Семейный альбом


1 глава
Лиза
Лиза и её старшая сестра Карина запекали курицу в духовке. Карине исполнилось только четырнадцать, а Лизе – тринадцать, но обе девочки хорошо управлялись с хозяйством, ловко делали уборку, готовили обед, могли даже забить гвозди в стену. Им пришлось стать хорошими хозяйками – папа девочек не выходил из запоев, а мама постоянно плакала, страдала и уже не помнила о доме.
Лиза прибралась на кухонном столе, потом велела Карине достать курицу из духовки. Младшая сестра Лиза была более серьёзной, расчётливой, жёсткой. Получалось так, что она всегда опекала покладистую и добрую старшую сестру. Карина с лёгкостью уступала Лизе ведущую роль. Лизе понравилось, как они приготовили курицу. Родители должны остаться ими довольны.
Папа и мама вернулись с родительского собрания в Лизином классе.
- Лиза! Иди сюда! – крикнул папа из прихожей. – Ты что такое делаешь, тварь?
- Что я делаю? – не поняла Лиза. Она, кажется, уже давно не получала двоек.
- Ты почему позоришь родителей? – загремел папа.
- Ты можешь нормально объяснить? – раздражённо спросила Лиза.
- Сегодня мне сказала твоя учительница: «Пожалуйста, обращайтесь помягче с Лизой, ей должно быть комфортно в семье». Ты что, мерзавка, жалуешься на своих родителей?
- Я не жалуюсь… - смутилась Лиза.
И она, и Карина вполне могли рассказать кому-то о пьянстве отца, и это теперь дошло до Лизиной классной.
- Тебе некомфортно в семье? Ты ещё узнаешь, что такое некомфортно! Зараза!
- Ладно, что ты, она всё поняла, - вмешалась мама.
Папа вынул ремень из джинсов и замахнулся на Лизу. Карина завизжала и бросилась между ними, закрыв Лизу собой. Пряжка ремня рассекла ей кожу на лбу.
Карина, сдержав стон, закрыла лоб рукой. Мама дрожащими руками достала из сумки бактерицидный пластырь и заклеила порез. Папа тем временем ушёл на кухню и положил себе кусок курицы в тарелку.

2 глава
Карина
На глаза Карины наворачивались слёзы. Она пошла в их с Лизой комнату, взяла большую сумку и первым делом положила туда папку со своими документами. Карина уже давно держала их все вместе и в тайнике, доверяя бумаги только себе.
Следом за Кариной вошла Лиза.
- Лиз, давай уйдём отсюда, - предложила Карина.
- Как это?
- Пойдём жить к тёте и дяде, родителям Риты и Славы. Будем для них делать что угодно, хоть стирать, хоть готовить, только бы уйти от этого подонка.
- Карина! Ты называешь подонком нашего папу?
- А кто он ещё?
- Ты что, так распсиховалась из-за одного скандала? Да сколько раз такое случалось!
- Вот именно, мне надоело, что это длится изо дня в день, а сколько будет длиться ещё? Я ухожу, Лиза. Пойдём со мной, я не хочу оставлять тебя в этом аду!
- Ты говоришь – в аду? – переспросила Лиза. – Ад – это когда ты отказываешься от своих родителей. Ад ждёт нас за то, что мы отрубаем от себя наши корни. Заботиться о маме и папе, какими бы они ни были – это наш долг. И наше счастье.
- Счастье? - задохнулась Карина. – Он сегодня хотел тебя избить, и сделал бы это, если бы не врезал мне.
- Да что такого он сделал? У тебя просто небольшая царапина! Ты сама, наверное, так дёрнулась!
- Лиза, ты говоришь, как чёрствый человек.
- Ты так относишься к папе и маме, и говоришь, что я – чёрствый человек?
Карина стала собирать в сумку блузки, юбки и брюки. Она носила классический стиль, Лиза – брутально-спортивный. Сёстры походили друг на друга – обе невысокие, склонные к полноте, круглолицые. Только Карина – с тёмными волосами и маленькими тёмными глазами, Лиза – с русыми волосами и светлыми большими глазами. Карина по-доброму завидовала красивым глазам младшей сестры, зато сама она выглядела женственной в своих нарядах и приветливо относилась к людям. А мрачность Лизы настораживала всех, кто её знал. Но суровая Лиза преданно любила пьющего папу и бесхарактерную маму, хотела сберечь семью своей всё-таки детской, хоть и силой. А Карина мучилась в угнетающих её оковах и хотела узнать, есть ли где-то радостная жизнь.
