Драконы Света и Тьмы. Глава 3. Хлопоты на ферме


1

Утром первого июня, вопреки всем моим физиологическим законам, я встал в полседьмого утра. Хотя было ещё совсем рано, на улице было светло, как днём. Вчера тоже стояла хорошая погода, вспомнил я. Вот что бывает после длительного дождя.
Моё пробуждение меня удивило. Сначала я подумал, что кто-то поставил будильник, тот прозвенел, а я проснулся, когда всё стихло. Если это правда, мне оставалось лишь узнать, кто сыграл со мной такую необычную шутку.
Я обошёл весь дом. Никто ещё и не думал просыпаться. Тогда мне в душу начало закрадываться подозрение, и спустя тринадцать секунд бессловесных размышлений я пришёл к выводу, что проснулся самостоятельно.
Остальные встанут не раньше девяти, если только их не разбудить чем-нибудь вроде слишком громкого звука шагов или разговоров с самими собой вслух. Но я не собирался прокалываться на такой ерунде.
Я тишайшим образом выполнил ежедневный утренний минимум (зарядка, душ, завтрак и тому подобное), а потом направился к своей лесной вилле.
Там, конечно же, никого не было. Я зашёл в пристройку, оглядел интерьер и подумал, что чего-то не хватает. Сразу же стало ясно, чего в комнате нет – какого-нибудь предмета, на котором можно посидеть. «Непорядок!» – подумал я и перетащил туда диванчик из гостиной. Поставил его перед столом с дисплеем, который, кстати, мог вдвигаться в столешницу, и лёг на диванчик с ногами, не удосужившись хотя бы стянуть кроссовки.
Проведя в такой позе минуты две, я сел и, потыкав по дисплею, открыл анимированную карту фермы. Ничего интересного: всё обстояло так же, как и вчера.
Заверещал драконофон. Мелодия была откровенно ужасной. Я дал себе слово сразу, как только представится возможность, сменить рингтон, мысленно обругал звонившего и ответил на вызов.
– Чего надо? – Надеюсь, мой голос звучал достаточно недовольно.
– Сюрприз! – сказала Ульяна («Что?! Она уже проснулась?!»). – Увидишь его на ферме.
– Что там ещё? Опять дракон? – Меня уже ничто не могло удивить.
– В точку! В нашу славную семью скоро войдёт дракон Ветра или, как его ещё называют, Воздуха!
– О-о-ох… – сказал я и хотел было уже повесить трубку.
– Подожди, не выключай! – «Она что, читает мои мысли по телефону?!» – Это вообще-то твоя ферма, и трудиться в одиночку я не собираюсь! – Голос звучал всё более властно.
– Ладно уж, – сказал я, выключил драконофон и подавил желание швырнуть его в стену.
Потом пошёл на большую поляну.

2

Через небольшой по моим меркам промежуток времени я подходил к своей поляне, где меня дожидалось предприятие, организованное моей одноклассницей специально для меня.
Я был одет в оранжевую футболку с серыми и чёрными полосками, на которую я накинул, не застегнув, ветровку синего цвета с голубыми и лаймовыми узорами. Мои любимые джинсы лениво цеплялись за растения, которыми кишел лес, а бело-синие кроссовки сорокового размера неторопливо сминали их, купаясь в росе и пыли.
Всё в природе было прекрасно, лишь моё настроение почему-то оставляло желать лучшего, и эта мелкая деталь портила всё великолепие тихого леса, по которому я шёл. Ненавижу, когда детали изменяют общую картину в худшую сторону, и ещё сильнее не терплю, когда в этом виноват я сам. Но сейчас всё было по-другому: не я, а Ульяна сделала шаг, приведший меня к такому состоянию. И это доставляло мне удовольствие: всё-таки я не самый глупый и сумасшедший человек в азиатской части России. Как говорится, и то хлеб. Само осознание этого факта в достаточной степени меня утешало.
Итак, я подходил к поляне. Солнце, не производя шума, освещало землю, по которой я шёл, но не слепило мои немного близорукие глаза. Чистого голубого цвета небо, на котором не было облаков, казалось мне глубоким, почти бездонным морем, и в какой-то мере это было правдой.
Вообще мало где в наше время можно столкнуться с правдой, затерянной в виде пылинок в океане чего-то чёрного и отвратительно пахнущего, наверное, лжи, – в виде мерцающих пылинок, похожих на звёзды на безоблачных ночных небесах. А дневные меня сегодня порадовали: хотя бы они относятся ко мне дружелюбно…
Но всё. Конец лирического отступления. Пора и за работу.

