Ты меня уважаешь?


ВЛАДИСЛАВ КОНДРАТЬЕВ

                                          ТЫ МЕНЯ УВАЖАЕШЬ?

                                                       Кто виноват?
                                                              А. Герцен

                                                        Что делать?
                                                              Н. Чернышевский

                                                        Ты меня уважаешь?
                                                               Народ

           Как-то раз члены Новой Большой Тройки: поэт Кондратьев, Трамп и Ким, – как всегда в пятницу после работы соображали на троих. Трамп в тот раз очень расстроен был, всё время плакал и никак не мог успокоиться, жалобно причитал:

           – Я с трибуны ООН им такую речуху забацал…

           Стоит отметить, что Трамп к тому времени весьма сильно, как он сам любил повторять, “насобачился по фене ботать”, вот он и утверждал, что не речь произнёс, а “речуху забацал”.

           – Я им речуху забацал, а они меня высмеяли...

           Выпьет водки и снова за своё:

           – Я им… А они меня на смех подняли…

           Снова выпьет и:

           – Я им… а они… обсмеяли… высмеяли… засмеяли… обхохотались все…

           – Ты бы закусывал…

           А он знай своё талдычит и долдонит:

           – Я им… а они… смех да и только…

           Ну и накидался, понятное дело. И очень поэту Кондратьеву и Киму своими жалобами надоел.

           Вот Ким и решил отвлечь Трампа от конька, которого тот оседлал, взял бутылку, хотел Трампу налить, а тот вдруг наотрез отказался со словами:

           – Нет, всё! Хватит! Я свою норму знаю.

           И лицом в салат из корейской морковки упал. Для разнообразия, чтобы не так, как каждый раз – в оливье.

           Ким даже растерялся от таких слов. А поэт Кондратьев говорит:

           – Будет хвастать. Норму он знает. Не ты норму знаешь, а Меланья твою норму знает.

           И Киму пояснил:

           – Ему Меланья пить запрещает. Вот она его норму и знает.

           Тут Трамп голову поднял и одними глазами, язык-то у него уже сильно заплетался, укорил, мол, не по-товарищески это – мужика подкаблучником среди товарищей называть. И, едва-едва ворочая языком, снова сказал:

           – Я им… Речь… чуху… А они меня… подкаблучника… на смех…

           И обратно в салат нырнул. Ким Трампу наливать не стал, сказал только:

           – Ну, хватит. Сколько можно?! Заладил одно и то же: смеялись, да смеялись… Надоело уже.

           Трамп, хоть и упился в зюзю, но почувствовал, что всем действительно надоел, решил сменить тему разговора, вынырнул из салата и заявил:

           – Зато я потом объявил, что в Кима влюбился. Так прямо и сказал, что я в Кима влюбился. Вот!

           И снова ухнул в салат.

           Поэт Кондратьев ничего на это не сказал, и Ким – тоже ничего не сказал, даже бровью не повёл, но чувствовалось, что ему приятно, что Трамп про него на весь мир говорит, что влюбился. Не выдержал Ким и сказал поэту Кондратьеву:

           – Вот, видишь, про меня сказал, а про тебя – нет.

           А поэт Кондратьев и отвечает:

           – Ещё бы он про меня осмелился такое говорить. Да он даже рискнуть сказать – и то опасается! Да он бы у меня… Да он бы от меня таких люлей словил, что – мама, не горюй! Про меня он поостережётся такое говорить. А меня он уважает. Хоть вслух и не говорит, а всё одно – уважает. Вот смотри.

           И поэт Кондратьев стал Трампу наливать. А тот снова из салата в сознание вернулся и только подбадривает:

           – Лей-лей, не жалей.

           – Тебе полную?

           Трамп хихикнул и сказал:

           – По Марусин поясок.

           Да, действительно, что наловчился по-русски говорить, то – наловчился. Это же надо – по Марусин поясок! Поэт Кондратьев так и налил. Подхватил Трамп свою рюмку и тост провозгласил:

           – Ну, поехали!

           Поэт Кондратьев удовлетворённо покачал головой. Раньше Трамп, бывало, что ни скажет, всё невпопад. Как-то раз похвастался, что выучил русский тост. Поднял рюмку и провозгласил: “На здоровье!”

           Поэт Кондратьев уж потом объяснял ему, объяснял, что пьют не “На здоровье!”, а пьют “За здоровье!”, а также и то, как и чем отличаются друг от друга русские выражения: “На здоровье!” и “За здоровье!”, а также и “Будь(те) здоров(вы)”, “Зд;рово!”, “Здор;во”, “Зд;рово живёте!”, “Здор;во живёте”, “Здравствуй(те)”, “Здрасте”, “Что ты как здрастье?”, “Здоровее видали”…

           Как видим, наука пошла Трампу на пользу. Провозгласил он:

           – Ну, поехали!

           И, действительно, поехал. Вернее, выпил и отъехал. И сразу – под стол. А уж там – захрапел.

           Выпили поэт Кондратьев и Ким. Закусили, посидели и помолчали.

           А потом Ким и спрашивает:

           – Меня Трамп любит, тебя – уважает, а Путина?

           На эти слова Трамп сразу же пробудился, оживился и даже протрезвел немного, а потом, почти не заплетая языком, заявил:

           – А Путина я – боготворю!

           И снова захрапел.

           Вот такой он – Трамп: кого-то любит, кого-то – нет, кого-то боготворит, а поэта Кондратьева – уважает.

© 11.10.2018 Владислав Кондратьев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2385238
© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2018
Свидетельство о публикации №218101101389
© Copyright: Владислав Олегович Кондратьев, 2018
Свидетельство о публикации №118101106990



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: Поэт Кондратьев, Новая Большая Тройка, Трамп, Ким,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 6
Опубликовано: 11.10.2018 в 19:08
© Copyright: Владислав Кондратьев
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1