Побег


Побег
                                                                         (Альтернативный эпизод к роману Василия Маханенко "Шаман")

                                                                        Интересно, мелькнула у меня мысль, рудник окружён горами или углублён в землю? Надо будет  спросить у кого-нибудь, вдруг появится идея пробить себе дырку отсюда. Хотя другая мысль была не менее интересная – этот рудник вообще имеет связи с внешним миром или размещён где-нибудь отдельно в памяти сервера? Дырку пробью - и окажусь в нигде…
                                       Василий Маханенко. Путь Шамана. Начало Пути. Глава вторая «Рудник Прика. Начало»

Междуглавие 3-4. Побег

          И всё же мысль пробить отсюда дырку меня не оставляла. Что я, в самом деле, теряю? Вывалюсь в межигровое пространство? Ну, и чем это хуже моего нынешнего положения? По крайней мере, киркой долбить ничего не надо.
Словом, уже на третьи сутки решил за это взяться. Но и предыдущие двое даром не тратил: отбивая руду, всё время переходил с места на место и прислушивался к звуку кирки.
          В результате одно место показалось мне перспективным с точки зрения того, что задумал: воронкообразная впадина явно указывала на то, что слой здесь достаточно выработан. Насколько – неизвестно; ясно только одно: всё нужно сделать в течение дня. «Каждый день жилы обновляются», - сказал гном, и это значит, не успел сегодня – завтра начнёшь с нуля. Остаток дня провёл в ударном труде, особо контролируя накопление уровня жизни и бодрости.
          На следующее утро вряд ли кто из моих коллег бежал на место работы с такой же скоростью и желанием, как я. К этому времени я уже понял главное: не надо лупить киркой что есть силы, гораздо эффективнее точность удара. Работа шла очень продуктивно, и, будь я обеспокоен только масштабами выработки, имел бы полное право быть довольным. Однако, задача моя сводилась совсем к другому, и я внимательно прислушивался к звуку кирки.
          Через три часа работать стало очень трудно: я бил всё время в одно и то же место; следствием этого стало, что отбитая руда заваливала углубление, и приходилось терять много времени, выгребая её из ямки и отбрасывая в сторону. Ещё через час я готов был уже сдаться: всё сильнее давала знать себя усталость – но как раз в этот момент почувствовал, что при ударе кирка стала вибрировать. Это могло означать только одно: внизу действительно пустота! Эта мысль добавила мне бодрости в обход всяких игровых законов, и я ещё убыстрил темп. Вскоре стала вибрировать и вся толща руды, на которой я стоял. Теперь следовало быть осторожным. Чтобы не улететь вместе с ней неведомо куда, я решил немного переместиться вверх и колотить оттуда. Но едва лишь развернулся к ямке спиной и толкнулся правой ногой, чтобы шагнуть наверх, как всё подо мной ухнуло вниз, и я вместе с ним.
          Я инстинктивно сжался и закрыл глаза, ожидая удара обо что-то внизу, но ничего не было. Прошло несколько секунд, и я понял, что нахожусь в свободном падении, причём происходит оно очень-очень медленно: наверное, так передвигаются в невесомости космонавты, задав начальный толчок для движения. Но всё же падение происходило, хоть и не ускоряясь: отверстие вверху становилось всё меньше, и свет, проходивший через него, затухал. Кирка, которую я при падении выронил из рук, какое-то время летела рядом, но потом стала заметно отставать. В смысле, осталась там, вверху.
          Ладно, я сделал это! Непонятно, правда, чем всё закончится. Не исключён вариант, что буду лететь, лететь и никуда не прилечу, а так и помру в полёте, когда закончится всё жизнеобеспечение. Впрочем, об этом лучше не думать. А тогда о чём? И есть ли смысл вообще думать? Я в полной мере ощущал свою полную беспомощность и хотел что-то делать, но не знал, что.
          Вокруг уже была полная тьма, ни одного ориентира, по которому можно было бы хоть как-то определяться, и я уже не мог понять, лечу ли вниз, вверх или куда-то в сторону. Жуткое состояние. Наверное, так можно сойти с ума, но тут сработала биологическая защита: это невероятно, но я заснул! Просто провалился куда-то в небытие и сразу перестал думать и расстраиваться.
