Маленькая Земля


1

Индия не была сильной космической державой. Зато в этой стране жили люди, которых космос буквально манил. Поэтому-то Индия и вступила в Союз четырёх, включавший, кроме неё, также Россию, Штаты и Китай. А так как у страны с населением почти в два миллиарда человек не имелось достаточных средств на постройку планетолёта, который по плану должен был отправиться в пояс астероидов – на орбиту в двух астрономических единицах от Солнца, услужливое мировое сообщество скинулось по миллиарду долларов, и обрадованные индийские конструкторы мигом сваяли свой шедевр – космолёт «Критаюга». Правда, с двигательной установкой были трудности, но на помощь пришла Россия со своими технологиями и безвозмездно (то есть – даром) скрутила-свинтила ионный моторчик нужного размера.
За всю историю Индия отправила в космос всего лишь нескольких смельчаков, отчасти поэтому для её нового поколения космонавтов была выбрана самая ближняя к Солнцу орбита дрейфа корабля. Но малое число индийцев, побывавших хотя бы даже на орбите Земли, также можно было объяснить тем, что страна не имела своего космодрома. И из-за этого-то старт был отложен до того времени, когда корабль довезут до ближайшего стартового комплекса.
Но несмотря на все сопутствующие трудности, планетолёт со светлым именем «Критаюга» поднялся ввысь с Байконура (китайцы не разрешили использовать свой космодром) десятого мая 2044 года и отправился бороздить вакуум…

2

Поначалу всё было хорошо. Взлёт, путь сквозь атмосферу, выход в безвоздушное пространство… короче, всё такое. Забрались на орбиту, повисли «под» полосой камней, оставили радиомаяк для облегчения дальнейшего ориентирования, разогнались до положенных ста километров в секунду и стали ждать появления необычного астероида, между тем составляя каталог «обычных». Казалось бы, всё, что заслуживает внимания, на этом кончилось.
Но не тут-то было…

3

Капитан Бхаттараджа Тагор сидел в своей каюте и читал «Упанишады». Он получал больше удовольствия от перелистывания бумажных страниц, чем от прокрутки текста на электронном носителе. Вдобавок создавалось ощущение древности, мифичности, волшебства; и Тагору иногда казалось, что он уже на полпути к нирване.
Капитану было сорок три года – больше, чем командирам остальных экспедиций в пояс астероидов. Среднего роста, с естественным бронзовым загаром, короткими чёрными волосами и карими глазами, он выглядел лет на тридцать, держась при этом так величественно (разумеется, не нарочно), что не признавать его превосходство было просто невозможно.
Как уже говорилось, этот человек, находился в своей комнате на планетолёте «Критаюга», что вообще-то означает «золотой век», и читал древние изречения, написанные длинными стихами без всякого намёка на рифму, светящимися каким-то, что ли, божественным пафосом.
Внезапно кто-то тихо и робко стукнул в дверь не очень большой, но довольно уютно обставленной каюты.
– Кто там? – спросил Тагор, откладывая увесистый том, повисший в воздухе из-за невесомости, и разворачиваясь на привинченном к полу вращающемся кресле лицом ко входу. – Ах да, войдите!
Двери разъехались в стороны, и в каюту впорхнул (иначе и не скажешь!) Джаяварман Ганди, второй пилот «Критаюги».
– Что случилось? – спросил капитан. – Астероид интересный обнаружили?
– Д-да, – кое-как ответил Ганди. – Думаю, Вам тоже будет любопытно на него взглянуть.
– Что ж, пойдёмте.
Космонавты выплыли из отсека и направились в главную рубку.

