Драконы Света и Тьмы. Глава 12. В плену


1

Мы остановились, как вкопанные. Нас обуял ужас, который всегда охватывает людей в таком положении. Мы попали в гигантскую клетку! Теперь нас уже не радовали сокровища в наших рюкзаках: нам хотелось просто выбраться наружу.
Когда нам загородили выход, из ранее не замеченного нами бокового туннеля вышла колонна воинов в рогатых шлемах, но не в кольчугах, а в спортивных костюмах и низких сапогах. Их было девять человек. Трое приблизились к нам и, наведя на меня, Севу и Ульяну дула крупнокалиберных пистолетов последней модели, заорали, перебивая друг друга:
– Руки за голову! Кругом!.. Нет, повернитесь обратно! Руки вверх!.. Одно движение – стреляем!! Стоять на месте!..
Остальные викинги, размахивая пятиметровыми цепями, бросились к драконам. Баро, который в этот момент пытался рогом подпилить один прут в заграждении, скрутили сразу: набросили цепь на шею, обмотали вокруг оснований крыльев, а потом вокруг лап, напоследок оглушили ударом по голове. С другими драконами справиться было труднее: они сразу заметили опасность и взмыли вверх, да ещё обстреливали врагов огненными шарами. Но викинги и тут нашли решение: в высоком прыжке забросили цепи Ангу и Аркону на спину, притянули драконов к полу и замотали цепи сначала вокруг пастей, затем – вокруг крыльев и ног. Драконы глухо рычали и стонали. Баро попробовал было плеваться кусками железа, но и ему закрутили цепь около рта, и он затих.
Викинги, повязавшие наших драконов, тоже достали пистолеты и наставили их на нас. Один из них, стоявший в середине образовавшейся шеренги, видимо, наиболее информированный в группе, сказал, глядя мне прямо в глаза:
– Ага! Вижу, праправнучка известного на весь мир пленника нашей системы привели дружка, чтобы поживиться нашими богатствами! – Перевёл взгляд на Ульяну и продолжил: – А ведь, девочка, твой старик подкинул нам хлопот: только его захватили, – телепат заболел; телепат выздоровел, – так его убили по дороге в Твердыню. Не твоих ли это рук дело? Впрочем, можешь не отвечать, мы сами всё узнаем. А пока пройдёмте с нами.
Один викинг встал спереди, второй – сзади нас, третий – сбоку. Нас построили в колонну и повели к боковому туннелю. Драконов поволокли следом.
Сначала коридор, в который мы вошли, был узким – не более метра, потом он стал расширяться и в конце концов достиг трёх метров в ширину, но при этом стал уходить вниз. Вначале было темно, но по мере расширения прохода на потолке стали попадаться висящие на проводах лампочки накаливания, далее – прикреплённые к потолку люминесцентные светильники, а когда мы стали спускаться вниз, – мощные светодиодные лампы.
Мы спустились на один этаж под землю. В коридор выходили только решетчатые двери камер. Викинг, шедший сбоку, не опуская пистолет и всё ещё глядя на нас, достал из кармана штанов связку ключей, отпер дверь одной камеры, и нас туда втолкнули и закрыли на замок. Драконов, судя по звукам, которые доносились из коридора, распределили по одному в соседние камеры.
Наша была размером примерно три на три метра, с такой же высоты потолком. Мы находились внутри полого кубика с каменными стенами. Мы сели на пол и все вместе грустно вздохнули.
– Влипли, – сказал я.
– Попали, – поддержал меня Сева.
– О-о-о-ох… – протянула Ульяна и тихо заплакала.