          Сколько это продолжалось, не знаю даже предположительно. Проснулся я – а точнее, очнулся – оттого, что что-то явно изменилось. Постепенно стала увеличиваться скорость моего падения, я начал слышать какие-то звуки и внизу под собой увидел неясное свечение. Объяснение этому могло быть только одно: я вошёл в другой сектор Виртуальности, вероятнее всего, тоже в какую-то игру. С этого момента скорость моего падения стала угрожающе возрастать, и я понял, что сейчас жахнусь так, что мало не покажется! Сморщившись, я закрыл глаза и весь сжался в ожидании неизбежного.
          Предчувствия меня не обманули! До того бесшумное моё падение вдруг откуда-то озвучилось свистом, который всё нарастал по громкости и высоте тона, пока не перешёл в ультразвук.
          Бабах! Я врезался во что-то довольно мягкое, которое от удара улетело в сторону, и ощутил себя сидящим на чём-то. Тут же взревел двигатель, и меня рвануло вперёд. Я инстинктивно схватился за что-то – и усидел.
          Открыв глаза, увидел, что сижу за рулём мотоцикла и достаточно уверенно пру по какой-то трассе. Отличное шоссе, очень ровное, без выбоин, по бокам скалы из осадочных пород, впереди меня несутся ещё семеро мотоциклистов; впрочем, я их постепенно нагоняю. А ещё одного, надо понимать, я вышиб из седла и занял его место.
          Ну, по крайней мере, знаю, куда попал! SuzukiAlstare, погонял я в неё в детстве. Самая первая стадия, Песчаный Каньон. Чтобы не победить на этой стадии, нужно очень этого захотеть. Трасса нетрудная, соперники здесь пока ещё не наглеют и не стараются выбить тебя с мотоцикла. Так что в плане победы проблем нет. Вот только неясно, а надо ли побеждать? Да и вообще ничего пока неясно, кроме одного: гнать по ровной трассе на мотоцикле несколько приятнее, чем молотить киркой, ежечасно проверяя, как там у тебя с бодростью, усталостью да и с жизнью в целом.
          Нет, в самом деле, а чем плохо? Замечательная погода, живописный пейзаж, увлекательная гонка, все факторы жизнеобеспечения на максимуме: перейдя в другую игру, я и живу по новым законам.
          Последовательно обходя своих соперников, размышляю, а что дальше? Ну, приду первым в этой стадии, второй, десятой – и что? Потом опять по кругу? Так и буду гонять всю свою оставшуюся жизнь? Что-то не хочется. Значит, нужно валить и отсюда. Теперь-то ведь это можно сделать гораздо комфортнее: у меня есть мотоцикл! А что, вот прямо сейчас сойду с трассы куда-нибудь вбок и буду гнать, пока не выскочу с этой игры. А там – видно будет. Может, до какой-то следующей доеду. Вдруг она окажется весьма годной для проживания? Какая-нибудь ферма или современный город… Словом, пора, что-то задержался я здесь.
          Как раз в этот момент вижу узкую тропинку между скалами каньона, резко торможу, выворачиваю руль… То есть, я хотел затормозить и вывернуть руль, но у меня ничего не получилось: мотоцикл упрямо пёр вперёд, не обращая внимания на мои попытки им управлять.
          Понятно. Я ведь сейчас не игрок, а участник игры SuzukiAlstare; а настоящий игрок сидит где-то у себя в квартире и что есть сил гонит меня к финишу, стараясь обогнать остальных. Получилось вот что: сверзившись с рудника, я занял место именно того мотоциклиста, которого выбрал игрок, вот он с клавиатуры и решает, как и куда мне ехать. Он и только он здесь главный, а я – всего лишь фигурка в седле, чтобы мотоцикл не выглядел так одиноко и неправдоподобно.
          Ладно, у меня есть мысль, как всё исправить. Нужно поменяться местами с другим гонщиком, и тогда я приобрету самостоятельность в действиях. Причём, нужно выбрать самого плохого, который будет тащиться в хвосте, тогда можно будет незаметно исчезнуть. Расклад гонщиков помню хорошо: самые сильные – Чили, Фуживара, Пировано. Самые слабые – Алмур и Тринц. Вот Тринц мне подходит больше всего: за редким исключением, он всегда последний. Так что мне нужно выяснить только, кто из них есть кто. А это можно сделать, только узнав результаты гонки. Следовательно, сейчас моя цель и цель моего кукловода совпадают.
          И я пригибаюсь к рулю и всеми движениями стараюсь достичь лучшей аэродинамики, чтобы максимально помочь тому, кто мной играет.