4

– Ганди, Вы тоже это видите? – спросил Тагор, не веря своим глазам.
– Капитан, я в таблице для проверки зрения двенадцатую строчку без очков читаю. А астероид намного крупнее букв…
Тагор его не слышал. Он, не отрываясь, смотрел на астероид, медленно уносящийся «вниз».
Измерения показали, что наибольший радиус исследуемого объекта составляет ровно одну тысячную долю радиуса Земли, а семьдесят целых и три четверти процента поверхности открытой малой планеты покрыты льдом. Водяным льдом! На «полюсах», вокруг которых происходило вращение астероида, этот лёд, видимо, раскрошенный вращательным моментом (хотя космонавты совсем не понимали, как такое может быть), превратился в снег. Очертания же не занятых льдом, содержащим в среднем тридцать пять граммов соли на килограмм массы, участков поверхности в точности повторяли контуры земных материков и островов! Только все расстояния были уменьшены по сравнению с «оригиналом» в тысячу раз.
Совпадали даже цвета поверхности. Большая часть «Евразии» и обеих «Америк» зелёная, пространства в центре «Азии», на севере «Африки» и почти на всей площади «Австралии» жёлтые, цепи холмов (возвышения в несколько метров высоты назвать горами было никак нельзя) имели коричневый цвет. А лёд – солёный в океанах, пресный в «лужицах» на «материках» – сверкал в лучах Солнца бледно-голубыми искрами.
Если радиус астероида был в тысячу раз меньше, чем у Земли, то площадь поверхности – в миллион, а объём и, следовательно, масса – в миллиард. Но период вращения малой планеты вокруг своей оси был, судя по всему, равен земному, а период вращения вокруг Солнца из-за вдвое большего расстояния от светила и в десять раз меньшей орбитальной скорости, чем у Земли, составлял, по-видимому, двадцать лет. И орбита астероида, получившего имя Микрогея, то есть «маленькая Земля», стояла почти перпендикулярно к плоскости эклиптики.
«Критаюга» села на Микрогею одиннадцатого августа, через два с половиноп часа после обнаружения этой малой планеты. На поверхность удивительного космического тела вышла группа учёных: Рабиндранат Чоттопаддхай, Мохандас Дхараштра и Карамчанд Махатман. Они с удивлением, граничащим с восторгом, созерцали пейзаж «Индии», куда «приземлился» планетолёт.
– Как будто дома! – воскликнул Мохандас, ступая в скафандре по зелёной, прессованной временем глине.
– Только дома плюс сорок, – возразил Карамчанд, – а здесь – минус двести пятьдесят по Цельсию. А ещё на Земле есть воздух, а тут атмосфера отсутствует напрочь. И гравитация в тысячу раз слабее…
– Люди, не ссорьтесь, – сказал Рабиндранат, устанавливая аппаратуру на шероховатой поверхности астероида. – Вам ещё работать вместе со мной. Надо пробурить шахту и взять образцы пород с разных глубин. Пожалуйста, помогайте мне…

4

– Вы не поверите!.. – крикнул Рабиндранат, вбегая в главную рубку, даже не сняв скафандра, лишь откинув стеклянное забрало шлема, обращаясь к капитану корабля.
– Вы так думаете? – усмехнулся Тагор правой половиной рта. – Нашли что-нибудь необычное?
– Строго говоря, необычным на этом странном астероиде является всё, – ответил начальник исследовательской группы, немного успокоившись после кратковременного отдыха в кресле. – Оказывается, внутренняя структура Микрогеи почти точно совпадает с земной!
Тагор присвистнул. В дверях рубки показались Мохандас и Карамчанд, вернее, только их головы.
– «Кора» астероида (толщиной в несколько десятков метров) состоит из кислорода, кремния, магния, алюминия и прочих элементов (я не имею в виду самый верхний слой, в составе которого преобладает органика). «Мантию», доходящую до глубины около трёх километров, образуют те же самые, что и на нашей планете, магматические и метаморфические породы. Далее идёт «внешнее ядро», которое, в отличие (!) от земного, доходит почти до самого центра малой планеты. А «внутреннее ядро» представляет собой шарик примерно десятиметрового радиуса, состоящий из… соединения самария с кобальтом, которое применяется на Земле для создания постоянных магнитов! Насколько мне известно, у нас дома это вещество обычно получается искусственно. Но самое главное: старейшие из сохранившихся земных горных пород имеют возраст не более двух с половиной миллиардов лет; здесь же – четыре с половиной миллиарда! Но если на Земле древнейшие породы уничтожила геоморфическая эволюция, то здесь её как таковой не было, и материалы, оставшиеся со времён образования Солнечной системы, прекрасно сохранились. Образцы, если что, я взял.
– Замечательно, – кивнул Бхаттараджа. – Что-нибудь ещё?
– Мы провели ряд физических опытов, но их результаты совпали с рассчитанными теоретически. Можете считать, что мы побывали на заурядном астероиде с необыкновенным составом пород.
– Всё это, конечно, просто грандиозно, – сказал Тагор. – Но к настоящему моменту «Критаюга» отклонилась от своего курса примерно на пятьдесят тысяч километров. Не пора ли нам?..
– Я старался проводить исследования как можно быстрее, – немного обиженно сказал Рабиндранат и как бы невзначай отвернулся.
– Не нужно портить самому себе настроение неправильными взглядами на всякие пустяки, – произнёс капитан и дал по громкой связи команду общего сбора в главной рубке.
Через несколько минут планетолёт стартовал…

