Рождественские истории земных Мадонн


Рождественские истории земных Мадонн
С давних пор один из самых любимых и почитаемых в нашем народе праздников – Рождество Христово. Рождение Спасителя всегда символизировало не только возрождение солнца после зимних темных дней, но и начало новой жизни, начало нового года. Оно несло в себе идею спасения, продолжения рода и бессмертия. Это день великой радости и обновления мира.
На Руси Рождество испокон веку тесно и неразрывно было связано с семьей, ее возрождением, ростом и благосостоянием. Может быть потому, что семья и дети – это и есть колыбель бессмертия человечества, залог его будущего спасения…
А может быть потому, что каждая женщина, ставшая матерью - это, по своей сути, земная Мадонна, земная Богородица, несущая в мир свое дитя. И у каждой есть ее собственное, самое неповторимое Рождество. Это - рождение ее ребенка, рождение всех ее детей…
В светлые рождественские дни наша газета предложила миусским женщинам поделиться самыми яркими моментами Рождения новой жизни. Поделиться со всем миром счастливыми минутами, которые эти безвестные русские богородицы годами бережно хранили в своей памяти…

Светлана:
У меня двое детей. Совпадения, поистине, поразительные. С обоими мне всю беременность хотелось арбузов и вареной кукурузы. Оба родились в високосный год, зимой. Оба – девятого числа. С обоими поступала рожать в пятницу, а выписывалась в среду. С обоими, и когда поступала, и когда выписывалась, хлопьями валил белый, пушистый снег.
Сына я рожала в двадцать лет. После родов в родзале лежала и смеялась, как ненормальная. Серьезно, хохотала до колик. Это я так радовалась своему счастью. Радовалась, что родила мальчика, ведь мне очень хотелось, чтобы первым был сын. Радовалась, что все кончилось, что я смогла…
Дочь я рожала в двадцать восемь. Помню, как детская медсестра сказала: Смотрите, а она уже со щечками!» Наверное, к тому времени что-то изменилось в моем мироощущении, потому что после вторых родов я лежала и плакала, почти навзрыд. Плакала, потому что радовалась своему счастью. Радовалась, что у меня родилась девочка, я очень хотела, чтоб второй девочка была. Радовалась, что я опять смогла…
Галина:
Сын у меня родился двадцать пятого декабря, это католическое Рождество. Смеюсь, что сын - мой рождественский подарочек.
Что мне запомнилось? Тогда как раз Кашпировский выступал по телевидению, всех «заряжал». Так и говорил: «У кого будут роды, все пройдет безболезненно, все будет хорошо и легко». В один из таких вечеров меня отвезли в роддом и я родила. Все было, как говорил Кашпировский – легко, быстро и безболезненно. Но когда мне показали ребенка – это был вылитый Кашпировский. Черный чубчик, выражение лица и все такое прочее, - ну, один к одному! Потом он, конечно, изменился, но первый месяц – это был точно Анатолий Михайлович… Хоть верьте – хоть не верьте…
А с дочерью… Мне перед ее рождением сон приснился, что у меня родится девочка, хорошенькая, красивенькая, а вместо ушек у нее – цветочки-колокольчики. И вправду, родилась девочка, как я и хотела. Только одно ушко у нее – «лопоухенькое» получилось… Наверное, это у нее такая «достопримечательность», которую я во сне увидела…
Нина:
Самый яркий момент, связанный с рождением первого ребенка, у меня такой: когда родился мой сын, он был такой маленький, такой жалкий… Так хотелось прижать его к себе и защитить от всего на свете. Мы привезли его домой, я положила его в кроватку и стала перед ним на колени… Не знаю, почему… Даже сейчас, через много лет, у меня слезы выступают, когда я вспоминаю этот священный трепет, с которым я глядела на свое дитя…
Потом появилась дочь. Когда у меня был только один ребенок, я думала, что больше любить кого-то, чем его, я уже не смогу. Когда родился второй, я поняла, что моя любовь такая огромная, что ее легко хватит на двоих…
А еще, я не понимаю, как мама может не узнать своего ребенка, даже если она его видела всего один раз в жизни. Моя палата была самой последней и потому моего ребенка мне приносили кормить уже после всех. Смотрю: не мой ребенок. Так медсестре и сказала. Она мне: «Как это – не ваш ребенок?» А потом на бирку глянула и как закричит на весь коридор: «Девочки, кто чужого ребенка кормить начал?» Одна тут же отозвалась: «Ой, правда, я не своего кормлю». Вот не могу себе понять, как можно перепутать? Что за мать такая?