2

– …Играй, невесёлая песня моя! – пели мы кто в лес, кто по дрова. – Играй! Играй!..
– Заткни их, – раздался издали приказ.
– Есть! – сказал стражник, дежуривший у нашей камеры, достал пистолет и выстрелил сквозь решётку двери в пол. – Следующая пуля полетит в кого-то из вас! Я прошу вас воздержаться от громкого шума.
Мы послушно замолчали, а когда стражник отошёл, стали тихонько разговаривать.
– Надо бежать отсюда, – прошептал Сева.
– Как? – спросил я.
– В любом случае сегодня нам это не удастся, – сказала Ульяна. – Наши вещи унесли куда-то, нас ещё не кормили…
Она встала, подошла к двери и спросила у ошивавшегося неподалёку стражника:
– Эй! А когда здесь обед?
– По расписанию, – ответил стражник и отвернулся.
Ульяна вернулась на своё прежнее место, и мы тихо стали петь шансон, и голоса наши смолкли только тогда, когда, во-первых, закончились известные нам песни, во-вторых, когда мы захотели спать, в-третьих, когда в пол рядом с нами ударилась ещё одна пуля.
Мы свернулись на холодном полу и погрузились в сон…

3

Ночью меня разбудили странные звуки. Я не знал, который был час, потому что хронометр у меня забрали, но я предполагал, что было два или три часа.
Но тогда меня не волновало, сколько сейчас времени, ведь я понял страшное: меня разбудил крик дракона! По звуку я не мог определить, орал ли один из моих драконов, или же викинги проделывали нехорошие штуки с каким-то из своих. Узнать это можно было лишь одним способом: спросить у драконов через стенку камеры, на месте ли они, и если не будет ответа, то вывод очевиден, – викинги используют моих подопечных в своих грязных опытах!
Я похолодел и подошёл к стене слева от двери, если стоять спиной к выходу. Прошептал:
– Кру на, джа; ту зер? – что значило: «Проснись, пожалуйста; ты здесь?»
– Да, – донеслось из-за стены.
– Ку ту? – сказал я: «Кто ты?»
– Аркон!
– Ку сет-до ин тэн кэш? – спросил я: «Кто сидит в соседней камере?»
– Ангу, – ответил Аркон.
– Укс аф, тер аф? – это означало: «Проверь, там ли он?»
Послышалось какое-то ворчание, шёпот, и Аркон ответил своим низким, рычащим голосом:
– Аф тер на, – «Его там нет».
Мне всё стало понятно. Викинги прямо сейчас мучают моего Ангу! Я не мог сидеть спокойно: меня волновала судьба каждого моего дракона, и просто так оставить всё, как есть, я не мог, не имел морального права перед собой и перед драконами.
Я тихонько подошёл к стене справа от двери, едва не наступив на спящего Севу: я его не заметил, потому что из коридора в камеру попадало слишком мало света. Я стукнул в стену и провёл аналогичный диалог с Баро, удостоверившись, что и он на месте. Он отвечал мне, и я слышал лязг цепей, сменившийся негромким храпом…
Стояла ночь, и все спали, кроме стражника в коридоре, держащего в одной руке алебарду, в другой – пистолет.
Я подошёл к двери и окликнул стражника:
– Эй! Где тут у вас туалет?
– Достали вы меня все, – пробурчал он, открывая дверь нашей камеры так, чтобы никто там не проснулся. – Если тебе действительно надо, пойдёшь со мной, – сказал викинг, запирая дверь, когда я вышел.
Он схватил меня за плечо и потащил по коридору. Нужное мне помещение было через пять комнат от нашей камеры по той же стороне коридора. Викинг толкнул белую деревянную дверь и показал мне, куда идти.
– Там всё есть, парень. Давай, иди, только быстро. А вообще для этого имеется специально отведённое время – с восьми до восьми тридцати утра, – прибавил он напоследок и закрыл дверь, на которой почему-то не было замка.
Я сделал всё, что мне было нужно, и вернулся назад в камеру, где сразу же улёгся посредине и заснул, несмотря на ещё слышные вопли Ангу, раздававшиеся этажом ниже…

