Два самых богатых мужчины на свете


Что для нас женщин, важно, когда мы смолоду оцениваем мужчин, выбирая их?
Спроси любую, и любая приведет целый список требований, которым должна соответствовать сильная половина человечества. У одних в нем на первом месте будет наличие невероятной любви, у других - надежность, у третьих – деньги, у четвертых - ум. Сколько женщин, столько и мнений.
И, только прожив рядом с одним человеком много лет, начинаешь ценить в нем еще одно, очень важное качество – способность долго жить рядом с тобой, выдерживать все твои недостатки и быть при этом счастливым.
Сколько их, распавшихся пар, которые были «заедены» бытом, разлучены тайными возлюбленными! Сколько пар, растерявших не только свои чувства, но и всякое уважение в бесконечных полемиках о том, кто в семье главный.
И как мало семей, сумевших дожить до золотой, до изумрудной свадьбы… Как мало мужчин, сумевших подарить своим женам горящее золото любви и бесценные изумруды прожитых вместе лет…

МУЖЧИНА С ЗОЛОТОМ
Вячеслав Яковлевич и Валентина Федоровна Терещенко – довольно известные в Матвеевом Кургане люди. Он – учитель, выведший в «люди» несколько поколений учеников. Она – врач-педиатр районной больницы. В мае эту пару награждал памятным знаком, по случаю юбилея - золотой свадьбы, сам Губернатор Ростовской области. Но для меня Вячеслав Яковлевич – это, прежде всего, мой школьный учитель. Человек, которого я знала еще совсем девочкой…
Вы никогда не навещали своих старых учителей? Попробуйте как-нибудь вспомнить о них и навестить. Не могу сказать обо всех, но они есть – те, кто бесконечно рад тебя увидеть. Так искренне, со слезами, радуются твоему приходу, еще разве что, родители. Так тепло тебя встречают только родители и старые учителя…
- Сам я родом из Луганской области. Как попал в Курган? Я учился в Таганроге, в пединституте. Жил в комнате с товарищем, он ассистент был, на пару лет старше меня. Тоже, кстати, Славой звали. Я уже на последнем курсе учился, когда от приемной комиссии послали его в Курган, агитировать учеников. Он, конечно, и в районо зашел. Там ему и сказал, что им требуется несколько учителей, в том числе и учитель-математик.
Славик сразу, как вернулся, ко мне пришел и к еще одному парню, Саше, другу нашему. Так и так, два места есть. Про Курган я знал, я через него домой ездил. Садился в Таганроге на электричку, и до Ясиноватой. А после – на Луганск. Близко выходило, всего одна пересадка.
Я руками и ногами ухватился за это предложение. «Конечно, - говорю, - согласен». На распределение, чтоб попасть туда, куда мне хотелось, пошел я одним из первых. Знал, что поначалу процедуры комиссия лояльно к желаниям выпускников относится. А потом, как пойдут девчата (они у нас на четвертом курсе все замуж повыскакивали, чтоб только с мужьями распределиться, куда им нужно было), уж по-другому смотрит. Ведь у них тоже свой план: в Южноуральск сколько-то учителей нужно, и в Дагестан сколько-то. Хочешь - не хочешь, кому-то туда ехать все равно придется. Саша со мной первым идти не захотел, чуть не последним вошел, так ему как раз Дагестан и достался.
Когда меня распределять стали, сразу вопрос задали: «Почему Курган? Наверное, к родителям?» Я ответил: «Нет, не к родителям. Родители на Луганщине живут». Больше вопросов не было. Так что рассчитал я правильно, в Курган меня и отправили.
А я посмотрел, и он мне сразу приглянулся. «Зеленый, - думаю, - поселок. Это - главное». Я на Донбассе угля и навидался, и нахватался много, там все вечно черное от пыли угольной. Шахта на шахте. И домой, опять же, ехать недалеко. Потому здесь мне все понравилось.
С моей супругой, Валентиной Федоровной, мы прожили уже 51 год. А познакомил меня с нею Анатолий Федорович Кравцов, хирургом был в нашей больнице, он потом в Уганду, в Африку работать уехал. Так дело было. Меня поставили на квартиру к одному учителю, Анатолию Матвеевичу, жил напротив первой школы, это по улице 40 лет Пионерии. А Анатолий Федорович возле рынка жил, в двухэтажных домах. Вот я с ним через своего квартирного хозяина и познакомился, дружили они.
Анатолий Федорович оказался моим земляком, с Луганской области родом. Разговорились, конечно. Он и стал меня спрашивать, женат я или не женат. У него самого жена учительница была в первой школе, английский преподавала. А у меня – какая жена, я только институт закончил.
