Встреча с воспоминаниями.



К самолёту ТУ-204, направляющимся из Москвы в Саратов, подошла группа пассажиров и стала неторопливо подниматься по трапу в салон. Августовский тёплый солнечный день располагал к хорошему настроению. Лето прощалось душевно. Впереди, как всегда, мамы с весёлой шумливостью суетящейся детворой, тщетно пытающиеся их приструнить. Вот уже девчушка лет пяти, приметная двумя огромными голубыми бантами в волосах, оттесняет мальчика того же возраста, пытаясь оказаться впереди него. Он, как истинный мужчина, не противится её напору. Но вмешивается её мама, объясняя ей, что надо соблюдать очередь, на что та обидчиво надувает губки и успокаивается, хотя и не надолго. Дальше идут пассажиры без малышни: женщины, негромко переговаривающиеся с соседками о чём-то своём, и мужчины, о чём-то своём молчащие.
Замыкал это шествие мужчина среднего роста с короткой стрижкой седых волос, возрастом под семьдесят, в элегантной светло-серой тройке. Походка и подтянутая фигура выдавали в нём бывшего военного. Задумчивый взгляд его серо-голубых глаз был обращён куда-то вдаль, будто он видел там для себя нечто очень важное, но сознанием пока не воспринятое. Показав свой документ и билет, поднялся в салон. Проходя к своему месту вдруг встретился с взглядом девушки лет восемнадцати, сидящей в пассажирском кресле. Его словно ударило током, от неожиданности даже споткнулся. Мимолётные эмоции на его лице отобразились, видимо, так ярко, что заставили девушку задержать взгляд на нём. Немного смешавшись, он прошёл дальше и занял кресло. Вскоре после объявления, вырулив на взлётную полосу, мощно взревев двигателями, от чего прошла дрожь по всему его корпусу, самолёт поднялся в воздух.
Александр Васильевич Логунов, полковник ГРУ в отставке, Герой Советского Союза (а это был он, которого мы видели в конце очереди пассажиров) уютно расположившись в кресле, прикрыв глаза, в волнении, а точнее, в суматохе чувств, пытался уяснить для себя возникшую ситуацию: "Неужели это она, дочь Марины? Отставить, какая дочь, скорее уж внучка! Ну вылитая Маринка в такие же годы!"
И воспоминания ярко проявились в воображении, как на киноплёнке, картинами из его прошлой жизни, теперь уже такой далёкой: вот он в десятом классе на большой перемене списывает домашнюю работу по алгебре у Марины Волошиной, хотя сам по математике лучший в классе. Просто времени иногда не хватает: самостоятельно усиленно занимается изучением английского языка сверх школьной программы. Поставил себе цель: владеть им в совершенстве, чтобы в оригинале читать произведения англоязычных писателей, поэтов, философов.
-- А здесь у тебя ошибка,-- говорит он Марине и на ходу пишет в своей тетради правильное решение.Затем уже она переписывает у него. Это случалось не раз.
... Вот они вальсируют на выпускном школьном балу. Эмоции перехлёстывают через край: впереди самостоятельная жизнь! Это же так прекрасно! Лёгкая грусть о расставании с одноклассниками, учителями, школой не уменьшают восторга при мысли о будущем. А также другое будоражит его сердце: " Маринка, милая Маринка! -- ты самая лучшая! -- я тебя люблю!!! " Но выговорить это вслух он не в силах. Словно повинуясь его подспудному желанию, Марина берёт его руку, лежащую на её талии, и сдвигает чуть-чуть ниже.Его ладонь заполыхала, как от огня. Марина давно нравится Александру, и он ей,наверное, тоже.
... А это уже военное училище в Москве. Курсант второго курса Александр Логунов неожиданно получил письмо от бывшей одноклассницы Марины Волошиной. Она пишет, что узнала его адрес от Сергея Ерёменко,-- его друга. Сама сейчас учится на втором курсе Саратовского Медицинского института. Предлагает переписываться. Ведь после того как он уехал в Москву, они больше не встречались. Да, Александр, сам того не понимая почему, первым так и не написал ей, хотя очень того хотел, и в Саратов не приезжал, так как его родители уже жили в Москве. Благодаря этому письму завязалась у них переписка.
После окончания военного училища была служба в войсках, затем учёба в военной академии, Афганистан, ранение, госпиталь, а дальше, как в калейдоскопе: Египет, Алжир, Ливия и так далее.  Вздохнув, полковник вернулся в сегодняшнюю реальность. " Может поговорить с этой девушкой? Да!-- надо!"-- решил он и прошёл к её ряду. В соседнем с ней кресле сидел молодой человек лет тридцатипяти. Поздоровавшись, полковник попросил его поменяться с ним местами, на что тот с усмешкой ответил:
-- Извините, но у меня нет желания куда-то пересаживаться, тем более покидать такую симпатичную соседку.