Карина аккуратно закрыла полную сумку.
- Лизочка! – воскликнула она и обняла Лизу.
- Ну, счастливо, - пожелала младшая сестра.
Карина села на улице в троллейбус и доехала до дома родственников. Там жили мамин брат с женой и их дети – две дочери Слава и Рита и двухлетний малыш.
Дверь открыла Рита.
- Ой, Кариночка, привет! – обрадовалась она, но тут же увидела пластырь на лбу Карины. – Что это у тебя?
- Добрый вечер, - Карина кивнула Рите и её родителям, вышедшим из комнаты. – Дядя, тётя, я приехала насовсем. Возьмите меня к себе, пожалуйста. Мой папа…
Тут Карина горько расплакалась.

3 глава
Рита
Рита пожалела Карину, услышав её историю. Родители и сестра Риты тоже расстроились из-за Карины, разрешили ей остаться. У Карины с понедельника начались весенние каникулы, так что пока она могла спокойно обживать новое место. Пластырь на лбу Карины вскоре распух от крови. Рита повела её в больницу. Там Рита объяснила, что двоюродная сестра поранилась, катаясь на скейтборде – чтобы не выносить сор из избы. Карине наложили швы на лоб. Она очень стеснялась пятна на лбу, хотя на улице никто не обращал на это внимания.
Рита видела, что двоюродной сестрёнке кисло, и решила порадовать её. Они со Славой уже подумывали о вечеринке. Рита решила устроить вечеринку сейчас – и развеселить Карину, и пообщаться с друзьями. Душой семьи уже давно была младшая дочь Рита – живая, весёлая, искромётная. Глядя на её улыбку, всем становилось радостно.
Перед вечеринкой родители Риты ушли с маленьким сыном к соседям. Они знали, что на дочек можно спокойно оставить квартиру. Девочки приготовили своими руками угощение – салаты, коктейли, даже испекли торт. Потом стали наряжаться. Карина надела жёлтое платье, Слава – красное.
- Какая красава! – сказала Рита Славе.
- Вся в тебя!
Карина залюбовалась двоюродными сёстрами. Они очень походили на неё и Лизу, только повыше и постарше – Славе двадцать один год, Рите двадцать. Обе девушки в теле и темноволосые. У Славы синие глаза, маленькие, как у Карины, а у Риты большие, как у Лизы, но карие. Слава одевается в девичьи вещи, Рита – в пацанские. На вечеринку она надела белую футболку и джинсы. И всё же Рита всегда выглядит красавицей и ярким лидером, её глаза распахнуты навстречу людям. Глядя на Славу и Риту, Карина с грустью вспомнила родную сестру. Лиза не звонила ей, а Карина соскучилась. Ни мама, ни папа тоже не звонили, хотя без них Карина не соскучилась.
Вечеринка удалась. Отличный стол, весёлые танцы, дружеская атмосфера. Лучше всех танцевала Ритина подруга, обворожительная Аполлинария. Рита заметила, что Карина тоже ожила, растормошилась.
Ближе к концу недели Рита заговорила с Кариной.
- Ты уже не грустишь из-за домашних проблем? – спросила она.
- Постаралась об этом забыть.
- Вот и правильно. Не надо держать зла на родных людей.
- Они больше не мои родные люди.
- Что ты, Карин! – испугалась Рита. – Папа и мама всегда тебя любят. И ты тоже их люби.
- Рита, о чём ты говоришь? – возмутилась Карина. – Они так унизили меня и Лизу и даже не считают себя виноватыми!
- А родители не могут быть виноватыми. Они дали тебе жизнь. За это надо всё прощать.
