Первый день, а вернее вечер ушёл на пересмотр и чистку содержимого


Первый день, а вернее вечер ушёл на пересмотр и чистку содержимого, премного пострадавшего от неких клещей, ложноскорпионов и т.
Мои дела шли по своему неторопливому ритму, и это занятие позволяло не просто отвлечься от рутины жизни, но также окунуться в некую новую реальность.
Главное не растерять интерес к этому миру способному быть скучным для одних и, в то же самое время, таким завораживающе сказочным и насыщенным для других.
Это была, как оказалось, уже тринадцатая запись, почти половина тетради с началом Манускрипта была в форме накрепко склеенной волнистой пластины с желтыми крошащимися краями обветшавшей от времени бумаги.
Предыдущий тест заканчивался каким-то примером записи, под картинкой с кириллицей, см.
Таков был эффект добавки для этой завершающей первый цикл мистерий травы Буквицы к базовой основе напитка.
Этот мой 12-й обряд закончился чуть заметной тошнотой и последующим быстрым успокоением, ментальным расслаблением, повидимому незаметно перешедшим в сон...
По крайней мере на следующий день, переписывая свои воспоминания последнего акта своей мистерии, я так и не смог вспомнить как уснул … - какой-то обрыв памяти.
Гражданское и торговое право зарубежных стран. Учебник Вторая или какая-либо иная страница дана условно, согласно переводу, - Шелкопись состояла из двух рулонов шёлка, сотканного полосой в 29 см шириной и около 12 метров длиной каждый.
Я часто вспоминаю тот поход.
Моя гербарная рамка уже была переполнена и отказывалась принять новые образцы, часть из которых была даже размещена в моей походной сумке.
В тот последний день, после которого было намечено быстрое возвращение, я оказался вблизи одного из двух расположенных рядом странных и по-видимому древних сооружений из камней, которые, как я узнал позже, возвращаясь назад, назывались местными жителями Дольменами.
Несколько раз за свою экспедицию, я уже встречал эти, принимаемые мною вначале как нагромождение камней сооружения.
Однако позже, заметив наличие неких отверстий в камне типа лаза, через который едва ли мог протиснуться человек и то, что все они имеют некую соразмерность, я понял, что это искусственные сооружения.
Почему меня привлёк именно этот дольмен - в тот самый день!?
На вкус они оказались достаточно приемлемыми, даже весьма хорошими для моего положения.
Зарисовав плодик, листья с частью стебля и даже одиночный желтый цветочек на северной стороне, я тут же съел все плодики этого подарка судьбы, так востребованного моим организмом.
И только один из них, самый зрелый и яркий был положен в наружный карман походной сумки на дозревание.
Стебель растения уходил в ту самую груду камней, которую обильно оплёл с юго-восточной стороны.
Я заметил скудные остатки глины, а также кусочки известняка, как бы инкрустированные в эту ветхую замазку.
Неужели кто-то здесь пытался жить?!
Павлова О. (ред.) Россия - Родина моя. Державные символы России С одной из сторон я увидел, что один из камней закрывал такой типичный для данных сооружений вход, и имел в некоторых местах своего соприкосновения с другими каменными глыбами остатки растительных волокон бывших очевидно некогда верёвкой.
Присмотревшись внимательнее, я понял, что этот камень можно было сдвинуть и т.
Корень был необходим для описания и весьма желателен для гербария.
Сдвинуть руками камень не удалось, хотя моя физическая форма была вполне.
Огурчики были вкусными и питательными..
За время моего отсутствия на одной из освещённой солнцем небольших площадок, появился и грелся полоз весьма внушительных размеров.
Приходкин И. Домашние животные После охоты, отложив в сторону добычу, я забрался на самый верхний камень дольмена, свисающий по бокам как крыша, вставил свой деревянный рычаг в верхнюю боковую щель и напрягся.
Запирающий камень чуть сдвинулся и мой рычаг соскользнул, чуть было не сбросив меня.
Щель стала иной - с некоторым разворотом камня появился просвет, ширина которого позволяла мне вставить свой рычаг полностью, более эффективно и надёжно.
Через минуту я уже внимательно просматривал почти сумеречную темноту полости дольмена, так контрастирующего с ярким блеском солнечного осеннего дня вокруг.
Люк, открывшийся после удаления камня, был так же искусственно расширен до размеров, с которыми можно было проникнуть внутрь.
Особенно, если он один на один с природой.
Обходя очередной раз дольмен я внимательно просмотрел все поверхности на наличие скорпионов и пауков.
Я обошёл его снова, убирая на этот раз листья огурчика, а так же некоторые другие, старые сухие и мёртвые в щелях между валунами с помощью ветки.
Кроме парочки спрятавшихся кивсяков и десятка небольших наземных раковин конической формы, - никаких, тем более опасных обитателей.
Вернувшись к своему люку, я продолжил рассматривание полости дольмена протиснув голову внутрь.
Несколько щелей в промежутках между каменными глыбами пропускали свет, и уже можно было увидеть продолжение стебля моего огурчика со стороны самой крупной и яркой из них.
Глаза всё более привыкали к тусклому свету.
Половина поверхности почвы со стороны люка была каменной.
Не обнаружив никакой опасности внутри дольмена, с затаённой тревогой и осторожностью я начал влезать внутрь, просмотрев и наметив предварительно точки опоры.