          Получается без проблем: стадия действительно очень лёгкая.
          Вот и первое сообщение: «Вы лучший в этой гонке!» и результаты заезда со временем каждого гонщика – плевать. А вот второе очень важно: распределение мест и набранные баллы. Первый – Игрок I, то есть, я (чёрт, он мне даже имени не дал!); дальше традиционно и предсказуемо: Чили, Фуживара и последний – Тринц. Ага, значит, вот этот. Слегка подгазовывая, я подбираюсь поближе к нему. Сейчас у меня будет две минуты на то, чтобы стать Тринцем, пока игрок щёлкает по клавиатуре, переходя в следующую стадию - Тропики.
          Тут и в самом деле всё замерло, и даже заглохли мотоциклы. Я бросаю свой, выдёргиваю Тринца из седла, хватаю его мотоцикл и вручную гоню в сторону.
          Никто из гонщиков не выказывает никакой реакции, а Тринц покорно садится на мой мотоцикл. Приятно иметь дело с виртуальщиками! Настоящие мне бы точно морду набили.
          Внезапно оживают двигатели мотоциклов и включается обратный отсчёт: 3, 2, 1 – START! Все рвут с места, я тоже, но, в отличие от других, проезжаю только первые ворота, чтобы зафиксироваться в списке, и тут же разворачиваюсь. По опыту знаю, что камера игрока ушла вперёд, и я сейчас вне зоны видимости.
          Единственное перспективное направление – в обход скалы у начала трассы, и я гоню свой мотоцикл туда. Тут и действительно оказывается узкая тропинка, по которой я, конечно, в качестве игрока ни разу не ездил. Но уверенности мне придаёт тот факт, что буквально сразу за скалой должен быть конец зоны игры. Так и есть: впереди земля как-то топорно сходится с небом без всяких намёков хоть на какую-то реалистичность. Ну, и в самом деле, зачем нужно прорабатывать задний план, который игрок никогда не видит? Я разгоняю свой мотоцикл до предела и врезаюсь в границу неба и земли.
          Получилось. Буквально мгновенное затемнение, и я снова на дороге. Но совсем другой дороге, грунтовой и в жутких выбоинах – такой точно нет ни на одной стадии гонок, я это знаю наверняка. И двигатель мотоцикла перестал работать, качусь только по инерции. Выходит, я прямо без перехода выскочил в какую-то другую игру? Неплохо!
          Порадоваться не успеваю: сзади на меня наскакивает что-то большое и грузное и выбивает меня вместе с мотоциклом в придорожную канаву. Я вылетаю из седла и в полёте обгоняю мотоцикл, однако никаких радужных надежд по этому поводу не испытываю: сейчас, конечно, он меня догонит и хряснет, как следует.
          Но ничего не происходит. Мотоцикл попросту исчезает, что, в общем-то, и не должно бы меня удивлять: это ведь другая игра, и ему здесь нет места.
          Кряхтя и постанывая, выбираюсь из канавы и смотрю на дорогу, пытаясь понять, что же меня сбило.
Оказывается, лошадь со всадником. Лошадь – ничего, уже поднялась на ноги и даже пощипывает травку на обочине, а вот всаднику пришлось хуже: лежит и не шевелится; по-видимому, потерял сознание.
          Внимательно осматриваю его и качаю головой: ну вот для полного счастья мне ещё только такой игры не хватало! Мужчина в плаще и кафтане примерно XVIIIвека, на голове шляпа с перьями, на лице маска в виде чёрной косынки, бриджи, сапоги со шпорами, за широким поясом кинжал и пистолет: не Магнум, не Кольт, естественно, а такой, который заряжается со ствола и стреляет только один раз, а потом – снова заряжай.
          И самое главное, никакого намёка на то, кем этот мужчина может быть. Возможный спектр очень широк: от гвардейца кардинала до разбойника либо пирата. Ну, или какого-нибудь королевского гонца по особым поручениям: граница здесь очень тонкая. Пожалуй, последнее: к такому выводу прихожу после того, как замечаю, что из-под кафтана в районе груди торчит что-то белое. Расстёгиваю пуговицу и вижу, что это запечатанное сургучом письмо. Так что примерно ясно: не факт, что королевский, но всё-таки гонец.
          Мельком отмечаю, что поменялось время суток: сейчас явный вечер, и скоро начнёт темнеть.