3

Ульяна ждала меня у края поляны, как мне показалось, с излишним нетерпением.
– Ну где ты ходишь? Яйцо уже прыгает! – выпалила она, стоило мне зайти на поле.
И в самом деле, яйцо с пятью голубыми полосками, лежавшее в пне с соломой, вовсю демонстрировало атлетические способности дракона, в нём находившегося.
– Да, действительно, надо спешить! – подтвердил я и бросился к пню вместе со своей ассистенткой (хотя со стороны могло показаться, что это она мной командует).
Не успели мы добежать до одноместного инкубатора, как яйцо, подпрыгнув особенно высоко – где-то на полметра, раскололось в воздухе, и через полсекунды новый дракон и кучка скорлупы мягко приземлились в пень. Тут подоспели и мы.
Дракончик даже на мой взгляд выглядел очень мило: длиной десять сантиметров, голубого цвета, с завитками на ушах, расположенных на верхней части головы, белками глаз без кровинки, но с чёрной радужкой, с четырьмя беспалыми отростками-конечностями, чем-то напоминавшими плавники, чуть короче фаланги моего большого пальца.
Дракону явно понравился электроинкубатор, особенно подогреваемая солома, он подпрыгнул на ней, как на батуте, сделал заднее сальто, приземлился, а потом тихо, с достоинством чихнул.
– Клянусь всеми Щедрыми деревьями, этот дракон самый красивый в мире! – сказала Ульяна.
По крайней мере, раньше на её лице я не видел столь странного выражения, очевидно, символизирующего восторг пополам с восхищением. Даже при появлении первого дракона она вела себя… ну, понятнее, что ли.
– Что такое Щедрое дерево? – спросил я.
Я вообще был очень любознательным.
– Это особое дерево, дающее пять тысяч порций корма в день, – ответила Ульяна, сразу обретя серьёзность.
– Какого корма: осенники, дракорень, вкуснолист или ещё что-то? Я весь перечень не запомнил…
– Всего понемножку – по пятьсот с лишним порций.
– А жилище для Воздушного дракона готово?
Она махнула рукой куда-то в сторону.
В метре от жилища Огня находилось то, о чём я спрашивал. Закруглённые края квадрата покрывала трава, позже переходящая в камень, а в центре – в мраморные плиты. Ещё в жилище стоял мощный вентилятор, лениво вращающий свои лопасти на полутораметровой каменной стойке. Также я увидел, что оба жилища огорожены заборчиком из тонких металлических прутьев.
Ульяна перехватила мой взгляд и сказала:
– Это нужно, чтобы посетители не трогали драконов и не бросали им ничего…
– Когда ты всё это успела сделать?! – Я был поражён.
– Сегодня мне что-то не спалось, я проснулась в полпятого, – ответила она с неподражаемой улыбкой. – Двадцать порций осенников выращены и собраны, из десятка приготовлено рагу. А пока у нас есть пятьдесят пять минут, чтобы сделать кое-что…
– Что? – спросил я с неподдельным интересом.
– Ты хочешь, чтобы ферма имела успех у посетителей?
– Хочу!
– Тогда нужно проложить по ферме дорожки.
– Ты имеешь в виду… – начал я, но не договорил.
– Именно…
– Ага, – сказал я.
Я надеялся, что дороги состоят из плит. Только бы асфальт заливать не пришлось…
– Где мы достанем материал?
– Я его заказала в Д-нет-магазине… О, а вот и дорожки приехали!
На этот раз робот-транспортёр привёз пятьдесят шесть (я знаю точно: сам пересчитывал) абсолютно ровных серых каменных плит метр на метр, толщиной около двух дюймов, аккуратно разложенных на пяти тележках.
Робот приблизился к нам, я расписался за товар. Когда я вернул ручку, робот осведомился:
– Помочь с установкой?
– Да, пожалуйста, – ответила Ульяна.
Робот по одной перетаскал все плиты на нужные места, опоясав дорогой оба жилища и соединив одно из них с инкубатором, другое – с огородом, а огород – с инкубатором. Получилась удобная для ходьбы дорожка.
– Что это за камень? – спросил я, стукнув ногой по плите.
– Не драгоценный уж точно, – ответила Ульяна, и у меня начисто пропало желание спрашивать у неё что-либо ещё…
– Лучше нам пойти в наши лесные домики. – И, сказав это, она мне подмигнула.
Мы покормили драконов (Ангу был теперь на уровне 3,27, а Асси, – так мы назвали дракона Воздуха, – дорос до 2,74) и пошли ко мне в бледно-розовый домик – отдыхать.

