Серебро и тараканы


1

Космический корабль прорывался сквозь тьму, в которой таинственно мерцало множество светлых точек.
Максим Козлов стоял у пульта управления и глядел в главный иллюминатор. Он знал, что где-то есть Марс, на который он летал более пятнадцати лет назад, что где-то светится Юпитер, на который полетят его потомки. Цель полёта «Иона-2а», самого большого космического корабля планеты Земля, лежала между орбитами Марса и Юпитера.
Правительства России, Соединённых Штатов, Китая и Индии подписали недавно соглашение о совместном исследовании Пояса астероидов. Согласно плану, в 2041 – 2044 годах туда должны быть высланы четыре экспедиции: сначала русская, потом американская, затем китайская и, наконец, индийская – соответственно в сорок первом, сорок втором, сорок третьем и сорок четвёртом. Каждый корабль отдалится от Солнца на условленное расстояние (для российской экспедиции – четыреста пятьдесят миллионов километров), сделает один оборот на этой орбите и вернётся на Землю. И даже если не будет сделано значительных открытий, несомненно, данная программа исследований сделает большой вклад в развитие науки и техники.
Максим усмехнулся. Уж он-то свой вклад сделает…
Мысли капитана корабля вдруг обратились к Земле, к дому, где он оставил всё, кроме себя самого. Там его сейчас ждёт Лена, уже, наверное, отказавшаяся от попыток связаться с ним – хоть самостоятельно, хоть через Центр управления полётами, – ждёт его также маленький Вадик, которому вскоре должно исполниться семь лет. Вряд ли Максиму будет суждено присутствовать первого сентября при том, как Вадик впервые переступит порог школы… Но космонавт постарается вернуться побыстрее. Обязательно постарается.
Максим протянул руку и передвинул чуть дальше рычаг акселератора. Мощные двигатели на ионной тяге взревели, выбрасывая в пустое пространство электроны и ядра гелия и толкая махину в несколько тысяч тонн весом вперёд, к неисследованному, а потому загадочному поясу астероидов.
Макс снова уставился в бесконечную даль космоса, на сей раз думая о своих товарищах. Их, на первый взгляд, немного, но, если вдуматься, – отнюдь не мало.
Андрей Клубникин. Ровесник Макса – тридцать семь лет; заместитель командира, второй пилот и штурман. Макс подружился с ним ещё в первом классе, и с тех пор они не расставались. Слетали вместе на три планеты, плюс ещё на Луну – дважды… Короче, друг детства.
Иван Черникин. Тридцать шесть лет, из них девятнадцать отданы космосу; спутник Максима и Андрея в давней Первой лунно-марсианской экспедиции. В этом полёте – начальник исследовательской группы; если попроще, – главный учёный. Тоже друг, но с вузовских времён: вместе учились в Академии космонавтов. Хорошее было время…
Александр Пеньков и Аркадий Сергеев. Обоим по тридцать два года; участвовали в Первой венерианской. Если тогда они работали по специальностям (радист и медик), то теперь входят в состав исследовательской группы и подчиняются непосредственно Черникину. Оба – неплохие парни, с которыми всегда можно найти общий язык.
Василий Бананов. Тридцать шесть лет; бортинженер «Иона-2а». Тоже товарищ по Академии и участник полёта на Марс. Со временем стал немного скептически, а иногда с иронией относиться к словам и поступкам окружающих, но кому из космонавтов это когда-либо мешало выполнять свою работу?
Феликс Сорокин и Тимур Малинин. Каждому по двадцать семь земных лет; оба собранные, дисциплинированные и почти совсем не любопытные. Входили в Первую меркурианскую экспедицию, а сейчас работают на корабле по специальностям – связистом и врачом соответственно.
Вот такой у «Иона» экипаж. Разносторонний, обученный…
Максим вздохнул, посмотрел на хронометр – условная полночь – и пошёл спать. На вахту заступил Андрей, последние минуты томившийся под дверью главной рубки.