-- Я вас ОЧЕНЬ прошу поменяться со мной местами! -- спокойно, но с твёрдым нажимом на слово "очень", он посмотрел в глаза своему визави. Наверное, в его взгляде было что-то такое, может неукротимая решительность?-- но мужчина как-то сник, нехотя поднялся с вопросом, стараясь не терять шутливого тона:
-- И куда же прикажете пересесть?
-- Через два ряда назад, пожалуйста.
Девушка с любопытством следила за происходящим. Сев в кресло, полковник внимательно посмотрел соседке в лицо, чем даже смутил её, представился:
-- Александр Васильевич. А Вас как звать, если не секрет?
-- Марина.
На лице его мелькнуло удивление, и, не теряя времени на предисловие, наугад задал вопрос:
-- Это в честь Вашей бабушки?
Теперь настала очередь удивляться Марине:
-- Почему Вы так решили?
-- Ну как же, Вашу бабушку -- Марину Николаевну, в девичестве Волошину -- знаю давненько. -- пошёл он ва-банк.
Глаза её ещё больше округлились от удивления:
-- Откуда Вы её знаете?! И вообще, кто Вы такой?
-- Я? Просто её одноклассник,-- и загадочно добавил,-- может и не просто.
-- Даже так?
-- Именно. Кстати, она по специальности врач-хирург?
-- Она кандидат медицинских наук! -- с гордостью ответила Марина, продолжив,-- А что, Вы давно не виделись? Что-то я Вас, Александр Васильевич, не припоминаю из числа её знакомых.
-- Увы, мы расстались когда ещё даже Вашей мамы на свете не было. А Вы, Марина, наверное, учитесь в медицинском?
-- Да, перешла на второй курс. Но всё же, хоть немножко расскажите о себе. Как же так получилось, что Вы не виделись так долго?
-- Н-да, получилось...-- задумчиво произнёс он, глядя куда-то далеко, наверное, в то прошлое. Помолчав, продолжил:
-- После школы поступил в Москве в военное училище, там началась наша переписка. Мы были влюблены друг в друга. Закончив училище, служил в войсках. Когда Марина окончила мединститут, я в тот год поступил в военную академию, где мне сотрудники военной разведки предложили параллельно с основными занятиями в академии обучаться на разведкурсах. Я согласился. Мне объяснили, что по окончании курсов нас могут забросить в любую горячую точку планеты, где, увы, нередко бывают боевые потери. Тогда я подумал: зачем же ломать жизнь Марины? Четверть века меня потом бросала судьба по свету. И не туристом. На Родине бывал кратковременно. Какая уж тут семейная жизнь?! Родители, пока были живы, и те не знали где я находился в тот или иной момент. Годами не виделись. Вот я и решил ещё в академии, что нам нужно расстаться, и предложил ей это в своём очередном письме. Наверное, она согласилась,-- ведь ответа я от неё не получил. Вот так-то, моя дорогая Маринка! -- закончил полковник и с неожиданной лаской и тоской, полуобняв девушку за плечи, заглянул в такие знакомые милые глаза. Несколько минут оба сидели молча, каждый думал о чём-то своём, слушая мерный шум двигателей самолёта.
Первой прервала молчание Марина:
-- Не мне Вас судить, но кто-то мудрый сказал: " Мужчина в своей жизни должен построить дом, посадить дерево и вырастить сына."
-- Всё правильно, но прежде всего мужчина должен уметь защищать Родину вообще, и свою семью в частности.
-- Может быть, но мне мою любимую бабулю стало жалко! Она рассказывала мне о Вас. Всю свою жизнь любила Вас, Александр Васильевич!-- любит и сейчас. Даже будучи уже замужем, она надеялась на встречу с Вами.
Немного помолчав, спросила:
-- А Вы были в Афганистане?
-- Да, пришлось и там повоевать.
-- Бабушка тоже там была, работала в госпитале.                                                                                                                                                                          При этих словах у полковника мелькнула мысль: " А могли и встретиться!"
-- Она рассказывала мне, что узнала Вас в тяжелораненом, которого несли на носилках к самолёту, улетающему домой. Вы были без сознания, лежали с закрытыми глазами и на её вопросы никак не реагировали...
Полковник встрепенулся:
-- А в каком году это было?