4

Мы устроились в кирпичной пристройке. Ульяна одобрила то, что я перетащил диванчик туда, – дескать, неплохая идея.
Мы сели перед огромным экраном «Квантум дот» и стали играть в сетевые игры. Понятия не имею, где моя подружка нашла сеть, но тогда меня это не волновало: мы просто наслаждались моментом своего существования.
Через час Ульяна, дождавшись конца партии в шахматы, сказала мне:
– А ты знаешь, что на двери пристройки есть замок?
– Знаю, – ответил я. – Он совсем такой же, как и у меня в квартире в городе: снаружи открыть или закрыть – нужен ключ, изнутри – надо просто покрутить какую-то круглую штуку… не знаю, как она называется… А что, у тебя есть ключ к этому замку?
– Подойдёт ключ от твоей квартиры, – сказала она.
– А ещё кто-нибудь об этом знает?
– Нет. Только мы. – И она придвинулась поближе ко мне. – Может, на время выключим компьютер и отдохнём от него, как от работы?
– Почему бы и нет? – улыбнувшись, сказал я.
А потом достал ключи и запер дверь…

Затем мы снова играли по сети, но на этот раз в «Танки». Долго играли: в виртуальном мире солнце взошло сорок три раза к тому времени, когда я почувствовал, что хочу спать.
Танк Ульяны превратился в многотонную груду металлолома. Она взглянула на экран и тихо выговорила не очень хорошее слово. Потом посмотрела на часы и виновато произнесла:
– Извини, уже поздно, мне пора…
А я просто сказал ей:
– Пока. – И пошёл к семейной даче.

5

На следующее утро я проснулся очень поздно. Стрелки моих наручных часов, которые я забыл снять, прежде чем лечь в кровать, показывали половину одиннадцатого.
Я помнил, что прошлым вечером часа два ворочался в постели, прежде чем заснуть, и всё это время размышлял. Я осознавал, что вопросы, мелькавшие тогда в моей голове, словно насмехаясь надо мной, потому что я не мог найти на них ответы, были почти позабыты мной к утру и теперь уже смутно всплывали в моей памяти; и само воспоминание о них было противно.
Я выбросил все мысли в мусоропровод разума и уселся на кровати. Посидев в оцепенении несколько минут, я отрешился от всего земного, а потом в одно мгновение вернулся в мир смертных.
Я посмотрел на часы, глубоко вздохнул и начал поспешно одеваться.