- Рита, это дело решённое, я хочу остаться с вами. Ну, неужели тебе будет плохо жить со мной? - расстроилась Карина. – Я не стану трогать твои вещи, никогда не поссорюсь ни с тобой, ни со Славой. Я всегда вас любила, вы хорошие сёстры…
Рита вспоминала вчерашний разговор папы и мамы. «Может быть, всё-таки получится что-то?» - спросил папа. «Мы не имеем права взять Карину себе», - покачала головой мама. «Но её папаша уже явно слетел с катушек». «Да чего не бывает в семьях? Может, он не рассчитал свои силы, но, кроме пореза на лбу, ничего и не было». «Слушай, но я уже давно знаю, что он – алкаш, чисто алкаш». «Но как ты себе представляешь, чем мы будем кормить Карину? У нас трое своих детей, так мы уморим с голоду и их, и её».
- Ты не хочешь возвращаться домой? – уточнила Рита.
- Нет, - твёрдо сказала Карина.
Рита тут же подумала о своей подруге Аполлинарии.

4 глава
Аполлинария
Аполлинария была красавицей – хрупкой, с длинными чёрными локонами и бездонными глазами. Но она отдала бы свою красоту в обмен на счастливую семью. Её мама уже годами пила. Папа часто ругался с мамой, а теперь развёлся с ней и женился на другой женщине. Он звал Аполлинарию жить к себе, но она с гневом отказалась. Аполлинария очень любила маму, помнила её красивой и весёлой, не замечала, что мама уже давно утопила себя в бутылке. С папой у Аполлинарии и раньше были менее тесные отношения. А сейчас, когда он ушёл к другой женщине, ждущей от него ребёнка, дочка и вовсе его возненавидела. Считала, что он был с мамой в радости, а в горе бросил её. Аполлинария ещё сильнее любила разведённую маму. А мама только чаще стала пить. Она уже не работала, не заботилась о дочке. Папа приходил в квартиру, когда Аполлинария училась в школе, и подкладывал деньги между её тетрадок – будто они случайно там завалялись. Мама Аполлинарии раздражала соседей. На Аполлинарию смотрели кто сочувственно, кто презрительно – мол, яблочко от яблоньки… А она всё верила, что мамочка опять станет трезвой и красивой, опять полюбит её. Но маме не нужна была дочь, не нужны были прежние подруги – она любила только бутылку, выходила из дома в киоск и обратно. Мало-помалу и Аполлинарии расхотелось с кем-то общаться. Она любила одну свою маму, хотела быть подле неё, надеялась, что мама изменится, глядя на страдания дочери. Маме мешали слёзы Аполлинарии, она прогоняла дочку от себя, говорила, что ей не нужен ребёнок от мужа-изменника. Потом пошло и рукоприкладство…
Вот так у Аполлинарии были и красота, и верность, и любовь, только она хотела дарить свои сокровища человеку, который менял их на выпивку.

5 глава
Слава
В дверь позвонили. Слава открыла. Это пришли родители Карины.
- Где Карина? – спросил папа Карины.
- Здравствуй, Славочка, - поздоровалась мама Карины. – Мы за Кариной.
Слава не знала, что родственники должны прийти к ним. Но тут вышли папа и мама Славы, а Рита вывела Карину из комнаты девочек.
- Я никуда с вами не поеду, - сказала Карина.
- Карина, не устраивай сцены в доме тёти и дяди, - попросила мама. – Начинается учебная четверть, да и Лизе трудно держать на себе дом.
- Да, Карина, собирайся, - сказал папа Риты и Славы. – Рита поможет тебе уложить вещи.
- Конечно! – улыбнулась Рита. – А сейчас идите в кухню, там я приготовила обед! Соберёмся всей семьёй, забудем наши разногласия!
Взрослые заговорили все разом непонятно о чём. Слава заметила по дядиным глазам, что он вовсе не собирается забывать разногласия. Родители девочек пошли в кухню, Карина – в комнату. Слава отвела Риту в сторону.
- Рита, мне это не нравится, - прошептала Слава. – Неужели мы отдадим Карину этому ублюдку?
- Я не знаю, кого ты имеешь в виду, - возразила Рита. – Мы отдаём Карину её папе и маме.
- Но такому человеку нельзя приближаться к детям!
- Не тебе судить тех, кто старше тебя.
Слава бессильно вздохнула, провожая глазами Риту. Хотя Слава родилась на год раньше, решающую роль всегда играло слово Риты. Рита подавляла Славу своим авторитетом. Нет, сёстры жили дружно, но всё-таки Слава чувствовала себя на вторых ролях рядом с младшей сестрой.
