Тело оказалось подобранным в море парнишкой


Тело оказалось подобранным в море парнишкой.
На почерневшем от копоти камзоле расплылось пятно крови.
В руке он сжимал ещё тёплый пистолет.
Похоже, именно этот парень и пристрелил голландца.
А он только что считал его вором и предателем.
В тусклом свете фонаря блеснул жёлтый металл.
Из-под залитого кровью воротника виднелся золотой медальон.
Наклонившись над раненым, капитан потянул за цепочку, пытаясь рассмотреть орнамент на крышке.
Но в то же мгновение малец очнулся и сел, озираясь по сторонам.
Я послал за хирургом.
Я сам делаю себе перевязки.
Вот только где… Вульф улыбнулся и потрепал мальчишку по голове.
Пока иди туда, а потом посмотрим.
Парень встал и, пошатываясь, побрёл к мачте.
Медальон никак не давал ему покоя.
Было слишком темно, и он не мог различить орнамент.
Но всё же… Неужели родовой герб Глостеров?
Тогда откуда у парня этот медальон?
Тараканова А. Особенности операций мышления и их коррекция у младших школьников с нарушениями письма С кого он снял его?
В сердце шевельнулся противный холодок.
Он бы наверняка почувствовал, если бы с ними случилось что-то дурное.
Обещанная губернатором плантация оказалась размером с парк в имении Беркширов.
Дом же являл собою простое одноэтажное строение с плоской крышей, скорее напоминающее хижину бедняка, чем жилище богатого островитянина.
Сей факт, по-видимому, настолько расстроил королевского посланца, что тот, едва ступив на порог, набросился на собственную жену.
Из-за твоего бывшего мужа, будь он неладен!
Шарлотта подошла к окну.
Наверное, она вынесла бы всё это.
И влажный горячий воздух, в котором невозможно дышать, и вездесущих крылатых кровопийц, липнущих к мокрому от жары телу, и почти полное отсутствие прислуги.
Вот только если бы рядом… Истерически визг Эшли прервал мелькнувшую в голове мысль.
Ты всё ещё любишь этого негодяя!
Опять те же обвинения.
Беглый каторжник, предатель, заговорщик.
Он дал ложные показания.
Шарлотта сжала руками виски.
Безумный вопль мужа болью отдавался в мозгу.
Я знал это с самого начала.
Елена Нестерова Анфазия Эн и трон Эльфийских Королей И зачем только я вытащил тебя из нищеты?
Она не могла больше выносить этот крик.
Всё повторяется снова, вот уже четвёртый год.
Сжав уши руками, женщина отвернулась к окну.
Так лучше, чем бесконечные ссоры.
И как только она могла выйти за этого неврастеника?
Как могла променять память о Глостере на подобную жизнь?
Но разве она сама не знала ответ?
Перед мысленным взором длинной чередою мелькали счета.
Выплаты кредиторам, жалование прислуги, и, наконец, самое необходимое.
Он восстановил разрушенное имение, привёл в порядок дела.
Что ты наделал, Глостер!
Безразлично-брезгливое, равнодушное к чужому горю.
И выпрошенное у суда разрешение посетить замок, попрощаться с семьёй, и этот выстрел в башне.
Выгоревшая дотла комната и тлеющая надежда на чудо.
Отчаяние на лице дочери.
Потом весточка, случайно перехваченная Эшли, уже тогда домогавшегося брака с ней.
В тот день она так хотела броситься за ним, нанять судно, но на что?
Имение находилось в залоге, а денег едва хватало на еду.
Но через полгода после её замужества дочь убежала из дома, а через несколько дней Эшли сообщил, что в лесу нашли чьи-то изувеченные останки и перепачканное кровью платье.
Платье её дочери, которая разбилась, прыгнув на скаку в пропасть… - Истеричка!
Обессилевшая женщина бросилась на постель и забылась в коротком, беспокойном сне.
Сорвав злость на собственной супруге, раздосадованный королевский посланник направился к пристани.
Большинство матросов вернулись на корабли.
Эшли любил поесть, а ссора ещё более возбудила его аппетит.
К тому же трактирщики обычно хорошо помнят своих клиентов.
Удобный случай разузнать всё об этом негодяе.
Если бы только Шарлотта знала, каких трудов ему стоило добыть королевский указ, да ещё в то время, когда суд заново вернулся к делу братьев Глостеров.