Когда я явился на свою драконью ферму, моему взору открылась откровенно нелепая картина.
Ульяна долбила киркой скалу размером с грузовик, которую, очевидно, заказала в Д-нет-магазине: вдали я мельком увидел спину удалявшегося робота, тянущего за собой гигантскую пустую тележку. Моя одноклассница словно хотела прорубить в скале пещеру, и я искренне посочувствовал тому, что она пыталась это сделать таким несовершенным инструментом, как кирка.
Я заметил, что рядом со скалой лежали четыре железных прута в три пальца толщиной, соединённые перекладиной, большая бледная тряпка, когда-то, возможно, бывшая цвета хаки, и длинная цепь, с одной стороны прикреплённая к перекладине прутьев, а с другого конца соединённая с рычагом и катушкой для наматывания. Скажу проще: Ульяна хотела прорубить пещеру и поставить на входе в неё железные прутья, поднимаемые средневековым способом, дополнительно закрыв проход тряпкой, которую, как я думал, она планировала надеть на прутья.
Мне самому немного было понятно в этом механизме, но на траве лежали как раз перечисленные мной материалы, и хотя бы один человек знал, что с ними делать.
Я решил остановить бессмысленное занятие моего единственного ассистента, поэтому подошёл к ней и мягко сказал:
– Привет! А ты что тут делаешь? Вижу, долбишь эту гору? Не получится: она слишком крепкая; так что убери свой хлам, и давай займёмся чем-нибудь полезным.
– А я и занимаюсь полезным делом! – огрызнулась Ульяна, не прекращая работы. – У нас тут будет пещера, в которой драконы смогут размножаться.
– Ну и ну… – сказал я, явно ошеломлённый. – А драконы точно умеют это делать?
– Умеют. Но у них один пол, поэтому здесь никакой дискриминации быть не может.
– Понятно…
– Да ничего тебе не понятно! – усмехнувшись, сказала Анна Люсия Джулиания Хапскер-Хеглен, которую я продолжал звать Ульяной, а её родственники – Люси. – Никто ещё не видел, как драконы размножаются, и все более-менее образованные драконники видят смысл в том, чтобы это осталось тайной до конца света.
– Я могу тебе чем-нибудь помочь? – спросил я.
– Можешь, – ответила она. – Ты мне поможешь, если притащишь динамит и скажешь, куда его поставить.
– Хм… – Я задумался. – Что ж, если ты думаешь, что у такого человека, как я, не найдётся капельки чего-нибудь этакого, ты ошибаешься…
Я её не врал: я тайком привёз на дачу три динамитные свечи и спрятал их в надёжном месте.
– …А сказать тебе, куда следует воткнуть взрывчатку, я смогу примерно через час, – продолжал я. – Это время мне понадобится для проведения всех необходимых расчётов на компьютере в комнате с кирпичными стенами… Скажи, у тебя есть что-нибудь помощнее, чем кирка?
– Кажется, был где-то отбойный молоток… – Она устремила свой взгляд в небеса. – Но я поищу…
– Ладно, я пойду делать расчёты, – сказал я и ушёл.
В течение следующего часа я не отрывал глаз от экрана. На нём появлялись сложнейшие чертежи и формулы, похожие на какой-то шифр из латинских и греческих букв, арабских и римских цифр и знаков математических действий, запутанные системы уравнений и выкладки, вызывавшие лишь головную боль и сливавшиеся в мозгу в какую-то несусветную кашу. Но результат все мои электронные мучения всё же принесли.
Я точно указал напарнице, где следует пробурить углубления цилиндрической формы, и она взялась за отбойный молоток, который всё-таки нашла. А я отправился за динамитом.
Я вернулся через пятнадцать минут, и к этому времени углубления были готовы. Я затолкал взрывпакеты в скалу и только тогда вспомнил, что не захватил с собой спичек. Но Ульяна только рассмеялась:
– А на что тебе дракон Огня: только бензин лакать да траву жевать?