6

Месяц спустя…
Рабиндранат медитировал в своей каюте, когда услышал сквозь шум биополей мозга стук в дверь. Взглянул на часы, – время, отведённое на размышления, ещё не кончилось. Тихо ругаясь на санскрите, Рабиндранат подлетел ко входу и разблокировал двери.
В каюту ввалился Ганди. Чоттопадхай отметил странный огонь, полыхавший в глубине глаз второго пилота, но промолчал.
– Это сенсация! Такого астероида земляне ещё не видели! Идёмте же! – задыхаясь от волнения, выкрикнул Джаяварман и выпорхнул в коридор.
Рабиндранат, сгорая от любопытства, бросился за ним.
Да, такого учёный действительно ещё не видел. Астероид, к которому приближался корабль, состоял целиком из драгоценных камней! Компьютер уловил на его поверхности спектры алмаза, рубина, сапфира, изумруда, аметиста, нефрита, золота, серебра, платины… всего не перечислить!
Все смотрели на малую планетку не более километра в диаметре с вожделением, и только Рабиндранат с капитаном равнодушно поглядывали на сие чудо вселенной, изредка встречаясь глазами.
Пять… четыре… три километра… Рабиндранат мог поклясться, что у его ассистентов из ртов потекла прозрачная водянистая жидкость, обычно выделяющаяся при пережёвывании еды. Два… один километр… Вдруг астероид исчез из поля зрения.
– Не следует пренебрегать интересами науки в корыстных целях, – изрёк капитан.
Все, включая и Рабиндраната, повернулись к нему.
– Нам не было необходимо садиться на этот астероид, – сказал Тагор. – Фотографии и результаты поверхностного анализа мы получили, малая планета обрела своё неофициальное название и номер и заняла подобающее ей место в нашем каталоге. Большего от нас не требовалось.
Все, кроме главного космогеолога на планетолёте, взиравшие на капитана либо с неприкрытой ненавистью, либо чуть не плача от досады, выстроились в колонну по одному и строевым шагом вышли из главной рубки.
– По-моему, они не отличаются от всех остальных людей… – сказал Рабиндранат, глядя им вслед.
– …проникнутых духом меркантилизма и утилитаризма, – глубокомысленно закончил его фразу Тагор.

7

Гражданская война на отдельно взятом космическом корабле так и не вспыхнула. Все благополучно дотерпели до возвращения «Критаюги» на Землю, которое состоялось семнадцатого декабря 2044 года, но потом вместе уже никто из них, исключая Рабиндраната и Бхаттараджу, не работал.
Глобальная программа космических изысканий была выполнена. Наука получила требуемый вклад, а космонавты – солидный гонорар и привилегированное положение в обществе.
И кто сказал, что космические полёты – это неинтересное занятие?

29 июля 2017,
Красноярск.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 13.10.2018 в 12:18
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1