Слава вспомнила про сестру своего папы и Карининой мамы. Тётя с мужем и двумя дочками жили на другом конце города, поэтому не могли часто видеть родственников. Слава позвонила младшей из двоюродных сестёр.
- Ася, привет.
- Привет, Слав.
- Ася, скоро к вам приедет Карина. Не расспрашивай меня ни о чём, она всё объяснит тебе сама.
- Её папа напился? – догадалась Ася.
- Типа того.
После разговора Слава отправилась в свою комнату. Там Рита и сжавшаяся, затравленная Карина собирали вещи.
- Рита, у тебя, кажется, пирог испёкся, - предупредила Слава.
Рита помчалась на кухню. К готовке она всегда относилась трепетно.
- Молчи и слушай меня, - прошептала Слава Карине. – Бери вещи, очень тихо одевайся и поезжай к Асе, я уже ей звонила. Ты всё там расскажешь.
Карина кивнула, беря сумку. Двоюродные сёстры незамеченными пробрались в прихожую. Карина обулась и накинула на плечи пальто. Слава положила немного денег ей в карман. Карина обняла Славу, но Слава уже бесшумно открыла дверь и выпроводила Карину на площадку.
Слава так же тихо закрыла дверь. Она взяла с тумбочки канцелярский нож и порезала себе ладонь.
- Рита, помоги мне, - простонала Слава, показывая руку в дверь кухни.
- Ёкэлэмэнэ, - вздохнула Рита и пошла с сестрой в ванную.
Когда Рита заклеивала обработанный порез пластырем, за дверью послышались ругательства Карининого папы. Слава сделала вид, что удивлена – что такое могло случиться, пока она истекала кровью в ванной?

6 глава
Ася
Асю не особенно удивил звонок двоюродной сестры. Уже ни для кого не являлось тайной мучение Карины и Лизы. Ася сказала старшей сестре Венесуэле, что к ним в гости придёт Карина. Венесуэла была рада увидеть Карину.
Союз семнадцатилетней Венесуэлы и шестнадцатилетней Аси походил на союзы их кузин – наверное, во всех девочках проявились схожие гены. Практичная Ася решала все проблемы за себя и за наивную Венесуэлу. Ася даже выросла выше старшей сестры. Девочки походили вытянутыми лицами, тёмным цветом волос и маленьких глаз.
Карина, придя, рассказала девочкам обо всём, что с ней случилось.
- Да, дела, - вздохнула Ася. – Значит, надо оставить тебя здесь.
- А если наши предки скажут то же самое, что и предки Славы и Риты? – спросила Венесуэла.
- Вряд ли они так скажут, они всегда осуждали Карининого папу.
- Я вот чего боюсь, - сказала Карина, а если мои придут сюда искать меня?
- Да наши мама и папа сумеют тебя защитить, - утешила её Венесуэла.
- Нет, если честно, я уже не хочу видеть своих родителей. Я не вынесу ещё одного скандала.
- Я знаю, что надо сделать, - придумала Ася. – Ты пока будешь прятаться в нашей комнате. Если твои мама с папой придут за тобой, они увидят, что тебя тут как бы нет, и больше сюда не сунутся.
- Но ваши папа и мама заметят меня раньше.
- Нет, они приходят с работы поздно, не заглядывают в нашу комнату. Мы сами будем выходить к ним.
Карина согласилась, подумав, что хуже уже не будет. Двоюродные сёстры накормили её ужином. Тётя и дядя действительно, вернувшись с работы, не заходили в комнату дочек. Девочки поиграли на компьютере. Возникла проблема, когда Карина захотела в туалет. Ася, смеясь, принесла ей банку. В остальном вечер прошёл спокойно, на ночь Карину уложили спать на полу.
Утром родители не беспокоили Асю и Венесуэлу – они поднимались рано, а у девочек ещё длились каникулы. Каждую минуту сна Венесуэла и Ася ценили на вес золота. Девочки провели день свободно, а к вечеру Карина опять должна была переходить на нелегальное положение.
