого и показательную экзекуцию, на которую собрали всех в целях воспитания. Звук взвизгнувшей пилы, брызнувшие красные капли и полетевшие во все стороны клочья перьев до сих пор снятся ему в кошмарах. Артём поёжился. После этого провинившегося уже никто и никогда не увидит. Он предаётся забвению.
- Окей. Я тебя услышал.
- Сделаешь? Только ты можешь с этим справиться. Без шуток.
- Ладно.
- Лааааадно, - передразнил голос. - И это… привёл бы ты себя в порядок. Смотреть уже тошно. И не только мне.
- Чем тебя не устраивает мой креатив?!
— Это никакой не креатив, это полный…
Голос произнёс короткое нецензурное слово.
- С каких это пор ты освоил бранные слова?
Артём начал хрипло смеяться и тут же осёкся.
Ох… моя голова
- С тех самых, как ты начал закладывать за воротник.
В трубке послышалось дыхание собеседника.
- Ну и как? Помогает успокоить нервишки?
- Нет, - честно признался Артём.
- Вот и прекращай заниматься ерундой. Плюсов это тебе не добавит. Ладно, бывай, двадцать второй.
Артём отключился, поднялся с кровати и, пошатываясь, побрёл в ванную. Вода кажется жёсткой, как наждак. Он плеснул пару раз себе на лицо и поднял глаза на собственное отражение, повернулся правой стороной, потрогал щёку и таким же образом исследовал левую, наклонил голову и вытянул во всю длину прядь волос, отбросил и прикоснулся к другой.
Мда… Полный трэш на башке. Вид неважный… высказанные по телефону претензии вполне обоснованы.
Ладно.
Звяк.
Он открыл шкафчик, прилепившийся справа от зеркала, и достал длинные острые ножницы.
Щёлк.
Щёлк.
Заскрипели лезвия, и клочья срезанных волос дождём посыпались на пол и в раковину.
Щёлк.
Щёлк. Щёлк.
Чем больше он кромсает свою шевелюру, тем меньше и легче кажется голова. Минут за пятнадцать он лишает себя около двух третей растительности.
Звяк.
Ножницы отложены в сторону. Артём наклонился над раковиной и провёл всей пятернёй от затылка к темени. Мытьё тоже не помешает. Он отвернул до конца оба крана и переключил воду на ситечко душа. Мощная струя ударила в дно ванны.
Что у меня тут есть? Два первых тюбика из-под шампуня пусты, но в третьем на донышке что-то осталось. «Солнышко», детский шампунь с экстрактом мандарина. Что ж, буду солнышком и буду благоухать мандаринами – всё ж лучше, чем следы от ночных возлияний.
Ну что вы стоите тут передо мной весь такой красивый?
Поток с грязно-белыми клочьями пены и остатками состриженных волос устремился в раструб слива.
Порядок.
Теперь срочно обезболивающего и залить его литром-другим кофе.
Такого же чёрного и горького, как моя душа.
Оставляя на полу мокрые следы, Артём прошлёпал на кухню.
Чирк.
Пых.
Артём инстинктивно дёрнулся.
Разум может не помнить, но подсознание способно зафиксировать и выдать увиденное и услышанное, как сны или смутные ощущения вроде чувства дежавю.