Тогда Анатолий Федорович и говорит: «А у нас в больнице молодая врач есть, очень хорошая девушка. Тоже только институт закончила». Валентина Федоровна местная была, из Кургана. Не знаю, как ее после института сюда распределили, может, потому что тут родители жили.
Я задумался, что делать. Прикинул, что жениться мне когда-нибудь все равно надо будет. Девчат, конечно, видел много, а чтоб глянулся кто – не было таких. А тут – надо определяться, раз хорошая девочка попалась.
И все же, я, наверное, долго бы еще с нею знакомился. Но тут, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Жил я на квартире в проходной комнате с земляным полом. И конечно, зимой простудился. В больницу попал. Вот там мы с нею, наконец, и познакомились. Она врачом-педиатром работала. Прохожу по коридору, гляжу, сидит, пишет что-то. Тут Анатолий Федорович пришел. Ну и представил нас друг другу.
Полгода мы подружили, походили, а потом, в шестьдесят втором, – поженились. А после, через год, в шестьдесят третьем, моя Лариса Вячеславовна родилась.
Торжественной росписи у нас не было. Тогда еще и дворца, где сейчас расписывают, не было. Зарегистрировались в загсе – и все. А потом, через неделю, свадьбу отметили, у Валентининых родителей во дворе.
Как жили? Да всяко бывало. Бывало, и ссорились, как все. Вот часто меня спрашивают, кто в семье главный. Пожалуй, что жена. Чтобы хорошо жить, надо уступать друг другу. Я всегда это помнил. Потому уступал чаще.
Вы все спрашиваете, в чем секрет долгой совместной жизни? У меня журнал о золотых свадьбах есть, где все говорят как раз о секретах. Вот, прочту, выбирайте любой вариант: «Жить вместе – значит доверять и понимать друг друга». «Для того, чтобы прожить жизнь вместе, надо уважать друг друга, терпеть недостатки и уметь прощать». «Основа всего в семье – любовь, уважение и трудолюбие». «Секрет счастливой семейной жизни – в самой жизни. Каждый день надо жить в согласии и в любви».
Наверное, читая все эти высказывания других юбиляров, могу от себя и от имени Валентины Федоровны сформулировать и свое: «Для счастья в семье важно сохранять здоровье, работать, уступать друг другу, и с первых дней уважительно относиться к мнению второй половины. Время так быстро летит, любовь остается, а молодость проходит. Нам даже непонятно, почему мы так быстро состарились…»
В первой школе я отработал 18 лет, и в третьей – 33. Когда третью школу построили и открыли, нашу, первую, разделили, и учеников, и учителей. Меня тоже переводом направили в новую. Так что даже стаж не прерывался, пятьдесят один год я учительствовал.
А почему учителем стал? Это длинная история. Я был хорошим учеником. Уже в третьем классе дошло до меня, что я должен учиться для себя. Отец мне в первом классе сказал: «Ты учишься для себя. Я, даже если в школу вызывать будут, туда не пойду. Но, если записи в дневнике плохие увижу, ремешок у меня широкий, солдатский». И я учился, почти отлично, похвальные грамоты имел за каждый класс. Особенно мне математика давалась, русский – хуже. Но на серебряную медаль шел.
А потом, в десятом классе сдавал экзамены. И по сочинению получил «пять». Не знаю даже, как мне ее поставили, может, постарался или еще что. Математику у нас вел директор. И он (признался потом сам) не захотел, чтобы я смог претендовать на золотую медаль, на нее уже были кандидаты. Потому и поставил мне по математике, и по алгебре, и по геометрии, «четыре». А когда мое сочинение в область отправили, там ему балл сняли, и по русскому поставили, в итоге, тоже «четыре». Вышло у меня в аттестате три «четверки», а для серебряной медали нужно, максимум, две. Так меня лишили медали, и золотой, и серебряной.
Обидно было, конечно. Но больше всего обидно за то, что по математике оценку занизили. Заело меня это. И тогда я решил и сам себе, и своему учителю доказать, что я знаю математику и знаю ее на «пять». Так и пошел я учиться на физмат.
Потом и дочь математиком стала. А почему? Не знаю. Я отдыхать поехал, а она поступала как раз. Собиралась, на учителя начальных классов поступать. Мы с супругой прикинули: для девочки нормальная профессия. Приезжаю с отдыха, а Лариса мне говорит: «Папа, я на физмат поступила. Передумала». Наверное, решила быть, как я. Странно может, но на медицину ее и не тянуло никогда. Наверное, мои гены сильнее оказались…
Ни разу не пожалел, что такую профессию выбрал, и нервы у меня от школы не расшатались. Я всегда старался сдержанным быть. Ну, конечно, мог с третьего замечания и подзатыльник мальчишкам дать. Это тогда. Сейчас за такое сразу побегут прокурору жаловаться. А те, давнишние мои ученики, меня встречают сегодня, говорят: «Давали вы мне по шее. Мало давали. Надо было сильнее настучать…»
Сейчас все поменялось. Родители, чуть что, приходят. И претензии все не к ученику, а к учителю, что их шалопай уроки не учит и балуется на занятиях.