2

«Ион-2а» взлетел с Земли утром двенадцатого апреля 2041 года. Теперь было уже четырнадцатое – восемь часов утра.
Корабль двое суток пролетел на тяге в один «же». Надо было развернуться, чтобы начать торможение на прежнем ускорении, просто перенаправив его в противоположную сторону. Андрей сделал это несколькими лёгкими поворотами штурвала и передал управление Максу, а сам пошёл отсыпаться после ночной вахты.
Планетолёт был трёхэтажным, и главный пульт находился на самом верху в передней части аппарата. Ванная, куда направился Андрей, располагалась во втором ярусе, практически перед двигателем.
Клубникин скатился по перилам лестницы и стремительно пронёсся по коридору, скользя своими резинопластиковыми ботинками по стальному полу. Вот и ванная – отсек номер два дробь пять…
Андрей зашёл в тесную комнатку и сразу понял, что там что-то не так. По стене снизу вверх полз большой жирный таракан.
– Непорядок… – произнёс второй пилот и молниеносным ударом размазал насекомое по металлу. Постоял три минуты под душем, потом соскрёб со стены останки таракана и через двигатель вышвырнул их в космос.
Андрей не стал смывать расплющенное членистоногое водой и спускать труп таракана в канал водоснабжения, потому что нарушилась бы вся система. Вода, использованная для помывки, очищается фтором, хлором и гамма-лучами, после чего снова может быть использована. Таракан бы проплыл по всем трубам, а затем вышел бы из душевой лейки. А кому приятно мыться водой, в которой поплавало мёртвое насекомое?
Андрей, избавившись от таракана, вернулся в ванную, помыл руки и отправился, наконец, в свою каюту – спать.

3

Проснувшись незадолго до ужина, Андрей рассказал всем о таракане. Реакция на это известие была неоднозначной. Максим нахмурился, Иван изобразил недоумение, Саша и Аркадий переглянулись, Василий состроил иронически-недоверчивую мину, Феликс удивился, а Тимур вообще не обратил на новость никакого внимания.
– Это серьёзно, – сказал Макс. – За время нашего путешествия тараканов может стать несколько тысяч… Но, скорее всего, нам не станет от них житья ещё раньше.
– А как долго мы будем лететь? – спросил Феликс.
– Это будет зависеть от скорости нашего обращения по орбите между Марсом и Юпитером, – ответил Андрей. – При ста пятидесяти километрах в секунду нам понадобится примерно семь месяцев на облёт пояса астероидов – и это только в том случае, если ничего интересного не встретится. А если же попадутся астероиды, на которые необходимо сесть…
– Понятно. Но надо же что-то делать! – воскликнул Тимур.
– Да, мы не можем ждать завоевания нашего корабля представителями отряда Блаттоптера, – сказал Иван. – Мы не можем допустить ситуацию, аналогичную описанной в рассказе Стругацких «Чрезвычайное происшествие», когда корабль заполонили мухи…
– А что было дальше в том рассказе? Надеюсь, люди победили мух? – поинтересовался Феликс.
– Да – продули космолёт под давлением инертным газом.
– А что мешает нам поступить точно так же?
– Может быть, таракан вообще был один, – предположил Василий, – и тогда эта затея теряет смысл…
– Смотрите! – вскричал Аркадий и показал на потолок.
Там ползли сразу два таракана, правда, поменьше замеченного Андреем.
– И вон там! И ещё!..
Десятки тараканов ползли по стенам, полу и потолку.
– По-видимому, корабль можно продувать прямо сейчас, – сказал Макс.
– Чем? – осведомился Андрей. – У нас есть шесть тысяч двести пятьдесят кубометров регенерируемой дыхательной смеси и гелий для двигателя в баллонах… Постойте-ка… гелия у нас много! Он закачан в баллоны под давлением в двадцать пять атмосфер, и если перевести его количество в кубометры для нормального давления, то у нас получится… шестьсот тысяч кубометров! Четыреста тысяч нам нужно будет истратить на разгоны и торможение, а ещё двести нам дал на маневрирование около интересных астероидов… но вряд ли таких окажется много. Вот только баллоны большие и весят много…
– Справимся, – сказал Макс. – Но надо сначала перекачать весь наш воздух в пустые баллоны из-под гелия…
– И обязательно через фильтр! – вставил Тимур. – Чтобы тараканы не…
– Правильно. Пойдёмте… Надо надеть скафандры.