Это уже было.
Звяк.
Цепь держит крепко, больно впиваясь в плоть при малейшем движении.
Дёрг.
Ноздри улавливают тяжёлый специфический запах.
Дёрг.
Острые крючья, удерживающие в распластанном положении крылья, без которых он не может ни работать, ни существовать, раздирают и без того широкие кровоточащие раны.
- Стой спокойно. Не дёргайся, - кто-то в чёрном медленно... очень медленно приближается к нему, держа в правой руке импровизированный факел. - Сумел накосячить - сумей достойно понести наказание.
Артём почувствовал невыносимый жар пламени.
- Пожалуйста... я прошу тебя... не делай этого! Я всё понял! Всё!
Но человек в чёрном лишь отрицательно покачал головой и сделал последний неумолимый шаг, приблизившись к нему вплотную. Рука с полыхающей палкой протянулась...
Тык.
Пых!
Белые мягкие перья тут же занялись ярким оранжевым пламенем...
Артём тряхнул остриженной головой, и наваждение тут же пропало.
Тогда экзекуции были другими... Провинившемуся не отрезали живьём крылья и не отправляли в вечное забвение. Тогда всё это было, если судить по человеческим меркам, сродни шлепку или паре ударов ремнём по заднице непослушного ребенка. Но теперь всё изменилось. Если он не уговорит сорок первого - их обоих ждёт очень печальная участь.
Сперва прийти в себя, затем попытаться с ним договориться. Артём поставил на конфорку чайник, и внутри тут же зашумело. Пять чайных с горкой ложек кофе на пол-литра крутого кипятка – и ни одной сахара (только чёрный, только хардкор!). Он понюхал дымящуюся кружку и глотнул. Сердце, оглушённое ударной дозой кофеина, подпрыгнуло, замерло, подумало - и заработало, как набирающий обороты движок.
Excellent.
Добро пожаловать на землю.
Ещё глоток. Артём подошёл к окну и выглянул наружу.
Деревья уже наполовину растеряли золотые сердечки листьев. По утрам он всё чаще обнаруживает признаки приближающейся зимы. Сколько ещё продлятся эти последние тёплые дни и когда природа сдастся окончательно?
Глоть.
Интересно… что сейчас делает сорок первый?
Взгляд Артёма упал на раскрытый ноутбук, примостившийся на подоконнике.
Собственно… почему бы и не попробовать…
Зашумела активировавшаяся система, и монитор осветился ярко-синим.
Введите пароль.
Стук.
Стук.
Стук.
Догадаться может разве что тот, кто знает его, как облупленного, но таких немного.
Пароль введён верно. На экране развернулась карта.
Ну давай…
Артём надел наушники и наклонился почти к самому монитору.
Ближе.
Стали видны отметки станций метро.
Ещё ближе.
Теперь открылись основные улицы.
Где ты прячешься, сорок первый?
Сюрп.
Он замер, не успев проглотить. На мгновение сознание Артёма соприкоснулось с чьим-то ещё.
Нашёл.


