Месяц Мрака. Глава 5


1

Московская область, какой-то полигон.
6 апреля 2047, 10:46 местного времени.

Этого дня ждали все, кому было позволено шестого числа присутствовать на полигоне.
Ночью пришла весть о том, что изготовлена первая партия синтетического жидкого топлива – около пяти баррелей. Тогда же были опубликованы данные о начале массового производства автомобилей, которым подходило это топливо.
На утро был запланирован пробный заезд на синтинмобиле (так назвали машину с двигателем нового типа). Место подобрали быстро – секретный полигон танковых войск в Подмосковье, причём президент лично позвонил начальнику полигона и вежливо попросил никаких учебных боёв и испытаний на шестое число не ставить. Вот так-то.
Зрителями этого наиважнейшего в истории эксперимента стали пятьдесят человек из самых верхов общества России, а также кое-кто из учёной братии – на всякий случай, чтобы объяснить, почему машинка вдруг отказалась ехать. Но все искренне надеялись, что до этого не дойдёт.
Для гостей поставили трибуны, чтобы было удобно наблюдать за пробным пуском, и оградили площадку в четверть гектара штакетником. За оградой стоял белый автомобиль и печально смотрел фарами куда-то в сторону.
Без четверти одиннадцать, когда собрались все приглашённые, к синтинмобилю подъехала автоцистерна, выкрашенная в бледно-жёлтый цвет. Рабочие присоединили к ней шланг, воткнув другой его конец в бензобак другой машины. «Хлюп, хлюп, хлюп», – и уже бак наполнен синтином. Рабочие поспешно отсоединили шланг и отвели цистерну подальше.
К синтинмобилю подошёл человек в синем комбинезоне – так называемый «камикадзе», ибо никому не был известен результат ещё даже не начавшегося эксперимента. «Камикадзе» помахал всем «на прощание», гости отозвались аплодисментами (президент и его подчинённые) и свистом (научные сотрудники), и он сел в белую машину…

Он пристегнулся, надел шлем, закрепил его и протянул руку к ключу зажигания, безмолвно торчавшему в замке. Вдохнул, выдохнул – и запустил мотор.
Вернее, попытался запустить. Раздалось какое-то короткое тарахтенье, и двигатель замолк. «Камикадзе» сделал ещё с десяток попыток, понял, что ничего не получается, сказал в усик микрофона, спускавшийся с левого уха ко рту:
– Ничего не понимаю… Двигатель не заводится! Прошу разрешения активировать свечу зажигания напрямую. Приём.
Полминуты в наушнике что-то шипело, шелестело, трещало, а потом он услышал голос самого главного из присутствующих учёных:
– Хорошо. Попытайтесь. Но за возможные последствия мы не отвечаем…
«Камикадзе» сглотнул и вылез из машины.
Подбежавший рабочий дал ему зажигалку. Он взял её, и таджик в оранжевой куртке, закрывая голову руками, умчался обратно.
«Камикадзе» открыл капот, покопался во внутренностях мотора, нашёл свечу и поднёс к ней зажигалку…

Взрыв был довольно мощным: на месте синтинмобиля взметнулось облако огня и дыма; особо важные персоны были вынуждены заслонить глаза рукой, чтобы спастись от света и разлетевшейся во все стороны пыли.
Привлечённые на всякий случай к эксперименту пожарные подъехали поближе к месту взрыва и принялись тушить осколки синтинмобиля.
От «камикадзе» не осталось ничего.

2

Москва, личный офис Германа Максимова.
6 апреля 2047, 12:30 местного времени.

Ивана Петровича не удивило, что Максимов вызвал его в разгар дня, да ещё и в свой собственный кабинет, а не в какое-нибудь кафе: о том, что послужило поводом для встречи, уже судачил весь Рунет.
– Кто мне советовал вкладывать деньги в синтиновую промышленность?! – По тону триллионера было понятно, что он в бешенстве. – Кто гарантировал мне многомиллиардную прибыль?!
– Ну, я, – со скучающим видом отозвался секретарь.
– А почему тогда общественность взбудоражена взрывом синтинмобиля на испытании?!! В соцсетях уже поговаривают о предстоящем разгроме заводов синтетического топлива! Не прошло и двух часов с момента катастрофы, а я уже терплю убыток в двести миллионов рублей! Акции «ГТ Макс-Синтин-Холдинг» катятся к нулю! И всё это по чьей вине, скажите мне?
– По вине работников завода, отвечающего за производство синтинмобилей, Герман Титанович.
На это бывший нефтяной магнат не нашёл, что возразить, и молчал очень долго – целых двадцать три секунды! За это время он успел нажатием двух кнопок приказать автоматическому бару смешать ему водку с томатным соком (как называется этот коктейль, триллионер подзабыл), дождаться выполнения распоряжения, в два глотка опустошить бокал, отставить его в сторону, пнуть свой роскошный стол за тридцать тысяч долларов и скривиться от боли в пальцах правой ноги.
– Ладно, – наконец сказал он. – Попробую финансировать производство электромобилей. Надеюсь, они-то не станут взрываться.