4

– Так… Сейчас в корабле вакуум; вся еда запакована в герметичные коробки, а те крепко привязаны к полу, стенам и потолку, – говорил Макс, положив руку на вентиль гигантского баллона с гелием, стоящего на маленькой тележке. – Теперь надо открыть внешнюю дверь. Тимур, давай! Тараканы уже умерли от удушья, и надо только выбросить их за борт! Три… две… одна… Газовая атака! – и с этими словами первый пилот полностью отвернул вентиль, выпуская благородный газ и доставая тем самым трупы насекомых из самых укромных мест.
Одного баллона хватило, чтобы выгнать тараканов с третьего этажа на второй. Другая ёмкость понадобилась, чтобы насекомых с двух верхних ярусов переместить на нижний. И третий баллон был израсходован на окончательное освобождение планетолёта от тараканов и их яиц.
– Ура!!! – прозвучало в эфире, когда последнее побеждённое членистоногое вылетело в пространство без гравитации и воздуха.
– Осталось только закрыть дверь… спасибо, Саша… и наполнить вновь помещения пригодной для дыхания газовой смесью…
Вскоре и с этим было покончено. Иван встал на вахту, а остальные пошли спать.

5

Выход на запланированную орбиту состоялся утром шестнадцатого апреля, когда было истрачено двадцать семь из ста восьми тонн гелия, хранившегося на борту.
Планетолёт остановился относительно Солнца, повернулся на девяносто градусов и включил двигатели на ускорение в пять «же», находясь «над» основной массой камней, так и не составивших «четырёх-с-половинную» планету Фаэтон.
– Сбросить радиомаяк! – приказал Макс, когда корабль на мгновение замер, чтобы потом перейти на разгон.
А на том месте, где тогда находился космолёт, осталась глыба маяка, посылающего в пространство лучи всех цветов радуги и не только…

6

Десятки тысяч булыжников проносились «внизу», и не было этому конца.
После разгона до скорости, в пять раз превышающей быстроту движения Земли по орбите, двигатели на ближайшие месяцы стали не нужны и были отключены. А на «Ионе» воцарилась невесомость, ибо земляне ещё не научились создавать гравитацию искусственно.
Но, чтобы не ослабеть в условиях полного отсутствия тяжести, космонавты ежедневно по нескольку часов занимались тяжёлыми физическими упражнениями: час до завтрака – зарядка, два часа после обеда и ещё два – после ужина. В это время бортовой компьютер запоминал все пролетавшие астероиды и выдавал список наиболее интересных из них по заранее заложенным параметрам, а космонавты уже сами решали, стоит ли к ним лететь. Но чаще всего список состоял из нуля пунктов: позади кувыркались обыкновенные каменюки.
И только один раз за все двести восемнадцать суток облёта вокруг Солнца попался по-настоящему необычный астероид.

Его заметил Черникин, когда стоял на своей утренней вахте на сто сорок пятый день дрейфа вокруг Пояса. Ну, как стоял – на самом деле висел, потому что (ещё раз да будет сказано) сила тяжести на корабле отсутствовала.
Около половины одиннадцатого в смотровом окне показался серебристый сверкающий камень сравнительно больших угловых размеров. Показался и промелькнул мимо.
Черникин тут же развернул корабль и включил противодействующую тягу в два «же». Остальные тут же прибежали из своих кают в главную рубку. Иван им кое-как описал ситуацию.
– Хм… И вправду странный булыжник, – произнёс Макс. – Итак, слушай мою команду: увеличить тягу до четырёх единиц, просветить астероид локаторами. Выполнять!
– Есть, капитан! – нарочито комично откликнулись Андрей и Иван.
Второй пилот передвинул рычаг акселератора на два деления вперёд, а начальник исследовательской группы нажал кнопку включения лазерного луча особого вида и навёл голубую световую иголку на нужный астероид.
Вскоре бортовой компьютер выдал своим бесцветным стальным синтезированным голосом:
– Текущее расстояние объекта от корабля – пятнадцать тысяч километров, увеличивается из-за сильной инерции «Иона»… – Космонавты при этих словах расселись по противоперегрузочным креслам, и Макс увеличил ускорение до восьми «же», стараясь как можно быстрее победить инерцию и заставить корабль лететь в нужном направлении. – Относительная скорость движения объекта, если не учитывать скорость корабля, – около десяти километров в секунду. Орбита предположительно эллиптическая с малым эксцентриситетом. Средний радиус – около четырёх тысяч метров. Состав поверхностного слоя: тридцать процентов железа, двадцать – кремния, пятнадцать – олова, тринадцать – титана, двенадцать – серебра, семь – иридия, полтора – платины, один – ванадия, ноль целых пять десятых – углерода; есть примеси тяжёлых и редкоземельных элементов. Текущее расстояние – двадцать тысяч километров, увеличивается…
Максим протянул руку и выключил динамик.
– Олово, серебро и ванадий… – прошептал Александр. – Похоже, мы наконец-то нашли что-то стоящее.