II
Кай.

Притворяйся комильфо.
Техно, порно и вино.
Жги напрасные слова, жги дни.
Жди... Жди... Жди, жди, жди.


Mujuice«Жди»


- Ничего не хочешь мне сказать?
- А что ты хочешь услышать? – тёмные глаза Кая с вызовом посмотрели прямо в отцовские, а тонкие губы так сильно сжались, что почти совсем исчезли.
— Это уже не в первый раз…
- И, видимо, не в последний.
- Сколько ещё это будет продолжаться?
Кай пожал плечами.
— Это весь твой ответ?
- Тц…
Кай закатил глаза и нетерпеливо качнулся с пятки на носок.
Говори… говори… всё это безумно неинтересно.
- Ты просился на этот твой тайский бокс, и я пошёл тебе навстречу. Но мы не договаривались, что ты станешь применять свою силу на друзьях.
- Они не друзья, а одноклассники. Это разные вещи, - поправил Кай.
- Хорошо… на одноклассниках… Спустить одного из них с лестничного пролёта… О чём ты только думал?!
- По-твоему я должен был позволить себя избить?
- В следующий раз ты можешь толкнуть чуть сильнее… и тогда это закончится весьма печально!
- Но я же никого не толкнул чуть сильнее?
Говори… говори… вы, взрослые, только это и умеете: говорить! Вас слишком много.
Кай посмотрел на носки своих кроссовок.
Рука Григория Александровича Маслинского сняла очки, прикоснулась к глазам и устало их потёрла. Ну что за день! Важный отчёт горит из-за какого-то недоумка, работающего без году-неделя, а тут ещё звонят из школы и заявляют, что его сын чуть не покалечил другого ученика. Маслинский-старший посмотрел на Кая. Тёмные брови снова с вызовом приподнялись. Волчонок, да и только. Тронь – непременно укусит. Ты ведь ещё недавно таким не был. Когда же и каким образом мы тебя упустили?
- Что?
- Нет, ничего. Значит, ничего не скажешь?
- Мне нечего тебе сказать.
Кай снова качнулся с пятки на носок.
- Может, пойдём уже?
- Ладно…
Лифт с лязгом распахнул свои двери. Кай вошёл первым и встал, широко расставив ноги и спрятав руки за спину.
Морг.
Глаза устало прикрылись.
Морг.
И снова широко распахнулись.
Кай потёр веки. В последнее время он почти не спит, вернее, очень мало, часов пять – не больше. И постоянно дёргается, когда у кого-то начинает звонить телефон или срабатывает сигнал входящего сообщения.
…бззззз…
Потому что… если такой звонок или СМС поступят на его телефон…
…бззззз…
…начнётся его личный Ад.
…бззззз… бззззз…
В кармане серых «капповских» штанов Кая завибрировало.
…нет… нет-нет…
…бззззз…
В глазах у Кая потемнело и к горлу подступил липкий комок с металлическим привкусом.
…бззззз…
Почему сейчас?
Рука скользнула в карман и нащупала гаджет. Вот и кнопка. Кай на секунду заколебался. Но ведь… одно нажатие – и нет никакой проблемы?
Всё так.
Тогда чего же ты ждёшь?
…бззззз…
Телефон обиженно булькнул и отключился.
Услышав звук открывающихся дверей лифта, в соседней квартире подала голос собака.
Как же я ненавижу эту псину! Будь моя воля – пристрелил бы… хотя нет. Ружьё – это слишком громко и грубо. Я бы лучше отравил по-тихому.
Щёлк.
Щёлк.
Ключ дважды повернулся в замке.
- Входи. Что стоишь?
— Это вы, ребята?
- Мы, конечно.
Мать ходит по кухне взад и вперёд, чем-то звеня, и на плите что-то аппетитно скворчит.
Но я не буду есть принципиально.
- Раздевайтесь скорее и мойте руки.
- Ма, я не голоден.
Нагибаться – лениво, и он стащил кроссовки, наступив мыском на задник.
Одна.
Вторая.
Обувь пинком отправлена куда-то в угол.
- Что? Я опять сделал что-то, не вписывающееся в твою продуманную систему?
Ещё и дерзит.
- Я же просил так не делать.
- Просил. А у меня такой фэн-шуй. Ладно, я у себя.
Хлоп.
Щёлк.
Щёлк.
Стук. Стук.
- А запираться от кого? - послышался из-под двери голос отца. – Да ещё так демонстративно?
Ой… сбрызните уже?
Кай остановился посередине комнаты и обернулся.
- Дайте индивиду побыть одному!
- Ладно…
Отец тут же отошёл. Закрылась дверь в кухню. За стеной послышался говор.
Так-то лучше.
Кай швырнул рюкзак на кровать и стянул через голову свитер. Первым делом – компьютер. Палец ткнул в спасительную кнопку. Зашумел набирающий обороты системник.
Стук.
Стук.
Стук.
Пароль введён верно. Никому и в голову не придёт, что это «манул», то самое животное, что смотрит с заставки у него на рабочем столе. Уголок рта дёрнулся в странном подобии улыбки, и Кай потянулся за наушниками.
Щёлк.
Щёлк.
Вот это, пожалуй. Deftonesс треком «Teething». Надо выпустить пар.
Мягкие большие чаши легли на уши, отрезая от всех внешних звуков. Садиков, конечно, редкостный зануда, но в «локаторах» он настоящий спец! Не обманул, в этих – потрясающий звук.
Скрип.
Кай откинулся в кресле и заложил руки за голову.


III
Связь.

