Бог огня


Бог огня
Он проснулся утром, хотя там, где он проснулся, понятие «утро» было очень относительным, и в этот же день понял, что мира, в привычном для него понимании, больше нет.
Первое, что натолкнуло Михаила на эту мысль, была потерянная связь с командным центром. Сначала он подумал, что это просто неполадки в системе, после обещанного метеоритного дождя, но всё было в порядке. Электроника была исправна, всё работало в автономном режиме. Почему нет связи, пока было непонятно. И только когда он увидел в иллюминаторе землю, то неизвестность потихоньку стала исчезать. Привычная картина голубой планеты с очертанием материков сменилась на серо-грязную дымку, которая, казалось, покрыла всю землю.
«Что-то произошло», — подумал Михаил, всматриваясь в увиденное.
Попытки связаться с центром управления орбитальной станции были безрезультатны, гробовая тишина в эфире, не то чтоб обескураживала, а хуже – вселяла страх.
«Что-то произошло очень страшное», — прошептал Михаил и ещё раз взглянул в иллюминатор орбитальной станции «Мир». И надо же было отправить спасательную посадочную капсулу накануне злополучного утра на Землю. Напарник получил сильное обморожение правой руки при выходе в открытый космос, кусочек метеорита повредил обшивку скафандра. А доставка запасного экстренного модуля эвакуации планировалась только через неделю.
«А что же теперь? — пытался рассуждать Михаил. – Что мы имеем: связи нет, система жизнеобеспечения позволит жить полгода, это для четверых астронавтов значит два года неизвестности, для одного… – я сума сойду в этой тишине…»
С трудом поборов эмоции, Михаил продолжил выполнять инструкции по внештатной ситуации – одно только «но»: там не было прописано, что делать в случае исчезновения связи с Землёй. Неожиданно в голову пришла идея воспользоваться спутниковой связью. Он спешно поплыл по фюзеляжу станции в комнату отдыха. Сеть отсутствовала, но в уголке дисплея телефона светилась иконка видео сообщения. Михаил оторопел от неожиданности увиденного.
«Привет, милый, я думаю, это видео войдет в историю… — произнесла супруга Михаила – и было видно, как она вышла из комнаты на балкон. Качество изображения оставляло желать лучшего, но всё же было понятно, что происходит. – Смотри, милый, такое явление бывает раз в тысячу лет, не пойму только, зачем надо её взрывать, если она пройдет рядом?» — говорила женщина, при этом не переставая снимать комету. – О, Господи! — её рука неожиданно вздрогнула. На видео произошел взрыв, комета разлетелась на два огромных куска. – Она летит на нас! — кричала женщина. – Господи! — дрожащей рукой женщина снимала происходящее. – Этого не может быть: она не должна была упасть на нас. Они же говорили всё рассчитано на 99,9%, Господи, она летит на нас!» – истошно завопила женщина.
Громкий звук раздался в динамике телефона, словно что-то взорвалось, женщина выронила телефон из рук, и тот упал на пол. Изображения не было, шел только звуковой сигнал. Последующая видеозапись длилась минут тридцать. Периодически слышались взрывы, вой сирены, какие-то отдаленные крики, какой-то непонятный шум, а за полминуты до конца видеосъемки экран посветлел, сменив черный свет на белый, и всё… сигнал оборвался.
Руки задрожали и выронили телефон, он медленно поплыл по комнате отдыха. Михаил хотел закричать, но от отчаянья он только беззвучно открыл рот и заплакал. Потом ещё раз посмотрел видеозапись, ещё и ещё раз, пока сознание, не желавшее принимать неизбежную реальность, не смирилось с произошедшим.
«Как же так, они не собирались её взрывать, — прошептал он. – Почему?..»
Он знал про комету и знал, что она пройдет в минимальном коридоре безопасности, они же сами делали расчеты скорости кометы L6. И никто не сомневался, что столкновения не будет. А взрыв кометы была крайняя мера.
И что теперь? Михаил подплыл к иллюминатору и посмотрел на серо-грязную дымку окутавшую Землю.
«Вот он и пришел – Армагеддон… конец света», — произнес он и закрыл глаза.
Прошло полгода ожидания возле иллюминатора, ожидания каких-либо признаков жизни на некогда родной ему планете. Но ничего не поменялось: всё та же серо-грязная дымка застилала всю планету Земля.
Плана не было, инструкций на такую внештатную ситуацию тоже не было. Единственное, что успокаивало астронавта, что по истечении срока службы бортового компьютера, он направит станцию на один из космодромов Земли. И то – в случае, если его бортовой компьютер не перезагрузят. И это немного радовало Михаила.
«Хоть похоронен буду в земле», — усмехнувшись, подумал он.
А через пару дней Михаилу пришла в голову одна идея, немного авантюрная, но всё же это было лучше, чем глупо ждать своей смерти в космосе. Целью экспедиции была проверка спецоборудования, пробных сонных модулей для длительных космических экспедиций. Но в реальных условиях эту технику не успели проверить. Тем не менее, Михаил рискнул и лег в один из таких модулей, запрограммировав срок сна на 136 лет 42 дня 63 минуты и 5 секунд. По его расчетам, к тому времени орбитальная станция должна уже приземлиться на Землю.
Вечером того дня – хотя там, где Михаил был, понятие «вечер» было очень относительным – он включил модуль и уснул на 136 лет 42 дня и 63 минуты.
* * *
— Ала-кида-ма, — закричал кто-то.
И Михаил даже подпрыгнул от неожиданности, ударившись головой о стекло модуля.
— Уда-уда, — кричал незнакомец, одетый в шкуру животного, при этом направляя на астронавта заточенную палку.
— Я человек, — попытался что-то сказать Михаил.
— Уда-ан-уда, — ещё агрессивнее прокричал незнакомец и попытался проткнуть Михаила.
— Вы чё творите, придурки, я астронавт.
Михаил попытался объяснить, кто он, но видя, как реагируют чужаки, потянулся за камнем, лежащим рядом.
— Уда-ян-уда, — закричал кто-то сзади – и Михаил потерял сознание.
Его ударили по голове, затем, обвязав руки и ноги вокруг палки кожаными веревками, туземцы поволокли свою добычу в племя.
Пришел в себя Михаил от обжигающего спину тепла. Он был привязан к бревну над костром. Что бы ни говорил, и как бы ни кричал в тот вечер русский астронавт, его участь всё равно бы не изменилась. А когда всё закончилось, вождь этого племени подошел к пепелищу и, взяв в руки горсть пепла, прокричал:
— Уда-ян-уда-гад-ба, — а затем развеял пепел по ветру, при этом обратив свой взгляд на серо-грязное небо, словно прося о чем-то.
А дальше начался какой-то обряд с подобием танца сопровождающийся выкриками всего племени.
На следующие утро главный у аборигенов, используя полученные трофеи от астронавта, постарался запечатлеть все произошедшее, как он думал, великие для племени события. Куском метала он высек на скале сначала то несчастье, что произошло в великой долине богов, когда детская колыбель бога огня упала на землю и как бог огня разгневался из-за этого, обрушив свои огненные копья на землю; а потом – как его племя нашло ребенка божества и выполнило ритуал возвращения ребенка в великую долину богов и то, что в награду на следующее утро, радуясь, бог огня сначала заплакал, а потом подарил им теплый свет и прозрачное синее небо вместо привычной серо-грязной пелены небосвода. И это получился самый длинный рисунок за всю историю нового племени планеты Земля.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Фантастика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 28.08.2018 в 16:17
© Copyright: Сергей Лысков
Просмотреть профиль автора






Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1