4

Утром мы проснулись в плохом настроении, голодные и немытые. У двери на полу стоял поднос с едой: тремя кусками хлеба, половинкой батона копчёного сыра и бутылкой воды. По всей видимости, это было на весь день, поэтому мы сразу съели половину, а остальное отодвинули в угол.
Пришёл стражник и по очереди отвёл Севу и Ульяну в ту комнату, где я был ночью. Когда они вернулись, я им поведал о переговорах с Арконом и Баро и о криках Ангу внизу. Как я и предполагал, Ульяна пришла в ужас, а Сева исполнился праведного гнева.
– Как они смеют!.. – захлебнулся он своей ненавистью к викингам и на время затих.
Я решил снова поговорить с Арконом. Я подошёл к левой стене от входа и спросил на драконьем языке:
– Эй, Аркон, ты не спишь?
– Нет, – донеслось из-за перегородки. Я услышал недовольное рычание. – Что ещё?
– Ты не мог бы снова поговорить с Ангу: вдруг он снова на месте?
– Ладно уж. Знаешь, викинги готовят гораздо хуже тебя: они думают, что листья осенника надо просто сварить, а корни – запечь… Всё, всё. Ангу на проводе.
Я поперхнулся от внезапного смеха. Я впервые слышал, чтобы Малый дракон провёл аналогию с человеческим изобретением!
Послышались звуки, которые можно было расценить как плач басом, в котором проступают обрывки слов. Когда это прекратилось, Аркон передал мне:
– Ангу плохо. Он не хочет разговаривать. Они пытались заставить его слушаться их…
– Я слышал, – сказал я.
– У них не получилось сломать Ангу. В эту ночь они примутся за меня, так сказал Ангу.
– А как вы разговариваете? У вас же цепи на рту…
– Мы с Ангу их расплавили, а Баро, наверное, сломал или съел несколько звеньев, – как-никак дракон Металла…
– Ладно, спасибо, Аркон. Ты мне очень помог, – закончил я и сел на своё прежнее место – у стены напротив двери.
Ульяна, несомненно, всё слышала и кое-что разобрала, но Севе язык драконов был непонятен, и пришлось мне пересказывать брату суть диалога, конечно же, в более красочных выражениях, чем простые высказывания Ангу и Аркона.
– Да они совсем!.. – не удержался брат.
– Отставить разговорчики! – сказал стражник, смотря на нас через решётку двери. Даже с такого расстояния я чувствовал, что от него несёт перегаром и сигаретным дымом. – А то застрелю… – добавил викинг и ушёл из поля зрения. Шаги эхом разнеслись по всему коридору.
– Э, ты что?.. – услышали мы крик стражника и подбежали к двери.
– Отстаньте вы! Это не смешно! – кричал викинг, а драконы обстреливали его с трёх сторон плавлеными или сломанными звеньями цепей. У стражника уже были обожжены три пальца, а на лбу красовалась свежая ссадина.
– Нет, вы сейчас получите! – воскликнул викинг и выстрелил, не целясь. Кажется, пуля попала в дверную решётку, но драконы сразу же присмирели.
– Аргхман! – вдруг рыкнул Аркон, и по полу потекла лава, а викинг отскочил в сторону, достал свисток и оглушительно свистнул.
Послышался топот сапог: набежали люди. Дверь камеры дракона Лавы открылась, Аркону на голову накинули новую цепь и завязали рот, а потом потащили прочь за концы старой цепи. Полутораметровый дракон яростно сопротивлялся, но двенадцать человек оказались явно сильнее.
Долго ещё мы слышали душераздирающий вой, то стихающий, то раздающийся с новой силой…
Лава, извергнутая Арконом, постепенно превратилась в камень.

