Иван, родства не помнящий


Иван, родства не помнящий
Несколько дней назад в редакцию «Делового Миуса» позвонила наша читательница Марина (имя изменено), проживающая в Матвеево-Курганском районе. Женщина рассказала, как всегда ждет и с удовольствием читает газетные статьи о судьбах своих земляков. Больше всего впечатлила ее история жительницы села Куйбышево Натальи Федоровны Карташевой, научившей наших женщин преданности и верности своей семье, оказавшейся в трудной ситуации. Как свидетельствует сама Марина: «Я сразу вспомнила и захотела рассказать вам другую историю: об удивительной неблагодарности, о редком бесстыдстве и феноменальной глупости своего односельчанина». Ее рассказ я привожу сегодня почти без правки, только заменив имена главных героев.

- Эта история началась 23 года назад в одном из сел нашего Примиусья. Жил на селе простой деревенский парень, тракторист по имени Иван. Хоть и не блистал он особой красотой, на селе считался женихом завидным – бабушка перед смертью отписала ему свою хату. Многие красивые девчата призывно улыбались Ивану на улице, однако из всех сельских красавиц выбрал он Оксану, дивчину, уже имевшую за спиной один несчастный брак и малолетнюю дочь. Рассуждал, видно, так: «Девки-то еще на что годны, сразу не разберешь, а эта – баба битая – сразу видно, на семью нацелена, с такой жить легче и проще».
Родители Ивана были против женитьбы сына. Как-то сразу не понравилась им Оксана, больно самостоятельной выглядела, больно сильным и упертым характером обладала. А больше всего не понравилось свекрам то, что невестка привела с собой «хвост» - дочку Олю от первого брака. «Корми еще и эту нахлебницу» - так рассуждали. Но поделать ничего не смогли – Иван и Оксана расписались и стали жить в завещанном Ивановой бабкой домике.
Оксана быстро устроилась на работу в одно из немногих сельских бюджетных учреждений, начала неплохо зарабатывать. Все свободное время она проводила дома, хлопоча по хозяйству – огород в сорок соток и куча домашней скотины требовали много сил и труда.
Вскорости родилась «совместная» с Иваном дочка – Ниночка.
Бабкину хату, где поселились супруги, пришлось достраивать и полностью переделывать на современный лад, превращая в большой и уютный дом для двоих детей. Не только спальни появились в нем, но и просторная кухня, теплая ванная и туалет.
Жили молодые не то, чтобы уж душа в душу, но и не совсем плохо. Одна только и была беда: зная за собой тайный грех - постоянную беготню за всеми доступными юбками – Иван чуть не до смерти ревновал Оксану. В каждом столбе виделся ему соперник, и он всегда пристально следил за каждым, с кем говорила и общалась супруга. Однако та поводов не давала, и Ивану, скрепя сердце, приходилось смирять в себе все ревнивые подозрения.
Да еще не давали ему покоя постоянные материнские да сестринские причитания и хулящие Оксану разговоры по поводу того, что досталась семье невестка «порченная», после чужого мужика взятая, а к тому приходится кормить еще и «приемыша». Каждый раз после визита в родительский дом надолго портилось у Ивана настроение, и порой целыми неделями ходил он задумчивый.
Однако жизнь шла своим неспешным чередом. Старость подкралась не только к родителям Ивана, но и к маме и отцу Оксаны, жившим в другом селе. Отец умер, а мама, поразмыслив, решила, что доживать остаток лет лучше под крылом у дочери. Продала свой домик и переехала в дом Ивана и Оксаны, отдав им все деньги от его продажи.
Так появилась у наших героев новая возможность еще что-то подремонтировать и перестроить, еще больше благоустроив свое семейное гнездо. Новую мебель купили, кое-то отложили дочерям.
Прошло еще несколько лет. Оля выросла и уехала учиться в Таганрог. Там познакомилась с хорошим человеком, вышла замуж, родила ребеночка. Единственное горе – своего жилья не было, квартиру приходилось снимать.
Не долго засиделась в девках и младшая, родная дочь Ивана - Ниночка. В столице Донского казачества, куда отправилась учиться, тоже встретила свою судьбу. Еще одну свадьбу дочери сыграла Оксана. Правда, и второй дочери не повезло найти мужа «с квартирой», но… Сердцу ведь не прикажешь.
Жить бы Оксане да радоваться, несмотря на все тучи, которые упорно плодили на ее горизонте свекры и сестры мужа. Но, видно, недооценила она всю темень, все несчастья, которые могли принести ей эти тучи.
Потому что однажды Иван, отправившись в гости к родне, встретил там Зоечку, первую свою любовь.
Как рассказывали на селе, со времен своей молодости прошла она «Крым и рым». По всему Примиусью поколесила, в иных малых хуторах не было свободного мужика, которого бы не «пропустила через себя» Зоечка. Троих детей за двадцать пять лет родила, и у всех отцы были разные. Жизнь особо не устроила, дома и семьи не нажила.
