Невестина фата


Невестина фата
1 глава
У тёти Ланы
После очередной ссоры Аля, пока мать спала, вечером собрала вещи и ушла из квартиры. Она решила на время маминого отпуска уговорить тётю Лану взять её к себе. Тётя Лана жила одна после развода с мужем. Её дочь жила сейчас в доме своего жениха, или, как сейчас говорят, парня. Парня девушка нашла уже третьего.
Тётя Лана была сестрой Алиного отца - лётчика, разбившегося на самолёте. Когда Аля рассказала своей подруге Ирине Нежновой: «Мой папа был пилотом и разбился при полёте», Ирина кивнула: «Бывает». Аля догадалась, как Ирина истолковала её слова, и сказала: «Ты не поняла, он правда разбился при полёте». Але рассказывали, что малышкой она очень тянулась к отцу. Но, когда Але исполнилось два года, папа погиб, оставив девочку выживать, как она могла и умела. Рядом были только мать, ставшая истеричной после обрушившегося на неё горя, и тётя Лана. Только про последнюю Аля могла сказать: «Этот человек меня любит». Конечно, Але не один раз говорили о любви, но она не делалась от этого счастливей. А любовь тёти Ланы возводила вечно зажатую Алю до уровня драгоценности.
Аля не стала ужинать дома, зашла по пути в кафе. Там она взяла себе чай и два пирожка.
- Шестьдесят тридцать семь, - назвала продавщица сумму.
Шестьдесят тридцать семь - адрес тёти Ланы, к которой сейчас пойдёт Аля.
Внимание Али сразу привлекла шумная компания господ и дам. Но Аля заметила только одну пару. Элегантная дама в шёлке и ювелирных украшениях, её держит за руку нарядная девочка-подросток с двумя косами. Совсем как болонка или кукла при красивой госпоже. Их компания, возможно, сидела тут давно. Аля вышла одновременно с ними.
На улице компания остановилась возле двух машин. Аля невольно загляделась на них.
- Мамочка, не езди туда, - говорила шёлковой даме девочка.
- Ты мне запрещаешь? – засмеялась дама и приблизилась к одной из машин.
- Мамочка, я тебя прошу! Мама, он подонок, не езди к нему! Мамочка!
- А я хочу мужского внимания! – закричала дама. – И оно у меня будет! Такая я у тебя… потаскуха!
- Мамочка, не езди с ним, он своим дружкам про тебя байки рассказывает! Мамочка, правда, он тебя грязью поливает!..
- Ваня! – позвала женщина. – Возьмите её и отвезите домой!
Тот, кого назвали Ваней, приподнял девочку и поставил её в стороне от матери. Дама тем временем села в машину с другим мужчиной. Девочка затихла и молча стояла рядом с Ваней. Аля поняла, что нарядная девочка распустила свою мать. «Я бы отхлестала эту леди по щекам», - возмутившись, подумала Аля, но тут же вспомнила, как сама сейчас ходила по комнате на цыпочках, чтобы уйти из дома без очередного скандала.
Придя к тёте Лане, Аля рассказала о произошедшем, стесняясь и чувствуя себя виноватой неизвестно в чём.
- Конечно, оставайся, - сказала тётя Лана. Не хочу обижать твою маму, но я совершенно не понимаю, как она смогла? Это же просто гадко!
Иоланта только теперь, после развода с мужем, могла назвать свою жизнь спокойной, дыхание – лёгким, небо – чистым. Иоланта уже смутно помнила о любви, с которой начиналось её замужество. Уйдя от когда-то любимого мужчины, она оставила в прошлом только утомительные однообразные дни, груз боли в сердце, свою усталость. Но жизненные силы всегда приходили к ней словно от воздуха. Никакое испытание не могло сломать её, вогнать в страх – Иоланта вечно оставалась доброй, мягкой, просветлённой.
А на лице Али навечно застыло выражение скорби. Аля редко смеялась. Она словно каждый день обдумывала и решала какие-то сложные вопросы. Глаза Али были огромными от печали. Эти глаза выглядели странно на лице девочки-подростка – то были глаза взрослой тоскующей женщины. Алины глаза пугали людей. Никто не мог чувствовать себя легко, если рядом стояла унылая, мрачная девочка. Знакомые и незнакомые люди нередко приказывали Але: «Улыбнись!» Им становилось тягостно, когда Алина печаль мешала их радости.
Иоланту не пугал тяжёлый взгляд Али. Иоланта считала, что нужно любить всех людей – добрых, злых, счастливых, несчастных, умных, примитивных, ведь каждый человек есть драгоценность для мира. Поэтому она приняла под своё крыло и племянницу-урода. Её сердце жалело всех, а глаза были устроены таким чудесным образом, что видели каждую вещь со всех сторон и во всех ракурсах. Многие люди восхищались прекрасной душой Иоланты, но и врагов по этой причине она имела множество.
- Тётя Лана, хочешь, я расскажу тебе сказку? – спросила Аля.
- Расскажи, - улыбнулась Лана.
- Жила-была хорошенькая весёлая Снегурочка. Однажды она встретила безобразного тролля. Он поцеловал Снегурочку, и от его поцелуя она стала злой и холодной Снежной Королевой. Она знала, что тролль, полюбивший её – жестокий, но не могла от него отойти, потому что уже забыла, что есть другая жизнь, без мороза и стужи. Но к Снежной Королеве пришла её подруга Герда и сказала: «На самом деле ты добрая и нежная, и твоё сердце тёплое». Герда обняла Снежную Королеву горячими руками и, плача, говорила: «Я хочу видеть тебя по-прежнему счастливой, хочу радоваться твоей улыбке!» Гордая Снежная Королева почувствовала громкое биение своего застывшего сердца. И объятия Герды превратили Снежную Королеву в милую юную Снегурочку…
Иоланта внимательно слушала, а когда Аля кончила, вздохнула: «Странная у тебя вышла сказка».
«Надо бы рассказать эту сказку Нежновым, - подумала Аля. – Интересно, как там мои Ира и Мария?»