Был бы белым,
Но все же был бы чистым.
Пусть холодным,
Но все же с ясным взором.
Но кто-то решил, что война,
И покрыл меня черным…


Наутилус Помпилиус «Шар Цвета Хаки»


Бззззз…
Ммммм…
Кай слабо пошевелился во сне.
Бззззз…
Что-то вибрирует рядом с его лицом…
Бззззз…
…поворачиваясь в одну и в другую сторону.
Я же тебя выключил?!
Правая рука расслабилась и соскользнула с «мышки». Он ещё глубже провалился в сон.
Ему приснилась ванная с тускло горящей над мутным зеркалом лампой и обнажённый по пояс человек, стоящий к нему спиной, а лицом – к стене.
Щёлк.
Щёлк.
Щёлк.
Человек с каким-то остервенением бросает отстриженные пряди в раковину и на пол.
Щёлк.
Щёлк.
И это не кто-то незнакомый. Кай его, к сожалению, помнит и очень хорошо.
Щёлк.
Человек прервал своё занятие. Ресницы взметнулись, и тёмные глаза в зеркале посмотрели на Кая.
- Какого мандалая ты не берёшь трубку?!
Глаза полны ярости. Он зол… очень зол…
- Как ты меня нашёл?
- Ты не выходишь на связь. Ты отказываешься выполнять свою работу. Естественно, они послали узнать, что у тебя за проблемы. Это… трубку взял уже!
- Да пошёл ты!
Бззззз… Бззззз…
Это сон… просто сон…
- Я тебе сейчас так пойду - забудешь, как звали!
Чернота скользнула по этим злым глазам, на мгновение поглотив белки, радужку и зрачки, и пропала. Они снова нормальные, человеческие.
Рот человека плотно сжался.
Щёлк.
Срезанная прядь отвалилась и упала на коврик.
Ещё один мёртвый солдат.
Щёлк.
Человек продолжает вымещать злобу на своей шевелюре.
Ёлки-палки, мужик, расслабься! Если тебя заставили остричь твои лохмы – я-то тут причём? Это всего лишь волосы!
Бззззз…
Заткнись! Я тебя выключил!
- Я смотрю, ты всё такой же наивный ребёнок…
От его странной улыбки мороз по коже, и Кай поёжился.
- Если они захотят – они всё равно до тебя доберутся, как ты ни хитри.
Звяк.
Человек бросил ножницы и провёл всей пятернёй по волосам.
- Мне, между прочим, тоже досталось! Посмотри!
- Да вижу я.
- И хоть бы кто посочувствовал.
- Не дождёшься.
Его рот снова сжался.
- Мне как будто заняться больше нечем, кроме как гоняться за тобой по всей Москве! У меня своих проблем хватает!
- А ты не бегай!
Человек покачал головой.
- Ты же знаешь правила… и что они могут сделать… Лучше договориться по-хорошему.
Глаза больше не злятся. Теперь они… просят?
- Давай… не упрямься…
- Я в этом больше не участвую!
- Нет, парень! – глаза стали похожи на треснувший под ногой лёд, из-под которого показалась холодная чёрная вода. – Мы оба в этом дерьме по самые уши - хочешь ты или нет!
- Этот трэш… видеть больше не могу!
- Можешь…
- Нет.
Руки Кая прикоснулись к глазам, задержались на них и скользнули дальше по длинным вьющимся волосам.
- Подумай… время есть…
- Тебя когда-нибудь наказывали? Это действительно такая… жесть?
Кивок.
- Поверь, разумнее подчиниться. Адрес я оставил. Ладно… бывай.
До Кая не сразу дошло, что зеркало – это чёрный «уснувший» экран монитора, а лицо в нём – его собственное. Кай выпрямился на своём кресле и расправил затёкшие конечности.
Ауч.
Пальцы потёрли лодыжку. Судорога не есть хорошо.
На мерно тикающих часах 16:25. Он спал около сорока минут. Что ж так вырубает-то? Надо выпить кофе и садиться уже за чёртову алгебру.
Фууух…
Руки Кая скользнули от щёк к волосам.
…Подумай… время есть… адрес я оставил…
Надо хотя бы посмотреть, сколько ему дали на раздумья и куда надо ломиться в случае согласия.
Нет, я ещё не согласился! Мне просто интересно.
Кай пошевелил мышкой.
Одно входящее сообщение.
Щёлк.
Кусок карты и одно отмеченное красным здание. Кай увеличил изображение и приблизил лицо к экрану.
Хммм… это совсем рядом с его домом.
Короткое сообщение.
«23:00. Сегодня».



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Триллер
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 29.10.2018 в 08:45
© Copyright: Соня Унгерн
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1