И еще запомнилось, как мы все, первородки, лежали в одной палате и хвастались своими детьми друг дружке. Каждая, наперебой, говорила: «Мой ребенок – самый красивый». И только одна мамочка, новенькая, молчала. Мы у нее спросили ее мнения. А она и говорит: «Я сегодня родила третьего ребенка. Поэтому для меня самый красивый – мой…»
Елена:
Детей у меня двое. С обоими знала, когда забеременела, снились такие сны. Всю первую беременность порхала бабочкой и все мне очень нравилось. Но роды запомнились ужасной, невыносимой болью. Казалось, еще немного сильнее заболит, и все, я сойду с ума. Рожала долго, ребенок был крупный. Потом как-то рассердилась на себя, думаю: «Да что ж я никак не могу родить?» Как только рассердилась, так и родила. После родов, когда сына положили мне на грудь, меня потрясло, какие глаза у новорожденных. Глубокие, ничего не видящие и одновременно видящие все…
Еще помню, как после лежала в родзале в какой-то прострации. Вообще, после родов по-другому смотришь на мир. Какое-то странное, неизъяснимое спокойствие, какое-то тихое блаженство сошло на мою душу. И тело было, словно невесомое, абсолютно ничего не чувствовало.
Второй ребенок дался намного труднее. Пришлось делать кесарево. В первый раз увидела сына в реанимации. Долго тормозила, на кого же он у меня похож. Смотрю, ну до боли знакомое лицо, а чье - понять не могу…И только через пару дней до меня дошло, что сын – это вылитый муж в детстве…
А еще помню, муж вместе с поздравлениями, в смс-ке написал, что у нас родился настоящий «Водолей» - в его день рождения прорвал водопровод на улице и водой залило три двора, в том числе и наш…
Вообще – нет, наверное, для женщины ничего более приятного, чем запах молока, которым от маленькой лялечки пахнет… Станешь на колени перед кроваткой, в волосики носом зароешься и… Никакой другой запах с этим не сравнится…
Карина:
Был последний февральский день, очень холодный, солнечный. Чтобы отвлечься от невыносимой боли во время схваток, я смотрела в окно на снег и солнце. И была счастлива от осознания того, что скоро родится мой ребенок. Потом были роды. Я увидела, как сильно задергал ножками и ручками мой ребенок, услышала, как жалобно он заплакал. Когда все закончилось, и я приходила в себя, я увидела своего сына. Он лежал на столике, около окна, завернутый в пеленку, и улыбался, освещенный солнечными лучами. Он был похож на ангела. Я никогда в жизни не забуду этого момента…
Потом снова началась реальность. Ребенок родился маленьким и почти не кушал, его отвезли в детскую больницу, меня выписали, я приехала к нему. Когда я снова увидела его маленькое тельце, подключенное к капельнице, мое сердце сжалось от боли. Пришло осознание того, что это - моя дорогая кровиночка, сыночек, жизнь которого теперь зависит от меня, моей заботы, моей любви, моего молока. И я боролась за его жизнь, за его здоровье. Я выполняла свою особую материнскую миссию и радовалась каждому прибавленному им грамму.
Кормление грудью было каким-то особенным, волшебным, самым счастливым временем… В этот момент весь мир переставал существовать, были только я и мое дитя. Окутанные негой, мы общались без слов, узнавали друг друга и познавали вместе какие-то древние истины.
Есть какое-то чудо, божественное начало в рождении нового человека, начинаешь чувствовать себя всесильной, необыкновенной женщиной…
Ольга:
Мне роды запомнились тем, что муж делал колесо у машины, а я бегала вокруг него и кричала: «Я рожаю!» А он мне отвечал: «Подожди, я колесо доделаю, и поедем…» Будто это возможно – перестать рожать, когда уже начала… Потом он меня, на радостях, еще и поздравить забыл. А роды – обыкновенные были, как у всех. Девочка родилась.
Татьяна:
Перед тем, как я забеременела, мне приснился сон. Будто иду я по улице, а откуда-то сверху мне женский голос говорит: «Подставь ладони». Я послушалась и подставила. И в руки мне с неба упала маленькая голубая рыбка. Почему-то я сразу поняла, что у меня будет ребенок и что родится девочка.
Рожала я дочь поздно ночью, в ноябре. Схватки шли вовсю, было очень больно, а я молодая совсем была, стеснялась кричать, видела, что все люди спят. Подхожу тихонько, бужу акушерку, говорю: «Я уже не могу терпеть». А она, не просыпаясь, отвечает: «Не может быть». Думаю, может, и впрямь рано? Роды-то у меня первые, не знаю, когда время… И дальше хожу по коридору, терплю. Так раза четыре к акушерке подходила. Кончилось тем, что рожать прямо в коридоре начала. Тогда уж меня под белы рученьки и ноженьки подхватили, и как икону Богородицы, в родзал понесли.
И правда, родилась девочка. Беленькая, как первый снег, который как раз в этот день выпал. А вокруг всей головы, точно корона, красное родимое пятно отпечаталось… Очень я боялась, что оно где-нибудь на лбу у дочери видимым останется. Однако, бог миловал…
А еще помню, что первый вопрос, который я акушерке задала, был: «Сколько времени?» Она очень удивилась: «Сейчас полдвенадцатого. Но зачем тебе это знать? Всегда ведь спрашивают, кто родился. Или тебе это не интересно?» А я отвечаю: «Я хотела, чтоб дочь двенадцатого числа родилась, а не тринадцатого. Тринадцатого – не очень хорошее число, говорят. А что у меня девочка, это я и без ваших слов знаю. Мне так еще в начале беременности приснилось».