2 глава
Сёстры Нежновы
С Ирой Нежновой Аля познакомилась, занимаясь конным спортом. В их группе больше не было второй такой девушки, да и не было нигде. Карие глаза Иры освещали её маленькое лицо фарфоровой куколки, на котором радужным спектром отражались все Ирины чувства. Ира никому ничего не говорила о своих мыслях, но Аля быстро научилась читать по Ириному лицу, как по книге. Вот Ира обрадовалась, вот задумалась, вот нахмурилась, а вот сладко замечталась о чём-то… Ира и Аля сразу отделились от компании, встречаясь, брались за руки и шептались о чём-то, непонятном другим людям. Ира познакомила Алю со своей старшей сестрой Марией. Разница между сёстрами была в двадцать лет – Марии исполнилось сорок четыре, Ире – двадцать четыре. Но Мария не уступала Ире в красоте. Своими наивными, доверчивыми, широко раскрытыми глазами она напоминала ребёнка, и каждый, кто говорил с ней, хотел погладить её по голове. Сёстры очень походили друг на друга лицом, только Мария носила очки. Мария и Ира постоянно менялись одеждой – джинсами, свитерками, блузочками. Обе они обладали и внешней красотой, и чутким, трепетным сердцем. Аля знала, что эти прелестные сильфиды вынесли много тяжёлого, порой им трудно было сохранять в себе чистоту души.
Родители сестёр давным-давно погибли на пожаре. Сёстры Нежновы тогда остались вдвоём – пятилетняя Ира и двадцатипятилетняя Мария, которую не стеснялись в глаза и за глаза называть девой. Вместе со страшным горем к Марии пришла и великая радость – она влюбилась. Мария очаровалась своим любимым настолько, что эта любовь выжгла все остальные её чувства. Мария забыла обо всём, что нравилось ей раньше – она думала только о возлюбленном. Его душа была чёрная, и Мария это видела, но новое чувство подчинило её себе. Он тоже не остался равнодушен к очаровательной Марии. Они поженились и взяли к себе Иру. Но на этом и кончилось счастье Марии. Муж оказался домашним тираном. Ира видела своими глазами, как он бил её сестру, придя с работы навеселе. Ира часто рыдала, жалея Марию и не умея ничем ей помочь. Но это не прошло для Иры даром, и Ира стала думать, что иной семейная жизнь быть не может, и всё происходящее – естественный семейный уклад. Так же считал и сын Марии и её мужа, только молодой человек, в отличие от Иры, не испытывал ни капли сочувствия к матери. Недавно Мария развелась с мужем, и они с Ирой стали жить в съёмной комнате. Мария работала на оплату жилья, обеспечение себя и сестры, учащейся на филологическом факультете. Хозяин квартиры жил у своей женщины, и сёстры могли чувствовать себя как дома. Самое главное – чтобы на них не жаловались соседи.
В другой комнате жила Блонда, девушка помоложе Иры. Аля не знала её настоящего имени – Ира называла девушку Блондой, а Мария – на «вы». Блонда должна была поступить на физико-математический факультет. Родители оплачивали ей комнату, не желая, чтобы дочечка жила в общежитии – мало ли там всякой швали. Блонда скрывала от родителей, что нигде не учится. Она провалилась на вступительных экзаменах. Тогда же она познакомилась со смешной невысокой девчонкой из армянской провинции, тоже провалившейся.
- Не кисни, - говорила девчонка. – Мне вот придётся вернуться в свой шалаш, родаки меня встретят с ремнём… Давай, не заморачивайся, жизнь длинная. Я вот тут с ребятами познакомилась, они меня в кафешку зовут. Иди с нами, а то одной идти меня как-то не тянет.
Подошли три парня – живая наклонная линия. Первый, симпотный – высокого роста, второй, заметно некрасивый, с выбритой полосой в причёске – среднего, третий, замухрышный, моргающий узкими глазками – маленького, не выше девчонки из Армении. Блонде хотелось отключиться от напряжённого дня, и она пошла развлекаться с новыми друзьями.