Комаров И.Н. Руководство к уженью рыбы. Иллюстрированная энциклопедия XIX века Преисполнившись намерениями довести дело до конца, Эшли заглянул внутрь.
За обшарпанным столом играли в кости двое изрядно выпивших матросов.
Такие вряд ли что вспомнят.
Поморщившись, королевский посланец уже собрался было покинуть таверну, как в тот же миг перед его глазами возникла румяная улыбающаяся физиономия.
Брезгливо покосившись на захмелевших клиентов, Эшли прошёл в зал и устроился поближе к окну, жестом пригласив трактирщика разделить с ним трапезу.
Внимательно выслушав приметы бывшего графа Глостерского, папаша Жорж задумался.
Лет тридцать, не больше.
Но парни простые, а вы говорите, граф… - Бывший, - урезонил собеседника Эшли.
Только запамятовал я, что он сюда заходил.
Похож на аристократа, лет тридцать пять-сорок, держится уверенно.
Зовут… погодите… Почесав лысину, трактирщик помолчал немного и выдавил из себя: - Вспомнил.
У него ещё фрегат большой.
Говорят, раньше на Тортуге промышлял.
Паруса поднял, и в море вышел.
Эшли удовлетворённо причмокнул и принялся за трапезу.
Похоже, он узнал всё, что хотел.
Теперь можно перекусить, а с утра он вновь направится к губернатору.
И пусть хитрец не выгораживает этого подлеца.
Завтра же он наймёт первый попавшийся корабль и выйдет в море на поиски.
Джек и Джейн Утро обещало быть ясным.
Расплавленный диск солнца выкатывался из-за горизонта, расплёскиваясь по волнам оранжевыми отсветами.
Джек Вульф, когда-то носивший титул графа Глостерского, медленно поднимался по лестнице, любуясь открывавшейся его взору картиной.
С палубы слышались чьи-то голоса.
Второй же голос был звонок и свеж и, похоже, принадлежал одному из ровесников юнги.
Ещё несколько ступенек, и взору Глостера предстала растрёпанная голова стоявшего у фальшборта юнги.
Фигура другого была полностью скрыта за такелажем.
Похоже, он был заметно ниже ростом.
Кажется, я где-то слышал это имя.
В таверне, что ли?
Все думают, что я утонул.
Глостер сделал ещё несколько шагов, стараясь ступать как можно тише.
Мысли о матросе с фамильным медальоном не давала ему заснуть.
Он собирался вызвать Селлея для разговора, но сегодняшнее утро представило ему гораздо лучшую возможность.
Ведь мальчишка мог отказаться отвечать на вопросы, не относящиеся к морской службе.
Из-за нагромождений такелажа показались светлые волосы Селлея.
Оба парня стояли, отвернувшись к фальшборту.
Мне надо было сделать всё, чтобы остаться с тобой.
Но я задолжал Бэнксу, и он продал меня за мой долг.
Глостер стоял не шелохнувшись.
Отчаянная особа, нечего сказать.
Но причём здесь герб Глостеров?
Вернувшись к медальону, мысль его приняла совсем иное направление.
Он вспомнил её лицо.
Тогда, во время шторма.
Чуть вытянутое, с высоким лбом, с серыми, отливающие металлом глазами.
Быть этого не может.
Элен далеко, и он никогда не увидит её.
Она наверняка представлена ко двору, и руки её добиваются знатные кавалеры, а не нищий бродяга Уитни.
Но почему тогда этот безродный вдруг начал вызывать у него раздражение?
И какое право он имеет стоять рядом с Джейн?
Скороговорки для самых маленьких (учимся правильно говорить) Лицо его выражало полную готовность подчиниться новому капитану.
Передай коку, чтобы поторопился с завтраком.
Бросив последний взгляд на стоящую у фальшборта подругу, юнга ринулся вниз по лестнице.
Капитан пристально всматривался в её черты, пытаясь вспомнить.
Совсем молоденькая, лет шестнадцать, или того меньше.
Пять лет назад было десять или одиннадцать.
Конечно, она могла измениться, но он бы всё равно узнал её, пусть даже… Но всё же как она похожа.
Лицо узкое, как у самого Глостера, точно такие же светлые волосы до плеч, и серые, с металлическим отливом глаза.