5

Ночью, видимо, викинги всерьёз взялись за Баро, потому что, когда я его окликнул утром, из-за стены вместо членораздельного шёпота донеслись сдавленные рыдания и какой-то грохот: похоже, дракон бился головой в естественном металлическом шлеме о стену, которая наверняка была прочнее.
Нас же, людей, пока не трогали. Но на четвёртый день нашего заключения, где-то после одиннадцати часов утра, к нашей двери подошёл стражник и сказал:
– Эй, парень… да нет, не ты, мелкий, а тот, что побольше… на выход! Руки за голову! Остальные – руки вверх, лицом к стене!
Мы исполнили все распоряжения. Викинг открыл дверь, я вышел, дверь захлопнулась, и меня повели по коридору. Я держал руки на затылке, а викинг, шедший позади, держал меня под прицелом.
Я знал, что, если не сопротивляться, от нас отстанут, поэтому я спокойно и медленно шёл вперёд, подсознательно догадываясь, куда в конце концов попаду…
Мы дошли до конца коридора и спустились по винтовой лестнице на один этаж. Когда я спускался по гранитным ступеням, я заметил, что лестница ведёт вниз ещё на три или четыре этажа, и невольно сглотнул. «Не хотелось бы спуститься туда под конвоем или упасть», – подумал я.
Мы попали в такой же коридор, где двери комнат также были железными, но не решетчатыми, а сплошными, что сильно меняло ситуацию. Чтобы пробить такую дверь, Ангу или Аркону потребовалась бы четверть часа, а Баро – и того больше.
Мы прошли шагов сто. Викинг отступил немного и, не сводя с меня дула пистолета, открыл дверь с табличкой «2-11». Встал позади меня и сказал:
– Иди.
Я вошёл. За мной закрылся железный прямоугольник.
Комната была пуста в буквальном смысле слова. Голые стены и пол, как и в камере, где я сидел, но здесь на потолке была мощная люминесцентная лампа, дававшая ватт сто света, да в центре стоял ещё ветхий стул, а в углу – мрачного вида скамейка. Но не убожество обстановки поразило меня, а оформление: на полу и стенах виднелись пятна крови, а около входа была лужа застывшей лавы. Я не сомневался, что именно здесь викинги пытали моих драконов, но я не хотел, чтобы то же самое делали со мной, моим братом или напарницей. Я не мог этого допустить.
В стене справа от входа находилась ещё одна дверь, из-за которой секунд через пять после моего появления в комнате вышла тройка викингов, несущих необходимый инвентарь. Скажу только, что это были не современный электроэнцефалограф или гуманный детектор лжи, а грубые устаревшие средства, но, как я знал из книг, весьма действенные.
– Опусти руки и сядь, – сказал один викинг.
Я присел на стул, зашатавшийся под моим, если честно, небольшим весом.
– Слушай меня и запоминай, – продолжил викинг. – Сначала мы просто будем тебя спрашивать, потом, если не получим удовлетворительных ответов, мы вколем тебе сыворотку правды, вот она, – викинг вытащил откуда-то шприц, наполненный мутно-жёлтой жидкостью, – ну а если и это не поможет, мы начнём… ну, сам понимаешь… Вроде на вид почти взрослый. Сколько лет?
– Тринадцать, – честно ответил я.
– Ну вот – почти взрослый. Ладно, заболтался я. Пора приступать к делу. Вопрос первый: что ты знаешь о смерти Торвальда Неклина, нашего телепата?
– Только то, что мне рассказывали здесь, – холодно ответил я.
– Факты!
– Его убили неизвестные, когда он ехал в Пылающую Твердыню допросить профессора Хеглена. Это случилось несколько дней назад.
– Это всё?
– Да.
– Ладно. Вопрос второй…
Я весь день провёл в комнате 2-11. Не буду описывать, как это было: мне самому не понравилось. Я выдал всё, что мне было известно, но викингам этого было мало… Дальше можно не рассказывать.
Не помню, как я снова очутился в камере. Когда я очнулся, был новый день, футболка моя была разорвана на спине, и сзади всё болело.
После меня в комнату 2-11 повели Севу, а ещё через день – Ульяну. В конце концов, замученные, но исполненные решимости, мы начали вырабатывать план побега.

6

Профессор сидел на полу и на глаз измерял общую длину всех своих папиллярных узоров. В комнату вошёл викинг в маске и сказал недовольным тоном:
– Радуйся: телепата убили несколько дней назад, и теперь мы в ближайшее время не сможем узнать, что ты от нас скрываешь вот уже семьдесят пять лет.
– Мне нечего скрывать, – возразил профессор.
– Как бы не так! Я вижу тебя насквозь…
«Рентгеновское зрение, что ли?» – подумал профессор.
– В общем, придётся ждать другого телепата. Пока мы уговорим его приехать из Покинутой Башни, пока он прибудет, то, сё… Много времени пройдёт. Но ты останешься нашим пленником.
Викинг договорил и вышел. Профессор стал дальше изучать свои пальцы.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 22.09.2018 в 09:22
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1