Литературная критика и реклама







ЛИТЕРАТУРНАЯ КРИТИКА И РЕКЛАМА

_____________________________________________________________


Рекламируют чаще всего печатные издания, это прерогатива книжных магазинов и интерент-магазинов. Дело, в общем, полезное. Считается, что имя писателю создают критики. Так было по крайней мере, на Западе и в США – безусловно, не знаю уж как там в Китае…

В СССР примерно также, толстых и менее толстых журналов и газет было достаточно, критика чаще ориентировалась на идеологию и политику государства, хотя это и не обязательно, но в любом случае коммерческой рекламы и критики «на заказ», по сути , не было. (Это для тех, кто и поныне сетует на отсутствие
в Союзе гражданских свобод).

С середины шестидесятых прошло уже полвека, но сотни новых ярких имен в русской литературе так и не появилось, и тому были объективные причины. Поэты, конечно, рождались, но с середины 90-х на сцену вышел перформанс, как прощальный поклон и отрыжка постмодерна минувшего «железного века», что ж, всему свое время. Тиражи литературных журналов снизились раз в сто, то есть спрос как всегда определяет предложение
и наоборот. Многое в нашей жизни постепенно переместилось в Интернет, литературный процесс
(это такое название) тоже. Литературный процесс – нечто вроде общественного транспорта – хочешь, не хочешь,
а ехать – приходится. Сам по себе этот «процесс» ничего не определяет.

Новые технологии тоже внесли свою лепту, для писателя компьютер неплохой помощник,
но и версификаторов, и графоманов стало в разы больше.
«Если написано печатными буквами», как говорил один мой знакомый в 70-х, значит… да, и если на телеэкране «засветился» тоже значит… Когда-то и машинописная страница вызывала некоторое почтение – это не имеет отношения к собственно литературе, но вызывала…

Литературный сайт, – это нечто среднее между ЛИТО и стенгазетой, архивом, библиотекой и отчасти рекламой готовой продукции, причем продукции неважно какого качества. Отдельные порталы, претендующие на звание элитных, Вавилон и другие – мертвы или не очень жизнеспособны. Свобода имеет и свои отрицательные стороны – вседозволенность и как следствие снижения уровня мастерства, а «закрытые общества» никак не гарантируют наличия этого самого мастерства – здесь бессилен любой административный ресурс.

Россия снова входит в «золотой век», дай-то бог, как говорится… Поэзия (литература и искусство) не существуют сами по себе – каков мир, такова и литература, и все остальное. История повторяется и через поколение, то есть лет через двадцать мы уже едва ли увидим и услышим ужимки клоунов и визг психопатов на сцене, телеэкране и в Интернете.

В середине 60-х еще недавно «послевоенный мир» пришел в себя, базовые потребности людей
в крове, хлебе насущном и даже в зрелищах были удовлетворены. Начался некий «игровой период»
как нельзя более подходящий для глобального, экстенсивного (развивающегося в ширину) капитализма
также игрового, как и его финансовая система ставшая по сути виртуальной. «Игры в литературу»
не только не прекратились, но становились нормой – в 70-е для всего западного мира, с середины
80-х и для России, тогда еще советской.

Крутых американцев, Фолкнера, Хемингуэя, уже не стало, постепенно уходили или заканчивали
свой век русские советские писатели и поэты-фронтовики, «шестидесятники», хотя и занимали
весьма прочные позиции, уступали место русско-советскому постмодерну семидесятых.
Бывшая советская литература действительно становилась «бывшей» и, казалось, умеренный
футуризм Сосноры и Вознесенского, феерии братьев Стругацких, новый критический реализм
пусть Астафьева или Распутина, исторические экскурсы Валентина Пикуля как бы завершили
советский период в литературе, а вместе с ним и классицистический в целом художественный
метод соцреализма. Форма – это не обязательно текст и его стилистика, –
содержание, направленность литературного произведения – тоже форма, независимо от лексики
и стиля автора. Однако воздвигать памятник классицизму в литературе было бы несколько...
...преждевременно.

Любое произведение искусство реалистично по своей сути – Ван Гог и Моне, Заболоцкий или Рахманинов –
все они и иже с ними суть Великие реалисты. Лучшие образцы живописи, музыки, поэзии и художественной прозы, пусть и не вписываясь в рамки школьной программы, становятся классикой в мире искусства, а возврата к собственно «классицизму» может и не быть – границы восприятия мира у современного человека достаточно расширены по сравнению с веком минувшим.

К сожалению изобилие СМИ и тем более свободный доступ в Сеть Интернет способствует формированию шаблонного мышления, «Vox Populi», коллективного сознания толпы. Но и в XIX веке печатная продукция и пресса, пропаганда, реклама и театральные подмостки выполняли точно такую же роль, будучи сориентированы в первую очередь на самые незатейливые эмоции зрителей и наиболее вульгарную их интерпретацию. Никто ведь не читал Бальзака «в метро», как, впрочем, не читают и сейчас…

Что можно назвать рекламой? Да все, что угодно – от объявления у двери на лестницу, до ценника
в магазинчике нижнего белья. Реклама в равной степени необходима литературному ширпотребу,
и произведениям мастеров. Но делается это по разному. Понятно, что монография известного  всем литературоведа и навязчивое описание несуществующих достоинств какого-нибудь очередного,
так сказать, «бренда», это не совсем одно и тоже.


.    .    .    .    .    .    .


.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 31
Опубликовано: 03.09.2018 в 01:23
© Copyright: Олег Павловский
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1