3

Из сводок новостей за 6 апреля 2047…

Утро: «…Долгожданный эксперимент русских учёных по запуску автомобиля на синтиновом моторе завершился полным провалом. Опытный аппарат взорвался из-за детонации топлива в камере сгорания. Все в ужасе. Уже сейчас ясно, что организация доставки продуктов в населённые пункты в ближайшее время не может быть проведена. Драки в магазинах ужесточились и участились. Бывали случаи, связанные с кражей продуктов сотрудниками торговых точек. Что будет дальше, пока не ясно…»
День: «…Произошли вооружённые нападения на хлебозаводы и мясокомбинаты по всему миру, в связи с чем ведущие государства Земли ввели на своей территории военное положение. Люди теперь готовы на всё ради еды и питья…»
Вечер: «…Военное положение распространилось на пятьдесят семь процентов площади суши. Наблюдается крах экономики: курс доллара упал до семнадцати рублей за единицу, евро – до девятнадцати… Люди стали уходить из городов в провинцию – за едой…»
Полночь: «…Развитые страны переживают небывалый кризис. Армии России, США, Китая отказываются подчиняться власти. Военное положение распространяется на отстающие страны. В общем, можно считать, что началась мировая гражданская война…»

4

Даллас, автосалон Кэлвина Кула.
6 апреля 2047, 23:38 местного времени.

Кэл сидел на краю крыши арендованного одноэтажного здания, свесив ноги вниз, и смотрел на спящий город.
«Да, теперь придётся потрудиться, чтобы удержаться на плаву, но жизнь и нужна-то для того, чтобы преодолевать препятствия, верно?» Кэл улыбнулся внезапной мысли и посмотрел вниз.
Во дворе, огороженном прочным стальным забором, стояли четыре синтинмобиля и семь электрокаров, а скоро должны были доставить первый атоммобиль – вместе с тонной еды и воды.
Кэл снова улыбнулся. Он договорился с одним своим другом, чтобы тот завёз ему на своём электромобиле кучу еды с правительственных складов плюс прихватил на заводе уже готовый атомокар: учёным удалось осуществить управляемую ядерную реакцию в консервной банке объёмом едва ли сто литров, – именно такого размера был микрореактор, обшитый прочной свинцовой бронёй и спрятанный в самом сердце машины.
Чу… Кажется, Кэл услышал шорох колёс. Камера на воротах показала, что это тот самый электромобиль, на котором должен был приехать его приятель, с другой машиной на буксире. «Да, – подумал Кэл. – Да, да, да…» И он приказал голосовому интерфейсу дистанционного управления системы безопасности здания:
– Открыть ворота.
Створки медленно разъехались в стороны, освобождая путь двум аппаратам. Электромобиль вкатился внутрь. Кэл закрыл ворота и поспешил вниз.
Его друг, Мэл, уже отцеплял буксирный трос от атомокара, который сейчас был простой стальной коробкой с бруском урана внутри. Заметив Кэла, Мэл поспешил закончить с тросом и поприветствовать старого знакомого.
– Ну привет, Кэл, – растянув губы в улыбке, сказал он. – Давно не виделись.
– И я рад снова видеть тебя, Мэл, – ответил Кэл. – Ты, как всегда, вовремя.

5

Из сводок новостей за 7 апреля 2047…

«…Продолжается работа над электромобилями требуемой мощности. Синтиновая промышленность навсегда опозорила себя в глазах общественности и потерпела полный крах. Уже изготовлены первые атомокары…»
«…Лидеры стран приняли решение открыть для всех желающих правительственные склады. Учитывая, какая разруха царит в мире, на убытки никто уже не обращает внимания…»
«…Наблюдается перераспределение ролей средств массовой информации. Тиражи газет уже упали в тридцать раз по сравнению с мартовским уровнем и продолжают уменьшаться; телевидение и радиовещание временно остановлены; электронные сети, наоборот, перегружены…»
«…Вооружённые столкновения продолжаются, набирая обороты. Данные по миру: убито около трёхсот тысяч человек, раненых – больше миллиона…»
«…Этот мир катится ко всем чертям…»

6

Москва, один из заводов компании «ГТ Макс-Электро-Холдинг».
7 апреля 2047, 12:02 местного времени.

Максимов шёл по цеху в сопровождении пары телохранителей. Сзади семенил Иван Петрович.
Работники завода, завидев триллионера (вообще-то бывшего: теперь его состояние не превышало девятисот миллиардов рублей), тут же бросались на свои места и начинали изображать бурную деятельность. Это и раздражало Максимова, который то кривил губы, то прикусывал одну из них.
Он подошёл к главному конвейеру. Хлопнул рукой по стоящей на месте стальной ленте, спросил у находившегося рядом начальника конструкторского отдела:
– Сколько вам ещё нужно времени?..
– Дайте нам неделю, – попросил конструктор.
И Максимов дал.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 21.10.2018 в 08:55
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1