-- Точно не помню. Да это можно узнать у неё самой. А вот про Ваше письмо я вспомнила. Бабушка мне года два назад его показывала и мы вместе его читали. Я, когда прочитала про Ваше предложение о разрыве отношений с ней, сразу заявила, что у него, то есть у Вас, появилась другая девушка, но бабуля покачала головой и сказала, что здесь что-то совсем другое, ведь он человек военный. Мы на её дни рождения всегда достаём альбом с фотографиями и вместе рассматриваем. И Ваша там есть, где Вы в военной форме после окончания военного училища. Я сейчас вспомнила, это точно! Кстати, а Вы помните когда день рождения у Марины Николаевны Волошиной? --закончила она вопросом, хитренько посмотрев на него. Он улыбнулся:
-- Такую дату не забудешь, -- это двенадцатое апреля!.. Да, жаль, что скоро посадка, -- посмотрев на наручные часы, сказал он и с волнением добавил,-- давно я так по душам не разговаривал. А ты, я вижу, очень любишь свою бабушку?
-- Конечно! Она зовёт меня тёзкой. Да я и живу уже несколько лет у неё.
-- А почему не с родителями?
-- Дедушка и папа разбились при автокатастрофе, потом мама вышла замуж за другого, а у меня с ним не сложились отношения, и ушла я к своей любимой бабуле. А Вы к кому-то в гости летите?
-- Да, к своему однополчанину. У нас завтра день рождения.
-- У обоих в один день?
-- У нас у каждого свой день рождения, а завтра будем отмечать второй, -- наш общий. А случилось это в том же Афгане, когда мы с Лёшей Мостовым, к которому я и лечу, остались прикрывать от душманов отправку в вертолёте убитых и раненых из нашей разведгруппы. Задачу мы выполнили: час продержались. Но боеприпасы на исходе, Лёша лежит рядом тяжелораненый в луже крови, уже без сознания. Я тоже сильно продырявленный. Дал очередь из пулемёта, -- патроны кончились. Осталась последняя граната. Я выдернул чеку и, зажав гранату в руке, приложив к своей груди, подполз к Лёше и обнял его, чтобы нам хватило её одной на двоих. Истошный визг: " Аллах Акбар! " приближался...
И тут я услышал шум наших штурмовых вертолётов МИ-24, вскоре и взрывы от ракет, выпущенных по наступающим душманам, а затем громкое " Ура!" наших спецназовцев... Вот с тех пор мы с ним по возможности вместе отмечаем этот день как наш общий день рождения -- двадцать седьмого августа. То у меня в Москве, то у него в Балаково.
Марина с ужасом в глазах выслушала рассказ полковника.
В динамиках салона прозвучала просьба приготовиться к посадке в аэропорту Саратова.
-- А к нам Вы приедете? -- с надеждой и грустью глядя на Александра Васильевича, спросила Марина.
-- Давай номер телефона. Через недельку позвоню! Мы с Лёхой, как всегда, порыбачим на Волге и я свободен...
На площади у аэропорта они попрощались. Полковник обнял Марину и поцеловал в щёчку.
-- Можно, конечно, позвонить сейчас бабуле по мобильнику и рассказать о нашей встрече. Но я хочу лично привезти ей эту новость и увидеть -- как она удивится и очень обрадуется! -- с энтузиазмом выпалила она и побежала на автобусную стоянку. По пути оглянулась, помахав рукой, крикнула ему:
-- Мы Вас ждём!
Улыбнувшись ей, кивнув в ответ, он, помолодевший, бодрой походкой пошёл к тому месту, где в каждый приезд его ожидал в своём автомобиле Алексей Мостовой, -- земляк, однополчанин, побратим.
... Подъехав к дому своей бабушки, Марина, как на крыльях, вспорхнула по лестнице на третий этаж, мигом достала ключ от двери, и, открыв её, вихрем ворвалась в квартиру с радостным возгласом:
-- Бабуля! --это я, твоя тёзка!-- скидывая босоножки, бросив дорожную сумку в прихожке, продолжала, -- Я приехала к тебе с обалденным сюрпризом!
Тишина. Марина заглянула на кухню, в зал с вопросом:
-- Бабуля, ты что, спишь?
Зайдя в спальню бабушки, увидела её сидящей в своём любимом кресле, подбежала к ней.  Подумала:  Бабушка спит." Лицо её выражало задумчивость, в руке было письмо. Марина осторожно взяла его и увидела: это было оно,-- то последнее письмо её Саши Логунова. На диване раскрытый альбом с фотографиями её молодости. Марина Николаевна сидела без движения. И тут внучка начала понимать, что с бабушкой что-то случилось. Дотронувшись до её руки, ощутила холод, пронзивший сердце девушки.  Безвозвратность случившегося, ужас безысходности подкосили её, -- рухнув на колени, уткнувшись лицом в такие родные, но уже остывшие ладони, она громко разрыдалась, бессвязно выкрикивая: " Бабуля!.. Любимая!.. Милая бабулечка!.. Как же так?! Как же так?! Как же так?!"
И гулкое эхо испуганно металось по будто в одночасье опустевшей квартире:" Как же так?.. Как же так?.."




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 36
Опубликовано: 16.10.2018 в 14:06
© Copyright: Иван Петрич
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1