Вообще, за время моего учительства, много дети поменялись. Отношение у них к учебе разное. Те, что раньше были, учились для знаний, а не за аттестат и натянутую «тройку». Не было учительской несвободы. Знаешь на «два», получай «два». И учитель – прав. Бывало раньше, тридцать лет назад, у меня в классе за четверть - одиннадцать «двоек». И все нормально.
А потом что стало? Одна-две «двойки» на три-четыре класса за четверть – и это уже ЧП чуть ли не районного масштаба. Начинается цитирование лозунга московских учителей: «Нет плохих учеников, есть плохой учитель». Оттуда, из Москвы, это и пошло. Стали втирать очки друг другу. В этой школе «двоек» столько-то, а той – столько-то, значит, эта хуже, а та лучше. Начали учителей заставлять ставить не то, что они считают заслуженной оценкой, а то, что «нужно», чтобы школа не выглядела хуже всех. Вот и изменилось у детей отношение к учебе: «Все равно «три» поставят!» Так и перестали учиться для себя.
А ученики меня вспоминают. Иногда встречают прямо на улице, спрашивают: «Вы мою бабушку помните? Она же у вас училась…» А я отвечаю: «Конечно, помню. Всех помню. И все мои ученики – мне как родные дети…»

МУЖЧИНА С ИЗУМРУДАМИ
Николай Михайлович и Нина Куприяновна Кондратенко - жители села Екатериновка Матвеево-Курганского района. Два месяца назад их семья отметила пятьдесят пять лет совместной жизни – изумрудную свадьбу. С Николаем Михайловичем я познакомилась совсем недавно, когда пришла работать в «Деловой Миус». Не понравилось ему, что и как сказал главный герой одного из написанных мной материалов, и он позвонил мне в первый раз. Так мы и познакомились. Оказалось, Николай Михайлович – очень общительный и открытый человек, активный читатель нашей газеты, прочитывает ее от корки до корки. И потом готовит для редакции отзывы на опубликованные материалы, которые мне всегда интересно выслушать.
- 1 октября мы с супругой отметили пятьдесят пять лет совместной жизни. Супруга моя, Нина Куприяновна, родом из Мало-Екатериновки, а я – коренной екатериновец. А познакомились – случай помог. Отслужил я в армии, в 1957 году вернулся. Раньше по всем клубам кино демонстрировали, очень это народ любил.
И в Екатериновке в клубе кино крутили. А тут усилитель поломался. Я в армии в авиации служил, радиолюбителем был, вот и помог клубу, починил аппарат. Начальник кинофикации только узнал, сразу ко мне приехал: «Давай, мы тебя в Ростов учиться пошлем? Будешь у нас киномехаником». Я подумал и согласился, работать ведь надо было устраиваться.
Закончил в Ростове школу киномехаников и вернулся в Екатериновку. Стал разъездным киномехаником работать по всей своей зоне. Однажды в «Технику» кино повез. И там, на киносеансе свою супругу и встретил. Познакомились, а после, в 1958-м, – поженились.
Детей у нас трое. Старший сын пошел в отца. Работает связистом, обслуживает станции АТС и живет в нашем селе, в Екатериновке. Второй сын окончил в Севастополе школу мичманов и прапорщиков, по распределению попал на Дальний Восток. Там пять лет ходил на военных кораблях. В «лихих девяностых» ушел в Рыбфлот, потом стал водителем такси, семью нужно кормить было. На Дальнем Востоке себе и жену нашел.
Дочь у меня отучилась в Персиановке на бухгалтера. Сначала за местного замуж вышла, тоже дочку родила. Но муж у нее пил, и они разошлись. А однажды к нам домой с Дальнего Востока на побывку сын с товарищем приехали. И этот товарищ, как говорят, глаз на мою дочку положил. В общем, кончилось все тем, что и дочь у меня на Дальний Восток, вслед за сыном и этим его товарищем уехала, а там и сыночка себе приобрела от второго мужа. Сейчас у меня уже трое внуков и двое правнуков. Внучка вот недавно на Камчатке олимпийский огонь в эстафете несла. Наверное, было, за что доверить такую честь.
