От влюбитесь, будете тогда знать!..


                        

Что взрослые вруны, Витя сегодня только узнал. А ведь сам не маленький, кажется: уже третью неделю учится в первом классе. Да ещё – в самом лучшем: «1Г». И у них всё это время – лучшая в мире учительница: Алла Константиновна…
Если они пишут, палочки пока что ещё, а она проходит между рядами, то у Вити прямо сердце начинает стучать быстро-быстро, когда запах её духов становится всё сильнее и сильнее. Это значит, что она к его парте подходит. Поэтому Витя так старается… прямо до невозможности… что аж карандаш у него уже два раза сломался. А Алла Константиновна ка-а-ак засмеётся смехом своим колокольчатым! Ка-а-ак погладит Витю, да прям по голове! Что аж ему начинает захачиваться, чтобы в классе дракон сразу появился и накинулся на Аллу Константиновну. Витя бы тогда ка-а-ак бросился бы на него… прям с поломанным карандашом вместо меча. И всё равно бы победил. И спас бы Аллу Константиновну.
А она бы сначала была испуганная и бледная, а потом бы увидела, что Витя ликвидировал источник опасности и спас её от неминучей смерти… И она бы опять засмеялась. А потом бы взяла Витю за руку, вывела бы его к доске, прямо перед всем классом, и сказала бы:
- Ребята! Наш Витя герой и витязь. А потому, когда он вырастет, то я на нём поженюсь, чтобы всю жизнь он меня защищал от других опасностей и других драконов, потому что их ещё много вокруг нашей России ползает…
А Витя бы потерял сознание от счастья, но тут же бы его снова нашёл и ответил Алле Константиновне и всем ребятам в классе:
- А давайте, Алла Константиновна, сначала поженимся, а потом я уже буду школу оканчивать. Я из-за этого ещё больше стараться буду!
- Дай мне подумать три дня и три ночи, - сказала бы Алла Константиновна.
И они все разошлись бы по своим домам в ожидании её решения.
Витя бы даже, все эти три дня, за обедом после школы съедал весь бабушкин суп и две котлеты с макаронами. Это чтобы быстрее сил набраться и вырасти в ещё более надёжного защитника для Аллы Константиновны.
И так ему хорошо было от этих мыслей, что сам даже не заметил, как, после последнего урока, оказался во дворе школы. И уже даже собирался из этого двора выйти: прямо за калитку взялся, чтобы открыть, как там, уже за забором, увидел… Аллу Константиновну. Она стояла и улыбалась так же красиво, как только что Вите в классе. Но сейчас не ему, а совсем даже взрослому дяденьке, похожему на злодея, потому что у него была чёрная-пречёрная борода. А ещё – усы и брови. И тоже чёрные.
И этот «страшный злодей», прямо так, нахально, взял да и поцеловал их Аллу Константиновну! И тут она… она… ка-а-ак засмеётся! Ещё даже лучше, чем в классе. Взяла «Бармалея» под руку, и они пошли по жёлтым листьям, никого не видя, к автобусной остановке.
А Витя остался стоять. Один. Среди жёлтых от измены листьев. И понять ничего не мог…
Дома бабушке он сказал, что обедать даже и не будет. И пусть она сама ест свои суп и котлеты, потому что теперь они Вите ни к чему. Сам же он пойдёт к себе в комнату и будет уроки делать, потому что в этой «проклятой школе» так много задают, что просто ужас один, да и только.
Уроки он делал долго-предолго. Но сделал как попало. Все палочки разъезжались в разные стороны, будто за окном была не осень, а зима, и они, палочки эти проклятые, катались на коньках. Но катались плохо. И всё время падали.
Когда рисовал рисунок на заданную тему «Осень золотая», то листья взял да и раскрасил чёрным. Все. Потом подумал и небо тоже чёрным сделал.
Вечером рано лёг спать Витя и уснул сразу. Всю ночь ему снились Змеи-Горынычи, все головы которых были с бородами. А лица красавицы, которую они бесчисленное количество раз украдывали, Витя так разглядеть и не мог, но в бой кидался всё равно остервенело.
Утром он встал раньше всех в доме. Сам умылся, оделся и поел. Взял портфель и вышел из квартиры, аккуратно прикрыв дверь, чтобы никого не разбудить.
Было ровно половина седьмого, когда Витя подошёл к школе. Он знал, что ещё рано, но боялся пропустить Аллу Константиновну, которую незаметно мог доставить в школу вчерашний «Бармалей».
Витя уже замёрз и даже стал зевать от холода и недосыпа, когда у школьной калитки появилась самая прекрасная из учительниц, которых Витя только знал в своей трудной и длинной ученической жизни. Он надел рюкзак, валявшийся всё это время у его ног, и решительно двинулся навстречу изменнице.
Когда они оказались лицом к лицу, Алла Константиновна заулыбалась своей самой лучшей из улыбок. Это потому, что она Вите обрадовалась:
- Ой, Витюшка! Здравствуй!! А ты почему сегодня так рано?..
Витя тоже хотел улыбаться в ответ, но сдержал себя, опустил глаза и отвёл их в сторону. Потом, всё же, буркнул:
- Дрысьте, Ал Константинна…
Она положила ему руку на плечи и сказала:
- Пойдём тогда скорее в школу, а то замёрзнешь тут ещё до первого урока… Да у тебя и нос совсем холодный! – это она сказала, когда ладошкой Витю за нос тронула.
Но он же – мужчина! Боднул головой воздух, вывернулся из-под руки учительницы и, мстительно прищурившись, глядя прямо в глаза предмету своей страсти, спросил:
- А с кем это вы, Алла Константиновна, вчера тут целовались после уроков?..
Глаза у неё сверкнули удивлением, потом она снова разулыбалась и ответила:
- А! Так это муж мой Андрей меня после школы всегда встречает!..
- Му-у-уж?!. – почти заорал Витя. – Это неправда!! У учительниц мужей не бывает!!!



19.09.2018



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 31
Опубликовано: 19.09.2018 в 18:09






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1