Ольга:
После родов испытала смешанные чувства. Во-первых, радость и гордость. Во-вторых, какую-то ответственность, какую-то серьезность, что я теперь стала мамой… А в-третьих – облегчение, что у меня больше нет большого, неудобного живота…
А самое яркое впечатление… Больше всего мне запомнились тараканы, которые по мне бегали в роддоме. Я лежала рядом с батареей отопления, видимо, они в ней жили. Ночью проснулась от того, что по мне тараканы «пешком ходят». Такой был ужас! Более неприятных впечатлений сложно себе придумать….
Светлана:
У меня мама работала в роддоме санитаркой и иногда дома рассказывала истории, как роженицы бросали своих новорожденных детей, писали на них отказную. Меня всегда эти случаи очень расстраивали и возмущали.
Когда я родила первого ребенка, что-то перевернулось в моей голове. У меня было такое странное чувство, будто больше во всем белом свете никогда не будет брошенных детей. Просто я не могла понять, как можно отказаться от такого чуда – своего ребенка, когда ты взял его в руки и понял, что это - твое. Твое творение.
Может, от того, что все было впервые, не знаю, но меня реально восхищал мой сын. А еще – я испытывала такой восторг, такую радость от самой себя! Может, это смешно, но я немножко чувствовала себя богиней. Я удивлялась самой себе, как я смогла из ничего, из невидимой песчинки, создать, сотворить такое чудо, как мой ребенок. Его пальцы, его бровки, глазки, тельце… Весь живой маленький человечек, дышащий, чувствующий… Ведь это - настоящее чудо!!! Самое большое на свете…
В роддоме нам не разрешали распеленывать своих детей самим. И труднее всего было дождаться выписки, чтоб не кинуться смотреть, какой он под пеленками. Особенно мне хотелось почему-то рассмотреть его пальчики... Однажды, во время кормления, сын двигал ногами и распеленался снизу… Я целовала, забыв обо всем, эти его пальцы, малюсенькие и самые красивые на свете…Такой восторг редко когда еще в жизни испытаешь…
Со вторым ребенком все было несколько прагматичнее, что ли. Я запланировала вторую беременность. Очень береглась от влияния всех вредных факторов, соблюдала все предписания врача. И потом, когда родилась дочь, я сразу ее всю обсмотрела, чтоб здоровенькая была и все на месте. Посмотрела, на кого она похожа. И сказала сама себе: «Света, ты молодец…»
Александра:
У меня было кесарево. Я была в сознании во время операции, и еще не видя малышку, услышала, как она заплакала. Помню какой-то трепет и какой-то свое нетерпение, мне так хотелось скорее увидеть ее. Если можно было, я б и со стола, кажется спрыгнула…
Когда все закончилось и я немного пришла в себя, мне принесли мою дочечку. Она смугленькая родилась, вся черненькая, такой маленький спящий комочек. В кипейно-белых пеленках и с черными волосами. Не знаю почему, но именно этот первый момент я чаще всего вспоминаю… Не знаю, и как назвать то чувство, которое я впервые почувствовала тогда к своему любимому сокровищу… Наверное, это - огромное тепло…
А еще, как все мамы, наверное, я хоть на коленках готова идти за ней, куда угодно…
Елена:
Мне врачи не разрешали рожать, были проблемы со здоровьем. Когда я пришла становиться на учет, гинеколог накричала на меня, что беременность меня убьёт, а она не хочет за меня отвечать. А я решила, что, во что бы то ни стало, не только рожу, но и буду жить. Жить ради своего ребенка. Что это за женщина такая, у которой нет семьи, детей? Пусть она хоть президентом будет или известным писателем, если она не подарила жизнь хотя бы одному ребенку – это не женщина, а пустоцвет…
Что я только не вытерпела, каких только слов о своей глупости не наслушалась! Для того, чтобы выносить сына, мне пришлось отказаться от любимой работы, я всю беременность пролежала в больницах. Вены на руках стали, как у хронической наркоманки. Кололи в кисти и ноги…
Потом было кесарево. А после – опять уколы и капельницы…
Когда мне, наконец, принесли кормить мое дитя, мое живое чудо, я заплакала. Я не знаю, стала ли я в тот момент богородицей, но именно тогда я поняла, почему на свете нет ничего сильнее материнской любви. Потому, что мать даже из могилы будет любить свое дитя. Болеть за него и стремиться защитить от всего на свете.
А еще я поняла, почему русский человек из всех святых сильнее всего любит и больше всего преклоняется именно перед Божьей Матерью. Потому, что она для него – мать всех матерей…
Я не претендую на истину в последней инстанции, но для меня каждая женщина, с любовью подарившая миру дитя – это богиня, земная богородица, несущая людям жизнь, свет и добро… Богиня, достойная величайшего почитания за свой священный дар и нелегкую обязанность – делать человечество бессмертным…
Мое дитя! Мое живое чудо,
Рожденное в энергии любви!
Ты – бог, сюда пришедший из оттуда,
Лучом своим коснувшийся земли…
Моя мечта, моя любовь живая,
Как солнце, осветившая меня!
Кто знал такое – миру открывает
Сияние небесного огня…
Елена Мотыжева



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 10.09.2018 в 19:11
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1