Пока же нам надо поговорить.
Пойдём ко мне в каюту.
В глазах собеседницы мелькнула странная решимость.
Взглянув куда-то вниз, она будто хотела убедиться в том, что пистолеты по-прежнему подвязаны к её поясу.
Глостер мягко тронул её за руку.
Я слышал ваш разговор с Уитни.
Здесь ты в полной безопасности.
Просто у меня к тебе один вопрос.
Он мучит меня с тех пор, как я увидел твой медальон.
Девушка кивнула и уже собиралась последовать за Глостером, как сверху раздался выкрик марсового.
Капитан поднёс к глазу подзорную трубу.
В четырёх кабельтовых к северу, из-за скалистого острова показались очертания судна.
Глостер не нападал на соотечественников, разве что изредка, когда те первые лезли в драку.
Но этот, пожалуй, был из разряда последних.
Тем более, что над палубой виднелась натянутая сетка, а ют и марсы ощетинились мушкетами.
Патрульный фрегат развернулся, оказавшись с наветренной стороны.
Расстояние между судами сократилось до кабельтова.
С палубы фрегата слышались отрывистые окрики, а у пушек виднелись стоявшие в полной болевой готовности канониры.
Корабли быстро сближались, вскоре оказавшись на расстоянии пушечного выстрела.
Раздался пронзительный звук горна.
Майкл Брейсвелл Клуб Криптоамнезия С фрегата донеслась грубая ругань и треск ломающегося такелажа.
Пройдя за дымовой завесой, он вновь совершил поворот и оказался с наветра.
Мощный орудийный залп снёс фок-мачту противника.
Сделав неуклюжую попытку развернуться, патрульный фрегат разразился нестройным залпом.
Пронзительный свист рассёк воздух.
Вздрогнув, патрульный фрегат начал медленно погружаться в воду.
Глостер рванулся вперёд, через сцепленные крючьями фальшборты.
Вслед за ним с воплями ринулись матросы абордажной группы.
Перед лицом капитана мелькнул чей-то клинок.
Замах, и нападавший рухнул, заливаясь кровью.
Глостер метнулся к юту.
Его люди наступали, дюйм за дюймом отвоёвывая палубу противника.
Левой рукой Глостер выхватил пистолет.
Выстрел, и матрос тяжёлым мешком опустился на палубу.
Это был Пэт, квартирмейстер Бэнкса.
Тот самый, о котором упоминала Джейн.
Но откуда он здесь?
Значит, фрегат захвачен людьми Бэнкса?
Джейн… То ли ему почудилось, то ли тоненькая фигурка девушки действительно мелькнула в этой кровавой мешанине из сабель, пороха и человеческих тел.
Обернувшись, он едва успел увернуться от удара.
Перед глазами красным пятном всплыло лицо шкипера Бэнкса.
Тот пригнулся, но тотчас метнулся в глубоком выпаде.
Оттолкнув противника, Глостер вновь ринулся в атаку, но вдруг замер на месте.
Джейн была в двух шагах от него.
Она наступала, тесня к фальшборту толстяка боцмана.
Минутное замешательство едва не стоило капитану жизни.
Противник ринулся вперёд, рубанув саблей в полдюйма от его уха.
Отскочив, капитан переметнулся на левый фланг.
Бросок, и противник, застонав, рухнул на палубу.
Увернувшись от очередного удара, капитан ринулся к бортику.
Перед глазами быстрой тенью мелькнула Джейн.
Оттолкнув навалившегося на него матроса, Глостер ринулся ей на помощь, но девушка метнулась вперёд.
Замах, и боцман, качнувшись, рухнул за борт.
В тот же миг в её сторону рванулся какой-то матрос.
Оказавшись позади неё, он занёс для удара саблю.
Тело матроса медленно оседало на палубу.
Правое плечо капитана пронзила острая боль.
Тёплая кровь, пропитывая рубашку, каплями стекала вниз.
К горлу подступала тошнота.
Перед глазами в бешеном танце метались окровавленные тела.
Зло сплюнув, Глостер перехватил саблю левой рукой и ринулся вперёд… Вскоре бой был закончен.
В поисках добычи матросы бросились на нижние палубы.
Оставшиеся в живых люди Бэнкса спешно спускали шлюпки.