День, проведённый в кафе и на дискотеке, понравился Блонде. Молодые люди договорились собраться завтра в квартире у Железного – парня среднего роста, неформального лидера. Блонда пришла туда, потом снова пришла, потом – снова, снова и снова. Ей не то чтобы было там хорошо, но и места веселее она не знала. Выбирать не приходилось.
У всех парней были клички. Главного называли Железным. В его квартире происходили все тусовки. У Железного всегда водились деньги, но лучше не знать, какими путями он их доставал – будет спокойнее. Высокому дали кличку Технарь – провалившись на экзамене в физико-математический, он сказал: «Меня родичи посылали учиться на физико-математический, а, вообще-то, я технарь». Низкорослого звали Хорьком. Этот Хорёк унижался перед Железным, боясь его. Хорька никто не уважал, в него все плевали. Девушки тоже получили клички. Провинциалка стала Гастарбайтершей. Железный, её бойфренд, орал ей в скандалах: «Гастарбайтерша, армяшка!» Но такое говорилось от эмоций, а на самом деле Гастарбайтерша была русская. Соседке Нежновых они придумали кличку Блонда – она накануне экзаменов выкрасилась в золотисто-желтоватый цвет. Её волосы стали объектом для приколов.
- Кто к нам пришёл! – встречал её Технарь. – Блонда!
Блонда молча курила.
- Железный, знаешь, почему во время грозы блондинки стоят у окна? – спрашивал Технарь у Железного.
- Ну?
- Они думают, что их фотографируют.
Парни хохотали.
- Блонда, а какой краской ты красишь волосы? – с серьёзным видом обращался Железный к Блонде.
- Я на идиотские вопросы не отвечаю, - огрызалась Блонда.
- Ну, да, на глупые вопросы блондинки отвечать не хотят, а на умные – не умеют.
Технарь один раз вышел к ней навстречу пьяный и, пробормотав что-то о блондинках, запустил руки под футболку Блонды. Блонда дала ему пощёчину. На другой день Технарь извинился перед ней, сказал, что теперь они прекратят эти детские стычки. Он предложил Блонде в знак примирения сходить на концерт рок-группы – у него имелись билеты.
Они сходили на концерт, а потом заночевали в комнате Блонды. С той ночи они стали парнем и девушкой друг для друга. Сейчас есть такая форма отношений – когда он и она ведут себя, как жених и невеста, но испытывают один к другому только дружбу. Их называют парнем и девушкой, различая два пола.
В тех же отношениях состояли Железный и Гастарбайтерша. Они жили в квартире Железного. Железный бил любовницу прямо по-зверски. Блонда жалела безобидную туповатую Гастарбайтершу. Но, когда Гастарбайтерша «заливала глаза», каждый подходил к Железному с просьбой остановить его бабу.
Блонда видела Гастарбайтершу пьяной. Вначале Гастарбайтерша только орала, что банда Железного съела её жизнь, потом разбила бутылку и пыталась осколком порезать себе вены, но спьяну промахивалась. Технарь позвал Железного. Железный затащил Гастарбайтершу в ванную и сунул её голову под сильную струю воды. Блонда испугалась, что Гастарбайтерша захлебнётся, и кинулась её отнимать. Технарь обхватил её руками, не пускал к ванной и говорил, что Железный не такой идиот, как Блонда, и соображает, сколько нужно держать Гастарбайтершу под водой. И, действительно, вскоре Железный увёл Гастарбайтершу в комнату. Там он опять бил её, но Гастарбайтерша, потерявшая ощущение реальности, уже не орала.
Вот с такими людьми дружила соседка сестёр Нежновых. Но сёстры всегда верили в хорошее. Ира часто пела по утрам песню «Крутится, вертится шар голубой», любимую когда-то её родителями.

