Месяц Мрака. Глава 4


1

Граница штатов Техас и Нью-Мексико. Скважина О4 компании «Ойл Стэйт Систем Инк.».
28 марта 2047, 21:11 местного времени.

Десять… Теперь девять… уже восемь…
Кэл стоял в центре мониторинга и считал последние баррели добываемой густой чёрной жидкости, когда-то установившей своё господство над миром.
Семь… шесть…
Он понимал, что эра нефти уходит в прошлое – стремительно, с каждой секундой, потом оглянёшься, а её уже нет, и вернуть её будет нельзя. «Но зато теперь машины не будут дымить, самолёты станут более экологичными, и я наконец избавлюсь от своей аллергии на пары нефтепродуктов – по причине исчезновения последних…» – успокоил себя Кэл и вновь уставился на экран.
Пять… четыре…
Кэл знал, что у предприятия, на котором он работал, больше не осталось нефти: все остальные скважины были опустошены и закрыты за последние несколько часов. Ещё десяток-другой секунд, – и с шефа станется прикрыть свою лавочку раз и навсегда.
Три… два… один…
Никто не издал ни звука, когда на индикаторе высветился красный ноль. Все молчали, оглушённые и подавленные.
И тут тишину нарушил хохот Кэла. Девятнадцать пар глаз уставились на него, как на психа. Кэл смеялся. Примерно через четверть минуты он сумел собраться и выдавить из себя слова, чередующиеся со вспышками веселья:
– Я ж говорил, надо было в другой университет поступать! Знал бы я, что профессии «нефтяник» не станет, выучился бы на кого-нибудь другого!..

2

Красноярск, обшарпанная пятиэтажка, квартира 13.
30 марта 2047, 9:24 местного времени.

Телефонный звонок разбудил Михаила.
В первый раз мелодия влетела ему в уши. Второе её проведение достигло мозга. Третье проигрывание повлекло за собой взволнованное общение электрическими импульсами нейронов Михаила. И лишь на четвёртом повторении одной и той же музыкальной фразы концерт оборвался: Михаил взял трубку.
– Что? – прохрипел он, не открывая глаз.
– Можешь сегодня на работу не выходить, – сказал по аудиосвязи менеджер по снабжению магазина, в который Михаил привозил продукты.
– Чего?! Это ещё почему?! Я что, уволен?! – Шофёр пытался кричать, но у него не получалось говорить громче, чем его собеседник, который, кстати, не любил повышать голос и всегда (в том числе и сейчас) старался соблюдать ровный тон.
– Нет, не уволен. Ты что, ничего не знаешь?
– О чём? – Михаилу начинал надоедать этот разговор.
– Вижу, точнее, слышу, что не знаешь. Короче, тут такое дело… во всём мире… того… бензин кончился.
– Это как? – Работяга явно был удивлён.
– Лучше не спрашивай. Кончился, – значит, кончился. Я-то тут причём?
– Ты, может, и ни при чём. А мне что делать? Продукты возить-то надо!
– Сам понимаю… Но этот вопрос уже решают, да кто! Сам президент и ещё пара сотен…
– А мне, значит, это всё должно быть интересно?
– Намёк понял, заканчиваю. Тебе, короче, даётся недельный оплачиваемый отпуск. Зайдёшь сегодня за деньгами в бухгалтерию. Прости, больше не могу говорить. Пока.
Пошли короткие гудки.
– Нормально… – протянул Михаил, отключил телефон, встал с кровати и направился в ванную.
Никогда ещё он не был таким удивлённым.