Вцепившись левой рукой в фальшборт, Глостер провожая их взглядом.
На мгновение ему почудилась знакомое лицо.
Он стоял вполоборота, выкрикивая что-то замешкавшемуся у трапа матросу.
Тучный, краснорожий, как многие офицеры Бэнкса, но весь какой-то рыхлый, заплывший.
Не похож на моряка.
Скорее… Воспоминания волной захлёстывали слабеющее от потери крови сознание.
Человек в шлюпке обернулся.
Не может быть… Голова закружилась, и Глостер рухнул на палубу… На нижней палубе было пусто.
Брошенные каюты зияли распахнутыми дверями.
Сжимая в руке саблю, Джейн осторожно приблизилась к одной из них.
Шаг вперёд… Каюта была пуста.
Ни клинков, ни пистолетов.
Лишь брошенный кем-то на полу листок бумаги.
Ещё шаг… Листок будто притягивал её к себе.
Наклонившись, она взяла его в руки и устремила взгляд на разбежавшиеся по белому полю причудливо-изящные завитки.
Сунув за пазуху злосчастный листок, она опрометью ринулась прочь.
В два прыжка взобравшись по лестнице, едва не споткнулась, наткнувшись на сидевшего на палубе хирурга.
Капитан лежал на спине.
Без привычного щёгольского камзола, в разорванной, пропитавшейся кровью рубахе.
Врач и двое его помощников пытались освободить его от остатков одежды.
Рядом стоял таз с водой и несколько бутылей и склянок.
И не подвергай свою жизнь опасности.
Капитан клятвенно обещал прибыть на Ямайку не позднее конца недели.
Роджер Барлоу, полномочный представитель его величества, стоял на юте и задумчиво глядел на кильватерную струю.
Как хитроумно играет человеком судьба!
Ещё недавно король направил на Ямайку Эшли с высочайшем распоряжением о поимке бывшего графа Глостерского.
Последнее заседание суда по делу о заговоре изменило всё.
Показания свидетелей подтвердили вину Глостера-младшего.
Под угрозой казни заговорщик раскаялся, но камеры в Тауэре ему всё равно не миновать.
И вот теперь суд требует вернуть Ричарду Шелли все титулы и имения.
В то же самое время Эшли нервно прогуливался по палубе патрульного фрегата.
Первая попытка поймать Глостера потерпела фиаско.
Он связался не с теми людьми.
К тому же они постоянно искали какую-то сбежавшую девчонку.
На этот раз он одержит победу.
Лучше бы всё же убить этого подлеца.
Ведь высочайший суд в Лондоне вновь вернулся к рассмотрению дела этой семьи.
Не дай Бог, всплывут делишки его нечистого на руку братца, и суд подтвердит невиновность Ричарда.
Ревность адским огнём вспыхнула в сердце.
Он ревновал к нему с первой встречи с придворной красавицей Шарлоттой, тайной любовью ветреного короля Карла.
Но даже король не смог удостоиться её внимания.
Такие женщины, способны полюбить лишь раз.
Он чувствовал это каждый день, каждую ночь их совместной жизни.
Читал это в её глазах, в каждой чёрточке её лица, и ревность вспыхивала в нём всё ярче, всё нестерпимее.
Отомстить, уничтожить, хотя бы потому, что он не может вырвать её сердца этого бродягу Глостера… Убить на её глазах, чтобы она смогла видеть его последние минуты.
Ведь она наверняка недаром решила сопровождать его в этом плавании.
Так пусть увидит его конец.
Он будет рад такой мести.
Свежий бриз теребил волосы в причёске.
Опершись о бортик, Шарлотта Эшли молча глядела вдаль.
Он где-то там, в море.
Недаром он именно так назвал своё судно.
Зачем она вышла в море?
Наверное, это отчаянная попытка в последний раз встретиться и поговорить.
И тайная надежда о том, что именно он, Ричард Шелли, одержит победу в этом последнем сражении.
И тогда… Сладкое тепло затеплилась в душе.
Кровь приливала к щекам при одной мысли о том, что он вновь заключит её в свои объятия.
Пусть он не будет с ней, лишь бы остался жив и невредим.
Её супруг, её возлюбленный.
Жаль, дочь никогда не увидит отца.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Быль
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 19.09.2018 в 11:21
© Copyright: Павел Дорохов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1