А тут – сестры да родители Ивана: «Помоги отбить сына у этой пришлой!» Да и первая любовь… Как тут не попробовать?
Говорили люди Оксане про мужа недоброе, что замыслил он семью порушить, да не верила жена в такие разговоры. Да и как можно даже представить себе такое? Да и Иван на все осторожные расспросы только отнекивался да отшучивался – мол, глупости мелют люди, знаешь же мою семью…
Но… грянул однажды гром. Пришел Иван и сказал Оксане, что больше жить с нею не хочет. Сказал, чтоб забирала свою мать, вещи свои и выметалась из его дома, потому как по закону, раз дом до брака им получен, ничего он с женой делить не должен и не будет.
Явилась и мать Ивана, сказав сватье своей: «На своей батькивщине надо было жить, чего сюда, к сыну моему в дом, приперлись? Теперь не обессудьте, не моя печаль, где вы жить будете! А у сына моего – другая будет жена, вашей Оксане не чета! Ей хата и достанется!»
Случившееся настолько потрясло женскую половину Ивановой семьи, что никаких слов не сказать. Мать Оксаны едва не парализовало на нервной почве. Оксана с горя почернела. Вещи собрала, какие муж позволил, а всех денег от него «отступных» только и добилась, что сто пятьдесят тысяч. Муж их на всех выделил – даже на собственную дочь Нину и ее новорожденного сыночка. Мало того, сказал Иван, что знать не желает больше не только Оксаны, мамы ее и падчерицы своей, но даже родной дочери, раз ей мать так жалко. Раз выбрала Нина мать, а не отца, так пусть и внука своего одна Оксана знает, он, Иван, не имеет к новорожденному Макару никакого отношения и внуком своим не считает.
Даже те селяне, что всякое за свою жизнь повидали, от такого поворота событий в шоке были. Предлагали Оксане в суд подать, на раздел имущества, нормального оценщика вызвать, который до копейки посчитает, сколько своего труда и денег вложили она и ее родители в Иванов дом. Предлагали и «поговорить» с Иваном в темной подворотне, «поучить» его уму-разуму. Были и те, кто новой жене Ивановой вслед плевался, прямо говоря, то такой «особо ядовитой» «искусницы» поискать еще…
Кто знает, может, характер такой имела Оксана и обиделась, а может, просто доброй была или по-настоящему мужа любила, только выполнила она его просьбу, в суд не подала, забрала все, что Иван позволил, и вместе со старенькой мамой перебралась в город к младшей дочери. Сейчас они все вместе снимают двухкомнатную квартиру и думают, как и на что им жить дальше, ведь тот, кто раньше был основой и «каменной стеной» их семьи, их предал и потому навсегда для них умер… Как и его родители…
А Иван тем временем счастлив. Как говорят соседи, «совсем крышу снесло». С «молодой» и «умелой» женой за ручку по улицам ходит, целует ее прилюдно «чуть не во все места», «аж смотреть противно». «Молодуха Зоечка» входит во вкус семейной жизни, примеряет на себя роль почтенной матроны и хозяйки большого дома. Недавно вот новую мягкую мебель за деньги Ивана купила. Говорят, скоро перевезет в Иванов дом свою младшую дочь. А потом и о других детях подумает.
А еще говорят, все сделает, чтоб имущество Иваново и Ивановых родителей ей и ее детям досталось, потому что «уж такой-то «порядочной» дурой, как эта Оксанка», она не будет. И своего теперь не упустит.
Что всей деревне осталось непонятным в этой истории, так это позиция матери и сестер Ивана. Народ так рассуждает: «Мужики-то, ладно, какой с них спрос? Они все – простота, словно телкИ пастбищные. Большинство из них юбкой помани – побегут, хвост задрав и обо всем на свете забыв. Но эти-то дуры - женщины! Где их головы? Нину - родное свое детище и честную женщину, мать его, из дому под старость лет выжили, а потаскуху и аферистку, у которой трое «хвостов», на их место приняли. Ладно, невестку ненавидели, но чего же лучшего в результате получили?»
***
Действительно, большей женской глупости, чем та, что описана в рассказе Марины, представить себе трудно. Как и большей мужской неблагодарности.
Вряд ли Иван сможет стать по-настоящему счастливым с новой женой. Верю, что он потерял от Зои голову и наверстывает упущенное в молодости, как сказали бы семейные психотерапевты, «закрывает гештальт». Но очень сомнительно, что у Зои к нему такая же «большая любовь». Такие женщины, как "Зоечка", в отличие от обыкновенных «Оксан», всегда остаются холодными, головы не теряют и своего не упустят. Тут уж, как говорится, к гадалке не ходи…
Елена Мотыжева



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 11.09.2018 в 14:18
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1