3

Из сводок новостей за 30 марта 2047 года…

«…Нефть кончилась. Крах владельцев её бывших месторождений очевиден. Теперь это лишь вопрос времени…»
«…Некоторые нефтяные предприятия уже заявили о своём банкротстве или были расформированы по инициативе владельцев, как, например, сделал хозяин техасской нефтяной компании «Ойл Стэйт Систем Инк.»… «ГТ Макс-Холдинг», принадлежащая бизнесмену Герману Максимову, пока не спешит распадаться. Что бы это могло значить?..»
«…Идёт постепенный переход на другие источники энергии. Бывшие НПЗ переключаются на переработку угля в синтетическое жидкое топливо. Расширяется производство электромобилей, в том числе и с дополнительными фотоэлементными батареями. Разрабатывается атомокар – автомобиль с ядерным реактором в качестве двигателя…»
«…Надвигается мировой финансовый кризис. Переход на синтин и электрику обойдётся планете в сотни миллиардов или даже триллионы долларов. Масштабы катаклизма устанавливаются…»

4

Москва, секретное подземелье в одиннадцати километрах от Кремля.
30 марта 2047, 14:45 местного времени.

Иван Петрович поёжился, когда двери лифта открылись и он попал в комнату, располагающуюся в ста двадцати метрах под землёй. Не то чтобы там действительно было холодно, просто подчинённый Максимова всякий раз чувствовал себя неуютно, оказываясь в тайных бункерах своего непосредственного начальника.
Максимов уже ждал его, сидя в высоком кресле и потягивая через соломинку грейпфрутовый сок. Другое кресло, стоявшее рядом, пустовало.
– Здравствуйте, Иван Петрович, – сдержанно сказал бизнесмен. – Я позвал Вас, чтобы услышать Ваше мнение по одному очень важному для меня вопросу…
– Что за вопрос? – спросил секретарь, присаживаясь.
– Что мне делать? Индустрия, в которой я работал, полностью разрушена. Доход от продажи полезных ископаемых, – бывший нефтяной магнат позволил себе невесёлую усмешку, – мне больше не грозит. Знаете ли Вы какие-нибудь перспективные в данное время отрасли экономики? Я лично – нет.
– То есть я должен подсказать, как Вам, Герман Титанович, лучше распорядиться честно нажитым триллионом? – Максимов поморщился от такой формулировки, но кивнул. – Что ж, подскажу. Сейчас выгоднее всего вкладывать средства в производство автомобилей на альтернативных источниках энергии (а именно: синтин, электрика, фотоэлементы, уран), а также в производство самих этих источников. Ведь у мира только два вероятных исхода: либо переход с нефти на всё остальное, либо планетарная катастрофа во всех планах бытия.
– Есть ли что-нибудь другое, стоящее таких затрат?
Секретарь поскрёб затылок.
– Да вроде ничего и нет. Я не думаю, что Вы станете вкладывать деньги в предприятия, не приносящие максимально возможного дохода. – Максимов с улыбкой кивнул. – Ну вот. Хотите прибыли – тратьтесь на… – Иван Петрович замолчал, поскольку Максимов поднял руку.
– Я всё понял. Спасибо Вам, Иван Петрович. Вот вознаграждение за консультацию. – Триллионер подвинул к секретарю конверт, явно не пустой. Иван Петрович, бросив быстрый взгляд на своего начальника, осторожно взял конверт, оказавшийся незапечатанным, пересчитал деньги, не вынимая их из конверта, удивлённо кивнул, снова посмотрел на Максимова, расплылся в благодарной улыбке и с выражением блаженства на лице направился к лифту.
Только через две секунды после начала подъёма он дотронулся рукой до своего высокого лба и понял, что за те несколько минут, проведённых в обществе Максимова, он сильно вспотел. Не так уж и холодно оказалось в подземелье.

5

Красноярск, какая-то заправка.
30 марта 2047, 19:17 местного времени.