7

Ускорение в восемь «же» продержалось десять минут, после чего было уменьшено до шести. За это время блестящий астероид , обладающий, видимо, очень высоким альбедо, отдалился от корабля ещё на семьдесят пять тысяч километров и почти пропал из поля зрения.
Уже было ясно, что он летит в пространстве как бы «над» фронтом булыжников толщиной в десятки тысяч километров, что, естественно, упрощало маневрирование вокруг него и позволяло произвести посадку и дальнейший взлёт.
Ещё час космонавты терпели шестикратную тяжесть, потом отключили её и «поплыли» обедать и заниматься физическими упражнениями. К концу этого часа планетолёт победил-таки свою инерцию и полетел вдогонку за астероидом, пройдя в том направлении уже около тридцати тысяч километров. Скорость корабля в десять раз превысила быстроту полёта булыжника и была застабилизирована. Астероид маячил всего в четверти миллиона километров впереди…
Прошло ещё сорок минут. Макс через голосовой интерфейс приказал бортовому компьютеру развернуть корабль и включить трёхкратное ускорение, чтобы вновь погасить инерцию и сравнять скорости «Иона» и необычного камня объёмом в двести семьдесят три кубических километра. Через восемьдесят четыре секунды моторы отключились, и планетолёт стал сближаться с астероидом на сто шестьдесят метров за секунду.
Двое суток спустя скорость сближения была уменьшена в пять раз. Ещё через два дня она составила всего пять метров в секунду. Прошли ещё сутки. До поверхности малой планеты оставалось всего пятьдесят пять километров, и Макс замедлил сближение до метра с лишним за секунду. До посадки было ещё примерно четырнадцать часов…
Вечером сто пятидесятого дня дрейфа в полосе астероидов космонавты собрались в главной рубке. Малая планета была хорошо видна во всех иллюминаторах. Считанные минуты оставались до соприкосновения планетолёта с поверхностью безымянной каменной глыбы. Двигатели давно были отключены, и на «Ионе» всё летало, куда хотело.
Макс развернул корабль «низом» к астероиду и стал ждать. Все последовали его примеру.
Пять, четыре, три, два… Последний метр… Всё! «Ион-2а» на твёрдой поверхности.

8

Космонавты решили вздремнуть, чтобы утром тринадцатого сентября (а именно до этой даты добрался электронный календарь планетолёта) начать исследование астероида, которому было дано красивое и отдалённо подходящее по смыслу имя Люмена.
Но кое-что уже было ясно. Астероид делился на два слоя: кору, имеющую толщину в среднем двести пятьдесят метров, состав которой был определён компьютером ещё тогда, в первые сутки знакомства с этим небесным телом, и ядро, состоящее из соединений железа с никелем, кремнийорганики и угля. Масса булыжника была определена как тысяча двести девяносто миллиардов тонн, что было в пятьдесят семь миллионов раз меньше массы Луны и более чем в четыре с половиной миллиарда – Земли. Сила тяжести на Люмене составляла тысяча восемьсот пятидесятую часть тяготения Земли, в связи с чем первая космическая скорость у поверхности была равна лишь четырём с половиной метрам в секунду, а вторая космическая – шести, поэтому ходить или ездить по поверхности астероида нужно было осторожно.
Космонавты пробыли на Люмене буквально пару часов, а затем стартовали. «Ион-2а» вышел на свою прежнюю орбиту в трёх астрономических единицах от Солнца.

9

Корабль вернулся на Землю двадцать третьего ноября, истратив почти всё своё топливо.
Максим стал подполковником космической службы Земли, Андрей – майором, Иван и Василий получили звание капитана, Александр и Аркадий были произведены в лейтенанты, а Феликс и Тимур – в сержанты.
И откуда у землян такая традиция – всех космонавтов признавать военными?

25 – 26 июля 2017,
Красноярск.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 13.10.2018 в 12:14
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1