          Мужчина по-прежнему не подаёт никаких признаков жизни, и я понимаю, что он не мёртв, не без сознания, а просто выключился из игры. Вроде, как намекает: я, мол, своё сделал, дальше твоя очередь.
          Поразмыслив лишь секунду, решаю принять его любезное приглашение. Неплохой ведь вариант: сразу войду в какие-то события и буду в них своим, благодаря вот этой маске для лица. Она явно указывает на то, что её хозяин должен быть для всех инкогнито, никого это не удивит, а для меня она – прямо подарок судьбы.
          Словом, решение принято. Переодеваюсь в его одежду (ухмыляюсь, представив, как это выглядит со стороны: разбойник грабит свою жертву!), не забываю взять оружие и письмо. Задача – естественно войти в роль гонца, доставить письмо по назначению, а там – по ситуации. Несколько расстраивает, что не знаю и не узнаю, что написано в письме – нельзя ведь ломать печать! Остаётся надеяться, что не «Предъявителю сего немедленно отрубить голову», а что-нибудь, личности гонца абсолютно не касающееся. Куда и кому доставить письмо – не беспокоит ничуть: это ведь не жизнь с её миллионами разных вариантов, а игра, в которой запрограммирован один-единственный правильный ход, значит, лошадь привезёт меня, куда надо.
          Ну да, ещё лошадь… Уже одетый и экипированный, с чёрной маской на лице, в задумчивости смотрю на неё. Нет, я, конечно, знаю, в какую сторону лицом на неё садиться, но этим мои знания и исчерпываются. А впрочем, что остаётся делать? Надо пробовать.
          Где-то через полчаса мне удаётся кое-как на неё взгромоздиться, держусь за поводья и гриву, и мы пускаемся в путь с весьма разумной скоростью: километра два в сутки. После езды на гоночном мотоцикле разница огромная, но это меня как бы даже и не расстраивает.
          Через некоторое время ощущаю, что просто безумно хочу пить и есть, и это меня настораживает: выходит, в этой игре, в отличие от мотогонок, заложен иной принцип восполнения жизненной энергии. Лично я бы не против потерпеть, но лошадь моя, к сожалению, думает иначе. В это время вдали возникает небольшой город, въезд в который традиционно открывает постоялый двор; из него ветерком доносит к нам изумительные запахи, и лошадь несколько увеличивает ход. Надо бы её притормозить, но я боюсь пошевелиться, чтобы не вылететь из седла, и только ещё судорожнее вцепляюсь в гриву и поводья. Отсутствие с моей стороны критики по поводу убыстрения хода лошадь истолковывает как безусловное одобрение, и через мгновение мы уже мчимся во весь опор, из каждых трёх километров два просто перепрыгивая, и на бешеной скорости влетаем в ворота постоялого двора. По счастью, нас здесь ожидали: к нам бросается толпа мужчин в живописной одежде, один из них ухватывает под уздцы мою лошадь и очень ловко её останавливает. Я тут же вываливаюсь из седла, но как-то ухитряюсь приземлиться на ноги.
                    - Генри, - неодобрительно говорит мне мужчина, - вы когда-нибудь вылетите из седла и убьётесь! Впрочем, милорд ожидает вас с утра и, думаю, будет рад вашему скорому прибытию. Письмо при вас?
          Я не говорю ни слова, только киваю, и он требовательно протягивает руку. Подаю ему письмо.
                    - Превосходно, - говорит он, внимательно оглядев сургучную печать и убедившись, что письмо не вскрыто. – Сейчас же передам его милорду, а вы пока пойдите в трактир и перекусите: думаю, скоро вам в обратный путь. Вот возьмите пока это, остальное получите у милорда.
          И он подаёт мне кошелёк.
          Беру его, склоняюсь в полупоклоне и иду в трактир, краем глаза заметив, что лошадь мою один из людей повёл к кормушке с сеном.
          В трактире полно народу и стоит невообразимый шум, но меня, по-видимому, здесь хорошо знают: тут же подходит слуга и с поклоном сопровождает к свободному столу. Даже не спросив, чего я хочу, буквально тут же приносит еду – просто огромный кусок мяса и вино. С жадностью набрасываюсь на то и другое.
          Насытившись, собираюсь обдумать, что делать дальше, но в этот момент к моему столу подходят пятеро мужчин и без спросу присаживаются рядом, перетащив с собой блюда и бутылки. На меня они не обращают никакого внимания и продолжают свой разговор, начатый, очевидно, до этого. Я решаю встать и уйти, но замечаю, что они уселись таким образом, что перекрыли мне все выходы из-за стола. Это явно неспроста, и я сижу, потягивая вино, в ожидании, что будет дальше.