3 глава
Есть ли жизнь после развода?
Жизнь Али изменилась. Аля теперь жила в квартире тёти Ланы. Полдня они проводили вдвоём, потом каждая из них вспоминала о том, что у них разные семьи – Аля звонила маме, к Иоланте приходила дочка. Дочке исполнилось восемнадцать лет, но она не отличалась от Алиных сверстниц – носила дырчатые джинсы, любила надписи на кофтах и сумках. Иоланта умоляла её не гулять с друзьями допоздна, на что девушка не реагировала.
Выбрав время, Аля зашла к сёстрам Нежновым. Дома она застала только Марию.
- Иру соседка повела по магазинам, - сказала Мария.
Але показалось, что Мария чем-то расстроена. Впрочем, Мария всегда выглядела грустной, опечаленной. Аля восхищалась Марией и вместе с тем жалела её.
- Мария, у вас всё хорошо? – спросила Аля.
- Да, Аленька. А почему ты спрашиваешь?
- Мне показалось, что у вас грустное лицо. Хотя я, наверное, преувеличила.
После минутного молчания Мария сказала:
- Да, я действительно мучаюсь. Я только не уверена, что об этом можно кому-то рассказать.
- Может быть, я помогу вам?
- Ты не поможешь. Это проблема, характерная для моего возраста, моей прожитой жизни.
- По моему, в любом возрасте нет неразрешимых проблем.
Мария молча глядела на Алю, не в силах принять решение – рассказать о своём несчастье или промолчать? Но, поняв, что скрывать своё страдание уже становится невозможно, всё-таки заговорила, с трудом подбирая слова:
- Я была замужем… Потом мы развелись… но я сейчас часто вспоминаю время брака…
Мария замолчала.
- Вы вспоминаете, что ваш муж был жестоким с вами? – догадалась Аля.
- Он бил меня… Устраивал скандалы на остановке, когда я приезжала с работы… Я жила так очень долго. И теперь, когда я живу в этой квартире, мне кажется, что всё это навсегда останется при мне. Я теперь разведённая, но я словно не уходила из своего прошлого… В старину говорили, что мужа и жену венчает Бог, и, если даже между ними нет любви, есть Божья воля на их соединение. Я поняла, что это правда. Мне кажется, что я всё ещё принадлежу… тому человеку… Я навсегда останусь в его власти… Девятнадцать лет брака – огромный срок. Его нельзя откинуть от себя.
Аля, слушая, сочувствовала доброй Марии, вытерпевшей муки, и ненавидела её бывшего мужа. Мария всегда выглядела так, словно она перенесла тяжёлую травму. И вот Аля узнала, что травма действительно есть. В душе Марии.
«Какой подлец её бывший! – думала Аля. – Ведь она уже не живёт с ним, а всё чего-то боится. Должно быть, он страшно измучил её!»
- Мария, вам надо успокоиться, - Аля обняла Марию. – Я всё понимаю, очень сложно забыть тяжёлое время. Но ведь ваши страдания кончились, вы обязательно будете счастливы. Мы с Ирой очень любим вас. Мы будем держать вас за руки, глядеть в ваши глаза, заботиться о вас, и наша любовь уничтожит следы горечи в вашем сердце.
- Я уже не могу в это поверить, - вздохнула Мария. – Раньше я была радостной, романтичной девочкой, у меня за спиной словно росли крылья. Но сейчас я уже давно просто немолодая слезливая женщина и такой останусь.
- Наша земная оболочка часто собирает в себе всё плохое, нас словно покрывает пыль. Но в вашей душе по-прежнему живёт очарование. В вас всё ещё есть желание светлого счастья. Вы сами не знаете, как вы красивы лицом. Красота осталась при вас, потому что вы по-прежнему невинны душой. Нужно беречь в себе невесту, беречь фату – символ чистоты.
- Ты снова рассказываешь какую-то сказку? – Мария слабо улыбнулась. – Мне сложно тебя понять.
- Я вам сейчас прочитаю мои стихи о невестиной фате. Они выражают мою мысль проще.
И Аля прочитала:

- В старинные года и в наше время

Девицы носят белую фату.

Фата для них не просто украшенье.

В ней вера есть в прекрасную мечту,

И радость, нежность, добродетель наша,

Стыдливость, прелесть, верность чистоте.

Всё, что девицу может сделать краше –

Всё собрано в невестиной фате.

4 глава
Два Александра на одной ветке
Аля и тётя Лана прихорашивались у зеркала. Аля заплетала косу. Коса у Али тёмно-русая, чуть достаёт до пояса – не коса Варвары-красы, но всё-таки красивая. «Почему женщины отрезают свои косы?» - подумала Аля. Мама, тётя Лана, Мария, школьные учительницы, даже Ира – все они носили короткие волосы. Аля иной раз просто рыдала – так хотелось заплетать волнистые косы тёте Лане. На Алин вопрос: «Почему вы не носите длинные волосы?» отвечали обычно так: «Я в молодости сделала стрижку, потом волосы не росли. Да и зачем в моём возрасте девичья причёска?» А Аля жалела волосы девушек и женщин – украшения, данные им природой. Раньше на Руси волосы, заплетённые в одну косу, означали, что их владелица одна. Такую причёску носили только незамужние девушки. Становясь жёнами, они заплетали две косы и прятали под платками. Прошли века, а эта традиция частично сохранилась. Длинные волосы носят лишь юные девушки, а когда нежные бутончики раскрываются и превращаются в женщин, с ними происходит много перемен – например, они встречают сильных мужчин и отрезают волосы. После разрыва с мужчинами женщины, чтобы хоть чем-то порадовать себя после стресса, подстригают волосы ещё короче и интересней, перекрашивают волосы в новый цвет. Але кажется, что жизнь женщин стала бы чуть-чуть радостней, если бы они сохранили частичку облика невесты – длинную косу.
Иоланта и Аля ждали сестёр Нежновых и Бобруйского, друга Иоланты. Иоланта нарядилась и причесалась, как для ассамблеи. Она была обворожительна и в нарядном платье, и в своей естественной красоте. В её внешности контрастно сочетались тёмно-русый цвет волос и голубой цвет глаз.
- Ты у меня красивая, - сказала Аля.
- Это я у тебя красивая, - возразила Иоланта. – А у себя нет.
Иоланта накрасила губы и надушилась сладко пахнущими духами.
Бобруйский был поэтом и другом Иоланты. К семидесяти двум годам он сменил пять женщин. Бобруйский писал яркие, самобытные стихи, в обычной жизни выражался изысканным языком, очаровывая этим всех своих знакомых. Кстати, всех пятерых женщин привлекал в нём прежде всего приятный разговор.
Бобруйского и Алю полностью звали одинаково – Александр и Александра. Иоланта шутила, что два Александра на одной ветке не поют.
Иоланта открыла Бобруйскому.
В открытую дверь он увидел прекрасное создание, стоящее в дверном проёме комнаты напротив. Это была прелестная фея, освещавшая квартиру Иоланты чистыми глазами, ресницы которых двигались вверх и вниз, точно крылья. Каждое её движение было полно воздушной лёгкости и вместе с тем царственного величия. Бобруйский не мог оторвать взгляда от таинственной чаровницы.
- Аленька, милая девочка! – окликнул Бобруйский проходящую мимо Алю. – Прошу вас, скажите, кто это?
- Это моя подруга Мария, - пояснила удивлённая Аля. – С ней её сестра пришла. Я хочу познакомить их с тётей Ланой.
- Аля, у вас сухая земля в цветочных горшках, - нежно сказала Мария. – Можно, я полью цветы?
- Да, мой ангел.
Мария поливала цветы из пластиковой бутылки. Бобруйскому казалось, что он летит на радужных крыльях, а цель его полёта рядом с ним – только перелети коридор.