«Хлюп… хлюп… хлюп…» – булькал бензин, заливаясь в бак автомобиля.
Ещё три литра… два… один… всё. Бензобак был полон, но вот резервуар АЗС совсем опустел. Топливо закончилось.
Заправщик вытащил шланг из выемки в корпусе машины и закрыл дырку крышкой. Посмотрел на счётчик, встроенный в бензоколонку, вздохнул, прочитав цифру, высветившуюся на узком дисплее, и сказал водителю сумму:
– Четыре тысячи рублей.
– И что за цены нынче пошли… – пробормотал шофёр, аккуратно отсчитывая купюры. – Ладно, держи. Я поехал.
Старая, измятая, побитая «БМВ» кашлянула пару раз, завелась и рванула с места на магистраль.
Подъехала следующая машина (а вся очередь состояла примерно из двадцати автомобилей; мало того, чуть ли не каждую минуту подъезжали подзаправиться всё новые аппараты; в них сидели горожане, которым позарез нужен был бензин, чтобы попасть домой), боковое стекло опустилось, и новый водитель скомандовал:
– Мне полный бак!
– Боюсь, что это невозможно, – сказал заправщик, спокойно глядя куда-то в сторону и вешая шланг обратно.
– Чего?! Давай, пошевеливайся, кому говорят?!
– Бензина больше нет, – глухо проговорил заправщик. – При всём желании я не могу больше никого обслужить.
– Ты ещё поговори! Ты мне сейчас быстро бензин зальёшь, извинишься и уволишься!!! Вот я тебе!..
Водитель вылез из машины и набросился на заправщика. Тот не защищался; он прекрасно всё понимал…
Другие шофёры, видя, что их не обслуживают, подключились к процессу…
Полиция прибыла слишком поздно (тоже, кстати, на последних остатках бензина) и уже ничем помочь заправщику не могла. Впрочем, и «Скорая» – тоже.

6

Красноярск, какой-то магазин.
31 марта 2047, 11:09 местного времени.

Двери бесшумно разъехались, когда Михаил подошёл ко входу в магазин, в котором работал. Но так как он был в данный момент в отпуске, он зашёл туда, чтобы купить еды: жить как-то надо.
Вошёл, взял на входе тележку, зашагал мимо стеллажей с продуктами. И с первого взгляда было понятно, что их уже совсем скоро раскупят; кроме того, Михаил понимал, что за последний пакет печенья или полкило помидоров разгорится настоящая драка, и еду получат сильнейшие, – прямо как в старые недобрые времена.
Михаил присвистнул, увидев цифры на ценниках, но от покупок не воздержался. Положил в тележку всё, что собирался взять, за исключением разве что лишних двух пакетов лапши быстрого приготовления, которые стоили теперь по двадцать с лишним рублей. Вздохнул: «Что делается в мире?!» – и отправился рассчитываться на кассу.

7

После расформирования нефтяной компании Кэл решил податься в автобизнес. Но он не хотел продавать обычные машины, без бензина ставшие бесполезными. Выход он видел в том, чтобы торговать автомобилями на других источниках энергии.
Он твёрдо взялся за это дело, и уже к третьему апреля в арендованном Кэлом здании автосервиса, превращённого в автосалон, стояли три машины, к которым подходило синтетическое топливо (на заводе просто немного изменили конструкцию двигателя), а также пять электромобилей, оснащённых солнечными батареями для повышения мощности, плюс ко всему был отправлен заказ на атомокар.
Кэл был счастлив: он нашёл наконец своё призвание.

8

Из сводок новостей за 3 апреля 2047 года…

«…Готовятся к выпуску: жидкое топливо на основе бурого угля и горючих сланцев; автомобили с синтиновыми, электрическими, атомными моторами…»
«…Грузоперевозки остановились. В магазинах ежедневно происходят драки за последние оставшиеся продукты. Наблюдается стремительный рост криминала. Полиция не справляется…»
«…Нам ничего не остаётся, кроме как ждать первых литров синтина и молиться, чтобы мы к этому времени остались живы. Хотя вряд ли мы дождёмся нашего былого процветания…»
«Мы быстро идём к гибели».



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 21.10.2018 в 08:54
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1