                    - Так что же было дальше, Том? – спрашивает один из них, мужчина лет сорока в крестьянской одежде и огромным родимым пятном через всю левую сторону лица.
                    - Ну вот, взял он у них подряд на ремонт водопровода, - вроде бы как продолжает Том, весьма пожилой человек с седой бородой, - пообещал, что всё приведёт в порядок, очистит в лучшем виде, и будет у них не водичка, а божья слеза. Уж не знаю, по неумению ли или по злому умыслу, да только заразил он весь городской водопровод какой-то гадостью да так, что в городе началась эпидемия: куча народу померло, все больницы забиты отравившимися… Ну, дали ему за это восемь лет каторги на руднике – считаю, ещё легко отделался. Так вы не поверите, уже на третьи сутки негодяй бежал с рудника! Мы, когда об этом узнали, хохотали до слёз: мерзавцу и невдомёк, что существуют специальные бригады по отлову таких вот ловкачей, и все пути с рудника давно просчитаны и находятся под контролем. В общем, не было у него никаких шансов да и быть не могло.
          Седобородый умолк, и вся компания выставилась на меня с откровенной ухмылкой: ну что, мол, всё понял или ещё что-то объяснить?
          Что и говорить, глупо всё это было. Нетрудно представить, что меры наказания за мой побег будут впечатляющими.
          Но тут ситуация поворачивается таким образом, что у меня вновь возникает надежда, что ещё не всё кончено: к столу подошёл человек, которому я отдал письмо для милорда.
                    - Генри, - сказал он, - немедленно отправляйтесь обратно. Идёмте со мной, я вам кое-что передам.
          Надо было видеть лица охотников за головами! На них была написана полнейшая растерянность и абсолютное непонимание, что теперь делать: Игра есть Игра, и они не вправе вмешиваться в её ход!
          Внутренне усмехаясь, я поднялся из-за стола, и они без звука позволили мне выйти. Человек милорда поманил меня рукой, и я вслед за ним вышел из трактира, спиной ощущая, что охотнички, хоть и на приличном расстоянии, но следуют за мной. Ясно, будут выжидать подходящий момент.
          Я получаю от моего спасителя новый конверт, сую его за пазуху и пропускаю мимо ушей все его объяснения, что мне предстоит сделать дальше: мои мысли заняты совсем не тем. Сейчас главное – снова оторваться от преследователей. Я и так обеспечил себе наказание на полную катушку, так что хуже мне уже не будет, даже если и новая моя попытка провалится.
          Иду в направлении своей лошади, но садиться на неё не собираюсь! Вот уж нет, насладился я верховой ездой на полную катушку, не стоит с этим перегибать.
          Но подхожу всё-таки к лошади, дружески похлопываю её по холке и всем своим видом показываю, что сейчас я на неё снова взбодрюсь и куда-то поскачу.
          Это вызывает панику среди моих преследователей, они дружно бросаются к конюшне и скрываются внутри. Этого я и хотел. В этом месте забор постоялого двора вовсе не высок, я мигом перемахиваю через него и пускаюсь наутёк, всё равно, куда, лишь бы быстрее и не оборачиваясь.
          К этому времени уже заметно стемнело, и я надеюсь, что моя чёрная одежда поможет мне остаться незамеченным.
          Минут через пятнадцать бега останавливаюсь и начинаю осматриваться, куда же это я забежал.
          Вокруг довольно ветхие лачуги, но вот справа впереди небольшой замок, там горят огни, много народа и играет музыка. Похоже, что мне туда.
          Едва войдя в ворота, думаю, что это я удачно зашёл: веселье начинается сразу за воротами, люди смеются и танцуют, меж них снуют слуги с подносами, на которых вино и десерты. Мало того, все гости в разнообразных масках, по-видимому, здесь сегодня карнавал, так что и моя чёрная косынка на лице как нельзя кстати.
          Останавливаю одного слугу, беру с подноса бокал и, наконец-то, начинаю наслаждаться жизнью! Даже отваживаюсь на весёлый танец с весьма немолодой женщиной, которая после этого явно насчёт меня что-то планирует и пребывает в состоянии ожидания следующего танца со мной.