5 глава
Белые платья и пояса
Аля с волнением думала о сёстрах Нежновых. Ей очень хотелось вернуть им веру в их юную прелесть и невинность. И девочка догадалась, как можно это сделать.
Во время своего очередного визита Аля предложила:
- Девочки, я бы хотела нарисовать ваш парный портрет. Только я придумала нарисовать вас в нарядах невест. Пожалуйста, приготовьте в следующий раз белые платья.
- Мне оно пойдёт, как седло… - засомневалась Ира.
- Алечка, это ты будешь хорошо в нём смотреться, потому что ты молодая и красивая, - сказала Мария. – А я покажусь вам странной.
- Ира, ты хочешь, чтобы тебя нарисовали невестой? – спросила Аля Иру.
- Я даже не знаю…
- В общем, мы с Ирой «за»! – подвела итог Аля. – Мария, вам нельзя идти против большинства!
- Бог с вами, - сдалась Мария. – Хорошо, Аля, можешь готовить холст и краски.
В следующий приход Али сёстры Нежновы нарядились в белое: Мария – в платье из кружевной ткани, Ира – в блузку и юбку, другой белой одежды она не имела. Аля покрыла волосы сестёр ажурными накидками, принесёнными с собой. И она начала рисовать. Пока подруги позировали Але, она рассказывала им сказку, чтобы они не скучали.
- Жили-были три сестрицы, - начала Аля. – Их звали Блонда, Ира и Мария. Все они были красавицы, только Блонда и Ира думали лишь о веселье и нарядах, а скромная Мария любила кормить птичек и поливать цветы в своём саду. Вот один раз девушки гуляли на берегу ручья и увидели некрасивую девочку, спящую на траве. Ира и Блонда стали смеяться над ней, а Мария сказала: «Не обижайте девочку, сёстры; давайте лучше сделаем над её головой шалаш из ветвей, чтобы солнце не обожгло её». Сёстры прикрыли голову девочки сооружением из ветвей. Проснувшись, она догадалась, что девушки охраняли её сон. «Я хочу отблагодарить вас за вашу доброту», сказала девочка и достала из своей сумки три пояса. Два из них блистали жемчугами и алмазами, третий представлял из себя длинную белую ленту, расписанную фиалками. Ира и Блонда сразу взяли себе драгоценные пояса, а Марии осталась белая лента. «Мне нравится этот пояс, - сказала Мария девочке, - ведь я так неприглядна, мне нужно и одежду иметь скромную». «Этот пояс принесёт тебе счастье», - сказала девочка и исчезла.
Князь, правящий государством, где жили сёстры, объявил, что хочет выбрать себе невесту, и велел всем девушкам явиться в его дворец. Туда собрались и Блонда с Ирой, а Мария решила сопровождать их. И сёстры пришли в княжеский дворец. Там собралось много красивых барышень, но прекрасный князь глядел только на Марию. Он полюбил её, и Мария его тоже. Князь сказал, что Мария – редкая красавица, и все, кто видел Марию, согласились с ним. Марии принесли гусли, и она спела сладким голосом песню «Крутится, вертится шар голубой». А когда начались танцы, Мария танцевала грациознее всех. Как же она была счастлива, когда князь объявил, что хочет видеть её своей женой!
Ира и Блонда догадались, что на их сестре волшебный пояс, и решили забрать его себе. Они пошли в комнату Марии во дворце и предложили помочь ей одеться. Сёстры выбрали Марии богатое платье, но сказали, что пояс к нему тоже подойдёт драгоценный. И Мария обменялась поясом с Блондой.
На следующий день князь не узнал своей невесты. «Ты не прежняя Мария, - сказал он. – Моя любимая кроткая и нежная». И Марии пришлось вернуться домой. Там она встретила девочку, подарившую ей белую ленту. «Ты променяла пояс скромности на пояс суетности, - сказала девочка. – Только твоя скромность может сделать тебя красивой. Но я похитила у твоих сестёр белый пояс». Девочка надела пояс на Марию и превратилась в прекрасную фею Александру. Фея привезла Марию во дворец князя в красивой карете, запряжённой серебряными оленями. И князь узнал свою любимую в Марии. Неожиданно послышался крик. Это вокруг Блонды и Иры обвились две змеи вместо нарядных поясов. «Александра, помоги моим сёстрам!» - попросила Мария. «Прикоснись к ядовитым змеям своей лентой», - сказала Александра. Мария коснулась змей белой лентой, и они исчезли. Ира и Блонда благодарили сестру за спасение. А потом Мария и князь сыграли свадьбу.
- Какая хорошая сказка! – похвалила Ира. – Обязательно расскажу её моим однокурсницам!
- Лучше я дам тебе почитать «Три пояса» Жуковского, - засмеялась Мария. – У Али слишком оригинальная трактовка.
- А вот и готов ваш портрет, - объявила Аля.
Невест она нарисовала похожими на своих подруг, но при этом польстила им и сделала натурщиц ещё красивее. Впрочем, она такими их и видела.