По профессии я – связист. Когда пошло в народ телевидение, это был 1961-62 год, стало кино уже не такое популярно. Я понял, что скоро надо будет мне другую специальность себе искать. Представилась возможность - перешел в связь. Снова отучился и стал обслуживать станции АТС, разъездным механиком. А еще - стал в Екатериновке радиоузлом заведовать.
И супруга моя всю жизнь проработала на селе. Сначала в амбулатории, санитаркой была, а потом - дояркой на ферме семь лет. После - опять санитаркой устроилась, когда в Екатериновке новую больницу построили. Хорошая у нас больница была, настоящая. В то время в ней даже рожениц оставляли рожать. Короче говоря, где в деревне находилась работа, туда моя Нина Куприяновна и шла…
Как мы с супругой жили? Да особо и не ссорились. По мелочам, разве что. Наверное, понимали друг друга. А кто в семье главный? По-всякому бывает. Кто первый поймет, что был не прав, тот и главный.
А ну-ка, мы вдвоем сколько прожили! Дом построили, правда, колхоз помогал, это в конце шестидесятых было. У меня мама умерла, остался отец – участник войны, инвалид. Его досматривали. И всю жизнь в работе. У меня ведь первая специальность – столяр-краснодеревщик. Она мне тоже копейку давала. Чего я только народу не делал: и рамы, и лутки, и двери, - все для строительства. Есть, конечно, мастера, которые по дереву режут еще и украшения, дорогую мебель какую-то. Но я – не художник, я - столяр. А еще - телевизоры, радиоприемники всей деревне чинил, как радиолюбитель, разбирался я в этом. Тоже, все-таки, какой-то достаток семье.
Уж только на пенсии мы с женой себе хобби для души завели. Она – цветов море насадила, и дома, и в палисаднике, а я – народной медициной увлекся. Вот узнал недавно китайский рецепт от гипертонии: «Сто грамм подсолнечных листьев каждый день, всю жизнь, как чай два раза в день заваривать и выпивать». Надо будет попробовать, подсолнухов-то у нас летом – эвон сколько.
Сейчас время другое, люди сильно изменились. Все норовят ухватить, что получится, а после – замыкаются в себе. Закрылись люди. Каждый сам в себе варится. А раньше – всем миром столько дел делали! И стены в домах соседи мазали друг другу, и полы стелили, и крыши крыли, и все - бесплатно. Знали, что потом и сосед тебе на помощь всегда придет. И все вместе всегда праздники отмечали, всей улицей веселились. От бедности кто что мог, на общий стол от своего дома приносил. Только и лежало там съестного – огурцы, сало да картошка, а радости было – до небес. Жалко, что сейчас не так…
Как вместе столько прожить, чтоб не разводиться, спрашиваете? Я вам скажу: из моих одногодок, что в те года, когда и я, поженились, Лебедевы вот, Алексеевы, Барановы – никто не разошелся. Отношение, наверное, другое к семье было. Много серьезнее. О детях, о супругах больше думали, чем о себе. Это сейчас, видно, время такое настало, даже сам не пойму, с чем его сравнить…
Вот, вчера Путин с литераторами встречался. Так ему там кто-то шибко умный предложил вовсе из школьной программы убрать Есенина, Бунина, еще других писателей. И из программы убрать, и из книг школьных их любовные произведения и всю любовную переписку вымарать. Дескать, они очень развратные, чему наших детей учат?
Спрашивается, чем провинились писатели и поэты, когда всю мерзость жизни дети и молодежь сегодня из интернета и с телевидения впитывают? Про интернет вообще молчу, но даже по телевидению, открыто, посмотрите, чему учат! Ведь там, на каждом канале, все проблемы решают только пистолетом. Показывают каждый день так, будто убийство – плевое дело. Будто это не человека – муху прихлопнул. Все привыкают, что это – нормально. А разве правильно к человеческой жизни, словно к мусору, относиться?
Думаю, чтобы не разводиться, уважать друг друга надо. Всякое, конечно, в жизни бывает, сам видел. Может, и встретится кто-то, кто тебе лучшим покажется. Тогда надо, вместо того, чтоб сразу бежать за ним, просто проверить, подумать, а лучше ли этот человек, чем тот, с которым ты годы прожил. И окажется, что совсем не лучше… Вот вам и уважение… И любовь…
***
Вот такие прекрасные, умные, добрые и порядочные мужчины живут на Примиусье. И хочется надеяться, что не только золотом и изумрудами одарят они своих жен. Что доживут они вместе со своими половинами и до бриллиантовых, и до железных и до благодатных свадеб, на своем примере показывая нам, к чему надо стремиться и какие сокровища ценить больше всего.
Елена Мотыжева



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Статья
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 10.09.2018 в 19:05
© Copyright: Елена Мотыжева
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1