          Я беру ещё один бокал, пригубляю, и в это время за моей спиной раздаётся тихий женский голос:
                    - Генри, я знала, что вы придёте! Как это смело с вашей стороны!
          Похоже, мой персонаж здесь весьма известен и популярен. Оборачиваюсь и вижу перед собой молодую женщину в чёрной полумаске, оставшуюся открытой часть лица она закрывает чёрными очками на длинной палочке. Но, несмотря на все эти ухищрения, понятно, что женщина очень красива. Мысленно извиняюсь перед моей первой партнёршей по танцу и решаю заняться новой своей пассией. Собираюсь обрушить на неё полный боезапас своих комплиментов, но она не даёт мне этого сделать и прикрывает мой рот своей ручкой в ажурной перчатке.
                    - Тише, Генри, не нужно ничего говорить. Где-то здесь поблизости мой муж. Видите вон тот подъезд? – она показывает мне лёгким движением головы, - там справа есть небольшая комнатка, жду вас там.
          Она грациозно врезывается в толпу и пропадает из глаз.
          Я довольно помигиваю внутрь себя: приключение начинается! Правда, сначала мне приходится ещё раз станцевать с прежней немолодой незнакомкой, которая ловко ухватила меня, едва лишь началась музыка нового танца.
После танца глазами показываю, насколько я ею пленён, чем сверх меры распаляю её и без того воспалённое воображение.
                    - Жди меня, - многообещающим тоном бросаю ей и ввинчиваюсь в толпу.
          Убедившись, что она потеряла меня из виду, плавными движениями, похожими сразу и на танец, и на изящную походку бегемота в период спаривания, начинаю приближаться к вожделенному подъезду.
          Комнатку нахожу сразу же, тихонько открываю дверь и вхожу внутрь. Здесь волнующий полумрак, но у окна отчётливо видно женскую фигуру.
                    - Ну, наконец-то, Генри! – бросается она ко мне.
          Сжимаю её в объятиях, но она с лёгким смешком высвобождается.
                    - Генри, как же вы нетерпеливы! Выпейте сначала вина!
          И она протягивает приготовленный для меня бо-о-льшой бокал. Вина я сегодня выпил уже достаточно, но спорить, понятное дело не собираюсь. Воспринимаю этот бокал как досадную помеху моему любовному приключению, поэтому осушаю его одним махом и снова готовлюсь её обнять. Она вновь отстраняется.
                    - Подождите, я сейчас сделаю небольшой свет, так будет гораздо лучше и интереснее!
          Она подходит к столу и зажигает на нём друг за другом пять свечей.
                    - Ну вот, теперь всё готово!
          И подходит ко мне. Но лицо её по-прежнему закрыто.
                    - Эта маска… - бормочу я, - Сними же её скорей!
          И тут я ощущаю, что буквально поплыл: меня ужасно мутит, перед глазами всё двоится и троится, голос незнакомки начинает звучать с каким-то эхом. Неужели я выпил много вина? Вряд ли я стал бы себя от этого так чувствовать. И тут меня осеняет: она мне что-то подмешала в вино! Но зачем?
          Незнакомка тоже видит моё состояние.
                    - И правда всё готово, - говорит она и, повысив голос, произносит в направлении двери: - Входите!
          Дверь открывается, и входит та трактирная компания в полном составе.
                    - Теперь можно и маску снять, - говорит женщина и расстёгивает застёжки.
          И хотя её лицо в моих глазах плывёт и расслаивается, узнать её не составляет никакого труда: Марина!
          Она удовлетворённо кивает:
                    - Вижу, ты меня узнал! Ну что же, Маханчик, ты весьма неплохо погулял, развлёкся на славу, пережил много интересного. Пора и на рудник, выработка без тебя совсем упала! Ах, да, - с притворной обеспокоенностью говорит она, - ты же потерял свою кирку! Ну, ничего, я уверена, тебе выдадут новую!
          Она подаёт знак бригаде отлова, те подходят и становятся рядом. Мне уже совсем плохо, я почти ничего не различаю, и только её голос звучит отчётливо, врезаясь мне в мозг.
                    - Ты не переживай, мы тебя сами доставим! И в лучшем виде. Комфорт не гарантирую, но скорость – обещаю!
          И это последнее, что я слышу перед тем, как провалиться в беспамятство.











Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 21
Опубликовано: 16.10.2018 в 08:42
© Copyright: Михаил Акимов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1