6 глава
Конец лета
В конце лета Аля, Иоланта и сёстры Нежновы собрались в кафе, где раньше ужинала Аля. Каждая сообщила хорошую новость о себе.
Алины сказки напечатали в журнале.
В квартиру Иоланты вернулась её дочка.
Марию полюбил Бобруйский. Уже в шестой раз его душа наполнялась счастьем, а Мария осталась безразлична к нему. Но всё-таки приятно!
Ира выиграла районные конные скачки.
В кафе Аля прочитала свои стихи:

- Невестину фату не оставляйте

И помните, что ценность всё же в ней.

Девическим мечтам не изменяйте –

И жизнь пройдёт счастливей, веселей.

И день настанет, и придёт любимый,

Фату откинет на кудрях твоих

И, бережно касаясь губ невинных,

Запечатлеет поцелуй любви.

Выйдя из кафе, Иоланта, Аля и сёстры увидели свадьбу – шумную толпу, невесту в белом платье и жениха с цветком, приколотым к пиджаку. Мужской голос читал стихотворение:

- В старинные года и в наше время

Девицы носят белую фату.

Фата для них не просто украшенье.

В ней вера есть в прекрасную мечту,

И радость, нежность, добродетель наша,

Стыдливость, прелесть, верность чистоте.

Всё, что девицу может сделать краше –

Всё собрано в невестиной фате.

Невестину фату не оставляйте

И помните, что ценность всё же в ней.

Девическим мечтам не изменяйте –

И жизнь пройдёт счастливей, веселей.

И день настанет, и придёт любимый,

Фату откинет на кудрях твоих

И, бережно касаясь губ невинных,

Запечатлеет поцелуй любви.

Нежновы узнали Алины стихи. Откуда их взяли свадебные гости? Может быть, они знакомы с Алей? Или прочитали её стихи в чьём-то альбоме?
Заиграли на гитаре. Первыми закружились в танце жених и невеста, а за ними и остальные. К Иоланте подошёл человек из компании, обнял за талию и повёл её, смеющуюся, отбивающуюся, в танце.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Повесть
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 22.10.2018 в 09:13
© Copyright: Леонида Богомолова (Лена-Кот)
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1