Из коридора девочки услышали голоса. Ася приблизилась к двери комнаты, послушала и прошептала:
- Шухер. Карина, это пришли твои.
Карина дрожала против воли. Девочки вынули из шкафа-купе одежду, бросили её за диван и закрыли в шкафу Карину. Ася велела старшей сестре лечь на диван и укрыться с головой одеялом. Венесуэла послушалась. Ася вышла в коридор.
- Тётя, дядя, привет! – улыбнулась она.
- Я знаю, что тут не обошлось без вас! – наступал папа Карины на Асиных родителей.
- Только можно потише, ладно? – Ася приложила палец к губам. – Там Венесуэла спит, - приоткрыла дверь и показала на лежащую Венесуэлу.
- Хорошо, мы не будем шуметь, - сказала Асина мама. – Иди в комнату, Ася.
- Может, я салатик приготовлю? Там конфеты есть, поужинаем, - Ася шагнула в сторону кухни.
- Ася, я сказала, иди в комнату и не вмешивайся в разговоры взрослых, - повысила голос мама.
Ася с обиженным лицом вернулась в комнату. На самом деле её лицо радостно билось.

7 глава
Венесуэла
Осторожно встав с дивана, Венесуэла подошла к дверям комнаты. Она услышала разговор.
- Карине некуда бежать, кроме вас! - говорил Каринин папа.
- Мы не видели её, - возразила мама Венесуэлы и Аси, - а если бы видели, то не отдали бы вам! Я говорила, что у вас всё когда-нибудь так кончится!
- Ничего страшного не случилось… - вмешалась мама Карины.
- Ничего страшного? Где теперь Карина? Где её искать?
- Надо всем вместе обратиться в милицию, - предложил папа Венесуэлы и Аси.
- Так только трёх дней ещё не прошло, - вспомнила мама девочек.
Родители Карины ушли, поняв, что родственники ничем им не помогут. Венесуэла открыла шкаф-купе, выпустила Карину. Венесуэле очень не хотелось, чтобы двоюродная сестра возвращалась к отцу-алкоголику, но и прятать её долго было невозможно. Венесуэла решилась поговорить с родителями. В семье все доверяли друг другу, особенно мама и Венесуэла. Мама моделировала одежду – романтические наряды для девочек. Стройная Венесуэла носила вещи из её коллекций. Крупная Ася не любила юбочки и блузочки, она сама шила себе одежду с элементами стилей молодёжных субкультур.
- Вы тут о чём-то спорили, я даже проснулась, - сказала Венесуэла, выйдя к родителям. – Что за шум, а драки нет?
- Драка наверняка была, - папа рассказал о том, что случилось. – Этот алкоголик говорит, что не трогал пальцем Карину, но, конечно. мы уже давно его знаем.
- Я теперь беспокоюсь, где искать Карину, - вздохнула мама. – Мне уже давно было так жалко их с Лизой. И не знаешь, чем им помочь.
- А если бы мы могли помочь? – осторожно начала Венесуэла. – Если бы мы взяли к себе Карину, когда она нашлась?
- Сначала надо её найти, - ответила мама. – Потом можно было бы поговорить.
Венесуэла открыла дверь комнаты и позвала:
- Карина! Выходи!
…Родители Венесуэлы и Аси согласились оставить у себя Карину. Родители Карины ничем не мешали – они возненавидели дочь, отказавшуюся от них. Карина не желала им зла, но и не хотела снова повторять свои мучения.
Среди моделей, представляющих одежду, созданную мамой Венесуэлы и Аси, появилась новая девочка – Аполлинария. Карина, как оказалось, знала её раньше. Венесуэла и Ася узнали от Карины, что Аполлинария жила с пьющей мамой. Но теперь Аполлинария ушла жить к папе. Она простила ему брак с другой женщиной, а вскоре почувствовала, что не может ненавидеть его вторую жену и ребёнка. Аполлинария незаметно наполнилась теплом к своей новой семье.
На семейных праздниках девочки встречали Лизу, Риту и Славу. Младшая сестра Карины с осуждением относилась к её выбору. Рита и Слава уже смотрели на это спокойно. Шрам на лбу Карины затянулся.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 22.10.2018 в 14:26
© Copyright: Леонида Богомолова (Лена-Кот)
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1