Она поднесла Ангу, уже едва помещавшегося на ладони, к фитилю, пощекотала дракончика, он дыхнул огнём, и фитиль загорелся. По-быстрому сделав то же самое с другой динамитной свечой, мы побежали прочь. Ульяна крепко прижимала к себе дракона.
У нас было только одно преимущество: мы быстро бегали, а фитиль сгорал медленно, так что мы имели запас времени в несколько секунд. Когда мы отбежали на порядочное расстояние, то в одно движение плюхнулись на землю. Ульяна накрыла дракона собой.
Мы лежали ногами к будущему взрыву. Не знаю, правильно ли мы поступали, если оценивать наше поведение с точки зрения инструкции по самозащите в случае ракетной атаки, да у нас и не было времени думать об этом.
Раздался грохот. Мы закрыли головы руками, чтобы каменные обломки, пролетавшие мимо, нас не убили. Примерно через десять секунд всё стихло.
Мы осторожно встали и пошли к скале.
Там появилась пещера. Вход можно было закрыть железными прутьями и тряпкой, внутри могли развлекаться драконы, а через дырки в потолке и стене можно было продеть цепь и поставить рычаг с катушкой. Мы так и сделали, и через каких-то пятнадцать минут у меня на ферме появилось новое законченное сооружение.
Трава вокруг, конечно, сгорела и обуглилась, но не более того. Драконы не пострадали, а это самое главное.
Я спросил:
– А сколько всё это удовольствие стоило? И сколько у меня осталось денег?
– Позавчера ты потратил шесть тысяч пятьсот десять золотых, сегодня я отдала три тысячи пятьсот двадцать на обслуживание драконов, то есть всего мы потратили десять тысяч тридцать монет, и у тебя остались девять тысяч девятьсот семьдесят. Пещера (которую мы, драконники, называем Гнездовье (а инкубатор мы тоже зовём по-старому – Ясли)) стоит пятнадцать тысяч, но на этой неделе в магазине акция, поэтому с нас потребовали десять тысяч. Я отдала все твои деньги и ещё один рубин, потому что тридцати монет недоставало.
– Ладно, я понимаю, что ты старалась помочь мне… А дороги ты на какие шиши купила?
– На свои; будешь должен!
– Хм… И сколько это будет в цифрах?
– Пятьдесят шесть плит умножить на пятьдесят Д-монет… В общем, две тысячи восемьсот золотых Федерации драконников или девятнадцать тысяч восемьсот двадцать рублей по сегодняшнему курсу.
– Где мне достать столько денег?
– Запустить на ферму посетителей. Я в одну минуту сумею организовать рекламную кампанию в Сети…
– А как ты русские деньги поменяешь на монеты драконников? – не унимался я.
– У нас есть пункты обмена валюты. Я туда езжу каждый день, чтобы обменять свой заработок. Теперь буду ездить и с твоими финансами.
– Идёт!
– Тогда я, пожалуй, приглашу посетителей…

6

Мы пересчитали мой сегодняшний заработок. Если мы хотели накопить на все удобства для фермы, нам важно было завоевать популярность у посетителей – наших главных и, если честно, единственных спонсоров.
Денег в сундуках около драконьих жилищ оказалось не то чтобы очень много, но примерно на это количество мы и рассчитывали. Всё-таки двадцать тысяч восемьсот восемьдесят рублей за день работы при двух маленьких драконов – не такая уж и незначительная сумма.
Ульяна быстро подсчитала, что я заработал две тысячи девятьсот тридцать пять золотых, укатила куда-то, через полчаса вернулась и отсыпала мне сто тридцать пять сверкающих в лучах заката металлических круглешков.
– Твоя доля, – сказала она и не смогла скрыть усмешку.
– Спасибо, – ответил я.
Потом мы посадили осенники, покормили драконов, вплотную приблизив их к четвёртому уровню, и я пошёл к месту обитания моей семьи: не хотелось расстраивать родственников своим исчезновением даже на одну ночь.
Всё-таки я был ответственным человеком – в разумных пределах, конечно.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 09.09.2018 в 08:38
© Copyright: Данил Кузнецов
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1