Теплоход Белгород-Днестровский. Первая бункеровка


Теплоход Белгород-Днестровский. Первая бункеровкаМихаил Бортников

Осенью 1973 года, в Одессе, я принимал дела третьего механика теплохода "Белгород-Днестровский". Начали мы с коллегой приёмо-сдачу после обеда, и к шести часам вечера ещё не закончили. Договорились продолжить работу утром. Прощаясь со мной, третий сказал, что ночевать будет дома, где-то под Одессой.

- Миша, я тебя попрошу. Второй день в порту стоим, а я дома ещё не был, жены не видел. Чисто по дружбе, подстрахуй меня. Есть крохотная вероятность, что ночью бункер привезут. Оставь номер своего телефона вахтенному штурману. И если вдруг подойдёт баржа, подъедь на судно. У меня на вахте Витя Рубан старший моторист, асс, он топливо сам примет, тебе даже на палубу выходить не придётся. Но это на самый крайний случай, бункеровку только завтра обещают.

Кто не был молод, тот не был глуп. Я согласился. Дома, кстати, у меня телефона не было тогда, но мы с женой ночевали у её родителей, на диване рядом с телефоном, который зазвонил часов в десять вечера. Звонил третий помощник. Чертыхаясь, я оделся и вышел на улицу. До порта было час езды.

Вообще говоря, бункеровка должна происходить под руководством старшего механика, во всём мире так. И во всём мире она считается работой с повышенной опасностью. У нас же в Союзе все операции с топливом осуществлял третий механик. Стармех, формально ответственный, фактически в бункеровке зачастую и участия не принимал. Впрочем, за всех не скажу, люди разные были. Но на "Белгород-Днестровском" именно так и произошло.

Бункеровщик был уже ошвартован у борта сухогруза, когда я поднялся на борт. Единственным моим помощником оказался моторист ремонтной группы, больше никого из машинной команды, кроме вахтенных на судне не было, Вити Рубана в том числе. Матросы помогли поднять на борт топливный шланг, мы подсоединили его к приёмному трубопроводу и начали приёмку мазута.

"Белгород-Днестровский" был судном советской постройки типа "Бежица", однотипный с "Брацлавом", на котором я был в 1967 году на практике. Топливная система мне была знакома, но одно дело - стоять вахту мотористом второго класса, совсем другое - быть ответственным за бункеровку третьим механиком. И принимать топливо в одиночку. Единственный мой моторист был в состоянии среднего опьянения и всё время засыпал сидя.

Мазут, тем не менее, мы приняли благополучно. Оставалось принять дизельное топливо в два донных и два подвесных танка. Начали с донных. Дизелька, ввиду малой вязкости, бежала по трубам резво, нам оставалось только замерять уровень рулеткой и во-время переключиться на бортовые подвесные танки.

Вот после перехода на них топливо и плюхнуло на палубу через перелив. Шпигаты на главной палубе были заглушены деревянными чопами, поэтому дизелька за борт не попала. Остановили подачу топлива, протёрли палубу ветошью. Я спустился в машину, ещё раз проверил правильность открытия клапанов. Всё было открыто правильно, и топливу деваться некуда было, кроме, как в подвесные.

Я поднялся наверх, и попросил вахтенного на бункеровщике давление быстро не поднимать, убедиться сначала, что всё в порядке. Но в порядке не было. Топливо брызнуло через перелив снова. Оставив моториста убирать палубу, я поднялся в каюту стармеха.

- Разрешите?
- Заходи! - открыл дверь старший механик. С ним я познакомился ещё днём.
- Владимир Васильевич! Мы топливо принимаем. Мазут приняли нормально, а дизелька почему-то на перелив идёт.
- А третий сам где? А Рубан? - стармех, слава Богу, кричать на меня не стал, мужик оказался спокойный и ещё молодой, лет тридцати пяти.
- Рубан, видно на берегу. А третий меня попросил бункер принять. Он домой уехал.
- Ладно. Я сейчас переоденусь, спущусь. Жди в машине.

Через пять минут, одетый уже в робу, дед пробежался по системе. и сказал, что всё я открыл правильно.
- Скажи, пусть качают. Чудес не бывает.

Палубу нам с мотористом пришлось убирать уже в третий раз. В это время на борту появился Рубан - среднего роста крепко сбитый мужик, в хорошем подпитии, и крикливый. Раздолбав всех присутствующих, включая старшего механика, он взял "мартышку", специальный ключ для быстрого открытия клапанов, расположенных глубоко под плитам, и стал закрывать и открывать клапана заново.

После завершения этой операции. он поднялся на главную палубу и крикнул на бункеровщик:" Включай насос!". Топливо мгновенно отозвалось на его крик и полилось через гусак переливной трубы уже хорошей, качественной струёй.

И вот уже после этого они со стармехом вместе полезли под плиты своего парохода и обнаружили неисправность быстро-запорного клапана на пути следования в переливные танки. Как они его ремонтировали, я не видел, потому что в это время, кляня свою глупость, убирал топливо с палубы уже в четвёртый раз.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мемуары
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 38
Опубликовано: 30.09.2018 в 09:31
© Copyright: Михаил Бортников
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1