Ножа было вполне достаточно, чтобы раскопать корни моего будущего экспоната.
Ступив на дно, я ещё раз осмотрелся.
В верхнем углу находилось покинутое осиное гнездо, серое, величиной с кокос.
Но что-то необычайное я увидел краем глаза внизу, позади себя, расположенное под самым люком и лишь потому, не увиденное мною ранее, при просмотре.
Паланик Ч. Бойцовский клуб По самой середине вазы, по экватору, был заметен ободок.
Верх был дном, как мне сразу показалось, когда я увидел закрытый круг.
На минутку, от волнения находкой я забыл о корнях.
Присев перед вазой и предположив, что она просто перевёрнута вверх дном, я притронулся к ней двумя руками, с осторожностью наклонив её в левую сторону.
Щель по экватору была слишком мала для убежища насекомых.
Что-то внутри, при наклоне мягко зашуршало.
Снизу также было днище.
Капсула какая-то, подумал я тогда.
Оставив вазу на прежнем месте как уже полученный трофей, я обернулся, вынул нож и аккуратно начал им рыхлить суховатую почву вокруг корневища моего огурчика, Корень был мочковато-стержневой, как у огурца, без каких-то особенностей на корешках.
Потому я решил просто обойтись рисунком.
Конечно, если бы рядом не было моей находки этой керамической капсулы, я бы довольствовался корнем, приложив его как экспонат.
Мне предстояло выбраться из дольмена с находкой.
Руническая надпись, типа Футарк Рисунок 12.
Осторожно подняв капсулу, я выставил её подальше на неровную поверхность нижнего камня люка дольмена и стал осторожно сам выбираться.
Не знаю, как так получилось, но видимо я задел капсулу, она опрокинулась и исчезла из просвета люка, освободив мне дорогу назад.
Я слышал глухой звук разбивающейся керамической посуды.
Эта досадная оплошность очень огорчила меня, и я уже не помню, как выскочил наружу в освободившийся проём.
Ослеплённый продолжающимся буйством дневного света я нашел разбитый сосуд, среди черепков которого и были эти самые два шелковых свитка и несколько прямоугольных шелковых кусочков по величине сопоставимых с шириной свитков, скрученных рулоном, и перевязанных, скреплённых тонкой шелковой нитью поверх.
Отложив чуть в сторону шелковые свитки и полупрозрачные кусочки, я рассмотрел черепки керамической капсулы.
Она состояла из двух тщательно подогнанных по размеру керамических ваз, одна из которых служила крышкой, плотно прилегающей к верхней части второй и доходя до особого стыковочного валика по периметру.
На черепках не было никаких надписей.
Не похож ни на фарфор, ни на глину.
Зарисовав по памяти форму корня у огурчика, а также форму вазы-капсулы ( См.
Уложив в свою походную сумку шелковые свитки и куски шелка, так же не имеющие почти никаких следов надписи или рисунка, я окончательно уверился, что пора назад.
Улов был достаточен, даже обилен, и превысил исходно поставленную цель.
Просто я не мог их взять с собой, перегруженная гербарная рамка и вещевой мешок, с трудом вместивший найденный шелк, не смогли бы вместить эти дополнительные экспонаты похода.
Для полного успокоения, завершая свой путь в этой одиночной экспедиции, я подошел и поверхностно осмотрел второй дольмен.
Он располагался метрах в 150 от первого и был практически такой же величины.
Однако его вход был привален более массивной каменной глыбой необычного темно-синего цвета.
Я сразу понял, что мне его не открыть, хотя окрылённый своей находкой я сделал бы всё возможное для этого.
Запеченный в листьях полоз оказался более значительным дополнением моего в основном вегетарианского рациона, чем редко вылавливаемые ящерицы, а также богомолы и саранча, насытил меня перед обратной дорогой домой, к университетскому братству, к замечательной девушке Нате.
Рисунок керамической капсулы, найденной в дольмене во время моей одиночной экспедиции, и содержащий шелковые свитки.
Никон был благодарен Нате за то, что она приняла такое участие в изучение его находки.
Тем более, что его ближайшей задачей был отчёт по экспедиции и написание работы, претендующей на первичное звание бакалавра.
Ната не только смогла увидеть слова на шёлке, но и вручную переписала всю латиницу на бумагу, и перевела текст на литовский и немецкий, для будущей публикации в популярном немецком журнале.
Никто не предполагал в то время, что очередная реформа церкви, христианской церкви, не позволит публикацию такого материала и немецкий вариант рукописи будет навсегда утерян для нас.
От этих переводов Шелкописи сохранилась только небольшая часть.
Небольшая, судя по нумерации на странице, однако важная: - она касалась состава напитка.
Процесс так же следует зачинать в новолуние, при крайней торопливости в последний день ветаха.
Продукт должен гореть голубым огнём.
Полученный настой хранят в укупоренном виде в стеклянной посуде, бутылях до использования.
Пробку следует укрепить и обмакнуть в горячий воск для должного сохранения эликсира.
Степень спелости определялась визуально, по дате сбора, и подтверждалась зрелостью, наполненностью семян внутри плода, после его разрезания.
Семена и внутренняя волокнистая часть удалялась.
Наружная кора предварительно вымытого и высушенного плода срезалась и удалялась.
К приготовленной нарезанной массе добавляют мёд в количестве равном.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 12.09.2018 в 10:02
© Copyright: Павел Дорохов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1